Царская Голгофа

Восходит на Голгофу Царь с Царицей
И за руку Детей Своих ведет.
Высокое смирение на лицах,
Христу уподобленье – за народ,
За Русь Святую, клятвопреступленье,
За крики и хулу, что Бога нет!

        В семье последнего российского императора идеалы христианского брака выразились со всей полнотой. Эту семью отличала полнота супружеской любви и сплоченность между всеми членами семьи. Любовь между супругами была такова, что близкие друзья и завсегдатаи их дома не могли засвидетельствовать ни одного случая ссоры, ни одного эпизода, когда кто-либо из супругов повысил голос на другого.
В жизни семьи была исключена праздность детей, ибо праздность – мать греховных помыслов. Великие княжны не были изнеженными «принцессами на горошине», в их руках всегда было рукоделие, они старались творить добрые дела, вплоть до сестринского ухода за ранеными во время войны. Далее – включенность семьи в религиозную, молитвенную, церковную жизнь. Все это составляло неотъемлемые черты их семейного уклада. Молитвой были испрошены у Бога и любимая жена, и долгожданный наследник. Особенно в последний период, под арестом, великие княжны прилежат церковной службе и поют на клиросе.
Царствование Николая II совпало с эпохой всеобщего упадка нравственности, когда христианские ценности, кусающиеся семьи и брака, подверглись глумлению и отрицанию со стороны передового интеллигентского общества, когда начинали свое победное шествие идеалы эмансипации и свободной любви, когда, говоря словами Ф.М. Достоевского, начинал уже возникать «идеал содомский». И именно в такую эпоху это поистине семья, кстати, и состоявшая именно из семи членов, поднятая на свещницу царского престола, светила всем в Русском доме.
Император Николай Александрович очень серьезно относился к возложенному на него Богом послушанию, которое было описано в грамотах, составленных при воцарении дома Романовых и в своде законов Российской империи. То есть на него была возложена миссия охранителя православия Русской Церкви и забота о душевном спасении подданных.«Государь и Государыня верили, что умирают мучениками за свою родину, — пишет один из свидетелей их жизни в заточении, Пьер Жильяр, — они умерли мучениками за человечество. Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти».
Дай крепость нам, о, Боже правый, злодейство ближнего прощать
И крест тяжелый и кровавый с Твоею кротостью встречать.
Владыка Мира, Бог вселенной, благослови молитвой нас…
И дай покой душе смиренной в невыносимый страшный час.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
#РусскаяИмперия