Забытые герои Великой войны: Дмитрий Абациев

«Чингильский перевал. Выше, выше. Становится холоднее. Снега. Местами лошадь проваливается по брюхо. Слезаю, чтобы облегчить коня, кувыркаюсь в снегу… Спуски, подъемы, дикая горная природа, ни одного жилья, ни одной живой души… Вдруг голос: «Здравствуйте, сестра!» – У скалы, вправо от меня, группа казаков в папахах с белым верхом и черкесках держат лошадей. Среди них высокий, с правильными чертами лица, смуглый, в черкеске и папахе генерал: – «Здравствуйте, сестра!» Я осадила лошадь, стою, смотрю на него вопросительно. «Я генерал Абациев, женат на вашей троюродной сестре. Вы ведь Толстая?» Я никогда не встречалась с ним, но много о нем слышала. Он был одним из самых храбрых генералов, осетин, Георгиевский кавалер со всеми Георгиевскими крестами и Георгиевским оружием. Про него рассказывали, что он никогда, никого и ничего не боялся. Во время боя, стоя на горе во весь свой громадный рост, на виду у неприятеля, он командовал войсками.

Генерал Абациев очень хорошо ко мне относился и всегда старался помочь.
– Сестра, что я могу для вас сделать?
– Тяжелобольные у меня, Ваше Превосходительство. Кормить нечем. Если бы курочек достать, были бы для них и яйца, а то питание очень плохое…
– Хорошо, сестра, я сделаю, что могу.

И через несколько дней, смотрю, прискакали казаки.
– Так что их превосходительство курочек вам прислали.

Смотрю, к седлам головой вниз приторочены куры. Отвязали, а они на ногах не стоят… Отекли ноги. Я отыскала большой железный таз, устроила курам ножную горячую ванну. Молодежь издевалась надо мной, но постепенно ноги у моих пациентов отошли, и через несколько дней они занеслись.

Я радовалась, что мои больные получат яйца, а сестры завидовали и воровали у меня яйца прямо из-под кур для своих больных.

Генерал Абациев часто заходил к нам в отряд.
– Что еще я могу для вас сделать, сестра?
– Молока нет, Ваше Превосходительство. Может быть, можно коров достать?
Постоял, подумал. «Постараюсь, – говорит, – сестра». И через несколько дней смотрим, по дороге пыль столбом, казаки штук семь коров гонят.
Коров есть чем кормить. Травы много, да и пшеницы сколько угодно, только надо ее найти. Казаки ходят вокруг армянских домов, землю пиками нащупывают. Коли пика легко идет, начинают откапывать и находят спрятанное, засыпанное землей зерно.
А у меня новое занятие – коров доить. Коровы худые, маленькие, молока мало, но доить надо – больше некому.
Сижу на скамеечке, дою, руки болят с непривычки.
– Что это вы делаете, сестра?
Я и не заметила, как подошел генерал Абациев.
– Коров дою, Ваше Превосходительство.
Постоял, покачал головой, а вечером менонита прислал коров доить».
Так вспоминала сестра милосердия графиня Александра Львовна Толстая, дочь прославленного писателя, о генерале Дмитрии (Дзамболате) Константиновиче Абациеве…
Он родился 3 декабря 1857 г. в с. Кадгарон Терской области и происходил из осетин Терского казачьего войска. Получив домашнее образование, Дмитрий Константинович вступил в войска простым казаком и стал личным ординарцем при генерале Скобелеве.
«Это был юноша 22-23-х лет, высокий, стройный брюнет, очень красивый, — прикомандированный к конвою М.Д. Скобелева», — вспоминал А.В. Верещагин.

Абациев участвовал практически во всех сражениях Русско-турецкой войны 1877-78 гг. Он отличился при взятии приступом Ловчи, взятии Хирманлы, при атаке Зелёных гор, при блокаде г. Плевны, в боях близ города Бреславец, при взятии в плен армии Осман-паши, в переходе через Балканы в обход Шипки, походе к Адрианополю, к Эски-Загру, Тырново, Самейлы, Чорлу, Чаталджу и, наконец, к г. Сан-Стефано. За боевые отличия отважный сражатель был трижды награждён солдатским Георгиевским крестом. Полным георгиевским кавалером, то есть обладателем всех четырёх Знаков отличия Военного Ордена он не стал только из-за производства в офицеры.
«О его храбрости современники рассказывали легенды, — сообщает Г.Т. Дзагурова в книге «Под российскими знамёнами». — И даже генерал Скобелев, героизм и бесстрашие которого вошли в историю военного искусства России, был восхищён храбростью Дзамболата. Документы тех лет донесли до нас весьма примечательные факты, характеризующие Абациева. Как-то Скобелев под Плевной во время короткого отдыха у себя в палатке, куда собрались обедать все близкие ему офицеры, обратился к своему адъютанту с вопросом: «Скажите, Дзамболат, знаете ли вы, что такое страх?» Он не лукавил. Он был искренен, и об этом свидетельствует Н.М. Немирович-Данченко в своей книге «Год войны» (т. 1, с. 277): «Этот Абациев — преинтересная личность. Он злится, например, когда другие уходят из Зеленогорской траншеи по соединительным, что гораздо безопаснее. Сам Абациев такой чести турецким пулям не оказывает и идёт под ними прямиком»».

Вернувшись с войны в чине прапорщика, Дмитрий Константинович прошёл ускоренный курс и выдержал экзамен на подтверждение офицерского чина при Виленском пехотном юнкерском училище. Службу продолжил в 63-й пехотном Углицком полку. В его рядах Абациев участвовал в средне-азиатских кампаниях 1879-81 гг. При штурме Геок-Тепе в 1881 г. он был тяжело ранен и награждён Золотой шашкой с надписью «За храбрость».
В 1903 г. полковник Абациев был назначен командиром Собственного Его Императорского Величества конвоя. В этой должности он оставался вплоть до начала Русско-японской войны. В эту кампанию он командовал Уссурийским казачьим полком.

В дальнейшем служба Дмитрия Константиновича проходила на Кавказе. Великую войну он встретил в должности начальника 2-й Кавказской казачьей дивизии. В феврале 1916 г. дивизия взяла ночным штурмом стратегически важную крепость Битлис. Генерал Абациев лично участвовал в бою и был награжден орденом св. Георгия 4-й ст. «за то, что, состоя начальником отряда, действующего против города Битлис, взял со вверенными ему войсками 28 января г.Коп, а 29 января овладел штурмом Копскими воротами и затем Лиром, вслед за этим развивая успех и преследуя отступавшего на Битлис противника, несмотря на крайне тяжелые условия, пробился к Битлису и в ночь на 19 февраля начал штурм позиций этого города и, несмотря на превосходящие силы неприятеля, его отчаянное сопротивление на артиллерийских позициях и даже на улицах, неоднократно подвергая свою жизнь опасности, одержал полную победу, занял Битлис, захватив при этом всю турецкую артиллерию — 20 орудий, командира полка, 40 офицеров, 900 нижних чинов, знамя, артиллерийский склад, 5000 винтовок и много запасов продовольствия».
По свидетельству генерала П.Н. Шатилова, служившего под началом Дмитрия Константиновича, «генерал Абациев прекрасно знал войсковое хозяйство, обращал большое внимание на содержание в надлежащем порядке конского состава, был очень заботлив в отношении казаков… Он считался очень храбрым офицером и хорошим, строгим начальником».

В июне 1916 г. Дмитрий Константинович возглавил 6-й Кавказский корпус. В составе Кавказской армии он принимал участие в сражениях под Сарыкамышем, и штурме Эрзерума, в Алашкертской, Огнотской и других операциях. Последним местом его службы в годы Великой войны стал Кавказский туземный конный корпус, развёрнутый из Дикой дивизии.

Октябрьского переворота пожилой генерал не принял. В 1918 г. он вступил в Добровольческую армию и принимал участие в формировании горских частей.

Последние годы жизни Абациева прошли в Белграде. Приказом начальника 4-го отдела РОВС генерала Э. В. Экка он был назначен председателем суда совести и чести для генералов. Генерал-от-кавалерии Дмитрий Константинович Абациев скончался 4 июня 1936 г. и был похоронен на Новом кладбище.

Е. Фёдорова
для Русской Стратегии

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных