Великое наследие Русской школы уничтожит диверсия МЭШ?

Планы максимального перевода в «цифру» российского образования являются целенаправленной диверсией против системы передачи знаний, заявил 22 марта корреспонденту ИА REGNUM аналитик по вопросам цифровизации Иван Ваганов. Он прокомментировал заявления мэра Москвы Сергея Собянина, которые тот сделал о будущем проекта «Московская электронная школа» (МЭШ) на встрече с педагогами.

«В отношении внедрения электронных портфолио обучающихся, данные в которых будут обновляться на протяжении всей жизни человека, мэр Москвы озвучил, разумеется, не свои собственные инновационные идеи. В лице МЭШ, а также СЦОС (проект «Современная цифровая образовательная среда», утвержден правительством РФ в октябре 2016 г.), РЭШ (Российская электронная школа, ведомственная целевая программа, утверждена Минобрнауки в 2016 г.) и приоритетного нацпроекта «Цифровая школа» (в рамках нацпроекта «Образование») мы имеем дело с поэтапно реализуемой и агрессивно внедряемой путем жесткого использования административного ресурса, транснациональной программой по слому традиционного русского/советского образования и уничтожения классической Русской школы со всем ее великим педагогическим наследием.

Все происходит в строгом соответствии с форсайт-проектом АНО «Агентство стратегических инициатив» «Образование-2030». Дорожную карту проекта можно посмотреть на сайте АСИ. <…> Там черным по белому написано, что на последнем этапе «трансформации» должна произойти «ликвидация традиционных моделей образовательной системы». Этапы предусматривают замену классических школьных уроков онлайн-курсами (в том числе — удаленное обучение), превращение учителей в наставников-тьюторов, которые будут уже не профессиональными педагогами, а «эффективными менеджерами». Их основной задачей будет помощь ребенку в ориентировании в цифровой среде, следование его предпочтениям и его перенаправление в соответствующие электронные «базы знаний», облачные сервисы и т. д. Кроме того, произойдет массовое сокращение преподавателей в пользу их замены онлайн-курсами. В ближайшее время будут ликвидированы бумажные учебники, их заменит личный планшет ученика («площадка для смелых экспериментов» — как его называют идеологи МЭШ), основной формой получения знаний станет «геймификация» (учеба как компьютерная игра), также будет полностью уничтожена (на первом этапе — реформирована) объективная система оценки знаний и качества их преподавания.
Собственно, в прошлом году на Петербургском экономическом форуме министр просвещения Ольга Васильева уже озвучила все эти изменения, аналогичные предложения вовсю звучат от руководства Высшей школы экономики, чиновников, депутатов. «Традиционная школа — для неудачников» — вот главный лозунг дорожной карты форсайтщиков. При этом никакой внятной альтернативы ими не предлагается, система якобы сама должна пройти некую «пересборку».

Следующая ключевая особенность «цифрового образования», о которой необходимо сказать, — уход государства с рынка «образовательных услуг», его полная коммерциализация и персонификация. В настоящее время уже происходит переформатирование дополнительного образования, ученикам выдают персональные сертификаты, в рамках которых они могут посещать бесплатно, как правило, не более одной секции/кружка, за все остальное уже надо платить. Более того, все стратегии и концепции, то есть стратегическое управление всеми уровнями образования в России, передается в руки негосударственных структур — АНО «АСИ», АНО «Цифровая экономика», МШУ «Сколково», ПАО «Сбербанк» и др.

<…> На сайте еще одного форсайт-проекта «Образование-2035» прямым текстом говорится: индивидуальные траектории обучения формируются под запросы заказчиков. То есть транснацкорпораций, иных работодателей, которые на первых этапах могут даже финансировать обучение человека в школе и вузе, но лишь с одним обязательным условием — впоследствии он должен отработать все, что на него потратили. Причем в эту систему «раннего выбора профессии» включат абсолютно всех. По логике транснациональных хозяев «человеческого капитала», каждый рядовой гражданин должен приносить им доход чуть ли не с самого рождения. Поэтому и вводятся «персональные карты обучающихся», школьникам открывают «именные счета» в рамках допобразования, а вузы планируется превратить в «пространства для саморазвития в бизнес-деятельности студентов». Электронное досье нужно именно для этого — чтобы вас заблаговременно (еще до поиска работы) записали в соответствующую касту и нашли для вас куратора.

Наконец, еще одна ключевая задача «реформаторов»-ликвидаторов, уже превративших образование в «услугу», — трансформация государства и общества в жесткую корпоративную систему, где корпоративная «культура» предполагает жесткое подчинение нижних звеньев вышестоящему руководителю, т. е. это самый настоящий капиталофашизм. В прошлом году на острове Русский состоялся первый образовательный интенсив института «Национальной технологической инициативы» (в этом году, кстати, он пройдет на территории МШУ «Сколково», что ничуть не удивительно), в правилах которого говорилось о «нормах лояльности островитянина». Нежелающим подчиняться, проявляющим самоволие предлагалось покинуть остров за свой счет. И эти бизнес-принципы «лояльности граждан», очевидно, будут в полной мере распространены на российское образование. Так что постоянный сбор личной информации в рамках индивидуальной образовательной траектории организуется не только с целью слежки и контроля, но и прямого управления людьми.

Во всей этой истории меня лично более всего поражает упертость цифровизаторов образования, полное игнорирование ими действующей Конституции и законодательства. Никаких широких дискуссий с привлечением экспертов и общественности, никаких независимых экспертиз с участием спецов из НИИ при Минздраве, педагогов-психологов и т. д. не проводится. Между тем здесь есть как минимум две большие опасности — для физического и психического здоровья ребенка. Недавно члены Московского родительского клуба привлекли к исследованию специалистов в области санитарного законодательства и пришли к выводам, что использование планшетов, электронных панелей и смартфонов в процессе школьного обучения не предусмотрено ни одним действующим нормативным документом в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, гигиенические нормы СанПиН для них не разработаны. Кроме того, в связи с намерением цифровизаторов охватить все российские школы Wi-Fi-интернетом надо напомнить, что в настоящий момент нормативные значения для оценки действия ЭМП на организм детей и подростков не установлены.

Что касается психического здоровья, существует множество научных данных о выраженной деградации мозга у людей, с детства проводящих много времени за монитором компьютера, постоянно сидящих в интернете и соцсетях. Они не способны системно воспринимать и анализировать большие объемы информации, прочитать за один раз более 10 страниц неспециализированного текста. На Западе уже вовсю трубят об этой проблеме, рекомендуют школьникам и офисным сотрудникам больше двигаться, давать отдых глазам. Но наша страна, напротив, совершенно бездумно идет по пути максимальной цифровизации и интернетизации образовательного процесса. Если исходить из масштабов, заявленных в нацпроекте «Образование», здесь мы идем впереди планеты всей. И все это вместо того, что сохранять, развивать и приумножать традиции русской/советской школы, еще совсем недавно признаваемой лучшей в мире. Лично я воспринимаю происходящее как целенаправленную диверсию, призванную уничтожить всю систему передачи знаний и ставящую под угрозу нацсуверенитет страны», — рассказал он.

Подробности: https://regnum.ru/news/society/2597014.html

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия