ДЕРЖАВНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

ДЕРЖАВНОЕ строительство есть подвиг. В первоначальном, духовном смысле этого слова — «подвиг» означает движение по пути нравственного самосовершенствования, неутолимое стремление к святости. Народ, идущий таким путем, воплощает в государственной и общественной жизни свои нравственные идеалы. Поэтому державное строительство невозможно без опоры на его религиозные святыни. В последнее время стало модным представлять христианство в виде этакого расплывчатого и безформенного мировоззрения, безвольно смиряющегося со всем происходящим вокруг. Сказано-де: «Любите врагов своих», «не противьтесь злому», — а посему христианин должен вроде бы безмолвно мириться с любым беззаконием и святотатством.

Подобные утверждения есть сознательная и злонамеренная ложь, распространяемая врагами Христа, Православной Церкви и нашего Отечества. Клеветой на христианство, искажениями церковного вероучения пытаются задержать процесс русского духовного возрождения, обретения народом своих исконных святынь, беззаветное служение которым на протяжении многих веков составляло цель и смысл бытия Руси.

Да, христианство есть несомненно религия мира и любви, а не вражды и ненависти. Да, главнейшая заповедь христианства — это заповедь о любви, любви к Богу как к средоточию всяческого добра и блага: милосердия и долготерпения, красоты, гармонии, справедливости. Но именно потому совершенно естественно, что все, идущее вразрез с этой заповедью, все, мешающее христианину исполнять ее, должно быть ему ненавистно.

«Живи в мире с врагами, но со своими врагами, а не с врагами Божиими», — поучает нас великий столп Православия святой Иоанн Златоуст. «Не противься злому», — говорит Слово Божие, то есть: не ропщи, благодарно принимай все те личные скорби, болезни и искушения, которые будет угодно Господу послать тебе. Но такой призыв вовсе не означает потакания преступному равнодушию — равнодушию к судьбе Отчизны, терзаемой в тяжкий час злодеями и святотатцами. Мир со злом недопустим, и именно это имел в виду Спаситель, говоря: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч…» (Мф. 10: 34).

Этот духовный меч, который крепко держала в руках Церковь Русская в течение тысячи лет, и ныне безмерно страшен ее врагам — предтечам и слугам грядущего антихриста.

Долгие столетия Русская Державность была той силой, которая препятствовала осуществлению дьявольских замыслов. Ныне — при нашем попустительстве — она почти разрушена. Восстановление ее есть для России вопрос жизни или смерти.

Мне уже приходилось писать, что державность — это государственное самосознание народа, добровольно принявшего на себя церковное послушание «удерживающего», то есть готового стоять насмерть на пути рвущегося в мир сатанинского зла. Само понятие о таком служении — удерживать мир от смуты и хаоса, вводя в его жизнь высший нравственный элемент, одухотворяя и просветляя землю любовью и праведностью, — имеет церковное происхождение.

Россия… Святая Русь… Дом Пресвятой Богородицы… Что стоит за этими именами? Не разобравшись в том, каково действительное, непридуманное содержание тысячелетней русской истории, в том, чем была Русь в собственных глазах и пред лицом Божиим, — не устраним и нынешний пагубный разброд в среде русских патриотов.

Россия есть государство народа русского, которому Господь вверил жертвенное, исповедническое служение народа-богоносца, народа — хранителя и защитника святынь веры. Эти святыни суть религиозно-нравственные начала, позволяющие строить жизнь личную, семейную, общественную и государственную так, чтобы воспрепятствовать действию зла и дать наибольший простор силам добра. Именно таким было исторически сложившееся самовоззрение россиян. Это — основа основ русского самосознания в том виде, в котором сформировали его десять веков отечественной истории. Оно столетиями лежало в основании государственной политики Русской державы.
Кто на протяжении тысячи лет ковал и пестовал несгибаемый державный дух русского патриотизма? — Церковь Православная! Кто вдохновлял отважных и укреплял малодушных, освящая дело защиты Отечества как личный религиозный долг каждого, способного носить оружие? Кто научил русского человека быть верным — без лести, мужественным — без жестокости, щедрым — без расточительства, стойким — без фанатизма, сильным — без гордости, милосердным — без тщеславия, ревностным — без гнева и злобы? — Церковь Православная!

Разве это католические прелаты набатом поднимали новгородское ополчение на брань с псами-рыцарями и подавали последнее духовное напутствие дружинникам святого благоверного князя Александра Невского на залитом кровью льду Чудского озера? Разве это протестантские пасторы вдохновляли святую ревность донского героя, великого князя Димитрия на поле Куликовом, где страшная сеча с татарами решала: быть или не быть Святой Руси?
Разве это мусульманские муллы удержали нашу Отчизну от распада в лютую годину Смуты, подвигнув Козьму Минина и Димитрия Пожарского на их жертвенный подвиг, а ратников русского ополчения на борьбу до победы? Разве это иудейские pаввины с кpестом в pуках, под свист японской «шимозы» поднимали в атаку преданные, смертельно уставшие роты под Мукденом и Порт-Артуром, спасая русскую честь от позора?

Разве это кришнаиты и буддисты на протяжении тысячи лет ежедневно, сосредоточенно, неспешно и благоговейно возносили ко Господу молитвы о «богохранимой» земле Русской, «властех и воинстве ея», отдельным молитвенным чинопоследованием поминая «вождей и воинов, за Веру и Отечество живот свой на поле брани положивших»? Многие ли из вас смогут вспомнить сегодня хоть один случай, когда иноверцы и инославные — будь то католики или иудеи — в трудный для России час делом доказали ей свою верность, до конца разделив ее неласковую судьбу? Зато противоположных примеров в русской истории — сколько угодно!

«Патриоты», клянущиеся в любви к России-матушке и одновременно отвергающие Православие, — любят какую-то другую страну, которую они сами себе выдумали. «Патриотическая» печать, призывающая к русскому возрождению и одновременно рекламирующая на своих страницах «целителей» и экстрасенсов, астрологов и колдунов, оставляет впечатление отсутствия простейшего национального чутья.

В этой ситуации все мы похожи на человека, который разрушает левой рукой то, что с великим трудом созидает правой. Лишь признание той очевидной истины, что вопросы русского возрождения — это вопросы религиозные, позволит нам вернуться на столбовую дорогу державной российской государственности. Здесь — ключ к решению всех наших проблем.

Итак, каков же христианский путь державного строительства? В суете и смуте современного общественно-политического хаоса он уже едва различим. Безценным подспорьем в его обретении может стать история Отечества, дающая благонамеренному, внимательному и непредвзятому наблюдателю богатейший материал для ответа на поставленный перед нами самой жизнью вопрос.

Русский быт на протяжении многих столетий характеризуется сильнейшей тягой к воплощению во всем своем реальном многообразии религиозно-нравственного идеала. Здесь — корни русской державности, понимающей государственную мощь и общественную гармонию не как самоцель, но как дарованное Богом средство к удержанию народного бытия в состоянии евангельской непорочности.

Вот лишь некоторые крупицы этого ценнейшего опыта:
1. Единство политики и нравственности
Власть на Руси всегда осознавалась не как предмет тщеславных вожделений, награда самым наглым, хитрым и беспринципным бойцам политического ринга, не как бездонная кормушка для чиновников и бюрократов, но как религиозное служение заповедям справедливости и добра, как «Божие тягло».
Такое ее осмысление невозможно в рамках атеистического, рационального, материалистического мировоззрения. К нему не способны люди, ставящие во главу угла вещественные, материальные интересы быта и низшие потребности человеческого естества, отвергая христианскую духовность.
2. Единство народа и власти
Русская история учит, что общество, желающее сохранить в себе державные черты, должно признавать: верховная власть в стране принадлежит не партии какой-нибудь, не организации или сословию и даже не народу в целом — она принадлежит основополагающим принципам нравственности. «Не лги!», «Не воруй!», «Не блуди!», «Не скупись!», «Не завидуй!», «Не злобься!», «Не гордись!» — вот что должно определять нашу жизнь. Это хорошо понимали русские люди уже много веков назад.
Конституцией Православной России всегда были Заповеди Божии. В евангельских заповедях Сам Господь Бог явил людям Свою святую волю, и потому-то иного источника власти христианство не признает впредь. Именно эту власть воплощал в своем лице Помазанник Божий — Русский Царь. Вот отчего тяготела всегда российская государственность к Самодержавной форме устроения. Русское Самодержавие — система не столько политическая, сколько религиозная, свидетельствующая о высоте нравственных воззрений народа на природу и цель власти.

В России во все века Церковь была заинтересована в сильной, здоровой и ответственной власти. Не из подобострастия, конечно, а потому, что такая власть — это мир вместо гражданских конфликтов и войн, это возможность воспитать из русских детей достойных граждан, а не безродных рвачей и беспамятных себялюбцев, это возможность научить русских девушек быть верными женами и любящими матерями, а не размалеванными блудницами, это возможность спокойно и внятно объяснить людям, что смысл жизни — в спасении души, то есть в творении добра и правды, а вовсе не в бешеной гонке за деньгами и славой.

При этом — не верьте антицерковным истерикам «плюралистов от нравственности» — никаких претензий на роль самостоятельного политического лидера у Церкви не было и нет. Привидеться такое может лишь в горячечном бреду патологической русофобии — этой врожденной болезни нынешних «хозяев жизни». Не может быть и речи ни о какой принудительной «христианизации» — Господь ждет от каждого человека свободного и осознанного выбора.
Мы прекрасно понимаем, что та духовная отрава, которой долгие годы потчуют народ, не могла не повлиять на духовную атмосферу в обществе. Будем смотреть правде в глаза: оно деморализовано и растеряно, значительная часть людей потеряла всякое представление о здоровом религиозном опыте, лежащем в основе искреннего благочестия. Атеизм, религиозный индифферентизм, увлечение ложной духовностью оккультизма, ереси и секты пустили в нашем сознании свои ядовитые корни.

Но для Русской Церкви в этой ситуации нет ничего неожиданного и непоправимого. Она для того и оставлена Спасителем на земле, чтобы врачевать духовные недуги и язвы своего народа.
3. Межнациональное единство
Нынешнее плачевное состояние межнациональных отношений неестественно. Оно — плод бессовестной политической игры, в которой насущные нужды народов — лишь повод для разжигания ненависти, а крики «радетелей о национальных интересах» скрывают непомерное властолюбие и ничтожность продажной души.
Православная Церковь всегда учила безоговорочному и всеобщему приоритету нравственных критериев оценки над любыми иными, в том числе и национальными. Россия имеет громадный опыт мирного сосуществования многих народов. В основе этого опыта — уникальное качество русской души, ее «всечеловечность», о которой хорошо сказал еще Достоевский. Любая национально мыслящая русская власть, раскрепостив народную стихию от бесчисленных пут «реформаторов» и «перестройщиков», сможет, опираясь на это врожденное уважение русских людей к чужой самобытности, подобрать взаимоприемлемые формы сожительства разных народов в рамках единой и неделимой России.
4. Средства державного строительства
Отечественная история, столь богатая общественными катаклизмами, выработала наилучшее, опытом проверенное оружие борьбы со Смутой. Это — Соборы, церковные и земские, не раз становившиеся отправной точкой восстановления порядка на русской земле. Нужно лишь помнить, что Собор — не конгресс и не съезд, где сошедшиеся «народные избранники», преисполненные сознанием собственной значимости, принимают очередные «исторические решения».

Собор есть прежде всего религиозный, символический, духовный акт, возвращающий народу, власти и Церкви утраченное в смуте единство, примиряющий их между собой и с Богом, подтверждающий восстановление Закона Божиего как державной основы русской государственности. На эту основу опираются все практические деяния Собора.
Не будет покаяния — не будет и Собора. Сколько ни произноси слово «мед» — во рту сладко не станет. Сколько ни называй именем Собора безблагодатные политизированные собрания — ничего не выйдет. Слова мои — не упрек тем, кто, по мере сил и понимания, стремится к созыву Собора, но отеческое, благожелательное предупреждение: не обманывайтесь!

Громогласные стоны: «Россия гибнет!», «Пропала Святая Русь!» и им подобные есть свидетельство или духовной слепоты, слабости, неверия и уныния, или злонамеренного желания посеять в среде русских людей панику. Знайте все: Русь идет своим исповедническим, мученическим, жертвенным путем, предначертанным ей всемогущим Промыслом Божиим. От нашего произволения зависит, станет ли сегодня этот путь дорогой к преображению России и русскому Воскресению или приведет к мрачной пропасти духовной и физической погибели.

Изберем же благословение, люди русские, — да будет и впредь Святая Русь неодолимым препятствием на пути темных сил, Домом Пресвятой Богородицы, на страх врагам Христовым, слугам антихристовым! Аминь.

Высокопреосвященнейший Иоанн,
митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия