ИСТОРИЧЕСКОЕ БЕЗПАМЯТСТВО И СЛЕПОТА КАК ОРУДИЕ СМУТЫ И УТРАТЫ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ НАРОДА. 

Мы видели это недавно на примере Киева. Там под «знаменем свободы» орудовали главари «правых» сил, профессиональные провокаторы, руководимые и поддерживаемые зарубежными спецслужбами Запада, и бандеровские бандиты.

Они «перехватили» инициативу и действовали уверенно, потому что задолго до того активно и широко проводилась мощная информационная диверсия: упорно распространялась по всей «незалэжной Украине» самая настоящая сплошная самоубийственная ложь, замешанная на ненависти чужебесия[1].

Ложь о «древнейшей Украине», которой не было, ложь и нарочитые умолчания о подлинной достойной истории Малороссии, ложь о России, о русских (великороссах и малороссах), ложь о литературном языке великого триединого русского народа…

В утверждении вражды и ненависти немалую роль сыграла антинаучная, насыщенная исторической, политической неправдой и множеством фальсификаций книга Л.Кучмы «Украина – не Россия», в которой автор, в сущности, призывал всю Украину переделать под «западэнску» Галицию, к слову сказать, до ХIУ века входившую в единое русское государство.

Старательно пропагандировались в народе обманные, фальшивые, будто бы «исторические» сведения. Искусственно насаждалось шовинистическое чувство фальшивого национального сепаратизма. Откровенная ложь распространялась (за немалые деньги, отпущенные организаторами разрушительной смуты!) – через СМИ, через администрацию и учреждения, через музеи, через сфальсифицированные «учебники», через школу и даже – детские сады.

Государственная власть на Украине не только уклонялась от противодействия лживой и ложно-провокационной информации, но содействовала ей. Киевский Майдан стал жертвой этой лжи, жертвой исторических мифов и политической слепоты, спровоцированной глобалистами[2].

«Глобализация, – проницательно писал В.Г.Распутин, – это все вместе и против всех…могила всего индивидуального и заповедного, окончательная инфильтрация души и воли…И вот в этот-то оголённо циничный мир, где идёт торгашеский промен духовных даров на дары вещественные, где шантажируют хлебом и выдают индульгенции на жизнь, где «нет преступления, а, стало быть, и нет греха», а права человека выше прав народа, в эту плавильную печь, где из всякого своеобразия, и прежде всего из национального, вырабатывается стандартный продукт, – вот туда-то и вталкивается теперь торопливо Россия (и ныне уже втиснута Украина – В.Т.) для соответствующего обжига и формировки»[3]…

Стратегия информационной войны строится на широком и настойчивом внедрении лжи совершенно по «формуле» Геббельса: «Ври как можно больше, что-нибудь да останется…». По наглости этой массовой откровенной лжи, нечеловеческой жестокости – нынешний «правый сектор» и «щирые западэнцы» во главе с Яценюком и Ярошем сопоставимы с фашистским висельником.

Вместе с тем проводилась системная «обработка» населения через СМИ. «Активность» и «пассивность» частей населения поддерживалась хорошо разработанным планом психологического внедрения казалось бы «нейтральных» идей в разные группы общества, вызывая у одних – «запланированное»возбуждение, у других – апатию и желание отдалиться от происходящего. При этом организовывались, образно говоря, «десятины влияния», которые служили источником лавинообразного распространения идей, «нужных» организаторам смуты, идей, внедряемых с помощью бихевиористских технологий.

Западные службы широко использовали известные способы нейро-лингвистического программирования, подталкивая политически слепых или купленных обывателей, или агентов к распространению «бытовых» личных писем с чётко отработанной «внутренней» целью: внедрить в сознание всё большего количества граждан заведомую и несомненную политическую и фактическую ложь, воспринимаемую «от своих» с доверием[4].

Майданом двигали исторические и политические мифы, то есть ненаучные образные представления эмоционально настроенного сознания, включающие тенденциозно подобранные реальные детали и факты, создающие черты правдоподобия, выдаваемого за всю полноту истины, но в сущности истине противоположные. Представления, составленные в основном из ложных, ложно толкуемых, недостоверных или односторонне представленных посылок и фактов. В таком изложении – знание подменяется вымыслом, имеющим некоторые черты правдоподобия, вымыслом, которому должны поверить. Так истина подменялась «прозападными» мифами, распространение которых было заранее поддержано беспринципной, безнравственной, проворовавшейся властью и продажной прессой, значительная часть которой находится под контролем и «на обеспечении» антинародных сил.

Вслед за тотальной ложью неизбежно следует тотальное повреждение здоровых духовно-нравственных основ жизни общества. «Дезинформационная подготовка» давала возможность «верхам» отвести от себя справедливый гнев и перенести его на неких «проклятых москалей», которые, мол, всегда и во всём виноваты…

Тех самых «проклятых москалей», за помощью к которым своею волею обратились предки малороссов, гнетомые высокомерною и жестокою польской шляхтою. Тех самых братьев-«москалей», с помощью которых совершилось историческое воссоединение Левобережной и Правобережной Украины и возникла обширная, славная Малороссия (Украина), в ХУII и ХУIII столетиях знаменовавшая мощное развитие экономики и национальной культуры.

Тех самых «проклятых москалей», которые душевно любили Украину, а малороссов искренно считали братьями, вполне и во всём равными себе по правам в единой России, и всегда занимавшими ведущие места в руководстве вплоть до ХХ века (как в составе ЦК КПСС, так и в советском правительстве).

И сколько «проклятых москалей» отдали свои жизни за свободу Украины, защищая её от немецко-фашистских убийц, от оккупантов-изуверов!

Должно вспомнить и тех самых «проклятых москалей», которые в ущерб РСФСР многие годы отдавали непропорционально большую долю государственного бюджета – УССР. При этом во всех школах (в границах УССР), естественно, изучался в обязательном порядке украинский язык, на котором преподавались все школьные дисциплины, и, конечно, наш общерусский язык и литература. Украинский колорит во всём получал поддержку.

И ныне, даже в период «озлобленного» Майдана, не довелось мне слышать в России от соотечественников слов злобы и ненависти по отношению к тяжко больной Украине и украинцам. Слышал я лишь искреннее сочувствие о захватившей народ «политической эпидемии», слова несомненной веры в грядущее его отрезвление и горькой боли за погибающих собратьев…Один же из достойнейших известных мне украинцев, живущих в России, в разговоре о Майдане однажды сказал: «Глядя на всё это, мне иногда становится стыдно, что я украинец».
Что же случилось?..

Утверждение национальной идеи становится ложным, как только «неправо связывается с эгоизмом народным или когда понятие нации смешивается с понятием государства»[5]. Это и произошло на Украине.

«Ошибочно было бы думать, – писал выдающийся филолог А.А Шахматов, – что великорусы перестали быть русскими в той суровой школе, которую они прошли одно время почти оторванными от культурного мира в борьбе с татарами, в колонизационных своих движениях и после столкновения с финнами. Ошибочно было бы думать, что малорусы стали менее русскими в тяжких условиях борьбы с татарами и поляками, когда им приходилось с оружием в руках отстаивать каждую пядь родной земли, охраняя вместе с тем свою веру и свои святыни. Не утратили своей русской народности и белорусы, несмотря на сложность тех влияний, в которые они попали благодаря политическому союзу с Литвой, бросившему их в объятия Польши…»[6]

Для учёного очевидно, что признание за русский только великорусского наречия «было бы тяжким преступлением против государства, созданного и выношенного всем русским племенем в его совокупности»[7], а русский литературный язык не есть язык только великорусского племени, но результат сотворчества всех трёх русских наречий. О том же свидетельствует выдающийся славист академик Б.М. Ляпунов: «…Русский литературный язык никоим образом не может считаться исключительно великорусским; не может считаться вполне великорусским и общерусский разговорный язык. Ясно, что русский литературный язык есть общерусское достояние».(См.его статью:«Единство русского языка в его наречиях»). Это великое достояние, в создании которого принимали участие предки нынешних украинцев, пытаются отнять у них сегодня нынешние псевдо-националисты. Ведь «люди, не желающие помнить родства, – писал П.И.Новгородцев, – не желающие знать и стыдящиеся своего исторического прошлого, никогда не поймут, что такое национальное чувство и что такое любовь к родине».

Преступление нынешних нац-лжецов и в том, что у малороссов отнимают великую русскую культуру, наше общее великое достояние, созданное представителями всех трёх ветвей единого народа. Эта культура мирового уровня и значения, культура, которой украинец может гордиться точно так же, как и великоросс. За это преступление отторжения от своей же культуры с нац-лжецов непременно взыщет будущее.

Очевидно также глубокое «духовное повреждение», одолевшее немалую часть общества Малороссии: иначе, например, нельзя объяснить, что Иван Мазепа («треклятая Мазепа»), символ самых низменных и подлых клятвопреступлений и предательств, Мазепа, преданный церковной анафеме, был означен новыми властями Украины как народный герой и даже «удостоился изображения» на купюрах украинских денег. Всё это знаменует глубокое невежество, выдаваемые за истину, и явное духовное повреждение.

Недавние страшные трагедии в Киеве, Одессе, Мариуполе и иных местах, убедительно свидетельствуют о фашистском характере украинского «правого сектора». Эти кровавые преступления никогда не будут забыты. Ни в нынешнем, ни в будущем веке. И вина за них ложится не только на их «исполнителей», но и на тех, кто сеял откровенную ложь и возбуждал противоестественную ненависть, к ближним, к своим, к родным. Озверелая самостийность не имеет никакого отношения к истинному и святому чувству любви к своему народу и отчизне. После таких преступлений невозможно верить их пособникам, власти, не осудившей совершённые зверства и, в сущности, поддерживающей их сегодня!

У Киевского Майдана было «конфессиональное лицо». И оно проявлялось в исторически типичном греко-католическом и униатском насилии над православными, предшествовавшем событиям 2014 г. Насилием, весьма напоминающим характерный для политики Западной церкви кровавый террор, выдаваемый с гнуснейшим иезуитским лицемерием за так называемый «цивилизационный» путь единения западной и восточной церквей. Но это путь грубого тиранства, проводимый ещё апостолом насилия архиепископом Иосафатом Кунцевичем, по распоряжению которого закрывали и сжигали православные храмы. А 12 ноября 1623 года в Витебске сей якобы «поборник христианской веры» отдал распоряжение выкапывать тела умерших православных христиан и бросать их собакам. Таков был этот варвар, канонизированный католической церковью как «святой». Таким террором осуществлялся иезуитский раскол церковный и сеялась рознь в среде белорусов и малороссов. Не забудем, что в начале гитлеровской агрессии Ватикан запланировал послать в Россию 200 католических священников-миссионеров. Гитлер разрешил это только католикам! И на захваченных землях католики и униаты активно сотрудничали с оккупантами…

Неудивительно, что нынешние украинские события спланированы, разработаны и профинансированы прежде всего США, возникшими некогда на трупах уничтоженных ими коренных жителей страны – индейцев, США, играющими ныне роль держиморды мира. Ещё А.И.Герцен писал об этой стране: «Америка, как сказал Гарибальди, – «страна забвения родины»; пусть же в неё едут те, которые не имеют веры в своё отечество»[8]. Ведь никто иной как американец Збигнев Бжезинский, известный русофоб и ненавистник России, с 1960 г. «посвятил себя разработке независимого статуса Украины»[9]. При этом он делал ставку прежде всего на борьбу с общерусским литературным языком, на изоляцию от русской культуры и вообще на «самостийность» без берегов. По раскладу Бжезинского отторжение областей «этнически и религиозно наиболее тесно связанных с русскими» не позволит «превратить Россию в действительно крупную и уверенную в себе имперскую державу»[10].

Наконец «руководящей» политической силой, скрытой от глаз наивного обывателя, является еврейский «сионистский алигархат», уже скупивший всё, что можно было скупить, на Украине в период «самостийного безвременья», глубоко равнодушный ко всему, кроме своих корыстных денежных и политических интересов, жаждущий сохранить и умножить награбленное и окончательно утвердиться во власти на Украине в продолжающейся «самостийной» смуте.

Поколения наших отцов и дедов хорошо знали гоголевского «Тараса Бульбу» и отлично помнили пророческие слова (в его речи о товариществе) о язве подлого национального предательства, случавшегося в малороссийской истории:

«…Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Всё взяли басурманы, всё пропало; только остались мы сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же, как и мы, земля наша!<…>Знаю, подло завелось теперь в земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их; перенимают чёрт знает какие басурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продаёт, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который жёлтым чёботом своим бьёт их бьёт их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства; и проснётся оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело…».

Инициатива русского национального и общеславянского предательства, коренящаяся в отречении от родных корней, могла быть поддержана прежде всего врагами и криминальной частью бунтовщиков, составляющих «бродило» гражданской войны. Это отметил ещё в конце 30-х годов прошлого века И.А.Ильин, передавая слышанное от собеседника:

«Гражданская война – это взрыв ненависти, за которым следует всеобщий пожар… Гражданская война подобна эпидемии; это психоз ненависти, распространяющийся всё дальше и захватывающий всё новые слои общества…Враг в интернациональной войне никогда не удостаивается такой ненависти, как враг-земляк в гражданской войне…Это – время всеобщего предательства и грубого сведения счётов.

Это время всеобщей потери нравственности. Законы молчат или беспрестанно меняются. Уголовники открыто выступают и беспрепятственно бесчинствуют. Они стремятся присоединиться к обоим фронтам, что им и удаётся; они проникают повсюду и увлекают нравственно слабых. Поэтому это время малого и большого авантюризма. Этих людей, авантюристов гражданской войны, надо было наблюдать непосредственно, чтобы понять их природу: честолюбивые и алчущие власти, совершенно лишённые корней, деморализованные, они делают из гражданской войны профессию; бедность собственного народа им ни о чём не говорит; всеобщую разруху страны они даже не замечают; разрушение национальной культуры им безразлично. Это безродные карьеристы, которые привыкают купаться в крови и которым всё равно, где добывать деньги…»[11]. В этих обстоятельствах «”украинство” не что иное, – пишут наши современники, – как местечковое западничество, находящее своё выражение прежде всего в польской культуре, католической церкви и немецкой государственности, черпающее свои идейные предпочтения из польско-католического мировоззрения»[12].

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия