Установление тотального контроля над гражданами по-китайски

О созданной в Китае системе социального контроля, ставшей этапом построения цифрового общества

В 2014 году Государственный совет КНР выпустил документ «О планировании строительства системы социального кредита (2014–2020)», ставший директивой построения цифрового общества. «Главной целью системы социального кредита (ССК) является наведение в стране порядка. Порядок предполагается наводить посредством установления всеобщего контроля над гражданами, выставления им оценок и поощрения с помощью таких оценок к хорошему поведению. Контроль предполагается установить с помощью цифровых технологий, способных отслеживать каждый шаг, каждое слово человека, а в дальнейшем – и его мысли. Нечто подобное задумано и в других странах, но Китай здесь идёт впереди», — заявил в интервью сайту «Фонд стратегической культуры» д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов.

Профессор напомнил, что некоторые ссылаются на традиции «восточного деспотизма» как особенность китайской цивилизации, но дело ещё в том, что Китай достаточно хорошо подготовлен к внедрению ССК технически. «Китайцы очень неплохо интегрированы в цифровой мир. На середину 2018 года число интернет-пользователей в Китае перевалило за 800 млн. человек, это без малого 60% численности населения КНР. А по отношению к численности взрослого населения – более 90%. Более 569 млн. человек в Китае совершают покупки онлайн. Обороты розничных продаж в Интернете за первое полугодие 2018 г. превысили 4 трлн. юаней (594 млрд. долл.). По части приобщения к электронным сервисам, платежам и расчётам китайцы дадут фору американцам и европейцам. Мобильные платежи в Китае на 90% обеспечивают сервисы Alipay и WeChatPay – компании мирового калибра. Такой же компанией мирового калибра является Alibaba – крупнейшая платформа электронной торговли, которой пользуются 448 млн. китайцев», — отметил экономист.

По его словам, с технической точки зрения ССК будет представлять собой единый банк информации, отражающей разные стороны жизни граждан. Так, продолжает ученый, информация будет стекаться из государственных и частных организаций, в которых граждане оставляют свои электронные «следы», и обрабатываться с помощью технологий Big Data для получения интегрированного показателя по каждому гражданину. «Любой китаец сможет узнать свою рейтинговую оценку. Её будут также знать организации, с которыми данный гражданин будет вступать в контакт. И отношение к нему со стороны организаций будет зависеть от рейтинговой оценки. При низких оценках человек будет урезан во многих правах, ограничен в получении тех или иных услуг и т. п. При высоких оценках будет иметь преференции, льготы», — отметил Катасонов.

Он также отметил, что, по мнению некоторых наблюдателей, руководство КНР вводит систему социального кредита, опасаясь возникновения в стране социальной напряжённости и общественных протестов. Так, хотя в Китае пока нет майданов (как на Украине) и «жёлтых жилетов» (как во Франции), но власти действуют с упреждением. Несмотря на официальную риторику о том, что страна строит «социализм с китайской спецификой», все понимают, что речь идёт о «капитализме с китайской спецификой». В Китае появляется всё больше миллионеров и миллиардеров, а в сельской местности царит бедность, отметил экономист.

В.Катасонов привел пример, когда на последнем партийном съезде была оглашена цифра: ниже черты бедности в стране живет 8% населения. Социально-имущественная поляризация общества имеет тенденцию усиливаться. Китайские чиновники называют ССК проектом внутренней безопасности Китая. Профессор привел слова председателя КНР Си Цзиньпина о необходимости введения системы социального кредита: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надежности, покрывающей все общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие».

Ученый также отметил, что в Китае расходы на создание системы социального кредита велики; одних камер наружного наблюдения должно быть развешено по стране к 2020 году не менее 400 миллионов.

«Сейчас проект ССК проходит испытания в нескольких десятках городов. Самым известным из них является Жунчэн (провинция Шаньдун) с населением 670 тысяч жителей. В этом городе единый информационный центр собирает данные из 142 учреждений, анализируя 160 тысяч параметров. С 1 мая 2018 г. система кнута и пряника здесь уже работает. По информации агентства Reuters, в мае 15 млн. китайцев – 11 млн. авиапассажиров и 4 млн. путешествующих по высокоскоростной железной дороге – не смогли приобрести билеты или воспользоваться услугами транспорта. Они получили низкие оценки, и в базах данных транспортных компаний появились чёрные списки на 15 млн. человек. Компании отказали им либо в перевозке, либо в приобретении билетов на места повышенной комфортности», — продолжил Катасонов.

Он также отметил, что с прошлого года Китай наладил массовое производство автомобилей с электродвигателями. В 2017 году их было выпущено 300 тысяч (больше размеров производства таких автомобилей в США). И все китайские электромобили снабжены устройствами, посылающими компетентным органам сведения о местонахождении автомобиля, его маршруте и скорости. Причём, продолжает ученый, лишь один из десяти покупателей таких транспортных средств знает, что его автомобиль является «умным», то есть следит за своим хозяином.

Также, отметил Катаснов, в Китае создали методику оценки поведения человека. «Поначалу это напоминало западную систему оценки физического лица, используемую кредитными бюро: создаётся кредитная история гражданина, оценивается его способность выполнять свои обязательства перед банками при получении кредитов. Однако китайские разработчики пошли дальше. Было решено создать базу данных, отражающих не только финансовое положение человека, но и его поведение на работе, учёбе, в общественных местах, по месту жительства, в семье. В круг пользователей такой информацией могут входить торговые учреждения, транспортные организации, фирмы по оказанию услуг и т. п.», — продолжил он.

По словам Катасонова, государство будет добиваться, чтобы коммерческие организации подходили к своим клиентам дифференцированно, предоставляя скидки и иные льготы «правильным» гражданам и ограничивая доступ к услугам «провинившихся». Людей будут воспитывать с помощью дисконтов, бонусов, штрафов, а также жёстких ограничений доступа к «рыночным благам».

«В первую очередь, — отмечает профессор, — пользователями таких баз данных будут правоохранительные органы, а также государственные ведомства при решении вопросов о принятии на работу и повышении в должности. Низкий рейтинг может стать основанием для увольнения. Система предполагает рейтинги и по физическим, и по юридическим лицам».

«Уже сейчас возникает опасение, что при составлении рейтингов граждан будут учитываться не только поступки, но и убеждения. Любые критические заявления в адрес властей буду понижать оценку человека. Для сбора сведений об убеждениях человека будут использоваться не только публикации в СМИ, комментарии в социальных сетях, записанные на видео публичные выступления и т. п. Дополнительным источником может стать информация о взглядах человека, получаемая от третьих лиц. То есть система предусматривает доносительство. Сейчас спорят о том, может ли доноситель сохранять свою анонимность или он будет обязан себя раскрывать», — подчеркнул экономист.

Он также отметил, что в США, конечно, обратили внимание на китайскую систему социального кредита. Так, продолжает экономист, бывший глава специального комитета Федеральной комиссии по связи США Анураг Лал выразил уверенность, что КНР превращается в «полицейское государство». В октябре 2018 года вице-президент США Майкл Пенс, выступая в Гудзоновском институте с программной речью, посвящённой Китаю, заявил, что отношения между США и Китаем являются холодной войной. Прозвучала у Пенса и жёсткая критика китайской системы социального кредита как разновидности цифровой диктатуры. Впрочем, подчеркивает Катасонов, «цифровой диктатурой» и «электронным концлагерем» проект ССК был назван ещё раньше: в 2016 году так окрестил этот проект британский The Economist.

«Многие журналисты сравнивают китайский проект ССК с моделью общества, изображённой в романе-антиутопии Джорджа Оруэлла «1984». Роман вышел в свет 70 лет назад, там описано государство тотальной слежки, построенное на системе всеобщего доносительства и наблюдения за каждым человеком. Оруэлл предсказал создание электронного концлагеря. Прототипом, судя по всему, ему послужила Англия, но он не мог представить, что первый электронный концлагерь может быть построен в Китае – стране, которая семьдесят лет назад, казалось, навсегда отстала от Запада», — заключил Валентин Катасонов.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия