Забытые герои Великой войны: Пером и мечом. Литераторы на фронте

Великая война прошла через судьбы многих и многих людей. Мало кто знает, как доблестно сражался в ней сын художника Валентина Серова Анатолий, военный лётчик, а впоследствии белоэмигрант. Лётчиком был и брат Сергея Рахманинова Николай, погибший в 1917 г. Полевым госпиталем заведовала дочь графа Льва Толстого Александра… Если бы не 100-летнее уничтожение русской памяти, мы непременно знали бы, как коснулась война наших семей, как сражались на её полях наши прадеды…

Война 1941-1945 гг. породила в отечественной литературе важнейшее для второй половины ХХ века направление – фронтовое. Лейтенантская проза, стихи поэтов-фронтовиков составляют огромный пласт нашей словесности. Но русские поэты и писатели и прежде не чуждались «величавого дела войны» (Н.С. Гумилёв). И во Второй Отечественной принимали участие многие наши литераторы.

Иванович Куприн в свои 44 года вступил в запасной полк. «Я совсем не ожидал, — говорил Куприн в интервью перед отъездом в армию, ‒ что меня взволнует и оживит простое, казалось бы, привычное дело — надеть мундир. Однако я пережил такое же волнение, как когда-то давно, перед производством в офицеры. Я вновь переживаю давно-давно прошедшее и чувствую себя бодрым и веселым». Позже Иванович занимался организацией лазарета для раненных воинов.

Поэт и писатель Сергей Антонович Клычков, замечательное литературное наследие которого ещё предстоит возвратить русскому читателю, был призван в армию и служил в 427-м Зубовском полку в Гельсингфорсе, в течение года прошел все унтер-офицерские звания и получил чин прапорщика, а в 1916 г. был переведен на Западный фронт, проходивший по Двине. Фронтовые впечатления нашли отражение в романе «Сахарный немец». Клычков был контужен, отравлен газами, год провел в «мокрых окопах» на берегу Двины вместе с солдатами. «С первого выстрела его не покидало странное роковое чувство душевной опустошенности, — писал сын поэта, — бессмысленности происходящей бойни, война ворвалась в его жизнь, как вор, отнявший непреходящие сокровища юности, богатство душевной легкости и внутренней свободы. Конфликт ясных грез в магическом единении с природой и железной кровавой реальности жизни стал с того времени главным в творчестве Клычкова».
Пётр Васильевич Орешин с 1914 г. сражался за Отечество рядовым маршевой роты и был отмечен за храбрость двумя Георгиевскими крестами.

Василий Фёдорович Наседкин отправился на фронт добровольцем, был тяжело контужен, попал в плен и сумел бежать из него.

Поэт Алексей Ганин, имевший квалификацию фельдшера, служил в военном госпитале. Санитарами подвизались такие разные стихотворцы как Сергей Есенин и Саша Чёрный, а также писатель Константин Паустовский.
«Крестьянские поэты» Клычков, Ганин, Орешин, Наседкин были расстреляны советской властью… Расстрелян ею был и ещё один поэт-воин, коего смерть щадила на поле боя, Николай Степанович Гумилёв. В 1914 г. он вступил вольноопределяющимся в Лейб-гвардии Уланский Её Величества полк. 19 ноября поэт принял боевое крещение. За ночную разведку перед сражением Николай Степанович был награждён Георгиевским крестом 4-й ст. и повышен в звании до ефрейтора. В 1915 г. Гумилёв воевал на Волыни. 6 июля началась масштабная атака противника. Была поставлена задача удерживать позиции до подхода пехоты. Операция была проведена успешно. При этом было спасено несколько пулемётов, один из которых нёс Гумилёв. За это поэт был удостоен второго Георгиевского креста. В 1916 г. Николай Степанович был произведён в прапорщики с переводом в 5-й Гусарский Александрийский полк.
Совсем не похожим на гумилёвское было творчество футуриста Бенедикта Лифшица. Но в окопах Первой Мировой сын одесского негоцианта также сражался доблестно. Бенедикт Константинович в 1914 г. принял православие и отправился на фронт. Он воевал в составе 146-го пехотного Царицынского полка. 25 августа 1914 г. Лившиц был ранен, контужен и потерял слух на одно ухо в одном из боёв во время наступления на Вислу под деревней Ходель Люблинской губернии. За этот бой поэт был награждён Георгиевским крестом за храбрость. Советская власть расправилась с ним так же, как с крестьянскими поэтами и Гумилёвым – расстреляла в 1937 г.
Иначе сложилась судьба Николая Семёновича Тихонова. В СССР ему суждено было стать одним из «генералов» советской литературы. А в 1914 г. он добровольцем ушёл на фронт, сражался в составе гусарского полка, был контужен…

Не успев окончить гимназию в родной Одессе, добровольцем ушел на фронт ещё один именитый советский писатель – Валентин Катаев. Выбрав службу в артиллерии в качестве вольноопределяющегося, он был дважды ранен, дважды попадал под газовую атаку, получил тяжелое отравление. 18-летний доброволец сражался столь доблестно, что получил к концу войны два Георгиевских креста, орден Св. Анны IV ст. с надписью «За храбрость», офицерский чин и личное дворянство.

Артиллеристом в годы Великой войны служил и прапорщик Виталий Бианки.
Отличился в сражениях Михаил Михайлович Зощенко. Окончив ускоренные курсы военного времени и произведенный в прапорщики с зачислением по армейской пехоте, он служил младшим офицером пулемётной команды, участвовал в обороне крепости Сморгонь. В 1915 г. писатель был ранен во время атаки на немецкие траншеи. Летом 1916 г. Михаил Михайлович получил сильное отравление в результате вражеской газовой атаки, но, несмотря на признание его «больным первой категории», отказался от службы в запасном полку и, немного оправившись, вернулся на фронт. За время службы Зощенко получил пять боевых орденов и чин штабс-капитана.
Уже в первые дни войны в составе одиннадцатого гренадерского Фанагорийского полка на фронт отбыл прапорщик, а позднее поручик Арсений Митропольский (Несмелов). Он попал на австрийский фронт, где провёл в окопах всю войну. В 1915 г. поэт был ранен и оказался в госпитале. Тогда в Москве массовым по тем временам тиражом в три тысячи экземпляров вышла его первая тоненькая книжка «Военные странички», в ней были собраны военные очерки и пять стихотворений на фронтовые темы. Вернувшись на фронт, Арсений Иванович получил должность начальника охраны (полицейской роты) штаба 25-го корпуса. Фронтовых впечатлений Несмелову хватило на всю оставшуюся жизнь, и небольшим своим офицерским чином он всегда гордился, никогда не забывая напомнить, что он — кадровый поручик, гренадер, ветеран окопной войны… Ветеран Великой войны, колчаковский офицер, белоэмигрант, выдающийся русский поэт, погиб Арсений Несмелов в советской тюрьме в 1945 г.

Поэт и издатель Сергей Алексеевич Кречетов с первым военным призывом ушел на фронт, участвовал в походах в Восточную Пруссию. В марте 1915 г. он был ранен, попал в плен, находился в лагере для военнопленных офицеров. В августе 1918 г. после освобождения Кречетов вернулся в Москву, откуда перебрался на юг России. В 1919-1920 гг. был редактором агитгазет Добровольческой армии. В зарубежье Сергей Алексеевич вел активную политическую жизнь, был основателем общества «Русская правда», редактировал национально-монархический орган этого общества, также называвшийся «Русская правда». О своих военных впечатлениях он рассказал в книге «С железом в руках, с крестом в сердце: Записки офицера». В предисловии к ней Кречетов писал: «Я не стратег и всего менее историк. Я – только поэт, и гляжу на то, что совершается глазами художника, человека от искусства. Великая война найдет себе много историков, которые сумеют зафиксировать и воссоздать ее подробно в ее фактических очертаниях.
Мои писания глубоко субъективны. Изображаю то, что говорит моему глазу. Пропускаю быть может многое важное. Примечаю, наверно, многое несущественное только потому, что оно красочно. Но если в этих страницах, которые я набрасывал беспорядочно и торопливо, на случайных ночлегах, на недолгих стоянках под грохот канонады, от которой жалобно звенели окна, читатель на мгновение ощутит странное и трудно определяемое чувство войны, вдохнет ее неуловимый воздух, то мне не нужно ничего другого, ибо я поэт.

Если же тот, кто прочтет мои страницы, заметит и еще одно: ясную веру в наш могучий народ, в нашу грядущую полную победу и в светлое будущее славянства, пусть не объясняет это моей патриотической настроенностью. Нимало! В этом я только похож на всех. Так верит вся армия, так верю и я, потому что я русский».

Е. Фёдорова
для Русской Стратегии

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных