Генерал Марков: Не будем ничего желать себе, нам ничего не надо кроме одного — Да здравствует Россия!

В канун нового 1918-го года генерал Марков пришел в помещение батареи юнкеров, где, не имея первое время определённого назначения, бывал часто, уделяя молодёжи много внимания, завоевав в её среде любовь и уважение.

При первом знакомстве Сергей Леонидович заметил:

— Мне особенно приятно вас здесь видеть—юнкеров двух артиллерийских училищ, честью которых я всегда дорожил. Константиновское я окончил, в Михайловском я преподавал.

Позже он читал им лекцию о патриотизме: о прошлом России и положении нынешнем, о том, как во все времена лучшие люди во имя спасения Родины жертвовали своими жизнями.

Приготовления к встрече праздника были ещё не закончены. Заметив смущение юнкеров, Марков ободрил их:

—Не смущайтесь! Я могу быть полезным и при накрывании стола.

Первый тост генерал поднял за гибнущую Родину, за Императора, за Добровольческую армию, которая принесет всем освобождение. Этим тостом Сергей Леонидович предложил закончить официальную часть. Затем за глинтвейном началась общая беседа, в ходе которой он высказал свою наболевшую мысль, что в этот черный период русской истории Россия не достойна еще иметь Царя, но когда наступит мир, он не может себе представить Родину республикой. После юнкера грянули бодрое: «Братья, все в одно моленье души Русские сольем»…

—Сегодня для многих из нас это последняя застольная беседа. Многих из собравшихся здесь не будет между нами к следующей встрече. Вот почему не будем ничего желать себе, нам ничего не надо кроме одного: Да здравствует Россия!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Неприязнь к православной Империи: Говоря о «советском гуманизме», не надо забывать об убийстве Царской Семьи 

С начала 60-х годов прошлого века в США усилился интерес к судьбе Царской Семьи и появился целый ряд книг, большая часть из них имела фантастическое содержание. В этих работах поражает — острая неприязнь к Романовым, несмотря на дружественную политику и моральную поддержку, которую русские цари оказывали США. Никакой неприязни в этой массе книг не было по отношению к Гогенцоллернам, Габсбургам, ведших войны против США. Такая неприязнь к Императорской России достигла крайнего парадокса в Первую Мировую войну. Американские банки давали займы Англии и Франции при условии, чтобы эти кредиты ни в коем случае не попали их союзнику — России, которая в это время напрягала все свои силы и истекала кровью, притягивая на свои фронты более половины германских, австро-венгерских и турецких армий. Об этом писал русский генерал А.Д. Нечволодов* в своей книге «Николай II и евреи», об этом с огорчением вспоминал А. Солженицын в беседе с британским ВВС в 1979 году, подчеркивая, что и до наших дней в Соединенных Штатах существует давняя традиция говорить о России только плохое.

Но остановиться я хочу на двух книгах, на «Белых книгах о России»: это «Последние дни Романовых» Роберта Вилтона и книге профессора П. Пагануцци «Правда об убийстве Царской Семьи», изданных в Свято-Троицком монастыре, в г. Джорданвилле, 1981 г.

Роберт Вилтон в книге «Последние дни Романовых» считал немцев главными виновниками октябрьской революции. В 1917 году Германия послала Ленина с бандой революционеров, чтобы овладеть Россией, пишет он. Красное правительство, составленное из людей, выбранных в Берлине, стало у власти, но они были только вассалами. Граф Мирбах являлся в Москве правителем, перед которым апостолы Карла Маркса гнули свои колени. К группе революционеров из Германии присоединились сотни марксистов из Чикаго и «свита» агитаторов Троцкого из восточного квартала Нью-Йорка.

Таким образом, немцы при помощи Ленина, Свердлова и их «соратников из Чикаго и Нью-Йорка» создали красное чудовище, которое начало огнем и мечем выжигать и разорять Русскую Землю.

Вилтон утверждает, что поначалу в большевистском режиме доминировал не Ленин (Ульянов), («косоглазый, картавый, лысый сифилитик» так охарактеризовал вождя русский писатель И.А. Бунин в «Воспоминаниях», Париж, 1950, с.240), а Свердлов (Розенфельд) — председатель ВЦИКа и один из организаторов Чрезвычайки. Он и его мастера заплечных дел: Белобородов, Войков, Голощекин, Сафаров, Сыромолотов, Юровский и др. несут непосредственную ответственность за Екатеринбургское злодеяние.

По Вилтону, в те трагические дни красная инквизиция была обязана давать отчет в своих деяниях графу Мирбаху, заявившему: «Если нужно будет, мы не только революцию, но и чуму в Россию пошлем». А теперь обратимся к книге П.Н. Пагануцци, наиболее полном и объективном исследовании гибели Царской Семьи. В ней использованы и систематизированы все факты, касающиеся этой трагической истории, приведены документы из зарубежных источников от материалов «Предварительного Следствия…» следователя по особо важным делам Н.А. Соколова до писем офицера Генерального штаба, разработавшего план Луцкого (Брусиловского) наступления, командовавшего Сибирской Добровольческой Армией генерала М.К. Дитерихса. На скромной могиле Соколова на французском кладбище поставлен и сохранился до наших дней крест с надписью: «Правда Твоя — Правда вовеки».

…В Екатеринбурге Царская Семья была помещена Шаей Голощекиным в «дом особого назначения» и окружена поначалу русскими тюремщиками. (Дом Ипатьева, где в подвале располагался архив компартии, просуществовал до осени 1977 г.). Это были грубые, криминального вида пьяницы, подонки, каких только революция могла выбросить на поверхность. Они запрещали Царским Детям петь в заключении церковные песнопения, смотреть в окна. По окнам тюремщики стреляли.

Внутреннюю охрану дома несли десять чекистов из «омадьяреных» немцев (австрийцев). «Домом особого назначения» заправляли Голощекин, Юровский и Белобородов с революционно-криминальными биографиями.
Вот краткие характеристики им от П. Пагануцци: Шая Голощекин, 42 лет, дантист из Витебска. Просидел шесть лет в тюрьме, а после переворота стал военным комиссаром Екатеренбурга. Бурцев, хорошо знавший Шаю, так его охарактеризовал: «Палач, жестокий,с чертами дегенерации»; А. Белобородов, 27 лет, помощник цехового конторщика. Просидел в тюрьме, в Перми шесть лет, где познакомился со Свердловым. После переворота становится «председателем» областного Совдепа и вором по совместительству, пешка Войкова и Голощекина; Яков Юровских, часовщик, 40 лет. Очень плохо о Янкеле отзывались его же родственники. Брат Лейба: «Он любит угнетать людей как деспот и эксплуататор»…

Вопрос об убийстве Царской Семьи был решен в Москве. Летом 1918 года Гутман (Ган) писал: «Нужно было убить так, чтобы произошло в провинции и было выполнено местной властью, якобы без санкции центральной власти». Как только вопрос об убийстве Царской Семьи Свердловым, Зиновьевым, Лениным и Троцким был решен, приступили к разработке его исполнения. Голощекин предлагал расстрелять за городом; Белобородов советовал инсценировать похищение; Войков выдвинул план расстрела у реки… Был принят план убийства в подвале дома Ипатьева, где Юровский приводит его в исполнение, а Войков потом как химик уничтожает тела… В подвале кроме Царской Семьи были расстреляны люди, оставшиеся до конца верными Государю и испытавшие чашу мучения с ним до конца: доктор Боткин, горничная Демидова, лакей Трупп, повар Харитонов.

В ходе следствия в комнатах и подвальном помещении дома Ипатьева, где было совершено преступление, кроме нецензурных надписей охраны были обнаружены кабалистические надписи. Значение этих надписей выражается: «Здесь по приказу тайных сил царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сем извещаются все народы».

В подвале дома Ипатьева были расстреляны дети: Алексей Николаевич, 1904 года рождения; Великие Княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия.

Но зверствами в Екатеринбурге большевики не удовлетворились. В ночь на 18 июля 1918 года под Алапаевском были расстреляны: Великая Княгиня Елизавета Фёдоровна, Великий Князь Сергей Михайлович; князья Иоанн Константинович, Константин Константинович (младший), Игорь Константинович, Ф.С. Ремез, управляющий делами великого князя Сергея Михайловича и сестра Марфо-Мариинской обители Варвара (Яковлева), князь Владимир Павлович Палей.

Спустя полгода, 30 января 1919-го, в числе ещё трёх Великих князей, буквально ни за что — лишь за причастность «к лицам бывшей императорской своры» — в Петропавловской крепости по приговору ВЧК (Зиновьева) был расстреляны Великие Князья Павел Александрович, Николай Михайлович, Дмитрий Константинович…

Чудовищными преступлениями большевистский режим показал свой звериный оскал. Хотя трудно сравнивать свирепых большевиков, особенно чекистов, с дикими зверями. Редкий зверь нападает и убивает без причины. Большевики уничтожили без суда и следствия, без причин детей семьи Романовых.

Некоторые и сегодня, находясь в экстазе празднования «столетия переворота», злодеяния большевиков, превзошедших самых кровожадных упырей, называют «советским гуманизмом», забывая об убийстве детей Царской Семьи…

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

КАК НИКОЛАЙ ГУМИЛЁВ ПРИНЯЛ ВЕСТЬ О ГИБЕЛИ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

Прежний ад нам показался раем,
К дьяволу мы в слуги нанялись,
Потому что мы не отличаем
Зла от блага и от бездны высь…
Н.Гумилёв, фрагмент черновой строфы стихотворения «Слово», 1917 год.

ИРИНА КУНИНА (1900—2003), из воспоминаний «Моя гумилёвская весна»

«Мы пересекали Садовую наискось по трамвайным рельсам, по которым трамваи шли редко, появляясь неизвестно откуда. Внезапно на нас налетел оголтело орущий мальчишка-газетчик. Слов мы не разобрали, и только когда он заорал, вторично промчавшись мимо нас, расслышали: «Убийство Царской Семьи в Екатеринбурге!»

Сознание не сразу воспринимает смысл. Мы стоим, кажется, даже без мыслей, долго ли — не знаю, на нас нашел столбняк. Потом — это было первое движение, одно на двоих — Гумилёв рванулся и бросился за газетчиком, схватил его за рукав, вырвал из его рук страничку экстренного выпуска, не уплатив, — я испуганно следила за его движеньями, — вернулся, прислонился ко мне, точно нуждаясь в опоре. Подлинно, он был бел, и казалось — еле стоял на ногах.

Раскрывал он этот листок — одну вдвое сложенную страничку — вечность, ясно вижу её и сегодня. Буквы были огромные. Гумилев опустил левую руку с газетой, медленно, проникновенно перекрестился, и только погодя, сдавленным голосом сказал: «Царствие Им небесное. Никогда им этого не прощу». <…> Кому им? <…> Конечно, большевикам.
На календаре было 17 июля 1918 года».

Ирина ОДОЕВЦЕВА
(1895—1990),
из книги «На берегах Невы»:

«Гражданского мужества у Гумилёва было больше, чем требуется. Не меньше, чем легкомыслия. Однажды на вечере поэзии у балтфлотцев, читая свои африканские стихи, он особенно громко и отчётливо проскандировал:

Я бельгийский ему подарил пистолет
И портрет моего Государя.

По залу прокатился протестующий ропот. Несколько матросов вскочило. Гумилёв продолжал читать спокойно и громко, будто не замечая, не удостаивая вниманием возмущённых слушателей. Кончив стихотворение, он скрестил руки на груди и спокойно обвёл зал своими косыми глазами, ожидая аплодисментов.

Гумилёв ждал и смотрел на матросов, матросы смотрели на него.
И аплодисменты вдруг прорвались, загремели, загрохотали.
Всем стало ясно: Гумилёв победил. Так ему здесь ещё никогда не аплодировали.

— А была минута, мне даже страшно стало, — рассказывал он, возвращаясь со мной с вечера. — Ведь мог же какой-нибудь товарищ-матрос, «краса и гордость красного флота», вынуть свой небельгийский пистолет и пальнуть в меня, как палил в «портрет моего Государя». И, заметьте, без всяких для себя неприятных последствий. В революционном порыве, так сказать».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Интересно: История легендарной русской тройки 

Литературные источники свидетельствуют о том, что русская тройка, в качестве конной упряжки, появилась примерно в XVIII-м веке. Ранее в России в упряжку ставили либо одну лошадь, либо несколько, запрягая их гуськом.

В начале XVIII-го века сначала появилась парная упряжка («на отлет»), а затем и троечная запряжка в ряд. Поначалу такая тройка была довольно редким явлением, но со временем приобрела широкую популярность, на ней, в частности, стали возить нарочную почту. Уже во второй половине XVIII-го века, почтовая служба значительно уменьшила сроки доставки корреспонденции, используя силу, выносливость и скорость русской тройки. Она могла перевозить больше грузов и проезжать в труднопроходимых местах по извечно плохим русским дорогам.

В последней трети XVIII-го века – начале XIX-го на тройке стали перевозить не только почту и грузы, но и пассажиров. Она получила официальный статус почтового, курьерского и пассажирского перевозчика. Запрягалась тройка в телегу, кибитку, тарантас и сани, изредка в возок, но никогда не использовалась для запряжки в карету.

В первой половине девятнадцатого века русская тройка приобрела такую широкую популярность, что превратилась в своеобразный символ России. Вспомним хотя бы безсмертные строки из «Мертвых душ» Н. В. Гоголя о «птице-тройке». С ней сравнивали удаль, широту и размах русской души. Иностранцы восхищались ездой на тройке, признавая, что нет более лихой и быстрой езды.

С появлением в XIX-м веке железных дорог и их быстрым развитием, ездовые упряжки, и в частности тройка, постепенно начали утрачивать свою лидирующую роль в почтовых и пассажирских перевозках. Она сохранилась в основном в сельской местности, использовалась на свадьбах и массовых мероприятиях.

Начиная с двадцатого века русская тройка используется только в качестве экзотических видов развлечения для катания на разных гуляниях, выставках, ярмарках, а также в виде гоночных упряжек на различного вида конных состязаниях.

Такова краткая история русской тройки. Рассказывая об ее устройстве, надо сказать, что они были очень индивидуальными. Ничего похожего в других странах никогда не было.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Виктор Правдюк: «ХХ век — век истребления русского народа»  (ВИДЕО)

Меня зовут Виктор Сергеевич Правдюк. Я человек уже достаточно старый, и многие десятилетий я занимался фильмами об истории и судьбе русского народа. И, к сожалению, это до сих пор самая главная моя тема. Потому что двадцатый век – это век истребления русского народа — моего народа. И, совершенно очевидно, что этот век принес нам неисчислимые страдания. Но вот сейчас, когда, как бы, все события, начиная с 17-го года, отмечают свой столетний юбилей – и перевороты, и бунты, и гражданская война, и террор. Пожалуй, надо бы задуматься нам всем – а что же самое страшное было в тех событиях 17-го и 18-го годов? Кровь, террор, уничтожение русской элиты. Но все это как бы поправимо, потому что народ может быть восстановлен в своей силе, элита может быть выращена, а вот то, что исчезло тогда – пожалуй, уже восстановить нам в ближайшее время не удастся.

А самое главное, тогда у нас украдено было русское государство. Потому что наши Императоры из династии Романовых, особенно Государи девятнадцатого века, и последний государь Николай Александрович, всегда очень настойчиво утверждали и в своих речах в Думе, о том, что Россия, господа, это государство русского народа, в котором живут и другие народы. Вот, у нашего народа в результате событий 17 и 18 годов — было украдено русское государство. И до сих пор нет и не известно – будет ли оно когда-либо. А народ, лишившийся своего государства – конечно же, слабеет. Потому что он себя ощущает уже не на своей земле. Он чувствует, что он — зависимый народ, в то время как он был государствообразующим и владел этим государством. И не случайно именно русский человек шел из центральных областей к Тихому океану, шел на север к северному полюсу и на юг. Вот, осознание этого должно сегодня, на мой взгляд, совершить переворот в сознании русского человека. Потому что нас, мало того, что скоро будет меньше ста миллионов, и уже турки достигли девяноста пяти миллионов. Мы лишены своих средств массовой информации, у нас нет своего театра, своих журналов, своих газет. И тем самым мы как бы не объединённый народ. А не объединенный народ — он теряет свои силы не по дням, а по часам. И если так будет продолжаться, потому что это ужасные слова, которые сейчас скажу, но мы превратимся в народ-реликт, который спокойно доживает свое время – сколько ему там осталось – 50, 60, 70 лет. Потому что народы-реликты – это те народы, которые когда-то были сильными, мощными, владели своим государством, большим количеством земли, богатствами. Потом постепенно все это теряли, и превращались… Вот, например, на Севере есть Ханты-Мансийский округ. Ханты и манты — это народы реликты. Когда-то они были великими гуннами, воевали под стенами Вены, брали Рим. А потом постепенно уменьшались в количестве, силе, и отступали на север.

Виктор Правдюк: "ХХ век - век истребления русского народа"  (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

И сейчас они реликтовые народы. Вот, я очень боюсь, что процесс, который сейчас происходит с русским народом – это очень похоже на превращение в реликт. И поэтому, я уверен, что, если мы сейчас не начнем бояться этого процесса, если мы не поймем, что русские должны объединяться не только в Храме. Чтобы избыть вот это уничтожение и тягаловщину двадцатого века. Чтобы снова стать народом государствообразующим. Чтобы стать народом, который по прогнозу Менделеева, должен был уже к середине двадцатого века быть самым мощным и самым великим народом на земле. Этого не случилось, не произошло. Можно проанализировать, что и как происходило.

Дело в том, что Россия стояла накануне блестящей победы в очень важной и нужной войне, которую она называла Великой Отечественной, Вторая Великая Отечественная. И в двух шагах от победы ее затормозили. Черви съели эту победу.

Как говорил Черчилль, потому что совершенно очевидно, что летом 17 года Германия потерпела бы поражение на восточном фронте. Тем самым, мировая война закончилась бы на год раньше. Об этом предупреждал германский генеральный штаб, между прочим. И немцы твердо знали, что не выдержат они войну 17-го года на восточном фронте. И вот представьте себе – политикой озаботились генералы немецкого генерального штаба. И это они предложили переправить к нам Ленина в Россию вместе с его интернациональной бандой. Вместе с тем, общество, которое было у нас – оно тоже мало было способно для того, чтобы одержать блестящую победу.

Я вот приведу только один пример. 1892 год. Государь Император Александр Третий. Один из, может быть, самых выдающихся государственных деятелей Российской Империи. Совершенно выдающийся Государь. Государь, обеспечивший невероятный подъем, продолжение реформ, строительство железных дорог. Невероятный подъем добычи нефти. Уголь увеличился. В общем, промышленная держава появилась на карте новая – Российская Империя.

Это все заслуга Александра Третьего, который оболган (он и «пьяница», хотя он никогда не пил водки, например). До сих пор наши историки заявляют, что он «умер от пьянства». Это полная чушь, ложь и клевета.

И вот, 1892 год — в Петербургском университете проходит собрание профессоров и нескольких старост студенческих. И повестка этого собрания – «подавать ли руку профессору Дмитрию Ивановичу Менделееву?». Сейчас мы уже не помним даже фамилии тех профессоров, которые обсуждали эту «острую проблему». Но, имя великого ученого Дмитрия Ивановича Менделеева забыть совершенно невозможно, потому что он один из самых великих русских ученых, и, может быть, следом за Ломоносовым, и является неким символом именно русской науки.

И вот профессоры… А почему они это обсуждали? Потому что Дмитрий Иванович был государственный человек. Он поддерживал монархию, Государя Александра Третьего, он видел в этом возможность позитивного развития. И действительно, когда мы сейчас с вами перепрыгнем в 17 год и совершенно очевидно, что монархия еще как бы не дошла до своего естественного конца. Она еще очень много могла бы сделать для нашего отечества. Была программа всеобщего образования среднего. Она должна была закончиться, невзирая на войну, в 1922 году. Была программа строительства метро — уже в царской России. Были проекты Днепрогэс, и многие другие, электрификация. Все это было то, что из-под сукна достали и начали, как бы осуществлять немецкий план электрификации. На самом деле императорская Россия сделала бы это и быстрее и лучше и без жертв. Потому что то строительство, которое началось после полной разрухи, велось с огромными жертвами. И каналы на костях, и Магнитогорск на костях. Все это вырубало русский народ под корень, не говоря уже о крестьянстве. И, вот поэтому, сегодня мы должны просто осознать, что с нами произошло. А произошло просто истребление русского народа, истребление русской государственности, и появление на месте этом совершенно сомнительных ценностей. И совершенно очевидно, что большевизм, который будто бы заместил Российскую Империю – был абсолютно преступной государственностью. Вот, перенесемся сейчас в Германию. 45-й год, Германия вся в развалинах – она дымится, горит. Главные немецкие города лежат в полной разрухе, и один из крупнейших немецких философов и юристов Карл Ясперс формулирует то, что произошло с Германией. Он называет нацистский режим «преступной государственностью». Вот я убежден, что когда мы поймем, что большевизм был гораздо в большей степени «преступной государственностью», государственностью, направленной против своего собственного народа – тогда, может быть, у нас начнется и продвижение, и постижение своей судьбы.

Ведь давайте сразу скажем. Русский народ — это очень несчастный народ в двадцатом веке. Но как можно называть народ, который вначале строит свои величественные Храмы, пишет блестящие мирового уровня иконы, а потом это разрушает, взрывает, рубит топором, сжигает на кострах. Чтобы сейчас в конце двадцатого и начале двадцать первого века заново строить те же Храмы. Ведь мы не задумываемся, но это же ужас. Построить, разрушить, потом рвать волосы на себе — и строить то же самое снова. Но и так далее. Разве мы не несчастный народ с вами.

Вот в свете или во тьме того, что я сказал – я думаю, что, пока есть силы, мы будем делать то, чтобы объяснить, что снами произошло. И, поэтому, сейчас выходят диски наших старых новых фильмов. И в них мы пытаемся все-таки до сегодняшнего зрителя до сегодняшнего человека думающего, размышляющего принести вот эти совершенно очевидные мысли: что произошло с русским народом в двадцатом веке. Об этом мы говорим в наших трех фильмах. «Беспредел», «Бессмысленный и беспощадный», как раз к террору 18 года, которому будет сто лет. И «Смерть Николая Ежова». Еще есть у нас фильм, он в девяти частях. Он называется «Ночь, улица, террор». И, конечно, одно из самых главных событий, к которому мы должны подойти, понимая, что это такое, что это самое страшное преступление в нашей жизни. Страшнее его не было и, наверное, уже никогда не будет. Это убийство в ночь на 17 июля Царской семьи. Убийство Государя Императора, Государыни Императрицы, Наследника Цесаревича, четырех Великих Княжон, и людей, которые не бросили их, не оставили. Мы попытались об этом рассказать в серии коротких фильмов «Отречение», «500 дней» (это столько дней жила царская семья после ухода государя императора с политической арены, вернее – насильственного ухода).

И фильм «Покаяние»– это то, чего нам всем сегодня не хватает. И, мне кажется, что чем больше русских людей поймут, что мы потеряли в ночь на 17 июля, тем больше у нас надежд будет на свет и выход из туннеля.

Стенограмма сайта «Русская Стратегия»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Над нами довлеет заклятие: Л.Е. Болотин о ритуальных убийствах и духовно-мистических причинах Февральской революции 

Прежде прочтения подготовленного выступления, хочу дать свой комментарий по вопросам наших слушателей к предыдущим ораторам о причинах революций. Относительно конкретных причин помраченного сознания народных масс России в ходе революций, о котором сейчас говорили ведущий нашей конференции Василий-Вадимович Бойко-Великий, историк Андрей Анатольевич Борисюк, доктор исторических наук, профессор Владимир Михайлович Лавров, надо указывать на целую сумму факторов, породивших известные причины. Тут, конечно, надо учитывать тягу транснационального финансового капитала к мiровой власти, к мiровому господству, руководители которого специальными средствами и приемами добивалисьпрорех в нашем национальном сознании и самосознании…

Говоря о Февральской революции, назвал бы такой важный, на мой взгляд, религиозно-мистический, духовно-психологический фактор, как ритуальное убийство Рождественским Постом Царского друга Г. Е. Распутина-Нового – в самый канун 1917 года. И говоря о ритуальном характере того преступления, я не хочу ваше сознание повергать в мрачную сторону данного вопроса. Предлагаю духовно посмотреть на то, как такое убийство близкого к Царской Семье человека, дорогого для Царской Семьи человека (как бы кто-то из нас ни относился к его личности – положительно или отрицательно), как оно повлияло на сознание петроградского народонаселения. Одни люди, православные – с нормальным правосознанием – впали в ступор, когда беззаконие было совершено. У них была сломлена воля к сопротивлению силам хаоса, силам распада и бунта, которые рушили их уклад жизни. Была и другая – гораздо меньшая, но пассионарная и просто криминальная часть населения. В условиях ступора нормального правосознания большинства такая категория лиц проявила уже такую публичную разнузданность, вседозволенность и безнаказанность, которые в нормальных социально-психологических условиях были просто немыслимы.

К сожалению, такая безнаказанность была духовно-нравственно «оправдана» даже в позиции ряда Членов Императорской Фамилии. Защищая Великого Князя Дмитрия Павловича – соучастника изуверного убийства Г. Е. Распутина-Нового, к Государю с воззванием обратились 19 Членов Императорской Фамилии, в том числе и Преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Феодоровна. Они взывали, чтобы преступник не понес полного уголовного наказания, а был помилован. По Законам Российской Империи, если амнистируется или частично милуется один из соучастников преступления снижением наказания, то и другие соучастники не могут понести большего наказания, чем то, которое присуждено помилованному. Таковая справедливость присутствовала в уголовном праве Российской Империи.

В данном же случае, если бы в путях Монаршей Милости был хотя бы частично оправдан Великий Князь Дмитрий Павлович, то все остальные соучастники убийства – Лазоверт, Пуришкевич, Юсупов и другие понесли бы смягченное наказание за жесточайшее убийство!

Копии этого безумного обращения к Государю, декларирующего безнаказанность, предательски распространялись среди великосветской публики Петрограда, которая демонстративно устроила целое «паломничество» в Исаакиевский и Казанский соборы к иконам Великомученика Димитрия Солунского – небесного покровителя Великого Князя Дмитрия Павловича. В своей повседневности далекие от православной религиозности люди ставили свечки и заказывали молебны Солунскому Святому.

Простой народ Петрограда тогда был в шоке: в газетах были опубликованы фотографии изуродованного тела Г.Е.Распутина-Нового. Правый бок Мученика был прободен некой «шпорой». Помимо многочисленных пулевых отверстий, резаные раны были на левом боку и на спине, какими-то орудиями было изуродовано лицо. Область правого уха и виска была размозжена, видимо, для сокрытия специфического характера предшествующих ран в данной зоне.

Над нами довлеет заклятие: Л.Е. Болотин о ритуальных убийствах и духовно-мистических причинах Февральской революции  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В известных «признаниях» – в дневнике В. М. Пуришкевича и в мемуарах князя Ф. Ф. Юсупова, как известно, ничего не говорилось о применении при убийстве колющих и режущих орудий, и только Юсупов сообщал, что бил по голове Г. Е. Распутина-Нового гирькой на цепи.

Одно то, что для расследования убийства Царского Друга Государь и Государыня пригласили выдающегося судебного медика профессора Дмитрия Петровича Косоротова, свидетельствует о том, что для Царя и Царицы был совершенно ясен изуверный, религиозно-мистический характер убийства Г. Е. Распутина-Нового. Ведь Д. П. Косоротов в 1911–1913 годах уже привлекался к расследованию ритуального убийства киевского отрока Андрюши Ющинского, а правый висок Андрюши Ющинского подвергался медиком-криминалистом особенно детальному изучению.

В.В. Бойко-Великий: Леонид Евгеньевич, надо сказать, что суд присяжных признал ритуальность убийства Андрея Ющинского. Это не все знают… Суд не признал виновным Бейлиса, голоса разделились ровно пополам, но факт ритуального характера – целенаправленного прижизненного вытачивания крови из мальчика – судом был признан однозначно.

Л. Е. Болотин: Безусловно так! Но все-таки в юридических документах, в законах не существует термина «ритуальное убийство». Оно является, в общем-то, предметом общественного и религиозного сознания и самосознания.

И в ходе самой Февральской революции ритуал человеческого жертвоприношения силам ада, начатый в Юсуповском Дворце, был завершен глумлением над телом Г. Е. Распутина-Нового с 7 Марта и его сожжением 10–11 Марта 1917 года, полным уничтожением останков Мученика [i]. Новый магический акт кремации, о котором широковещательно сообщила пресса 11 Марта, утверждал в общественном сознании «право» на убийственное беззаконие и безнаказанность. Как раз в те же дни в свободной прессе «свободной России» было объявлено и об аресте всей Царской Семьи, включая больных Детей.

Несмотря на требование к Временному правительству некоторых крестьянских сходов землячеств Петрограда дорасследовать убийство сибирского крестьянина Г. Е. Распутина-Нового и наказать высокопоставленных преступников, революционные власти демонстративно «закрыли» дело об убийстве сожжением главной улики. Данный фактор также самым мощным образом воздействовал на православное народное сознание, повергая его в апатию и лишая воли к сопротивлению силам державного разрушения, воли к освобождению незаконно арестованной Царской Семьи.

Всякое религиозно-мистическое человеческое жертвоприношение ставит своей целью высвобождению из ада легионов демонов, которые в сердцах одних сеют сковывающий ужас, а души других побуждают к беззаконию. Без понимания и объяснения таких главных духовных целей ритуальных убийств, о ритуальных убийствах лучше и не рассуждать вовсе. В первую очередь ритуальные убийства узнаются по плодам, которые они приносят, и только духовное, церковное противоборство им и полное юридическое расследование связывают такие демонические стихии.

В случае с убийством Г. Е. Распутина-Нового Синодальные Иерархи полностью промолчали, а действие правоохранителей по расследованию было прекращено, что и создало почву для успеха Февральской революции.

Духовная проблема заключается в том, что цареубийство – тоже ритуальное – наложило уже на сознание не только населения Петрограда, но всего народа России магическое заклятие. Именно в атмосфере, созданной убийством Царской Семьи, сразу же – в Августе-Сентябре 1918 года были созданы условия для безграничного разгула красного террора, почти не встретившего сколько-нибудь заметного сопротивления в народе: люди почти безропотно шли на чекистский жертвенный убой!

И до сих пор от магического заклятия цареубийства освободиться очень сложно. Такой демонический акт позволяет православным и другим народам России существовать под заклятием, но социально-психологическое сознание и самосознание работают неадекватно. То есть общественное сознание разделено, как в орехе сердцевина разделена всякими перепонками. Наше сознание постепенно, постепенно отходит.

За 100 лет прошло не меньше 5 поколений, рожденных уже после цареубийства, но наследный грех попущения цареубийства всё ещё довлеет над нами, над нашими детьми и внуками… Почему теперь надо говорить не только о ритуальном характере цареубийства, но говорить о его целях: подвергнуть сознание наше, наших предков ближних и дальних к такому разрушению ритуального заклятия. И конечно, наше покаяние должно заключаться не в том, чтобы ловить каких-то ритуальщиков в нашей действительности, а в том, чтобы именно осознать и покаянно ПЕРЕМЕНИТЬ свое сознание.

А отвергая факт ритуального цареубийства, утверждая, что тогда было совершено просто политическое убийство, мы смысловые перегородки, перепонки в наших головах оставляем.

Такова, на мой взгляд, одна из ключевых духовных причин Февральской революции и безграничного красного террора ЧК в годы гражданской войны. Есть целый ряд и других факторов, но основной духовно-мистический фактор такой!

Над нами довлеет заклятие: Л.Е. Болотин о ритуальных убийствах и духовно-мистических причинах Февральской революции  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Россия – православная страна, её враги боролись против Православного Самодержавия – против религиозного фундамента нашей Державы-Катехона, естественно, они использовали свои религиозно-мистические приемы.

[i] Фомин С. В. Наказание правдой. Григорий Распутин: расследование. Т. 1. М.: Форум, 2007; Фомин С. В. «Судья же мне Господь!» Григорий Распутин: расследование». Т. 4. М.: Форум, 2010; Фомин С.В. «Весь ветром подбит». Образ Г.Е.Распутина в фотографиях и произведениях искусства. М., 2015; Живой журнал С.В.Фомина «Царский Друг», 2001–2018: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/ ; ГА РФ. Ф. 3143. Оп. 1. Д. 1; Ростковский Ф. Я. Дневник для записывания… 1917-й: революция глазами отставного генерала. М., 2001. С. 95–96; Мещанинов М. Ю. Серафимовский лазарет-убежище А. А. Вырубовой в Царском Селе. Правда о месте погребения Григория Распутина. 2-е изд., исп. и доп. СПб.: Царское Дело, 2006.

Леонид Евгеньевич Болотин, историк, публицист, общественный деятель
Из выступления на Научном историческом собрании (конференции)
в Екатеринбурге «Мученический Подвиг Царской Семьи» 14 июля 2018 года

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

МЫ ДОЛЖНЫ СДЕЛАТЬ ВСЕ ВОЗМОЖНОЕ, ЧТОБЫ ОЧИСТИТЬ ОТ КЛЕВЕТЫ ВСЕ РУССКОЕ, СВЯТОЕ (СТАРЕЦ НИКОЛАЙ ГУРЬЯНОВ О ГРИГОРИИ РАСПУТИНЕ) (ВИДЕО)

Многих исцелил Господь по молитвам раба Божьего Григория. Много добра сделал этот удивительный человек. Только вот мы не можем никак избавиться от той шелухи, которую нанесли злые языки на его светлый образ. Почему же до сих пор духи злобы поднебесной продолжают клеветать на праведника Божьего?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вспомнить о том, что Григорий Распутин был простым русским мужиком.

Его святая дружба с Царем и Царицей, со всей Царственной Семьей, была примером беззаветной любви к Богу и Его Помазаннику для простых русских людей. Это, прежде всего, был еще и союз народа с Православным Батюшкой Царем.

«Главной причиной травли Распутина была его верность Императору Николаю II и Императрице Александре Фёдоровне. В этом он отличался от подавляющего большинства русского общества, дословно соблюдая присягу на верность Царю, которая гласила :«Клянусь честно нелицемерно служить своему Природному Государю Императору Николаю Алесандровичу не жалея живота своего». Григорий Распутин так и поступал. Он не заботился вопросом, будет ли это к его личной пользе или нанесет вред. « Я готов умереть за моих дорогих Царей» -, не раз говорил он. И это не была ни поза, ни пустая болтовня — он доказал это17(30) декабря 1916 года.»

,,Московские Ведомости» выпуск N 8 стр. 43

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
http://russkajaimperia.ru
#РусскаяИмперия

АМЕРИКАНСКИЕ КОРНИ СОВЕТСКИХ КОЛХОЗОВ

Американский социальный антрополог Джеймс Скотт доказывает, что советская коллективизация 1930-х имела корни в американской индустриализации сельского хозяйства.В начале ХХ века в США появляются хозяйства с десятками тысяч га, основанные на наёмном, а не фермерском труде.

Глядя на эти хозяйства, большевики тоже захотели устроить у себя «фабрики зерна». Первые зерновые совхозы в СССР на сотнях тысяч га в 1928-30 годах сделали американцы. Агрономы из США Джонсон и Езекиэл писали: «Коллективизация стоит в порядке дня истории и экономики. С политической стороны мелкий фермер или крестьянин является тормозом прогресса. Русские первыми ясно поняли это и приспособились к исторической необходимости».

Джеймс Скотт — живой социальный антрополог, профессор Йельского университета, где с начала 1990-х руководит специальной программой аграрных исследований. Он давно исследует взаимосвязь аграрных практик и типа государств. Скотт одним из первых ввёл в оборот название специальности «экономический антрополог». Блог Толкователя в статье «Выращивание зерна вызвало к жизни государство» приводил исследование Скотта о том, что «Зерновые культуры в наибольшей степени способствуют концентрации производства, сбору налогов, хранению и нормированию. Формирование государств становится возможным только тогда, когда в пищевом рационе преобладают несколько одомашненных зерновых культур».

Одна из самых известных книг Скотта «Благими намерениями государства». Мы приводим из неё в ознакомительных целях отрывок, в котором рассказывается, как советская коллективизация 1930-х имела в технологическом плане американское происхождение.

«Высокий накал энтузиазма в связи с применением индустриальных методов в сельском хозяйстве в Соединённых Штатах наблюдался примерно с 1910 года по конец 1930-х годов. Основными носителями этого энтузиазма были молодые специалисты, сельскохозяйственные инженеры, находившиеся под влиянием тех или иных течений их прародительской дисциплины, промышленной инженерии, а более конкретно — под влиянием доктрины Фредерика Тейлора, проповедующего повременное изучение движений. Они пересмотрели понятие сельского хозяйства как «фабрики продовольствия и волокна».
Тейлоровские принципы научной оценки физического труда, имеющие целью свести его к простым, повторяющимся операциям, которым мог бы быстро научиться даже неграмотный рабочий, могли достаточно хорошо работать в условиях фабрики, но их применение к разнообразным и изменяющимся требованиям сельского хозяйства было сомнительно. Поэтому сельскохозяйственные инженеры и обратились к тем сторонам хозяйственной деятельности, которые было легче стандартизировать. Они пытались более рационально расположить корпуса ферм, стандартизировать механизмы и инструменты и обеспечить механизацию обработки основных культур.

Профессиональное чутьё сельскохозяйственных инженеров привело их к попытке скопировать, насколько это было возможно, черты современной фабрики. Это побудило их настаивать на увеличении масштабов типичного хозяйства, так, чтобы оно могло вести массовое производство стандартной сельскохозяйственной продукции, механизировать свои операции и таким образом, как предполагалось, значительно уменьшить стоимость единицы продукции.

Модернистское доверие к внушительным масштабам, централизации производства, стандартизированной массовой продукции и механизации определяло собой всё в ведущем секторе промышленности, и верилось, что те же принципы сработают не хуже и в сельском хозяйстве. Много сил пришлось приложить, чтобы проверить это убеждение на практике. Возможно, самым смелым оказалось хозяйство Томаса Кемпбелла в штате Монтана, начатое в 1918 году. Оно было индустриальным в нескольких аспектах. Акции хозяйства были проданы с помощью проспектов акционерного общества, описывающего предприятие как «индустриальное чудо», 2 млн. долларов с населения помог собрать финансист Дж.П.Морган.

Корпорация сельского хозяйства штата Монтана была гигантским хозяйством по производству пшеницы, занимавшим 95 тыс. акров земли (около 40 тыс. га — БТ), большая часть которой арендовалась у четырёх местных индейских племён. Несмотря на частную инвестицию, предприятие никогда не получило бы землю без помощи и субсидий от Министерства внутренних дел и от Министерства сельского хозяйства США.

Объявив, что ведение сельского хозяйства приблизительно на 90% является инженерным делом и только на 10% — самим сельским хозяйством, Кемпбелл приступил к стандартизации как можно большего количества операций. Он выращивал пшеницу и лён, две выносливые культуры, нуждающиеся только в небольшом уходе между посадкой и урожаем. В первый год Кемпбелл купил 33 трактора, 40 сноповязалок, 10 молотилок, 4 комбайна и 100 вагонов, большую часть года в хозяйстве работали приблизительно 50 человек, а в страду он нанимал 200 человек.
Американцы конструируют советские колхозы

В 1930 году Мордехай Езекиэл и Шерман Джонсон в 1930 году выдвинули идею «национальной корпорации сельского хозяйства», которая объединит все фермы. Корпорация должна была стать объединённой и централизованной по вертикали и была бы «способна развозить сельскохозяйственное сырьё по всем индивидуальным хозяйствам страны, устанавливать цели производства и нормы, распределять машины, рабочую силу и капиталовложения и перевозить продукцию хозяйств из одного региона в другой для обработки и использования». Обладая поразительным подобием индустриальному миру, этот организационный план предлагал своего рода гигантскую конвейерную ленту.

Джонсон и Езекиэл писали: «Коллективизация стоит в порядке дня истории и экономики. С политической стороны мелкий фермер или крестьянин является тормозом прогресса. Формально он так же отошёл в прошлое, как и механики-кустари, которые когда-то собирали автомобили вручную в небольших деревянных сараях. Русские первыми ясно поняли это и приспособились к исторической необходимости».
За этими восхищенными ссылками на Россию было определённо меньше политической идеологии, чем разделяемой веры в высокий модернизм. Эта вера была укреплена ещё кое-чем по заказу высокомодернистской обменной программы. Очень многие российские агрономы и инженеры приехали в США, которые они считали Меккой индустриального сельского хозяйства. Их образовательное путешествие по американскому сельскому хозяйству почти всегда включало посещение Корпорации Кемпбелла сельского хозяйства штата Монтана и М.Л.Уилсона, который в 1928 году возглавлял факультет сельскохозяйственной экономики в государственном университете штата Монтана и позже стал высокопоставленным чиновником в Министерстве сельского хозяйства при Генри Уоллесе. Русские были так восхищены хозяйством Кемпбелла, что обещали дать ему 1 миллион акров земли (400 тыс. га — БТ), если он приедет в Советский Союз и продемонстрирует свои методы ведения сельского хозяйства.

Не менее оживлённым было движение и в обратном направлении. Советский Союз нанимал американских техников и инженеров для оказания помощи в разработке различных отраслей советского индустриального производства, включая производство тракторов и другой сельскохозяйственной техники. К 1927 году Советский Союз закупил 27 тысяч американских тракторов. Многие из американских визитеров, как Езекиэл, восхищались советскими совхозами, которые к 1930 году создавали впечатление, что крупномасштабная коллективизация сельского хозяйства возможна. Американцев впечатляли не только значительные размеры совхозов, но также и тот факт, что технические специалисты — агрономы, экономисты, инженеры, статистики — казалось, развивали российское производство по рациональным и эгалитарным направлениям. Обвал Западной рыночной экономики в 1930 году укрепил привлекательность советского эксперимента. Гости, проехавшие по разным направлениям Россию, вернулись в свою страну, полагая, что видели будущее.
Как доказывают историки Дебора Фицджеральд и Льюис Файер, привлекательность, которую имела коллективизация для американских сельскохозяйственных модернистов, имела мало общего с марксистской верой или привлекательности самой советской жизни. «Это происходило потому, что советская идея выращивать пшеницу в индустриальных масштабах и индустриальным способом была родственна американским предложениям о том, какое направление следует выбрать американскому сельскому хозяйству», — писали они. Советская коллективизация предоставила этим американским наблюдателям огромный демонстрационный проект, лишенный политических неудобств со стороны американских учреждений.

То есть американцы рассматривали гигантские советские хозяйства как огромные экспериментальные станции, с помощью которых американцы могли испытать большинство своих радикальных идей увеличения сельскохозяйственного производства и, в особенности, производства пшеницы. Многие стороны дела, о которых им хотелось узнать больше, просто не могли быть опробованы в Америке, частично потому, что это стоило бы слишком дорого, частично потому, что у них не было в распоряжении подходящего большого фермерского участка, а частично потому, что многие фермеры и хозяйства были бы обеспокоены смыслом этого экспериментирования. Надежда была на то, что советский эксперимент будет значить для американской индустриальной агрономии приблизительно то же, что значил проект управления ресурсами долины Теннеси для американского регионального планирования: испытательный полигон и возможная модель для выбора.

Хотя Кемпбелл не принял советское предложение создать обширное демонстрационное хозяйство, другие сделали это. М.Л.Уилсону, Гаролду Уэйру ( который имел большой опыт работы в Советском Союзе) и Ги Риджину было предложено спланировать огромное механизированное хозяйство, специализирующегося на пшенице и располагающегося приблизительно на 500 тыс. акрах (200 тыс. га — БТ) целинной земли. Уилсон писал своему другу, что это было бы самое большое механизированное хозяйство по производству пшеницы в мире. Они распланировали всё расположение хозяйства, применение рабочей силы, потребность в машинах, севооборот и жёстко регламентированный план работы в гостиничном номере Чикаго за две недели в 1928 году.
Гигантский совхоз, который они основали около Ростова-на-Дону, на расстоянии тысячи миль к югу от Москвы, содержал 375 тыс. акров (150 тыс. га — БТ) земли, которые должны были быть засеяны пшеницей.

Коллективизация как «высокий модернизм»

Если движение к сплошной коллективизации непосредственно вдохновлялось стремлением партии захватить землю и посеянные на ней сельскохозяйственные культуры раз и навсегда, то это намерение было пропущено через линзы высокого модернизма. Хотя большевики могли расходиться во мнениях относительно способов достижения этого, они действительно были уверены, что точно знают, как в результате должно выглядеть сельское хозяйство, их понимание было настолько же зримым, насколько оно было научным.

Современное сельское хозяйство должно быть крупномасштабным, чем больше, тем лучше, оно должно быть высоко механизированным и управляться в соответствии с научными тейлористскими принципами. Самое главное, земледельцы должны походить на высококвалифицированный и дисциплинированный пролетариат, а никак не на крестьянство. Сталин сам, ещё до практических неудач, дискредитировавших веру в гигантские проекты, одобрял коллективные хозяйства («фабрики зерна») площадью от 125 тыс. до 250 тыс. акров, как в описанной ранее американской системе.»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Российская трагедия ХХ в. Уроки истории. 1917 год.

Прошло ровно сто лет со времени тех событий в истории российского государства, которые коренным образом изменили жизнь не только народов, населявших Российскую империю, но и дальнейший ход мировой истории. Последствия этих событий ощутимы и в настоящее время. Речь идет о революционных процессах 1917 г., которые начались в феврале, после свержения с престола св. императора Николая II и закончились в октябре так называемой «Великой Октябрьской социалистической революцией», как именовала ее советская историография, а по сути – переворотом, который окончательно ввергнул страну в омут Гражданской войны, разрухи, голода, массовых репрессий, гибели миллионов людей и в конечном итоге поставил русскую государственность на грань уничтожения. Для Православной Церкви этот период стал временем мученичества за Христа.

Возникает закономерный вопрос: Почему произошли эти кровавые события в Российской империи – православном государстве, которое, несмотря на участие в Мировой войне находилось в экономическом плане в довольно стабильном состоянии? В 1916 г.- начале 1917 г. ни в Петрограде, ни в Москве не существовало ни одной серьезной организации способной организовать революцию. Даже лидер партии большевиков В.Ленин, находившийся в то время в эмиграции, 9 января 1917 г., за месяц до Февральского переворота писал: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции». Чтобы ответить на этот вопрос необходимо проанализировать внутриполитическое положение в государстве и духовное состояние российского общества, которое сложилось к началу XX века – «заглянуть вглубь веков» и вскрыть те глубинные процессы, которые привели Россию к катастрофе.

Русская, славянская цивилизация имеет свою самобытную историю, культуру и развитие, которое существенно отличается от европейской, германо-романской цивилизации. Кроме того, большинство славянских народов исповедуют православие, а германо-романские народы – католицизм или протестантизм. Как отмечал великий русский ученый Н.Я.Данилевский в своей работе «Россия и Европа» всякие насильственные способы передачи цивилизации крайне губительны для народа, которому пытаются передать чужую цивилизацию. Во времена царствования Петра I произошла насильственная прививка западной цивилизации на русскую почву. Россия в начале XVIII века переживала переломный исторический период, в ходе которого по западному образцу реформировалась армия, строился флот, в считанные годы была возведена новая столица государства город Санкт-Петербург. На западноевропейский манер перестраивалась культура и быт высшего слоя русского общества, начиная от костюма, языка и заканчивая верой и мировоззрением.

Творец реформ царь Петр I хотя и получил старомосковское образование, однако оно не было лишено западных влияний. В юности он завел знакомства в Немецкой слободе, где проживали иностранцы. В конечном итоге ему стала чужда любовь русского народа к земным поклонам, долгим молитвам, возжиганию свечей перед иконами, колокольному звону. Царь не придавал особого значения постам и позволял себе шутовские забавы, которые воспринимались благочестивыми людьми как кощунство. Его воспитатель Никита Зотов, возведенный в шутовской сан «князя-папы» в пьяной пирушке на потеху царю раздавал «благословения» двумя накрест сложенными чубуками. Вызывало недоумение и пристрастие Петра к табаку.

В период реформ произошло также кардинальное изменение государственного строя России. До этого времени русские цари воспринимали свою власть как власть, врученную им самим Богом. Такое понимание налагало на монарха огромную ответственность за свое служение. Так же, исходя из религиозных представлений, сформировалось и отношение русского народа к власти. Кроме этого, для московского самодержавия были характерны: теснейшая связь с Церковью, поскольку государство признавало над собой как высший закон христианскую веру, и единение царя с народом в управлении государством, что проявлялось в созыве Земских соборов, в праве подавать государю челобитные и местном самоуправлении. Во времена Петра самодержавная монархия была разрушена, а ее место занял западный абсолютизм, родившийся в борьбе против Церкви. Царь Петр I принял титул императора, и хотя назывался «самодержавным», но заимствовал западный стиль правления. С этого времени, как замечает прот. Олег Митров, правитель перестает смотреть на свою власть как на власть, данную ему самим Богом, исчезают Земские соборы, уничтожается местное самоуправление, а народ лишается древнего права «бить челом государю». Так начался развал русской государственности. Кроме того, Петр I отменил закон о престолонаследии, согласно которому наследником царского престола становился старший по рождению сын. По новому указу монарх приобрел право сам назначать себе преемника. Однако Петр I умер, не успев воспользоваться принятым им законом, и страна погрузилась в чреду дворцовых переворотов проходивших с 1725 по 1801 гг., в результате которых зачастую к власти приходили иноземцы или временщики, грабившие русский народ. Один светлейший князь и сподвижник ПетраIАлександр Меншиков украл сумму, превышающую годовой бюджет страны. Закон о престолонаследии был восстановлен только императором Павлом I.

Среди преобразований Петра I особенно разрушительной по своим последствиям была церковная реформа. В 1700 г. умер патриарх Адриан и вместо нового патриарха в 1721 г. по западному образцу учредили Духовную коллегию, которая должна была заменить и высшую власть Священных Соборов и единоличное предстоятельство Церкви патриархом. Однако при молитвенном возглашении в храме латинское слово «коллегиум» в сочетании со словом «святейший» звучало несообразно, поэтому остановились на греческом слове «синод». Так возник Святейший Правительствующий Синод во главе с обер-прокурором, который был светским человеком и государственным чиновником, а в истории Русской Православной Церкви начался Синодальный период, длившийся вплоть до 1917 г.Русская Церковь стала составной частью государственного аппарата, утратив былую независимость от светской власти.

В петровской реформе коренятся причины многих недугов, омрачавших церковную жизнь двух последующих столетий.Так, во времена правления Анны Иоанновны (1730-1740) при временщике Бироне были осуждены, лишены архиерейства, претерпели избиения и допросы, а затем заключены в различные монастыри под надзор: архиепископ Лев (Юрлов), архиепископ Варлаам (Вонатович), архиепископ Феофилакт (Лопатинский) митрополит Георгий (Дашков), митрополит Игнатий (Смола) и еще многие из архиереев были уволены со своих кафедр по подозрению в нелояльности к государственной власти. А при Екатерине II (1762-1796) произошла секуляризация (т.е. передача в государственную казну) церковных земель и закрытие большей части монастырей. Эти меры проводились под предлогом лучшего устроения церковных дел и государственной пользы. На деле же эта реформа не только влекла за собой разорение церковной жизни, но и не принесла большой выгоды государственной казне, так как значительная часть отобранных у Церкви имений была роздана фаворитам императрицы. За права Церкви вступился священномученик Арсений (Мацеевич), митрополит Ростовский, за что был лишен архиерейства и монашества, а затем заточен в тюрьму, где и умер. Перечисленные выше события происходили не где-нибудь, а в православном государстве и задолго до большевистских репрессий над Церковью.

Таким образом, по мнению прот. Владислава Цыпина, с петровскими реформами в Россию вошла западная культура, что привело к расколу между высшим слоем общества и простым народом, который традиционно хранил верность Православной Церкви и заветам своих предков. Быт, набожность и религиозно-нравственные идеалы народа остались незатронутыми, в то время как стиль жизни, нравы и взгляды дворянской верхушки стремительно менялись. Крепкую приверженность старине простой народ засвидетельствовал и своим отвращением к курению табака и тем, что не принял немецкого платья и брадобрития. Простые люди строго соблюдали посты, посещали храм, благоговели перед святыней потому, что свое христианское воспитание получали исключительно в храме.

Высшее общество, при грубом небрежении к религиозному образованию, подвергшееся интенсивному воздействию Запада, не сумело сохранить преданности православной вере. Европейская культура усваивалась вначале поверхностно, заключалось это только в заимствовании костюма, моды и правил этикета. В первой половине XVIII в. вольнодумство не представляло собой целостной системы взглядов, а выражалось в основном в нравственной распущенности. Со второй половины XVIII в. верхушка дворянства стала ближе знакомиться с европейской, особенно французской, культурой. При царском дворе стали говорить по-французски. Богатые помещики отдавали своих детей на воспитание гувернерам-иностранцам, которые внушали им презрение к родному языку, истории и православной вере. Юноши из самых знатных фамилий для получения образования и европейского «просвещения» уезжали за границу, особенно в Париж, где славой пользовался рационалист и скептик Вольтер, а в Европе распространялся атеизм. Таким образом, в Россию стали проникать идеи энциклопедистов и масонов, которыми увлеклось полуобразованное русское дворянство, что привело к скептическому пренебрежению религией и нормами христианской нравственности. Даже императрица Екатерина II состояла в переписке с Вольтером, Дидро и Даламбером. Супружеская верность была предметом насмешек, над ней потешались, считая ее проявлением отсталости, а проповедников христианской нравственности клеймили как мракобесов и ханжей. Знаменитому писателю и апологету Фонвизину не удалось напечатать перевода книги о бытии Божием, так как этому препятствовал не кто-нибудь, а обер-прокурор Синода Чебышев, который впоследствии послужил прототипом для комедии «Бригадир».

Отечественная война 1812 г. наглядным образом показала русскому обществу плоды европейского «просвещения», когда французские офицеры и солдаты варварски оскверняли православные храмы, превращая их в конюшни и бойни, глумились над святынями, грабили и насиловали мирное население. Бедствия, перенесенные в Отечественной войне, вызвали перемены в настроениях представителей значительной части высшего общества. Однако, оторванные от основных начал русской жизни, забывшие о родной вере они нередко обращались не к святым отцам Православной Церкви и подвижникам благочестия за разрешением жизненных вопросов, а к книгам западных мистиков и религиозных философов. В обстановке мистической одержимости плодились различные тайные общества и масонские ложи в годы либерального правления императора Александра I (1801-1825), воспитанного в западном духе. В масонской ложе состоял его родной брат великий князь Константин. Масоном был и обер-прокурор Синода князь А.Н.Голицын. В обществе того времени сложилась своеобразная поговорка: Да кто нынче не масон?! В конечном итоге такое положение привело к восстанию декабристов в 1825 г.на Сенатской площади в Санкт-Петербурге, стремившихся изменить государственный строй России. Однако не пришло еще их время.

До реформ 1860-х гг. в религиозно-нравственной жизни простого народа не происходило существенных изменений. Однако реформы поколебали устойчивый крестьянский быт. Всеобщая воинская повинность, введенная военной реформой, пролетаризация деревенской бедноты, усилившаяся после отмены крепостного права, переселение разорившихся крестьян в города вырывали людей из привычного уклада жизни. В это время стали открываться земские начальные школы для крестьянских детей, в которых учителями не всегда были люди православных убеждений. Новые жизненные обстоятельства явились для многих соблазном, вели к религиозной теплохладности, а иногда и к потере веры, умножились случаи отпадения в сектанство. Серьезную тревогу вызывало распространение пьянства, вначале среди городской бедноты, а затем и в деревне. На спаивании народа наживались в основном жадные к деньгам лица нехристианского вероисповедания, принадлежавшие, по словам Христа Спасителя к «роду лукавому и прелюбодейному» (Мф.12.39).

Появились различные революционные кружки, а революционные идеи стали будоражить умы студенческой молодежи. В среде молодой российской интеллигенции родились теории «нового человечества», «новой жизни», в которых переплетались модные западные социалистические утопии и православная эсхатология. Постоянно апеллируя к науке, к данным естественнонаучных опытов, к необходимости привести человека в естественное для него состояние согласия с природой и физиологией эти теории были формой религии без Бога. Вместо Бога они призывали служить Человеку. Руководством для разночинной интеллигенции стал роман Н.Г.Чернышевского «Что делать?», в котором целью общественного и человеческого развития объявлялось построение утопического Хрустального дворца – Царства Божия на земле. Эта цель дала последующей чреде поколений русских революционеров своеобразное освобождение от норм христианских заповедей. Цель оправдывала средства. Только тот, кто входил в революционную партию мог считаться по-настоящему образованным, заслуживающим доверия членом общества. Остальные считались чужими, отсталыми людьми, подлежащими обращению или обличению. Такими заведомо были те, для кого Христианство являлось смыслом жизни.

Разночинцы – выходцы из духовного сословия, мелкого и среднего чиновничества, обедневшего дворянства, мещан – явились во многом нежеланным для правящего класса плодом цивилизации. Государству нужны были образованные и исполнительные служащие, технический персонал, но совсем не нужны и даже опасны были чиновники, имеющие собственное мнение о жизни и своем в ней месте. Представители разночинной интеллигенции, появившись на поверхности общественной жизни вначале 1860-х гг., остро ощущали свою социальную ущербность. Чернышевский и Добролюбов прибыли в столицу в юном возрасте людьми искренне и глубоко религиозными, православными по убеждению и воспитанию. Они стремились приступить к деятельности на благо человечества и воплотить в своих делах высокий христианский идеал, ожидая, что в центре православной империи найдут поддержку своим стремлениям. Вместо этого они увидели, что никто вокруг не горел желанием осуществлять христианские принципы в своей жизни. Евангельские идеалы, как им виделось, были никому в господствующем сословии не нужны. Не имея настоящего христианского смирения и осознания в полной мере предупреждений Христа Спасителя, что «в мире будете иметь скорбь» (Ин. 16. 33), не выдержав искушений, они пришли к мнению, что в номинально христианской империи религия является всего лишь неким социальным явлением, пригодным разве что для идеологического влияния на подданных. Так происходил духовный кризис у людей, стремившихся спасать окружающий их мир, позабыв о собственном спасении, искоренение гордыни и страстей. В конечном итоге вслед за своими западными учителями они пришли к мнению, что достижение «небесных» идеалов возможно только на земле и с помощью сугубо «земных» средств.

Появились революционеры, которые в поиске средств для построения земного рая дошли до крайности – терроризма – убийства царствующих особ и высокопоставленных государственных деятелей. Не случайно великий русский писатель Ф.М.Достоевский в своем романе назвал их «бесами». От рук террористов 1 марта 1881 г. погиб император Александр II, несколько покушений было и на императора Александра III, затем бомбы полетели в министров, генерал-губернаторов, сенаторов. При этом убивали самых талантливых, преданных России и монархии сановников, таких как великий князь Сергей Александрович и председатель Совета министров П.А.Столыпин. Над Россией взошла кровавая заря.

Протоиерей Михаил Носко, кандидат богословия

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Митрополит Иоанн Снычев «Одоление смуты»

Русская идея существует в неизменной своей нравственной высоте и притягательности уже многие столетия. Она, по милости Божией, пережила века, смуты и войны, революции и «перестройки» и не нуждается ни в замене, ни в поправках, ибо имеет в своем основании абсолютную праведность Закона Божиего и Его святых заповедей.Эта благодатная опора русской жизни: личной и общественной, семейной и государственной — сегодня ничуть не менее прочна, чем во времена св. Димитрия Донского или патриарха Гермогена. Нужно лишь духовно «вернуться» в настоящую, непридуманную, историческую Россию, опереться на незыблемое основание православного мировоззрения — и будет найдена точка опоры, позволяющая очистить нашу сегодняшнюю жизнь от бесовщины и нечисти богоборчества и русоненавистничества»».

Митрополит Иоанн Снычев «Одоление смуты», сс. 39-40

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЧТО ЗА ЛЮДИ КОММУНИСТЫ? Иван Александрович Ильин. 

Нет никакого сомнения в том, что двадцатый век выдвинул, мобилизовал и сплотил новый «сорт» людей, именуемых «коммунистами». Все остальное, некоммунистическое человечество в высшей степени заинтересовано в том, чтобы верно распознать их душевную установку, их умственный и духовный уровень, их происхождение, их сильные и слабые стороны. Ибо нам очень важно знать, что породило их? чего можно ждать от них? и что надо делать в будущем, чтобы люди такого сорта или совсем не возникали, или же своевременно обессиливались.

Достаточно подумать о том, что три главные атамана современного коммунизма — Ленин-Ульянов, Троцкий-Бронштейн и Сталин-Джугашвили — родились и выросли в дореволюционной России, чуть не половину своей жизни действовали в ее пределах и неоднократно арестовывались ее полицией, с тем чтобы опять оказаться на свободе и подготовлять свои предательски-дьявольские планы к осуществлению. И Россия не сумела им помешать…

Компетентные люди исчисляли, что в 1917 году к началу октябрьского переворота людей коммунистического уклада и настроения насчитывалось в России не свыше 50000 (в том числе и люди, ввалившиеся из-за границы, а также люди, приобщившиеся немецкому золоту). Правда, рядом с ними стояли еще три социалистические партии, — меньшевики, социалисты-революционеры и народные социалисты, — так или иначе составлявшие их авангард, соглашавшиеся заседать с ними в совдепах и психологически подготовлявшие им их «социальное ристалище». Программно и тактически эти люди не были коммунистами, но идейно они состояли с ними в «братстве», и именно поэтому они не сумели противостать им, ни подготовить им отпор. Это были их «путерасчищатели» и «совздыхатели». Но смешивать их с коммунистами было бы несправедливо и неосновательно.

А мы сосредоточим наше внимание исключительно на коммунистах и начнем с России.

Будет справедливее всего, если мы предоставим самим коммунистам ответить на наш вопрос, помятуя, однако, что те нравственные и умственные мерила, которые они прилагают к себе и к своим сторонникам, очень невысоки и соответствуют их умственному и моральному уровню. Это есть суд своих над своими. Действительность может быть только хуже этих отзывов.

Начнем с Ленина, навербовавшего этих людей, снабдившего их немецким золотом, поручившего им управлять Россией и присмотревшегося к их деятельности. Берем эти отзывы из его речей, произнесенных в последние годы его вменяемости (1921-1923). Вот его суждения через пять-шесть лет после захвата власти.

Коммунисты захватили власть в России, совершенно не подготовленные ни к управлению государством, ни к ведению хозяйства. Это были подпольные «интеллигенты», «старые нелегальщики», «коммунистические литераторы» и «профессиональные журналисты» (1921.1.25), привыкшие разговаривать, писать партийные статьи и сидеть по тюрьмам. «Нас в тюрьмах торговать не учили! А воевать нас в тюрьмах учили? А государством управлять в тюрьмах учили? А примирять различные наркоматы и согласовать их деятельность? Нигде нас этому не учили»… Отсюда у нас всеобщее, повальное неумение вести дела. «Ответственные коммунисты в 99 случаях из 100 не на то приставлены, к чему они сейчас пригодны, не умеют вести свое дело и должны сейчас учиться» (1922.II.27). Необходимо «воспитание нас самих», необходимо «изучение практического опыта», «деловая проверка» и «деловитое исправление» (1921.1.25). «Несомненно, что мы сделали и еще сделаем колоссальное количество глупостей» (1922.XI.13). «Дела с госаппаратом у нас до такой степени печальны, чтобы не сказать отвратительны»… «Мы уже пять лет суетимся над улучшением нашего госаппарата, но это именно только суетня», «засоряющая наши учреждения и наши мозги»… (1923.III.4). «Буржуазные деятели знают дело лучше, чем наши лучшие коммунисты, имеющие всю власть, все возможности и ни одного шага не умеющие делать со своими правами и со своею властью» (1922.III.27). Именно поэтому буржуазные спецы могут дурачить коммунистов: «если сколько-нибудь толковый саботажник встанет около того или иного: коммуниста или у обоих по очереди и поддержит их — тогда конец. Дело погибло навсегда» (там же). Поэтому «построить коммунистическое общество руками коммунистов — это ребячья, совершенно ребячья идея»; управлять хозяйством мы сможем тогда, если коммунисты сумеют построить хозяйство чужими руками, а сами будут учиться у этой буржуазии и направлять ее по тому пути, по которому хотят» (там же).

Итак, способность коммунистов пугать, мучить, развращать и убивать людей — общеизвестна, но управлять и хозяйствовать они не умеют. «Что такое наши заседания и комиссия? Это очень часто игра» (1922.III.6). «У нас направо и налево махают приказами и декретами, и выходит совсем не то, чего хотят» (1922.III.27). «Надо поменьше играть в администрирование» (I921.II.21) и «научиться бороться с волокитой» (1922.III.6), ибо «волокита и взятки» — это «такая болячка, которую никакими военными победами и никакими политическими преобразованиями нельзя вылечить» (1922.Х. 19-22). Так же обстоит дело и в ведении хозяйства: «мы доказали с полной ясностью, что хозяйничать мы не умеем», «ответственные и лучшие коммунисты хуже рядового капиталистического приказчика» (1922.III.27). «Не заботятся о том, чтобы сберечь копейку, которая им дана…, а составляют планы на миллиарды и даже триллионы советские» (1922.III.8); «у нас живую работу заменяют интеллигентским и бюрократическим прожектерством» (I921.II.21); «до какой степени мы в торговле дьявольски неповоротливы» мешковаты!» (1922.III.27); «а купцы над коммунистами смеются — раньше были главноуговаривающие, а теперь главноразговаривающие» (1922.III.6).

В основе всего этого, по мнению Ленина, лежит личная непорядочность и массовая некультурность коммунистов. «Чтобы вылезти из отчаянной нужды и нищеты, для этого надо быть обдуманным, культурным, порядочным», а этого «коммунисты «не умеют» (там же). «Не хватает культурности тому слою коммунистов, который управляет» (там же). «Если взять Москву — 4700 ответственных коммунистов, — не оказались ли они подчиненными чужой культуре» (т. е. русско-национальной, дореволюционной!), «как побежденный навязывает свою культуру завоевателю?». Правда, «культура у побежденных» (т.е. у русского народа) «мизерная, ничтожная, но все же она больше, чем у нас, чем у наших ответственных работников-коммунистов» (1922.III.6). «Образование в нашей стране минимальное» (1922.XI.13); «нам необходимо прежде всего учиться читать, писать и понимать прочитанное» (там же). «Мы люди вроде того как бы полудикие» (192 I.X.I 7), «безграмотный человек стоит вне политики, его сначала надо научить азбуке» (там же)… «А мы болтаем о пролетарской культуре» (1923.1.4).

При этом низком умственном и нравственном уровне коммунисты, по свидетельству Ленина, отличаются крайне повышенным самочувствием: таково «невежественное самомнение» коммунистических «сановников» «интеллигентское самомнение коммунистических литераторов», их пристрастие к «мишуре, к торжественному коммунистическому облачению», их «коммунистическое чванство» (Ленин. Соч. XVIII, ч. I, 82, 384; ч. II, 37). Среди коммунистов имеется множество «мазуриков», «обюрократившихся, нечестных, нетвердых», таких, «которые внушают отвращение человеку, в поте лица снискивающему себе хлеб» (1921.IX.21), «число таковых измеряется сотнями тысяч» (1921.X.17), но все же в общем — это «лучшие представители пролетариата теперь управляют Россией» (1921.IX.21). И это значит, что все, что приведено выше, характеризует именно лучших.

Понятно, что основная затея Ленина и его клевретов — передать всю политическую, хозяйственную, культурную и общественную жизнь России в ведение таких диктаторски настроенных невежд, затея противоестественная и гибельная сама по себе, — получает особенно нелепый и гибельный характер вследствие такого качества партийно-человеческого материала. Любопытно отметить, что Дзержинский в своих трех предсмертных речах отмечал те же свойства коммунистического управления.

Таков был первый отбор большевистской революции. С этого началось: захватили власть переворотом, захватили потому, что она была расшатана и растрачена «временным правительством» — и посадили править лично непорядочных, чванливых невежд, жадных, жестоких и аморальных. Это продолжается и доныне.

Вот свидетельства других коммунистов об этом «качественном» отборе за двадцатые годы. Мы цитируем их собственные слова по стенографическим протоколам партии.

Коммунисты, заполнявшие собою кадры партии в двадцатых годах, а потом и в тридцатых годах, — необразованны, малограмотны, некультурны. «Общий теоретический уровень этой основной массы членов нашей партии чрезвычайно низок» (Зеленский, Стеногр. XII съезда Компартии, с. 364,397; Рязанов, XIY съезд. Стеногр. с. 691). Таков же «уровень политической подготовки» (Резолюция XI съезда, с. 525). «Товарищи не знают азбуки коммунизма» (Зиновьев, XI, 363), но это еще полбеды, среди них множество просто безграмотных, что Троцкий приравнивал к «духовной вшивости» (XI, 262). Количество политически неграмотных коммунистов исчисляется в 50-70% всего партийного состава (Ногин, XII, 69; Сталин, XIII, 125, 132; Гнушенко, XIII, 194), у комсомольцев — до 67% (Бухарин, XIII, 549). Количество совсем безграмотных достигает в деревенском комсомоле 80-90% (Бухарин, XIY, 313, срв. у Зиновьева, XI, 448); однако и грамотный комсомол не учится и «поголовно совершенно ничего не читает» (Бухарин, XIII, 549).

Плохо обстоит дело и на верхах партии. На партийных съездах, где присутствует обычно весь партийный верх (1000-1500 человек), преобладает масса с низшим образованием, напр., на XIII съезде было 66,8% делегатов с низшим образованием; 17,9% — со средним, 6,5% -с высшим (Каганович, XIII, 5558). При этом делегаты, конечно, были склонны преувеличивать, а не преуменьшать свой образовательный стаж. Отсюда понятны эти вечные жалобы на «катастрофический недостаток квалифицированных сил»

(Резолюция, XIII, 715, срв. у Курского, XIV, 92 и др.). Ибо «для того чтобы руководить той или другой губернией, величиной почти в целую европейскую страну, тут нужны крупные силы, крупные руководители» (Зиновьев, XIV, 461), а где их взять, когда даже в рабочем профессиональном движении коммунистические организаторы «смыслят меньше, чем некоторое животное в тех апельсинах, которых так мало в советской России (Рязанов, XI, 234). Поистине «нужна высокая квалификация для того, чтобы руководить миллионами» (Бухарин, XIV, 821), а у коммунистов, с самого начала лишенных «культурных и технических сил» (Орджоникидзе, XV, 396), уровень все падает и падает, ибо старшее поколение, чему-то с грехом пополам учившееся в дореволюционной России, сходит со сцены, а комсомольская «смена» растет невежественная и карьеристически настроенная: «скорее получить место», «быть забронированной», получить «целый ряд добавочных развлечений» — вот их желания (Бухарин, XIII, 549). И Крупская-Ленина-Ульянова права, утверждая, что «от вступления в комсомол парень не делается всеведующим» (XIII, 486). Вот почему «укреплять теоретический уровень» в партии некому (Зеленский, XI, 398); вот почему «коммунисты, работающие в наших учреждениях», «никоим образом не могут пользоваться авторитетом среди рабочих», «они не могут быть руководителями и поднимать общекультурный уровень наших ячеек» (Зеленский, XI, 99). Вот откуда эти безграмотные приказы, идущие из сталинского секретариата Центрального Комитета партии (Ногин, XI, 60). Отсюда же и безграмотность в советской прессе (Яковлев, XI, 376).

Таковы же и самые видные коммунисты, за исключением нескольких людей. «Невежественные вы люди», — кричит Рязанов-Гольдендах Томскому, не вынесши его развязно преподносимых грубых ошибок (XIV, 798). Вот правая рука Сталина, Серго Орджоникидзе (впоследствии по приказу Сталина убитый Ежовым и Поскребышевым!): он не умеет отличить гражданского права от уголовного (Крыленко, XV, 546). Вот председатель Московского Совета — Угланов: он едет революционировать Германию, но читать по-немецки не умеет (Угланов, XV, 722)… Все эти вожди подписывают доклады спецов и хозяйственников, не читая: «мы не знаем, что делаем, а знают это другие и бумаги в наших портфелях» (Дзержинский, Речь 9, VII, 1926, с. 34). «Наши ответственные работники, в том числе и наркомы — слишком много подписывают чужого и очень мало вносят своего» (Рыков, XV, 1044); они говорят на съездах по шпаргалкам, которые накануне выпрашивают у спецов, «чтобы несколько ориентироваться» (Кржижановский, XIII, 417), и, «руководя хозяйственными организациями, они в большинстве случаев не имеют технического образования», чем и «вносят в дело полную безответственность» (Рыков, XV, 1043).

При этом моральный уровень коммунистов значительно ниже умственного. Могло ли быть иначе, может ли это и доныне быть иначе, если принять во внимание, что в коммунисты люди шли и идут для предательства России, желая сытости и карьеры? Следуя своей партийной догме, коммунизм презирает нравственное начало, как таковое: «морально то, что в данный момент полезно партии», т.е. международному сброду предателей и нырял. Именно в связи с этим становится понятным то обстоятельство, что при партийных «чистках» и «Проверках» — «охотятся» за «чуждым», «хотя бы и честным» элементом «больше, чем за жуликом» (Шкирятов, XI, 334). Это означает, что честных людей терпят в коммунистической партии лишь постольку, поскольку их умственный и нравственный уровень позволяет им быть фанатическими коммунистами. Согласно этому в коммунисты идут или люди духовно и хозяйственно слепые, или же люди без совести. «Мы с вами, товарищи, ребята стреляные» (Ларин-Лурье, XII, 101, срв. XIV, 508). «Шкуры у нас дубленые» (Каменев, XIV, 245). Эти люди отличаются «неумением работать, чванством, грубостью, хамством, некультурностью» (Вердин, XI, 401). Обычно это «командиры» диктаторы, стремящиеся создать себе карьеру, накопить политический капитал» (Сахат-Мурадов, XIV, 606). Карьера и власть для них все, угодливость и интрига — вернейшие пути. «Мы все чувствуем себя руководителями, обязательно руководителями, на мелкую работу коммунисты идти не хотят» (Афанасьев, XV, 442). Они изо всех сил держатся за свои, взятые с боя места (Беленький, XII, 108). И когда перед XIV съездом (декабрь 1925) Зиновьев имел; неосторожность сказать, что «народная масса в наши дни мечтает о равенстве» (Угланов, XIV, 194), то коммунисты прежде всего испугались за свои оклады (Калинин, XIV, 319), квартиры и автомобили (Зиновьев, XIV, 443).

«Хищения, злоупотребления и бесхозяйственность» этих людей в «госаппарате» Куйбышев не взялся описывать: «вышло бы слишком много» (XIII, 303): одни обогащают своих родственников (Куйбышев, XIII, 305), другие поддерживают связи с шайками бандитов и налетчиков (Молотов, XV, 1084, декабрь 1927 года). Бывают такие случаи, что в центральном органе, заведующем внешней торговлей, «вычищаются» за злоупотребления (т. е. за взятки, продажность и черную спекуляцию) — все коммунисты (Сталин, XIII, 121). Они проповедуют «насчет изъятия» церковных ценностей, а сами «напяливают их на себя» и «цепочки» у них «блестят» (Кутузов, XI, 407). Словом, это люди, которые, по выражению Иоффе (записка, написанная им перед самоубийством), «на все способны» (Ярославский, XV, 356).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

В 1917 ГОДУ РОССИЯ была потрясена социальной катастрофой, самой страшной и кровавой из всех, известных человечеству. 

Ни по грандиозным масштабам, ни по своей жестокости, ни по продолжительности (ибо она не окончилась до сих пор) революция не знает себе равных. И тем не менее, несмотря на многодесятилетний опыт безмерных скорбей и невероятных тягот, мы в большинстве своем так и не поняли — что же произошло (и происходит) с Россией, какая сила превратила цветущую, бурно развивающуюся страну сперва в арену кошмарной братоубийственной бойни, затем в огромный концлагерь, в полигон разнузданного, откровенного и циничного богоборчества, а в завершение всего отдала одураченную, ограбленную и преданную Русь «на поток и разграбление» алчной своре международных преступников и проходимцев, действующих под глумливой вывеской «демократии».

Не разобравшись во всем этом, не осознав причин нашей великой всенародной беды, не поняв, как действуют разрушительные механизмы, запущенные на Русской земле много лет назад, не сможем мы восстановить здоровое, естественное течение русской жизни, обезвредить ядовитые всходы безбожия и сатанизма, воскресить Святую Русь.

Митрополит Иоанн Снычёв (1927-1995)

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Их светлые лики. Царица Александра о семейной жизни. Духовный дневник за 1917 год (ВИДЕО)

Простота дневника разочарует тех, кто ищет утонченного, или тех, кто ожидает найти здесь какие-то исторические факты. В строчках дневника мы видим твердую решимость женщины, остро чувствовавшей и подогреваемое против нее общественное мнение, и угрозу революции, но заставлявшей себя вести обычный образ жизни и каждый день бороться за любовь, сострадание и безкорыстие.

Обстоятельства жизни императрицы Александры, преодоление ею трудностей и искушений подобны тем, что переживает всякий из людей. Она боролась с собственными недостатками, с раздражением и нетерпением. Большую часть своей взрослой жизни она страдала от хронической болезненной лицевой невралгии и изматывающей болезни сердца. Ее юный сын, наследник русского престола, унаследовал гемофилию; и в течение тринадцати лет жизни она много времени провела, выхаживая его после состояния, близкого к смерти. Она постоянно заботилась о близких, а во время войны лично – и о многих подданных своих.

Страницы дневника описывают путь, который прошла душа царицы. Оригинал дневника за 1917 год – это маленькая, переплетенная в ткань книжечка в голубой обложке, сшитой Александрой Федоровной, в углу которой вышит маленький крест. На внутренней стороне обложки рукой Государыни просто написано: «Аликс, 1917 год». Это сборник разных цитат, стихов, размышлений, это дневник женщины, которая делает записи, чтобы напоминать себе о ежедневных обязанностях в жизни христианина. Записи касаются самых разных тем – от размышлений о самопожертвовании до благотворительных дел, о которых мы знаем и из ее писем. Везде прослеживается ее желание превратить повседневную обыденную жизнь в нечто прекрасное о Христе.

Их светлые лики. Царица Александра о семейной жизни. Духовный дневник за 1917 год (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Простота дневника разочарует тех, кто ищет утонченного, или тех, кто ожидает найти здесь какие-то исторические факты. В строчках дневника мы видим твердую решимость женщины, остро чувствовавшей и подогреваемое против нее общественное мнение, и угрозу революции, но заставлявшей себя вести обычный образ жизни и каждый день бороться за любовь, сострадание и бескорыстие. Главным полем брани, на котором она боролась за своего мужа и за свой народ, было ее собственное сердце. Никакого ропота, никакой жалости к себе, только постоянные напоминания самой себе оставаться верной Христу и заботиться о тех, кто рядом.

Достойное приятие мученического венца – это добродетель, которая не придет сама собой. Эта добродетель достигается в ежедневной борьбе, в постепенном укреплении душевных сил, пока человек почти что незаметно не приобретает способность встретить достойно мучения за Христа. Эта тетрадь – свидетельство такой борьбы.

Мы приводим те дневниковые записи Александры Федоровны, которые посвящены семейной жизни и воспитанию детей.

* * *

Царица Александра о семейной жизни
Важный труд, который человек может сделать для Христа, – это то, что он может и должен делать в своем собственном доме. У мужчин есть своя доля, она важна и серьезна, но истинным творцом дома является мать. То, как она живет, придает дому особую атмосферу. Бог впервые приходит к детям через ее любовь. Как говорят: «Бог, чтобы стать ближе всем, создал матерей», – прекрасная мысль! Материнская любовь как бы воплощает любовь Бога, и она окружает жизнь ребенка нежностью.

Некоторые матери очень преданно любят своих детей, но думают главным образом о земных вещах. Они нежно склоняются над своими детьми, когда те болеют. Они много работают и во всем отказывают себе, чтобы прилично одеть своих детей. Они очень рано начинают их учить, понемногу и постоянно развивают их умственные способности, чтобы они со временем заняли достойное место в обществе. Но духовному развитию детей они не уделяют такого внимания. Они не учат их познанию Божией воли. Есть дома, в которых дети вырастают, никогда не услышав молитвы от своих отцов и матерей и не получив никакого обучения духовного.

С другой стороны, есть дома, где постоянно ярко горит лампада, где постоянно говорят слова любви ко Христу, где детей с ранних лет учат тому, что Бог их любит, где они учатся молиться, едва начав лепетать. И спустя долгие годы память об этих священных мгновениях будет жить, освещая темноту лучом света, вдохновляя в период разочарования, открывая секрет победы в трудной битве, и Ангел Божий поможет преодолеть жестокие искушения и не впасть в грех.

* * *

Жизненно важно значение среды. Мы еще не вполне понимаем, как много значит атмосфера в доме, где растут дети, для становления их характера. Самое первое место для нас, где мы учимся правде, честности, любви – это наш дом, самое родное место для нас в мире.

* * *

На трудном жизненном пути родителей есть место для ребенка, где он может беззаботно разбрасывать цветы. За любовь родителей детям следует платить такой же любовью и благодарностью на протяжении всей их жизни, до конца дней.

Царица Александра о семейной жизни

Их светлые лики. Царица Александра о семейной жизни. Духовный дневник за 1917 год (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

* * *

Как счастлив дом, где все – дети и родители, без единого исключения – вместе верят в Бога. В таком доме царит радость товарищества. Такой дом – как преддверие Неба. В нем никогда не может быть отчуждения.

* * *

Если в доме горе, оно сближает домочадцев. Оно делает всех более терпеливыми друг к другу, более добрыми, заботливыми, стойкими. Испытания нам посылаются не для того, чтобы нас погубить. Мы должны стать настоящими людьми. Бог хочет, чтобы мы очистились от всяческого зла и стали подобными Ему. Часто чтобы сделать это, Он подвергает нас горьким испытаниям. Бог часто делает это с человеческими душами, потому что они не таковы, какими им следовало бы быть. Внешне они могут казаться прекрасными, но внутри них не звучит божественная музыка. Им не хватает духовности, желания быть подобными Христу. Тогда Бог сокрушает их горем и страданиями, а из осколков прежней жизни создает новую жизнь, достойную славы, величия и благословения. В мире много горя. Многие люди упали духом, и именно они нуждаются в утешении Божием. Нам не надо впадать в отчаяние, какие бы ни были у нас испытания.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО)

Женская привлекательность вполне совместима с глубоким, живым умом

«Всякий, кто видел Её, тотчас влюблялся… К жизни Ольга Николаевна относилась серьёзно, была наделена умом и покладистым характером… это была волевая натура» (из воспоминаний Юлии Ден). Нам внушается: настоящая женщина – та, которая больше других похожа на куклу, которая неизменно возбуждает похоть во всех проходящих мимо мужчинах. Но настоящая красота ненавязчива и чиста. Ее может и не быть в том понимании, к которому мы привыкли, – но всегда это гармоничность черт лица и какое-то, особого рода обаяние, исходящее от женщины.

Юлия Ден вспоминала: «Самой старшей из четырех сестер-красавиц была Великая Княжна Ольга Николаевна. Это было милое создание. Всякий, кто видел Ее, тотчас влюблялся. В детстве Она была некрасивой, но в пятнадцать лет как-то сразу похорошела. Немного выше среднего роста, свежее лицо, темно-синие глаза, пышные светло-русые волосы, красивые руки и ноги. К жизни Ольга Николаевна относилась серьезно, была наделена умом и покладистым характером. На мой взгляд, это была волевая натура».

Почему-то традиционно главным достоинством женщины является красота. Не будем и мы спорить с тем, что воспевалось веками. Да только не обойтись без вопроса: а что, собственно, есть красота? Ведь образ русской красавицы разительно отличается от западных идеалов. На Святой Руси телесная красота женщины подчинена красоте ее души, красотой души и сотворяется.

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Но подлинная красота, это красота пушкинской Татьяны, в которой по замыслу автора не было ничего ослепительного, но… Пример такой красоты имеем мы в старшей Дочери Государя Николая Великой Княжне Ольге, которую, по мнению С. Я. Офросимовой, в строгом смысле слова нельзя назвать красивой, «но все Ее существо дышит такой женственноcтью, такой юностью, что Она кажется более чем красивой». Чем больше глядишь на Нее, тем миловиднее и прелестнее становится Ее лицо. Вся Она, хрупкая и нежная, как-то особенно заботливо и любовно склоняется над простой солдатской рубашкой, которую шьет. Анна Танеева считала, что Ольга и Мария Николаевны были похожи на Семью Отца и имели чисто русский тип.

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Ольга Николаевна была замечательно умна и способна, и учение было для нее шуткой, почему Она иногда ленилась. Характерными чертами у нее были сильная воля и неподкупная честность и прямота, в чем Она походила на Мать. Эти прекрасные качества были у нее с детства, но ребенком Ольга Николаевна бывала нередко упряма, непослушна и очень вспыльчива; впоследствии Она умела себя сдерживать. У нее были чудные белокурые волосы, большие голубые глаза и дивный цвет лица, немного вздернутый нос, походивший на Государев».

Софи Бухсгевден оставила такое описание Великой Княжны Ольги, гармонично дополняющее воспоминания Танеевой: «Великая Княжна Ольга Николаевна была красивая, высокая, со смеющимися голубыми глазами. Она прекрасно ездила верхом и танцевала. Из всех сестер Она была Самая умная, Самая музыкальная; по мнению Ее учителей, Она обладала абсолютным слухом. Она могла сыграть на слух любую услышанную мелодию, переложить сложные музыкальные пьесы. Ольга Николаевна была очень непосредственна, иногда слишком откровенна, всегда искренна.

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Она была очень обаятельная и самая веселая. Когда Она училась, бедным учителям приходилось испытывать на себе множество Ее всевозможных штучек, которые Она изобретала, чтобы подшутить над ними. Да и повзрослев, Она не оставляла случая позабавиться. Она была щедра и немедленно отзывалась на любую просьбу».

Кого напоминают все эти прекрасные портреты? Ловишь себя на мысли, что при приближении к этому очаровательному образу невольно вспоминается идеал всех девочек — добрая и скромная принцесса из сказки (именно принцесса, а не королева — о королеве речь пойдет позднее). Хрупкая, нежная, и утонченная.

И чисто русский тип, присущий, по словам Танеевой, Ольге Николаевне, не мешает, а гармонично дополняет этот образ. Недаром и там, где, по нашим детским представлениям, самое место настоящей принцессе — на балу, — успела побывать из четырех Сестер только Ольга Николаевна. На настоящем балу была только Великая Княжна Ольга Николаевна, и то всего один раз, в день трехсотлетия Дома Романовых.

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Все как один вспоминают, что Ольга обладала большим умом. Но, похоже, этот ум был склада философского, вовсе не практического. Про Ее сестру Татьяну вспоминали, что та быстрее ориентировалась в различных ситуациях и принимала решения. Ольга же была не прочь отвлеченно порассуждать, и Ее суждения отличались большой глубиной. Она увлекалась историей, Ее любимой героиней была Екатерина Великая. Ольга Николаевна замечательно доказала, что истинно женская привлекательность вполне совместима с глубоким живым умом. Более других Детей Великая Княжна Ольга была похожа на Государя Николая, Которого Она, по словам учителя Сиднея Гиббса, «любила больше всего на свете».

Она обожала Его, Ее так и называли — «Дочь Отца». Но, унаследовав сильную Отцовскую волю, Ольга не успела научиться, подобно ему, сдерживать себя. «Ее манеры были «жесткие»», — читаем мы у Н. А. Соколова. Старшая Царевна была вспыльчива, хотя и отходчива. Отец при удивительной доброте и нелукавстве умел скрывать Свои чувства, Его Дочь — истинная женщина — этого совершенно не умела.

Ей не хватало собранности, и некоторая неровность характера отличала Ее от сестер. Можно сказать, что Она была капризнее сестер. И отношения с Матерью у Великой Княжны Ольги складывались сложнее, чем с Отцом. Все усилия Матери и Отца были направлены на то, чтобы сохранить ясный свет «хрустальной души» своего старшего Ребенка, быть может Самого непростого по характеру Ребенка, и Им это удалось.

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Внешняя красота, которая, по мнению Танеевой, проявилась в пятнадцать лет — в трудное время превращения девочки в девушку, — во многом явилась результатом постоянного воспитания и возрастания души этой Девочки, отобразила Ее внутреннюю красоту. А ведь при других родителях все могло быть иначе, если бы позывы к самостоятельности, о которых вспоминает Жильяр, грубо подавлялись или же, наоборот, оставались бы без всякого внимания, превращая сильную, волевую, тонко чувствующую девушку в капризное властолюбивое существо.

Вот выдержки из писем — примеры, чем отвечала Мать на капризность и своенравие Своей горячо любимой старшей Дочери: «Ты бываешь такой милой со Мной, будь такой же и с Сестрами. Покажи Свое любящее сердце». «Моя милая, дорогая Девочка, Я надеюсь, что все обошлось хорошо. Я так много думала о Тебе, Моя бедняжка, хорошо зная по опыту, как неприятны бывают такие недоразумения. Чувствуешь себя такой несчастной, когда кто-то на тебя сердится.

Мы все должны переносить испытания: и взрослые люди и маленькие дети, Бог преподает нам урок терпения. Я знаю, что для Тебя это особенно трудно, так как Ты очень глубоко все переживаешь и у Тебя горячий нрав. Но Ты должна научиться обуздывать Свой язык. Быстро помолись, чтобы Бог Тебе помог сочувствовать и не думай о Себе. Тогда с Божией помощью Тебе будет легче терпеть. Да благословит Тебя Бог».

«Да, старайся быть более послушной и не будь чересчур нетерпеливой, не впадай от этого в гнев. Меня это очень расстраивает, Ты ведь сейчас совсем большая. Ты видишь, как Анастасия начинает повторять за Тобой, Дитя мое.» В мягком, полном любви увещевании чувствуется Материнская твердость, благословение Дочери на решительную борьбу со Своими недостатками. Императрица понимала, что Ольга Николаевна, похоже, обладала большой глубиной и тонкостью чувств, иногда скрывающихся за некоторой нервностью. Она кажется загадочнее Своих сестер.

Мы читаем, как непосредственна и весела была Ольга Николаевна, как отрадно было с ней окружающим. Но вот что пишет М. К Дитерихс: «Вместе с тем Великая Княжна Ольга Николаевна оставляла в изучавших Ее натуру людях впечатление человека, как будто бы пережившего в жизни какое-то большое горе», «Бывало, Она смеется, а чувствуется, что Ее смех только внешний, а там, в глубине души, ей вовсе не смешно, а грустно». «Ужас революции повлиял на нее гораздо больше, чем на других. Она полностью изменилась, исчезла Ее жизнерадостность».

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Мы уже говорили о том, что Ольга, будучи подростком, переживала чувство влюбленности, позднее могла даже перенести какую-то скрытую от всех личную драму. Переписка Императрицы с Мужем и Самой Ольгой указывают на что-то подобное. В этих письмах мы найдем конкретный пример того, о чем шла речь выше, — как чутко и бережно относились Августейшие Родители к чувствам Своих Детей: «Да, Н. П. очень мил. Я не знаю, верующий ли он. Но незачем о нем думать. А то в голову приходят разные глупости и заставляют кого-то краснеть». «Я знаю, о ком Ты думала в вагоне, — не печалься так. Скоро с Божией помощью Ты его снова увидишь. Не думай слишком много о Н. П. Это тебя расстраивает». «Я уже давно заметила, что Ты какая-то грустная, но не задавала вопросов, потому что людям не нравится, когда их расспрашивают… Конечно, возвращаться домой, к урокам (а это неизбежно) после долгих каникул и веселой жизни с родственниками и приятными молодыми людьми нелегко… Я хорошо знаю о твоих чувствах к… бедняжке. Старайся не думать о нем слишком много, вот что сказал Наш Друг. Видишь ли, другие могут заметить, как Ты на него смотришь, и начнутся разговоры… Сейчас, когда Ты уже большая Девочка, ты всегда должна быть осмотрительной и не показывать Своих чувств. Нельзя показывать другим Свои чувства, когда эти другие могут счесть их неприличными. Помоги тебе Бог. Не унывай и не думай, что ты делаешь что-то ужасное. Да благословит тебя Бог. Крепко целую. Твоя старая Мама».

Действительно, у Великих Княжон не было никаких тайн от Александры Фёдоровны. А сейчас многие ли дочери решатся открыть матери Свое сердце?

В январе 1916 года, когда Ольге шел уже двадцатый год, начались разговоры о том, чтобы выдать Ее замуж за великого князя Бориса Владимировича. Но Императрица была против. Она писала Супругу: «Мысль о Борисе слишком несимпатична, и Я уверена, что Наша Дочь никогда бы не согласилась за него выйти замуж, и Я Ее прекрасно поняла бы».

Тут же Ее Величество добавляет: «У нее в голове и сердце были другие мысли — это святые тайны молодой девушки, другие их не должны знать, это для Ольги было бы страшно больно. Она так восприимчива». Как Мать, Императрица волновалась за будущее Своих Детей. «Я всегда Себя спрашиваю, за кого Наши Девочки выйдут замуж, и не могу Себе представить, какая будет Их судьба», — писала Она с горечью Николаю Александровичу, быть может предчувствуя большую беду.

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Из переписки Государя и Государыни ясно, что Ольга жаждала большого женского счастья, которое обошло Ее стороной. Родители сочувствовали ей, но наверняка задавались вопросом: есть ли пара, достойная их Дочери? Увы… Когда началась Первая мировая война, юная принцесса, так любящая уединение, склонная ко всему красивому, утонченному, вынуждена была выйти из стен Своего уютного дворца.

«Первые годы войны, когда внимание всех было приковано всецело к фронту, совершенно, перестроили жизнь Великой Княжны Ольги. Из замкнутого круга Семьи с Ее простой, строго размеренной жизнью ей пришлось вопреки всем склонностям и чертам Ее характера повести жизнь работницы вне Семьи, а иногда и общественного деятеля.

Часто Великим Княжнам приходилось Самим выезжать в Петроград для председательствования в благотворительных комитетах их имени или для сбора пожертвований. Для Великой Княжны Ольги это было непривычным и очень нелегким делом, так как Она и стеснялась, и не любила никаких личных выступлений» (П. Савченко).

Забежим вперед и скажем, что Ее сестра Татьяна, которой тесен был круг семейных обязанностей, на новых поприщах чувствовала себя как рыба в воде. Ольга же, похоже, не была создана для общественной жизни.

Каждый должен трудиться по мере сил, поэтому и в комитете, и в госпитале Великая Княжна Ольга работала меньше, чем Татьяна. Она, похоже, вообще была хрупкого здоровья. Но была ли Она при этом принцессой на горошине? Т.Е. Мельник-Боткина: «Великая Княжна Ольга Николаевна, более слабая здоровьем и нервами, недолго вынесла работу хирургической сестры, но лазарета не бросила, а продолжала работать в палатах, наравне с другими сестрами убирая за больными». С. Я. Офросимова: «Великую Княжну Ольгу Николаевну все обожали, боготворили; про нее больше всего любили мне рассказывать раненые».

Великая Княжна Ольга Николаевна – образец истинной женской красоты (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Однажды привезли новую партию раненых. Их, как всегда, на вокзале встретили Великие Княжны. Они исполняли все, что Им приказывали доктора, и даже мыли ноги раненым, чтобы тут же, на вокзале, очистить раны от грязи и предохранить от заражения крови.

После долгой и тяжелой работы Княжны с другими сестрами размещали раненых по палатам. Усталая Великая Княжна Ольга Николаевна присела на постель одного из вновь привезенных солдат. Солдат тотчас же пустился в разговоры. Ольга Николаевна, как и всегда, и словом не обмолвилась, что Она Великая Княжна.

— Умаялась, сердечная? — спросил солдат.
— Да, немного устала. Это хорошо, когда устанешь.
— Чего же тут хорошего?
— Значит, поработала.
— Этак тебе не тут сидеть надо. На фронт бы поехала.
— Да моя мечта — на фронт попасть.
— Чего же? Поезжай.
— Я бы поехала, да Отец не пускает, говорит, что я здоровьем для этого слишком слаба.
— А ты плюнь на отца да поезжай.
Княжна рассмеялась.
— Нет, уж плюнуть-то не могу. Уж очень мы друг друга любим.
Такова была старшая Дочь Императора Николая II.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Миф о «Кровавом воскресенье» в Санкт-Петербурге. Как это было.

До сих пор встречаются люди, которые не могут простить Николаю II «Кровавое воскресенье». Не все знают, что в этот день Государь находился в Царском Селе, а не в столице, что он не отдавал приказа стрелять в рабочих и физически не мог бы принять делегацию «от народа». Более того, Государь был преступно дезинформирован о происходящем в столице. «Кровавое воскресенье» началось с тщательно подготовленной якобы мирной демонстрации с петицией к царю и предшествующей ей забастовки. О ее подлинном характере столичные власти узнали поздно – 8 января. В связи с отсутствием царя с семьей в Петербурге вся ответственность за принятие решений легла на правительство, городские власти. Но никто не спешил брать ее на себя.

В манифестации приняло участие около 150 тысяч человек. С разных концов шли к центру города колонны, их встречали преграждавшие путь войска, несмотря на это, колонны продолжали идти, после третьего предупреждения войска начинали стрелять, и только тогда народ разбегался. Есть воспоминания и о том, что колонна продолжала движение не только после предупреждений, но и после первых выстрелов. Это означало наличие в ней «аниматоров», побуждавших к дальнейшему движению. Более того, бывало, что из колонны кто-то первым стрелял в войска. Это также были не рабочие, а внедрившиеся в колонну революционеры или студенты. Особенно серьезным было сопротивление войскам на Васильевском острове. Здесь строили баррикады. Здесь бросали кирпичи в войска из строящегося дома, также и стреляли из него.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

О наследии митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) 

И при жизни, а тем более после кончины, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна нередко ставили и ставят в один ряд со святым праведным Иоанном Кронштадтским. Оба Иоанны, оба служили в городе, названном именем первоверховного апостола Петра, оба сходны в своих высказываниях.

И сам митрополит Иоанн всегда говорил о значительности и значимости служения отца Иоанна Кронштадтского для России, приводил цитаты из его трудов, а молитвенное воззвание отца Иоанна поставил эпиграфом к своей, может быть, самой значительной книге «Самодержавие духа». Вот это воззвание: «Отче наш, Иже ecu на небесех! Да святится Имя Твое в России! Да приидет Царствие Твое в России! Да будет воля Твоя в России! Ты насади в ней веру истинную, животворную! Да будет она царствующею и господствующею в России, а не уравненною с иноверными исповеданиями и неверными. Да не будет сего уравнения с неравными, истинного исповедания неимеющими! Истина не может быть сравнена с ложью и правда веры с неправыми исповеданиями. ИСТИНА ГОСПОДНЯ ПРЕБЫВАЕТ ВОВЕК» (Пс. 116, 2).

Слова об истине Господней сам митрополит Иоанн выделял особо. Он видел преображение России, ее спасение только в одном — в Православии. Его пастырская деятельность, его труды особенно обозначились и проявились в годы нового смутного времени, именно тогда, когда к нам, в который по счёту раз, хлынули инославные проповедники. Наши демократы восторженно кинулись под их благословение, еще бы — передовые страны подтягивают нас к цивилизации. Конечно же, они подняли свист, когда стали печататься статьи и труды владыки Иоанна. В чем только его не обвиняли: в шовинизме, национализме… Любящие Владыку только тем и спасались, что вспоминали: блаженны те, на кого рекут злые глаголы. Не оклеветанные не спасутся, повторяем мы и сейчас, вспоминая, сколько клеветы вынес почивший в Бозе.

Когда я сподобился беседы с митрополитом (нас несколько русских писателей), мне совершенно нечего было сказать ему. У меня было ощущение полного всеведения Владыки. Когда один из нас стал говорить ему о значении его многотрудного служения, он приподнял руку и негромко, как он всегда говорил, сказал, кротко улыбаясь:
— Хвалители хуже хулителей. Хвалители внушают гордыню и успокаивают, а хулители показывают слабые места и подвигают на новые труды.

Писатель подарил свою вышедшую книгу и спросил, скоро ли Владыка прочтет её.
Оглянувшись на столы и подоконники, заваленные печатной продукцией, Владыка кротко и искренне ответил, что года через три. Потом, отвечая заочно упрекавшим его за то, что он печатается в газетах крайних направлений, заметил, что все читатели для него — рабы Божии, тем более читатели таких резких газет.

— Я отдам статью в любой орган, условие одно — печатать без искажений.

Но демократы, критикуя митрополита, не очень-то просили у него статей для своих бесчисленных изданий. Но хоть за то спасибо, что замечали эти публикации, не могли не замечать.

А их, слава Богу, набралось немало. Книги «Очерки духовной смуты», «Самодержавие духа», «Битва за Россию», «Одоление смуты», «Стояние в вере» — эти труды по истории и современности России, содержащие оценку событий с православной точки зрения, объединены серией «Зов вечности». Так оно и есть — нам надо изучать эти труды, идя на зов вечности.

Так мало прошло времени со дня отпевания Владыки, которое свершилось в Троицком соборе Александро-Невской Лавры, с момента его погребения на Никольском кладбище Санкт-Петербурга, но уже видно, как с чистых его архиерейских одеяний отряхнулась вся шелуха нападок на него, как вырастает и будет продолжать расти его светлый образ.

Последний раз я подошёл под благословение Владыки в Троице-Сергиевой Лавре, в Сергиев день, когда он шел на заседание Священного Синода. Всезнающее окружение иерархов говорило, что он будет проситься на покой. Да, потом узнали, что просился. Синод посчитал необходимым оставить его на посту.

Он и остался, выполняя послушание. Сегодня мы читаем все его огромное наследие, как завещание, венчает которое одна из последних работ Владыки против экуменизма «Смотрите, не ужасайтесь…».

Владимир Крупин

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Великая княжна Анастасия Николаевна – «Солнечный Луч» (ВИДЕО)

Её отличительной чертой было подмечать слабые стороны людей и талантливо имитировать их

«Всюду, где она появляется, загорается неудержимая жизнь и звучит весёлый смех. При ней «даже раненые пляшут», по собственному её выражению». (Из воспоминаний С.Я. Офросимовой)

Четвёртая дочь царской четы Великая княжна Анастасия Николаевна родилась 18 июня 1901 г. в Петергофе.

Круглолицая, голубоглазая, с пшеничного цвета волосами, Анастасия очень походила на отца. Росла она подвижным и энергичным ребёнком. Домашние звали её «маленькой», Настаськой, Настей, «кубышкой» – за небольшой рост и кругленькую фигуру, а ещё забавным прозвищем «швыбзик» или «швибз» – за неистощимость в изобретении шалостей и проказ. Все отмечали, что маленькая Анастасия обладала большим обаянием.

«Анастасия Николаевна всегда шалила, лазила, пряталась, смешила всех своими выходками, и усмотреть за ней было нелегко», – писала Анна Танеева.

С.Я. Офросимова вспоминала: «Когда приходили княжны, в особенности Великая княжна Анастасия Николаевна, начинались страшная возня и шалости. Великая княжна Анастасия Николаевна была отчаянной шалуньей и верным другом во всех приказаниях цесаревича».

Великая княжна Анастасия Николаевна – «Солнечный Луч» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Девочка отличалась лёгким и жизнерадостным характером, любила играть в лапту, в фанты, крутить металлический обруч, могла часами без устали носиться по дворцу, играя в прятки. Легко лазила по деревьям и часто из озорства отказывалась спуститься на землю. Она была неистощима на выдумки, к примеру, любила раскрашивать щёки и носы сестёр, брата и молодых фрейлин душистым кармином (красным красителем) и клубничным соком. С её лёгкой руки в моду вошло вплетать в волосы цветы и ленты, чем девочка очень гордилась. Анастасия была неразлучна со старшей сестрой Марией, обожала брата и могла часами развлекать его, когда Алексея укладывала в постель очередная болезнь.

Юлия Ден писала: «Самая младшая из Великих Княжон, Анастасия Николаевна, казалось, была из ртути, а не из плоти и крови. Она была очень, чрезвычайно остроумна и обладала несомненным даром мима. Во всём умела находить забавную сторону и обожала всякого рода розыгрыши. Думаю, из неё вышла бы превосходная комедийная актриса. Она то и дело проказничала, это был настоящий сорванец… Она была хорошенькой, лицо у неё было смышлёное, и в глазах светился недюжинный ум».

Великая княжна Анастасия Николаевна – «Солнечный Луч» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Однако при этом Анастасия понимала своё положение, занимаемое ею от рождения, и однажды, когда младший брат сказал ей: «Анастасия, тебе нужно представлять в театре, будет очень смешно, поверь!», то получил неожиданный ответ, что Великая княжна не может выступать в театре, у неё есть другие обязанности.

По воспоминаниям Пьера Жильяра, «Анастасия Николаевна была… большая шалунья, и не без лукавства. Она во всём быстро схватывала смешные стороны; против её выпадов трудно было бороться. Она была баловница – недостаток, от которого она исправилась с годами. Очень ленивая, как это бывает иногда с очень способными детьми, она обладала прекрасным произношением французского языка и разыгрывала маленькие театральные сцены с настоящим талантом. Она была так весела и так умела разогнать морщины у всякого, кто был не в духе, что некоторые из окружающих стали, вспоминая прозвище, данное её матери при английском дворе, звать её «Солнечный луч».

Прилежанием в учёбе Анастасия не отличалась, она терпеть не могла грамматику, писала с ошибками, а арифметику с детской непосредственностью именовала «свинством». Преподаватель английского языка Чарльз Сидней Гиббс вспоминал, что однажды она пыталась подкупить его букетом цветов, чтобы повысить оценку, а после его отказа отдала эти цветы учителю русского языка.

Великая княжна Анастасия Николаевна – «Солнечный Луч» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Как и сёстры, Анастасия любила рисовать, вязала, шила, увлекалась модным в то время фотографированием, причём имела собственный фотоальбом. Она зачитывалась пьесами Шиллера и Гёте, любила Мольера, Диккенса и Шарлотту Бронте. С удовольствием играла с братом на гитаре и балалайке. Хорошо играла на рояле и охотно исполняла с матерью в четыре руки пьесы Шопена, Грига, Рахманинова и Чайковского.

Несмотря на свой задорный характер, княжна Анастасия имела смирение и послушание по отношению к родителям. Родители отнюдь не потворствовали шалостям младшей дочери. Государыня Императрица прекрасно понимала, что ради пользы ребёнка время от времени нужно сдерживать её неуёмную энергию. При этом Александра Фёдоровна не желала переделывать натуру дочери, ломать её. Она позволяла детям развиваться в зависимости от природных качеств. В результате шаловливость – качество, которое могло бы переродиться в нечто малопривлекательное, у княжны Анастасии перешло в достоинство: весёлый нрав юной девушки и радовал, и утешал окружающих.

В годы Первой мировой войны все женщины царской семьи шили для солдат рубашки, вязали носки и рукавицы. В этих трудах принимала участие и Анастасия, которой было в ту пору около тринадцати лет. «Напротив меня сидит великая княжна Анастасия Николаевна, – вспоминала С. Я. Офросимова. – Её хорошенькое личико полно жизни и лукавства. Её быстрые глазки всегда сверкают неудержимым весельем и задором, они неустанно зорко высматривают, где бы ей нашалить… Острый, подчас беспощадный язычок рассказывает о всём виденном. Всюду, где она появляется, загорается неудержимая жизнь и звучит весёлый смех. При ней «даже раненые пляшут», по собственному её выражению. Как ей не сидится за шитьём! Но бледные, тонкие руки Татьяны Николаевны быстро вяжут рукавицу, Ольга Николаевна ещё ниже склонила голову над шитьём, а Мария Николаевна выбирает новую работу. Надо сидеть и работать… И её быстрая ручка берёт первую попавшуюся детскую рубашонку».

Анастасия вместе со своей сестрой Марией навещала раненых солдат в госпитале. Всеми силами княжны старались отвлечь раненых от тяжёлых мыслей, беседовали с ними, давали концерты, писали по их просьбам письма родным. Лечившийся там и знавший Анастасию Феликс Дассел вспоминал, что Великая княжна постоянно «смеялась и скакала, как белочка».

Великая княжна Анастасия Николаевна – «Солнечный Луч» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

О проведённых в госпиталях днях Анастасия вспоминала часто, она писала из Тобольска сестре в Екатеринбург: «Мне помнится, как мы давным-давно посещали госпиталь. Надеюсь, все наши раненые в конечном итоге остались живы. Почти всех потом увезли из Царского села. Ты помнишь Луканова? Он был так несчастен, и так любезен одновременно, и всегда играл как ребёнок с нашими браслетами. Его визитная карточка осталась в моём альбоме, но сам альбом, к сожалению, остался в Царском. Сейчас я в спальне, пишу на столе, а на нём стоят фотографии нашего любимого госпиталя. Знаешь, это было чудесное время, когда мы посещали госпиталь. Мы часто вспоминаем об этом, и наших вечерних разговорах по телефону и обо всём прочем».

В другом письме из Тобольска, отправленном на пасхальной неделе 1918 г. сестре Марии, Анастасия описывает минуты радости, пережитые, несмотря на грусть, одиночество и беспокойство за больного брата: «Ужасно хорошо устроили иконостас к Пасхе, всё в ёлке, как и полагается здесь, и цветы. Снимались мы, надеюсь, выйдет. Я продолжаю рисовать, говорят – недурно, очень приятно. Качались на качелях, вот когда я падала, такое было замечательное падение!.. да уж! Я столько раз вчера рассказывала сёстрам, что им уже надоело, но я могу ещё массу раз рассказывать… Вот была погода! Прямо кричать можно было от приятности. Я больше всех загорела, как ни странно, прямо акробатка!.. Очень извиняюсь, забыла Вас Всех моих любимых поздравить с праздниками, целую не три, а массу раз Всех. Все тебя, душка, очень благодарят за письмо».

Великая княжна Анастасия Николаевна – «Солнечный Луч» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Как свидетельствовал генерал М.К. Дитерихс, участвовавший в расследовании убийства царской семьи, «Великая княжна Анастасия Николаевна, несмотря на свои семнадцать лет, была ещё совершенным ребёнком. Такое впечатление она производила главным образом своей внешностью и своим весёлым характером. Она была низенькая, очень плотная, – «кубышка», как дразнили её сёстры. Её отличительной чертой было подмечать слабые стороны людей и талантливо имитировать их. Это был природный, даровитый комик. Вечно, бывало, она всех смешила, сохраняя деланно-серьёзный вид».

Даже будучи под арестом в Тобольске и Екатеринбурге, в самые последние месяцы своей жизни, она находила способы развеселиться и развеселить окружающих.

В Тобольске царскую семью поселили в старом губернаторском особняке. Сёстрам отвели угловую спальню на втором этаже, где они разместились всё на тех же армейских койках, привезённых из Александровского дворца. Анастасия дополнительно украсила свой угол любимыми фотографиями и рисунками.

Жизнь была достаточно однообразной: уроки, прогулки, вечерние службы и немудрёные развлечения вроде домашних спектаклей, а зимой – катания с собственноручно выстроенной горки. Анастасия, по собственным словам, с увлечением заготавливала дрова и расчищала дорожки от снега.

Великая княжна Анастасия Николаевна – «Солнечный Луч» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Из письма Анастасии своей тёте Великой княгине Ксении Александровне: «Эти дни у нас почти всё время солнце, и уже начинает греть, так приятно! Стараемся поэтому больше быть на воздухе. С горы мы больше не катаемся (хотя она ещё стоит), так как её испортили и прокопали поперёк канаву, для того чтобы мы не ездили, ну, и пусть; кажется на этом пока успокоились, так как уже давно она многим, кажется, мозолила глаза. Ужасно глупо и слабо, правда. Ну, а мы теперь нашли себе новое занятие. Пилим, рубим и колем дрова, это полезно и очень весело работать. Уже выходит довольно хорошо. И этим мы ещё многим помогаем, а нам это развлечение. Чистим ещё дорожки и подъезд, превратились в дворников».

Когда родители вместе с дочерью Марией вынуждены были отправиться в Екатеринбург, остальные остались в Тобольске. В обязанности Ольги входило заботиться о больном брате, Татьяны – вести домашнее хозяйство, Анастасии – «всех развлекать».

В опустевшем доме жизнь текла медленно и печально. И улыбка Анастасии была для всех светлым лучиком ободрения. Анастасия по-прежнему качалась на качелях, рисовала и играла с больным братом.

Наконец 19 мая было решено, что оставшиеся дочери и Алексей, к тому времени достаточно окрепший после болезни, присоединятся к родителям и Марии в доме Ипатьева в Екатеринбурге. На следующий день всех четверых посадили на пароход «Русь», доставивший их в Тюмень. По воспоминаниям очевидцев, девочек везли в закрытых на ключ каютах, Алексей ехал вместе со своим денщиком Нагорным, доступ к ним в каюту был запрещён даже для врача.

Великая княжна Анастасия Николаевна – «Солнечный Луч» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Вскоре пароход прибыл в Тюмень, и далее на специальном поезде четверых детей доставили в Екатеринбург. Анастасия сохраняла при этом отличное расположение духа. В письме, рассказывающем о поездке, слышатся нотки юмора: «Мой дорогой друг, расскажу тебе, как мы ехали. Мы вышли рано утром, потом сели в поезд, и я заснула, а вслед за мной все остальные. Мы все очень устали, потому что не спали до этого целую ночь. Первый день было очень душно и пыльно, и приходилось на каждой станции задёргивать занавески, чтобы нас никто не мог видеть. Однажды вечером я выглянула, когда мы остановились у маленького дома, станции там не было, и можно было смотреть наружу. Ко мне подошёл маленький мальчик и попросил: «Дядя, дай газету, если у тебя найдётся». Я сказала: «Я не дядя, а тётя, и газеты у меня нет». Я сначала не поняла, почему он решил, что я «дядя», а потом вспомнила, что волосы у меня были коротко острижены и [мы были] вместе с солдатами, которые нас сопровождали, мы долго смеялись над этой историей. Вообще, в пути было много забавного, и если будет время, я расскажу тебе о путешествии с начала и до конца. Прощай, не забывай меня. Все тебя целуют. Твоя Анастасия».

По прибытии в Екатеринбург детей разлучили с прибывшими вместе с ними П. Жильяром, Нагорным и фрейлинами. Но семья наконец-то воссоединилась в доме инженера Ипатьева.

Жизнь в «доме особого назначения» была однообразна, скучна. Анастасия вместе с сёстрами шила, гуляла по саду, играла в карты и читала матери вслух духовные издания. Немного позже девочек обучили печь хлеб, и они с увлечением отдавались этому занятию.

Один из охранников Ипатьевского дома вспоминал об Анастасии как об «очень дружелюбной и полной задора»; другой охранник говорил, что она была «очаровательным чертёнком», «живой, озорной, постоянно разыгрывала пантомимы с собачками, как будто в цирке».

18 июня 1918 года Анастасия отпраздновала свой последний, 17-й день рождения.

В ночь с 16 на 17 июля всю семью Романовых и их прислугу попросили одеться и спуститься в подвал дома. Согласно отчёту Якова Юровского, Романовы до последнего момента ни о чём не подозревали. В подвал по требованию императрицы были принесены стулья, на которые села она сама и Николай Александрович с сыном на руках. Анастасия вместе с сёстрами стояла позади. Сёстры принесли с собой несколько сумочек, Анастасия захватила также любимую собачку Джимми, сопровождавшую её во всё время ссылки.

Раздались выстрелы… Тех, кто не умер от пули, закололи штыками.

Великая Княжна Анастасия Николаевна
В своей книге «Подлинная Царица», вышедшей в Лондоне в 1922 году, Юлия Ден писала: «Не могу себе даже представить, что нашлись нелюди, которые, говорят, стреляли и наносили удары штыком этим беспомощным созданиям в Екатеринбургском доме смерти. Не только их красота, но и их приветливость должны были бы послужить им защитой. Однако, если правда, что они погибли, то лучшей эпитафией им будут эти бессмертные слова: «Милы и прекрасны они были при жизни, и смерть не смогла разлучить их».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Великая княжна Мария Николаевна – «светлый Ангел Любви» (ВИДЕО)

Её сферой были маленькие дети. Больше всего она любила возиться и нянчиться с ними

«Характер этой девочки был весьма любвеобильный, сострадательный и миролюбивый. Никого она никогда не оскорбляла, а старалась всегда всех мирить. Это была юная миротворица. Простота её была необыкновенная, и вела она себя просто, как простая русская девушка, видя в каждом человеке брата и сестру…» (Из воспоминаний игумена Серафима Кузнецова).

Мария Романова появилась на свет 26 июня 1899 года. Когда она была ещё совсем маленькой, её внешность сравнивали с ангелочками на картинах Боттичелли, и родные называли её чудесной малышкой, а её огромные тёмно-синие глаза – «Машкиными блюдцами». С раннего детства все окружающие отмечали добродушие, сердечность, ровный, весёлый характер и приветливость Марии. Она была подвижной, смешливой, забавной «пышкой Туту» с распахнутой душой. Однажды малышка стащила ванильные булочки с родительского чайного стола, и строгая императрица в наказание хотела уложить её спать раньше положенного времени. Однако отец – Николай II – возразил, сказав: «Я боялся, что у неё скоро вырастут крылья, как у ангела! Я очень сильно рад увидеть, что она человеческий ребёнок».

Маленькая Мария была особенно привязана к отцу. Едва начав ходить, она постоянно пыталась улизнуть из детской с криком: «Хочу к папа!». Няне приходилось едва ли не запирать её, чтобы малышка не прервала очередной приём или работу с министрами.

Великая княжна Мария Николаевна – «светлый Ангел Любви» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В семье её называли Машенька, Мари, Мэри. У Марии был талант к рисованию, она хорошо делала наброски, используя для этого левую руку, но у неё не было интереса к школьным занятиям. Когда Мария подросла, многие отмечали, что эта юная девушка ростом и силой пошла в дедушку – императора Александра III. Преподаватель английского языка Чарльз Сидней Гиббс рассказывал, что в 18 лет она была удивительно сильна, и иногда ради шутки легко поднимала его от пола.

Мария с детства отличалась добродушием и спокойствием. Как отмечал Пьер Жильяр: «Вкусы её были очень скромны, она была воплощённой сердечностью и добротой; сёстры, может быть, немного этим пользовались». Как-то четырнадцатилетняя сестра Ольга смогла убедить Марию, чтобы та написала матери письмо, прося, чтобы Ольге дали отдельную комнату и разрешили удлинить платье.

Маленькая Мария иногда мучилась тем, что она может быть нелюбима своими старшими красавицами-сёстрами, и в письмах делилась своими переживаниями с матерью. Александра Фёдоровна старалась ободрить и успокоить дочь: «Моя дорогая Машенька! Твоё письмо меня очень опечалило. Милое дитя, ты должна пообещать мне никогда впредь не думать, что тебя никто не любит. Как в твою головку пришла такая необычная мысль? Быстро прогони её оттуда! Мы все очень нежно любим тебя, и, только когда ты чересчур расшалишься, раскапризничаешься и не слушаешься, тебя бранят, но бранить не значит – не любить. Наоборот, это делают для того, чтобы ты могла исправить свои недостатки и стать лучше! Ты обычно держишься в стороне от других, думаешь, что ты им мешаешь, и остаёшься одна с Триной (чтица императрицы Екатерина Шнейдер – авт.-сост.), вместо того чтобы быть с ними. Они воображают, что ты и не хочешь с ними быть. Сейчас ты становишься большой девочкой, и тебе лучше следовало бы быть больше с ними. Ну, не думай больше об этом и помни, что ты точно так же нам дорога, как и остальные четверо, и что мы любим тебя всем сердцем. Очень тебя любящая старая мама».

Великая княжна Мария Николаевна – «светлый Ангел Любви» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Среди младших детей царской семьи Мария являлась самой взрослой, поэтому со временем, когда императрице приходилось уезжать вместе со старшими дочерьми, то на Марию возлагалась обязанность присматривать за Анастасией и Алексеем. «Моя дорогая Мария, ты прочитаешь это, когда мы уедем. Очень печально оставлять вас, троих малышей, и я буду постоянно о вас думать. Ты в этой группе старшая и поэтому должна хорошо присматривать за младшими», – наставляла дочь Александра Фёдоровна.

Мария очень любила детей. По воспоминаниям окружающих, «она была по натуре типичнейшая мать. Её сферой были маленькие дети. Больше всего она любила возиться и нянчиться с ними».

Внутренний мир Марии был всегда окрашен ярким и тёплым религиозным чувством. Чувство религиозности было естественным, просто выросшим из младенчества и осталось на всю короткую и яркую жизнь Великой княжны глубоко и искренне переживаемым.

С матерью-другом всегда можно было всем поделиться, даже сокровенными мыслями: «Знаешь, это очень странно, но, когда я вышла из комнаты Алексея после молитвы, у меня было такое чувство, как будто я пришла с исповеди… такое приятное, небесное ощущение».

Игумен Серафим (Кузнецов) в книге «Православный Царь-мученик» с любовью рисует портрет Марии: «Великая Княжна Мария Николаевна унаследовала во всех отношениях, как внешних, так и внутренних, все качества своего деда Императора Александра III. Крепость телосложения была у неё мужественная при совокупности редкой красоты. Она обладала большой силой, так что когда Цесаревич Алексей Николаевич был болен и нуждался в передвижении, то Мария Николаевна носила его как малого ребёнка.

Характер этой девочки был весьма любвеобильный, сострадательный и миролюбивый. Никого она никогда не оскорбляла, а старалась всегда всех мирить. Это была юная миротворица. Простота её была необыкновенная, и вела она себя просто, как простая русская девушка, видя в каждом человеке брата и сестру…

С этой Царственной девочкой не было скучно и своим, и чужим. Она умела развлечь и развеселить скорбящего и унылого, за что все её любили и уважали. Хозяйством она хотя не увлекалась, но помогала своей сестре Татиане Николаевне, оказывая ей полное послушание…

Она была неизменной заступницей за провинившихся перед отцом и матерью.

Она дружила с А.А. Вырубовой, делая с ней совместно много дел христианского милосердия. Эта юная Царевна была для всех светлым ангелом любви. Пред её просьбами было трудно устоять не только любвеобильному Царю, но и Царице с адамантовой силой воли».

В своих воспоминаниях Игумен Серафим приводит один из случаев проявления Марией любви и сострадания. «Во время Царского юбилейного путешествия в 1913 году в одном из посещаемых Государем монастырей Владимирской епархии Мария Николаевна заметила больную старицу схимонахиню, сидящую в кресле далеко в стороне; во время молебна она, видимо, попросила отца подойти к этой страдалице и утешить её.

Кончился молебен. Государь пошёл из храма, но неожиданно для всех сворачивает с дороги в сторону и подходит к больной схимонахине, которая от нечаянной радости заплакала. Государь поговорил с больной, ободрил и просил от неё благословения и молитв… По примеру отца поступили и дети. Старица от духовного восторга умильно плакала слезами радости; виновница сего Мария Николаевна торжествовала, что имела возможность порадовать больную страдалицу скорбей беспросветных.

Великая княжна Мария Николаевна – «светлый Ангел Любви» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Так эта юная Царевна с жизнерадостным лицом и любвеобильным сердцем всюду вносила радость, мир и утешение, являясь для всех ангелом утешения».

После получения известия об отречении государя от престола Мария глубоко переживала, но старалась держаться, чтобы не огорчать мать. «Мама убивалась, и я тоже плакала, – призналась Мария Анне Танеевой, – но после, ради Мама, я старалась улыбаться за чаем».

Великая княжна Мария Николаевна – «светлый Ангел Любви» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Сохранились строки из её письма отцу на английском языке, которые она писала 3 марта 1917 года из Царского Села, будучи пленницей. «Дорогой и любимый Папа! Я – всегда с тобой в моих мыслях и молитвах. Сестры всё ещё лежат в тёмной комнате, и Алексею уже это надоело, и он перешёл в игральную – комнату с открытыми окнами. Сегодня мы очищали пули от олова с Жиликом (так дружески дети называли Пьера Жильяра – авт.-сост.) и были очень довольны. Я провожу почти все дни с Мама, потому что теперь только я одна здорова и могу ходить. Я также сплю с нею в одной комнате, чтобы быть близко на случай, если ей что-то понадобится. Лили Дэн спит в красной гостиной на диване, где спала раньше Ольга. Дорогой, любимый Папа, все мы сердечно тебя обнимаем и целуем. Храни тебя Бог. Твои дети». Сдержанное и тёплое письмо, в котором Мария старается успокоить отца, не позволяя себе ни единой жалобы на здоровье и на тревожащую их всех обстановку внутри и вокруг дворца.

Приятельница императрицы Юлия Ден, не покинувшая семью после их ареста в Александровском дворце, познакомилась с Марией, когда та была ещё совсем ребёнком, и полюбила её всем сердцем, как и других царских детей. «Мария Николаевна… была не такой живой, как её сёстры, но зато имела определённые взгляды на жизнь. Она всегда знала, чего хочет и зачем. Во время мятежа 1917 года мы очень привязались друг к другу и почти все дни проводили вместе. Она была просто золото и обладала недюжинной внутренней силой. Однако, до наступления тех кошмарных дней, я даже не подозревала, насколько она самоотверженна».

Речь идёт о событиях, произошедших в Царском Селе в ночь на 27 февраля. Чтобы защитить царицу и детей от возможного нападения мятежников, приближавшихся к дворцу, его оцепили солдаты полков, ещё остававшихся верными присяге. Александра Фёдоровна покинула свой пост у постелей детей, тяжело заболевших корью, и, как была в платье сестры милосердия, вышла к солдатам, чтобы подбодрить их и предотвратить кровопролитие. Императрицу сопровождала ещё не заболевшая княжна Мария (она заболела самой последней, после этой ночи, и долго находилась на грани жизни и смерти). Уходя, императрица сказала, что идёт к солдатам «не как Государыня, а как простая сестра милосердия моих детей».

Баронесса Буксгевден образно описала ту памятную ночь: «Было темно, только снег блестел, и свет отражался от начищенных винтовок. Войска были выстроены в боевом порядке в дворцовом парке, первая шеренга, изготовившая к стрельбе с колена, другие сзади, стоя, винтовки у всех были подняты и изготовлены к бою. Фигуры императрицы и её дочери как тени переходили от одной линии к другой, а позади призрачной громадой возвышался белоснежный дворец, и беспорядочная стрельба слышалась всё ближе».

Великая княжна Мария Николаевна – «светлый Ангел Любви» (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Анна Вырубова дополняет рассказ: «Они переходили от одного солдата к другому, величественная, статная женщина и храбрая юная девушка, глядя прямо в лицо смертельной опасности, находя для каждого слова ободрения, и что было особенно дорого – слова простого доверия и надежды». И далее добавляет: «…может быть, и они (полки, стоявшие вокруг дворца – авт.-сост.) ушли бы в эту ночь, если бы не Государыня и её храбрая дочь, которые со спокойствием до двенадцати часов обходили солдат, ободряя их словами и лаской, забывая при этом смертельную опасность, которой подвергались».

Дополняет портрет Великой княжны Марии Николаевны генерал М.К. Дитерихс: «Во время прогулок в парке (в Царском Селе после ареста семьи – авт.-сост.) вечно она, бывало, заводила разговор с солдатами охраны, расспрашивала их и прекрасно помнила, у кого как звать жену, сколько детишек, сколько земли и т. п. У неё находилось всегда много общих тем для бесед с ними… Во время ареста она сумела расположить к себе всех окружающих, не исключая и комиссаров… а в Екатеринбурге охранники-рабочие обучали её готовить лепёшки из муки без дрожжей».

В Тобольске, как и в Царском Селе, Мария во время прогулок частенько заводила разговоры с солдатами охраны, расспрашивала их. Не осознавая опасности, она говорила, что хочет долго и счастливо жить в Тобольске, если бы ей разрешили прогулки снаружи без охраны.

Из письма Марии из Тобольска Зинаиде Толстой: «Мы живём тихо, гуляем по-прежнему два раза в день. Погода стоит хорошая, эти дни был довольно сильный мороз. А у Вас, наверное, ещё тёплая погода? Завидую, что Вы видите чудное море! Сегодня в 8 часов утра мы ходили к обедне. Так всегда радуемся, когда нас пускают в церковь, конечно, эту церковь сравнивать нельзя с нашим собором, но всё-таки лучше, чем в комнате. Сейчас все сидим у себя в комнате. Сёстры тоже пишут, собаки бегают и просятся на колени. Часто вспоминаю Царское Село и весёлые концерты в лазарете; помните, как было забавно, когда раненые плясали; также вспоминаем прогулки в Павловск и Ваш маленький экипаж, утренние проезды мимо Вашего дома. Как всё это, кажется, давно было. Правда? Ну, мне пора кончать. Всего хорошего желаю Вам и крепко Вас и Далю целую. Всем Вашим сердечный привет».

Когда в апреле 1918 года императора должны были увезти из Тобольска, Александра Фёдоровна приняла решение сопровождать супруга. Вместе с ними поехала дочь Мария.

Уже из Екатеринбурга она писала сёстрам: «Скучаем по тихой и спокойной жизни в Тобольске. Здесь почти ежедневно неприятные сюрпризы. Только что были члены областного Комитета и спросили каждого из нас, сколько кто имеет с собой денег. Мы должны были расписаться. Так как вы знаете, что у Папы и Мамы с собой нет ни копейки, то они подписали «ничего», а я 16 р. 75 к., которые Анастасия мне дала в дорогу. У остальных все деньги взяли в комитет на хранение, оставили каждому понемногу, выдали им расписки. Предупреждают, что мы не гарантированы от новых обысков. Кто бы мог думать, что после 14 месяцев заключения так с нами обращаются. Надеемся, что у Вас лучше, как было и при нас».

В мае в дом Ипатьева были доставлены и остальные царские дети. Для четырёх княжон была выделена отдельная комната, а царевича Алексея поселили в спальне с родителями. Вечерами Мария играла с отцом в «безик» или «триктрак», по очереди с ним читала вслух «Войну и мир», в очередь с матерью и сёстрами дежурила у постели больного Алексея.

По воспоминаниям оставшихся в живых приближённых царской семьи, красноармейцы, охранявшие дом Ипатьева, проявляли иногда бестактность и грубость по отношению к узникам. Однако и здесь Мария сумела внушить охране уважение к себе. Сохранились рассказы о случае, когда охранники в присутствии двух сестёр позволили себе отпустить пару сальных шуток, после чего Татьяна «белая как смерть» выскочила вон, Мария же строгим голосом отчитала солдат, заявив, что подобным образом они лишь могут вызвать к себе неприязненное отношение.

14 июня 1918 года Мария отметила в доме Ипатьева свой последний – 19-й день рождения. Тогда же произошло событие, показавшее, насколько Мария смогла расположить к себе красноармейцев: один из них попытался тайком пронести в дом Ипатьева именинный пирог. Однако он был остановлен патрулём, внезапно явившимся с обыском.

Софья Яковлевна Офросимова, фрейлина императрицы, писала о Марии с восторгом: «Её смело можно назвать русской красавицей. Высокая, полная, с соболиными бровями, с ярким румянцем на открытом русском лице, она особенно мила русскому сердцу. Смотришь на неё и невольно представляешь её одетой в русский боярский сарафан; вокруг её рук чудятся белоснежные кисейные рукава, на высоко вздымающейся груди – самоцветные камни, а над высоким белым челом – кокошник с самокатным жемчугом. Её глаза освещают всё лицо особенным, лучистым блеском; они… по временам кажутся чёрными, длинные ресницы бросают тень на яркий румянец её нежных щёк. Она весела и жива, но ещё не проснулась для жизни; в ней, верно, таятся необъятные силы настоящей русской женщины». Этим силам не суждено было раскрыться в полной мере.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Неразгаданные тайны цареубийства: Как сокрытие истины стало общим делом «мировой закулисы» (ВИДЕО)

В январе 1918 г. в Екатеринбурге инженер Ипатьев купил дом купца Шаравьева. Сам этот факт не вписывается в логические рамки. В январе 1918-го никто в России недвижимость не покупал! От нее избавлялись, домовладельцев уже приравняли к «буржуям». Взять денег на покупку было негде, банки национализировали. Те, кто сохранил наличность, обращали ее в золото, драгоценности, валюту. Но город был «вотчиной» Свердлова. Здесь верховодили его близкие подручные: Белобородов, Голощекин, Войков, Юровский, Сыромолотов, Чуцкаев. А Ипатьев был приятелем Войкова – до поры до времени. В апреле тот же Войков потребовал от него выехать. И следы Ипатьева исчезают, будто его и не было. Но если учесть, что цареубийцы были связаны с масонством, загадка находит объяснение. Здание специально сделали «домом Ипатьева». Чтобы замкнуть магический круг между Ипатьевским монастырем, где началась династия Романовых, и местом ее завершения.

Но было еще одно совпадение. Почему «домом Ипатьева» сделали именно этот особняк? Оказывается, он располагался рядом с резиденцией британского консула Томаса Престона, просматривался из его окон! А фигура Престона весьма любопытна. Всю революцию 1905–1907 г. он провел служащим горнодобывающей компании в Батуме. Известно, что здешний британский консул Патрик Стивенс активно шпионил. Через Батум завезли 8,5 тыс. винтовок на английском пароходе «Сириус». Груз был конфискован, но за взятки все равно попал к революционерам. После этого Престон закончил Кембридж и в 1913 г. приехал дипломатом в Екатеринбург. Но не отрывался и от прежней специальности. Обезпечивал интересы британских горнопромышленников на Урале.

При Советской власти у Престона установились отличные отношения с руководителями Уральского Совета – особенно близко он сошелся с Сыромолотовым, которого знал и раньше. На это тоже стоит обратить внимание. Сыромолотов в первую революцию руководил у Свердлова дружинами боевиков. Кроме того, он был женат на первой супруге Троцкого. А в начале 1918 г. именно ему было поручено произвести национализацию Русско-Азиатского банка (один из владельцев – дядя Троцкого Животовский). Значит, он входил в круг очень доверенных лиц.

В апреле дом Ипатьева переоборудовали в тюрьму. Из Тобольска сюда перевезли Царскую Семью. При переезде отпустили воспитателей государевых детей, швейцарца Жильяра и англичанина Гиббса. Они сразу обратились к Престону, молили предпринять меры для спасения Николая Александровича и его близких. Однако получили ответ, что, по мнению англичан, положение Царя «не является угрожающим».

Но один из лучших британских разведчиков в России, майор Стивен Аллей, якобы получил задание – подготовить операцию по спасению Царя. Он создал группу из 6 «русскоговорящих» агентов. За домом Ипатьева установили наблюдение. Однако в мае операция без всяких объяснений была прекращена. Это вызывает множество вопросов. Престон, силившийся показать, что усилия к спасению предпринимались, нигде на эту операцию не ссылается. А Аллей не упоминает Престона. Хотя обойтись без контактов они никак не могли, и лучшим местом для наблюдения за домом Ипатьева было консульство, Престон каждое утро смотрел с чердака на прогулки Императора. Но свидетельство об операции Аллея подтверждает – в Екатеринбург прислали группу британских агентов.

Многие лица под разными предлогами получали разрешения на свидание с Царем – сотрудники Красного Креста, дипломатические представители, сербский офицер Мичич. Сербская принцесса Елена с Жильяром и Гиббсом постоянно приходила к Престону, обсуждали, как помочь? Но сам консул союзной державы не навестил Государя ни разу. Зато в последующих отчетах и интервью он указывал, что «почти каждый день» бывал в Уральском Совете, общался с Белобородовым, Чуцкаевым, Сыромолотовым, хлопотал об «облегчении участи» Царя, и ему за это даже угрожали расстрелом.

Но это ложь. Потому что Престон оставался с большевиками в прекрасных отношениях. Сибирский исследователь Станислав Зверев, изучивший множество документов, пришел к выводу: «В Екатеринбурге советские власти скорее лебезили перед Престоном, чем угрожали ему». И это не удивительно. В советском правительстве прорабатывались планы передачи предприятий в концессию иностранцам, в июле 1918 г. Москву посетила британская экономическая миссия, ей наобещали широчайшие перспективы.

Что же касается ходатайств Престона о судьбе Царской Семьи, то со стороны Англии таких обращений не было ни разу. Ни в советских, ни в британских архивах ни одного такого документа не обнаружено. А вот со стороны немцев обращения были! К лету 1918 г. в окружении кайзера родился проект оборвать игры с большевиками и перенести ставку на монархистов. Если помочь им скинуть советскую власть, то Германия, даже проиграв войну, получала в лице России надежного друга на будущее – и возможности для экономического внедрения в нашу страну. В таком варианте Николай II или его Наследник ох как пригодились бы!

24 июня полпред в Берлине Иоффе доложил Ленину, что министр иностранных дел Кюльман сделал ему запрос о Царе, откровенно предупредил – гибель Государя «страшно повредит» большевикам. Встревоженный Иоффе предлагал – если «что-то произойдет», необходимо показать «нашу непричастность». Положением Государя озаботился и посол Мирбах незадолго до своей гибели. Потребовал устроить ему очную ставку с Императором. Не исключено, что это ускорило теракт, организованный капитаном SIS Хиллом. А после убийства посла Ленин начал переговоры с Германией. Если бы немцы потребовали выдать Царя, отказать им было невозможно…

Донесения Престона в Лондон, ныне ставшие достоянием историков, говорят, что его безпокоило вовсе не спасение царской семьи. Он писал, что надо «захватить Романовых», иначе они попадут в руки Германии и «станут козырной картой для будущей германофильской монархической ориентации». То есть, нельзя выпускать их с Урала на запад. Но англичане имели полную возможность «захватить» Царскую Семью в 1917 г., приняв ее в своей стране. Они отказались. А если не в Англию, то куда «захватывать»?…

Решение уже подразумевалось покупкой «дома Ипатьева». Исполняться оно стало одновременно с убийством Мирбаха. В начале июля в Москву ездил с Урала друг Свердлова Голощекин. Очевидно, там он получил инструкции. После его возвращения в Екатеринбург закипела подготовка. Сменили охрану в доме Ипатьева, заготавливалось большое количество керосина и серной кислоты для уничтожения тел. Престон и об этом знал. Обмолвился, что «слышал» о поручении доктору Архипову закупить 400 фунтов серной кислоты.

Кстати, спасти Царскую Семью было реально. На нескольких уральских заводах против большевиков восстали рабочие. Чехи воспользовались, рванули вперед, 10 июля заняли Кыштым – совсем близко от Екатеринбурга. А Престон поддерживал с чехами связь через курьера. Но дальше они не пошли. Союзное командование повернуло их в другом направлении, на Уфу. По сути, лишь создали предлог для цареубийства.

В ночь на 17 июля в подвале дома Ипатьева были зверски убиты 11 узников: Царь, Александра Федоровна, Наследник престола Алексей, Царевны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, врач Боткин, повар Харитонов, лакей Трупп и комнатная девушка Царицы Демидова. Тела были вывезены в район Ганиной ямы и сожжены. Точно так же, как сожгли тело друга Царской Семьи, Распутина. Но когда город заняли белые, и следователю Н.А. Соколову поручили раскрыть обстоятельства преступления (по собственной инициативе к следствию присоединился генерал М.К. Дитерихс), всплыли доказательства, что убийство было не только политическим, но и ритуальным.

У Царя и членов его Семьи после их умерщвления, еще в доме Ипатьева, отсекли головы, их унес куда-то Войков. 19 июля один из цареубийц, Юровский, выехал с докладом в Москву, вез с собой опечатанный чемоданчик и три грубо сколоченных ящика. А на стене Ипатьевского подвала были обнаружены две кабалистических надписи. Расшифровкой впоследствии занимался ученый-востоковед, знаток магии, М.В. Скарятин. Вариант, к которому он пришел: «Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства. О сем извещаются все народы».

Большевики оповестили, что Царь расстрелян по инициативе Уральского Совета, а Царица, Наследник и дочери Государя эвакуированы. Хотя немцы по своим каналам уже начали получать подлинную информацию. 19 июля сотрудник германского посольства в Москве Ботмер записал: «Подробности убийства Царя, которые постепенно становятся известны, ужасны. Теперь уже, пожалуй, нет сомнений, что чудовищно убиты также Царица и дети Царя, что распоряжение было дано здешним центральным правительством».

А следствие Соколова стало натыкаться на препятствия. Важный свидетель, охранник Медведев, вдруг умер в тюрьме. Объявили, что от тифа, но в этом были серьезные сомнения. Собственное расследование взялся вести военный министр Сибирского правительства генерал Гришин-Алмазов. Но его сразу отправили в отставку. Уехав на юг, он на совещании с союзниками в Яссах заявил, что против него «повел интригу английский консул Престон, роль которого вообще предстает загадочной». Но в покое его не оставили. Союзники выжили его из Одессы, а потом, на Каспийском море, английский корабль, сопровождавший его катер, неожиданно ушел – и, судя по последствиям, навел миноносцы красных. Гришин-Алмазов погиб.

А к Соколову подключили корреспондента лондонской «Таймс» Роберта Вильтона – сотрудничавшего с британской разведкой. Он повернул следствие на «германскую» версию. Даже постарался бросить тень на Распутина. Вильтон выпустил первую книгу о цареубийстве в подобном ключе, «проложив рельсы» для дальнейшего расследования и книг Соколова и Дитерихса. И многозначительный факт – во всех трех работах о цареубийстве не фигурирует Престон! Хотя он должен был стать одним из главных свидетелей, ежедневно наблюдал за домом Ипатьева! Но следствие его вообще обошло стороной.

Престон при белых стал в Екатеринбурге очень важной величиной – теперь он выступал от имени союзной миссии при Сибирском правительстве. Но насчет цареубийства сеял ложь. В официальных донесениях в британский МИД он даже 16 сентября 1918 г. подкреплял версию большевиков: «Не нашли никаких следов трупа (Царя – авт.)», «остальная часть членов Императорской Семьи была увезена в неизвестном направлении». Невзирая на то, что в Екатеринбурге уже знали об убийстве всей Семьи. В ложь не преминули внести свою лепту и американцы. Их журналист Аккерман запустил в «Нью-Йорк Таймс» сенсационную фальшивку, записки «Царского камердинера Домнина» — якобы свидетельство, что Николай II и его близкие остались живы. А Аккерман был другом и доверенным лицом советника Вильсона, Хауза. То есть, сокрытие истины стало общим делом «мировой закулисы».

И картина цареубийства остается не раскрытой до сих пор!

Соколов воспринял версию большевиков – Государя расстреляли. Только добавил еще 10 жертв. Но даже состав палачей не выяснили. Делалось заключение, что убийцами являлись «латыши во главе с евреем Юровским» — а имен латышей никто не знал, они были приезжими. Назвали фамилии одного венгра и одного австрийца, но последующая проверка историками показала их непричастность. Описание расстрела появилось лишь в 1930-х гг. в так называемой «записке Юровского». Так называемой, потому что сейчас уже доказано, составлял ее не Юровский, а академик М.Н. Покровский – главный большевистский фальсификатор истории.

Дальнейший интерес к цареубийству неожиданно всплеснул в 1970-х гг. «Появились» воспоминания охранников Стрекотина, Нетребина, Кабанова, тобольского большевика Свикке (Родионова), сопровождавшего Царя при переезде в Екатеринбург. Вроде бы, на их основе была написана книга Марка Касвинова «Двадцать три ступени вниз». Но после сопоставления с историческими документами обнаружилось, что эта работа – грубая фальшивка. Даже со списком участников злодеяния Касвинов обращался весьма произвольно – в различных редакциях его книги фигурируют совершенно разные лица (но все – русские рабочие). В 1989–91 г., когда архивы рассекретили и воспоминания охранников стали доступны исследователям, оказалось, что они написаны по сценарию «записки Юровского», и в них масса нестыковок. А в мемуарах Свикке все палачи названы латышами, но сами эти рукописные мемуары исчезли, о них известно только со слов журналистки Ильичевой.

Причем все эти материалы рождались не случайным образом, а в рамках некой скрытной кампании. После книги Касвинова Пикуля настроили написать омерзительный роман «Нечистая сила», дали ему подтасовку документов, закрытых в СССР. По мотивам романа сняли не менее омерзительный фильм «У последней черты». А Политбюро тогда же, в 1975 г., приняло решение о сносе дома Ипатьева, что и выполнил в 1977 г. секретарь Свердловского обкома партии Ельцин. Поэтому достоверность данных о цареубийстве, проявившихся в этот период, вызывает большие сомнения.

Что касается палачей, то С. Зверев, проанализировав все документы, приходит к справедливому выводу. Поименно из них известен только один! Юровский. Кроме него, остаются таинственные «латыши». То есть, лица, плохо или не совсем чисто говорившие по-русски, не знакомые в Екатеринбурге. Персонально они не названы ни в одном документе. Хотя можно сопоставить, в городе уже присутствовала одна приезжая группа – «русскоговорящие» британские агенты…

Но и сама версия о расстреле противоречит ряду фактов. Ипатьевский подвал для расстрела не подходил. В тесном помещении убийц могли поразить собственные рикошеты. А генерал Дитерихс записал: «Пулевых следов в комнате имелось от 28 до 35, причем большая часть их была от пуль, не проходивших человеческое тело». Но промахнуться в упор было трудно.

Получается, что расстрел… имитировали?

Дитерихс зафиксировал и подтверждение, что использовалось холодное оружие: «Тела рубились одетыми. Только таким изуверством можно объяснить находку обожженных костей и драгоценностей со следами порубки, а драгоценных камней – раздробленными». И еще красноречивая находка следствия: отрубленный палец Императрицы Александры Федоровны! Разделывая тела для уничтожения, их не стали бы крошить на столь мелкие части. То есть, палец отрубили раньше.

Один из распорядителей злодеяния, Войков, ставший полпредом в Польше, любил там покутить и при этом бахвалился, что «мир никогда не узнает правды» о том, что произошло в Ипатьевском подвале. Видимо, сказал лишнее. На него навели эмигрантских террористов. Интересно, что Сталин, узнав об убийстве Войкова, почему-то первым делом заподозрил Англию.

Но один человек о подробностях трагедии узнал. Один из самых почитаемых в XX—XXI в. православных старцев, Николай Гурьянов. Императора и Александру Федоровну он знал лично, и в девятилетнем возрасте святому прозорливцу было первое откровение. В ночь злодеяния он в ужасе прибежал к матери, рассказав о цареубийстве. Старец Николай говорил, что «детей истязали на глазах онемевших святых Страдальцев, особо истязуем был Царственный Отрок… Царица не проронила ни слова, Государь весь стал белый».

Как относиться к такому свидетельству, каждый может принимать по своей вере. Но ведь оно четко согласуется с фактами, приведенными выше – и косвенно подтверждается безпрецедентными мерами по сохранению тайны. Тела жертв старались полностью уничтожить, не просто жгли, поливая керосином, а еще и использовали серную кислоту. И в данном отношении снова обращает на себя внимание Престон. В 1972 г. в интервью газете «The Spectator» он обмолвился: «На мою долю выпало вывезти из Сибири все, что осталось от останков несчастной Императорской Семьи! Это останки достигли Букингемского дворца.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

В Пензе прошло мероприятие в память о столетии Первой мировой войны

Пензенские реконструкторы из клуба «Аванпостъ» устроили акцию, приуроченную к 100-летию со дня окончания Первой мировой войны.

Около тридцати человек прошли по Московской в сопровождении оркестра Росгвардии под старинные русские марши, а затем развернули лагерь в сквере вблизи Спасского кафедрального собора. По словам руководителя объединения Томаса Янчаускаса, вековой юбилей Первой мировой в этом году широко отмечали в Европе, а в России – с гораздо меньшим размахом. «47% всего мужского населения Пензенской губернии участвовали в Первой мировой войне, то есть практически половина всех мужчин, а мы как-то об этом забыли, поэтому хотим восполнить пробел.

Да и просто это интересно – пострелять с мальчишками, дать людям возможность понюхать пороху, показать, как это все бывает на самом деле, а не в кино, как уши от выстрелов закладывает», — рассказал Томас Янчаускас.

В рамках события прошли акции «Бессмертный полк Великой войны» и «Георгиевская ленточка». Они объединят потомков героев некогда забытого глобального конфликта и напомнят о героизме и мужестве русских солдат. Представители духовенства провели панихиду по солдатам и офицерам «За Веру, Царя и Отечество живот свой положившим».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Сергей ШУВАЙНИКОВ: «Там, где стоит российский флаг и живут русские люди – там и Россия»

Сергей Иванович Шувайников – известный крымский политик, один из видных деятелей русского движения в регионе в украинский период. В бурные 1990-е годы он последовательно отстаивал права русских людей, живущих на полуострове, на собственную идентичность, культуру и родной язык. С 1993 по 1996 годы был председателем Русской партии Крыма, с 1997 года по 1998 год – председателем Крымского республиканского отделения Партии Славянского Единства Украины. С 1998 по 1999 годы – председателем исполнительного комитета, а с 2002 по март 2014 года председателем Конгресса русских общин Крыма.

С апреля 2014 года – Советник Председателя Совета министров РК управления Службы Председателя Совета министров РК Управления делами Совета министров РК. С сентября 2014 года по ноябрь 2015 года – председатель Комитета Государственного Совета Республики Крым по информационной политике, связи и массовым коммуникациям. С декабря 2015 года — заместитель председателя Комитета Государственного Совета Республики Крым по вопросам государственного строительства и местного самоуправления. С января 2016 года — член Президиума Государственного Совета Республики Крым.

Недавно Сергей Иванович представил на суд общественности свою новую книгу и любезно согласился ответить на вопросы корреспондента «Русской Стратегии», севастопольского исследователя Дмитрия Соколова.

— Начну нашу беседу традиционным вопросом. О чем Ваша новая книга?

— Это сборник документальной публицистики, куда входят мои газетные публикации, иных авторов, мои выступления, партийные документы и статьи, охватывающие период от 1990 года по 1996 год. Они посвящены страницам новейшей истории Крыма – работе Верховного Совета Крыма после восстановления крымской государственности, созданию крымских политических партий, в том числе Русской партии Крыма, которая была учреждена по моей инициативе и первой публично провозгласила главную цель русского движения – мирное правовое возвращение Крыма в состав России. О том, как зарождалось и работало русское движение в Крыму, исследований и монографий нет. Я постарался восполнить этот пробел своей книгой.

— Что побудило Вас взяться за перо именно сейчас, накануне 5-летия воссоединения Севастополя и Крыма с Россией?

— Это давний замысел, собрать под одну обложку публикации, статьи, документы, которые в той или иной мере отражают нелегкий и противоречивый путь русских национально-патриотических организаций, которыми мне было доверено руководить на протяжении почти двадцати лет. Ведь сейчас появляется немало книг и политологических исследований о событиях «Русской весны», и у российской общественности может сложится мнение, что вся борьба за российский Крым и права русских людей началась только с февраля 2014 года. Мало того, не исключаю появления новых исторических мифов, которые могут обнулить все русское движение Крыма с начала 90-х годов прошлого века по март 2014 года, и создать новых героев, которые чуть ли не с рождения были российскими патриотами и боролись за возвращение Крыма в Россию. Поэтому я и отдаю предпочтение документальной публицистике того времени, которая дает возможность читателю и исследователям самостоятельно сделать те или иные оценки исторических событий. Сейчас готовлю вторую книгу, которая будет посвящена борьбе русских организаций за права русских людей – жителей Крыма в период с 1996 по 2010 год. Если успею, то именно она появится к 5-летию «Русской весны».

— Русская партия Крыма заявила о себе в 1993 году. Что это было за время?

— Это было тревожное и интересное время, когда шло формирование институтов крымской государственности, когда открыто работали институты демократии, существовала свобода слова, не было цензуры, велась открытая критика крымской и украинской власти, была возможность напрямую обращаться к обществу и людям. На Украине в тот период во всех структурах началось возрождение и внедрение националистической идеологии времен второй мировой войны, стали возрождаться и навязываться герои в образе Степана Бандеры и Романа Шухевича, ОУН-УПА, все сферы государственной и общественной жизни заполонила русофобия. Все русское и российское стало вытесняться и выдавливаться. Миллионы русских людей, ставших не по своей воле гражданами независимой Украины, готовили к мысли, что они должны адаптироваться к украинской идентичности и забыть свою русскую нацию, забыть Россию. В Крыму эта государственная политика Украины не приживалась и отторгалась. Более полутора миллионов русских людей не желали отказываться от своего русского имени и русского языка, от истории и духовности, от своего Отечества – России. Мы не забыли и 1954 год, когда российский Крым был незаконно передан союзной украинской республике с изменением административных границ. Лозунг о возвращении Крыма в Россию был самым актуальным, поэтому Русская партия Крыма первой взяла его на вооружение. И активно пропагандировала среди крымчан с первого дня своего учреждения.

— Есть мнение, что в середине 1990-х годов была реальная перспектива принятия Крыма в Россию. Речь о событиях, связанных с президентством Юрия Мешкова, провозгласившего курс на обретение полуостровом государственного суверенитета. Насколько верна эта точка зрения и почему, на Ваш взгляд, сценарий воссоединения либо провозглашения независимости Крыма тогда не был реализован?

— Такая перспектива была, но для этого было необходимо укрепить и сплотить крымское общество, насытить его законами и правовой базой, утвердить Конституцию Крыма 1992 года (конституцию практически независимого государства) общекрымским референдумом, создать Конституционный суд Республики Крым, а потом предложить Украине и России вариант кондоминиума — двойного управления Крымом. Президенту Крыма Юрию Мешкову, который пришел к власти перехватив у Русской партии Крыма российские лозунги, не хватило ни ума, ни таланта чтобы договориться с властями Украины и России и навязать им свои, крымские политические сценарии развития Республики Крым. Мало того, он не смог даже сохранить политическое единство собственной Республиканской партии Крыма (партии РДК), большинство депутатов которой ограничило его конституционные полномочия. Потом была неудачная попытка государственного переворота, когда Мешков распустил крымский парламент. Но ненадолго. Киев, куда он обратился за помощью, его не поддержал. Все это напоминало фарс, который закончился для русского Крыма трагично – украинские власти ликвидировали Конституцию Крыма 1992 года, институт президентства, возможность иметь свои законы и собственную внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому «Крымская весна» 1994 года не состоялась, пришлось подождать двадцать лет.

— В предисловии к вышедшей книге Вы называете действия Украины по отношению к Крыму аннексией. Почему Вы их определяете именно так?

— Международное право понятие «аннексия» определяет, как незаконное присоединение части территории другого государства или народа, а также насильственное удержание народа в границах другого государства. Украинские политики прекрасно понимали, что события 1954 года и 1991 года были по отношению к Крыму и русскому народу Крыма незаконными. В 1954 году Крым незаконно, с нарушением советских законов и Конституции, отторгли от России и подарили Украине. В 1991 году, после преступного развала Советского Союза, по тем же советским законами Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика имела право определить путем народного референдума свой государственный статус, вплоть до независимости и возвращения в Россию. Нам, русским крымчанам, такой возможности не предоставили. Киев при попустительстве российской власти в лице президента Бориса Ельцина насильственно оставил Крым в составе уже независимого украинского государства. Насильственные действия украинских властей в отношении прав русских людей на полуострове стали началом многолетней политической борьбы против украинской аннексии, за восстановление исторической справедливости – возвращение Крыма в Россию.

— Какие эпизоды борьбы за российский Крым в 1990-е и 2000-е годы, в которых Вы непосредственно принимали участие, особенно Вам запомнились и почему?

— Вся книга «Моя борьба за российский Крым» состоит из этих эпизодов. Если говорить о конкретных эпизодах, то это работа в Москве в комиссии Пудовкина (была такая в Верховном Совете Российской Федерации), которая занималась сбором государственных документов, подтверждающих российский статус Севастополя и незаконность передачи Крыма в 1954 году. По итогам работы комиссии российский парламент принял исторические решения, которые после 1993 года были аннулированы Ельциным. Это и мое первое выступление по крымскому телевидению с предвыборной программой кандидата в Президенты Крыма от Русской партии с лозунгами о возвращении Крыма в Россию. Это митинг на центральной площади Симферополя летом 1995 года, на котором Русская партия приняла «Акт провозглашения российского статуса Республики Крым», который взбесил весь украинский политический бомонд. Это приезд в Крым российских политиков, которые поддерживали лозунги Русской партии Крыма – Владимира Жириновского, Дмитрия Рогозина и Константина Затулина. В 2000-е годы, будучи депутатом крымского парламента, я неоднократно приходил на сессии Верховного Совета АРК с российским флагом и устанавливал его возле своего кресла. Проукраинских депутатов и политиков из меджлиса это очень бесило, они подходили ко мне и начинали доказывать, что «Крым – это Украина», предлагали вариант «чемодан-вокзал-Россия», на что я отвечал: там, где стоит российский флаг и живут русские люди – там и Россия. Это после 2014 года многие крымские чиновники в одночасье стали российскими патриотами, а тогда очень многие неодобрительно смотрели на меня и российский флаг.

— Русская партия Крыма была, вероятно, первой политической силой, которая выступила с однозначным осуждением преступлений советской системы и регулярно проводила акции памяти жертв красного террора на полуострове в начале 1920-х годов. Как Вы впервые узнали о Крымской трагедии и что помогло Вам прийти к выводу относительно преступности коммунизма и его чуждости русскому делу?

— В начале 90-х годов мне попалась книга Мельгунова «Красный террор в России». Там я впервые узнал о страшных преступлениях, которые творили большевики против моих соотечественников после исхода Русской армии Врангеля в 1920 году. Мое первое образование – историк, и когда в годы так называемой перестройки и гласности стали появляться первые документы о преступлениях советской власти против собственных граждан, особенно русских людей, для меня это стало потрясением. Поэтому Русская партия Крыма осенью 1994 года первой провела в центре Симферополя митинг памяти жертв красного террора и репрессий в Крыму. Мы потребовали убрать имена красных палачей из названий улиц и поселков, с памятных досок. К сожалению, эти требования и по сей день остаются не реализованными. Даже в российском Крыму. Это прискорбно, что имена террористов и убийц, а также чуждых российской истории деятелей остаются в названиях улиц и населенных пунктов Крыма. Коммунистический социальный эксперимент принес русскому народу и российскому государству неисчислимые миллионные жертвы. Ему нет оправдания. Дай Бог, чтобы об этом знали и помнили молодые поколения, которых сегодня сознательно отвращают от отечественной истории.

— Минувший 2017 год отмечен 100-летием двух революций. В этом году исполнилось 100 лет с начала полномасштабной Гражданской войны в России, убийства Царской семьи. Извлекли ли мы, ныне живущие, уроки из прошлого?

— Я повторюсь: наши соотечественники, россияне, русская молодежь, плохо и искаженно и оценивают трагические страницы нашей истории, особенно периода ХХ века. Не дана официальная государственная оценка событиям Февральской революции и Октябрьского переворота, Гражданской войны и политических репрессий, проводимых большевиками при жизни Сталина. Поэтому россияне уроков из прошлого не извлекли. Мало того, период большевизма и советской власти сегодня активно внедряется как образец исторической перспективы для России и русского народа. Наряду с социальным расслоением нашего общества, делением его на бедных и богатых, многие идеи большевизма могут вновь оказаться востребованными, и общество может быстро поделиться на белых и красных.

— На Ваш взгляд, какие проблемы наиболее остро проявляются сегодня в Крыму и что нужно сделать для их разрешения?

— Проблем много, они характерны для всех российских регионов. Это неэффективное местное самоуправление в регионах Республики Крым, противостояние законодательной и исполнительной власти в Севастополе. Это бойкот Крыма со стороны крупных российских банков и торговых корпораций, которые опасаются международных санкций. Отсюда высокие цены на продукты питания и товары народного потребления. Это слабое патриотическое воспитание в крымском обществе и системе образования, слабая и пассивная роль крымских средств массовой информации. Это отсутствие серьезной правозащитной работы, которая крайне необходима, учитывая, что большинство стран мира не признают российский статус Крыма и считает его «временно оккупированной территорией». Правозащитная работа и народная дипломатия могут изменить мнение о российском Крыме в мире. Рецепты решения проблем в Крыму должны предлагать политики и власть – это их прямая обязанность. Если они не справляются с поставленной задачей, то жители Крыма 8 сентября 2019 года будут иметь возможность избрать новых политиков и новую власть. Это их законное конституционное право. И гражданская обязанность им воспользоваться.

Русская Стратегия

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ 

Насколько верно представление о дореволюционной России как о промышленно неразвитой стране? Какие из достижений науки и техники царской России «присвоены» большевиками? Какой была экономическая политика императора Николая II? Об этом наша беседа с Дмитрием Леонидовичем Сапрыкиным – руководителем Центра исследований научно-образовательной политики Института истории естествознания и техники имени С. И. Вавилова Российской академии наук, историком науки и образования, инновационным предпринимателем.

Ориентиры развития – в прошлом. Но в каком?

– Дмитрий Леонидович, обращаюсь к вам как авторитетному исследователю истории науки и техники, прежде всего – российской, который сам имеет опыт реализации промышленных проектов. После грандиозного спада 1990-х годов ситуация стала меняться, уже много лет говорят об «инновациях», а теперь и об «импортозамещении», возрождении отечественного производства. Оптимисты надеются на грядущий рост, говорят, что Россия в начале нового пути. Но куда должен вести этот путь? Какие цели ставит перед собой страна, чтобы в очередной раз не зайти в тупик?

– Наша страна последние лет 40 находится в состоянии упадка образования, науки, промышленности – точнее сказать, находилась; это не первый раз, когда упадок сменяется подъемом, и я надеюсь, что ситуация переломится, – уже переломилась. Сейчас действительно много говорят о необходимости восстанавливать образование, технологии, науку, промышленность, которые после развала 1990-х годов мало кому были нужны. Понятно, с нуля трудно что-либо создавать, поэтому люди пытаются найти ориентиры в прошлом.

Для очень многих таким прошлым, по которому собираются строить будущее, является советский период. Вспоминают про индустриализацию, про великую советскую науку, про успехи СССР в разных отраслях промышленности, образования, науки. Типичный представитель таких взглядов – нобелевский лауреат академик Российской академии наук Жорес Алферов.

– На первый взгляд это не лишено оснований: действительно, в СССР и космос осваивали, и образование создали, которое американцы считали лучшим в мире, и еще много чего было…

– Советский период, конечно, свои достижения имел, но он и многие проблемы создал, которые до сих пор не преодолены и во многом являются причиной нынешнего состояния нашего государства. Наша история началась не 100 лет назад, в 1917 году, она – гораздо глубже, значительнее. Мы тоже «стоим на плечах гигантов», это надо понимать и постоянно помнить.

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Русской инженерной школе как минимум 300 лет, и всё это время она остается одной из сильнейших в мире. Еще при Петре I была создана Школа математических и навигацких наук, из которой впоследствии выросли лучшие военно-инженерные учебные заведения России. Вдова первого российского императора Екатерина I, исполняя волю венценосного супруга, основала Императорскую Академию наук, которая в XVIII веке стала одним из центров мировой научной мысли. В это время в Соединенных Штатах Америки ничего подобного не было. И даже в такой стране, как Англия, инженерное образование было менее организованным. Об этом свидетельствовал в своих книгах великий ученый и инженер Степан Тимошенко, по сути создатель американской школы прикладной механики. Утверждая превосходство русской инженерной школы над американской, он знал, о чем говорил: получив инженерное образование в Российской империи и став здесь знаменитым ученым, Степан Прокопьевич после революции был вынужден эмигрировать в Европу, а потом в Америку, где своим трудом и талантом снискал огромный авторитет – и как ученый, и как инженер-практик, и как организатор инженерного образования, ученики которого занимают кафедры в лучших университетах мира.

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Мы стоим на плечах гигантов

– Но ведь считается, что Российская империя была отсталой страной в области промышленности.

– Стоит посмотреть на историю русской промышленности без идеологических шор. Великая держава не может долго развиваться экономически, осваивать территорию и выдерживать тяжелейшие войны без мощной промышленности. Это всё сказки, что можно выехать на голом энтузиазме или на импорте техники и технологий.

Но вплоть до последнего десятилетия XIX века британская, французская, а потом и немецкая и американская промышленность росли быстрее. Одной из главных причин этого было создание грандиозных колониальных империй (прежде всего Британской), разорение и подчинение Западом огромных экономик Индии и Китая, раздел «испанского наследства». Другой причиной был технологический переход. В частности, в XIX веке промышленность стран Запада перешла с дров на каменный уголь. У России в XIX веке не было ни колоний, ни угля. Серьезная добыча каменного угля в России началась в последнее десятилетие XIX века с созданием так называемого горно-промышленного района юга России – Донбасса.

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

– Порой можно услышать, что сами по себе мы ничего не сделали бы в Донбассе без англичан, в частности без промышленника Джона Юза – основателя Донецка.

– Да, в угольные и металлургические предприятия юга России вкладывались и англичане, в частности Джон Юз, и французы с бельгийцами. Но в них участвовали и русские промышленники, представлявшие русские купеческие роды, некоторые из которых развивались столетиями. Совершенно неверно утверждать, что русская промышленность создана иностранцами. Как я сказал, горно-промышленный район юга России возник в результате целенаправленной политики Российской империи на протяжении десятилетий. Это общее положение: для того чтобы какая-то промышленность появилась, необходимо создать определенную инфраструктуру, которая требует колоссальных затрат, времени и усилий. В России с ее огромными территориями и разнородным населением это сделать не мог никто, кроме империи. Поэтому считать, что промышленность на юге России возникла сама собой, по воле англичан, – глупо.

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Немцы съехались на родину возрождать страну. А русские – вернутся?

– Получается, весь XIX век Россия, так сказать, собиралась с силами, чтобы совершить рывок. Или некоторая медлительность развития объясняется тем, что ресурсов особых не было, а появились, когда кто-то пришел на помощь?

– Но к концу XIX века лидерами в технологиях и промышленности были уже не французы и англичане, а немцы. Может быть, есть чему у них поучиться?

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

– Да. Примерно с 60-х годов XIX века, после объединения Германии, в этой стране начался грандиозный рост науки и промышленности. Кстати, в начале этого рывка Германия находилась примерно в том положении, что и современная нам Россия. Как и немцы в XIX веке, сейчас многие русские ученые, инженеры, предприниматели распылены по всему миру, среди них много высокообразованных, талантливых людей. В середине XIX века в Германии в создавшихся условиях немецкие инженеры и предприниматели не смогли найти возможности работать по специальности, зато нашли ее за рубежом – кто в Америке, кто в Англии, кто в России…

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Сталин шел вслед за царем

– А как шло развитие в России?

– К началу царствования Николая II у нас была развитая текстильная промышленность и пищевая, в частности сахарная, развитие этих отраслей шло поступательно на протяжении всего столетия. Уже при Александре II развернулось крупное железнодорожное строительство и было построено несколько мощных машиностроительных, сталелитейных и военных предприятий, среди них Путиловский и Обуховский, Коломенский и Сормовский заводы, верфи Санкт-Петербурга. Но колоссальный скачок в области промышленности был сделан именно в царствование Николая II. В начале царствования был построен великий Сибирский путь – Транссиб, до сих пор являющийся транспортным хребтом страны.

Вообще по числу созданных крупных промышленных предприятий обрабатывающей промышленности эпоха Николая II существенно превзошла все другие, включая и сталинскую индустриализацию. К началу Первой мировой войны в России было больше 400 гигантских предприятий обрабатывающей промышленности с числом рабочих на каждом больше 1000. В Германии и в Великобритании таких больших заводов было примерно столько же, а в США – около 600. Во Франции аналогичных предприятий было примерно 150, в других развитых странах – Италии, Японии, Австро-Венгрии – около 100.

Русская промышленность занимала четвертое место в мире, уступая американской, британской и германской, но заметно опережая французскую. Интересно, что по крупной обрабатывающей промышленности Россия была на уровне Англии и Германии, а вот в добывающей промышленности – по добыче угля, выплавке чугуна, числу шахт и домен – только на уровне Франции. То есть Российская империя вовсе не была «сырьевой» державой, скорее наоборот – «обрабатывающей».

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

– Чаще всего приводят другие данные: Россию ставят на 5-е место, причем со значительным отставанием от Франции.

– Такое понимание уровня развития промышленности Российской империи базируется на пропагандистских публикациях советской статистики, в которых утверждалось, что СССР в 1926–1927 годы восстановил уровень промышленного производства 1913 года, а затем развивался колоссальными, невиданными никогда и нигде в истории темпами.

– Выходит, еще долго после бесчеловечной казни императора Николая II советская власть боролась с ним, точнее – с тем, что он сделал для России. Государь превратил нашу страну в одно из самых развитых государств мира, а большевики изо всех сил старались его оболгать и приписать заслуги императора себе. Чувствуется какое-то соревнование с теми законами, по которым развивалось мощное государство, разрушенное Лениным и его соратниками.

– Сначала Сталин делал всё ровно так, как учили критики царской власти. Он всеми силами развивал добывающие отрасли промышленности вместо обрабатывающих, потому что царя упрекали в возникновении «топливного» и «чугунного голода». К примеру, Сталин вместо договора с Францией заключил договор с Германией. И получил 1941 год. А в 1941 году Иосиф Виссарионович надел френч, как у Николая II, объявил себя Верховным главнокомандующим, потом восстановил погоны и пропагандистскую риторику времен войны (при Николае II ее называли Великой или Отечественной, а при большевиках она стала Первой мировой или империалистической) – сознательно или бессознательно копируя даже внешние формы убиенного императора… Как бы де-факто советский вождь признал, что Николай II всё делал правильно.

СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Америка – сырьевой придаток России?

– Для российской промышленности эпохи императора Николая II характерны какие-то особенности развития?

Другой диспропорцией советской экономики было преобладание военной и тяжелой промышленности над отраслями, работающими на частное потребление и открытый рынок, – производством жилья, одежды и обуви, пищевой промышленности.

А вот в Российской империи всё было строго наоборот: обрабатывающая промышленность была гораздо более развита, чем добывающая, чем первичная переработка. При этом удельный вес отраслей, продукция которых направлялась на непосредственное потребление населением, был несколько выше, чем удельный вес тяжелой индустрии. Слабым местом российской экономики были именно добывающие отрасли – прежде всего именно угольная промышленность, а также черная металлургия. Зато по обрабатывающим предприятиям Россия была на уровне Германии и Великобритании, по крайней мере по их числу и масштабам. При этом Россия ввозила очень много сырья, не только уголь из Англии и чугун из Германии, но и хлопок-сырец из Америки. Что же, скажете, что Америка, Англия и Германия были сырьевыми придатками царской России?

– Думаю, такую явную глупость всё-таки никто утверждать не станет. Мировая экономика, по-моему, – это сообщество, разделение функций; это сотрудничество, пусть и не без конкуренции.

Власти царской России обвиняют чаще всего в том, что они, как говорится, пустили развитие страны на самотёк. Погнались за выжиманием прибыли, наплодили текстильных фабричек и прочих подразделений легкой промышленности – некоторое пренебрежение даже в советском названии чувствуется. И только советская власть бросила все силы на основу основ народного хозяйства – добывающую промышленность, энергетику, тяжелое машиностроение.

Развитие промышленности царь считал личным делом
– Мы то и дело упоминаем императора Николая II как, используя нынешний термин, высокопоставленного куратора промышленного развития России. Скажите, пожалуйста, Дмитрий Леонидович, какова всё-таки личная роль государя в том расцвете науки и техники, который наблюдался в период его царствования? Может быть, просто вокруг него в то время собрались такие гениальные работники, мощные специалисты, а сам он в процессе участия не принимал?

– Роль императора Николая II в развитии промышленности России больше, чем роль предыдущих государей, уж не говоря о советских вождях. Из тех 400 крупных обрабатывающих заводов, работавших в 1913 году, примерно половина построена в царствование Николая II. Больше того, тогда в России были созданы несколько абсолютно новых отраслей: электротехника, радиотехника, приборостроение, химическая промышленность, авиастроение… Этот скачок даже трудно с чем-то сравнить – ни при Александре II, ни при Николае I такого не было. Для сравнения: в годы сталинской индустриализации – знаменитых первых пятилеток – было построено всего около 1500 объектов. Но из них только примерно 60–70 были по-настоящему крупными, и на них уходило больше половины капитальных инвестиций. Причем только некоторые из них – в частности тракторные и автомобильные заводы, построенные по американской лицензии: – «Уралмаш» и «Уралвагонзавод»; два огромных текстильных комбината в Средней Азии – относились к обрабатывающей промышленности.

Большинство грандиозных сталинских строек – это электростанции или предприятия черной металлургии и угледобывающей промышленности. Недаром главный герой сталинской индустриализации – шахтер Стаханов. Обрабатывающая промышленность, существовавшая к 1941 году: в частности машиностроение, кораблестроение, химическая, электротехническая, военная промышленность, – была в основном построена при царях, прежде всего при Николае II. Так что Великую Отечественную мы выиграли во многом благодаря царским заводам.

– Был какой-то личный интерес государя к этой сфере деятельности?

Николай II любил технику и хорошо разбирался в ней
– Ну, во-первых, Николай II был, что называется, глубоко в этой теме. Он ведь как государственный деятель начал со строительства Транссиба: Александр III поставил его председателем комитета по строительству этой железнодорожной магистрали, и будущий «Хозяин земли Русской» познавал науку управления именно в ходе реализации этого «мегапроекта». Как свидетельствовал, например, Игорь Иванович Сикорский, Николай II любил технику и хорошо разбирался в ней. Игорь Иванович писал в воспоминаниях по поводу своих личных встреч с Николаем II: «Император был среди очень немногих людей, которые не задают вопросов без того, чтобы они были корректны и осмысленны. Все его расспросы были разумны и здравы с инженерной точки зрения».

Впрочем, техническое образование характерно для многих членов Дома Романовых. Николай I вообще называл себя «инженером на троне». Его сыновья Константин Николаевич и Михаил Николаевич были инженерами: один служил во флоте, другой – в артиллерии. И вообще чуть не половина Романовых – военные и морские инженеры по образованию.

Николай II имел прекрасное инженерное и военно-техническое образование, а также естественнонаучное. Конечно, он серьезно изучал и экономику, право, историю – то есть получил те знания, что нужны для управления государством, – и был человеком с широким кругозором.

Свою стратегию в отношении развития промышленности Николай II выдерживал последовательно. Взять, например, знаменитую резолюцию царя, вынесенную им в апреле 1912 года после обсуждения Особым совещанием и Советом министров вопроса о необходимых мерах по развитию высшего образования. На заключении император Николай II начертал: «Я считаю, что Россия нуждается в открытии высших специальных заведений, а еще больше в средних технических и сельскохозяйственных школах, но что с нее вполне достаточно существующих университетов».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Как Александр III с Европой разговаривал.

Именно в правление императора Александра III Россия ни дня не воевала (кроме завершившегося взятием Кушки в 1885 завоевания Средней Азии) — за это царя назвали «миротворцем». Всё улаживалось исключительно дипломатическими методами, причём, безо всяких оглядок на «европы» или кого-либо ещё. Он считал, что России незачем там искать себе союзников и вмешиваться в европейские дела.

Известны его слова, ставшие уже крылатыми: «Во всём мире у нас только два верных союзника — наша армия и флот. Все остальные при первой возможности сами ополчатся на нас». Он очень много сделал для укрепления армии и обороноспособности страны и нерушимости её границ. «Отечеству нашему, несомненно, нужна армия сильная и благоустроенная, стоящая на высоте современного развития военного дела, но не для агрессивных целей, а единственно для ограждения целостности и государственной чести России». Так он говорил и так он делал.

Он не вмешивался в дела других стран, но и своей страной не давал помыкать. Приведу один пример. Спустя год после его восшествия на престол, афганцы, науськиваемые английскими инструкторами, решили откусить кусок территории, принадлежащей России. Приказ царя был лаконичен: «Выгнать и проучить, как следует!», что и было сделано. Посол Британии в Санкт-Петербурге получил предписание выразить протест и потребовать извинений. «Мы этого не сделаем» — сказал император и на депеше английского посла написал резолюцию: «Нечего с ними разговаривать». После этого он наградил начальника пограничного отряда, орденом Святого Георгия 3-й степени.

После этого инцидента Александр III сформулировал свою внешнюю политику предельно кратко: «Я не допущу ничьего посягательства на нашу территорию!»

Ещё один конфликт стал назревать с Австро-Венгрией из-за вмешательства России в балканские проблемы. На обеде в Зимнем дворце австрийский посол стал в довольно резкой форме обсуждать балканский вопрос и, разгорячившись, даже намекнул на возможность мобилизации Австрией двух или трёх корпусов. Александр III был невозмутим и делал вид, что не замечает резкого тона посла. Затем он спокойно взял вилку, согнул её петлёй и бросил по направлению к прибору австрийского дипломата и очень спокойно сказал: «Вот что я сделаю с вашими двумя или тремя корпусами».

Александр III испытывал стойкую неприязнь к либерализму и интеллигенции. Известны его слова:

«Министры наши… не задавались бы несбыточными фантазиями и паршивым либерализмом»

Справка:

Население России выросло с 71 млн. человек в 1856 году до 122 млн. человек в 1894 году, в том числе городское — с 6 млн. до 16 млн. человек. Выплавка чугуна с I860 по 1895 год увеличилась в 4,5 раза, добыча угля — в 30 раз, нефти — в 754 раза. В стране было построено 28 тыс. вёрст железных дорог, соединивших Москву с основными промышленными и сельскохозяйственными районами и морскими портами (сеть железных дорог в 1881-92 гг. выросла на 47%).

В 1891 г. началось строительство стратегически важной Транссибирской магистрали, соединившей Россию с Дальним Востоком. Правительство начало выкупать частные железные дороги, до 60% которых к середине 90-х годов оказалось в руках государства. Число русских речных пароходов возросло с 399 в 1860 году до 2539 в 1895-м, а морских — с 51 до 522.
В это время в России закончился промышленный переворот, и машинная индустрия сменила старые мануфактуры. Выросли новые промышленные города (Лодзь, Юзовка, Орехово-Зуево, Ижевск) и целые индустриальные районы (угольно-металлургический в Донбассе, нефтяной в Баку, текстильный в Иванове).

Объём внешней торговли, не достигавший в 1850 году и 200 млн. рублей, к 1900 году превысил 1,3 млрд. рублей. К 1895 году внутренний товарооборот вырос в 3,5 раза по сравнению с 1873 годом и достиг 8,2 млрд. рублей.

Смерть русского царя потрясла Европу, что удивительно на фоне обычной европейской русофобии. Французский министр иностранных дел Флуранс говорил:

«Александр III был истинным русским Царём, какого до него Россия давно уже не видела. Конечно, все Романовы были преданы интересам и величию своего народа. Но побуждаемые желанием дать своему народу западноевропейскую культуру, они искали идеалов вне России… Император Александр III пожелал, чтобы Россия была Россией, чтобы она, прежде всего, была русскою, и сам он подавал тому лучшие примеры. Он явил собою идеальный тип истинно русского человека»

Даже враждебный России маркиз Сольсбери признавал:

«Александр III много раз спасал Европу от ужасов войны. По его деяниям должны учиться государи Европы, как управлять своими народами»

«Александр III был последним правителем Российского государства, кто на деле заботился о защите и процветании русского народа.»

«Император Александр III был хороший хозяин не из-за чувства корысти, а из-за чувства долга. Я не только в царской семье, но и у сановников никогда не встречал того чувства уважения к государственному рублю, к государственной копейке, которым обладал император Александр III. Он каждую копейку русского народа, русского государства берёг, как самый лучший хозяин не мог бы её беречь…».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Грустный список забытых юбилеев

Чехарда с юбилеями требует создания специального органа по продуманной политике празднования важных исторических дат

60 лет назад появилось постановление ЦК КПСС и Совмина СССР за номером 1361 — «О наведении порядка в праздновании юбилеев». «Смысл постановления 60-летней давности — остановить парад сплошных юбилеев «предприятий, учреждений, обществ, … и отдельных лиц», часто независимых от реальных заслуг «юбиляров» перед государством и народом, — пишет «Российская газета». — Еще государство, видимо, хотело силой распоряжения остановить желание праздновать незначимые события за бюджетный счет. А также избавиться от объявления публичными юбилярами малозаметных людей и малозначащих событий.

Помимо стремления придать юбилеям высокий статус, а также добиться экономии казенных средств, вероятно, сказалась и меняющаяся в постсталинское время общественная атмосфера. В Оттепель людям стало понятно, что «звезды» на культурном и гражданском небосклоне может зажигать само общество и что общественное мнение — это реальная сила. А юбилей — хороший повод представить публике в самом деле достойных людей и вспомнить о значимых событиях».

О чехарде юбилеев, постигшей нашу Отчизну, рассуждает в интервью «Русской народной линии» директор Мемориального музея-квартиры св.Иоанна Кронштадтского в Кронштадте, научный сотрудник музея Ф.М.Достоевского, настоятель Петро-Павловского храма в с. Сомино протоиерей Геннадий Беловолов, отметивший в уходящем году шестидесятилетие.

Празднование юбилеев относится к культурной и духовной жизни общества.

Очевидно огромное духовное и культурно-историческое значение юбилеев в жизни общества. Сама идея юбилеев коренится в Священном Писании. Кроме того, что празднование юбилеев создает особую положительную атмосферу жизни общества, юбилеи также выражают систему общественных ценностей, создают иерархию исторических личностей и являются своего рода историческим судом потомков. Система юбилеев создает культурный месяцеслов. А само понятие юбилея является формой общественной канонизации того или иного имени, как и установка памятника.

Но, к сожалению, в реальности приходится видеть полную неупорядоченность празднования юбилейных дат. Большие юбилеи подчас проходят незаметно, а празднование незначительных приобретает гипертрофированный характер, точно по пословице — из мухи делают слона.

Юбилеи часто становятся средством политики и пропаганды. Празднование юбилеев не должно быть фабрикой создания исторических кумиров, навязываемых народу сверху (или сбоку).

С другой стороны, горько видеть, как много знаменательных дат оказались вне поля общественного внимания. Хорошо хоть не забыли о тысячелетии памяти князя Владимира. Но почему-то не вспомнили о 1000-летии мученической кончины его сыновей Бориса и Глеба, или же о 500-летии памяти царя Ивана III (в 2005 году) или о юбилеях побед Ивана IV? В прошлом году никто не вспомнил о 200-летии со дня рождения Императора Александра Освободителя. Но эта короткая память касается не только русских царей. Кто-нибудь помнит, как было отпраздновано 300-летие со дня рождения Михайлы Ломоносова в 2011 году? Или 200-летие смерти Гаврилы Державина в 2016 г.? А как прошел юбилей 200-летия со дня рождения Ивана Тургенева в нынешнем году? Все было тихо и незаметно.

За последние десятилетия мы пропустили много важных юбилеев — можно было бы составить большой список забытых юбилеев, забытых побед и имен! А ведь юбилеи — это форма нашей исторической памяти.

В то же время Россию накрыла стихия празднования «всякой твари» из восточного календаря, каждый год получает имя какого-нибудь животного: 2019 стал «годом свиньи». Наблюдается какое-то нашествие свиней, от которого общество скоро захрюкает. Вроде бы религия по конституции отделена от государства, а тут на каждом шагу насаждаются восточные религиозные знаки.

Считаю, этому нужно противопоставить практику посвящения наступающего нового года нашим Великим Именам. Почему бы не объявить в России Год Модеста Мусоргского, которому исполнится 180 лет со дня рождения, или Год Василия Поленова (175 лет со дня рождения), Год Гоголя (210 лет со дня рождения) или Год Шукшина (90 лет со дня рождения). И где календари и открытки с этими писателями, художниками, композиторами? А если заглянуть вперед, то в 2020 году будет отмечаться 100-летие со дня рождения Абрамова, а в 2021 году — 200-летие со дня рождения Достоевского. Как мы их встретим?

2019 год объявлен Годом театра. Замечательно. Я этому очень рад, но надо понимать, что театральная тематика значима для узкого сегмента российского общества. В реальный театр ходит публика крупных городов. В нашем Бокситогорском районе Ленинградской области театров нет. Поэтому нужны посвящения, которые бы охватывали и глубинку России. Почему бы на государственном уровне не объявить 2019 год Годом святого праведного Иоанна Кронштадтского, ведь в наступающем году исполнится 110 лет со дня кончины и 190 лет со дня рождения великого русского святого, а также 55 лет со дня его канонизации Русской Зарубежной Церковью. Народный артист России, председатель фонда «Золотой Витязь» Николай Петрович Бурляев выступил с такой инициативой, но пока она не имеет широкого масштаба.

В 2019 году грядет 250-летие Ивана Андреевича Крылова. И кто об этом помнит? Почему празднуют Год свиньи, а не юбилей гениального баснописца?! Все точно по слову «дедушки Крылова»: «А слона-то я и не приметил». Может быть, в библиотеке Салтыкова-Щедрина и состоится вечер, посвященный классику, поскольку он долгое время трудился в ней, но будет ли это всенародное торжество? Иван Андреевич Крылов — наш великий русский мудрец, сделавший всех нас умнее и мудрее, создавший бесчисленное множество пословиц и поговорок, его крылатыми выражениями мы выражаем свои мысли. Но где же благодарная память? В России до сих пор нет музея Крылова. Будет ли достойно отпразднован этот великий юбилей? Судя по всему, нет. Остается всего два месяца.

Приходится говорить об отсутствии общей политики в праздновании юбилеев. Процесс пущен на самотек. Встает вопрос, кто занимается организацией юбилеев? Кто формирует их программу? Кто выбирает и определяет статус? Самые важные политические юбилеи, типа, 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, определяются на высшем уровне. Но что касается множества других юбилеев — исторических, литературных, художественных, — тут полная чехарда, которая убеждает в том, что нужен специальный орган при правительстве России или при Министерстве культуре, который бы системно занимался юбилейной политикой: выявлением и составлением календаря юбилеев, предложениями по персоналиям. Поскольку празднование юбилеев является общественным событием, требующим к тому же часто немалых средств налогоплательщиков, общество имеет право знать о грядущих юбилеях и выбирать или отвергать даты и имена. Нужно заблаговременно иметь повестку юбилейных праздников, публиковать календарь юбилеев. Празднование юбилеев должно выноситься на общественное обсуждение.

Юбилеи не должны навязываться, празднование юбилеев должно быть отражением внутренней жизни народа, его исторической памяти.

В этом убеждает недавний пример всенародного голосования в рамках проекта «Великие имена России», который убедительно продемонстрировал, что у народа есть свои исторические симпатии и пристрастия. И вот, что интересно: большинство выбранных имен у нас почему-то не попадают в юбиляры. Особенно это касается имени Государя Императора Николая Александровича, имя которого никак не было почтено на государственном уровне в год 100-летия его трагической гибели.

Ни одно официальное лицо не обмолвилось ни одним словом о последнем Русском Царе, не было проведено ни одного официального мероприятия, не было возложено ни одного цветка на Ганиной Яме от правительства современной России, что не делает ему чести. Нынешнее государство пользуется многими трудами Императора Николая Александровича, взять хотя бы русскую авиацию и подводный флот, которые основал и строил последний Русский Царь или же традиции парламентаризма, которые он заложил. Почти четверть века он был у штурвала российского корабля, вел его твердо и крепко среди исторических потрясений. И только «измена, трусость и обман» привели к трагедии России. Но, кроме Натальи Поклонской, никто не хочет вспоминать Государя, пожертвовавшего собой ради России. Однако у народа оказалось свое особое мнение и для мурманского аэропорта выбрано имя Великого Русского Царя.

Кстати, среди победителей конкурса практически нет тех имен, памятники которым до сих пор стоят по городам и весям нашей страны, или же либералов, отмеченных русофобией. Народ выбрал героев по своей душе.

Следовало бы результаты этого народного голосования взять за основу при формировании программы празднования юбилеев на ближайшие годы.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЧУДО В ТОБОЛЬСКЕ. 100-летие Царской Голгофы

Через сто лет после расстрела Царской семьи в доме тобольского генерал-губенатора открыли музей в память о последних представителях династии Романовых

Милость к нам проявила природа. Играло солнышко, чуть пригревало, свет сиял во все стороны. Благодать на исходе осени, почти летний денёк. Обычно в безлиственную пору по Сибири уже гуляет-завывает снежно-пыльная метель, а просторы обнимает морозец. А тут — такой подарок!

Про место, куда мы приехали, старинная забытая песня доносила: «На диком бреге Иртыша сидел Ермак, объятый думой». Атаману было от чего задуматься!

Во сне или наяву Ермаку Тимофеевичу почудилось пророчество: он должен оградить русские селения от набегов хищных татар, силой взять и покорить Сибирь под руку Царя Московского.

Горстка отважных казаков (пятьсот или чуть более), бесстрашных, как и сам атаман, всё приближалась и приближалась к многотысячному войску Сибирского хана Кучума, который, говорят, имел «большие связи» на Западе и в Азии, а посему собирался пойти разорить саму Москву.

И вот у Чувашева мыса на реке Иртыше, где теперь, почти пятьсот лет спустя, мы стоим в качестве приезжих гостей — писатели Леонид Иванов, Виктор Борисов, Григорий Кайгородов и я — достославного града Тобольска, произошла битва, равной которой, наверное, не отыскать за всю историю человечества.

Отряд казаков, на каждого приходилось, пожалуй, по сотни и более врагов, вооруженных, кстати, даже пушками, опрокинул, обратил в бегство и рассеял большую армию хана Кучума.

Разве это не чудо? Чудо, да ещё какое!

— Мы не знаем, сколько голов сложили в страшной битве казаки, но уже на другой день те, кто остался в живых, сели на струги, поплыли вверх по Иртышу и заняли столицу Сибирского ханства — город Искер, — рассказывал Аркадий Елфимов, коренной сибиряк, большой знаток русской истории и руководитель общественного «Фонда возрождения Тобольска». — И что самое примечательное? Взятие столицы хана Кучума произошло в день памяти святого православного подвижника Дмитрия Солунского. Красноречивый знак! Случайного не бывает, случай — «орудие» Провидения Господня. Победа в день Димитрия Солунского означала: русские пришли в Сибирь НА ВЕКА!

Разве это не чудо?

Чудо, да ещё какое!

Тайна заключена и в том, что чудо, явленное атаману Ермаку, не исчезло в одночасье. Оно длится, переходит из века в век, обретая новых сторонников и принимая разные формы. Одно из подтверждений тому — раскинувшийся на крутом берегу Иртыша ботанический парк «Ермаково поле», уникальный для всей Западной Сибири. Название — опять же в честь храброго казака, здесь стоит и оригинальный памятник ему. Заброшенная в «лихие 90-е годы» территория дома отдыха обрела новое прекрасное существование. Стараниями Аркадия Елфимова и его друзей «природные композиции» воспроизводят страницы истории славной духовной столицы Сибири — светлого города Тобольска. Их дополняют скульптурные и декоративные объекты.

Здесь же заложена «Липовая аллея», первое дерево посадил Валентин Распутин 3 сентября 2002 года, когда побывал в Тобольске. Он написал чудесные размышления о Тобольске, которые войдут в книгу, посвящёную «именной аллее». И мы, скромные гости — прозаики Леонид Иванов из Тюмени, Виктор Борисов из Вологды и я — тоже посадили липу на память.

Сколько любви, мастерства потребовалось вложить в замыслы!

И вот «след» из 26 октября 1582 года, когда Кучум позорно бежал с Чувашеского мыса, неожиданно обрёл явь в ботаническом парке.

На холме встала часовная в честь святого Димитрия Солунского.

Устремлённая в широкое небо, белая, красивая, глаз не оторвать, она будто парит над округой, олицетворяя символ нашей великой русской государственности. Автор объекта — архитектор Алексей Белоусов, без преувеличения, вложил в него душу.

Разве это не чудо? Чудо, да ещё какое!

Строгая красота небольшого храма естестенно входит в исконную святоотеческую традицию Тобольска — активного религиозно-духовного сердца Сибири. Тобольск для зауральской части страны до самого океана то же, что Троице-Сергиева Лавра под Москвой для всей России.

Это «сердце», конечно, не могло не отозваться на страшную беду, что постигла Русь в самом начале прошлого века. Насильственное отлучение от власти помазаника Божия стало катастрофой для народа и началом восхождение Николая Романова на свою Голгофу. Дом генерал-губернатора в Тобольске дал последнее пристанище законному русскому Царю, его семье и сподвижникам. Дом сохранили стараниями горожан, хотя могли бы сжечь, взорвать, развалить, как случилось с «домом купца Ипатьева» в Екатеринбурге, куда в 1918 году вывезли «пленников», а в начале лета расстреляли. Через сто лет после зверской казни Царя-Императора и его семьи, в апреле 2018 года, в доме генерал-губенатора открыли музей в память о последних представителях династии Романовых.

Глубокие и трепетные чувства охватывают всякого, кто входит под своды дома, комнаты и лестницы которого помнят Царя.

Разве это не чудо?

Чудо, да ещё какое!

ЧУДО В ТОБОЛЬСКЕ. 100-летие Царской Голгофы История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ЧУДО В ТОБОЛЬСКЕ. 100-летие Царской Голгофы История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ЧУДО В ТОБОЛЬСКЕ. 100-летие Царской Голгофы История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ЧУДО В ТОБОЛЬСКЕ. 100-летие Царской Голгофы История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Геннадий Сазонов, член Союза писателей России, Вологда-Тобольск

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Сохранить живую память о блокаде

В Санкт-Петербурге открылся Единый городской информационный центр, посвящённый жизни блокадного города

О создании центра, координирующего работу всех СМИ, общественных организаций и учреждений культуры по освещению мероприятий к 75-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, было объявлено 20 декабря 2018 года на пресс-конференции в Медиацентре Правительства Санкт-Петербурга (Невский проспект, 66), сообщает пресс-служба Президентской библиотеки.

По словам старшего научного сотрудника отдела формирования и обработки информационных ресурсов Президентской библиотеки Алексея Вороновича, ещё к 70-летию окончательного прорыва блокады на Сенатской, 3, начали собирать материалы, посвящённые этой теме. Но особенно активизировалась эта работа накануне 75-летия праздника.

9 ноября 2018 года на круглом столе в Президентской библиотеке было объявлено о старте масштабного проекта, проводимого совместно с «Радио России» и газетой «Петербургский дневник» и посвящённого сохранению исторической памяти о жизни Ленинграда в 1941–1944 годах. В его рамках была запущена акция по сбору документов, писем, дневников и фотографий из личных архивов жителей блокадного города. Они будут оцифрованы и войдут в фонд Президентской библиотеки, станут доступны жителям всего мира, найдут широкое отражение в СМИ, будут использоваться при подготовке выставок, конференций и других мероприятий.

«К сожалению, осталось уже не так много людей, которые пережили блокаду, получали медаль за оборону города, имеют знак „Жителю блокадного Ленинграда“, – рассказал Воронович. – Поэтому особенно важно сохранить свидетельства и материалы, которые у них есть».

Он рассказал об огромном количестве звонков и обращений, о множестве дневниковых записей и фотографий, которые передают люди в Президентскую библиотеку.

Среди документов, поступивших на оцифровку в Президентскую библиотеку, – удостоверения о награждении, орденские и трудовые книжки, отсрочки от мобилизации, пропуска, дающие возможность прохода по городу в ночное время, справки о том, кем человек работал в годы блокады, дипломы о получении образования, справки о месте жительства. Эти бумаги несут как сами блокадники, так и их дети или внуки.

«Почти все письма и дневники пронизаны двумя сюжетами, – поделился представитель Президентской библиотеки. – Изначально жителей пугали постоянные авианалёты, но потом все почти каждый день писали о том, сколько у них осталось продовольствия».

На пресс-конференции также было сказано, что не все блокадники имеют возможность представить документы или фотографии, но готовы просто рассказать о том, что они пережили. И в этом смысле создание Единого городского информационного центра представляется особенно важным. Именно он возьмёт на себя функцию общения с блокадниками и фиксации их воспоминаний для истории.

Как отметила директор Городского студенческого пресс-центра Санкт-Петербурга, на базе которого создан Единый информационный центр, Катерина Туголукова, в городе проживает большое количество активных ребят, которые, учась в вузах и колледжах, работают в студенческих СМИ, на телевидении, ведут блоги и создают видеосюжеты.

«Мы планируем привлечь их к нашему проекту. И могу сказать, что и с их стороны уже есть заинтересованность», – подчеркнула она.

С помощью волонтёров-студентов планируется создание видео-, аудио- и фотоархива. Также в рамках информационного центра будет вестись единая база мероприятий, посвящённых блокаде и проходящих в школах, вузах, музеях и различных организациях.

Генеральный директор Санкт-Петербургского регионального центра ТАСС и председатель Ассоциации СМИ Северо-Запада Александр Потехин отметил, что кроме привычных для нашего уха словосочетаний «оборона Ленинграда» и «блокада» существует гораздо реже используемые «битва за Ленинград» или «Ленинградская битва».

«И началась она даже не осенью 1941 года, а 10 июля, когда фашисты ступили на Псковскую землю, которая в то время входила в состав Ленинградской области, и закончилась не в январе 1944 года, а 9 августа 1944-го, когда завершилась Свирско-Петрозаводская операция», – уточнил он.

Ленинградскую битву он назвал одной из четырёх крупнейших битв войны и призвал помнить об этом наряду с мероприятиями, посвящёнными блокаде.

Заместитель главного редактора телеканала «Санкт-Петербург» Екатерина Ходаринова в свою очередь отметила, что начиная с сентября 2018 года канал выпускает передачи и документальные фильмы, созданные в том числе в сотрудничестве с Президентской библиотекой.

«Хорошо, что теперь есть единый центр, куда теперь будет стекаться вся информация по блокаде», – добавила она.

Единый городской информационный центр будет активно работать в течение всего 2019 года. Представители всех организаций и учреждений, участвующих в блокадных мероприятиях, могут присылать информацию о них на почту центра: blokada75@studressa.ru.

Ранее подробно рассказывалось о совместном проекте Президентской библиотеки, «Радио России» и газеты «Петербургский дневник» к 75-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады.

На портале Президентской библиотеки можно ознакомиться с электронной коллекцией «Оборона и блокада Ленинграда», куда вошли официальные документы, периодика, воспоминания ленинградцев, продуктовые карточки, фото- и кинохроника.

В этом году Президентская библиотека презентовала виртуальный тур по выставочным залам временно закрытого Государственного музея обороны и блокады Ленинграда и по музею «Кобона: Дорога жизни». В ближайшем будущем планируется создание виртуального тура по петербургскому музею «А музы не молчали…» средней школы № 235 им. Д.Д. Шостаковича.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Царская семья. Последний год  (ФИЛЬМ)

Фильм «Царская Семья» был задуман к 100-летию со дня злодейского убийства Царской Семьи в Екатеринбурге.

Изначально авторы фильма решили отойти от классической формы художественно-документального фильма и построили его исключительно на исторических источниках, а именно на дневниках и письмах Государя Императора Николая II и Государыни Императрицы Александры Феодоровны. Эти документы двух любящих Венценосных Супругов, с предельной, пронзительной точностью и достоверностью раскрывают трагический последний год земной жизни Царской Семьи.

От Псковской гефсимании до Екатеринбургской голгофы — вот хронологические рамки нашего фильма. Дневники и письма Царя и Царицы раскрывают их беззаветную любовь к Богу, России, к русскому народу.

Государыня писала из Тобольска: «О Боже, спаси Россию! Это крик души и днем, и ночью. Чувствую себя матерью этой страны и страдаю, как за своего ребёнка и люблю мою родину, несмотря на чёрную неблагодарность к Государю, которая разрывает мое сердце, но ведь это не вся страна. Болезнь, после которой она окрепнет. Господи смилуйся и спаси Россию! Как я счастлива, что мы не за границей, а с ней все это переживаем. Как хочется с любимым больным человеком все разделить, вместе пережить и с любовью и волнением за ним следовать, так и с Родиной».

Император Николай II оставил нам бессмертное завещания, переданное его старшей дочерью Великой Княжной Ольгой Николаевной: «Отец просил передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но не что зло победит зло, а только любовь».

Текст и сценарий фильма были написаны известным историком Петром Мультатули.

Текст читают: народный артист России Дмитрий Певцов и народна артистка России Ольга Дроздова

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Их Императорским Высочествам Августейшим.  Дочерям Государя 

От рук проклятых и ужасных

Погибнуть были вы должны

Четыре девушки прекрасных,

Четыре Русские Княжны

Одна была вина за вами:

Любовью к Родине горя,

Ее вы были дочерями,

Как дщери Русского Царя:

Ваш взгляд молитвенно-лучистый,

Последний в жизни взгляд очей

Сказал, что вы душою чистой

Простить сумели палачей.

Последний вздох… Утихли слезы…

Исчезла жизни суета…

Четыре царственные розы

Прошли чрез райские врата.

 

Владимир Петрушевский

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Рыцарь русского духа: И.А. Ильин 

Философское творчество И.Ильина началось в предреволюционные годы. И.Ильин побывал в Германии, где изучал философию Гегеля. Вскоре после Октябрьского переворота И.Ильин был вместе с двумя десятками других деятелей русской культуры выслан большевиками заграницу. Там он и написал большую часть своих произведений. В них русский философ попытался уяснить себе причины кризиса европейского духа, о котором в то время много писали западные мыслители — Э.Гуссерль, у которого И.Ильин многому научился, О.Шпенглер, П.Валери и, с несколько иной точки зре­ния, Карл Юнг.

Однако И.Ильина интересовал не столько диагноз «недомогания культуры» (выражение З.Фрейда), сколько те усилия, которые должна предпринять русская душа, чтобы избежать повторения ошибок, которые сделал Запад в своем цивилизационном развитии. Мы неслучайно сказали «русская душа», а не родина, от нее Иван Александрович был отделен крепкой стеной. В его стране власть имущие делали всё, чтобы искоренить искони русское и заменить его интернациональным (отрезвление, да и то частичное, пришло позже).

Но где бы И.Ильин не был, в Германии или позже в Швейцарии, он в сердце своем не расставался с родной землей, постоянно думал о ней, жил ее горестями и, главное, надеждой на ее возрождение во внутренне присущем ей православном и национальном виде.

Одной из основных идей русского философа была мысль о том, что в историческом бытии народа имеются своего рода подпочвенные воды, в которых содержится народный инстинкт и дух, мощная стихия безсознательного — и высокое духовное начало, природой обусловленное — и благодатью данное свыше. Взаимодействие этих двух начал и определяет бытие каждого народа, в свойственной ему форме. Таково и самостоятельное бытие русского народа и созданной им культуры. Смысл этого понятия, этой самобытности в том, что бытие русских создано ими самими, не является слепком с чужого образца и в нем заложена повелительная потребность в дальнейшем свободном и творческом развитии.

С этой точки зрения И.Ильин говорит о коренных задачах России. Остановившись сначала на особенностях философского метода И.Ильина, посмотрим, как формулирует и как пытается решить он эти задачи.

Что есть русская культура, какова ее сущность и проявления этой сущности в истории — вопросы сложные и спорные. Ими занимались светлые умы на протяжении последних двух столетий — если иметь в виду современную форму этих гипотез, утверждений и вопрошаний. Книги И.Ильина посвящены всецело этим вопросам, и в них сказано много интересного о русской культуре. Но особенность творческой манеры И.Ильина в том, что вопрошание, парадокс, нередко прельщающий читателя своей остроумной, провоцирующей формой, и вместе с тем раскрывающий, или помогающий читателю открыть что-то новое, шокирующее своей необычностью и одновременно покоряющей неожиданной убедительностью — всего этого у И.Ильина нет. Как правило, отсутствует у него и полемика с чуждыми, но, может быть укоренившимися в сознании людей взглядами. И.Ильин — идеолог. За ним стоит вековая православная традиция, он хранит наследие славянофильско-почвеннической мысли XIX в. Его учитель – Платон.

У И.Ильина мы находим тезис о безусловном возврате к церковно-догматическому православию как противоядию от безбожного большевизма. Это призыв дополнить славянскую сердечность и созерцательность русского племени волей и культом Вождя — разумная мысль, ибо, как было уже сказано в «Повести временных лет», а затем в метко-остроумной форме в «русской истории» А.К.Толстого, «земля у нас богата, порядка в ней лишь нет». Наконец — и это тоже ново в русской философской словесности — И.Ильин в полный голос говорит о национализме как о мировоззрении, в котором нуждается русский народ. Это уже подразумевалось у русских «самобытников» XIX столетия, но лишь теперь было сказано со всей решительностью.

Для «самобытников» было характерно обращение к истории. Это произошло впервые в начале XIX столетия, И.Ильин писал свои работы более чем через сто лет после этого. За это время история успела утвердить себя как «царица наук», историзм как стремление понять и оправдать всё на свете, укрепился прочно. И.Ильин с его ориентацией на «вечные идеи» Платона и феноменологию Гуссерля не особенно близок к историзму, но историю он не игнорирует.

Особенности творческой манеры И.Ильина, о которой мы уже сказали, побудили нас в этой работе предоставить слово самому И.Ильину. Не только в богатстве идей, но и в страстной убежденности его проповеди лежит его редкостное обаяние. Как Минин и Пожарский поднимает он нас на защиту Отечества. Как митрополит Илларион, поучает он нас в том, что есть христианская вера, княжеская власть и русская земля. Последуем же за ним: «…западноевропейские народы в течение столетий пытались использовать тяжелое положение русских, борющихся против азиатского Востока и Юга, для утоления жажды завоеваний на восточных равнинах. В результате в России создалась совершенно особая ситуация: расположенная на незащищенной равнине, она была со всех сторон зажата, изолирована и осаждаема — на востоке, юго-востоке, западе и северо-западе, и только в зимнюю спячку нордические народности Приполярья давали русским некоторый передых на севере и северо-востоке… Русская история развивалась так, что для нее не было никакого выбора: или надо было сражаться, или быть уничтоженными, вести войну или превратиться в рабов и исчезнуть.

Сергей Соловьев подсчитал, что Россия в течение своего первого сравнительно спокойного периода (ок. 800 — 1237) должна была отражать военное нападение каждые четыре года… И тем не менее это было время относительной безопасности. Великое монгольское половодье последовало в 1237 — 1241 годах. В следующие за этим 220 лет (1240 — 1462) России пришлось отражать двести новых вторжений, то есть почти каждый год. За третий и четвертый периоды (примерно 1368 — 1893) в течение 525 лет Россия вынуждена была воевать 329 лет; это значит, что на каждые три года жизни приходится два года войны и один год мира.

Так развертывалась в целом русская история — как история обороны, борьбы и жертв: от первых нападений кочевников-печенегов на Киев в 1037 году и далее на протяжении веков. Со всех сторон доступная, нигде не защищенная, простиралась Россия — своего рода лакомая добыча как для кочевого Востока, так и для оседлого Запада. Столетия тревоги, военных угроз, переменных успехов и поражений, нового собирания сил, нового чрезмерного напряжения… Такова история России — история длительной национально необходимой обороны…

Так выглядит русская история. Издревле русский крестьянин должен был брать с собою в поле оружие. Издревле русский воин кормился от плуга и косы. История России подобна истории осажденной крепости. И среди «осаждающих» ее народов редко бывал один, обычно два или три, но бывало и пять, девять, а с Наполеоном пришли целых двенадцать. Именно этим многое в России определялось, подвергалось влиянию, так что если хочешь в истинном свете проследить события, обнаружишь новые стороны в характере народа, в социальном устройстве, в политической истории, в хозяйстве, в причинах технико-экономической отсталости».

Историческая картина, нарисованная мастерски И.Ильиным, соответствует действительности прошлого да, пожалуй, и настоящего. Западная буржуазия, созданные ею транснациональные корпорации и международные военные структуры, в первую очередь НАТО, стремятся по образцу 20 гг. прошлого века создать «санитарный кордон» вокруг границ России. Грузия, Литва, Латвия, Польша уже с начала 90-ых годов XX столетия ведут переговоры с Украиной о создании передового бастиона НАТО. Не утихает также идеологическая война против российского государства.

Вместе с тем, не следует придавать ильинской метафоре «осажденной крепости» абсолютного значения. На протяжении своей тысячелетней христианской истории Россия всегда обладала большим богатством международных связей, политических, династических, культурных. Кроме страшных столетий татаро-монгольского владычества, эти связи не прерывались на сколько-нибудь длительный срок. Деятельность Петра Великого ввела Россию в самую гущу европейских межнациональных контактов, а с XX в. эти связи получили мировой характер. Думать об обороне нашей российской «осажденной крепости» следует денно и нощно, но не надо забывать о том, что Россия входит в мировое сообщество, в котором ей еще предстоит утвердить свое судьбоносное влияние.

Нам нужен национализм, утверждает И.Ильин. Как и у Юнгера, национализм Ильина свободен от расового и племенного высокомерия, от милитаристской окраски, от идеи «избранного народа». Он мог бы подписаться под словами, которые уже в конце прошлого века сказал Федерико Майор, в бытность свою Генеральным секретарем ЮНЕСКО: «Я националист, но я уважаю другие народы». На Западе так рассуждали и продолжают рассуждать многие.

Что же такое национализм в понимании И.Ильина? — Это, в первую очередь, национальное чувство, питаемое каким-то неиссякаемым внутренним родником. — Но чувство, пронизанное Духом: — «…всё великое может быть сказано человеком или народом только по-своему, и всё гениальное родится именно в лоне национального опыта, духа и уклада… Образно говоря, только со своей родной горы человек может увидеть далекие чужие горы… Истинный национализм, есть национализм духовный, который идет не только от инстинкта национального самосохранения, но и от духа и любит не просто родное, свое, — но родное-великое и свое-священное… Каждый народ призван иметь свое самобытное, национально-духовное лицо, и эта самобытность не может состоять в — сочетании отовсюду заимствованных черт; она возникает из инстинктивно-душевного своеобразия и из самостоятельного восприятия природы, людей и Бога, а не из заимствования отовсюду чужого достояния… Произнося от лица своего народа мы, он действительно чувствует себя как бы его живым аванпостом, блюдущим его имя, его достоинство и его земной интерес… Человек может найти общечеловеческое только так: углубить свое духовно-национальное лоно до того уровня, где живет духовность, внятная всем векам и народам… Нет человека и нет народа, который был бы единственным средоточием духа, ибо дух живет по-своему во всех людях и во всех народах».

«Национальное чувство не только не противоречит христианству, но получает от него свой высший смысл и основание, ибо оно создаёт единение людей в духе и любви и прикрепляет сердца к высшему на земле — к дарам Святого Духа. Даруемым каждому народу и по-своему претворяемым каждым из них в истории и в культурном творчестве. Вот почему христианская культура осуществима на земле именно как национальная культура и национализм подлежит не осуждению, а радостному и творческому приятию».

Этими вдохновенными строками о национализме как высшем выражении патриотического чувства И.Ильин продолжает развивать основную идею всего славянофильско-почвеннического направления русской мысли — о самостоятельности исторического бытия России, которое создано собственными силами русского народа и других народов нашей родины, которое не есть слепок с чужой модели и которому уготовано великое будущее.

В своих работах И.Ильин увлекательно пишет о жизни и подвигах Суворова, о значении Пушкина, как пророка нашего будущего и о многом другом, относящемся к патриотическому прошлому русского народа. Ярко обрисована у него роль русской женщины в истории нашего Отечества: «Столетиями уходил мужик в поход, а женщина оставалась хранительницей очага, хозяйственно организующей силой, воспитательницей детей, образом волевого начала. Затем ей, может быть, приходилось выхаживать раненого или больного мужа, придавать ему бодрости, а при плохом исходе, возможно, заменять его. Силу свою и покой она обретала в вере — и становилась таким образом надежной хранительницей веры, носительницей молитвенного духа и любви к Отечеству. Вот почему в России появился полный значимости, импонирующий тип женщины, близкий тому, который вывел Ибсен в своих драмах. Достаточно вспомнить о знаменитой Марфе Борецкой — посаднице в Новгороде, регентше Софье Алексеевне, Иулиании Праведной. Кто знает русскую литературу, тот, вероятно, заметил, какую радость находили величайшие писатели России — Пушкин, Достоевский, Тургенев, Некрасов, Толстой, Лесков, Шмелев — в изображении цельных, чистых женских характеров.

Эти образы в жизни и в литературе заслуживают восхищения во многих отношениях. В них темперамент проявляется в интенсивности воли и духа. Любовь у них одна — верная, судьбоносная, потому что открытая, с полной отдачей. Инстинкт тонок и безошибочен, разборчив и дальновиден, воля предприимчива, воображение художественно, с большим вкусом. В общем и целом женщина — ангел-хранитель мужчины, источник силы и вдохновения, истинно духовное материнское лоно для детей. Такие женщины становятся хранительницами веры, преданности нации и культуре, резервуаром национальной мощи».

В 2005 году — прах И.Ильина был привезен в Москву и вместе с останками генерала Деникина похоронен на кладбище Донского монастыря. Россия отдала должное одному из своих верных сынов, убежденному и страстному патриоту, которого воистину можно назвать рыцарем русского духа. До духовного возрождения России, о котором мечтал И.Ильин, еще далеко. Но мы помним великое обращение к нам Ф.И.Тютчева: «В Россию надо верить». И мы спорим в дружеском кругу, на конференциях и полемизируем друг с другом на печатных страницах, спрашивая: в чем исконные черты, особенности русского бытия? какова роль иноземных влияний на это бытие и на нашу культуру? куда пойдет Россия в наше противоречивое, насыщенное культурными достижениями — и жестоким эгоизмом, время?

В наших поисках ответа на эти трудные вопросы — перечитаем же И.Ильина — далекого уже по времени, но столь близкого по напряженности его мысли.

В заключение посмотрим, как обстоит дело с идеями И. А. Ильина в нашем современном мире. Национализм оказался дискредитированным ещё в середине прошлого столетия практикой гитлеровской Германии. Нацистская идеология состояла из смеси высокомерного национализма и расизма. Сегодня нацизм редко выступает с открытым забралом, но влияние его ещё велико. Достаточно посмотреть на опыт прибалтийских стран, с их делением населения на «граждан» и «неграждан». Есть и в России националистические тенденции, преимущественно в виде дурных планов изоляции русского народа от других наций и народностей РФ и противопоставление его им. Некоторые политики предлагают отделить Кавказ от России стеной, другие мечтают построить «русскую республику». Всё это легковесные проекты, которые следует игнорировать. Как мы показали, национализм Ильина совершенно чужд пренебрежительного отношения к другим народам. Это гимн совместному народному творчеству, сплочению народа вокруг Российского государства. В концепции Ильина предусмотрен выход от национальных начал к интернациональным горизонтам. Продолжая размышления Ильина о русском национализме, попытаемся наметить его очертания в нашей сегодняшней действительности и в таком виде, который не противоречит равноправию и единству всех наций и народностей Федерации, а напротив, служит укреплению её. Русский народ является государство образующим в силу ряда объективных исторических обстоятельств, ничего общего, не имеющего с идеей превосходства одних народов над другими. Вот созданные историей факторы выдвигающие русский народ на первый план.

1. Русский народ является историческим основателем Российской Федерации. Начиная с древних времён, с XV-XVI веков он создал сильное государство, постепенно объединившее вокруг себя многие народы, и приложил немалые усилия для сохранения этого единства. Очертания Российского государства время от времени менялись, но основа того, что является сегодня Российской Федерацией, сохранялось с Екатерининских времён.

2. На долю русского народа выпали основные тяготы защиты Отечества от многочисленных захватчиков, оборона той «осаждённой крепости», о которой писал Ильин. В этом ему помогали и другие народы России.

3. На протяжении веков развития русской культуры русский народ обрёл черты духовного сообщества.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Владимир Солоухин о геноциде русского народа

«Но вот Россию завоевала группа, кучка людей. Эти люди тотчас ввели в стране жесточайший оккупационный режим, какого ни в какие века не знала история человечества. Этот режим они ввели, чтобы удержаться у власти. Подавлять все и вся и удержаться у власти. Они видели, что практически все население против них, кроме узкого слоя «передовых» рабочих, то есть нескольких десятых населения России, и все же давили, резали, стреляли, морили голодом, насильничали как могли, чтобы удержать эту страну в своих руках…»

«…Может быть, и можно потом восстановить храмы и дворцы, вырастить леса, очистить реки, можно не пожалеть даже об опустошенных выеденных недрах, но невозможно восстановить уничтоженный генетический фонд народа, который еще только приходил в движение, только еще начинал раскрывать свои резервы, только еще расцветал. Никто и никогда не вернет народу его уничтоженного генетического фонда ушедшего в хлюпающие грязью, поспешно вырытые рвы, куда положили десятки миллионов лучших по выбору, по генетическому именно отбору россиян. Чем больше будет проходить времени, тем больше будет сказываться на отечественной культуре зияющая брешь, эти перерубленные национальные корни, тем сильнее будет зарастать и захламляться отечественная нива чуждыми растениями, мелкотравчатой шушерой вместо поднебесных гигантов, о возможном росте и характере которых мы теперь не можем и гадать, потому что они не прорастут и не вырастут никогда, они погублены даже и не в зародышах, а в поколениях, которые еще только предшествовали им. Нo вот не будут предшествовать, ибо убиты, расстреляны, уморены голодом, закопаны в землю.»

«Гены уходят в землю, и через два-три десятилетия не рождаются и не формируются новые Толстые, Мусоргские, Пушкины, Гоголи, Тургеневы, Аксаковы…»

«…Геноцид, особенно такой тотальный, какой проводился в течение целых десятилетий в России, лишает народ цветения, полнокровной жизни и духовного роста в будущем, а особенно в отдаленном. Генетический урон не восполним, и это есть самое печальное последствие того явления, которое мы, захлебываясь от восторга, именуем Великой Октябрьской Социалистической революцией.»

Владимир Солоухин

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин)

В недавно прошедшем интернет-конкурсе «Великие имена России» наши соотечественники большинством голосов поддержали переименование Мурманского аэропорта в честь последнего Русского Императора государя-страстотерпца Николая II. Результаты голосования показательны. Наши граждане современной России с почтением относятся, в том числе, и к дореволюционному периоду нашей истории. Именно об этом и многом другом телеканалу «Царьград» в эксклюзивном интервью рассказал епископ Североморский и Умбский Митрофан (Баданин). Человек, посвятивший Крайнему Северу (сначала как офицер Северного флота, затем как монах и священник и, наконец, как архипастырь Мурманской митрополии) более 40 лет служения.

Николай II – оболганный Государь
***

Молодые офицеры Северного флота почитают царственных страстотерпцев

«Царьград»: Владыка, благословите! Вы прекрасно знаете ситуацию в Мурманской области, в своей епархии и всей митрополии: в Североморске, Мурманске, других городах и весях. К сожалению, мнения разделились: несмотря на то, что большинство голосов в результате интернет-голосования набрал государь-страстотерпец Николай II, существуют и другие мнения. Каковы реальные настроения в регионе?

Владыка Митрофан: Когда я впервые услышал, что губернатор Мурманской области Марина Васильевна Ковтун объявила, что среди многих имён, которые вносятся в списки для голосования, присутствует имя императора Николая II, честно говоря, сначала воспринял это несколько скептически. Сам я человек, выросший в советское время, и поэтому прекрасно знаю, как этот вопрос, отношение к последнему императору, трактовался в Советском Союзе. И это отношение было не просто настороженным или скептическим, оно было резко отрицательным — вплоть до необъяснимой ненависти, всячески подогреваемой различными эпитетами: «кровавый», «безвольный», «пьяница» и так далее. Будто бы хуже его никого в нашей истории не было. Именно поэтому я был сильно удивлён результатами, которые явил наш народ. Чем можно объяснить эту перемену? Ведь еще совсем недавно тех, кто почитает императора и трезво относится к завершающему периоду династии Романовых, было очень немного. Но у меня есть ответ, почему эта перемена произошла, и почему данная тенденция будет нарастать. Скажем прямо, уходят в прошлое люди, отравленные целенаправленной, продуманной и неутомимой пропагандой, которая продолжалась 70 лет. Когда постоянно внушалась ненависть к прошлому нашего государства и особенно – периоду правления последних представителей дома Романовых. И появляется новое поколение, которое часто принято критиковать, однако на самом деле все не так, как порой пытаются представить.

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Как известно, я возглавляю Североморскую епархию, которая непосредственно создавалась как плацдарм для духовного окормления стратегического арктического направления, непосредственно нашего Северного флота, который стоит на этих важнейших рубежах нашей безопасности. И постоянно общаюсь с молодыми офицерами и военнослужащими срочной службы. И вот однажды, по инициативе командования Северного флота, была проведена так называемая викторина, посвящённая последней Царской семье. Честно говоря, когда я узнал об этой инициативе, был очень  взволнован. Особенно когда меня пригласили в жюри, оценивать выступления команд от различных соединений флота. И был готов к негативным клише, которым буду вынужден возражать.

Но в итоге я был удивлён удивительно доброжелательным отношением и даже совершенно необычной симпатией, которую проявляли военнослужащие к образу Царской семьи. В выступлениях этих молодых мичманов и офицеров, лейтенантов, старших лейтенантов, капитан-лейтенантов, многие из которых даже ещё не женаты, о святых царственных страстотерпицах, о невинно убиенных юных девушках говорили с удивительным почтением и даже с некоторой завистью: мол, где бы сейчас найти таких себе невест. Вот какой замечательный пример даёт история последней Царской семьи ребятам, не отравленным пропагандой идеологического отдела КПСС.

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

То, о чем говорили участники викторины, они нашли в письмах и дневниках Царской семьи. Всё это сейчас легко найти в интернете, и кто желает, может раскрыть для себя подлинный образ духовной жизни этих замечательных представителей завершающего периода нашей славной дореволюционной истории. И лично для меня было откровением, что оказывается, это я в себе всё ещё ношу эту войну с Николаем II и с «прогнившим царским режимом», штампы о котором нам внушали. Но у сегодняшних молодых людей ничего этого нет. Они уже судят не по клише идеологического отдела ЦК КПСС товарища Суслова, а по тому, что видят и читают реально. Идеологический морок, которым мы были отравлены, уходит.

«Ц.»: А есть ли разница между вашим кафедральным городом, Североморском, городом офицерским, и соседним Мурманском? Казалось бы, считанные километры, общий аэропорт, но существует ли ментальная разница между горожанами?

Владыка Митрофан: Да, разница состоит именно в этом. Североморск, наш кафедральный город, главная база Северного флота, как и другие военно-морские базы – город молодёжи. Как я уже сказал, это новое поколение, с одной стороны, не отравлено советской идеологией, а с другой – это, по сути, чистый лист. Они глядят на лица святых царственных страстотерпцев, узнают о том, как эти девушки сами штопали свою одежду, в годы войны ухаживали за ранеными, ассистировали в тяжелейших хирургических операциях, думают о том, какие это мужественные люди, какое у них воспитание, какой пример и образец являют они для каждой современной семьи. Уверен, именно эти молодые ребята в значительной степени и привели к результатам прошедшего интернет-голосования.

Необходима демифологизация образа императора Николая II

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Ц.»: Тем не менее в ходе конкурса «Великие имена России» многие впервые узнали, что, во-первых, Мурманск – последний город, который был основан ещё в Российской Империи, как Романов-на-Мурмане,  основан императором Николаем II. Но, что не менее важно, именно последний Русский Государь был основателем гражданской и военной авиации. Что бы Вы ответили невоцерковлённому человеку, который мало что знает и понимает о святости последней Царской семьи, на вопрос, в чём историческая значимость государя-страстотерпца и вообще последнего периода русской дореволюционной истории?

Владыка Митрофан: Мы говорим о чудовищной несправедливости, которая была проявлена к последнему периоду династии Романовых. Ведь именно обострённое чувство справедливости всегда было одной из характерных черт русского народа. Поэтому мы, в первую очередь, должны быть справедливы к достижениям императора Николая II. Вы правильно сказали: это и город, и порт, и военно-морская база, основанные непосредственно волевым решением и мудростью Государя. Это и железная дорога, которой пользуются и сейчас, знаменитая «мурманка».

Представьте, каким было наше государство, если в 1916 году, уже после двух лет тяжелейшей мировой войны, принесшей колоссальные расходы и жертвы, принимается решение проложить дорогу до Крайнего Севера. И эта дорога строится не трудами, кровью и костями спецпереселенцев и узников ГУЛАГа, а реальными промышленниками, реальными рабочими. Проложена дорога, основана флотилия Северного Ледовитого океана. Это какую надо было иметь имперскую мощь!

Недавно я слушал доклад военных. Они приводили цифры того, что представляла собой тогда флотилия, и как профессиональный моряк, офицер, когда услышал, что до революции только минно-тральных кораблей на Крайнем Севере стояло 44 единицы, то сразу обратил внимание, что и в советское время такого количество тральщиков у нас не было! И это якобы «нищая» Россия взяла и вдруг образовала целый флот на своих крайних северных рубежах.

В свое время мы познакомились с людьми с Урала. Для екатеринбуржцев Царская семья – особая тема. Там давно преодолели этот морок, переименовали город — больше он не Свердловск, а Екатеринбург. И этого не хватает другим регионам, в том числе и нашему Мурманску, который был основан именно как Романов-на-Мурмане. Этот город основывался так, чтобы показать: российская власть присутствует здесь, на Мурмане. Еще после Февральской революции 1917 года взяли и убрали власть, оставили только Мурманск. А что такое «Мурманск», кто такие «мурмане», «норманы»? Это показывает только то, что мы являемся родиной норвегов, викингов.

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Ц.»: И важно напомнить, что город был основан вскоре после торжественного празднования во всей Российской Империи 300-летия Дома Романовых.

Владыка Митрофан: Да-да, именно поэтому Романов-на-Мурмане и утверждал память о трехсотлетней династии Романовых, и показывал, что на этих берегах мы стоим навсегда, что это наши исконные, русские места.

«Ц.»: Что опять-таки демонстрирует неразрывность русской истории и то, что её предреволюционный период необходимо демифологизировать.

Владыка Митрофан: Именно. И только что упомянутые мной ребята из Екатеринбурга заинтересовались вопросом, что действительно представляла собой Российская Империя перед революцией. Не из бесконечных большевистских агиток: «нищая Россия», «лапотная Россия», «царь-кровопийца» и так далее. Они подняли статистические материалы, годовые отчёты, аналитические статьи серьёзных экономистов и создали 24-страничный календарь на два года по каждому из направлений: энергетика, торговля, денежная реформа, военная реформа, авиация и так далее.

Так, если кто-то не знает, могу рассказать: тот же самый «ленинский» план ГОЭЛРО разработало правительство Николая II, и Ленин просто присвоил все эти проекты и материалы. И так — по 24 направлениям: читаешь и потрясаешься. Наша Империя была на таком подъёме, что еще несколько лет, и она бы вырывалась в мировые лидеры. За время правления Николая II только население страны увеличилось на 50 миллионов человек, а ведь народ плодится только тогда, когда есть, что кушать, и уверенность в завтрашнем дне.

«Ц.»: Наши оппоненты уверяют, что если бы всё было так хорошо, Империя бы не рухнула в одночасье.

Владыка Митрофан: Величайшая Империя рухнула не из-за материальных проблем, но только потому, что потеряла духовные скрепы. Кстати, по тем же самым причинам рухнул и Советский Союз. Ушла объединяющая идея, выветрилась, больше никого не грела. Несмотря на все наши мощные армии, флот, многочисленные предприятия и колоссальные планы, всё рухнуло в единочасье. И я очень боюсь, как бы это не повторилось снова.

«Ц.»: Сейчас мы смотрим на результаты конкурса «Великие имена России» и видим, что не только в Мурманске, но и в ряде других городов побеждают правители исторической России. В том числе те, кто причислен к лику святых: в Пскове — равноапостольная княгиня Ольга, в Петербурге сейчас идет завершающий этап голосования и побеждает благоверный князь Александр Невский. В Краснодаре победила Екатерина Великая, в Воронеже – Петр I, в Калининграде – императрица Елизавета Петровна. Ведь все это о чём-то это говорит, что современные люди XXI века  с почтением относятся к дореволюционному периоду. Это обнадёживает?

Владыка Митрофан: Безусловно. Это как раз та самая тенденция, которая дает нам большую надежду. У нас великая история, тысячелетняя история Святой Руси, и, несмотря на то, что десятилетиями нам пытались доказать, что «наша Родина – революция», этого не удалось сделать, не удалось отсечь дореволюционную историю и сделать нас «Иванами, родства не помнящими». И, в первую очередь, для этого пытались втоптать в грязь последнего императора, убедить, что при нём творилась мерзость, распутинщина, что все были пьяницы и прелюбодеи. Ложь безконечная!

В качестве примера. В 1917 году, ещё после Февральской революции, арестовали и посадили в Петропавловскую крепость фрейлину Анну Вырубову, ближайшую и преданнейшую подругу императрицы Александры Федоровны. Ту самую Вырубову, которая на страницах желтой прессы считалась главной любовницей Распутина и чуть ли не организатором «придворных оргий». И в крепости врачи, осматривавшие заключенную, были в шоке: Вырубова оказалась девственницей (вскоре после освобождения из заключения бывшая фрейлина приняла монашеский постриг – прим. ред.).

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Ц.»: То есть, как сейчас говорят, был тотальный чёрный пиар против Царской семьи и окружающих их людей. И, как и сейчас, подобное очернение государства и Церкви было явным заказом извне…

Владыка Митрофан: Однозначно.

«Ц.»: В этой связи не могу не задать Вам несколько личный вопрос. Известно, что Ваши предки служили Российской империи: один прадед — в Российском императорском флоте, другой — непосредственно Дому Романовых. Хотелось бы, чтобы Вы немного рассказали об этом, а также о том, как в юности сами посвятили себя служению советскому Военно-морскому флоту. Можно ли разделять служение дореволюционному Отечеству, советской России и сегодняшней постсоветской России. Или Россия у нас одна?

Владыка Митрофан: Конечно же, мы должны осознать это и прийти к внутреннему единству. Должны преодолеть этот чрезвычайно пагубный раскол, привнесённый в наше общество. Постоянно подчёркивалось, навязывалось: «эта проклятая царская Россия», «эти кровожадные белогвардейцы» и так далее. Подчёркивая, что славными отцами-командирами были только красные, остальные – кровавые преступники, что все позитивные изменения начались только после победы «Великой октябрьской социалистической революции» и так далее.

В истории моей семьи, слава Богу, устраиваются династии. И это чрезвычайно важно. Каждый должен понимать, откуда он родом, чья кровь в тебе течет. Во мне живут все предки, я не возник «из ниоткуда»: «из комсомола», «из партии». Во мне – вся великая история моей страны, и мои предки в этой истории занимают свое особое, важное место. Да, один мой прадед служил с адмиралом Макаровым, совершил две кругосветки под его началом.

Мой отец – подводник, военный моряк, участник Великой Отечественной войны, капитан первого ранга. И мы с братом даже не сомневались, что должны продолжить династию и стать военно-морскими офицерами. И, надеюсь, сделали это достойно. Я 26 лет отдал Северному флоту, как и мой брат, мы были командирами кораблей, реально плавающими, а не штабными. И честно служили Родине — независимо от того, какая была власть.

Другой мой прадед, Степан Никитич, был управляющим дворца великого князя Михаила Александровича Романова, брата царя-страстотерпца, удивительно достойного человека. Вообще потомки Александра III — это лучшее, на мой взгляд, что сумела создать наша великая история, некий апогей. Люди высочайшей духовности и нравственности.

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Великий князь Михаил Александрович Романов – младший брат царя, в пользу которого он передал престол. И Михаил сказал, что готов его принять в том случае, если законно избранный народный орган, Государственная дума, подтвердит этот образ правления: конституционную монархию, самодержавную или еще что-то.

«Ц.»: Это очень важный момент, о котором спорят многие историки, но большинство людей мало об этом знают. Как и о том, что расстрел Михаила Александровича фактически предварял расстрел Царской семьи.

Владыка Митрофан: Да, его расстреляли первым в Перми, потому что он был чрезвычайно опасен. И над его очернением активно, но практически безрезультативно трудилась жёлтая пресса, которая получала соответствующие вливания, что и сейчас у нас происходит с отдельными представителями СМИ, работающими на разрушение нашего государства. А тогда это была целая кампания, чтобы очернить императора и его близких, отделить их от народа.

Если говорить про семью Николая II, императрицу Александру Федоровну, они были настолько оболганы, что их уже не надо было расстреливать, поскольку они никакой опасности не представляли. Уже не было никаких монархистов, никто не пытался их спасать. Это только большевистские агитки в духе: «Белая армия, черный барон, вновь нам готовят царский трон». На самом же деле белое движение шло под одним лозунгом: наказать хамов, укравших у нас, интеллигенции, плоды Февральской революции.

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

А вот великий князь Михаил действительно был опасен. Поэтому его и расстреляли первым. За ним стояла армия, у него был колоссальный авторитет, знаменитая «Дикая дивизия» ждала команды войти в Петроград. Эти ребята в бурках и черкесках навели бы порядок, поскольку крайне не любили всю эту братию, выбившуюся из кабаков, удравшую с фронта, дезертиров и прочий люмпен-пролетариат. Они писали: князь, почему не зовёшь, сколько можно терпеть всё это?! А он отвечал: не хочу крови. Исходил из того, что не может восходить на престол через кровь. И в итоге был расстрелян первым.

«Ц.»: Совсем недавно в Издательстве Московской Патриархии вышла книга «Романовы» в рамках серии «Славные фамилии России». Это очень важно, но крайне мало. А могла бы Церковь организовать полномасштабный проект, развенчивающий набор мифов, которые касаются государя-страстотерпца Николая II, святых царственных страстотерпцев и вообще Дома Романовых и всей дореволюционной истории? Причём не банальную апологию всего, что было в течение 300 лет царствования Романовых, но в том числе с критикой того, что в итоге привело к крушению Российской Империи.

Владыка Митрофан: На мой взгляд, та беда, которая поселилась в русском народе в 1917 году, была попущена Господом как наказание за вероотступничество, за попрание идеалов, которыми жила наша страна в течение тысячелетия, создавая величайшую империю мира. Эта беда, эта чернота, которая поселилась в душах людей, определяла все дальнейшие 70 лет правления большевиков, всю атмосферу в обществе, построенную на ненависти, поиске врага, внутреннего и внешнего.

«Отношение к царю-страстотерпцу Николаю II – «лакмусовая бумажка» состояния души». Епископ Митрофан (Баданин) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Сегодня очень важно исцелиться от этого морока, который живёт в душах, но для этого нужно время. И отношение к последнему императору, царю-страстотерпцу – это своего рода «лакмусовая бумажка», определяющая, насколько твоя душа исцелена. Если у тебя по-прежнему «Ходынское поле», «Кровавое воскресенье» и так далее, значит у тебя внутри ещё какая-то беда, ты ещё под влиянием всего того, что 70 лет жило и владело нашей страной. Но повторюсь, появляется новое поколение. Приходят новые люди, которые понимают, что такое русская история, насколько она велика, и насколько прекрасные люди рождались в нашей стране и возглавляли ее.

Автор:
Тюренков Михаил

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Столп Отечества: П.А. СТОЛЫПИН — ГРОДНЕНСКИЙ ГУБЕРНАТОР (21 июня 1902 — 21 марта 1903 гг.)

Можно по-разному относиться к эпохе столыпинских реформ и к самому Петру Аркадьевичу Столыпину, однако не может быть не очевидным одно — именно в этот период (с 1906-го по 1911-ый годы) началось триумфальное движение России к мощной и общественной стабильности. По злой воле людей, не желавших процветания нашему Отечеству, это движение было грубо остановлено, но опыт столыпинских преобразований и сегодня нуждается в своем глубоком осмыслении. Есть в этой сокровищнице исторического опыта и небольшая гродненская страничка. И нам интересно все, что запечатлено на ней, вплоть до внешне незначительных мелочей. Будущий реформатор родился в 1862 году в семье, принадлежащей к старинному дворянскому роду. Раннее детство его прошло в имении Средниково под Москвой. Когда-то в нем жил великий поэт и гродненский гусар М.Ю. Лермонтов — дальний родственник Столыпиных. Из множества своих имений (больших и малых, красивых и не очень) Столыпины отдавали предпочтение Колноберже, что находилось недалеко от Ковно. Желая жить рядом с полюбившимся имением, отец семейства генерал Столыпин купил себе в Вильно дом, где семья стала проводить долгие зимы. Здесь же Петр Столыпин учился в гимназии, отсюда поехал учиться в Петербургский университет, так что северно-западные губернии страны ему были знакомы не понаслышке. Окончив университет, Столыпин служил в министерстве финансов, а затем и внутренних дел. Карьера его продвигалась в целом успешно, но когда ему было предложено стать уездным предводителем дворянства в Ковенской губернии, то он это предложение принял.

Молодой, энергичный и деятельный Столыпин «рьяно принялся за работу с первого же дня своей новой службы, и до последнего дня он с тем же интересом предавался ей, кладя все свои силы на то, чтобы создать в своей сфере все, от него зависящее для процветания края». Здесь, в Литве, на посту уездного, а затем губернского предводителя Ковенского дворянства, Петр Столыпин прослужил более десяти лет. Зимой в Ковно, а летом в Колноберже в окружении добрых и чутких людей незаметно проходило время. Вне служебных дел со Столыпиными были особенно близки: священник Антоний Лихачевский, доктор Иван Иванович Евтуховский, лесничий Повилайтис, владелец магазина «колониальных» товаров Шапиро. Теплые, дружеские отношения были у них и с соседями по даче: генералами Тотлебеном, Кардашевским, Лошкаревым, графом Крейцем, помещиками Кунатом, Комаровским, Дулевичем и др.. Большинство прислуги было уроженцами этих мест: кучер Осип, лакей Казимир, пастух Матутайтис, птичница Евка, повара Ефим и Станислав, конюх Игнашка, садовник Антон, многочисленные кормилицы, няни и гувернантки. Все со временем стали почти членами этой большой и доброй семьи. Спустя десятилетия часть из них разделила со Столыпиным печальную и трагическую участь.

В середине мая 1902 года Петр Аркадьевич вывез всю свою семью на так называемые «воды» в небольшой немецкий городок Эльстер. Спустя десять дней этой семейной идиллии наступил конец. Пришла телеграмма от министра внутренних дел В.К. Плеве, только что сменившего убитого революционерами Сипягина, с предложением срочно прибыть в Петербург. Через три дня причина вызова стала известной — П.А. Столыпин неожиданно для .себя был назначен гродненским губернатором. Инициатива при этом исходила от В. К. Плеве, взявшего курс на замещение губернаторских должностей местными землевладельцами. Столыпин к этому времени им фактически и был.

Вот как сообщали «Гродненские епархиальные ведомости» о приезде в город первого чиновника губернии: «21 июня в 3 часа пополудни изволил прибыть в г. Гродну к месту новой службы в должности губернатора Гродненской губернии бывший губернский предводитель дворянства Ковенской губернии, камергер Двора Его Императорского Величества Петр Аркадьевич Столыпин. С вокзала его превосходительство проследовал в кафедральный Софийский собор, где был встречен кафедральным протоиереем Н. Диковским, ключарём собора М. Белиной и церковным старостой. Приложившись к местным святыням, г. губернатор изволил поинтересоваться историей собора, его святынями, его средствами и материальным обеспечением соборного притча. В тот же день его превосходительство посетил преосвященного Иоакима, епископа Гродненского и Брестского. Затем Его Преосвященство нанес визит губернатору в 5 часов вечера. 22 июня в 11 часов г. губернатор изволил принять православное городское духовенство во главе с кафедральным протоиереем и редактором «Гродненских епархиальных ведомостей» Николаем Диковским. В 12 часов того же дня в губернаторском доме состоялось представление его превосходительству инославного духовенства и служащих в гражданских учреждениях г. Гродны».

С первых дней пребывания в Гродненской губернии Столыпин со свойственной ему энергией и деловитостью взялся за работу. По свидетельству его старшей дочери Марии (по мужу — Бок), письма его из Гродно в Колноберже, где какое-то время еще проживала семья губернатора, «дышали энергией, были полны интереса к новому делу». По душе пришлось ему и ближайшее окружение из числа сотрудников и подчиненных. Столыпину было особенно приятно, что губернским предводителем дворянства Гродненской губернии был ближайший друг его юности П.В. Веревкин. Сошелся он во взглядах и с вице-губернатором В.Д. Лишиным и был очень доволен работой своего правителя канцелярии князя А.В. Оболенского. Гордился он своими чиновниками по особым поручениям. Лучшим среди них, по его мнению, был Вейс. О нем губернатор вспоминал почти в каждом письме.

Ко времени губернаторства П.А. Столыпину исполнилось сорок лет. У него было пять дочерей, сын родится через год. Отныне к его должности добавляется эпитет «самый молодой»: губернатор, затем министр, затем — председатель Совета Министров. На первых порах имя его в России было мало кому известно. Да и что такое — гродненский губернатор? Некоторые на сей счет рассуждали так: «Губерния незначительная, в углу. Разве что болот много, а в самом Гродно много евреев и поляков. История Гродно пестрая. От киевских князей до шведов. Отсюда Стефан Баторий целился в сердце Руси, но не угадал. Теперь от его замка — одни развалины». Сам новый губернатор, прекрасно зная прошлое и настоящее принеманского края, думал о своем предназначении несколько по-иному.

Однако обратимся вначале к тому, что составляло быт и окружение Гродненского губернатора. Вот как описывает эту сторону губернаторской жизни спустя десятилетия старшая дочь Петра Аркадьевича:

«Мама съездила в Гродно на несколько дней распределить комнаты, дать указания для устройства дома и вернулась в Колноберже в полном восторге от нового местожительства.

Осенью мы все переехали в Гродно. Папа встретил нас в губернаторской форме, окруженный незнакомыми нам чиновниками. Проезжая по улицам тихого Гродно, я почувствовала, что мне нравится этот город, а когда я попала в губернаторский дом и увидела окружающие его сады, мое предубеждение против Гродно совсем пропало. И, действительно, трудно представить себе что-нибудь лучше этого старого замка короля польского, Станислава Понятовского, отведенного губернатору. В одном нашем помещении шли анфиладой десять комнат, так что бывший до моего отца губернатором князь Урусов ездил к нам на велосипеде. И что за комнаты!. Не очень высокие, глубокие, уютные комнаты большого старинного помещичьего дома, с массою коридорчиков, каких-то углов и закоулков.

Кроме нашего помещения, находились в этом дворце еще губернское присутствие, губернская типография и много квартир чиновников. В общей сложности в сад выходило шестьдесят окон в один ряд. Под той же крышей был и городской театр, устроенный в бывшей королевской конюшне и соединенный дверью с нашим помещением. У папа, как губернатора, была там своя ложа, и Казимир приносил нам, когда мы бывали в театре, чай, который мы пили в ложе.

Сад наш был окружен тремя другими садами: городским, князя Чарторийского и еще каким-то. Князь Чарторийский, элегантный поляк с манерами и французским языком доброго старого времени, часто бывал у нас. Часто, запросто бывали у нас и некоторые из чиновников папа и их жены, так что, хотя и не было уже семейно-патриархальных ковенских вечеров, все же это не была еще жизнь последующих лет, когда почти не оставалось у папа времени для семьи.

В этом старом замке было столько места, что у меня одной было три комнаты: очень красивая, овальная, вся голубая с белым, гостиная и классная. Последняя и частный кабинет папа составляли верх дома и были самыми красивыми комнатами: кабинет со стенами резного дуба, обрамлявшего оригинальную серую с красным ткань, и моя классная с потолком и стенами полированного дерева. Хорошо было в ней учиться: три окна в сад, тихо, спокойно… даже нелюбимая математика — и та легко укладывалась в голове, когда я занималась там. Вечером в свободные минуты я заходила к папа, но всегда ненадолго — всегда мешал кто-нибудь из чиновников, приходивших с докладами или за распоряжениями. В деловой кабинет внизу мы уже не входили, как в Ковно, и видали папа лишь за завтраком, за которым всегда бывал и дежурный чиновник особых поручений, и за обедом.

По воскресеньям в большой зале с колоннами — танц-классы, как раньше в Ковно. Я, как «большая», уже не училась и лишь смотрела на «детей». Эти друзья моих сестер, со страхом делая большой круг, проходили в передней мимо чучела зубра. Громадный зверь, убитый в Беловежской Пуще, был, действительно, страшен на вид и своими размерами и густой черной шерстью и угрожающе наклоненной тяжелой головой.

Беловежская Пуща, гордость Гродненской губернии, была почти единственным местом на свете, где еще водились эти звери, и охота в этом заповедным лесу бережно охранялась. Размеры Пущи грандиозные — 2500 кв. верст, и, несмотря на это, все зубры были на учете. Очень красивый дворец и вся Пуща оживлялись лишь в те года, когда Государь и весь двор приезжали на охоту.

Особенностью Гродненской губернии было еще то, что губернский город в ней был меньше двух уездных городов: Белостока и приобретшего в истории России столь печальную известность Брест-Литовска. Эти большие торговые центры были настолько значительных размеров, что в каждом из них было по полицмейстеру, полагавшемуся, обыкновенно, лишь губернскому городу.

Мой отец, самый молодой губернатор России, очень увлекся своей что он в ней лишен был полной самостоятельности. Это происходило потому, что Гродненская губерния с Ковенской и Виленской составляли одно генерал-губернаторство, и, таким образом, губернаторы этих губерний подчинялись генерал-губернатору Виленскому. Хотя в то время и был таковым крайне мягкий администратор и очень хороший человек князь Святополк-Мирский, работа моего отца под начальством которого ни одним трением не омрачалась, все же она не была совершенно самостоятельной, что претило характеру папа.

Конечно, с первых дней губернаторства моего отца стали осаждать просьбами о получении места. Даже я получала письма с просьбами о заступничестве. Мой отец терпеть не мог этих ходатайств о «протекции», и ни родные, ни знакомые не получали просимого, кроме очень редких случаев, когда были этого действительно достойны. Кажется, так до конца жизни и не простили моему отцу добрые старые тетушки того, что он, и то не сразу, дал лишь скромное место их протеже, одному нашему родственнику. На доводы папа, что он не мог иначе поступить, они лишь недоверчиво и неодобрительно качали головой. Мне это напоминало, как в детстве приходили к папа крестьяне просить, чтобы он освободил их сына или внука от воинской повинности, и когда им мой отец отвечал, что не может этого сделать, что это противозаконно, повторяли: «Не может, не может! Если пан захочет, то все может сделать».

Я этой зимой кончила курс гимназии, который в 1902 году, из-за болезни, кончить не могла и была так поглощена уроками, что жила совсем обособленно от семьи, проводя почти весь день за книгами или с учителями в своей классной. Из-за этого я мало знаю о деятельности моего отца и жизни семьи в это время. С папа я бывала очень мало. Хотя и сохранились частью ковенские старинные привычки, но жизнь настолько изменилась, что все принимало другой оттенок.

Ходили мы с моим отцом по-прежнему в церковь, но какой-то иной отпечаток клало на все окружающее, — вытягивающиеся в струнку, козыряющие городовые, в соборе полицейский, расчищающий дорогу; почетное место, совсем спереди, перед алтарем.

Младшие сестры теперь тоже учились, но еще мало. Ведь старшей из них, Наташе, было всего одиннадцать лет, а маленькой. Аре, пять.

Недолго прожили мы в милом Гродно, с которым только начали свыкаться. Не пробыв и десяти месяцев губернатором этой губернии, уже в марте 1903 года мой отец был назначен саратовским губернатором».

* * *

Чем занимался новый губернатор? Естественно, текущими административными делами: приемами посетителей и просителей, назначениями и увольнениями, поездками по губернии. Немало внимания он уделял церкви, ее заботам и нуждам, исполнением личного христианского долга. Процитируем лишь некоторые строки из губернской периодики тех лет, касающейся этой темы: «Накануне праздника Святых Апостолов Петра и Павла и в сам праздник 29 июня 1902 года епископ Гродненский и Брестский Иоаким совершил в Красностокском монастыре Божественную литургию, а затем было отслужено благодарственное молебствие… В храме присутствовал Гродненский губернатор П.А. Столыпин и представители некоторых гражданских властей». Заметим, что тогда же при монастыре (годом раньше переведенном из Гродно) была открыта двухклассная школа для подготовки учительниц церковных школ. Не исключено, что именно из числа ее 22 выпускниц была взята губернатором в качестве няни для своего, единственного сына Аркадия воспитанница Красностокского монастыря Людмила Останькович, погибшая впоследствии во время взрыва на Аптекарском острове, защищая своим телом младенца.

Хроника губернской жизни тщательно фиксирует присутствие губернатора на Божественных литургиях по случаю тезоименитства царствующего Императора и всех представителей Дома Романовых, а также по случаю «чудесного избавления государя Александра III и его семьи от грозившей опасности при крушении царского поезда ст. Борки» и др. Как человек, воспитанный в духе Православия, в традициях благоговейного отношения к семье Отечеству и любви к людям, Столыпин постоянно бывал в расположенной рядом с губернаторским домом Св. Александро-Невской церкви. «Каждое утро, — признавался впоследствии своим друзьям он, — я начинаю с того, что благодарю Бога за то, что Он даровал мне еще один день жизни…»

Лишенный бюрократического усердия, склонности к парадности, властолюбию и чинопочитанию, гродненский губернатор, судя по всему, избегал официальных визитов, приемов, но иногда он вынужден был это делать. 27-28 января 1903 г. в Гродно находились министр народного просвещения Г.Э. Зенгер и попечитель Виленского учебного округа В.А. Попов. Министр и сопровождающие его лица посетили епископа Гродненского и Брестского Иоакима, а вечером в доме Столыпина состоялась продолжительная беседа, касающаяся «согласованности действий двух учебных ведомств (церковного и министерского. — Б.Ч.) в области начального школьного дела».

В ходе ее губернатор приложил максимум усилий для гармонизации на практике усилий Синода и Министерства в деле народного образования. Вместе с министром, епископом и попечителем, он посетил ряд гродненских церковно-приходских школ. Эти посещения позволили ему доказать, что все подозрения «космополитического общества» относительно прав православного духовенства распространять в народе грамоты, лишены серьезных оснований. Подтверждением тому были ответы учеников Гродненской церковно-приходской школы имени графа М.Н. Муравьева на вопросы учителей и гостей этого учебного заведения. Этими ответами (после посещения высоким начальством уроков гражданской русской истории, географии, пения и Закона Божьего, а также выставки рукодельных работ учениц школы) были удовлетворены буквально все присутствующие.

Необходимо заметить, что только осенью 1902 г. по инициативе Столыпина в г. Гродно были открыты: еврейское двухклассное народное училище, ремесленное училище, оборудованное всеми техническими приспособлениями, а также женское приходское училище с третьим профессиональным классом. В училище преподавались, кроме общепринятых предметов, еще рисование, черчение и рукоделие. Училище такого типа стало первым для всей губернии. В 1903 году началась подписка на учреждение именных стипендий супругов Столыпиных для лучших учащихся Гродненской мужской гимназии. Усилия Столыпина в области народного образования были замечены, да и в целом визит министра для губернии оказался полезным. Чего нельзя сказать о тех плановых осмотрах губернии, которые дважды осуществлял в бытность Столыпина гродненским губернатором тогдашний генерал-губернатор Северо-Западного края П.Д. Святополк-Мирский. Изматывающая подготовка к ним, строгие требования ко всему тому, что касалось официальной части приемов, по мнению губернатора, лишь отвлекало от реальных и неотложных дел, рассчитанных на перспективу.

К числу главных своих дел в губернии Столыпин относил земельные дела. В это время во всех губерниях России создавались местные комитеты, призванные позаботиться о нуждах сельскохозяйственного производства. Был создан комитет и в Гродненской губернии. На одном из первых его заседаний 16 июля 1902 года Столыпин, будучи его председателем, выступил с сообщением, в котором подчеркнул, что «главнейшими факторами улучшения экономических условий губернии вообще и сельскохозяйственной промышленности, в частности, следует считать расселение крестьян на хутора, переход их от так называемого пользования надельными землями к хуторному хозяйству, устранение чересполостности земель, разверстание сервитутов…». Много внимания губернатор уделял внедрению на Гродненщине искусственных удобрений, улучшенных сельскохозяйственных орудий, многопольных севооборотов, мелиорации. Старые способы землеустройства и земледелия, считал он, могут кончиться «экономическим крахом и полным разорением страны».

Устремления Столыпина не встречали явного противодействия на заседаниях губернского комитета, его поддерживали и в Гродненском товариществе сельского хозяйства — общественной организации во главе с князем С.К. Святополк-Четвертинским. Взять, к примеру, отчет совета этого товарищества за 1903 год. В нем есть подтверждение согласия с линией Столыпина: «в учреждении хуторного владения и расселении многодворных сел должен находиться центр тяжести мероприятий, направленных для развития сельскохозяйственного производства в крестьянском мире. Без этого все остальное будет только рядом полумер, имеющих палиативный характер». Вместе с тем, в позиции местных земельных магнатов нельзя было не заметить приверженности к уже привычному строю отношений с крестьянами. Однако свое нежелание радикально решать аграрный проблемы они неуклюже маскировали рассуждениями в духе того — «а поймут ли нас крестьяне?».

Подобное поведение вызывало в голосе губернатора и административные нотки: «Ставить в зависимость от доброй воли крестьян момент ожидаемой реформы… это значит отложить на неопределенное время проведение тех мероприятий, без которых нет ни подъёма доходности земли, ни спокойного владения земельной собственностью». А на выступления князя Святополк-Четвертинского («Нам нужна рабочая сила человека, нужен физический труд, а не образование, которое ведет к государственному перевороту, социальной революции и анархии»), Столыпин дал резкую отповедь: «Бояться грамоты и просвещения, бояться света нельзя. Образование народа, правильно и разумно поставленное, никогда не приведет к анархии… Распространение сельскохозяйственных знаний зависит от общего образования. Развивайте его по широкой программе… и вы дадите большую обеспеченность земледельческому классу, самому консервативному в каждой стране». Для Столыпина крестьянин — хозяин и хранитель земли, он верил в него и доверял ему.

Работа в сельскохозяйственных комитетах, личный опыт помещика сделали для Столыпина понятными крестьянские нужды. Еще до приезда в Гродно, он организовал в Ковно сельскохозяйственное общество (своеобразный кооператив), работа которого вполне оправдала его надежды. Был при обществе и склад сельскохозяйственных орудий, устройство которого особенно увлекало молодого администратора. Эти и другие новшества принес Столыпин и на гродненскую землю. Здесь они получили свое дальнейшее развитие. Впоследствии он очень дорожил этим опытом: «Пробыв около десяти лет у дела земельного устройства, я пришёл к глубокому убеждению, что в деле этом нужна продолжительная черновая работа… Разрешить этот вопрос нельзя, его надо разрешать» (из выступления в Думе 10 апреля 1907 года).

В западных губерниях Столыпин вплотную познакомился с национальным вопросом. Еще в Ковно, бывая среди лиц разных сословий, национальностей и конфессий, «он научился, как обращаться с теми и другими, чтобы их удовлетворить, утихомирить ссоры». Наблюдая за деятельностью чиновников из местного населения, Столыпин не мог не заметить их показной демократизм и явное заигрывание с крестьянами, хотя в реальной жизни все как раз бывало наоборот. Причиной тому было преобладание среди господствующего сословия польских помещиков. Их отношение к власти Столыпин характеризовал как «вежливое недоверие, корректное, но холодное, с примесью лукавства». Поэтому естественной опорой администрации он считал православных крестьян-белорусов, которые составляли большинство населения Гродненской губернии. Поддержка крестьян-белорусов и недоверие к полякам-дворянам — такой была традиционная политика русского правительства в западных губерниях России. В объединяющем значении православного населения для многонационального государства Столыпина убеждали не теоретические рассуждения, — а сама действительность. Впоследствии, незадолго до своей трагической гибели, он первый раз в своей жизни взял отпуск на шесть недель, потому что сердце начинало слабеть, и будучи у себя, в своем имении в Литве «он составил план управления Россией на десять лет вперед, с тем, чтобы полное отделение Польши от России должно было произойти в 1920 году. Он считал, что Польше должна быть дана самостоятельность. Но это был трудный вопрос, потому что часть польских земель принадлежала Австрии, другая часть Германии и так далее. Так что это замедляло осуществление этого намерения, но к этому шёл». Этот план предусматривал объединение всех польских земель в одном государстве с учетом его этнографических границ. Вполне естественно, что белорусские и украинские земли Столыпин исключал из этих границ, так как считал их население вместе с великорусами, триединым русским народом, насильственно разделенным злой волей политиков и превратностями судьбы.

Подтверждая наличие подобного плана в отношении Польши и пограничных территорий, единственный сын Столыпина Аркадий незадолго перед смертью (он умер в 1990 году во Франции и там похоронен) говорил следующее: «Этот план мой шурин, муж моей сестры (Б.И. Бок, — В.Ч.) видел в ящике письменного стола моего отца в нашем имении в Литве. Но на следующий день нагрянула государственная комиссия (речь идет о комиссии, созданной по указу императора Николая II для просмотра всех бумаг Столыпина после его гибели, имеющих государственное значение) и все это увезла, и план этот исчез…».

В Вильно, в Ковно и Гродно Петр Аркадьевич познакомился с еврейским вопросом (на переломе XIX и XX веков в Гродно проживало около 80% евреев). Ограничения против них, вводимые в административном, а не законодательном порядке, а с другой стороны, рост политического правосознания русского общества, формирование крупного еврейского коммерческого капитала, революционизировало еврейство, вместе с тем поднималась волна антисемитизма. Еврейская молодежь составляла 70-80% террористов боевой эсеровской организации. Вся тяжесть ограничений ложилась на плечи среднего и беднейшего еврейства, но она совсем не мешала состоятельным евреям делать карьеру, ворочать крупными капиталами и делать большую политику. Одновременно эти ограничения оборачивались постоянными источниками взяточничества для части администрации. У Столыпина не было сомнений в том, что при всей сложности национально-религиозных противоречий необходимо постепенно уравнять евреев в правах с другими подданными российской империи, но сделать это ему не дали ни реакционные дворяне, ни евреи-революционеры. Характерно, что в годы Столыпинского губернаторства в Гродно нелегально проходил 1 съезд еврейской организации ППС (Польской социалистической партии) и II съезд еврейских рабочих Польши и Литвы, имели место политические демонстрации под лозунгом «Долой царизм!», в лесу за деревней Пышки отмечалось рабочее празднество 1-го мая. Однако большого значения этим эпизодическим фактам тогда в городе не придавалось, хотя впоследствии среди покушавшихся на жизнь Столыпина в 1907 году значилась «мещанка Аделя Габриеловна Качан, отец и сестра ее Ревекка проживали в Гродно, но Адель ускользнула». Скудность документов, имеющих отношение к гродненскому периоду жизни ПА. Столыпина, не позволяет целостно показать все грани его административной деятельности, но очевидно одно — что служба в принеманском крае способствовала формированию его политического кредо — государственного порядка и мира в стране. И хотя Столыпин пробыл в Гродненской губернии всего девять месяцев, в Петербурге успели по достоинству оценить способности молодого губернатора, поручая ему управлять Саратовской губернией, большей по размерам и не подчиненной генерал-губернатору. Учитывалась также традиционно большая степень революционного брожения в Поволжье. Перспектива управлять такой губернией очень привлекала Петра Аркадьевича, а то, что его деятельность в Гродно была оценена, сильно его ободряло.

21 марта в 2 часа дня в Гродненском благородном собрании состоялось прощание П.А. Столыпина со столь полюбившейся ему губернией. На этой церемонии присутствовали представители от всех государственных учреждений, а также духовенства. Епископом Иоакимом был совершен напутственный молебен, по окончании которого

Владыка обратился к Петру Аркадьевичу и его супруге Ольге Борисовне с краткой речью. В этой речи епископ Гродненский и Брестский высказал им «свои благожелания, между прочим отметив такую высоко-симпатичную черту непродолжительной административной деятельности Петра Аркадьевича — верность её основным началам государственного строения в Западном Крае — Православию, Самодержавию и русской народности. Отъезжающих Владыка благословил св. иконой Спасителя».

* * *

Отъезд П.А. Столыпина из Гродно не разорвал навсегда его связи с губернией. С ним в Саратов, а затем и в Петербург вместе с семейством поехала многочисленная прислуга, корнями своими связанная с принеманским краем. Была среди помощников семьи Столыпиных и упомянутая выше Людмила Останькович. Мы почти ничего не знаем о ней. Кроме тех строчек, что запечатлелись в воспоминаниях дочери Столыпина Марии относительно покушения на её отца (уже министра внутренних дел), совершенного террористами 12 августа 1906 года на даче на Аптекарском острове. Сам Столыпин от взрыва чудом не пострадал, однако среди просителей (он на даче вел их прием) и служащих потери были огромны — 27 человек убитыми, много раненых. Среди них оказались и дети министра — 14-летняя дочь Наталия и сын Аркадий трех лет. В момент взрыва Наташа и Адя с его любимой няней Людмилой находились на балконе прямо над подъездом, куда подъехало ландо с террористами в жандармской форме. Взрывом все находившиеся на балконе были выброшены на набережную. Наташа попала под ноги раненых и бесновавшихся от боли лошадей. Спасти ей жизнь удалось с большим трудом. У Ади раны на голове, перелом ноги и сильное нервное потрясение, несколько дней выражавшееся в криках по ночам: «Падаю, падаю». Няня, стремившаяся прикрыть собой малыша, пострадала сильнее. Как сообщает М. Бок, «она лежала рядом с Адей на земле и безостановочно повторяла со стоном: «Ноги, ноги…», мы её подняли, переложили на диван, и я расшнуровала ей ботинок, стала бережно его снимать. Но какой был мой ужас, когда я почувствовала, что нога остается в ботинке, отделяясь от туловища. Положили несчастную девочку (ей всего было семнадцать лет), насколько можно удобнее и вышли…». Вскоре она умерла. Среди погибших просителей, кроме прочих, значились также отставной чиновник из Гродненской губернии М.Т. Вербицкий и крестьянин Ковенской губернии Ф.К. Станюлис, приезжавшие в Петербург со своими делами в расчете на память Столыпина о местах былой его службы. Петр Аркадьевич тяжело переживал случившееся, косвенно приписывал себе вину за смерть и мучение невинных людей, а потому как мог стремился облегчить горе их родных и близких.

Несмотря на то, что в местной печати о трагедии на Аптекарском острове писать было запрещено, гродненцы выражали своему бывшему губернатору искренние соболезнования в связи со случившимся. Поддерживали жители города П.А. Столыпина и в будущем, на всех этапах его нелегкой работы. Всего на Столыпина было совершенно одиннадцать покушений. И последнее все же унесло его жизнь. И это при том, что вся его деятельность была направлена на укрепление страны и улучшение жизни народа. Такова была непростая и неблагодарная роль реформатора. Когда в феврале 1907 года председатель Совета министров Столыпин объявил на заседании Государственной Думы правительственную программу преобразования в стране по всем направлениям, включая решение земельного вопроса, обеспечение свободы личности, укрепление начал веротерпимости и т.д., а его перебили отдельные ретивые думцы возгласами: «Долой! У вас руки в крови!», ему ничего не оставалось, как выступить вторично с речью, которую он закончил поистине историческими словами: «Не запугайте!».

Эта речь произвела огромное впечатление в России и за границей. И тут и там все поняли, что будущее страны покоится на плечах Столыпина. Уже через несколько дней на его имя поступило множество телеграмм, в том числе и от членов Гродненского Софийского православного братства: «С отрадным чувством глубокого нравственного удовлетворения приветствуем исполненное разума и государственного опыта выступление Ваше в Государственной Думе с предложениями правительства о мирном, законном, во благо Родины, выполнении предначертанных Монархом великих преобразований, а также удивительное мужество и твердость, проявленные Вами при отражении в собрании Думы дерзких попыток призыва к мятежному сопротивлению мирной законодательной деятельности и нынешней Думы. Братство крепко верит, что за Вами и с Вами вся трудящаяся спокойная Россия. Братство убеждено, что эти надежды разделяет все русское православное население Гродненской губернии. Да укрепит и сохранит Вас Господь! Подписали: Почетный председатель Братства, Епископ Гродненский и Брестский Михаил и председатель Совета Лебедев». В своей ответной телеграмме Братству ПА. Столыпин сообщал: «Счастлив был задушевному привету из родной Гродненской губернии и высоко мною чтимого Братства и любимого Архипастыря».

Выражением глубокого уважения гродненцев к своему губернатору, а затем и главе правительства было решение от 5 октября 1907 года об избрании П.А. Столыпина и его супруги О.Б. Столыпиной почетными членами Гродненского Софийского Православного Братства. Ими тогда же стали гродненцы, прославившие свой город добродетелями и науками: А.Ф. Пигулевский, И.И. Будзилович, Н.Р. Диковский, И.И. Остроумов, А.С. Цветков и Е.Ф. Орловский.

10 мая 1907 года Столыпин выступил в Думе с речью, в которой были слова, ставшие ключом к реформированию России: «Богатство народа создает могущество страны». Аристократ и дворянин Столыпин поворачивал круто в будущее. План его был достаточно прост:

государство закупает продаваемые части земли, затем давая ссуды через Крестьянский банк, продает в кредит землю крестьянам. Оплату кредита должно было взять на себя государство, все налогоплательщики, т.е. им предлагалась постепенная, кропотливая работа без «волшебных средств». А закончил он свою знаменитую речь поистине пророческими словами: «Мы предлагаем вам скромный, но верный путь. Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!».

В этих словах нашли свое отражение не только твердость политической линии Столыпина, но и неустойчивость его положения. Он верил, что большинство депутатов поймет его. Возможно, что он обращался и к нам. Обращением к потомкам, вероятнее всего, было и его выступление при обсуждении в Думе нового избирательного закона, по которому представительство из национальных окраин в законодательном органе значительно сокращалось. Историки не без основания считают, что этот шаг нельзя признать демократическим, но пускай кто-нибудь скажет, что этот шаг не был шагом подлинного государственника, человека, думавшего о благе не только всей страны, но и каждого её человека. Столыпин видел в русской национальной идее опору державе, ибо разделял мнение историка С.М. Соловьёва, что «Россия больше чем народ — она есть народ, собравший вокруг себя другие народы…». Тогдашняя социал-демократия смотрела на эту идею как на помеху своим планам. Столыпин в национальном вопросе занимал особую позицию. Осуждать его за это было бы странным. Одобрять — тоже. Очень существенным в понимании позиции Столыпина могут быть уже упомянутые свидетельства сына реформатора об отцовском проекте изменения границ между некоторыми уездами Холмского края и Гродненской губернии с тем, чтобы «окатоличенные и ополяченные уезды остались в Польше, а «русские» соединились с общерусской стихией». Мера эта имела своей целью «установление национально-государственной границы между Россией и Польшей на случай дарования Царству Польскому автономии». Как уже отмечалось, полное отделение Польши от империи Столыпин намечал на 1920 год. Что же касается либеральной Думы, то она действовала по плану и, несмотря на возражение правительства, расширила пределы будущей Холмской губернии, включив в её состав такие местности, где русских (православных) была едва ли треть. Об уступке же Польше уездов Гродненщины депутаты не захотели и говорить. Так что и это свидетельствует о гармоничном слиянии у Столыпина идеи национальной с позицией подлинно государственной.

1909 год стал временем наивысшего взлета, и одновременно и началом заката эпохи Столыпина. Справившись с революционными потрясениями, победив левую оппозицию, Столыпин столкнулся с правой реакцией со стороны ряда влиятельных лиц в Государственном Совете, обвинявших его в опасном либерализме и заигрывании с Думой. Особенно сильное сопротивление Госсовета Столыпин встретил позднее при обсуждении законопроекта о введении земства в западных губерниях. Столыпинский вариант закона, обеспечивавший перевес на выборах русских (православных) кандидатов над поляками (они составляли 2-3% населения этих губерний), достаточно легко прошел в Думе, но был отвергнут Госсоветом. Результаты голосования в этой инстанции страшно поразили Столыпина, придававшего огромное значение этому закону, который по его замыслу должен был служить прообразом новых государственных и межнациональных отношений. Впервые Петр Аркадьевич не смог сдержать чувств, тотчас уехал и подал прошение об отставке. Впоследствии по просьбе Николая II он вернулся к исполнению своей должности, добившись однако выполнения всех своих условий. Это был неслыханный триумф, он победил по всем пунктам (закон о западных земствах без помех приняли уже после гибели Столыпина, значит ранее его не утвердили из политических соображений). В общественном мнении Петр Аркадьевич превратился в «диктатора». Все силы реформатора были отданы Отечеству. Теперь от него можно было потребовать только одно — жизнь.

Трудно сказать, насколько действенной была поддержка Столыпину со стороны общественных кругов белорусских губерний при обсуждении законопроектов о новой избирательной системе и земствах, но она, эта поддержка, ему оказывалась. Об этом свидетельствует следующий факт. 2 апреля 1909 года в Гродно под председательством епископа Гродненского и Брестского Михаила (Ермакова) в присутствии губернатора — В.М. Борзенко, члена Государственной Думы В.К. Тычинина состоялось собрание представителей православных братств Гродненской губернии (Софийского из Гродно, Николаевского из Брест-Литовска, Петропавловского из Волковыска, Друскеникского) и местных помещиков по вопросу об увеличении квоты представительства в Думе от русского (православного) населения 9-ти западных губерний. С этой целью решением общего собрания была избрана депутация для поездки в Царское Село в составе епископа Михаила, протоиерея Иоанна Корчинского, помещика А.Д. Орлова и депутата Думы В.К. Тычинина, такие же депутации были созданы и в остальных белорусских губерниях. 22 апреля 1909 года они отбыли в Петербург, где приняли участие в совместном предвыборном собрании по вышеуказанному вопросу. 26 апреля депутации от Гродненской и Минской губерний были приняты в Елагинском дворце председателем Совета Министров П.А. Столыпиным, который выступил перед избранниками губернии и пообещал доложить Императору «о их желании выразить ему свои чувства». Вечером того же дня состоялось собрание депутаций северо-западных и юго-западных губерний, на котором был составлен текст челобитной на имя императора. Окончательная редакция этого документа была завершена 30 апреля. Тогда же было поручено архиепископу Виленскому Никандру зачитать её при встрече с императором Николаем II 1 мая; во время встречи представителей от западных губерний с известным писателем и публицистом из суворинской газеты «Новое время» М.О. Меньшиковым стало известно, что свое обещание Столыпин сдержал. 2 мая объединенная депутация в составе 39 человек после молебна в Казанском соборе отбыла поездом в Царское Село. Встреча с Императором проходила во второй половине дня в Малой библиотеке Дворца. После троекратного «ура» при выходе императора к депутации владыка Никандр произнес свою речь. На что Николай II ответил достаточно кратко: «Я был рад принять сегодня у себя представителей северо-западных и юго-западных губерний. Благодарю Вас искренне, а в Вашем лице все население Края за его любовь и преданность Престолу и Отечеству. Я приложу все заботы и меры, от меня зависящие, для удовлетворения вашего ходатайства». После чего флигель-адъютант пригласил всех присутствующих в специальную залу, где депутации была предложена легкая закуска, чай и вино.

По прибытию в Петербург депутация последовала на Елагинский остров к Столыпину, с нетерпением уже ожидавшего депутацию. Он горячо поздравил всех её членов за содействие ему в важном государственном деле и выразил надежду на дальнейшее сотрудничество. В конце приема «один из членов Гродненской депутации выразил благодарность Столыпину за твердую политику в отношении русского населения Западного края».

* * *

Почему с таким упорством, не считаясь ни с каким риском, боролся Столыпин за реформирование выборов для западных губерний? Опираясь на достижения тогдашней историко-политической науки и личный опыт, Столыпин считал население упомянутых губерний русским (великороссы, малороссы, белорусы), в этой связи его не могло не удивлять, что в Государственный Совет избирались только поляки, численность которых составляла лишь 2-3 процента. Понимая, что при разрешении этого вопроса трудно рассчитывать на успех, Столыпин считал, что он не имеет права быть равнодушным к историческим судьбам русских окраин.

На западе, где Россия держала стратегическую оборону, положение русских отличалось от положения во внутренних губерниях тем, что там русские соперничали (хотя и мирно) с другими народами, преимущественно с поляками. Внутри империи они такого соперничества не испытывали. При столыпинской перемене курса несоответствие демократизации жизни и подчеркнуто аристократически узконациональной практики выборов в западных губерниях бросалось в глаза. Русские (белорусы и малороссы) здесь явно становились людьми «второго сорта», и подобное положение в государственном плане было непродуктивно и даже опасно. Таким образом, Столыпин, ратуя за реформирование выборов, фактически выступал против польских помещиков и аристократии, привычно занимавших ранее места в Госсовете, а это значит и против дворянского монархического принципа. Вот почему дворянская бюрократия, как русская, так и польская, была первым противником преобразований.

Именно она после смерти Столыпина привела страну к первой мировой войне и последовавшей за ней катастрофе. Впрочем обратимся к речи Столыпина (7 мая 1910 года), отразившей не только его теоретические, но и практические познания по истории белорусских, литовских и малоросских (украинских) земель:

«Западные губернии, как вам известно, в 14-ом столетии представляли из себя сильное литовско-русское государство. В 13-ом столетии край этот перешел опять под власть России, с ополяченным и перешедшим в католичество высшим классом населения и с низким классом, порабощенным и угнетенным, но сохранившим вместе со своим духовенством преданность православию и России.

В эту эпоху русское государство было властно вводить свободно в край русские государственные начала. Мы видим Екатерину Великую, несмотря на всю ее гуманность, водворяющую в крае русских земледельцев, русских должностных людей, вводящую общие учреждения, отменяющую Литовский статус и Магдебурское право. Ясно стремление этой государыни укрепить еще струящиеся в крае русские течения, влив в них новую русскую силу для того, чтобы придать всему краю прежнюю русскую государственную окраску.

Но не так думали ее преемники. Они считали ошибкой государственной воздействие на благоприятное в русском смысле разрешение процесса, которым бродил Западный край в течение столетий, процесса, который заключался в долголетней борьбе начал русско-славянских и польско-латинских. Они считали эту борьбу просто законченной.

…Русские люди, которые были поселены в крае, были опять выселены; был опять восстановлен Литовский статус, были восстановлены сеймы, которые выбирали маршалов, судей и всех служилых людей. Но то, что в великодушных помыслах государей было актом справедливости, на деле оказалось политическим соблазном. Облегчали польской интеллигенции возможность политической борьбы и думали, что в благодарность за это она от этой борьбы откажется!

Немудрено, господа, что императора Александра Первого ждали крупные разочарования. И действительно, скоро весь край принял вновь польский облик. Как яркий пример я приведу вам превращение старой православной митрополичьей церкви в анатомический театр при польском Виленском университете. Везде гнездились заговоры, в воздухе носилась гроза, которая и разразилась после смерти Александра в 1831 голу вооруженным восстанием.

Это восстание, господа, открыло глаза русскому правительству. Государь император Николай Павлович вернулся к политике Екатерины Великой. Своей целью он поставил, как писал в рескрипте на имя генерала-губернатора Юго-Западного края: «Вести край сей силой возвышения православия и элементов русских к беспредельному единению с великорусскими губерниями». И далее: «Дотоле не перестанут действовать во исполнение изъясненных видов моих, пока вверенные вам губернии не сольются с остальными частями Империи в одно тело, в одну душу».

…Политика в царствование Николая Павловича вращалась вокруг униатского вопроса, что привело к воссоединению униатов (с православной церковью), вращалась вокруг школьного дела, причем польский университет был перенесен из Вильны в Киев. Местным обывателям не была даже окончательно заграждена возможность поступать на государственную службу; дворянским собраниям было лишь вменено в обязанность принимать на дворянскую службу лиц, беспорочно прослуживших не менее десяти лет на военной или гражданской службе. И мало-помалу, без особой ломки, планы и виды императора начали проходить в жизнь».

Надо отметить, что Столыпин указывает только исторические вехи этого болезненного и до сих пор еще не завершившегося процесса. Но и сами волны истории, приливы и отливы различных тенденций, крайне поучительны для нынешнего смутного времени, когда национальные вопросы в союзных республиках заставляют нас искать ориентиры в решении прошлых конфликтов. Впрочем, не будем забывать столыпинского намерения дать независимость собственно Польше.

«Но, господа, судьбе было угодно, чтобы опыт, единожды уже произведенный после смерти Екатерины Второй, повторился еще раз. По восшествии на престол, император Александр Второй, по врожденному своему великодушию, сделал еще раз попытку привлечь на свою сторону польские элементы Западного края. Вместо того, чтобы продолжать политику проведения русских начал, которые уже начали получать преобладание над польскими стремлениями и влияниями, поставлено было целью эти стремления и влияния обезвредить, сделать их одним из слагаемых государственности в Западном крае. И, тривиально говоря, поляки были попросту еще раз сбиты с толку; поляки никогда не отказывались и не стремились отказаться от своей национальности, какие бы льготы им предоставлены не были, а льготы эти со своей стороны, питали надежды и иллюзии осуществления национального польского стремления — полонизация края.

…В это время пробудились у поляков все врожденные хорошие и дурные стремления; они проснулись, пробужденные примирительной политикой императора Александра Второго, политикой, которая, как и 30 лет перед этим, окончилась вторым вооруженным восстанием.

Вот, господа, те исторические уроки, которые, я думаю, с достаточной яркостью указывают, что такое государство, как Россия, не может и не в праве безнаказанно отказываться от проведения своих исторических задач».

Дальше Столыпин приводит примеры, как в годы революции в Западном крае столкновения на национальной почве приводили к попыткам сменить всех православных и волостных должностных лиц, школьных учителей. В Северо-западном крае римско-католический священник епископ Рооп заменял ксендзов-литовцев и белорусов ксендзами-поляками, призывал к формированию воинских частей из местных обывателей по религиозному принципу и т.д. На польских съездах провозглашалось, что польская культура выше русской, и что поляки имеют особое положение.

Столыпин открыто призвал к защите русских государственных интересов: «необходимо дать простор местной самодеятельности, поставить государственные грани для защиты русского элемента, который будет неминуемо оттеснен».

Для решения этого вопроса он предложил создать национальные избирательные курии, русскую и польскую. Через неделю в короткой речи в Думе Столыпин снова возвращается к этой теме и подчеркивает, что больше всего боится «равнодушия закона к русским». Законопроект был принят со значительными поправками, но сохранился принцип курий и понижение имущественного ценза. Как ни странно, спустя восемьдесят лет в наши дни русские в прибалтийских республиках тоже требуют для защиты своих интересов создания отдельных избирательных курий. Это бесспорно свидетельствует, что в понимании национальной государственной идеи наше общество не продвинулось дальше прошлого.

Справедливости ради необходимо заметить, что земства западных губерний сделали по сравнению со старыми распорядительными комитетами во много раз больше. Это стало особенно очевидным в годы первой мировой войны. Как говорил Столыпин: «Пусть из-за боязни идти своим русским твердым путем не остановится развитие богатого прекрасного края». И далее: «Я знаю, что отказ от мечты о западном земстве — это печальный звон об отказе Петербурга в опасную минуту от поддержки тех, кто преемственно стоял и стоит за сохранение Западной России Русской». «Это чистейший национализм», — скажут сегодня одни. «Нет, это понимание природы нашего государства как русоцентристского», — скажут другие.» «Оставим споры тому времени», — заметят третьи. А те, кто любят искать во всем уроки истории, пускай вспомнят о сегодняшнем сложном положении русских людей во всех бывших советских республиках, кроме Белоруссии, и о беспомощном равнодушном молчании сегодняшней Москвы.

* * *

Читая речи и выступления Столыпина, имеющие отношение к Гродненщине, нельзя не заметить их значительной близости с идеями видного философа и публициста Ивана Лукьяновича Солоневича (1891-1953), чьи труды со значительным опозданием лишь сегодня возвращаются к нам. Кроме всего, в его трудах и воспоминаниях имеются интересные сведения, касающиеся данной темы: «Мой отец в детстве свинопас, потом народный учитель, потом статистический чиновник в Гродно, потом редактор «Гродненских губернских ведомостей» при П.А. Столыпине, потом издатель газеты «Северо-западная жизнь» на деньги того же П.А. Столыпина, тогда уже премьер-министра. Мой политический опыт начинается с 1910 года, то есть лет с восемнадцати. Именно этот опыт, столыпинский опыт, определяет мое мировоззрение, и мою политическую тактику…

Политическая расстановка сил в довоенной Белоруссии (до первой мировой войны, — Б.Ч.) складывалась так. Край, сравнительно недавно присоединенный к империи и населенный русским мужиком. Кроме мужика, русского там не было ничего. Наше белорусское дворянство очень легко продало и веру своих отцов, и язык своего народа, и интересы России. Тышкевичи, Мицкевичи и Сенкевичи — все они примерно такие же белорусы, как и я. Но они продались. Народ остался без правящего слоя. Без интеллигенции, без буржуазии, без аристократии, даже без пролетариата и без ремесленников. Выход в экономические верхи был начисто заперт городским и местечковым еврейством. Выход в культурные верхи был начисто заперт польским дворянством. Граф Муравьев не только вешал. Он раскрыл русскому мужику дорогу хотя бы в низшие слои интеллигенции. Наша газета («Северо-западная жизнь», затем переименованная в «Белорусскую жизнь», — В.Ч.) опиралась и на эту интеллигенцию, на тогдашних народных учителей, волостных писарей, сельских священников, врачей, низшее чиновничество… Эта масса настроена революционно. Было очень трудно доказать читателям Чернышевского, Добролюбова… и Милюкова тот совершенно очевидный факт, что ежели монархия отступит, то их, этих читателей, съедят…

Вот губернатор. Он обязан поддерживать русского мужика против польского помещика. Но сам-то он — помещик. И поместный пан Заглоба ему все-таки ближе белорусского мужика. У пана Заглобы изысканные манеры, сорокалетнее венгерское и соответствующий палац, в котором он с изысканной умильностью принимает представителя имперской власти. Губернатору приходится идти или против нации, или против класса. Петербург давил в пользу нации. Все местные отношения давили в пользу класса. Польский Виленский земельный банк с его лозунгом «Ни пяди земли холопу» запирал для крестьянства даже тот выход, который оставался в остальной России. Белорусское крестьянство эмигрировало в Америку. Вы подумайте только: русский мужик, который сквозь века и века самого жестокого, самого беспощадного угнетения донес до Империи свое православие и свое национальное сознание, он, этот мужик, вынужден нынче бросать свои родные поля только потому, что еврейство (неравноправное еврейство!) и Польша (побежденная Польша!) не давали ему никакой возможности жить на его тысячелетней родине. И еще потому, что губернаторы были слишком бездарны и глупы, чтобы организовать или землеустройство, или переселение. На просторах Российской Империи для этого мужика места не нашлось». Сравнивая деятельность Столыпина в бытность его гродненским губернатором и «отцов губернии», метко охарактеризованных Иваном Солоневичем в упомянутом отрывке, можно со всей определенностью утверждать, что Петр Аркадьевич был последним государственным человеком правящего строя в тогдашней России, с болью в сердце относившемуся к прошлому, настоящему и будущему белорусского и украинского народов.

* * *

Имя Петра Аркадьевича Столыпина — великого реформатора и подлинного державного человека еще при жизни стало легендой. Одна из них, касающаяся г. Гродно, жива и поныне. Местные старожилы рассказывают, что Столыпин был первым, кто не на словах, а на деле поддержал гродненцев в их желании увековечить память о своих земляках, павших на полях Маньчжурии в годы русско-японской войны, строительством Свято-Покровского храма. А когда городские власти стали чинить препятствие членам Софийского Православного

Братства в выделении избранного ими места для строительства, он сделал все от него зависящее, чтобы новый храм-памятник уже в 1909 году поднялся ввысь всеми своими куполами. Известно, что в течение первых трех месяцев после гибели Столыпина, по всей России начался по подписке сбор средств на строительство памятников ему в нескольких городах страны.

По свидетельству Марии Бок, «уже через год после кончины моего отца ему были воздвигнуты памятники в Киеве, Гродно и Самаре». К сожалению, других документальных подтверждений существования памятника великому реформатору в Гродно обнаружить пока не удалось. Однако и сегодня передается из уст в уста легенда о том, что памятник (скорее небольшой бронзовый бюст) Столыпину существовал, и что был он установлен безо всякой помпы у губернаторского дворца в конце 1911 — начала 1912 годов. Есть так же мнения, что бюст этот находился в вестибюле губернаторского дома. В начале 1960-х годов автору этих строк доводилось неоднократно слышать от своих уважаемых преподавателей Я.Н. Марата и В.А. Ваяхина слова о той печальной участи, которая постигла памятник уже через несколько лет после его открытия. В сентябре 1915 года в ходе оборонительных боев русской армии за Гродно, кайзеровские войска артиллерийским огнем и бомбардировками с воздуха разрушили и сожгли дворец Тызенгауза (губернаторский дом), а после занятия немцами города они якобы увезли этот памятник (бюст) в Германию. Так ли это было, или нет, мы не знаем, но не будем терять надежды на то, что многое из неясного и смутного, имеющего отношение к жизни и деятельности П.А. Столыпина, со временем обретет свою завершенность и подлинную историческую значимость.

В.Н. Черепиц

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи

Принято считать, что великая княгиня и великий князь состояли в «белом браке» (т. е. жили как брат с сестрой). Это неправда: они мечтали о детях, особенно Сергей Александрович. Принято считать, что Елизавета Федоровна была кротким и тихим ангелом. И это неправда. Ее волевой характер и деловые качества давали о себе знать с детства. Говорили, что великий князь порочен и имеет нетрадиционные наклонности, — снова неправда. Даже всесильная английская разведка не нашла в его поведении ничего более «предосудительного», чем чрезмерная религиозность.

Сегодня личность великого князя Сергея Александровича Романова или остается в тени его великой жены — преподобномученицы Елизаветы Федоровны, или опошляется — как, например, в фильме «Статский советник», где генерал-губернатор Москвы предстает очень неприятным типом. А между тем во многом именно благодаря великому князю Елизавета Федоровна стала той, какой мы ее знаем: «великой Матушкой», «ангелом-хранителем Москвы».

Оклеветанный при жизни, почти позабытый после смерти, Сергей Александрович заслуживает того, чтобы быть открытым заново. Человек, усилиями которого появилась Русская Палестина, а Москва стала образцовым городом; человек, всю жизнь несший крест неизлечимой болезни и крест бесконечной клеветы; и христианин, который причащался до трех раз в неделю — при всеобщей практике делать это раз в год на Пасху, для которого вера во Христа была стержнем жизни. «Дай мне Бог быть достойной водительства такого супруга, как Сергий», — писала Елизавета Федоровна после его убийства…

Об истории великой любви Елизаветы Федоровны и Сергея Александровича, а также об истории лжи о них — наш рассказ.

Имя великого князя Сергея Александровича Романова произносится сегодня, как правило, только в связи с именем его жены, преподобномученицы Елизаветы Федоровны. Она действительно была выдающейся женщиной с необыкновенной судьбой, но князь Сергей, оставшийся в ее тени, оказывается, как раз играл в этой семье первую скрипку. Их брак не раз пытались очернить, назвать безжизненным или фиктивным, в конце концов, несчастным, или, наоборот, идеализировали. Но эти попытки неубедительны. После гибели мужа Елизавета Федоровна сожгла свои дневники, но сохранились дневники и письма Сергея Александровича, они и позволяют нам заглянуть в жизнь этой исключительной семьи, тщательно оберегаемую от посторонних взглядов.

Не такая простая невеста

Решение о женитьбе было принято в нелегкое для великого князя Сергея Александровича время: летом 1880 года скончалась его мать, Мария Александровна, которую он обожал, а меньше чем через год, бомба народовольца Игнатия Гриневицкого оборвала жизнь его отца, императора Александра II. Пришло время ему вспомнить слова воспитательницы, фрейлины Анны Тютчевой, которая писала молодому князю: «По вашей натуре Вам надо быть женатым, Вы страдаете в одиночестве». У Сергея Александровича действительно было несчастное свойство углубляться в себя, заниматься самоедством. Ему нужен был близкий человек… И он такого человека нашел.
1884 год. Элла — одна из красивейших невест Европы. Сергей — один из самых завидных женихов, пятый сын императора Александра II Освободителя. Судя по дневникам, впервые они встретились, когда великая герцогиня Гессенская и Рейнская Алиса-Мод-Мэри, супруга Людвига IV, была на последних месяцах беременности будущей супругой великого князя. Сохранилась фотография, где она сидит вместе с заехавшей в Дармштадт российской императрицей Марией Александровной и ее семилетним сыном Сергеем. Когда российское венценосное семейство возвращалось в Россию из своего путешествия по Европе, они снова заехали к родственникам в Дармштадт, и маленькому великому князю позволили присутствовать при купании новорожденной Эллы — его будущей жены.

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Почему Сергей сделал выбор именно в пользу Елизаветы, ускользнуло от внимания его родных и воспитателей. Но выбор был сделан! И хотя Элла и Сергей оба испытывали сомнения, в конце концов, в 1883 году миру было объявлено об их помолвке. «Я дал своё согласие не колеблясь, — сказал тогда отец Эллы, великий герцог Людвиг IV. — Я знаю Сергея с детского возраста; вижу его милые, приятные манеры и уверен, что он сделает мою дочь счастливой».

Сын российского императора взял в жены провинциальную немецкую герцогиню! Вот привычный взгляд на эту блестящую пару — и тоже миф. Не так просты были Дармштадтские герцогини. Елизавета и Александра (ставшая последней российской императрицей) — родные внучки по матери королевы Виктории, с 18 лет и до кончины в старости — бессменной правительницы Великобритании (императрицы Индии с 1876 года!), человека строгой морали и железной хватки, при которой Британия достигла своего расцвета. Официальный титул Елизаветы Федоровны, перешедший всем гессенским принцессам, — герцогиня Великобританская и Рейнская: они принадлежали, ни больше ни меньше, к роду, правившему на тот момент третьей частью суши. И этот титул — по всем правилам этикета — унаследовали от матери, императрицы Александры Федоровны дочери последнего российского императора Николая II.

Таким образом, с британской короной Романовы породнились благодаря Алисе Гессенской — как и ее мать Виктория, необыкновенно сильной женщине: выйдя замуж за немецкого герцога, Алиса вынуждена была столкнуться с привередливостью немцев, не очень охотно принимавших английскую принцессу. Тем не менее, однажды она на протяжении девяти месяцев возглавляла парламент; развернула широкую благотворительную деятельность — основанные ею богадельни действуют в Германии по сей день. Ее хватку унаследовала и Элла, и впоследствии ее характер даст о себе знать.

А пока Елизавета Дармштадтская, хоть и чрезвычайно благородная и образованная, но несколько ветреная и впечатлительная молодая особа, обсуждает магазины и красивые безделушки. Подготовка к их с Сергеем Александровичем свадьбе держалась в строжайшей тайне, и вот летом 1884 года девятнадцатилетняя гессенская принцесса прибыла в украшенном цветами поезде в столицу Российской империи.

«Он часто относился к ней, как школьный учитель…»
На публике Елизавета Федоровна и Сергей Александрович были, в первую очередь, высокопоставленными особами, возглавляли общества и комитеты, а их человеческие отношения, их взаимная любовь и привязанность держались в тайне. Сергей Александрович прилагал все усилия к тому, чтобы внутренняя жизнь семьи не становилась достоянием общественности: у него было множество недоброжелателей. Из писем мы знаем больше, чем могли знать современники Романовых.

«Он рассказывал мне о своей жене, восхищался ей, хвалил ее. Он ежечасно благодарит Бога за свое счастье», — вспоминает князь Константин Константинович, его родственник и близкий друг. Великий князь действительно обожал свою жену — он любил дарить ей необыкновенные драгоценности, делать ей маленькие подарки по поводу и без. Обходясь с ней временами строго, в ее отсутствие он не мог нахвалиться Елизаветой. Как вспоминает одна из его племянниц (в будущем — королева Румынии Мария), «дядя часто был резок с ней, как и со всеми другими, но поклонялся ее красоте. Он часто относился к ней, как школьный учитель. Я видела восхитительную краску стыда, которая заливала ее лицо, когда он бранил ее. „Но, Серж…“ — восклицала она тогда, и выражение ее лица было подобно лицу ученицы, уличенной в какой-нибудь ошибке».

«Я чувствовала, как Сергей желал этого момента; и я знала много раз, что он страдал от этого. Он был настоящим ангелом доброты. Как часто он мог бы, коснувшись моего сердца привести меня к перемене религии, чтобы сделать себя счастливым; и никогда, никогда он не жаловался… Пусть люди кричат обо мне, но только никогда не говори и слова против моего Сергея. Стань на его сторону перед ними и скажи им, что я обожаю его, а также и мою новую страну и что таким образом научилась любить и их религию…»

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Из письма Елизаветы Федоровны брату Эрнесту о перемене религии
Вопреки распускаемым тогда слухам, это был по-настоящему счастливый брак. В день десятилетия супружеской жизни, которое пришлось на разгар Русско-японской войны, князь записал в дневнике: «С утра я в церкви, жена — на складе*. Господи, за что мне такое счастье?» (Склад пожертвований в пользу воинов, организованный при содействии Елизаветы Федоровны: там шили одежду, заготавливали бинты, собирали посылки, формировали походные церкви. — Ред.)

Их жизнь действительно была служением с максимальной отдачей всех сил и способностей, но об этом мы еще успеем сказать.

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Что же она? В письме к брату Эрнесту Элла называет мужа «настоящим ангелом доброты».

Великий князь стал во многом учителем своей супруги, очень мягким и ненавязчивым. Будучи на 7 лет старше, он действительно в большой степени занимается ее образованием, учит русскому языку и культуре, знакомит с Парижем, показывает ей Италию и берет ее в поездку на Святую землю. И, судя по дневникам, великий князь не переставал молиться, надеясь, что когда-нибудь жена разделит с ним главное в его жизни — его веру и Таинства Православной Церкви, к которой он принадлежал всей душой.

«После 7 долгих лет счастливой нашей супружеской жизни <…> мы должны начать совершенно новую жизнь и оставить нашу уютную семейную жизнь в городе. Мы должны будем так много сделать для людей там, и в действительности мы будем там играть роль правящего князя, что будет очень трудным для нас, так как вместо того, чтобы играть такую роль, мы горим желанием вести тихую личную жизнь».

Из письма Елизаветы Федоровны отцу, великому герцогу Гессенскому, о назначении супруга на пост генерал-губернатора Москвы

Необыкновенная религиозность — черта, отличавшая великого князя с детства. Когда семилетнего Сергея привезли в Москву и спросили: чего бы тебе хотелось? — он ответил, что самое его заветное желание — попасть на архиерейскую службу в Успенский собор Кремля.

Впоследствии, когда взрослым молодым человеком он встречался во время поездки по Италии с Папой Римским Львом XIII, тот поражался знанию великим князем церковной истории — и даже велел поднять архивы, чтобы проверить озвученные Сергеем Александровичем факты. Записи в его дневниках всегда начинались и заканчивались словами: «Господи, помилуй», «Господи, благослови». Он сам решал, чтó из церковной утвари следует привезти на освящение храма святой Марии Магдалины в Гефсимании (тоже его детище) — блестяще зная как богослужение, так и всю его атрибутику! И, кстати, Сергей Александрович был первым и единственным из великих князей дома Романовых, кто за свою жизнь трижды совершил паломничество на Святую землю. Причем первое отважился проделать через Бейрут, что было крайне трудно и далеко не безопасно. А во второе взял с собой жену, в то время еще протестанку…

«Быть одной веры с супругом – правильно»

В их родовом имении Ильинском, где Сергей Александрович и Елизавета Федоровна провели счастливейшие дни своей жизни, начиная с медового месяца, сохранился храм, теперь он снова действует. По преданию, именно здесь присутствовала на своем первом православном богослужении тогда еще протестантка Элла.

Елизавете Федоровне по статусу было необязательно менять вероисповедание. Пройдет 7 лет после замужества, прежде чем она напишет: «Мое сердце принадлежит Православию». Злые языки говорили, что к принятию новой веры Елизавету Федоровну активно подталкивал ее супруг, под чьим безусловным влиянием она находилась всегда. Но, как писала отцу сама великая княгиня, муж «никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя все это совершенно одной моей совести». Все, что он делал, — мягко и деликатно знакомил ее со своей верой. И сама княгиня очень серьезно подошла к этому вопросу, изучая Православие, присматриваясь к нему очень внимательно.

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Приняв, наконец, решение, Элла первым делом пишет своей влиятельной бабушке королеве Виктории — они всегда были в добрых отношениях. Мудрая бабушка отвечает: «Быть со своим супругом одной веры — это правильно». Совсем не столь благосклонно принял решение Елизаветы Федоровны ее отец, хотя трудно придумать более ласковый и тактичный тон и более искренние слова, какими Элла умоляла «дорогого Папу» о благословении на решение перейти в Православие:

«…Я все время думала и читала и молилась Богу — указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь — принадлежать к одной Церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж ‹…› Я так сильно желаю на Пасху причаститься Св. Тайн вместе с моим мужем…»

Герцог Людвиг IV не ответил дочери, но против своей совести она пойти не смогла, хотя признавалась: «Я знаю, что будет много неприятных моментов, так как никто не поймет этого шага». Так, к неописуемому счастью супруга, пришел день, когда они смогли вместе причаститься. И третье, последнее в его жизни, путешествие на Святую землю уже совершили вместе — во всех смыслах.

90 обществ Великого Князя

Великий князь был одним из инициаторов создания и до самой гибели — председателем Императорского Православного Палестинского общества, без которого сегодня невозможно представить себе историю русского паломничества на Святую землю! Став во главе Общества в 1880-х годах, он умудрился открыть в Палестине 8 подворий Русской Православной Церкви, 100 школ, где арабских детей обучали русскому языку и знакомили с Православием, построить в честь матери храм Марии Магдалины — вот неполный перечень его дел, причем осуществлялось все это довольно тонко и хитро. Так, иногда князь выделял деньги на строительство, не дожидаясь оформления разрешительной документации, так или иначе обходил множество препятствий. Существует даже предположение, что его назначение в 1891 году генерал-губернатором Москвы — хитроумная политическая интрига, придуманная разведками недовольных Англии и Франции, — кому понравится «хозяйничание» России на территории их колоний? — и имевшая своей целью отстранение князя от дел на Святой земле. Как бы то ни было, расчеты эти не оправдались: князь, кажется, только удвоил свои усилия!

Трудно представить, насколько деятельными людьми были супруги, сколько они успели сделать за свою, в общем, недолгую жизнь! Он возглавлял или был попечителем около 90 обществ, комитетов и других организаций, причем находил время принимать участие в жизни каждого из них. Вот лишь некоторые: Московское архитектурное общество, Дамское попечительство о бедных в Москве, Московское филармоническое общество, Комитет по устройству при Московском университете Музея изящных искусств имени императора Александра III, Московское археологическое общество. Он состоял почетным членом Академии наук, Академии художеств, Общества художников исторической живописи, Московского и Петербургского университетов, Общества сельского хозяйства, Общества любителей естествознания, Русского музыкального общества, Археологического музея в Константинополе и Исторического музея в Москве, Московской духовной академии, Православного миссионерского общества, Отдела распространения духовно-нравственных книг.

С 1896 года Сергей Александрович — командующий Московским военным округом. Он же — председатель Императорского Российского Исторического музея. По его инициативе был создан Музей изобразительных искусств на Волхонке — в основу его экспозиции великий князь заложил шесть собственных коллекций.

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Отчего я всегда чувствую глубоко? Отчего я не таков, как все другие, не весел, как все? Я до глупости углубляюсь во все и вижу иначе — мне самому совестно, что я до того старообразен и не могу быть, как вся „золотая молодежь“, весел и беспечен».

Из дневника великого князя Сергея Александровича
Став в 1891 году генерал-губернатором Москвы — а это означало попечение не только о Москве, но и о десяти прилегающих к ней губерниях — он развернул невероятную деятельность, задавшись целью сделать город равным европейским столицам. Москва при нем стала образцовой: чистая, аккуратная брусчатка, городовые, выставленные в зоне видимости друг друга, все коммунальные службы работают идеально, порядок везде и во всем. При нем налажено электрическое освещение улиц — построена центральная городская электростанция, возведен ГУМ, отреставрированы башни Кремля, построено новое здание Консерватории; при нем по первопрестольной стал ходить первый трамвай, открылся первый общедоступный театр, а центр города был приведен в идеальный порядок.

Благотворительность, которой занимались Сергей Александрович и Елизавета Федоровна, не была ни показной, ни поверхностной. «Правитель должен быть благословением своего народа», — часто повторял отец Эллы, и он сам, и его жена, Алиса Гессенская, этому принципу старались следовать. Их дети с малолетства были приучены помогать людям, невзирая на ранги — к примеру, каждую неделю ходили в больницу, где дарили цветы тяжелобольным, ободряли их. Это вошло в их кровь и плоть, точно так же воспитывали своих детей Романовы.

Даже отдыхая в своем подмосковном имении Ильинском, Сергей Александрович и Елизавета Федоровна продолжали принимать просьбы о помощи, об устройстве на работу, о пожертвовании на воспитание сирот — все это сохранилось в переписке управляющего двором великого князя с разными людьми. Однажды пришло письмо от девушек-наборщиц частной типографии, осмелившихся просить позволить им спеть на Литургии в Ильинском в присутствии великого князя и княгини. И эта просьба была исполнена.

В 1893 году, когда в Центральной России бушевала холера, в Ильинском открылся временный медпункт, где осматривали и при необходимости срочно оперировали всех нуждающихся в помощи, где крестьяне могли остаться в специальной «избе для изоляции» — как в стационаре. Медпункт просуществовал с июля по октябрь. Это — классический пример того служения, которым всю жизнь занимались супруги.

«Белый брак», которого не было

Принято считать, что Сергей и Елизавета намеренно вступили в так называемый «белый брак»: решились не иметь детей, а посвятить себя служению Богу и людям. Воспоминания близких и дневники свидетельствуют о другом.

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Как бы я хотел иметь детей! Для меня не было бы большего рая на земле, будь у меня собственные дети», — пишет в письмах Сергей Александрович. Сохранилось письмо императора Александра III жене, императрице Марии Федоровне, где он пишет: «Как жаль, что Элла и Сергей не могут иметь детей». «Из всех дядьев мы более всего боялись дядю Сергея, но, несмотря на это, он был нашим фаворитом, — вспоминает в дневниках племянница князя Мария. — Он был строг, держал нас в благоговейном страхе, но он любил детей… Если имел возможность, приходил, чтобы проследить за купанием детей, укрыть одеялом и поцеловать на ночь…»

Великому князю было дано воспитать детей — но не своих, а брата Павла, после трагической гибели при преждевременных родах его жены, греческой принцессы Александры Георгиевны. Непосредственными свидетелями шестидневной агонии несчастной женщины были хозяева имения Сергей и Елизавета. Убитый горем Павел Александрович несколько месяцев после трагедии был не в состоянии ухаживать за своими детьми — малолетней Марией и новорожденным Дмитрием, и эту заботу целиком и полностью взял на себя великий князь Сергей Александрович. Он отменил все планы и поездки и остался в Ильинском, участвовал в купании новорожденного — который, кстати, и выжить-то не должен был по единогласному мнению врачей, — сам обкладывал его ватой, не спал ночами, заботясь о маленьком князе. Интересно, что в дневник Сергей Александрович записывал все важные события из жизни своего подопечного: первый прорезавшийся зуб, первое слово, первый шаг. А после того как брат Павел вопреки воле императора вступил в брак с женщиной, не принадлежавшей к аристократическому роду, и был изгнан из России, его детей, Дмитрия и Марию, окончательно взяли на попечение Сергей и Елизавета.

Почему Господь не дал супругам собственных детей — Его тайна. Исследователи предполагают, что бездетность великокняжеской пары могла быть следствием тяжелой болезни Сергея, которую он тщательно скрывал от окружающих. Это еще одна малоизвестная страница жизни князя, которая совершенно меняет привычные для многих представления о нем.

Зачем ему корсет?

Холодность характера, замкнутость, закрытость — обычный список обвинений против великого князя.

К этому еще добавляют: гордец! — из-за его чересчур прямой осанки, придававшей ему надменный вид. Если бы знали обвинители князя, что «виновник» гордой осанки — корсет, которым он вынужден был поддерживать свой позвоночник всю свою жизнь. Князь был тяжело и неизлечимо болен, как и его мать, как и его брат Николай Александрович, который должен был стать российским императором, но скончался от страшного недуга. Свой диагноз — костный туберкулез, приводящий к дисфункции всех суставов, — великий князь Сергей Александрович умел от всех скрывать. Только жена знала, чего это ему стоит.

«Сергей очень страдает. Ему снова нездоровится. Очень нужны соли, горячие ванны, без них он не может обходиться», — пишет Елизавета близким родственникам. «Вместо того чтобы отправиться на прием, великий князь принимал ванну», — ёрничала газета «Московские ведомости» уже в предреволюционное время. Горячая ванна — чуть ли единственное средство, снимающее боли (суставные, зубные), которые мучили Сергея Александровича. Он не мог ездить верхом, не мог обходиться без корсета. В Ильинском еще при жизни его матери была устроена кумысная ферма для лечебных целей, но болезнь с годами прогрессировала. И если бы не бомба студента Ивана Каляева, очень возможно, генерал-губернатор Москвы все равно не прожил бы долго…

Закрыт, немногословен и замкнут великий князь был с детства. А можно ли было ожидать другого от ребенка, чьи родители фактически находились в разводе, который тем не менее не мог состояться? Мария Александровна жила на втором этаже Зимнего дворца, не имея уже супружеского общения с мужем и терпя присутствие фаворитки государя — княжны Долгоруковой (она стала его женой после смерти Марии Александровны, но пробыла в этом статусе меньше года, до гибели Александра II). Крах родительской семьи, глубокая привязанность к матери, кротко терпевшей это унижение, — факторы, которые во многом определили формирование характера маленького князя.

Они же — поводы для клеветы, слухов и злословия в его адрес. «Не в меру религиозен, замкнут, очень часто бывает в храме, причащается до трех раз в неделю», — это самое «подозрительное» из того, что сумела выяснить о князе английская разведка перед его вступлением в брак с Елизаветой, как-никак —внучкой английской королевы. Репутация почти безупречная, и тем не менее еще при жизни на великого князя выливались потоки клеветы и нелицеприятных обвинений…

«Терпи – ты на поле брани»

Поговаривали о распутном образе жизни генерал-губернатора Москвы, по первопрестольной распускались слухи о его нетрадиционной сексуальной ориентации, о том, что Елизавета Федоровна очень несчастлива в браке с ним — все это еще при жизни князя звучало даже в английских газетах. Сергей Александрович поначалу терялся и недоумевал, это видно из его дневниковых записей и писем, где он ставит один вопрос: «Почему? Откуда все это?!»

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Терпи всю эту прижизненную клевету, терпи — ты на поле брани», — писал ему великий князь Константин Константинович.

Нападок, обвинений в надменности и равнодушии не удалось избежать и Елизавете Федоровне. Безусловно, основания для того были: несмотря на широчайшую благотворительную деятельность, она всегда держала дистанцию, зная цену своему статусу великой княгини — принадлежность к императорскому дому едва ли предполагает панибратство. И характер ее, проявившийся с детства, давал повод для таких обвинений.

В наших глазах образ великой княгини, надо признать, несколько елейный: нежная, кроткая женщина со смиренным взглядом. Этот образ сложился, конечно, не без оснований. «Ее чистота была абсолютна, от нее невозможно было оторвать взгляд, проведя с ней вечер, каждый ожидал часа, когда сможет увидеть ее на следующий день», — восхищается тетей Эллой ее племянница Мария. И в то же время нельзя не заметить, что великая княгиня Елизавета обладала волевым характером. Мать признавала, что Элла — прямая противоположность старшей послушной сестре Виктории: очень сильная и отнюдь не тихая. Известно, что Елизавета очень жестко отзывалась о Григории Распутине, считая, что его смерть была бы лучшим выходом из сложившейся при дворе катастрофической и нелепой ситуации.

«…Когда он увидел ее <…>, он спросил: «Кто вы?» «Я его вдова, — ответила она, — почему вы его убили?» «Я не хотел убивать вас, — сказал он, — я видел его несколько раз в то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть». «И вы не сообразили того, что вы меня убили вместе с ним?» — ответила она…»

Описание беседы Елизаветы Федоровны с убийцей мужа из книги о. М. Польского «Новые мученики Российские»

Как сказали бы сегодня, великая княгиня была первоклассным управленцем, филигранно умеющим организовать дело, распределить обязанности и следить за их исполнением. Да, она держалась несколько отстраненно, но вместе с тем не игнорировала малейших просьб и нужд тех, кто к ней обращался. Известен случай во время Первой мировой войны, когда раненый офицер, которому грозила ампутация ноги, подал просьбу пересмотреть это решение. Ходатайство попало великой княгине и было удовлетворено. Офицер поправился и впоследствии, во время Второй мировой войны, занимал должность министра легкой промышленности.

Безусловно, жизнь Елизаветы Федоровны кардинально изменилась после страшного события — убийства любимого мужа… Фотография развороченной взрывом кареты тогда была напечатана во всех московских газетах. Взрыв был такой силы, что сердце убитого нашли только на третий день на крыше дома. А ведь останки Сергея великая княгиня собирала собственными руками. Ее жизнь, ее судьба, ее характер — все изменилось, но, конечно, вся предыдущая, полная самоотдачи и деятельности жизнь была подготовкой к этому.

«Казалось, — вспоминала графиня Александра Андреевна Олсуфьева, — что с этого времени она пристально всматривается в образ иного мира <…>, <она> посвятила себя поиску совершенства».

«Мы с тобой знаем, что он святой»

«Господи, сподобиться бы такой кончины!» — писал в своем дневнике Сергей Александрович после гибели от бомбы кого-то из государственных деятелей — за месяц до собственной смерти. Он получал письма с угрозами, но игнорировал их. Единственное, что князь предпринял: перестал брать с собой в поездки детей — Дмитрия Павловича и Марию Павловну — и своего адьютанта Джунковского.

Великий князь предчувствовал не только свою смерть, но и трагедию, которая захлестнет Россию через десятилетие. Он писал Николаю II, умоляя его быть более решительным и жестким, действовать, принимать меры. И сам такие меры предпринимал: в 1905 году, когда восстание разгорелось в студенческой среде, он отправил студентов на бессрочные каникулы, по домам, не дав разгореться пожару. «Услышь меня!» — пишет и пишет он в последние годы государю императору. Но государь не услышал…

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

4 февраля 1905 года Сергей Александрович выезжает из Кремля через Никольские ворота. За 65 метров до Никольской башни раздается взрыв страшной силы. Кучер смертельно ранен, а Сергей Александрович разорван на части: от него осталась голова, рука и ноги — так князя и похоронили, соорудив специальную «куклу», в Чудовом монастыре, в усыпальнице. На месте взрыва нашли его личные вещи, которые Сергей всегда носил с собой: образки, крест, подаренный матерью, маленькое Евангелие.

После трагедии все, что не успел сделать Сергей, все, во что он вложил свой ум и неуемную энергию, Елизавета Федоровна считала своим долгом продолжить. «Я хочу быть достойна водительства такого супруга, как Сергий», — писала она вскоре после его смерти Зинаиде Юсуповой. И, вероятно, движимая этими мыслями, отправилась в тюрьму к убийце супруга со словами прощения и призывом к покаянию. Она работала до изнеможения и, как пишет графиня Олсуфьева, «всегда спокойная и смиренная, находила силы и время, получая удовлетворение от этой бесконечной работы».

О том, чем стала для столицы основанная великой княгиней Марфо-Мариинская обитель милосердия, существующая и поныне, трудно сказать в нескольких словах. «Господь отмерил мне так мало времени, — пишет она З. Юсуповой. — Надо еще очень многое успеть сделать»…

***

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович Романовы. История любви. История лжи История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

5 июля 1918 года Елизавета Федоровна, ее келейница Варвара (Яковлева), племянник Владимир Павлович Палей, сыновья князя Константина Константиновича — Игорь, Иоанн и Константин, и управляющий делами князя Сергея Михайловича Федор Михайлович Ремез были живыми сброшены в шахту под Алапаевском.

Мощи великой княгини покоятся в храме, который построил ее муж, — храме святой Марии Магдалины в Гефсимании, а останки великого князя перенесены в 1998 году в Новоспасский монастырь Москвы. Она канонизирована в 1990-е годы, а он… Похоже, святость бывает очень разная, и великий — действительно великий — князь Сергей Александрович вновь остался в тени своей великой жены. Сегодня комиссия по его канонизации возобновила работу. «Мы ведь с тобой знаем, что он святой», — говорила в переписке Елизавета Федоровна после смерти мужа. Она знала его лучше всех.

Автор: Валерия Михайлова

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Последний учитель царевича: история Чарльза Гиббса

В 1917 году в воронку российских октябрьских событий попал Чарльз Сидней Гиббс. Будучи подданным английской короны, он оказался одним из самых преданных слуг царя российского.

«Машины блюдца»
В 1901 году сын управляющего банком и выпускник одного из британских университетов отправился в далёкую Россию. Чарльз Гиббс был бакалавром искусств. И Петербург привлёк его как город театра, балета, музеев и выставок. Толчком стало объявление в газете, что в городе на Неве требуются учителя английского. Но в действительно­сти, как напишет американская исследовательница биографии Гиббса Кристина Бенаг, все те почти 20 лет, что Чарльз провёл в России, стали для него духовным паломничеством.

Гиббс 10 лет преподавал анг­лийский царским детям. Как он потом написал в своих воспоминаниях, для первого визита во дворец он надел смокинг. Пройдя анфилады парадных помещений, Чарльз был поражён аскетизмом классной комнаты: стол, стулья, доска, стеллаж с книгами и на стенах множест­во икон. Над классом, этажом выше, располагались детские, где великие княжны спали на жёстких кроватях, умывались холодной водой. В семье была принята простая пища. Пирожные к чаю подавались редко.

Цесаревичу Алексею каждый день приносили щи и кашу с солдатской кухни Сводного полка. Он всё съедал, приговаривая: «Это еда моих солдат». Младшие девочки часто донашивали платья и обувь старших. Сам император спустя десятилетие после свадьбы носил гражданские костюмы времён жениховства. На англичанина произвело впечатление, что его величество обходился без личного секретаря: все бумаги, на которые предстояло поставить царскую печать, Николай II читал сам. Он обладал хорошей памятью, свободно говорил на английском, французском и немецком.

Старшая княжна Ольга внеш­не больше других была похожа на императора, у неё был практически абсолютный музыкальный слух. Татьяна сразу поражала красотой. За строгий характер её называли «гувернантка». Мария любила рисовать, у неё были огромные голубые глаза — «Машины блюдца». Младшая Анастасия после уроков бегала в сад, чтобы нарвать и подарить цветы Сиду, как звали Чарльза в семье.

Последний учитель царевича: история Чарльза Гиббса История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Ч. Гиббс и цесаревич Алексей. Фото из книги Кристины Бенаг

После Февральской революции семья оказалась в Александровском дворце под домашним арестом. Дети лежали с температурой, накрывшись тулупами, потому что семье «отключили» электричество, тепло и даже воду, её приходилось брать из проруби. Николай II валил в парке сухие деревья и пилил их на дрова. В конце марта на дворцовой лужайке члены семьи вскопали огород, посадили овощи. С первого же дня заточения комиссия, назначенная Временным правительством, не переставала допрашивать царя и царицу. Но фактов, указывающих на государственную измену, обнаружить не удалось.

Когда было принято решение отправить царскую семью в Тобольск, Гиббс добился разрешения ехать следом. Из-за этого он разругался со своей невестой мисс Кейд, она состояла в гильдии учителей английского, как и сам Гиббс. Преодолев несколько тысяч километров, Гиббс поцеловал руку исхудавшей и поседевшей императрице. В Сибири пленники могли дышать воздухом лишь выходя на балкон. Александра Фёдоровна вязала носки, штопала одежду… и писала: «Надо перенести, очиститься, переродиться!»

Большевики, придя к власти, перевезли царскую семью в Екатеринбург. Гиббс сопровождал своих учеников, однако там ему запретили следовать за Романовыми. Сид провожал взглядом утопающую по щиколотки в грязи 20-летнюю княжну Татьяну — в одной руке она держала тяжёлый чемодан, а в другой любимую собаку Алексея. Сам мальчик из-за болезни с трудом передвигался. Узников поселили в доме, принадлежавшем коммерсанту Ипатьеву. В те дни Татьяна подчеркнула в одной из своих книг: «Верующие во Господа Иисуса Христа перед смертью сохраняли дивное спокойствие духа. Они надеялись вступить в иную, духовную жизнь, открывающуюся для человека за гробом».

Последний учитель царевича: история Чарльза Гиббса История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Молитва за врагов
Они вступили в иную жизнь всей семьёй. Их расстреляли среди ночи в подвале.

Раненых княжон и царевича добивали штыками. Затем отвезли за 20 км от города, на Ганину Яму, где с помощью огня и серной кислоты избавились от трупов. Войска белых, а вместе с ними и Гиббс вошли в город вскоре после злодеяния. Чарльз помогал следствию восстановить обстоятельства преступления, слушал показания свидетелей. На Ганиной Яме вместе с обронённой серёжкой, отрубленным пальцем и лоскутами одежды Сид увидел обрывок разноцветной фольги из дет­ского набора, которую цесаревич любил носить в кармане. На секунду Чарльз зажмурился… Затем достал из кармана потрёпанный листок со стихотворением, которое княжны часто перечитывали в последнее время, а на одном из уроков перевели на английский. В конце было: «И у преддверия могилы Вдохни в уста Твоих рабов Нечеловеческие силы Молиться кротко за врагов».

Бог дал им эти нечеловеческие силы. Старшая княжна Ольга в письме из заточения на волю писала: «Отец просит передать всем, чтобы за него не мстили — он всех простил и за всех молится… не зло победит зло, а только любовь». Тогда-то Гиббс и ощутил, что вплотную приблизился к великой духовной тайне. Оставался один шаг, который он сделал в русской церкви в Харбине (в этом китайском городе скопилась масса русских эмигрантов): здесь Чарльз перешёл в православие. Таинство миропомазания совершал архиепископ Нестор (Анисимов). На нём было протёртое до дыр облачение, подаренное много лет назад всероссийским пастырем Иоанном Кронштадтским. Чарльз получил имя Алексей — в честь цесаревича. После он писал сестре Винни, что у него такое чувство, словно он вернулся домой после длительного путешест­вия. Через год после принятия православия владыка Нестор постриг Гиббса в монахи с именем Николай — в честь убиенного царя. Ещё через некоторое время он принимает священнический сан и становится отцом Николаем. Возвращаясь в Англию, он вёз с собой фотографии императорской семьи, тетради княжон и другие вещи, которые ему удалось спасти в Тобольске и Екатеринбурге. Но главное сокровище, которое он вёз в своём сердце, была вера. В Лондоне он был возведён в сан архимандрита и возглавил православный приход. Потом переехал в Оксфорд, где на сбережения купил небольшой дом. Здесь он устроил домовую церковь в честь святителя Николая Чудотворца. В одной из комнат он также организует миниатюрный музей, посвящённый царской семье. Службы в домовой церкви постоянно посещали 60 человек. Из России доходили сведения, что в Екатеринбурге верующие, несмотря на опасность, ежегодно в день убийства царской семьи приходят ночью на молебен к Ипатьевскому дому. В такие моменты сквозь белые стены вдруг начинала проступать кровь. Власти перекрашивали здание, но явление повторялось.

Знак с неба царская семья дала и отцу Николаю. Икона, принадлежавшая царственным мученикам и висевшая дома у архимандрита, обновилась и засверкала яркими красками. В тот момент 87-летний монах был уже смертельно болен. Отец Николай (Гиббс) преставился 24 марта 1963 года. Его могила на кладбище в Оксфорде отличается от других выбитым на ней православным крестом.

Архимандрит Николай (Гиббс) Фото из книги Кристины Бенаг «Англичанин при царском дворе».

Последний учитель царевича: история Чарльза Гиббса История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Спор о Солженицыне — это спор о России

2018 год Указом Президента РФ объявлен в России годом Солженицына [1]: в декабре исполняется сто лет со дня рождения писателя. Александр Исаевич Солженицын — признанный классик русской и мировой литературы, личность историческая — из тех, кого точно уж никогда не забудут. Но его деятельность, его творческое наследие всегда — как при его жизни, так и по смерти — вызывали и вызывают ожесточенные споры. О роли Солженицына в русской литературе и в истории нашей страны мы беседуем с кандидатом филологических наук, старшим преподавателем кафедры филологии Саратовской православной духовной семинарии, автором ряда статей о творчестве писателя Оксаной Владимировной Гаркавенко.

— Оксана Владимировна, по-моему, ни одна значимая фигура русской культуры не вызывала столь бурной реакции, столь жаркой полемики. В чем тут дело? В темпераменте Солженицына или в особенностях нашего общества?

— Знаете, великий писатель всегда вызывает бурную реакцию и жаркую полемику среди какой-то части общества — именно потому, что великий. Вот Достоевский — признанный, казалось бы, классик. Но «Петербургская газета» от 30 января 1881 года, через два дня после его кончины, когда тело почившего еще не было даже предано земле, писала, что после «Записок из Мертвого Дома» «дарование писателя заметно слабеет и тенденциозность становится заметнее». Напомню, что «Записки» печатались в начале 1860-х, когда Достоевскому еще только предстояло создать пять романов, ставших вершиной его творчества. Но, по мнению журналиста, «каждый следующий роман — ниже предыдущего», особенно же плох последний — «Братья Карамазовы», в котором «византийщины — масса» (в силу цензурных условий эпохи византийщиной здесь названо Православие), а герои — в основном «субъекты из сумасшедшего дома»; затем автор заключает, что по названным причинам о Достоевском следует говорить только как об авторе отдельных удачных произведений, «предав забвению его деяния на поприще реакции» (удачны же, по мнению журналиста, только «Бедные люди» да «Униженные и оскорбленные»). Почти годом ранее, 30 марта 1880‑го, газета «Молва» печалилась о том, что Достоевского читает молодежь, поскольку писатель «всё более и более уходит в мрачный мистицизм (читайте, опять-таки, в Православие. — О. Г.), в литературное мракобесие, в какое-то озлобленное отношение к цивилизации и ее идеалам».

А вот как «приветствовал» возвращение произведений Солженицына в Россию либеральнейший перестроечный журнал «Огонек»: на его страницах в 1991 году некий В. Воздвиженский превентивно разъяснял читателям (в массе своей еще не успевшим даже в руках подержать произведения Александра Исаевича), что «Солженицын-идеолог — явление вполне элементарное, односложное. Ничего нового он не вносит в отечественную культуру и отечественную мысль»; да и метод-то его — соцреализм (следовательно, как писатель Солженицын тоже явление вполне элементарное, односложное). Отметил журналист и «общее падение художественного потенциала, которым отмечен путь Солженицына». А причина этих несчастий в том, что Солженицын «вторит угрюмому христианскому воззрению на человека — воззрению, согласно которому земная жизнь людей есть “путь греха”, и только помощь свыше, Божья Благодать, сулит нам спасение. Это, пожалуй, главная слабость христианства, способная оттолкнуть от него многие независимые умы» и т. д., и т. п. — цитировать далее рассуждения «независимого ума» просто скучно. Как видите, типологическое сходство обличителей Достоевского и Солженицына налицо. Сам Александр Исаевич, кстати, в статье «Образованщина» (1974) об отношении «прогрессивной общественности» к Федору Михайловичу высказался емко и саркастично, обозначив масштабы и Достоевского, и его хулителей: «”Реакционный” Достоевский был и вовсе интеллигенцией ненавидим, был бы вообще наглухо забит и забыт в России и не цитировался бы сегодня на каждом шагу, если бы в XX веке внезапно на уважаемом Западе не вынырнула его громовая мировая слава».

Но следует отметить, что либеральные газеты вовсе не выражали мнение читающей России о Достоевском: гроб писателя сопровождали более тридцати тысяч человек, 72 делегации несли венки. Так и с Солженицыным: медийное пространство далеко не в полной мере дает представление об отношении к нему широкого читателя. Недоброжелательных и просто лживых статей и книг о нем пруд пруди, но издательства произведения Солженицына, тем не менее, постоянно переиздают, и читатели его книги покупают, что в условиях рыночной экономики немаловажный показатель.

В ненависти к Солженицыну сегодня сходятся больше ни в чем между собой не согласные сторонники коммунистической идеологии, симпатизанты советского строя — с одной стороны, и с другой — либералы-западники, которых Александр Исаевич называл «наши плюралисты» (их мировоззренческий комплекс он с исчерпывающей полнотой описал в одноименной статье). Среди последних мы видим как представителей советского литературного и прочего истеблишмента, «сменивших вехи» кто в перестройку, а кто и пораньше, своевременно отбыв в эмиграцию, так и некоторых диссидентов, то есть тех, кто реально подвергался в СССР политическим преследованиям (хотя, разумеется, не все бывшие диссиденты — ненавистники Солженицына).

— Странно, ведь коммунисты и диссиденты — люди, казалось бы, совершенно разных убеждений…

— Ничего странного. Объединяющим моментом здесь является отношение тех и других к России. В сущности, сам спор о Солженицыне — это во многом спор о России: какой она была до Катастрофы 1917 года, что пережила в советские десятилетия, почему в 1990-е годы оказалась «в обвале», и остались ли еще пути выхода из него. Это — болевые точки нашей истории, и боль не отболит до скончания времен.

Для «наших плюралистов» Россия ненавистна всегда и всякая — дореволюционная, советского периода, современная — ненавистна самим фактом своего существования. Александр Исаевич неоднократно анализировал такого рода суждения, показывал их истоки. Говоря о русофобских мифах, бытующих на Западе, он отмечал: «…в первом происхождении этих мифов находим Карла Маркса. Маркс провозгласил, что русский народ, вообще как таковой, является ”реакционным”. И отсюда пошло: “реакционна” вся русская история, “реакционна” монархия, “реакционны” русские традиционные представления, “реакционны” большинство русских деятелей, “реакционна” даже наша религия — Православие» (интервью конгрессмену Лебутийе (1981)). У Маркса нашлось немало достойных и творческих учеников; особенно много их было среди советских эмигрантов третьей волны. Солженицын в статье «Наши плюралисты» (1982) приводит красочные цитаты из их опусов: «Марксистская опричнина — частный случай российской опричнины», «Сталинское варварство — прямое продолжение варварства России» и т. п.

Такова позиция либералов-западников с их мифологией «тысячелетнего русского рабства»; революция и всё последующее для них — закономерное продолжение этой якобы традиционной русской несвободы (хотя именно их идейные предшественники революцию приближали как могли). Но и коммунисты, ныне объявившие себя «патриотами России», тоже таковыми не являются: они — патриоты не России, а советской системы, и у них — свои неправды и подмены. Ведь во время Гражданской войны и даже в 1920‑е годы слова «Россия», «Отчизна», «Родина» были определенным образом маркированы, они были под подозрением, поскольку считалось, что это слова из белогвардейского лексикона. Неслучайно белогвардейцы пели: «Смело мы в бой пойдем / За Русь святую…», а красные, на тот же мотив: «Смело мы в бой пойдем / За власть Советов…». А ранее, во время германской войны, которую современники и участники событий называли Великой и Второй Отечественной, большевики были единственными, даже среди левых партий, кто выступал за поражение России и работал на Германию (Ленин в 1915 году прямо провозглашал: «…мы — антипатриоты»). До 1934 года само слово «патриот» считалось предосудительным и крамольным. И для того, чтобы оправдать революцию, разрушение исторической России, ими проделанное, коммунисты все десятилетия своего владычества искажали, тенденциозно перетолковывали тысячелетнюю историю страны не менее яростно, чем это делали и делают «наши плюралисты». Главный ненавистник России и Русской Православной Церкви Ленин по сей день — кумир коммунистов.

Основное различие между коммунистами и либералами — в понимании положительного идеала. Для коммунистов это — «назад в СССР», для либералов — некритическое копирование западной модели. А для человека, находящегося вне этой, по сути своей, антирусской парадигмы, сходство между ними гораздо более значимо, чем их различия. И в такой перспективе понятно, почему и тех и других одинаково корежит от самой личности и творчества православного русского писателя. Они не могут смириться с тем, что Солженицын описал «бесконечно жестокий век России» с небывалой до него художественной мощью, с проникновением в инфернальную природу творившегося зла, и с тем, что он силой творческого воображения, подкрепленного глубочайшим изучением русской истории, воскресил Россию, которую мы потеряли. Вот поэтому именно вокруг него и «закружились бесы разны».

А свое понимание истории России и главнейшие творческие задачи писатель, на мой взгляд, чеканно сформулировал в главе «Немой набат» романа «В круге первом», в размышлениях наделенного автобиографическими чертами Глеба Нержина:

«Идя на запад с фронтом, Нержин в разрушенных домах, в разорённых городских книгохранилищах, в каких-то сараях, в подвалах, на чердаках собирал книги, запрещённые, проклятые и сжигаемые в Союзе. От их тлеющих листов к читателю восходил непобедимый немой набат.

Это в “Девяносто третьем”, у Гюго. Лантенак сидит на дюне. Он видит несколько колоколен сразу, и на всех на них — смятение, все колокола гудят в набат, но ураганный ветер относит звуки, и слышит он — безмолвие.

Так каким-то странным слухом ещё с отрочества слышал Нержин этот немой набат — все живые звоны, стоны, крики, клики, вопли погибающих, отнесённые постоянным настойчивым ветром от людских ушей.

В численном интегрировании дифференциальных уравнений безмятежно прошла бы жизнь Нержина, если бы родился он не в России и не именно в те годы, когда только что убили и вынесли в Мировое Ничто чьё-то большое дорогое тело.

Но ещё было тёплое то место, где оно лежало. И, никем никогда на него не возложенное, Нержин принял на себя бремя: по этим ещё не улетевшим частицам тепла воскресить мертвеца и показать его всем, каким он был; и разуверить, каким он не был».

— Но в чем же конкретно обвиняют Солженицына его оппоненты?

— Проще перечислить, в чем не обвиняют. Обвинения изготавливаются по опробованному на протяжении веков рецепту: «Клевещите, клевещите — всегда что-нибудь останется». А набор обвинений стандартный, почти тот же, что звучал в советских СМИ и лекциях партийных пропагандистов. Нужды нет, что всё это тысячу раз опровергнуто: сейчас оно подается как нечто новое, сенсационное. Видимо, распространители рассчитывают на то, что выросло поколение, которое этих «сказок тетушки КПСС» еще не слышало и с опровержениями их не знакомо. Недавно мне довелось посмотреть антисолженицынский псевдодокументальный фильм. В нем старательно воспроизведены все вымыслы из книги наемного чешского журналиста Томаша Ржезача «Спираль измены Солженицына» (1978), который с самим писателем и знаком-то не был, но написал о нем разоблачительный опус, на его страницах изображая себя близким к Солженицыну человеком; из книги первой жены Александра Исаевича Натальи Решетовской «В споре со временем» (1975) (после перестройки Решетовская переиздавала книгу несколько раз в обновленном варианте, убрав из нее весь негатив, под названием «Обгоняя время» и другими) и из написанных в нужном ключе воспоминаний его бывших друзей Николая Виткевича и Кирилла Симоняна (последний, впрочем, впоследствии горько раскаивался). На эти роли пошли еще двое-трое знакомых, сломавшихся под давлением КГБ. Но многие из настоящих друзей детства и юности категорически отказались участвовать в предательской акции; отказались и все фронтовики, знавшие его по войне.

Перед тем как смотреть такие фильмы, необходимо прочитать небольшой очерк Солженицына «Сквозь чад», который можно найти, например, здесь; тогда при просмотре этих якобы документальных фильмов будет сразу понятно, какая птичка откуда вылетела. Но страшилки о том, каким злодеем был Солженицын с раннего детства, меркнут на фоне других обвинений: сдался в плен и сдал свою батарею, стал власовцем, полицаем, служил в гестапо, был лагерным стукачом. (О том, как его в лагере заставили подписать бумагу о сотрудничестве, он сам рассказал в «Архипелаге», но доносов он, естественно, не писал; КГБ в разгар антисолженицынской кампании пытался этот фрагмент «Архипелага» использовать, только вот незадача — ни одного человека, Солженицыным посаженного, найти не удалось, а представленные на Запад якобы документы с треском провалились на графологической экспертизе.) Далее: он призывал США сбросить атомную бомбу на СССР (эта ложь, не подтверждаемая никаким текстом и устным высказыванием Солженицына, особенно живуча), прятался от фронта в тылу — непонятно только, за что он был награжден орденом Отечественной войны 2‑й степени (1943) и орденом Красной Звезды (1944). (Первого февраля 1945 года капитан Солженицын был представлен и к ордену Красного Знамени, но третью высокую боевую награду не получил, поскольку уже был подписан приказ о его аресте). Продолжаю перечень: Солженицын — мракобес и лютый враг демократии, «русский аятолла Хомейни», он ярый антисемит, но в то же время — замаскированный еврей Солженицер. Ну и само собой, агент ЦРУ, хотя и агент КГБ — тоже. Но это всё старое, а вот из новинок наших дней: Солженицын — русофоб. Это действительно что-то новенькое, раньше говорили, что Солженицын — махровый русский шовинист и ненавидит все нации, кроме русских. Вот таков вкратце перечень обвинений; учтите и то, что сейчас возможности клеветников миллионнократно усилены Интернетом.

Ну и самое бредовое обвинение — «Солженицын развалил Советский Союз». Развал СССР предопределили сами коммунисты, понаделав из губерний Российской империи республик с правом выхода, да еще щедро прирезав к этим республикам огромные исконно русские территории (Украину, например, за счет России увеличили в пять раз). И много чего еще коммунисты за время своего правления сделали для того, чтобы в итоге развалилась большая страна.

А статья Солженицына «Как нам обустроить Россию?» вышла 18 сентября 1990 года, когда уже вовсю полыхало на окраинах: как тогда мрачно шутили, пародируя бодрые советские лозунги, «обострялась дружба народов». Власть в республиках уже была в руках националистов-сепаратистов (выращенных при советской власти угодливым предоставлением всевозможных преференций «национальным кадрам»), уже была принята печально памятная «Декларация о государственном суверенитете РСФСР». Всё трещало по швам при попустительстве и активном участии советских верхов. И Солженицын не призывал ничего разваливать, он с болью констатировал, что именно вскоре может случиться, и предлагал разумные решения, как выйти из сложившейся ситуации с наименьшими потерями. Его статья открывалась словами: «Часы коммунизма своё отбили. Но бетонная постройка его ещё не рухнула. И как бы нам, вместо освобождения, не расплющиться под его развалинами». Он говорил и о необходимости пересмотра границ в случае распада Советского Союза, и о долге российской власти позаботиться о тех соотечественниках, кто жил в национальных республиках, но в одночасье может оказаться изгоем, и о многих других жизненно важных проблемах. Но к нему не прислушивались ни Горбачев, ни Ельцин. И всё пошло по наихудшему из всех возможных вариантов.

А об опасности межнациональных войн, которые начнутся, если неизбежные демократические перемены будут происходить при отсутствии сильной центральной власти, Солженицын предупреждал еще в 1970‑е годы. И о многих других опасностях, осуществившихся в реальности, он предупреждал в многочисленных публицистических выступлениях, в частности в «Письме вождям Советского Союза» (1973), где предлагал вариант мягкого, постепенного освобождения от коммунизма. В свете событий сегодняшнего дня там некоторые внешнеполитические советы представляются утопичными; но во внутренней политике — если бы «вожди» хоть в какой-то мере прислушались тогда к Солженицыну, то, возможно, не было бы «лихих девяностых», загнавших Россию «в обвал».

— Солженицын кто по преимуществу: прозаик — мастер слова или публицист — мастер идеи?

— Разумеется, прежде всего он мастер слова. Если бы Солженицын не был великим писателем, его слово не оказывало бы столь мощного воздействия на миллионы людей во всем мире вот уже на протяжении более чем полувека. Вот, например, «Матрёнин двор». Незамысловатая история, взятая из реальной действительности, судьба простой деревенской женщины. Но Солженицын рассказал о ней так, что его рассказ вошел в золотой фонд русской классики. Анна Ахматова сказала о «Матрёнином дворе»: «Удивительная вещь… Удивительно, как могли напечатать… Это пострашнее “Ивана Денисовича”. Там можно всё на культ личности спихнуть, а тут… Ведь это у него не Матрёна, а вся русская деревня под паровоз попала — и вдребезги… А какая замечательная страница, когда он вдруг видит Матрёну молодой… И всю деревню видит молодою, то есть такою, какая она была до всеобщего разорения…». И еще Ахматова говорила: «Читая этот рассказ, я плакала. А я редко плачу».

Или другой пример — «Архипелаг ГУЛаг». Для многих из моего поколения, тех, кто, по точному слову писателя Елены Чудиновой, читал Солженицына в фотокопиях с ксерокопий и ксерокопиях с фотокопий, это произведение вне критики, без него немыслима русская литература и осмысление русской истории ХХ века; это наша, русская, российская неизбывная боль. Но вот западные читатели, которым, казалось бы, до наших бед мало дела; как ошеломленно они восприняли книгу Солженицына, метафорически выразил, вспоминая в 1991 году начало 1974‑го, французский журналист Жан Ку на страницах «Пари Матч»: «…грянул гром, молнии рассекли небо, а мощный порыв ветра разогнал облака лжи — в свет вышел “Архипелаг”. И перед этим монументом <…> Запад вынужден был поднять глаза, которые он столь долго прятал. После Солженицына уже никто не мог укрыться за всепрощающей формулировкой: “Я не знал”». А между тем очень многие факты, приведенные в «Архипелаге», были на Западе известны и раньше, по документальным свидетельствам. Но дело в том, что факты против идеологии бессильны, об этом уже говорилось много раз. Факты всегда можно объявить не соответствующими действительности, и мало кто настолько въедливый и любознательный, что будет искать подробную информацию, анализировать, сопоставлять… Французский славист Жорж Нива сказал: «Солженицын раскрыл нам глаза, наглухо зашитые идеологией». Он подчеркивал, что именно солженицынское искусство смогло произвести столь потрясающий эффект — без искусства было бы просто одним документом больше.

— Да, конечно, Солженицын не просто излагает факты, он один из немногих, а может быть, даже единственный из властителей умов XX века предлагает нам уровень осмысления ключевых моментов истории России XX века, соответствующий масштабу произошедшей трагедии. И сам он был человеком, который как личность соразмерен с этой трагедией.

— Совершенно верно. Но важно также отметить, что главная тема в творчестве Солженицына — все-таки не лагерная тема. Главное — это человек, взятый в экстремальной ситуации, будь то лагерь, война, революция, смертельная болезнь. И такие темы не устаревают, они вне времени, это темы всех настоящих художников.

А что касается публицистики — она тоже значительная и органичная часть его наследия, хотя обращение к ней сам писатель считал делом вынужденным и второстепенным. Но как творчество Достоевского немыслимо без «Дневника писателя», так же обстоит дело и с публицистикой Солженицына. Наряду с его художественной прозой она нередко становится объектом исследовательского внимания. Сравнительно недавно вышла статья профессора кафедры русской и зарубежной литературы Института филологии и журналистики Саратовского государственного университета Людмилы Ефимовны Герасимовой, моего учителя, под руководством которой я защищала диссертацию. В статье «Художественное слово в публицистике А. И. Солженицына» исследовательница показала глубинное единство солженицынской поэтики в художественных и публицистических жанрах.

— Какие из его мыслей сегодня наиболее актуальны, востребованы и до каких его идей мы еще не доросли?

— Самые актуальные — об Украине, наверное. Солженицын не мыслил разрыва Украины с Россией, для него это был очень болезненный вопрос. Но он говорил и о том, что, уж если дело дойдет до такого, разделение должно идти не по фальшивым ленинским границам. Находясь в изгнании, он уже там видел, какими идеями вдохновляются украинские националисты. Уже тогда их любимой темой была сказка о том, что «коммунизм — это миф, весь мир хотят захватить не коммунисты, а русские». Солженицын же постоянно призывал не путать и не подменять понятия коммунизм и Россия, советский и русский.

И конечно, не утрачивают актуальности его мысли о необходимости покаянного осмысления тех трагических событий, которыми насыщена наша история ХХ века. Но это сейчас совсем не востребовано, наоборот, идет очень активная и настойчивая вторичная мифологизация советского прошлого. Выросло поколение, родившееся уже после перестройки и к тому же очень плохо знающее историю, этой молодежи можно внушить всё что угодно. Другая важнейшая мысль Александра Исаевича — о самоограничении. Но до нее мы тоже не доросли. Советские идеологи любили критиковать западное «общество потребления», но, когда у нас появилось, что потреблять, мы сами очень быстро превратились в такое общество. Мне также представляется актуальной мысль Солженицына о том, что, если иссякли духовные силы нации, никакое наилучшее государственное устройство не спасет от того, что среди всех возможных свобод на первое место выйдет свобода бессовестности. И важнее всего, на мой взгляд, его беспощадно горький вывод — все главные беды человечества в ХХ веке происходят по одной причине: люди забыли Бога. С такой прямотой этот вывод был сформулирован в его лекции при получении Темплтоновской премии (1983), но на глубине текста эта мысль присутствует и в большинстве его художественных произведений.

— Насколько я знаю, в юности Александр Исаевич был убежденным марксистом-ленинцем. Что же произошло потом? Резкий перелом или эволюция?

— Да, в юности он был марксистом-ленинцем, но этому предшествовало христианское воспитание, полученное в детстве. По его воспоминаниям, самое яркое раннее впечатление, как он трехлетним видит: чекисты во время службы врываются в храм и проходят в алтарь. Это был 1921 год, кампания по изъятию церковных ценностей. И став школьником, он продолжал бывать в храме, подвергался преследованиям за то, что носил крест. Но потом его начало затягивать окружение, идеологическое поле. Подростку ведь очень трудно быть белой вороной, в этом возрасте референтная сфера для него — сверстники. Захватило это и Солженицына: пионерия, комсомол… Потом, уже на войне, началось покаянное переосмысление мировоззрения, завершившееся в лагере, где он вновь обрел веру. Так что это не перелом и не эволюция, а скорее, возвращение к истокам.

— Позиция Солженицына как мыслителя и писателя — это всегда позиция церковного человека? Или у него есть какие-то расхождения?

— О Солженицыне написано очень много, и при желании можно найти и то, что трактуется как расхождение, если говорить о его личной позиции как верующего. Скажем, протопресвитер Александр Шмеман писал в дневнике о Солженицыне: «Его сокровище — Россия, и только Россия, мое — Церковь». То есть для Солженицына Россия важнее Православия. Но он же в статье «Зрячая любовь» говорил о Солженицыне как о христианском писателе. Поэтому не стоит абсолютизировать эти слова из дневника отца Александра, как иногда делают. Глубины сердца человека может знать только Господь. Протоиерей Николай Чернышёв, клирик московского храма святителя Николая в Кленниках, в последние годы жизни писателя бывший его духовником, сказал о нем: «Только Господь может рассудить, кто из нас насколько православен и воцерковлен. <…> Вот и не будем судить, подменять своими человеческими суждениями Суд Божий. <…> В Александре Исаевиче я вижу предельную честность и глубочайшую любовь к Богу, к Церкви, к России, которой он посвятил свою жизнь именно как христианин».

Что касается того, как его вера реализовалась в творчестве, то при внешней неакцентированности религиозной темы его произведения пронизаны христианскими мотивами. Я уверена в этом, поскольку долго занималась данной темой, христианским мотивам у Солженицына посвящена моя диссертация. И можно привести немало примеров того, как его книги поворачивали людей ко Христу.

Примечательны оценки произведений Солженицына с этой стороны духовными лицами, деятелями Церкви. Архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской) говорил о пневматологическом уровне постижения действительности, который есть в «Архипелаге» [2]. Американский подвижник благочестия отец Серафим (Роуз) писал: «Можно сказать, что Солженицын олицетворяет православное возрождение наших дней». Отец Серафим подчеркивал, что «”Архипелаг ГУЛаг” необходимо прочесть каждому, кто желает понять, как насаждалось безбожие в России, как воздействует оно на душу человека».

Если же говорить об отступлениях в творчестве… Мне доводилось в свое время писать о том, что у Солженицына нередко видят отступления от христианства там, где их нет, и не видят там, где они есть. Первый случай — когда Солженицына критикуют за те страницы «Архипелага», на которых он пишет о взрослых и малолетних уголовниках и о большевистских вождях. Якобы он их всех совсем не по-христиански ненавидит. При этом критики демонстрируют весьма причудливые представления о христианстве: они то подменяют его толстовством, то транслируют какие-то собственные фантазии о том, каким должно быть «современное», «гуманизированное» христианство, до которого Солженицын не дорос, застряв где-то в Средневековье. Но это проблемы не Солженицына, а их собственного мировоззрения. Второй же случай… Реальное отступление я вижу только одно — довольно неприязненное, недоброжелательное отношение к царю-страстотерпцу Николаю II в «Красном Колесе». Для меня этот образ — самый «пререкаемый» в эпопее. Все остальные убедительны — и реальные, и вымышленные герои, а он — нет; и, изображая его, автор сразу отходит от исторической достоверности (у меня об этом тоже есть работа, где я пыталась показать эти расхождения; насколько убедительно получилось, судить не мне). А между тем немалая часть этого произведения создавалась тогда, когда царь уже был канонизирован Русской Православной Церковью Заграницей.

— Возможно, критичный взгляд Александра Исаевича на последнего русского императора обусловлен его негативным отношением к власти как таковой?

— Нет, вот этого интеллигентского комплекса ненависти к власти — к любой власти, только за то, что она власть, — у Солженицына не было. Скорее, он государственник, но государственник, убежденный в том, что долг и задача власти — это «сбережение народа» (выражение Петра Ивановича Шувалова, видимо, близкое Александру Исаевичу и повторенное им в статье «Как нам обустроить Россию?»). Он даже, как мы помним, «вождям Советского Союза» писал, надеясь на их хоть какую-то государственную мудрость и озабоченность завтрашним днем страны. Нет, с императором — тут другое, просто предвзятое отношение. Сам предельно волевой, целеустремленный, Солженицын Николая II считал слабым и безвольным, подверженным любым влияниям. О царе многие так думали. Однако обширная мемуарная и исследовательская литература, ставшая нам доступной за годы перестройки, позволяет сделать вывод, что государь был совсем иным.

И здесь мы подходим к еще одной проблеме: возможно ли вообще изобразить святого средствами светского искусства? Ведь оно все-таки от мира сего. Оно необходимо людям, оно обогащает внутренний мир человека, оно способно обратить его к более высокому уровню — духовному. Но, будучи от мира сего, оно имеет и свои границы. Трансцендентную реальность, святость средствами светского искусства описать, видимо, невозможно даже великому, гениальному художнику.

— Нужно ли изучать творчество Солженицына в школе и как это лучше, по-Вашему, сделать?

— Тут даже двух мнений быть не может. Как это — не изучать в школе писателя мирового значения? Я немало лет проработала в средней школе и могу сказать, что дети очень хорошо воспринимают его произведения. Но вот недавно прочитала интервью известного поэта Юрия Кублановского, где он, в частности, говорит, что в школе Солженицына «некому сегодня преподавать. Нет учителей, которым он был бы по плечу. Вернее, они есть, но их очень и очень мало. И, насколько я знаю, Солженицын в школах так преподается, что ученики просто не в состоянии его полюбить». Мне это суждение кажется чрезмерно пессимистичным: есть у нас и хорошие учителя, что уж так мрачно-то. Есть, увы, и плохие, их немало, ну давайте тогда и Пушкина с Достоевским не преподавать, вдруг какая-нибудь Марьиванна и от них отвратит. Но классические тексты не так уж беззащитны, они способны сами постоять за себя. Мне приходит на память интересное исследование, проделанное профессором Л. Е. Герасимовой в соавторстве с ее коллегой по кафедре доцентом Гульнарой Монеровной Алтынбаевой. Они проанализировали 100 ответов студентов-филологов, главным образом первокурсников, об их восприятии «Одного дня Ивана Денисовича». Есть ответы очень глубокие, что радует, но я хочу обратить внимание на другое: 99 респондентов на вопрос: «Верите ли вы автору? Почему?» — ответили, что верят, потому что их убеждает сам стиль повествования. Только один первокурсник написал, что не верит, потому что «в тюрьме автор был “стукачом”». Увы, «клевещите, клевещите, всегда что-нибудь останется…». Подобную работу по читательской рецепции эти же авторы проделали и с «Архипелагом ГУЛаг», статья еще в печати, но суть известна из их уже озвученного доклада. Интересно, что студенты, читая «Архипелаг», обращались к семейным воспоминаниям, и многие при этом узнавали, что их родственники тоже пострадали от репрессий. И у меня на уроках такое бывало, причем стимулом к тому, чтобы дети расспросили старших об истории своей семьи, становилось именно школьное изучение Солженицына: значит, он их «зацеплял». И потом дети на уроках делились с одноклассниками и со мной: у одного бабушку-колхозницу посадили за колоски, у другого — родственника за неосторожное слово… Это была вторая половина девяностых и «нулевые» годы, люди уже не боялись рассказывать младшим такие семейные истории.

А как лучше изучать… Прежде всего — подробно рассказать о жизни писателя, погрузить детей в эпоху (хотя об эпохе у них представление уже должно быть, весь 11‑й класс — это литература ХХ века, но в судьбе каждого художника эпоха преломляется по-своему). Начинать надо с какого-то яркого эпизода — а их в биографии Солженицына предостаточно — или тоже с чего-то яркого, связанного с восприятием его книг в те годы, когда за чтение этих книг сажали. Очень желательно по ходу рассказа показывать фрагменты документальных фильмов о нем — разумеется, качественных, не фальшивок. Это могут быть фрагменты фильма Станислава Говорухина, или одного из фильмов Сергея Мирошниченко, или еще какого-нибудь. Существует девять дисков с авторским чтением солженицынских произведений; аудиозаписи «Одного дня» и «Матрёниного двора» есть на сайте solzhenitsyn.ru, и какие-то небольшие фрагменты тоже можно включать на уроках. И при анализе текстов больше внимания уделять поэтике, показать детям, как он прекрасно пишет. Но не декларативно это заявлять, ни в коем случае! А сделать так, чтобы ученики сами это почувствовали.

В младшем звене, классе в 3-м или 4-м, мне кажется, можно прочитать с ребятами «Утёнка» из цикла «Крохотки». Чем раньше дети услышат имя Солженицына за школьной партой, тем лучше у них отложится, пока еще на доступном их возрасту уровне, что его творчество входит в национальный литературный канон. А эта чудесная «крохотка» — еще и повод ненавязчиво начать с детьми разговор о Боге: эти смыслы органично присутствуют в самом тексте, нужно только настроить детей на их восприятие.

[1] Указ от 27.06.2014 № 474. — Ред.

[2] В своих заметках об этой книге владыка Иоанн, комментируя слова Солженицына о любопытном психологическом феномене — появившемся у него в тюрьме и лагере умении безошибочно распознавать стукачей — отмечает: «Это не психология. Это область пневматологии, духоведения. Без такого дара первохристианского (“различение духов”) не могла бы быть написана книга “Архипелаг ГУЛаг”. <…> Поэтика Солженицына имеет пневматологическое измерение, которое было у Достоевского». — О. Г.

Журнал «Православие и современность» № 43 (59)

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«СЛУГИ НАРОДА» СНОВА НАПЛЕВАЛИ НА МНЕНИЕ НАРОДА: Общественная палата Мурманска выступила против присвоения аэропорту Мурманска имени Николая II

ПОЧЕМУ-ТО У КОММУНИСТОВ БЕЗПРИЧИННОЕ НЕГОДОВАНИЕ ПО ВСЕРОССИЙСКОМУ ГОЛОСОВАНИЮ В ПРОЕКТЕ «ВЕЛИКИЕ ИМЕНА РОССИИ» ВОЗНИКЛО ТОЛЬКО ПО ОДНОМУ ИЗ АЭРОПОРТОВ В МУРМАНСКЕ. Там согласно итогам голосования на сайте проекта по аэропорту Мурманска имя последнего российского императора и основателя города Николая II поддержало 48% проголосовавших. А по итогам голосования с остальными из 47 названий у негодующих вопросов нет, там все прошло без недобросовестной агитации и нарушений или не всех еще успели перепроверить? У нас вроде как не выборы.

КАК АЛЬТЕРНАТИВУ ВСЕРОССИЙСКОГО ГОЛОСОВАНИЯ НА САЙТЕ ПРОЕКТА ПРЕДСЕДАТЕЛЬ РЕГИОНАЛЬНОЙ ОП ЮРИЙ МАНАНКОВ ПРЕДЛОЖИЛИ РЕЗУЛЬТАТЫ СОМНИТЕЛЬНОГО ОПРОСА (ГДЕ, КОГДА ЕГО ПРОВОДИЛИ?) В СОЦСЕТИ ВКОНТАКТЕ, ГДЕ ВСЕМ ХОРОШО ИЗВЕСТНО, КАК НАКРУЧИВАЮТСЯ ЛАЙКИ, ПОДПИСЧИКИ СКОЛЬКО И КОМУ КАК ВЫГОДНО. САМИМ НЕ СМЕШНО?

Совет Федерации ополчился против Николая II

"СЛУГИ НАРОДА" СНОВА НАПЛЕВАЛИ НА МНЕНИЕ НАРОДА: Общественная палата Мурманска выступила против присвоения аэропорту Мурманска имени Николая II История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

МУРМАНСК, 6 декабря. /ТАСС/. Общественная палата (ОП) Мурманской области обратилась в Общественную палату РФ с просьбой не утверждать результаты голосования по присвоению аэропорту Мурманска имени Николая II. Как сообщил в четверг ТАСС председатель региональной ОП Юрий Мананков, за решение направить соответствующее письмо проголосовали все присутствовавшие на последнем пленарном заседании члены палаты.

«Общественность региона активно выступила против присвоения имени Николая II, мы решили направить письмо на имя председателя Общественной палаты РФ не утверждать результаты голосования», — сказал Мананков.

В письме озвучена просьба не присваивать и другие имена из списка голосования, а оставить существующее название — аэропорт города-героя Мурманск. «Альтернативные опросы показывают, что 86% мурманчан категорически против любого изменения нынешнего наименования», — говорится в письме.

Как пояснил Мананков, результаты голосования нельзя считать выражением мнения жителей области, поскольку участвовать в нем могли любые люди. «Более того, один человек мог проголосовать несколько раз, при этом велась недобросовестная агитация, когда некоторые публичные лица страны влияли на ход голосования», — отметил глава ОП.

Согласно итогам голосования на сайте проекта по аэропорту Мурманск имя последнего российского императора Николая II набрало 48% голосов. Первоначально имя императора предложили представители казачества, поскольку Мурманск (изначально — Романов-на-Мурмане) стал последним городом, основанным по указу Николая II в Российской империи. Также в тройку вошли имена легендарного полярника, дважды Героя Советского Союза Ивана Папанина, набравшее 42%, и имя знаменитого аса времен ВОВ Бориса Сафонова (8%).

"СЛУГИ НАРОДА" СНОВА НАПЛЕВАЛИ НА МНЕНИЕ НАРОДА: Общественная палата Мурманска выступила против присвоения аэропорту Мурманска имени Николая II История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Что же касается мурманской «общественной палаты» — там нет ни одного человека заявленного там, как русский и православный или представляющего соответствующие общественные организации или движения. Там даже нет представителей Мурманской Епархии. Зато какие то кучи ген. директоров, назначенцев губернатора и обл. думы и т.п.

Т.е. в очередной раз можно убедиться в том, что т.н. О.П. представляют что угодно и кого угодно, но только не общество, если конечно речь идёт об обществе в целом, а не о вышеупомянутых узко национальных и узко религиозных группах, с довольно-таки короткой историей существования на этих территориях.

 

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Мурманск: назначенная «общественность» против народа

Общественная палата Мурманской области высказалась ( https://tass.ru/v-strane/5881725 ) против наименования аэропорта «Мурманск» в честь того, кому город обязан своим рождением — Императора Николая II. И обратилась в высшие инстанции с ходатайством об отмене итогов голосования. Что есть Общественная палата? Группа лиц, к назначению которых народ имеет самое призрачное отношение. Служит палата для разного рода «одобрямс». Чем подкрепляет она свой протест против предстоящего увековечения памяти Царя-созидателя и Царя-мученика? Тем, что «народ против». Говорит про какие-то свои опросы. Как они делаются, мы знаем.

А вот действительно демократический опрос на сайте Великие имена.рф для мурманской палаты — вовсе и не опрос?

Посмотрим на дело с позиции морали и здравого смысла. Император Николай Александрович правил Россией четверть века. При нем страна расцветала, имела высокие темпы экономического роста, население увеличивалось на 2 миллиона в год. О науке и культуре не говорю — серебряный век, Рахманинов, Васнецов, Бунин, Гумилев. А еще Менделеев, Павлов, Сикорский, Нестеров…

Так неужели наш христолюбивый и благочестивый Государь, хозяин Земли Русской, так много сделавший для ее процветания, не достоин хотя бы одного географического названия в его честь? И менее достоин нашей памяти и благодарности, чем, скажем, растиражированный в десятках тысяч топонимов и идолов Ильич — экстремист, разрушитель государства, поджигатель гражданской войны, народоубийца? Или пламенный русофоб, насильник и палач Дзержинский, именем которого названо множество городов и улиц и кому в последнее время добавляются все новые бюсты и памятники. Или столь же пламенная Розалия Землячка, чей псевдоним оскверняет указатели многих улиц. В том числе в нашем Нижнем Новгороде. Или… Список можно продолжать до безконечности, ведь имя творцов катаклизмов – легион.

Что-то подсказывает, что не в мурманской палате тут дело. Она по определению никогда не пойдет против власти, ведь «одобрямс» — ее природа, ее прямое назначение.

Выходит, кто-то все это пожелал, заказал, приказал? Из Москвы? Из закулисы? Боятся прецедента? Вопросов много.
Не хотелось бы думать, что это так. Что таким образом готовится почва для отмены результатов всенародного интернет-голосования. В недавней истории такие приемы были обычным делом: сначала письма и требования трудящихся, организованные в партийных органах, потом – оргвыводы и действия. Есть безчисленное множество примеров, когда власть имущие игнорируют и куда более мощные, реально народные протесты. А теперь?
Грош цена всем таким инициативам, если они будут утверждаться только тогда, когда народ льстит и угождает властным верхам. Если высочайшее одобрение получает только то, что укладывается в прокрустово ложе ее, политической верхушки, не вполне чистых идеологических предпочтений.

Совсем недавно с соизволения все той же власти в Санкт-Петербурге демонтировали едва ли не единственную в стране памятную доску ученому-полярнику и флотоводцу адмиралу Александру Васильевичу Колчаку. Даже установленная где-то на задворках города, на обшарпанном фасаде дома, где некогда жил русский офицер, исследователь Севера, герой отечественных войн и, наконец, Верховный Правитель несоветской России, где оставил след мужественный патриот, принявший в конце концов крестную смерть за Отечество, за честь русского народа, а значит, за всех нас, эта единственная и малозаметная доска показалась ненавистной и даже опасной.

Неужели ситуация может повториться с уже наметившимся именем мурманской воздушной гавани? В это не верится. Цинизм и презрение к народу определенных кругов известен, но ведь не безграничен же? Впрочем, поживем — увидим.

Станислав Смирнов

для Русской Стратегии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЭТОТ ДЕНЬ В ИСТОРИИ: 21 декабря — 100 лет со дня гибели Ф.А.Келлера!

Граф Келлер: «Я христианин, и думаю, что менять присягу грешно…”

Граф Фёдор Арту́рович Ке́ллер (12 (24) октября 1857, Курск — 8 (21) декабря 1918, Киев) — военачальник Русской Императорской армии, генерал от кавалерии, «первая шашка России». Один из руководителей Белого движения на Юге России в 1918 году. В том же году убит петлюровцами.

Будучи по рождению немцем-лютеранином граф Ф.А. Келллер стал истинно русским православным монархистом и явился в этом образцом для многих русских по крови. Командир лейб-гусар и дворцовый комендант, друг Келлера В.Н. Воейков в своих воспоминаниях отзывается о нем как об «истинно русском, кристально чистом человеке, до мозга костей проникнутым чувством долга и любви к Родине». Именно благодаря таким людям Белое движение развивалось от первоначального непредрешенчества к православному пониманию своей исторической задачи, которая и стала определяющей как для Белого дела на его последнем этапе и затем в эмиграции

Когда на Киев златоглавый
Вдруг снова хлынул буйный вал,
Граф Келлер, витязь русской славы,
Спасенья в бегстве не искал.

Он отклонил все предложенья,
Не снял ни шапки, ни погон:
«Я сотни раз ходил в сраженья
И видел смерть» — ответил он.

Ну, мог ли снять он крест победный,
Что должен быть всегда на нём,
Расстаться с шашкой заповедной,
Ему подаренной Царём?..

Убийцы бандой озверелой
Ворвались в мирный монастырь.
Он вышел к ним навстречу смело,
Былинный русский богатырь.

Затихли, присмирели гады.
Их жёг и мучил светлый взор,
Им стыдно и уже не рады
Они исполнить приговор.

В сопровождении злодеев
Покинул граф последний кров.
С ним — благородный Пантелеев
И верный ротмистр Иванов.

Кругом царила ночь немая.
Покрытый белой пеленой,
Коня над пропастью вздымая,
Стоял Хмельницкий, как живой.

Наглядно родине любимой,
В момент разгула тёмных сил,
Он о Единой — Неделимой
В противовес им говорил.

Пред этой шайкой арестантской,
Крест православный сотворя,
Граф Келлер встал в свой рост гигантский,
Жизнь отдавая за Царя.

Чтоб с ним не встретиться во взгляд,
Случайно, даже и в ночи,
Трусливо всех прикончив сзади,
От тел бежали палачи.

Мерцало утро. След кровавый
Алел на снежном серебре…
Так умер витязь русской славы
С последней мыслью о Царе.

Пётр Шабельский-Борк
Париж, 1928
……………………………………………………………………

Владимир Константинович Невярович

ВЕРНОПОДДАННЫЙ

Светлой памяти графа Федора Артуровича Келлера

Граф Келлер растерян,
Граф Келлер потерян,
Ему принесли телеграмму прочесть.
Граф Келлер царевой присяге был верен,
А тут на весах его совесть и честь.

Граф Келлер растерян,
Граф Келлер потерян,
Ему предлагают Царю изменить!
Из ставки звонил генерал Алексеев,
Какая бесовски – коварная прыть!

Царь царствовать больше, как будто, не может
И просит лишь всех командиров фронтов
Сей факт подтвердить: «Государь, невозможно
Тебе быть Царем»,- чтоб ответ был таков!

Граф Келлер растерян,
Граф Келлер потерян,
Бес шепчет на ухо:
«Царя отрекись!»
Граф Келлер присяге пожизненно верен,
Откуда такая крамольная мысль?!

Граф зрит пред собою
Царя Николая
И жалких людишек
Подлейшую рать.
Интригами гнусными Страстно желают
Они и Царя и Россию продать!

Коварным врагам:
Иудейству, германству,
Масонству, что злобно интриги плетут.
Да что говорить, нынче верных по пальцам
Счесть можно, Иуды Христа предают!

Война. Напряжение
Сил у народа
Сверхмерно, но сломлен уж вражий напор.
Германцы устали, протянут полгода,
Не боле, нам только дождаться тех пор.

Победа за нами,
А с нею трофеи,
Стамбул возвратится
К Христовым стопам,
И мир воцарится гораздо скорее,
Чем если б сменить Императора нам.

А если поддаться крамоле и распрям,
И чернь, взбаламутив, на бунт повести,
Начнутся безумства, насилия, казни
И ненависть будет в народе цвести.

Пойдет брат на брата,
И кровью зальется
Родная Россия,
Великая Русь.
И царство тогда
На куски распадется,
А дальше… и думать
О том я боюсь.
Разрушат гробницы,
Дворцы и колонны,
Изгонят и Бога,
И совесть, и честь.
Падение царской
Священной короны-
Начало погибели
Родины есть.

Граф Келлер растерян,
Граф Келлер потерян,
Но волю собрал он в железный кулак.
Граф Келлер теперь абсолютно уверен,
Что долг свой исполнит и именно так:

Берет он бумагу
И черным по белу,
Спокойно и твердо
Выводит ответ:
«Служу я цареву священному делу,
Измене же твердо отвечу я: «Нет!»
Царь, только скажи,
С верным войском мы скоро
Прорвемся к тебе, свой живот не щадя,
Тебя защитим, а изменников свору
Публично казним на больших площадях.

Лишь только скажи,
Государь наш любимый,
Готовы мы насмерть стоять за Царя
С пленившей тебя, Императора силой
На схватку пойдем мы, отвагой горя!»
Граф Келлер спокоен,
Граф Келлер уверен,
Что честен пред Богом,
Отчизной, Царем.
Коварно был в спину
Граф Келлер застрелян,
И спит вечным сном,
Помолитесь о нем!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Курилы не трожьте — наши. История Курильских островов

Казалось бы — что американцам и их европейским сателитам до Курил, что в другой части света? Всё просто. Под японофилией скрывается желание превратить Охотское море из внутреннего росийского в море, открытое для «мирового сообщества». С большими для нас последствиями как военного, так и экономического характера.

Ну, так кто же был первым, кто эти земли освоил? С какой стати Япония считает эти острова своими исконными территориями?
Для этого давайте посмотрим на историю освоения Курильской гряды.
Изначально острова были населены айнами. На их языке «куру» означало «человек, пришедший ниоткуда», откуда и пошло их второе название «курильцы», а затем и наименование архипелага.

В России Курильских островах впервые упоминаются в отчетном документе Н. И. Колобова царю Алексею от 1646 года об особенностях странствий И. Ю. Москвитина. Также данные хроник и карт средневековой Голландии, Скандинавии и Германии свидетельствуют о коренных русских селениях. Н. И. Колобов рассказал о населяющих острова бородатых Айнах. Айны занимались собирательством, рыболовством и охотой, жили маленькими поселениями по всей территории Курильских островов и на Сахалине.
Основанные после похода Семена Дежнева в 1649 году города Анадырь и Охотск стали базами для исследования Курильских островов, Аляски и Калифорнии.

Освоение новых земель Россией проходило цивилизованно и не сопровождалось истреблением или вытеснением местного населения с территории их исторической Родины, как это случилось, например, с североамериканскими индейцами. Приход русских привел к распространению среди местного населения более эффективных средств охоты, металлических изделий, а главное — содействовал прекращению кровавых межплеменных распрей. Под влиянием русских народы эти стали приобщаться к земледелию и переходить к оседлому образу жизни. Оживилась торговля, русские купцы наводнили Сибирь и Дальний Восток товарами, о существовании которых даже и не догадывалось местное население.

В 1654 году там побывал якутский казачий десятник М.Стадухин. В 60-х годах часть северных Курил была нанесена русскими на карту, а в 1700 году Курилы наносятся на карту С.Ремизова. В 1711 году казачий атаман Д.Анциферов и есаул И.Козыревский побывали на островах Парамушир Шумшу. На следующий год Козыревский посетил острова Итуруп и Уруп и сообщил, что жители этих островов живут «самовластно».

Окончившие Санкт-Петербургскую академию геодезии и картографии И.Евреинов и Ф.Лужин в 1721 году совершили путешествие на Курильские острова, после чего Евреиновым лично Петру I был вручен отчет об этом плавании и карта.

Русские мореплаватели капитан Шпанберг и лейтенант Вальтон в 1739 году первыми из европейцев открыли путь к восточным берегам Японии, побывали на японских островах Хондо (Хонсю) и Матсмае (Хоккайдо), описали Курильскую гряду и нанесли на карту все Курильские острова и восточный берег Сахалина.

Экспедиция установила, что под властью «японского хана» находится только один остров Хоккайдо, остальные острова ему неподвластны. С 60-х годов заметно возрастает интерес к Курилам, все чаще к их берегам пристают русские промысловые суда, и вскоре местное население – айны — на островах Уруп и Итуруп было приведено в русское подданство.

Купцу Д.Шебалину канцелярией Охотского порта был дан наказ «обратить в подданство России жителей южных островов и заводить с ними торг». Приведя айнов в русское подданство, русские основали на островах зимовья, стоянки, научили айнов пользоваться огнестрельным оружием, разводить скот и выращивать некоторые овощи.

Многие из айнов приняли православие и обучились грамоте.

Русские миссионеры делали всё, чтобы распространить среди курильских айнов православие, и учили их русскому языку. Заслуженно первым в этом ряду миссионеров стоит имя Ивана Петровича Козыревского (1686-1734), в монашестве Игнатия. А.С.Пушкин писал, что «Козыревский в 1713 году покорил два Курильских острова и привез Колесову известие о торговле сих островов с купцами города Матмая». В текстах «Чертежа морским островам» Козыревского было написано: «На первом и другом острову в Камчатском Носу с самовластных показанных курил в том походе ласкою и приветом, а иных воинским порядком, вновь в ясачный платеж привел». Еще в 1732 году известный историк Г.Ф.Миллер в академическом календаре отмечал: «Прежде сего у тамошних жителей никакие веры не было. Но за двадцать лет по повелению его императорского величества построена там церкви и школы, которые нам надежду подают, и сей народ от времени до времени из их заблуждения выведен будет». Монахом Игнатием Козыревским на юге Камчатского полуострова на собственные средства была заложена церковь с пределом и монастырь, в котором он сам потом и постригся. Козыревскому удалось обратить в веру «тамошних иноверных людей» — ительменов Камчатки и курильских айнов.

Айны ловили рыбу, били морского зверя, крестили в православных храмах своих детей, носили русские одежды, имели русские имена, говорили по-русски и с гордостью называли себя православными. В 1747 году «новокрещенные» курильцы с островов Шумшу и Парамушир, которых насчитывалось более двухсот человек, через своего тоена (вождя) Сторожева обратились в православную миссию на Камчатке с прошением прислать священника «для утверждения их в новой вере».

По велению Екатерины II в 1779 году все поборы, не установленные указами из Санкт-Петербурга, отменялись. Таким образом, факт открытия и освоения русскими Курильских островов неоспорим.

Со временем промыслы на Курилах истощались, становясь все менее прибыльными, чем у берегов Америки, а потому к концу XVIII века интерес русских купцов к Курилам ослаб. У Японии к концу того же века интерес к Курилам и Сахалину только-только пробуждается, ведь до этого Курилы были практически неизвестны японцам. Остров Хоккайдо — по свидетельству самих же японских ученых — считался иноземной территорией и только незначительная часть его была заселена и освоена. В конце 70-х годов русские купцы доходили до Хоккайдо и пытались завести торговлю с местными жителями. Россия была заинтересована в приобретении продовольствия в Японии для русских промысловых экспедиций и поселений на Аляске и островах Тихого океана, но завязать торговлю так и не удавалось, так как запрещал закон об изоляции Японии 1639 года, который гласил: «На будущее время, доколе солнце освещает мир, никто не имеет права приставать к берегам Японии, хотя бы он даже и был посланником, и этот закон никогда не может быть никем отменен под страхом смерти».

И в 1788 году Екатерина II шлет строгий наказ русским промышленникам на Курилах, чтобы они «не касались островов, под ведением других держав находящихся», а за год до того ею был издан указ о снаряжении кругосветной экспедиции для точного описания и нанесения на карту островов от Масмая до камчатской Лопатки, чтобы их «все причислить формально к владению Российского государства». Было предписано не допускать иностранных промышленников к «торговле и промыслам в принадлежащих России местах и с местными жителями обходиться мирно». Но экспедиция не состоялась из-за начавшейся Русско-турецкой войны 1787-1791 годов.

Воспользовавшись ослаблением русских позиций в южной части Курил, японские рыбопромышленники сначала в 1799 году появляются на Кунашире, на следующий год уже на Итурупе, где уничтожают русские кресты и незаконно ставят столб с обозначением, указывающим на принадлежность островов Японии. Японские рыбаки часто стали прибывать к берегам Южного Сахалина, вели промысел, обирали айнов, что являлось причиной частых стычек между ними. В 1805 году русскими моряками с фрегата «Юнона» и тендера «Авось» на берегу залива Анива был поставлен столб с российским флагом, а японская стоянка на Итурупе была разорена. Русские радушно были встречены айнами.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее

В 2018 году многие из нас часто вспоминали роковое событие в истории нашей страны: 100-летие трагической гибели последнего русского императора Николая Второго и его семьи. Ему предшествовало множество неоднозначных событий и сомнительных культурных откликов. Желающих поделиться своим видением личности последнего русского императора было много. Причем, прослеживалась четкая тенденция: либо Николая Второго демонстративно «обличали», либо всячески старались скрыть большую часть его жизни, рассматривая лишь образцовый пример его семьи.

И вот, в Государственном историческом музее открылась выставка «Николай II: семья и престол», которая, как мне показалось, отлично раскрыла все аспекты непростой жизни Николая Александровича. В экспозиции уделено достаточно внимание и образцовой семье императора, и его тяжком кресте управления страной. Здесь нет наигранности: только факты, интереснейшие экспонаты и воспоминания современников.

Восторженные и весьма едкие воспоминания о последнем русском императоре, коллекция фотографий, многие из которых ранее не показывались широкой публике, редкие экспонаты и трогательные рисунки цесаревича Алексея – все это создает впечатление полной погруженности в биографию Николая Второго. И, что важно: покидая экспозицию, вы не найдете универсальных ответов на свои вопросы, скорее – наоборот: трагичная и запутанная история жизни Николая Второго отзовется в вашем сердце шлейфом очередных вопросов…
Я настоятельно рекомендую посетить эту выставку всем! «Николай II: семья и престол» — это замечательное, фундаментальное детище команды сотрудников Государственного исторического музея.

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Огромные усилия к созданию выставки приложил Евгений Александрович Лукьянов, Старший научный сотрудник отдела изобразительных материалов ГИМ, благодаря которому в конце октября открылась выставка «Монумент садов Богородицких…». Кстати: уже завтра Евгений Александрович проведет семинар, во время которого все желающие смогут узнать много интересной информации о Богородицком парке и паркостроительной деятельности Андрея Тимофеевича Болотова. Подробности – здесь!

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Друзья, а вы уже были на выставке «Николай II: семья и престол»? Как вы относитесь к личности последнего русского императора? Согласны ли вы с мнением о том, что он был идеальным семьянином, но весьма слабым правителем?

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В 2018 году исполнилось 150 лет со дня рождения и 100 лет гибели последнего российского императора Николая II (1868‐1918). Об этом монархе написаны тысячи книг, сняты сотни документальных фильмов, подготовлены десятки выставок в России и за её пределами. Однако до сих пор историки не пришли к единому мнению, чем же была для страны эпоха правления Николая II: временем расцвета или периодом стагнации, приведшем к крушению страны и монархии.

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Подготовленная Историческим музеем экспозиция «Николай II. Семья и престол» носит исключительно документальный характер и предоставляет возможность посетителям выставки «взглянуть» на жизнь российского монарха и его семьи как бы через объектив фотокамеры.

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Как известно, император и члены его семьи испытывали совершенно особые чувства к искусству светописи: все они имели фотокамеры и с увлечением снимали друг друга и приближенных лиц (к сожалению, в собрании музея сохранилось всего лишь несколько фотографий, исполненных членами царской семьи). Николая II почти всегда сопровождали профессиональные фотографы, зафиксировавшие чуть ли не каждый день его 23‐летнего правления (основная заслуга принадлежала владельцу ателье «К. Е. фон Ган и Кº» придворному фотографу А. К. Ягельскому). В коллекции музея представлено более 750 снимков из жизни последнего российского императора, многие фотографии происходят из Царскосельских и Петергофских дворцов, из личных покоев царской семьи, что придает им особый мемориальный статус.

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Выставка делится на разделы: семейный, официальный и мемориальный. Первые разделы свидетельствуют о двух «функциях» Николая II: главы семьи и правителя огромной империи. Здесь показано около 300 снимков, исполненных в 1870‐е — середине 1910‐х годов ведущими отечественными и иностранными мастерами светописи (К. К. Буллой, С. Л. Левицкими, А. И. Савельевым, Ф. П. Орловым, М. И. Грибовым, А. А. Оцупом, К. А. Фишером, ателье «Буассонна и Эгглер», «К. Е. фон Ган и К°», «J. Russell & Sons», «W. & D. Downey»). Также экспонируются автографы и письма Николая II, некоторые этапные документы (Манифест о рождении великого князя Николая Александровича, Меню обеда по случаю совершеннолетия цесаревича Николая Александровича, Объявление о коронации императора Николая II и императрицы Александры Федоровны).

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Эмоциональным завершением экспозиции служит небольшой зал, напоминающий подвал или склеп, где расположены 7 стел с фотографическими портретами императора Николая II, императрицы Александры Федоровны, цесаревича Алексея Николаевича, великой княжны Ольги Николаевны, великой княжны Татьяны Николаевны, великой княжны Марии Николаевны и великой княжны Анастасии Николаевны, расстрелянных в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

СОВЕТУЕМ ПОСЕТИТЬ! Выставка «Николай II: семья и престол» в Государственном историческом музее История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Семейный раздел выставки подразделяется на следующие темы: «Великий князь. Цесаревич. Император», «Ники и Аликс», «Царские дети. ОТМА», «Царские дети. Алексей», «В кругу семьи. Царское Село. Ливадия. Финляндия. Польша». Особый акцент сделан на фигуре цесаревича Алексея Николаевича, единственного сына Николая II, главного ребенка империи, трагическая судьба которого наложила отпечаток на жизнь всей императорской семьи.

В официальном разделе экспозиции показаны фотографии, запечатлевшие Николая II во время встреч с главами иностранных государств (английским королем Эдуардом VII, германским императором Вильгельмом II, сиамским королем Рама V, французскими президентами Арманом Фальером и Феликсом Фором), во время торжеств по случаю 200‐летия Санкт‐Петербурга и 100‐летия Отечественной войны 1812 года, во время открытия грандиозных памятников и освящения храмов, проведения полковых праздников и парадов, а также в годы Первой мировой войны. Центральное место отведено показу двух важнейших династических событий, в которых самое непосредственное участие принимал Николай II — коронации (1896 год) и 300‐летию дома Романовых (1913 год).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Знает ли Романов-на-Мурмане о Романовых?

Сотрудники газеты «Мурманский вестник» в год столетия Царской Голгофы не издают книги с жизнеописанием Государя Николая II, зато публикуют «труды» о преследованиях содомитов в СССР
Что мы знаем о последнем Царе из рода Романовых? Государь Николай Второй — русский святой, Помазанник Божий, Главнокомандующий нашей Армией в Первую Мировую войну, основатель Романова-на-Мурмане. Все больше и больше начинают русские пробуждаться от исторического беспамятства, все более укрепляется вера в Бога и почитание святых, в том числе последнего русского Царя. В Москве, Петербурге, Екатеринбурге этот процесс духовного возрождения идёт быстрее, там помнят о Государе и русской истории. Каждого русского патриота, естественно, обрадует заметка на сайте Издательства Московской Патриархии об издании книги «Романовы»:

В Издательстве Московской Патриархии Русской Православной Церкви вышла в свет книга «Романовы». Автор-составитель епископ Балашихинский Николай.

Книга «Романовы» открывает серию «Славные фамилии России», которая посвящена представителям известных династий, оказывавшим влияние на судьбу страны на протяжении нескольких столетий. Каждая ее глава представляет собой краткий исторический очерк о русском монархе и его вкладе в развитие государства Российского. В книге изложены важнейшие события, произошедшие в правление Романовых, которые три сотни лет верой и правдой служили России и способствовали тому, чтобы страна превратилась в сильную державу.

Содержание

Из Слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Верные Господу. Царская семья» …3
Родоначальники …4
«Был царь молод, но был добр, тих, кроток…» …7
Дерзай о имени Божием …12
«Он жил к общей радости народа» …18
Таланты, омраченные честолюбием …21
«Уздой железной Россию поднял на дыбы…» …25
От Петра II до Ледяного дома: эпоха фаворитов …31
«Веселая царица» …37
Царствовал несколько месяцев …43
«Век дивных дел…» …45
Рыцарь на русском престоле …49
Гроза двенадцатого года …54
«Там, где однажды поднялся российский флаг…» …58
«Царь благодушный» …63
Рукой железной правил твердо …67
«Державный Вождь мятущейся страны…» …71

«Династия Романовых была призвана на Царство после одоления Смуты, страшного разорения русской земли внутренними усобицами и иноземными вторжениями, когда государство пришлось восстанавливать из руин.

После завершения Смуты и избрания Михаила Феодоровича на Царство, а в особенности с приходом к власти Государя Алексея Михайловича, Россия обрела второе дыхание, произошло огромное, колоссальное развитие национальной жизни, экономики, государственного строительства, освоение новых земель.

В течение трехсот лет правления династии Романовых из небольшого государства страна наша стала великой державой — от Балтийского моря до Тихого океана. Россия, особенно в годы правления Государя Императора Николая II, до начала Первой мировой войны, явила чудеса экономического, социального и политического развития. В ближайшие десятилетия Россия могла стать лидером всего мира, и происходило это без лагерей, без тюрем, без насильственной коллективизации, потому что проистекало из народного потенциала, который действительно раскрывался в те годы в России.

Конечно, мы призваны трезво смотреть на нашу историю. Люди, которые творили ее, не были безупречны. У каждого человека, тем более у правителя, есть плюсы и минусы, которые оценивают современники и потомки, а историки тщательно исследуют в своих научных трудах, что человек сделал доброго, где поступил правильно, а в чем ошибся. То же самое делается и по отношению к любому представителю трехсотлетней династии Романовых.

Мы должны искать правду — и историческую, и нравственную. Когда мы оцениваем деятельность Государя и любого масштабного государственного деятеля, то в первую очередь смотрим на результаты: что было сделано для страны, для народа, для развития общества. Если сравнивать государственную деятельность Царей с деятельностью тех, кто затем разрушил великую Россию, разорвал ее, с деятельностью тех, кто в XX веке нанес огромный ущерб общенациональным интересам, то, несомненно, личности Царей из династии Романовых представляются нам высоким и замечательным образцом заботы о государстве и о народе».

Из Слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Верные Господу. Царская семья»

Вот такие прекрасные книги издают в Москве. И совсем иная ситуация в Мурманске, городе, основанном Николаем Вторым как Романов-на-Мурмане. Скажу пару слов о нашем губернаторе Марине Васильевне Ковтун. Мы благодарны ей за большие труды по благоустройству Мурманска и области. Я знаю, что Марина Васильевна – верующий, православный человек. Тем более непонятна её позиция по поводу выбора имени Государя Николая Второго для аэропорта. Позиция довольно противоречивая. Сначала губернатор с несомненной симпатией и уважением отзывается о Государе. Затем, всего лишь через два месяца, начинает сомневаться, а достоин ли вообще основатель Мурманска, чтобы как-то увековечить его память. Все это нашло отражение на страницах официального органа правительства Мурманской области «Мурманского вестника».

Вот заметка на сайте газеты от 5 октября 2018 года с высказыванием Марины Васильевны о Романовых:

МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ. В Североморске проходит историко-краеведческая конференция – XI Феодоритовские чтения. Тема чтений в этом году – «Романовы на Мурмане». на сайте 5 октября 2018 года

В работе конференции приняла участие губернатор Марина Ковтун. Глава региона отметила, что Феодоритовские чтения всегда поднимают самые актуальные, насущные вопросы российской истории и государственности и поблагодарила Мурманскую и Мончегорскую епархию за большую работу про их организации и проведению.

«Вклад династии Романовых в освоение Севера поистине сложно переоценить. За 300 лет её правления наша страна пережила великие события. С историей Кольского Севера связаны имена многих представителей дома Романовых. Некоторые члены правящей династии посещали Мурман – тогда действительно «край земли русской», другие подписывали документы, касающиеся развития экономики, транспортного и военного строительства нашего края. Имена некоторых представителей венценосной семьи утвердились в топонимике Кольского Севера», – отметила Марина Ковтун.

В скобках отмечу, что именем Царя Николая Второго до сих пор не названы ни проспект, ни улица, ни университет, ни корабль в Мурманске. Нет храма его имени в городе. Нет даже памятной доски. О какой же топонимике идёт речь? Это небольшая точка на карте на самом Севере области — Порт-Владимир. Он назван так до революции в честь брата Государя Александра Третьего, Великого князя Владимира Александровича, побывавшего на Мурмане.

А вот заметка на том же сайте от 11 декабря 2018 года с перепечаткой из агентства Интерфакс. Здесь губернатор уже колеблется в своих исторических оценках:

«Марина Ковтун: Нужно адекватно оценивать исторические события, повлиявшие на развитие Кольского Севера»

В рамках акции «Великие имена России» международным аэропортам страны были присвоены имена великих соотечественников. По результатам голосования для аэропорта Мурманска выбрано имя Николая II. Это вызвало серьезные обсуждения и споры общественности Мурманской области, даже планируются акции протеста.

В рамках акции «Великие имена России» международным аэропортам страны были присвоены имена великих соотечественников. По результатам голосования для аэропорта Мурманска выбрано имя Николая II. Это вызвало серьезные обсуждения и споры общественности Мурманской области, даже планируются акции протеста.

Вопрос непростой, и я не могу давать оценку этому проекту в силу того, что власти субъекта не принимали участие ни в его организации, ни в сопровождении. Это целиком и полностью была общественная инициатива, – отметила губернатор Марина Ковтун, отвечая на соответствующий вопрос корреспондента «Интерфакс».

— Мне кажется, уязвимость этого проекта, и — на что обратили внимание мурманчане — разница в том, как он был заявлен и как он был реализован. В самом начале, заходя на сайт, можно было ознакомиться с принципом, что один голос за один аэропорт. По факту этот принцип мог быть нарушен и нарушался. И действительно, человек мог проголосовать неоднократно и за любой аэропорт. Мне кажется, именно это всколыхнуло мнение мурманчан — явное участие людей, которые здесь не живут, но, тем не менее, имеют влияние на общественное мнение. И мурманчане расценили это как вмешательство — в наше дело, наше право решать, как должен именоваться аэропорт «Мурманск», — подчеркнула глава региона.

— Мне хочется сказать, что история Кольского края не ограничивается последним столетием и интенсивным развитием, строительством, появлением здесь города Мурманска. Мы не должны быть Иванами, родства не помнящими, и уметь адекватно оценивать те исторические события, которые повлияли на развитие Кольского Севера в целом. Исходя из этого, мне кажется, данному проекту должны были предшествовать конференции с участием историков, задействовано какое-то экспертное сообщество. Я думаю, это еще можно сделать, обсуждать и обсуждать. Мы должны помнить имена людей, которые сыграли свою роль в становлении и развитии нашего государства и конкретного региона. Но навязывать что-то людям не надо, — подытожила Марина Ковтун.

… А теперь ещё несколько слов о газете «Мурманский вестник». Не припомню, чтобы на страницах газеты в год столетия Мурманска или теперь, в год столетия расстрела его основателя, была опубликована статья с подробным жизнеописанием Государя Николая Второго или заметка с призывом разместить в центре города мемориальную доску в честь Царя. Судя по всему, книг и статей о Династии Романовых и вообще любые серьезные книги по русской истории сотрудники газеты не пишут, не издают и не читают. Зато пишут и издают сотрудники «Мурманского вестника» совсем другие книги.

Например, редактор официальной группы «Мурманского вестника» в «ВКонтакте» Александр Борисов издал книгу «Правое ухо». Ну ухо и ухо. И что? Но в этой книге нет загадок. Речь в ней идёт о преследовании извращенцев до 1990-годов и отмене соответствующей статьи УК. Автор книги встаёт на защиту извращенцев. Эту книгу он всячески рекламирует на своей личной странице в «ВКонтакте». Вот таким образом: «Александр «Боб» Борисов: «Правое ухо. Монологи людей, родившихся в СССР», 2018 год. Эта книга является продолжением исследования историй людей из ЛГБТ-сообщества, которые могли бы пострадать за то, кто они. Последнее время в российском обществе всё чаще возникаю дискуссии о возвращении 121 статьи. Да, той самой «за мужеложство». Частично именно этому был посвящен документальный фильм «121. Возвращение?» (2015 г.)». На сей раз журналист Борисов пошёл дальше – в данном сборнике собраны монологи тех, кто смог рассказать свою историю жизни в СССР. Историй немного – но в каждой раскрывается тотальная гомофобия постсоветского российского общества. Где проще и лучше было жить? В СССР или РФ? Как люди находили единомышленников? Что придавало силы, когда даже родители отворачивались от своего ребенка? Ответы на эти и другие вопросы в новой книге Александра «Боба» Борисова «Правое ухо»».

P.S. А кто понял, почему так названа книга? Ответ кроется в тексте… А вот радость автора по поводу выхода его дерьма: «Ура! Ура! Небольшая коробка из огромного тиража (1500 экз.!) моей книги «Правое ухо. Монологи людей, родившихся в СССР» прибыла из Москвы, где их напечатала Московская ЛГБТ-инициативная группа «Стимул», за что большое им мерси! В библиотеках, наверно, найти её будет невозможно. Если только в Библиотеке Вольный Север Мурманск». Об этом он, ничуть не стесняясь, пишет на стене в «ВКонтакте», помещает рекламные фото книги, чтобы её увидели, о ней написали. Что ж, я увидела и написала. Его ожидания сбылись.

Любой подросток, выходя на группу «Мурманского вестника», может заинтересоваться страницей редактора группы Александра Борисова (с подписью — ответы на все вопросы) и зайти на его страницу. А там и рекламу омерзительной и безнравственной книги Борисова увидеть.

Но все же видно, что Борисов и не надеялся на тёплый приём своей книжонки в России. Поэтому на своей странице призвал всех посетить презентацию книги в соседней Норвегии, в библиотеке города Киркенеса. Там, скорее всего, он обрёл солидную поддержку.

Надо сказать, что в деятельности журналиста Борисова есть и положительные моменты. Так, например, летом этого года он получил благодарственную грамоту от руководства ФСБ России по Мурманской области за освещение деятельности ФСБ.

Но ведь Борисов хорошо знает, что наши сотрудники ФСБ придерживаются духовных традиций России (вот бы и ему к этим традициям вернуться). Об этом рассказывает и сайт этого ведомства:

Сегодня, 21 ноября 2018 года, в христианский праздник, именуемый по церковному календарю «Собор Архистратига Божия Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных», состоялось торжественное вручение Митрополитом Мурманским и Мончегорским Симоном иконы с образом духовного покровителя Следственного комитета Российской Федерации Святого Архистратига Божия Михаила и освящение часовни, где икона будет храниться.

На освящении присутствовали офицеры Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Мурманской области во главе с руководителем следственного управления полковником юстиции Андреем Ефремовым, председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами – протоиерей Сергий Привалов и его помощник Сергей Лукичев, руководитель Епархиального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами – протоиерей Андрей Амелин, председатель Общественного совета при следственном управлении по Мурманской области Павел Баранов, командир специального отряда быстрого реагирования Росгвардии – ветеран боевых действий Алексей Ходоров, председатель региональной общественной организации «Союз ветеранов следствия» Мурманской области Сергей Клименков и председатель городского комитета ветеранов войны и военной службы Евгений Левченко.

После молебна и освещения часовни, которая теперь носит название «Архангела Михаила», Митрополит Симон обратился к сотрудникам управления с приветственным словом, в котором поздравил их с днём Архистратига Михаила и пожелал помощи Божией в нелёгком служении Отечеству и борьбе со злом.

Такие у нас силовики, они чтят православные традиции. Хотелось бы пожелать Борисову также обратиться к духовным традициям России, исправиться, не издавать никаких аморальных книг в защиту извращений, а освещать действительно хорошие книги.

А редактору «Мурманского вестника» Оксане Валетиновне Глубокой хочется пожелать внимательнее относиться к подбору кадров для газеты.

Жаль, что сотрудники Мурманского вестника не пишут статей и не издают книг о русских святых — новомучениках, репрессированных священниках, о Николае Втором. А издают книги отвратного содержания. Кстати, при Николае Втором за извращения полагалось по закону уголовное наказание. Ленин отменил это так же, как он разрешил и аборты.

Все Романовы были многодетными отцами, детей воспитывали в вере. Государь Николай Александрович был любящим, заботливым отцом пятерых детей, верным мужем. Наследник и Царевны любили Церковь. Когда же Царская семья станет идеалом для русской молодёжи? И когда же Мурманск почтит память своего основателя, святого Царя Николая Второго?

Галина Сиротинская, журналистка, Мурманск

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Непонятый Солженицын: Миф Советской пропаганды про то, что Солженицын и в 70-е, и в 80-е призывал власти и общественность США произвести ядерную бомбардировку СССР.

Обыкновенно есть срок, по истечении которого персона — будь то поэт, писатель, правитель etc. — уже всецело принадлежит истории. Это не значит, что историческая личность отныне вообще не актуальна и ее поглотила медленная Лета, — есть такие личности, которые и спустя многие века и даже тысячелетия представляют собой урок и поучительный рассказ. Но их уже рассматривают sub specie aeternitatis, то есть без гнева и пристрастия. Или по крайней мере с минимальным пристрастием.

Это относится и к писателям. Двухсотлетия со дня рождения Гоголя (2009), Герцена (2012), гр. А. К. Толстого (2017), Тургенева (2018) отмечались довольно тихо и уж вовсе без брани. Притом что иные из юбиляров были личностями, некогда возбуждавшими большие споры. Нет оснований полагать, что в 2021 году 200-летия Достоевского и Некрасова пройдут более бурно.

Скажут: два века — это уже слишком много, тут все страсти усмиряются. Но ведь и вековые юбилеи проходили довольно мирно — Шолохов (2004), Твардовский (2012), Галич (2018). Даже Шаламов (2007), писавший о лагерях вещи пострашнее Солженицына, не вызвал особенных споров в год своего столетия.
Тогда как с Александром Исаевичем все как с цепи сорвались, обвиняя его к 100-летию со дня рождения во всех смертных грехах. Причем никого особенно не волновало изобличение Солженицына ни в 1994 году, когда после двадцатилетнего изгнания он вернулся в Россию, ни в 2008 году, когда он скончал свой жизненный путь. К юбилею же — прямое неистовство.

Причем неистовство никак нельзя объяснить простым воспроизводством советских текстов 1974 года на тему «Позор литературному власовцу!». Все-таки более чем сорокалетний перерыв традиции. К тому же советский агитпроп — страшно сказать! — действовал аккуратнее, чем наши совсем неаккуратные современники, распространяющие со ссылками друг на друга сообщение, что Солженицын-де призывал США к атомным бомбардировкам СССР.

Непонятый Солженицын: Миф Советской пропаганды про то, что Солженицын и в 70-е, и в 80-е призывал власти и общественность США произвести ядерную бомбардировку СССР. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Можно было бы это и проигнорировать — дескать, много чести, — но реакция тут была бы предсказуема: «А! Забоялись, делают вид, что ничего такого не было». Поэтому, рискуя удлинением этого текста (но зато помня завет А. И., призывавшего в спорных случаях цитировать подробно), готов показать, что не забоялись. Да и надо же когда-нибудь покончить с традицией постсоветской лжи. Итак.

Основанием для полного проклятия являются лишь две главы из трехтомной и семичастной книги «Архипелаг ГУЛАГ», которая стала вполне доступной еще в 1990 году. А именно «Обреченные» и «Ветерок революции» (гл. 1-2, части 5). Первая из глав описывает учрежденные 17 апреля 1943 года каторжные лагеря с особенно суровыми условиями содержания и предназначенными для сотрудничавших с немцем. А грех Солженицына состоял в попытке выслушать и другую сторону — ведь коллаборация была не единичным явлением. Тема была лишь затронута, окончательного вердикта не произносилось, но клеймо «литературного власовца» осталось. С точки зрения просоветских критиков, есть такие вещи, углубленное рассмотрение которых противопоказано.

Во второй главе сообщалось о зэковских настроениях 1950 года: «Жаркой ночью в Омске, когда нас, распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок, мы кричали надзирателям из глубины: «Подождите, гады! Будет на вас Трумен! Бросят вам атомную бомбу на голову!» И так уж мы изболелись по правде, что не жаль было и самим сгореть под одной бомбой с палачами. Мы были в том предельном состоянии, когда нечего терять». Там же рядом говорится: «Мне самому сейчас дико вспоминать эти наши тогдашние губительные ложные надежды. Всеобщее ядерное уничтожение ни для кого не выход. Да и без ядерного: всякая военная обстановка лишь служит оправданием для внутренней тирании, усиляет ее. Но искажена будет моя история, если я не скажу правды — что чувствовали мы в то лето».

И все — но из этого порождается передаваемое из уст в уста сообщение, что Солженицын и в 70-е, и в 80-е призывал власти и общественность США произвести ядерную бомбардировку СССР.

Непонятый Солженицын: Миф Советской пропаганды про то, что Солженицын и в 70-е, и в 80-е призывал власти и общественность США произвести ядерную бомбардировку СССР. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

И упущенная возможность: в той же главе про ветерок революции очень сочувственно описывались литовцы, эстонцы и украинские самостийники — с явным и бросающимся в глаза выбелением их образов и их борьбы. Казалось бы, сейчас это было бы совершенно в масть — показать, как писатель солидаризовался с бандеровцами и «лесными братьями». Но — вероятно, по причине незнакомства с оригинальным текстом — в этом Солженицына не упрекают.
Тут впечатляет узость взгляда. У Солженицына была проза до «Архипелага», начиная с «Ивана Денисовича». Было после «Архипелага» его opus magnum — десятитомное «Красное колесо. Повествование в отмеренных сроках», было «Двести лет вместе» о судьбах еврейства в России/СССР, были мемуарные книги, была публицистика «Как нам обустроить Россию» (1990) и «Россия в обвале» (1998), были рассуждения о французской и февральской революциях.

Но критики поминают только уязвимые места из двух глав «Архипелага». Как если бы для критиков Пушкина не существовало бы ни «Клеветникам России», ни «Капитанской дочки», ни «Арапа Петра Великого», а только приписываемое (dubia) поэту юношеское стихотворение:
«Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим».
То-то была бы углубленная пушкинистика.
«Один день Ивана Денисовича» – повесть, подарившая Александру Солженицыну мировую известность. С тех пор о его жизни много писали и еще больше лгали: и у нас, и на Западе. Автор и ведущий программы Армен Гаспарян рассказывает про мифы вокруг советского диссидента и лауреата Нобелевской премии по литературе.
Но взглянем на вопрос и с другой стороны. А. И. был личностью пророческого типа (что не комплимент и не упрек, но простая констатация факта). Одна из черт такой личности — совершенное безразличие к тому, чтобы быть червонцем, который любезен всем. «Ты царь, живи один», и никакого подличанья перед референтной группой. Зубчатая история симпатий к Солженицыну, затем обернувшаяся крайней антипатией, — тому порукой.

Сперва сторонники ленинских начал, проникшиеся в 1962 году к «Ивану Денисовичу», потом либералы-западники, для которых автор «Архипелага» был наш — смелый разоблачитель. Но вскоре выяснилось что к ленинским началам А. И. относится неважно, да и грешит почвенничеством. А также неполиткорректностью по отношению к создателям архипелага. Либералов больно резанула биография Нафталия Френкеля с завершающим выводом: «Мне кажется, он ненавидел эту страну».

Дальше — больше. «Красное колесо» утверждало мысль, что Октябрьская революция была всего лишь афтершоком, тогда как главной катастрофой, после которой все пошло под откос, была Февральская революция, когда сбылась вековечная мечта русской интеллигенции и самодержавие пало. А. И. раздавал нелицеприятные суждения направо и налево, не пожалел и просвещенный Запад, и постсоветских реформаторов — «Россия в обвале», какая уж там любезность. Венцом всего стала дружба с В. В. Путиным и двухтомник «Двести лет вместе», еврейству уж совсем не понравившийся.

А закончилось тем, что критики Солженицына вернулись на круги своя, точно воспроизведя практических работников, критиковавших его после «Ивана Денисовича» словами «Имя нам — легион». Не шутили нимало.
Беда всех разоблачителей — от контрпропагандистов 70-х годов («Спираль измены Солженицына», выпущенная в СССР закрыт