С Царской семьей до конца: Повар Иван Харитонов

Иван Харитонов три года прослужил во флоте.
«Суп потрох, пирожки, котлеты бараньи и пожарские с гарниром, кисель малиновый», «солянка рыбная, расстегаи, ветчина холодная, жаркое цыплята, салат, желе мандариновое», «уха из ершей, расстегаи, форелька гатчинская итальвень, пельмени и вареники, жаркое утка, салат, мороженое ваниль» — это примеры меню будничных обедов царской семьи. Когда Николаю Александровичу было всего семь лет, на него лично работали два повара. А стол для цесаревича и его воспитателей и гостей обходился в 7600 рублей в год. Уже будучи взрослым, Николай редко обедал менее полутора часов и, по легенде, изобрел рецепт закуски для коньяка — присыпанные сахарной пудрой и кофе ломтики лимона, которые называли «николашка».
Можно предположить, что повара играли в жизни Романовых немалую роль. Последним человеком, готовившим для царской семьи, был Иван Харитонов. В 12 лет он стал поваренком-учеником. Практиковался в Париже, получил специальность «суповника», придумал рецепт супа-пюре из свежих огурцов. У него была счастливая семья и шестеро детей, но когда встал вопрос, остаться ли ему с Романовыми, он согласился немедленно. Родные поехали с ним в Тобольск, но в Екатеринбург их не пустили. Когда Харитонов прощался с семьей, кто-то предложил оставить жене его золотые часы. Повар ответил: «Вернусь — с часами, а не вернусь, — зачем их пугать раньше времени?»
Ему было 48, но свидетели говорили, что он выглядел младше.
Невысокого роста, худощавый брюнет или темный шатен. Кажется, носил бобрик, но на голове были большие «заливы», брил усы и бороду; приблизительно на грани щеки и скулы, кажется, правой, у него была небольшая бородавка, из которой торчало несколько длинных волос. Нос у него был острый, глаза серые. Носил он черные штаны навыпуск и черную тужурку со стоячим воротником
— из показаний Евгения Кобылинского, главы охраны царской семьи в Тобольске
Когда-то императорская семья любила пикники, а Николай сам мог запечь картошку в золе. В ссылке простая еда стала не удовольствием, а необходимостью. В Тобольске ему удавалось «держать марку», даже готовя из простых продуктов: «борщ, макароны, картофель, котлеты рисовые, хлеб», «щи кислые, жареный поросенок с рисом», — такие обеды были у Романовых в те дни. «Хорошо меня кормишь, Иван», — говорил ему царь. Но многие продукты приходилось покупать в кредит, а расплачиваться было нечем. И постепенно местные жители переставали доверять Харитонову.
Меню завтраков царской семьи в Тобольске (в то время за завтраком было принято есть суп)
В Екатеринбурге арестантам поначалу разрешалось брать передачи из местного монастыря — молоко, яйца, сливки. Но скоро охрана запретила и это. «Я отказался передавать все, кроме молока, а также решил перевести их на тот паек, который был установлен для всех граждан города Екатеринбурга», — рассказывал комендант Ипатьевского дома Яков Юровский.
Ко мне обращался повар Харитонов с заявлением, что он никак из четверти фунта мяса не может готовить блюд. Я ему отвечал, что нужно привыкать жить не по-царски, а как приходится жить: по-арестантски
— Яков Юровский, комендант Ипатьевского дома, руководивший расстрелом царской семьи
Повар справлялся как мог: вместо расстегаев — макаронный пирог, вместо пельменей и вареников — картошка и салат из свеклы, вместо мандаринового желе — компот, «к большой радости всех», как писал в дневнике Николай. А его последними поварятами были царские дочери: он учил их печь хлеб. 16 июля Александра Федоровна записала, что комендант принес яйца для Алексея, — в режиме все же были послабления. Но приготовить омлет для цесаревича Харитонову уже не удалось.
…Перед расстрелом он стоял в углу рядом с лакеем Труппом. Когда раздались выстрелы, повалился на колени. При расследовании в Ипатьевском доме не нашли золотых часов.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия