Сергей ШУВАЙНИКОВ: «Там, где стоит российский флаг и живут русские люди – там и Россия»

Сергей Иванович Шувайников – известный крымский политик, один из видных деятелей русского движения в регионе в украинский период. В бурные 1990-е годы он последовательно отстаивал права русских людей, живущих на полуострове, на собственную идентичность, культуру и родной язык. С 1993 по 1996 годы был председателем Русской партии Крыма, с 1997 года по 1998 год – председателем Крымского республиканского отделения Партии Славянского Единства Украины. С 1998 по 1999 годы – председателем исполнительного комитета, а с 2002 по март 2014 года председателем Конгресса русских общин Крыма.

С апреля 2014 года – Советник Председателя Совета министров РК управления Службы Председателя Совета министров РК Управления делами Совета министров РК. С сентября 2014 года по ноябрь 2015 года – председатель Комитета Государственного Совета Республики Крым по информационной политике, связи и массовым коммуникациям. С декабря 2015 года — заместитель председателя Комитета Государственного Совета Республики Крым по вопросам государственного строительства и местного самоуправления. С января 2016 года — член Президиума Государственного Совета Республики Крым.

Недавно Сергей Иванович представил на суд общественности свою новую книгу и любезно согласился ответить на вопросы корреспондента «Русской Стратегии», севастопольского исследователя Дмитрия Соколова.

— Начну нашу беседу традиционным вопросом. О чем Ваша новая книга?

— Это сборник документальной публицистики, куда входят мои газетные публикации, иных авторов, мои выступления, партийные документы и статьи, охватывающие период от 1990 года по 1996 год. Они посвящены страницам новейшей истории Крыма – работе Верховного Совета Крыма после восстановления крымской государственности, созданию крымских политических партий, в том числе Русской партии Крыма, которая была учреждена по моей инициативе и первой публично провозгласила главную цель русского движения – мирное правовое возвращение Крыма в состав России. О том, как зарождалось и работало русское движение в Крыму, исследований и монографий нет. Я постарался восполнить этот пробел своей книгой.

— Что побудило Вас взяться за перо именно сейчас, накануне 5-летия воссоединения Севастополя и Крыма с Россией?

— Это давний замысел, собрать под одну обложку публикации, статьи, документы, которые в той или иной мере отражают нелегкий и противоречивый путь русских национально-патриотических организаций, которыми мне было доверено руководить на протяжении почти двадцати лет. Ведь сейчас появляется немало книг и политологических исследований о событиях «Русской весны», и у российской общественности может сложится мнение, что вся борьба за российский Крым и права русских людей началась только с февраля 2014 года. Мало того, не исключаю появления новых исторических мифов, которые могут обнулить все русское движение Крыма с начала 90-х годов прошлого века по март 2014 года, и создать новых героев, которые чуть ли не с рождения были российскими патриотами и боролись за возвращение Крыма в Россию. Поэтому я и отдаю предпочтение документальной публицистике того времени, которая дает возможность читателю и исследователям самостоятельно сделать те или иные оценки исторических событий. Сейчас готовлю вторую книгу, которая будет посвящена борьбе русских организаций за права русских людей – жителей Крыма в период с 1996 по 2010 год. Если успею, то именно она появится к 5-летию «Русской весны».

— Русская партия Крыма заявила о себе в 1993 году. Что это было за время?

— Это было тревожное и интересное время, когда шло формирование институтов крымской государственности, когда открыто работали институты демократии, существовала свобода слова, не было цензуры, велась открытая критика крымской и украинской власти, была возможность напрямую обращаться к обществу и людям. На Украине в тот период во всех структурах началось возрождение и внедрение националистической идеологии времен второй мировой войны, стали возрождаться и навязываться герои в образе Степана Бандеры и Романа Шухевича, ОУН-УПА, все сферы государственной и общественной жизни заполонила русофобия. Все русское и российское стало вытесняться и выдавливаться. Миллионы русских людей, ставших не по своей воле гражданами независимой Украины, готовили к мысли, что они должны адаптироваться к украинской идентичности и забыть свою русскую нацию, забыть Россию. В Крыму эта государственная политика Украины не приживалась и отторгалась. Более полутора миллионов русских людей не желали отказываться от своего русского имени и русского языка, от истории и духовности, от своего Отечества – России. Мы не забыли и 1954 год, когда российский Крым был незаконно передан союзной украинской республике с изменением административных границ. Лозунг о возвращении Крыма в Россию был самым актуальным, поэтому Русская партия Крыма первой взяла его на вооружение. И активно пропагандировала среди крымчан с первого дня своего учреждения.

— Есть мнение, что в середине 1990-х годов была реальная перспектива принятия Крыма в Россию. Речь о событиях, связанных с президентством Юрия Мешкова, провозгласившего курс на обретение полуостровом государственного суверенитета. Насколько верна эта точка зрения и почему, на Ваш взгляд, сценарий воссоединения либо провозглашения независимости Крыма тогда не был реализован?

— Такая перспектива была, но для этого было необходимо укрепить и сплотить крымское общество, насытить его законами и правовой базой, утвердить Конституцию Крыма 1992 года (конституцию практически независимого государства) общекрымским референдумом, создать Конституционный суд Республики Крым, а потом предложить Украине и России вариант кондоминиума — двойного управления Крымом. Президенту Крыма Юрию Мешкову, который пришел к власти перехватив у Русской партии Крыма российские лозунги, не хватило ни ума, ни таланта чтобы договориться с властями Украины и России и навязать им свои, крымские политические сценарии развития Республики Крым. Мало того, он не смог даже сохранить политическое единство собственной Республиканской партии Крыма (партии РДК), большинство депутатов которой ограничило его конституционные полномочия. Потом была неудачная попытка государственного переворота, когда Мешков распустил крымский парламент. Но ненадолго. Киев, куда он обратился за помощью, его не поддержал. Все это напоминало фарс, который закончился для русского Крыма трагично – украинские власти ликвидировали Конституцию Крыма 1992 года, институт президентства, возможность иметь свои законы и собственную внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому «Крымская весна» 1994 года не состоялась, пришлось подождать двадцать лет.

— В предисловии к вышедшей книге Вы называете действия Украины по отношению к Крыму аннексией. Почему Вы их определяете именно так?

— Международное право понятие «аннексия» определяет, как незаконное присоединение части территории другого государства или народа, а также насильственное удержание народа в границах другого государства. Украинские политики прекрасно понимали, что события 1954 года и 1991 года были по отношению к Крыму и русскому народу Крыма незаконными. В 1954 году Крым незаконно, с нарушением советских законов и Конституции, отторгли от России и подарили Украине. В 1991 году, после преступного развала Советского Союза, по тем же советским законами Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика имела право определить путем народного референдума свой государственный статус, вплоть до независимости и возвращения в Россию. Нам, русским крымчанам, такой возможности не предоставили. Киев при попустительстве российской власти в лице президента Бориса Ельцина насильственно оставил Крым в составе уже независимого украинского государства. Насильственные действия украинских властей в отношении прав русских людей на полуострове стали началом многолетней политической борьбы против украинской аннексии, за восстановление исторической справедливости – возвращение Крыма в Россию.

— Какие эпизоды борьбы за российский Крым в 1990-е и 2000-е годы, в которых Вы непосредственно принимали участие, особенно Вам запомнились и почему?

— Вся книга «Моя борьба за российский Крым» состоит из этих эпизодов. Если говорить о конкретных эпизодах, то это работа в Москве в комиссии Пудовкина (была такая в Верховном Совете Российской Федерации), которая занималась сбором государственных документов, подтверждающих российский статус Севастополя и незаконность передачи Крыма в 1954 году. По итогам работы комиссии российский парламент принял исторические решения, которые после 1993 года были аннулированы Ельциным. Это и мое первое выступление по крымскому телевидению с предвыборной программой кандидата в Президенты Крыма от Русской партии с лозунгами о возвращении Крыма в Россию. Это митинг на центральной площади Симферополя летом 1995 года, на котором Русская партия приняла «Акт провозглашения российского статуса Республики Крым», который взбесил весь украинский политический бомонд. Это приезд в Крым российских политиков, которые поддерживали лозунги Русской партии Крыма – Владимира Жириновского, Дмитрия Рогозина и Константина Затулина. В 2000-е годы, будучи депутатом крымского парламента, я неоднократно приходил на сессии Верховного Совета АРК с российским флагом и устанавливал его возле своего кресла. Проукраинских депутатов и политиков из меджлиса это очень бесило, они подходили ко мне и начинали доказывать, что «Крым – это Украина», предлагали вариант «чемодан-вокзал-Россия», на что я отвечал: там, где стоит российский флаг и живут русские люди – там и Россия. Это после 2014 года многие крымские чиновники в одночасье стали российскими патриотами, а тогда очень многие неодобрительно смотрели на меня и российский флаг.

— Русская партия Крыма была, вероятно, первой политической силой, которая выступила с однозначным осуждением преступлений советской системы и регулярно проводила акции памяти жертв красного террора на полуострове в начале 1920-х годов. Как Вы впервые узнали о Крымской трагедии и что помогло Вам прийти к выводу относительно преступности коммунизма и его чуждости русскому делу?

— В начале 90-х годов мне попалась книга Мельгунова «Красный террор в России». Там я впервые узнал о страшных преступлениях, которые творили большевики против моих соотечественников после исхода Русской армии Врангеля в 1920 году. Мое первое образование – историк, и когда в годы так называемой перестройки и гласности стали появляться первые документы о преступлениях советской власти против собственных граждан, особенно русских людей, для меня это стало потрясением. Поэтому Русская партия Крыма осенью 1994 года первой провела в центре Симферополя митинг памяти жертв красного террора и репрессий в Крыму. Мы потребовали убрать имена красных палачей из названий улиц и поселков, с памятных досок. К сожалению, эти требования и по сей день остаются не реализованными. Даже в российском Крыму. Это прискорбно, что имена террористов и убийц, а также чуждых российской истории деятелей остаются в названиях улиц и населенных пунктов Крыма. Коммунистический социальный эксперимент принес русскому народу и российскому государству неисчислимые миллионные жертвы. Ему нет оправдания. Дай Бог, чтобы об этом знали и помнили молодые поколения, которых сегодня сознательно отвращают от отечественной истории.

— Минувший 2017 год отмечен 100-летием двух революций. В этом году исполнилось 100 лет с начала полномасштабной Гражданской войны в России, убийства Царской семьи. Извлекли ли мы, ныне живущие, уроки из прошлого?

— Я повторюсь: наши соотечественники, россияне, русская молодежь, плохо и искаженно и оценивают трагические страницы нашей истории, особенно периода ХХ века. Не дана официальная государственная оценка событиям Февральской революции и Октябрьского переворота, Гражданской войны и политических репрессий, проводимых большевиками при жизни Сталина. Поэтому россияне уроков из прошлого не извлекли. Мало того, период большевизма и советской власти сегодня активно внедряется как образец исторической перспективы для России и русского народа. Наряду с социальным расслоением нашего общества, делением его на бедных и богатых, многие идеи большевизма могут вновь оказаться востребованными, и общество может быстро поделиться на белых и красных.

— На Ваш взгляд, какие проблемы наиболее остро проявляются сегодня в Крыму и что нужно сделать для их разрешения?

— Проблем много, они характерны для всех российских регионов. Это неэффективное местное самоуправление в регионах Республики Крым, противостояние законодательной и исполнительной власти в Севастополе. Это бойкот Крыма со стороны крупных российских банков и торговых корпораций, которые опасаются международных санкций. Отсюда высокие цены на продукты питания и товары народного потребления. Это слабое патриотическое воспитание в крымском обществе и системе образования, слабая и пассивная роль крымских средств массовой информации. Это отсутствие серьезной правозащитной работы, которая крайне необходима, учитывая, что большинство стран мира не признают российский статус Крыма и считает его «временно оккупированной территорией». Правозащитная работа и народная дипломатия могут изменить мнение о российском Крыме в мире. Рецепты решения проблем в Крыму должны предлагать политики и власть – это их прямая обязанность. Если они не справляются с поставленной задачей, то жители Крыма 8 сентября 2019 года будут иметь возможность избрать новых политиков и новую власть. Это их законное конституционное право. И гражданская обязанность им воспользоваться.

Русская Стратегия

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия