В.Л. Авагян: Либералы умеют быть только могильщиками…

Духовная и интеллектуальная катастрофа либерализма разрушила все существовавшие в истории системы самооценки и самоидентификации, все рациональные правила прокладывания маршрутов к цели, равно как и все способы разумного целеполагания. Либерализм превратился в поездку из ниоткуда в никуда через ничто, время которой наполнено наркотическим гоготом и пьяными «приколами».

Они разучились корректной постановке задач. Не умея корректно поставить задачи – разучились, естественно, искать адекватные средства решения. Во все времена, чтобы достичь задуманного результата – необходимо было заранее обозначить, что считается успехом, а что – провалом. Это и понятно: ведь иначе любой провал можно объявить успехом, чем либералы уже 30 лет и занимаются. Они живут по принципу «если цель не достигнута – тем хуже для цели». Они не то, чтобы движутся неправильным курсом: у них вообще нет никакого курса.

Неправильный курс – всегда можно изменить. Если вы поехали на автомобиле, и поняли, что свернули не туда – можно вернуться и скорректировать маршрут. Но только при условии, что автомобиль не развалился, если он сохраняет способность двигаться согласно рулевому управлению.

Если вы считаете неверным поворот налево – можно повернуть направо. Если вы считаете неверным поворот направо – можно повернуть налево.

Но если ваш автобус развалился, то вы уже не можете повернуть на нём никуда. На руинах транспортного средства уже не вы двигаетесь по дороге, а дорога двигается мимо вас.

Вы ждёте, что кто-нибудь проедет мимо вашего металлолома, возьмёт на буксир или подкинет до города (у либералов это называется «поиском инвесторов»).
Отсутствие курса (утрата управления процессами) – превращает в демагогию любые планы, ориентиры и декларации. Можно обещать что угодно или не обещать ничего, всё равно ни власть, ни народ не знают заранее, что с ними случится. Кораблём, который дрейфует по течению – управляет не капитан, а течение.

Капитан «без руля и без ветрил» может отдавать любые приказания или молчать – дрейфующий на правах плавучего мусора корабль не изменит от этого ни скорости, ни направления.

+++

Самая главная отличительная черта современного деструктивного либерализма – «неописуемость» любых желаемых процессов в нём. Либерализм неспособен ничего описать технологически, от начала до конца, от стадии исходного сырья до стадии готового продукта. У него все его фантазии о жизни начинаются ниоткуда и упираются в никуда…

Какое может быть восхождение без цели восхождения? Какой может быть прогресс без цели прогресса? Как вообще оценить — вверх мы идём или вниз, если мы не установили, где находится верх, а где низ? Что мы можем сказать о прогрессе, если не сформулировали заранее, в чём его видеть? А может, он идёт полным ходом, просто мы не замечаем? Можно найти или не найти то, что ищешь, то, что в начале поиска сформулировал как потребность. Но если ничего не ищешь — как можешь его найти?

Скажи, что тебе нужно — и, отталкиваясь от этого, можно искать пути достижения потребности. Можно изучать факторы на соответствие цели: эти — способствуют, те — мешают, третьи же просто — не влияют. Но разделить факторы на полезные, вредные и никчёмные невозможно, если не сформулировал заранее — чему именно ты желаешь пользы, и чему боишься навредить.

Наше общество не может двигаться никуда — ибо оно не знает, чего хочет. А когда пытается сформулировать, чего хочет — всплывает трагическое неумение этого общества внятно обозначить цель.

Мы попадаем в пространство маразматического либерального дискурса, в котором обе стороны заранее неправы, потому что предмет их дискуссии принципиально неизмерим. Оттого и нельзя сказать — есть он или нет его. Это пространство вкусовщины и доходящей до безумия субъективности.

Хорошо или плохо мы живём? Это же цифры должны сказать. А как иначе это выяснишь? Те, кому хорошо — скажут, что уже хорошо, а те, кому плохо — будут настаивать, что ещё плохо. Но и те и другие говорят ни о чём, потому что предмета спора нет!

Главное в том, что никаких объективных критериев у таких «целей», сформулированных людьми, не умеющими формулировать цели — нет. Это сугубо оценочная категория. Чем измерить демократию? Количеством выборов? Ну и будет вам какой-нибудь Мао Цзедун их проводить ежемесячно, отчего статистика выборов у него станет богаче всех — и что? Или личным ощущением? Но почему мы должны личные ощущения одних принимать, а других — отвергать?

Цель может быть сформулирована только как замысел с конкретными сроками и инструментами проверки. Потеряв и сроки, и инструменты сверки замысла итогам — она превращается в маразматическое словоблудие. Одному кажется, что стало лучше, другому, что хуже, а основание-то где? Кто прав, кто не прав? При расплычатости верификации мы не узнаем об этом никогда

Если, например, считать Европу эталоном блага, а в Европе случился кризис — то она, отойдя от а, уже перестала быть эталоном. И нужно анализировать — что разрушило Европу 70-х, почему она так сильно изменилась в худшую сторону? А если считать эталоном любое состояние Европы, то это попросту отсутствие эталона. Никто не знает, что там завтра случится — а мы уже заранее это неизвестное состояние объявили идеалом!

То есть вместо искомого состояния мы получаем неопределённое состояние, причём от ноля до бесконечности.
Точность определения потребности, измеряемой в объективных единицах меры — создаёт разумную деятельность, как таковую. Разума не бывает вне килограммов и метров. То, что не составленный план не может быть выполнен — лишь половина вопроса. другая половина — он не может быть и НЕ ВЫПОЛНЕН. Ну, в самом деле, как же можно НЕ ВЫПОЛНИТЬ изначально отсутствовавший план? В такой ситуации любой результат можно считать и удовлетворительным, и неудовлетворительным.

Если задача не сформулирована — то она не может быть решена.

А для того, чтобы задачу считать сформулированной — это известно уже школьникам — она должна быть корректно поставлена.
Примеры вопиюще-некорректно поставленных задач — это «построить демократию», «добиться независимости судов», «провести реформу институтов», и тому подобный либеральный вздор

Вот, к примеру, задача «войти в Европу». Это же не формулировка задачи, а некая расплывчатая аллегория, выражение из поэтического языка. Ведь понятно же, что территория на самом деле не сдвинется с места и не пойдёт материковой плитой на запад! Аллегория предполагает углубление некоего подобия — но непонятно кого и непонятно чему.

Любой богатый в любой стране может сказать, что он давным-давно уже не только достиг, но и превзошёл европейский уровень зарплат и иных материальных благ. Куда ему идти — если эту метафору «Европу» он уже не только догнал, но и перегнал?

А если речь идёт обо всех гражданах — значит, задача должна быть сформулирована как покупательная способность зарплат определённого уровня. Такой расчёт никакого отношения к Европе и вообще географии иметь не будет.

Ибо морковь, мясо, штаны и ботинки в потребительской корзине национальности не имеют. Если у вас цель обеспечить каждого босого ботинками, то говорить надо о ботинках, а не о какой-то «Европе»

Количество ботинок подсчитать можно. Уровень «еропейства»- нет. Это оценочная и субъективная категория, нелепая в разговоре разумных людей. Подобная современной моде измерять образование не уровнем реальных знаний человека, а картонкой «престижного» или «непрестижного» ВУЗа.

Но дело же не только в деградации массового сознания, ушедшего от точности ко всё более расплывчатой приблизительности. Дело и в том, что такое состояние очень выгодно власти. Власть в условиях маразматической социопсихики может ставить перед своими представителями задачи так, что их в принципе нельзя будет сорвать или не исполнить.

«К 2020 году обязан добиться просветления». Пришёл 2020 год, и чиновник сказал, что добился-таки просветления. И поди проверь, добился он или не добился, и что вообще считать «просветлением»?!
+++

Я вам совершенно серьёзно и официально заявляю: если наше общество не научится ставить цели, а после сверять результаты деятельности власти с изначальным «техзаданием» — мы расплатимся за такую безалаберность вымиранием. Если общество продолжит купаться в «голубых огоньках», в конфетти и мишуре безконечного карнавала, прикрывающего поток гробов, продолжит плавать в свойственной либеральным умам «непостижимости» истоков и хода хозяйственной деятельности – нас просто не станет.

Изобилие – не либеральная размазня неопределённого и халявного воображаемого наслаждения. Не бывает просто «изобилия» — оно всегда связано с каким-то конкретным продуктом, который сперва поставили задачей, а потом и научились делать в огромных количествах.

Настоящее изобилие – это осознанная нужда, посредством труда и технологий переводимая в удовлетворённую потребность. А не эти расплывчатые «всё будет хорошо, надо только потерпеть, инвесторов дождаться», за которыми скрывается признание непонимания жизни, производства, их организации и устройства.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия