ОРДЕН БОРЦОВ С ВЕТРЯНЫМИ МЕЛЬНИЦАМИ

Нашим чиновникам сподручнее запретить интернет, нежели создавать интересный и позитивный контент в сети и по телевидению.

«Сразу видно, — сказал Дон Кихот, — что ты еще не опытен в рыцарских приключениях. Это великаны! Если тебе страшно, так отойди в сторону и читай молитвы, а я тем временем вступлю с ними в жестокий неравный бой!» (отрывок из романа Мигеля де Сервантеса «Дон Кихот»). Вторая половина XVI — нач. XVII века — время, в котором жил бессмертный создатель «Дон Кихота», совпала с эпохой глубокого духовного кризиса в Европе, когда началась эпоха секуляризации общественной жизни. Борьба протестантов с Католической церковью в последующем выстроит новую модель взаимоотношения человека не только с Богом, но с обществом, где на первое место выступит идея рациональности и практичности. Так, в завершающий период религиозной Тридцатилетней войны (1618-1648), в спину побеждающему католическому блоку ударила… католическая Франция с подачи… кардинала Ришелье, который предпочел государственный интерес религиозному.

Но речь не об этом, а о том, что и в наше время есть те, кому слава хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского не дает покоя, и они с невероятным упорством готовы вновь и вновь бросаться на ветряные мельницы, заставляя нас верить в несуществующих чудовищ.

«- Да где же эти великаны? — спросил Санчо Панса.

— Да вот они перед тобой! — ответил Дон Кихот. — Видишь, какие у них огромные руки? У иных чуть ли не в две мили длиной».

Такой ветряной мельницей для ряда государственных деятелей стал Интернет и сопутствующие ему явления: социальные сети, мессенджеры, компьютерные игры и тому подобное. С неистовым упорством наши народно избранные «рыцари», вонзая шпоры в бока своих мандатов, скачут навстречу мельницам, желая раз и навсегда покончить с угрозой, которую мельницы несут простым людям.

Можно ли говорить о том, что Интернет, социальная сеть или компьютерная игра — хорошее явление или плохое? Можем ли мы назвать злом книгу или это благо? А самолет — что это? Средство перемещения или воплощенное тщеславие человека, возомнившего себя Ангелом Небесным? У образованного человека все эти наивные вопросы вызовут только улыбку, но тем страннее нам это слышать от тех, кто призван принимать законы.

Как бы мы ни хотели закрыться от всех, но никакие титанические усилия государства не оправдают себя, если их направлять на неэффективные попытки остановить техническое и информационное развитие общества. Со стороны это похоже на то, как если бы подкачав мышцы в спортзале, мы попробовали бы остановить паровоз на ходу. Никаких мышц не хватит — тут и физиком не надо быть, чтобы рассчитать, кто сильнее.

Могут возразить, вот посмотрите, как все сделано в Китае… Или в Северной Корее. Но давайте смотреть реалистично на то, что есть в России.

Интернет и сопутствующие ему явления несут в себе много чего как положительного, так и отрицательного. Я согласен отчасти с высказыванием заместителя председателя комитета верхней палаты Парламента по конституционному законодательству Елены Борисовны Мизулиной, что в современных компьютерных играх изобилует насилие, а в социальных сетях господствует ненависть. Вот только я искренне не понимаю, почему вместо того, чтобы заняться исправлением причинно-следственных связей, госпожа Мизулина или госпожа Плетнева предлагают бороться с конечным продуктом, накладывая наказания за наказанием, которые в конечном итоге лягут неподъемным грузом не на виновных, а на рядовых пользователей.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в свое время мудро заметил, что требуется не бороться с интернет-пространством, а присутствовать в нем и нести христианскую проповедь.

Но работа — это, наверное, для слабаков. Зачем создавать интересный и позитивный контент, когда его можно запретить?

Вот яркий пример с мессенджером, который «заблокировали» в России. И проблема даже не в том, что обыватель, пожав плечами, установил VPN и продолжил пользоваться приложением дальше, а в том, что даже официальные лица самых высоких рангов продолжают пользоваться своими аккаунтами и ведут по-прежнему свои каналы. Одни органы запрещают, другие пользуются.

Компьютерные игры. Конечно, с духовной точки зрения, это далеко не самое правильное времяпрепровождение. Опять же, запретить их не получится, максимум чего добьются законодатели — это полностью убьют лицензионную игровую отрасль в России, заставив перейти всех игроков на  торренты.

Вместе с тем, потенциал компьютерных игр, как средств воспитательного и, если хотите, пропагандистского воздействия колоссальны. Крупнейшие игровые корпорации уже давно в тренде и с подачи официальных властей корректируют свой контент в зависимости от потребностей заказчика. Хотите толерантности? Добавим в команду к ГГ (главному герою) извращенцев. Хотите политкорректности? Пожалуйста, на любой вкус, расу и цвет. Хотите показать злой СССР, который вероломно напал на свободных американских граждан? Сделаем. Нужен образ мучеников-освободителей для армии США? Вот вам и сюжет, сейчас все будет.

Возникает характерный вопрос, почему мы не создаем подобные проекты, где в основу этих игр могли бы положить наше мировоззрение и наши ценности?! Ответ на этот вопрос лежит в той же плоскости, где же «наши отечественные айфоны» и «наши отечественные ноутбуки»?

А ведь, к сожалению, реальность такова, что подрастающее поколение предпочитает развивать свое мировоззрение именно через игры и видеообзоры. Как бы нам это не нравилось — это реалии сегодняшнего дня. И тут выход представлен в двух вариантах:

1. Выбросить из домов все компьютеры, планшеты и смартфоны.

2. Создать свой собственный позитивный контент.

Какой вариант больше нравится членам «Ордена борцов с ветряными мельницами», мне объяснять не надо.

Но самое страшное даже не в этом. Когда представители власти или Церкви лоббируют неосуществимые запретительные проекты — они наносят страшный удар собственному престижу, раздражая общественность некомпетентными проектами.

Безсмысленно бороться с «врагом» и создавать «образ врага», когда все общество смотрит «вражьи» фильмы, играет во «вражьи» игры, общается друг с другом через «вражьи» соцсети, пользуется «вражьими» техническими новинками, ездит на «вражьих» автомобилях. Я уж молчу, что про то, что дети главных «борцов с врагом» живут на «вражьей» территории и ведут свой бизнес тоже там — никак, подрывают экономическое благосостояние у «загнивающего врага».

И после всего вышеуказанного кто-то наверху встает и говорит: «А давайте отберем у людей то-то и то-то, будем их спасать от вредного технологического и культурного влияния», и все остальные встают, аплодируют и отвечают: «Дело говоришь! Все на борьбу!». Потом садятся и утыкаются, кто в MacBook, кто в iPad, кто в iPhone — скорее писать о том, как они ловко борются с западной пропагандой.

Если мы хотим, чтобы наши дети жили реальной жизнью — надо создать им условия, чтобы они хотели жить в этом мире, наполненном любовью и заботой Государства к людям. Чтобы вместо облезлых стен коммуналок, они видели заботливые стены родного дома, вместо мусорных свалок из окна выглядывала приятная зелень лужаек, а перспективы творческого и карьерного роста вдохновляли их самих создавать вокруг себя мир лучше. В противном случае, виртуальный мир станет для наших детей тем же самым, что для пролетария бутылка водки — лживым шансом уйти от проблем этой жизни.

Как верно сказал наш Патриарх: «забота о народе не может осуществляться без заботы о человеческой душе». Запреты — это не забота, а отмазки тех, кто призван заботиться о людях, но которым нет никакого дела до того, что творится в душе у ближних.

Ничего запрещать не нужно, если человек смог стать христианином. И в реальной жизни и в виртуальной он не изменит своим принципам. И анонимность ему будет не нужна. Вот только я не смогу назвать христианином того, кто сам, живя в вечной тени, стремится всех вывести на свет. А именно так у нас и получается.

Ну, а пока рыцари «Закона и Пера» точат копья для следующей схватки с великанами, российские новости не перестают пополняться свежими сводками об издевательствах и избиениях в школах, колледжах или на улицах — наверное, тоже очередные жертвы геймеров и интернетобесовщины.

«- Молчи, друг Санчо, — ответил Дон Кихот. — Ты ничего не понимаешь в рыцарских делах. Я уверен, что это новые проделки того самого волшебника Фрестона, который похитил у меня мою библиотеку. Это он превратил великанов в мельницы, чтобы лишить меня славы победы. Так сильна его вражда ко мне. Но не тревожься! Рано или поздно я разрушу его злые чары».

Букарев Иван Олегович, магистр богословия, публицист, Москва

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия