Свои личные сбережения они отдавали на устройство госпиталей и лазаретов.

За годы войны они не сшили себе ни одного нового платья.

Императрица Александра Федоровна с самого начала войны посвятила себя раненым: к концу 1914 г. только в Петроградском округе было открыто 80 госпиталей, находившихся на ее попечении, оборудованы санитарные поезда, специально приспособленные для перевозки раненых в тыл. Уже 9 августа 1914 г. при царскосельском госпитале Дворцового ведомства был открыт Собственный лазарет № 3 для раненых офицеров; 18 августа при Доме призрения в Царском Селе оборудовали солдатский лазарет; 26 сентября в зданиях Федоровского городка был учрежден лазарет для раненых солдат № 17, а в 1916 г. – лазарет для офицеров. Шефство над лазаретом Федоровского городка взяли младшие великие княжны Мария и Анастасия. 30 октября 1914 г. был освящен лазарет в Екатерининском дворце.

В парадных залах Зимнего дворца 10 октября 1915 г. начал работу госпиталь для солдат и низших чинов, носивший имя цесаревича Алексея. Большой хирургический лазарет на 1 000 мест занимал все парадные залы дворца, кроме Георгиевского.

Свои личные сбережения они отдавали на устройство госпиталей и лазаретов. Монархия

С началом Первой мировой войны санаторий Общины Красного Креста в Царском Селе также преобразовали в лазарет для раненых. При Общине в конце 1914 г. были организованы курсы по подготовке сестер милосердия, которыми заведовала баронесса Е. А. Врангель. В 1915 г., в разгар войны, Александра Федоровна вместе со старшими дочерьми Ольгой и Татьяной прошли обучение сестринскому делу у княжны В. И. Гедройц, а затем ассистировали ей при операциях как хирургические сестры. А. А. Вырубова вспоминала: «Государыня и Великие Княжны присутствовали при всех операциях. Стоя за хирургом, Государыня, как каждая операционная сестра, подавала стерилизованные инструменты, вату и бинты, уносила ампутированные ноги и руки, перевязывала гангренные раны…». Великая княжна Татьяна Николаевна также отмечала в своем дневнике: «Суббота, 13 сентября 1914 г. <…> Сегодня была на двух операциях, моего вчерашнего Гирсенока, ему разрезали ногу и вынимали куски раздробленной кости, и потом Ольгиному Огурцову из кисти правой руки то же самое…». Императрица Александра Федоровна писала о своей работе в лазарете: «Слава Богу за то, что мы, по крайней мере, имеем возможность принести некоторое облегчение страждущим и можем им дать чувство домашнего уюта в их одиночестве. Так хочется согреть и поддержать этих храбрецов и заменить им их близких, не имеющих возможности находиться около них!».

Для помощи мирному населению, пострадавшему от войны, Николай II учреждает Верховный совет под председательством императрицы Александры Федоровны, где объединяются правительственная и общественная деятельности. Императрица создает комитеты для помощи беженцам и семьям, чьи кормильцы призваны на войну; ответственность за работу в этих комитетах она возлагает на старших дочерей. Комитеты имели отделения во многих городах России и пользовались большой популярностью. В народе их называли «Татьянинский» и «Ольгинский».
Свои личные сбережения они отдавали на устройство госпиталей и лазаретов. Монархия

Работа императрицы во время войны

Как только в стране была объявлена общая мобилизация, императрица Александра Федоровна сразу начала заниматься устройством госпиталей, лазаретов, формированием отрядов санитарных поездов и открытых складов медикаментов. Она постоянно контролировала бесперебойную работу всей лазаретной сети, принимала своих подчиненных и выслушивала доклады министров.

По воспоминаниям А. А. Вырубовой, которая также работала сестрой милосердия и всюду сопровождала императрицу: «Государыня, забыв свои недомогания, занялась лихорадочно устройством госпиталей, формированием отрядов, санитарных поездов и открытием складов Ее имени в Петрограде, Москве, Харькове и Одессе. В Царском Селе Государыня организовала особый эвакуационный пункт, в который входило около 85 лазаретов для раненых воинов в Царском Селе, Павловске, Петергофе, Луге, Саблине, Евпатории и других местах». Обслуживали все эти лазареты около 10 санитарных поездов имени императрицы и детей.

Свои личные сбережения они отдавали на устройство госпиталей и лазаретов. Монархия

«Чтобы лучше руководить деятельностью лазаретов, – вспоминала Вырубова, – Императрица решила лично пройти курс сестер милосердия военного времени с двумя старшими Великими Княжнами и со мной. Преподавательницей Государыня выбрала княжну Гедройц, женщину-хирурга, заведовавшую Дворцовым госпиталем. Два часа в день занимались с ней и для практики поступили рядовыми хирургическими сестрами в первый оборудованный лазарет при Дворцовом госпитале, дабы не думали, что занятие это было игрой, и тотчас приступили к работе — перевязкам часто тяжелораненых».

С реальной действительностью войны императрице приходилось сталкиваться ежедневно. Для нее полем битвы стали находившиеся по другую сторону Александровского парка госпитальные палаты Екатерининского дворца. Само присутствие Государыни, казалось, поддерживало силы раненых.

«Вижу ее, – писала А. А. Вырубова в своих воспоминаниях, – как она утешает и ободряет их, кладет руку на голову и подчас молится с ними. Императрицу боготворили, ожидали ее прихода, старались дотронуться до ее серого санитарного платья; умирающие просили ее посидеть возле кровати, поддержать им руку или голову, и она, невзирая на усталость, успокаивала их целыми часами».

Баронесса С. Буксгевден приводит в своей книге слова из последних писем императрицы к ней из Екатеринбурга: «Когда же все это кончится? Как же я люблю мою страну со всеми ее болезнями! Она становится все дороже мне, и я ежедневно благодарю Бога за то, что позволил нам оставаться здесь и не отправил нас далеко. Верь в людей, дорогая! Нация сильна, молода и мягка, как воск. Сейчас она в плохих руках, и правит тьма, анархия. Но Царь Славы (Христос) придет и спасет, укрепит и даст разум народу, который сейчас предан».

Венценосные шефы

После объявления о вступлении России в войну общество было охвачено небывалым патриотическим подъемом. К благотворительному движению в этот период примкнули все без исключения сословия, демонстрируя небывалое единение самых различных социальных слоев.

Императрица Александра Федоровна полностью посвятила себя работе по организации складов, госпиталей, лазаретов, санитарных поездов, руководству специальными комитетами и ведомствами, а также обширной личной милосердной работе в Царскосельском лазарете. Не остались в стороне и дети императорской четы: 19-летняя Ольга, 17-летняя Татьяна, 15-летняя Мария, 13-летняя Анастасия и 10-летний цесаревич Алексей в различной степени в силу своего возраста были активно вовлечены в благотворительную работу.

Свои личные сбережения они отдавали на устройство госпиталей и лазаретов. Монархия

Согласно существовавшей традиции не только наследник престола цесаревич Алексей, но и каждая из великих княжон была шефом полка: Ольга была назначена шефом 3-го Елизаветградского гусарского полка, Татьяна – 8-го уланского Вознесенского полка, Мария – 9-го драгунского Казанского полка, Анастасия – 148-го пехотного Каспийского полка. Цесаревич Алексей Николаевич являлся шефом нескольких полков и атаманом всех казачьих войск.

С началом Великой войны, когда подшефные полки отправились на фронт, венценосные шефы особо внимательно следили за судьбой своих подопечных, проявляя беспокойство за их судьбу и помогая семьям из личных средств и через находящиеся на попечении благотворительные учреждения.

Благотворительные комитеты великих княжон Ольги и Татьяны Николаевны

Великие княжны Ольга и Татьяна Николаевна были не только почетными председательницами названных в их честь благотворительных комитетов, но и лично активно участвовали в их обширной деятельности.

Особый Петроградский («Ольгинский») комитет, опиравшийся как на государственные субсидии, так и на широкую общественную поддержку, создавался с целью поддержания и развития сети благотворительных организаций в Петрограде и Петроградской губернии.

Комитет для оказания временной помощи пострадавшим от военных действий («Татьянинский») занимался оказанием помощи беженцам из захваченных противником областей Польши, Прибалтики и Белоруссии.

Именем великих княжон Марии и Анастасии Николаевны был назван созданный при Феодоровском Государевом соборе лазарет № 17, где они помогали в работе: посещали раненых солдат, занимались шитьем белья и приготовлением бинтов и корпии, покупали на собственные средства лекарства. В силу своего юного возраста младшие великие княжны не могли по примеру старших стать сестрами милосердия, но к своим обязанностям разнообразить досуг раненых солдат чтением вслух, участием в незамысловатых играх и концертах, написанию писем родным под диктовку раненых, выполнению мелких поручений относились крайне серьезно.

Мария Николаевна не только знала по именам практически всех, кто состоял у нее на попечении, но и помнила рассказанные во время посещений лазарета подробности об их семьях и детях. Смешливая и подвижная Анастасия Николаевна часто приводила в палаты выздоравливающих свою собачку, которая отплясывала на задних лапках под неизменный смех солдат.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия