АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН КАК ВЫРАЖЕНИЕ РУССКОЙ БОЛИ И МЫСЛИ

Отношение русского общества к Александру Исаевичу Солженицыну, родившемуся почти век назад, сложное. Так было и в советское время, так, по-видимому, обстоит дело и сегодня, несмотря на перемену с минуса на плюс официальной оценки личности и творчества знаменитого писателя. Это объяснимо. Как фигура исторического масштаба Солженицын сложен сам по себе. С самого начала он не вмещался в рамки только крупного советского писателя или внутреннего эмигранта, или диссидента, раскрученного западными СМИ.

Все это в писателе, очевидно, присутствовало, хотя и в несопоставимо разных пропорциях. Но каждый участник спора о Солженицыне зачастую видит в столь многозначном и многослойном феномене лишь расчетливо выхваченную из контекста часть целого. То, что хочет видеть. Причем наиболее ярко поляризация мнений проявилась в отношении общественно-политический позиции Александра Исаевича. Литературный талант при этом оказался величиной производной. Для одних Солженицын был и в какой-то мере остался антисоветчиком и вольным или невольным соучастником разрушения СССР как проекта ЦРУ. Для других – самоотверженным борцом против коммунизма как абсолютного мирового зла.

То и другое без учета всего остального – не более чем грубые клише. В них невозможно вместить главное, чем обладал автор «Одного дня Ивана Денисовича». Главное же состояло в том, что в Александре Солженицыне, как ни в ком другом, преломился драматический и противоречивый характер тысячелетней русской истории. Пережив и осмыслив самый, пожалуй, переломный, трагический период этой долгой истории, писатель стал мощным выразителем и сути разыгравшейся на просторах нашего Отечества в XX веке драмы, и всей присущих ей противоречий.
Двойственность характера нашей истории состояла, с одной стороны, в объективной необходимости порабощения человека государством во имя сохранения национального суверенитета. С другой – в естественном бунте порабощенного, не способного, да и не желавшего мыслить историческими категориями. Бунт происходит обычно и особенно тогда, когда объективная необходимость как-то незаметно превращается в самовоспроизводящуюся систему эксплуатации и незаслуженных привилегий.

Видеть в российской истории, действительности только будто бы имманентные тиранию и рабство – значит, ничего не понимать ни в истории, ни в нашем национальном характере. В таком положении самонадеянных и злонамеренных невежд всякий раз оказывались и иностранцы от Кюстина до Бжезинского, и доморощенные русофобы от Герцена и Ленина до Янова и Померанца. До 1917 года и крепостное право, и другие формы несвободы были объективным требованием своего времени. «России выпала доля, – писал историк русского зарубежья Николай Ульянов, – идти путем подчинения частного общему, личного государственному. Казалось бы, что это и есть путь рабства, о котором твердят ее хулители. Но Россию не случайно сравнивали всегда с военным лагерем, ведшим борьбу на все стороны».
У русских, более чем у других, подчинение государству было во многом вынужденным и сознательным. Было следствием тех условий, в которых они вели борьбу за свое историческое существование. Только этим объясняется и наша относительная и непреходящая техническая отсталость, и другая, чем на Западе, роль государства, состоящая в преодолении этой отсталости. Даже и путем периодического вздымания страны на дыбы. Кстати, эту особенность хорошо понимали Пушкин, Тютчев, а позднее – Ильин, Солоневич.

Солженицыну потребовалось немного времени, чтобы преодолеть в себе наивный либерализм и абстрактное западничество. Помогли ему в этом и неразрывная связь с народом, и 15-летний опыт фронтовика, а потом лагерника. Да еще некая внутренняя сила, присущая только людям большим, незаурядным. Эта сила и позволила ему идти к цели, состоящей в осмыслении трагического прошлого Родины и поиске правильных ориентиров для русского народа.

«Архипелаг ГУЛАГ», «Красное колесо», честная и бесстрашная публицистика Солженицына стали вехами на этом пути, с которого писателя не свернули ни слава и богатство, пришедшие с Нобелевской премией в 1970 году, ни насильственное выдворение спустя четыре года из СССР, ни травля со стороны партийно-казенных инстанций.
Впрочем, не их одних. Коммунисты и раньше, и теперь не могут простить Солженицыну будто бы многократно завышенных масштабов террора (а кто знает подлинные масштабы?), сионисты – обнародования списка руководителей советских карательных органов и концлагерей, по случайности или нет поголовно оказавшихся лицами еврейской национальности. Писатель держал удары, потому что был уверен в своей правоте.

То, что он быстро изжил в себе узость мышления и психологические комплексы, присущие беспочвенной части советской интеллигенции («малому народу», по выражению академика И. Р. Шафаревича), видно и из полемики, которую Солженицын вел с некоторыми ее представителями начиная с конца 1970-х гг. «Нет у вас русской боли, – упрекал он поэта-модерниста Андрея Вознесенского на страницах журнала «Вестник РХД». – Вот нет – так и нет. Не страдает сердце ни прошлыми бедами России, ни нынешними. Деревянное сердце, деревянное ухо».

Боль за страну, народ была одним из главных его духовных ресурсов. Из-за нее он и из Вермонта домой вернулся, как только разрешили. И от дарованного президентом Ельциным ордена Андрея Первозванного открестился, не уставая винить новоявленную «элиту» в разграблении страны и обнищании народа. Эта боль была, вероятно, последним чувством, которое он испытал перед уходом в иной мир.

Те, кто так или иначе причастны к трагедии, постигшей наш народ в XX веке, вероятно, и дальше будут яростно возводить на него хулу.

Мы же будем помнить слова другого печальника земли Русской, Валентина Распутина: Солженицын – «и в литературе, и в общественной жизни… одна из самых могучих фигур за всю историю России», «великий нравственник, справедливец, талант».

С.А. Смирнов

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Александр Солженицын: Писатель. Мыслитель. Пророк (ВИДЕО)

2018 год объявлен годом Солженицына. 3 августа исполнилось 10 лет с даты смерти писателя, а 11 декабря исполнится 100 лет со дня его рождения. Книги Александра Исаевича знают во всем мире, они переведены на многие языки. Трудно переоценить ту важную роль, которую его творчество сыграло в духовной жизни страны. Созданное писателем и сегодня продолжает сохранять актуальность.

Достаточно вспомнить размышления Солженицына по украинскому вопросу и принадлежности Крыма. Сделанные много лет назад, они во многом оказались пророческими.

«Не вся Украина в ее сегодняшних формальных советских границах есть действительно Украина. Какие-то левобережные области безусловно тяготеют к России. А уж Крым приписал к Украине Хрущёв и вовсе с дубу. А Карпатская (Червонная) Русь? Проверим и на ней: требуя справедливости к себе, как справедливы будут украинцы к карпатским русским?»

Эти строки были написаны в далеком 1968 г.

Спустя десятилетия, когда распад СССР по искусственно проведенным границам республик стал реальностью, Солженицын выступал против такого раздела.

«Сегодня отделять Украину — значит резать через миллионы семей и людей: какая перемесь населения; целые области с русским перевесом; сколько людей, затрудняющихся выбрать себе национальность из двух; сколькие — смешанного происхождения; сколько смешанных браков — да их никто «смешанными» до сих пор не считал. В толще основного населения нет и тени нетерпимости между украинцами и русскими.

Александр Солженицын: Писатель. Мыслитель. Пророк (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Братья! Не надо этого жестокого раздела! — это помрачение коммунистических лет. Мы вместе перестрадали советское время, вместе попали в этот котлован — вместе и выберемся».

«В самостоятельном развитии, — писал Александр Исаевич в своей книге «Россия в обвале», выпущенной в 1998 г. — дай Бог Украине всяческого успеха. Отяжелительная ошибка ее — именно в этом непомерном расширении на земли, которые никогда до Ленина Украиной не были: две донецкие области, вся южная полоса Новороссии (Мелитополь—Херсон—Одесса) и Крым. (Принятие хрущёвского подарка — по меньшей мере недобросовестно, присвоение Севастополя вопреки, не говорю, русским жертвам, но и советским юридическим документам, — государственное воровство.) Стратегическая ошибка в выборе государственной задачи будет постоянной помехой здоровому развитию Украины, эта изначальная психологическая ошибка — непременно и вредоносно скажется: и в неорганичной соединённости западных областей с восточными, и в двоении (теперь уже и троении) религиозных ветвей, и в упругой силе подавляемого русского языка, который доселе считали родным 63% населения. Сколько неэффективных, бесполезных усилий надо потратить на преодоление этих трещин. По пословице: Нахватанное – ребром выпрет».
В памятные дни марта 2014 г., предшествующие воссоединению Севастополя и Крыма с Россией, эти и другие высказывания Солженицына транслировались по федеральным каналам.

Александр Солженицын: Писатель. Мыслитель. Пророк (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Судьба великого русского писателя и мыслителя была определенным образом связана с Крымом. Полуостров не был для него чужим. Именно здесь Александр Исаевич прятал от КГБ свои рукописи, и именно здесь он в 1966 г. сжег рукопись одного из своих самых знаменитых романов «В круге первом».
Пребывание писателя в Крыму связано с именами его лагерных друзей — Николая и Елены Зубовых, с которыми он познакомился в 1953 г. на поселении в Казахстане. Причем Зубовы были не только друзьями Солженицына, но и персонажами его книг.

Трагические страницы истории Крыма в ХХ столетии также нашли отражение в творчестве Александра Исаевича. В том числе, в «Архипелаге ГУЛАГ», в котором рассказывается не только о депортациях 1944 г., но и о красном терроре начала 1920-х гг.

Жизнь и судьба Солженицына – яркий пример победы личности над системой. Писатель прожил насыщенную и долгую жизнь, сумев воплотить все задуманное.
В рамках 100-летия со дня его рождения с 2016 г. при поддержке Министерства культуры Республики Крым в библиотечных учреждениях полуострова проводятся различные мероприятия: мультимедийные презентации, обзоры, вечера памяти, беседы, чтения, книжные выставки, литературные экскурсы, читательские конференции, викторины, показы документально-биографических фильмов.

Александр Солженицын: Писатель. Мыслитель. Пророк (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Особенную значимость изучение литературного наследия Солженицына имеет в год его 100-летия.
28 ноября 2018 г. в Симферополе в Крымской республиканской универсальной научной библиотеке им. И. Я. Франко состоялся вечер-размышление «А. И. Солженицын – личность, эпоха, наследие», приуроченный к 100-летию со дня рождения русского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе, публициста, поэта, общественного и политического деятеля Александра Солженицына.

В мероприятии приняли участие депутат Государственного Совета Республики Крым, педагог, историк Александр Шевцов; заслуженный работник культуры Республики Крым, филолог Сергей Пушкарев; заместитель директора Крымского филиала «Редакция “Российской газеты”» Игорь Скоробогатов; доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского, славянского и общего языкознания факультета славянской филологии и журналистики Александр Петров; студенты крымских вузов и читатели библиотеки.
Выступающие представили доклады, посвященные жизни и творчеству писателя.

В рамках мероприятия И. Скоробогатов представил проект журнала «Родина», направленного на популяризацию литературного наследия Солженицына.
Сотрудники библиотеки также подготовили виртуальную выставку «Писатель и пророк», содержащую литературу из фондов российских электронных библиотек: произведения Солженицына и материалы о его творчестве.
Органичным дополнением мероприятия стала книжная выставка «Он завещал нам жить не по лжи», на которой были представлены произведения Александра Солженицына и критические материалы, посвященные его творчеству.

Д.В. Соколов
фото и видео О. Пенькова
для Русской Стратегии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

В.Н. Осипов. Провидец Александр Исаевич

О Солженицыне я впервые услышал зимой 1963 года в ИТУ-ЖХ-385/11 в поселке Явас Дубравлага Мордовской АССР. Только что вышел одиннадцатый, ноябрьский номер журнала «Новый мир» (еще при Твардовском) за 1962 год с повестью «Один день Ивана Денисовича». Мне дали этот журнал на одну ночь и я прочел его в каптерке своего барака среди бушлатов и обуви. Если бы застукали надзиратели, что я нарушаю режим (зеки должны быть в койках с 10 вечера до 6 утра), то я бы загремел в ШИЗО (штрафной изолятор). Повезло, не застукали.

Повесть произвела на политзеков двойственное впечатление. С одной стороны, были удовлетворены, что правда о большевистских лагерях была официально озвучена. С другой стороны, многие возмущались: «Да это же кусочек правды. Что за спокойный день у Ивана Денисовича? Ничего не сказано о произволе и издевательствах». Хотя для тех, кто не испытал этого, само пребывание в зоне, описанное автором, уже — издевательство над человеком.

Зато в наше время появилось немало тех, кто возмущен, что писатель «хулил» великую эпоху Чкалова и Гагарина. Ведь, скажем, есть данные, что троцкисты-ленинцы только за 1918-1922 г.г., за 5 лет пролетарской революции, уничтожили 18 миллионов русских или 12% населения России. Когда я сказал об этом в студии телеканала, мне возразили: «Так это же была гражданская война». Дескать, буржуи напали на пролетариат, брат шел на брата и т.д. Но, как известно, Ленин все 4 года Мировой войны неустанно призывал превратить империалистическую войну в войну гражданскую. У рабочих в России при Николае Втором, по данным академика Струмилина, была зарплата на втором месте в мире (после США), т.е. выше, чем в Германии и Англии. Но — «восстали»!

18 миллионов — это не потери в боях с белыми. Это прежде всего линчевание на улицах «чистой публики» при поддержке и благословении революционных властей. Это массовые расстрелы заложников, схваченных где попало. Это баржи с буржуями, затопленные в Финском заливе и Черном море. Один Троцкий при взятии Казани приказал красноармейцам согнать всех обитателей центра города с женами и детьми под конвоем к Волге и затопить в баржах. Да он и своих красноармейцев не жалел: расстреливал каждого десятого за отступление или поражение. А убивать аристократов, офицеров, священников вообще считалось обычным делом. Решением ЦК РКП(б) 1921 г. каждый священник был объявлен «контрреволюционером». Шамилю Басаеву, в прошлом комсомольскому активисту, было с кого брать пример. Зиновьев, сам на партконференции публично призывавший угробить 10 миллионов сограждан, которых невозможно перевоспитать, все же на посту начальника Петрограда пытался притормозить линчевание на площадях и улицах. Ленин в ответ шлет телеграмму протеста: «Я требую не тормозить массовидный террор». Все это напечатано в Полном собрании сочинений. Тут нет секретов. Убили Царя, Его Супругу, Детей, врача Боткина, прислугу. Вот попал бы Янкель Свердлов на скамью подсудимых и что бы он ответил прокурору насчет убийства детей? Наши потери за 4 года «империалистической» войны составили примерно 1 (один) миллион солдат и офицеров. Потери в следующее 5-летие в 18 раз больше. Солженицына упрекают, что он вроде бы преувеличил число репрессированных красными за 1917-1956 годы. Но разве от несколько меньших цифр на душе легче?

Когда после своего первого срока в 1971 году я начал издавать машинописный православно-патриотический журнал «Вече», Солженицын стал известным писателем. Мне посоветовали привлечь его к сотрудничеству в нашем журнале. Дали адрес московской квартиры, где он бывал. Я позвонил. Он сам открыл дверь и спросил: «Вы к кому?» Я ответил: «К Вам». Потому что узнал его по фотографии, которую видел у диссидентов. Я отметил сразу его простоту и доступность. Он был в славе, но его голова не кружилась. И думал не о себе, а о деле. Мы беседовали достаточно долго. Он одобрил журнал «Вече», его культурологическую линию без политики, но от участия в нем отказался, видимо, считая, что у нас недостаточно высокий уровень. Он сказал: «Мы — рабы. Мы прежде всего должны перестать быть рабами». Мне показалось, что он сам планировал издание машинописного журнала. При последующих встречах он как-то высказался: «Беседую с учеными, с академиками. Они все просто плачут по поводу положения в стране в целом и в отдельных сферах также. Я говорю им: «Так давайте издадим сборник, выскажем наболевшее». Ни в какую!» Увы, что есть, то есть.

Однажды между нами пробежала кошка. Я поместил в одном из номеров «Вече» критическую статью о романе «Август Четырнадцатого». Наш автор сетовал, что Солженицын нашел много минусов у тогдашних военачальников. Но впоследствии, учитывая масонский заговор генералов-изменников Алексеева, Рузского, Лукомского, Эверта, Брусилова, великого князя Николая Николаевича и других лиходеев, пришлось с горечью признать, что провидец Александр Исаевич был все-таки прав в оценке тогдашнего генералитета. Подобно многим архиереям, предавшим в марте 1917 г. Божьего Помазанника, наши военачальники того времени в большинстве были интеллигентами в бунтарском смысле этого слова. Чадами Серебряного века. Иначе бы не попали в ложи иллюминатов. Генерал Корнилов лично диктовал Царице Александре Федоровне правила тюремного режима, а в песнях его приверженцев звучало: «Царь нам не кумир».

Когда в 1974 году, сразу после высылки писателя за рубеж, развернулась полемика между Сахаровым и Солженицыным, я безоговорочно встал на сторону Солженицына. Моя статья того времени «Пять возражений Сахарову» ныне опубликована в моей книге «Возрождение русской идеологии» (Москва: Алгоритм — Институт русской цивилизации, 2012). Хочу обратить внимание тех, кто приписывает Солженицыну революционные намерения, что в своем известном письме «Вождям Советского Союза» он не требует никакого переворота, никаких разрушительных перемен, а только — отказа от монополии марксизма-ленинизма.

В период его пребывания в США американский президент пригласил его на беседу в Вашингтон СОВМЕСТНО с другими оппозиционерами — либералами. Солженицын решительно отказался от такой встречи : «Я готов побеседовать лично с Вами, но не в кампании диссидентов». И это понятно. Солженицын всю жизнь болел за русский народ, за Россию. А те — в первую очередь болели за права человека, за права гражданина планеты, особенно за право выезда. Он не принял орден от Ельцина. И резко осудил бандитскую приватизацию и господство «грязнохватов».

Горько и скорбно читать оценки Солженицына, касающиеся великой трагедии 17 века — т.н. Раскола. Он пишет: «В дальнем прошлом (до 17 века) Россия так богата была движениями покаяния, что оно выступало среди ведущих русских национальных черт … Но начиная от бездушных реформ Никона и Петра, когда началось вытравливание и подавление русского национального духа, началось и выветривание покаяния, высушивание этой способности нашей. За чудовищную расправу со старообрядцами — кострами, щипцами, крюками и подземельями, еще два с половиной века продолженную безсмысленным подавлением двенадцати миллионов безответных безоружных соотечественников, разгоном их во все необжитые края и даже за края своей земли, — за тот грех господствующая церковь никогда не принесла покаяния. И это не могло не лечь валуном на все русское будущее. А просто: в 1905 году гонимых простили…».

И далее: «За одно то, что они не имели душевной поворотливости принять поспешные рекомендации сомнительных заезжих греческих патриархов, за одно то, что они сохранили двуперстие, которым крестилась вся наша церковь семь столетий, — мы обрекли их на гонения, вполне равные тем, какие отдали нам возместно атеисты…». И еще: «Боже, как могли мы истоптать лучшую часть своего племени? Как могли разваливать их часовенки, а сами спокойно молиться и быть в ладу с Господом? Урезать их языки и уши! И не признать своей вины до сих пор?»

Болит душа у русского человека. Ведь Беда случилась жуткая. Я сейчас пишу об этом не для того, чтобы ворошить прошлое. Я — церковнопослушный никонианец, но я верю, что когда грядет Царь, проблема Беды 17 века будет решена на государственном уровне. А что Царь грядет, это абсолютно точно. Ведь есть логика Промысла. Не может история великой страны, Святой Руси и Российской Империи закончиться на кудриных и чубайсах.

И да поможет нам Бог! Аминь.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

В Москве прошел памятный вечер «Александр Солженицын. Преодоление клеветы и новое осмысление» 

20 сентября в Москве в библиотеке им. М.Ю. Лермонтова открылась Русская литературная гостиная Елены Чудиновой «Четверговая соль», организованная Русским просветительским обществом им. Императора Александра III.

Первый вечер гостиной был посвящён 100-летию великого русского писателя Александра Исаевича Солженицына. Открывая вечер, Елена Чудинова отметила, что Солженицын, вокруг имени которого сегодня вновь идёт война, будучи классиком, не становится прошлым, но остаётся ныне действующим писателем, и в этом его феномен. В дальнейшем Елена Петровна высказала важное замечание о недопустимости использования в порядочных русских кругах модного и подлого слова «неполживость», ибо идея «жить не по лжи» свята.

В свою очередь Елена Семёнова, исполнительный секретарь Александровского просветительского общества и редактор-составитель книги памяти А.И. Солженицына «Что значит быть русским», подчеркнула, что «имя Александра Исаевича бесконечно оклеветано всеми врагами нашего Отечества. В своё время он говорил: “На меня лгут, как на мёртвого”. И, вот, уже 10 лет его нет с нами, а ложь не только не умолкает, но и приобретает формы масштабных заказных кампаний».

Своими воспоминаниями о писателе поделился сотрудник Дома Русского Зарубежья, известный автор-исполнитель Виктор Леонидов, исполнивший также несколько своих песен – в том числе посвящение Государю Николаю II.

Философ Виктор Аксючиц поделился с собравшимися своими воспоминаниями о первой попытке издать на родине «Архипелаг ГУЛАГ», предпринятой им ещё в 1980-е годы и о том, какое колоссальное влияние имело на него знакомство с творчеством Солженицына.

Поэт, бард, журналист, член Александровского просветительского общества Евгений Данилов прочёл несколько стихотворений на лагерную тему и исполнил две песни.

В своей краткой, содержательной и яркой речи на опасность всё более активизирующегося необольшевизма указал известный социолог и общественный деятель Филипп Грилль.

В своём зачитанном ведущей вечера Еленой Чудиновой обращении профессор Владимир Хандорин отметил, что ненависть необольшевиков к Солженицыну сопоставима лишь с их ненавистью к адмиралу Колчаку.

Парадоксальный взгляд на наследие Александра Исаевича высказал публицист Дометий Завольский, зачитавший собравшимся свой доклад.

В ходе вечера гостям были продемонстрированы фрагменты уникального фильма о пребывании Александра Исаевича на калужской земле 20 лет тому назад, снятый поэтом и журналистом, членом Попечительского совета Александровского общества Дмитрием Кузнецовым.

В завершении хозяйка вечера Елена Чудинова земным поклоном поблагодарила Александра Солженицына от лица своего расстрелянного деда за ту Правду, что была им сказана.

Литературная гостиная «Четверговая соль» работает каждый третий четверг месяца, начиная свою работу в 18.00. Следующий вечер – «Написать слово «ДОН»» — будет посвящён столетию Белой Борьбы и Белой Идеи и пройдёт 18 октября. В нём примут участие известные поэты и исполнители белогвардейских романсов. Все, кому небезразлична Белая, Русская Идея, приглашаются быть гостями Русской литературной гостиной Елены Чудиновой!

Информационная служба РПО им. Александра III