«Таргетирование инфляции» и роль Центробанка: Проф. Катасонов о дымовой завесе для уничтожения экономики

В лексикон наших чиновников прочно вошло словосочетание «таргетирование инфляции». Его используют даже первые лица государства. Да и рядовой гражданин ежедневно по многу раз слышит: «таргетирование инфляции». Феномен очень интересный со многих точек зрения.

На чужом языке

Во-первых, «таргетирование инфляции» — это яркий пример засорения русского языка разного рода новыми словечками иностранного происхождения. Документы, которые выходят из недр Центрального банка Российской Федерации, Минфина, Минэкономразвития, аппарата правительства, напоминают «смесь французского с нижегородским» (это явление прекрасно описано А.С. Грибоедовым в «Горе от ума»). Внимательно слежу за языком наших компрадорских чиновников и вынужден констатировать: русский уже забывают, а английским ещё не овладели. Создаётся впечатление, что те документы, которые рождаются в правительстве, — переводы с разного рода «рекомендаций» Международного валютного фонда или «заключений» англоязычных аудиторов, консультантов и советников.

То, что происходит в нашей логосфере (словесная среда обитания человека), прекрасно описал Джордж Оруэлл в романе «1984» с помощью понятия «новояз». Можно лишь добавить, что кроме неологизмов типа «таргетирование инфляции» в лексиконе чиновников появляются эвфемизмы — слова и выражения, смягчающие и искажающие смыслы. Например, «отрицательные темпы экономического роста». Но это уже тема другого разговора.

«Таргетирование инфляции» как попрание Конституции

Во-вторых, любопытен правовой аспект вопроса. В российском законодательстве терминов «таргетирование инфляции» или «инфляционное таргетирование» нет. Его, как мы узнаём из информации, размещённой на сайте Банка России, ввёл Центробанк в 2014 году, когда разразился валютный кризис (обвал курса рубля). По согласованию с правительством РФ Банк России установил среднесрочную цель по инфляции на уровне 4% в год, что было зафиксировано в документе под названием «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики».

Между тем в Конституции Российской Федерации в статье 75 (пункт 2) говорится о том, что основной функцией Центрального банка Российской Федерации является «защита и обеспечение устойчивости рубля». Эта же формулировка воспроизводится в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10.07.2002 N 86-ФЗ.

В статье 3 указанного закона перечисляются цели деятельности Банка России (всего пять), и на первом месте стоит «защита и обеспечение устойчивости рубля». Если расшифровывать для простого обывателя эту формулировку, то за ней скрываются два аспекта: 1) поддержание устойчивости рубля по отношению к миру товаров и услуг, обращающихся на российском рынке; 2) обеспечение устойчивости рубля по отношению к денежным единицам других стран.

Первый аспект цели предполагает поддержание устойчивости покупательной способности рубля на российском рынке. Снижение покупательной способности означает рост цен на товары и услуги, и этот рост принято называть инфляцией. Повышение покупательной способности влечет снижение цен и приводит к дефляции.

Второй аспект цели означает, что курс рубля по отношению к денежным единицам других стран на валютном рынке должен быть неизменным; по крайней мере, колебания валютного курса рубля должны быть минимальными и не выходить за пределы установленных границ.

Когда в Банк России на пост председателя пришла Эльвира Набиуллина, Центробанк фактически отказался от обязанностей, возложенных на него Конституцией РФ и федеральным законом о Центральном банке. Нет, лобового отказа не было, но установленная законом главная цель подверглась чудовищной «редакции», точнее редукции.

Банк России объявил, что отныне будет заниматься «таргетированием инфляции». От поддержания валютного курса (второй аспект главной цели) он громогласно отказался. Также фактически он отказался от исполнения главной цели в первом её аспекте. Ведь таргетирование инфляции (то есть поддержание инфляции в определенных границах) и обеспечение устойчивости рубля на российском рынке товаров и услуг — две большие разницы, как говорили в старой доброй Одессе.

Казалось бы, компетентные институты «правового государства» (а именно так определена Российская Федерация в статье 1 Конституции) должны были бы прореагировать и поставить на место зарвавшийся Центробанк. Однако никакой реакции со стороны Государственной думы, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, Конституционного суда и других институтов, призванных охранять закон в нашем государстве, не последовало.

Дымовая завеса для уничтожения экономики

В-третьих, из предыдущего вытекает предположение, что таргетирование инфляции — это совсем не то, что думают некоторые наши доверчивые граждане. Это дымовая пропагандистская завеса, помогающая нашим недругам планомерно и систематически уничтожать российскую экономику. Здесь экономика и пропагандистская ложь в духе Геббельса тесно переплетаются.

Уже пятый год мы наблюдаем дешёвый спектакль под названием «таргетирование инфляции». Зрители смотрят на ярко освещенную сцену, где мелькают фигуры Набиуллиной, Силуанова, Орешкина, Кудрина, Грефа и т. д. Со сцены звучат пафосные монологи и реплики типа: «Удвоим ВВП!», «Сделаем рубль мировой валютой!», «Превратим Москву в международный финансовый центр!», «Станем пятой экономикой мира!», «Даешь рывок!», «Станем магнитом мировой экономики!». А в это время за пределами зала, где сидят заворожённые зрители, происходит разграбление имущества этих самых зрителей. Они об этом узнают, когда покинут театр.

Итак, я более чем уверен, что с инфляцией наши власти бороться не собираются. Даже если бы её не было, её надо было бы создать. Почему? Потому что инфляция является для Центрального банка аргументом поддержания высокой ключевой ставки. Она у нас в настоящее время равна 7,75% (такое значение сохраняется ещё с прошлого года).

Банк России объясняет, что бо́льшая часть номинальной ставки — инфляция. Так, по итогам 2018 года Росстат сообщил, что инфляция составила 4,30%. Получается, что реальная ставка — 3,45%. Много это или мало? Если сравнивать с другими странами, особенно теми, которые принято называть экономически развитыми, то много. Ключевая ставка Федеральной резервной системы США находится в диапазоне 2,25-2,50%. В конце прошлого года, когда ФРС подняла ключевую ставку на четверть процентных пункта, президент США Дональд Трамп рвал и метал, заявляя, что Федеральный резерв убивает американскую экономику, что он является для Америки большей угрозой, чем Китай.

А вот ключевые ставки некоторых других Центробанков: Банк Англии — 0,75 (до недавнего времени было 0,5); Банк Канады — 1,75; Резервный банк Австралии — 1,50. А как обстоят дела в еврозоне? Там ключевая ставка Европейского центрального банка уже давно держится на нулевой планке. И это не предел, у некоторых Центробанков ключевая ставка имеет отрицательные значения: Банк Японии — минус 0,10; Банк Швеции — минус 0,25; Национальный банк Швейцарии — минус 0,75.

Высокая ключевая ставка — признак зависимой, полуколониальной экономики. Но даже среди стран, входящих в группу БРИКС, Россия оказывается рекордсменом по уровню ключевой ставки. В Китае она составляет 4,35; в Индии — 6,25; в Бразилии — 6,50.

Следует иметь в виду, что ключевая ставка Банка России — ориентир, который российские коммерческие банки используют для определения процентных ставок по своим кредитам. В среднем при этом происходит удвоение процентной ставки. А это убийственно для предприятий большинства отраслей российской экономики.

Грубым ориентиром для определения того, помогают кредиты предприятиям или, наоборот, убивают их, является показатель рентабельности. Используются два вида показателей рентабельности — продаж и активов.

Средний показатель рентабельности продаж по всем отраслям российской экономики в 2018 году составил 8,1%, показатель рентабельности активов — 6,4%. Есть, конечно, некоторые отрасли, в которых показатели рентабельности существенно выше средних. Среди них особенно выделяется добыча топливно-энергетических полезных ископаемых (показатели были равны 23,8 и 8,1% соответственно).

Предприятия этих отраслей ещё могут держаться на плаву при нынешних процентных ставках. Но не более. А, например, у производства машин и оборудования (отрасли, которая, если верить нашим властям, и должна обеспечить «рывок») — 4 и 5,2. Для предприятий машиностроения нынешние дорогие кредиты становятся самой настоящей удавкой.

В спектакле под названием «таргетирование инфляции» Банк России делает вид, что он изо всех сил борется с инфляцией. И под видом этой борьбы сжимает денежную массу, являющуюся «кислородом» экономики.

В последние годы уровень монетизации российской экономики (отношение денежной массы, измеряемой с помощью показателя М2, к ВВП) находился около планки в 40%. Для сравнения: в США он примерно равен 90%, в Великобритании и Канаде — 140%. А вот в Китае — в районе 200%, в Японии — 250%. И что-то в перечисленных странах никакой гиперинфляции и даже простой (однозначной) инфляции часто не наблюдается, а кое-где даже имеет место дефляция. Итак, борьба Банка России с инфляцией мне напоминает горькую шутку, что лучшим средством от головной боли является гильотина. Банк России нашу экономику методично убивает.

Главный источник инфляции — Банк России

Более того, я заявляю, что главным виновником инфляции в России является именно Центробанк.
Во-первых, деньги в экономике становятся запредельно дорогими. В структуре издержек производства многих российских компаний, подсевших на иглу ростовщических кредитов, главной составляющей становятся не расходы на зарплату или сырьё, а расходы на обслуживание кредитов. Процентные расходы предприятий питают рост издержек и цен (оптовых и розничных) на товары и услуги.
Во-вторых, самым эффективным способом борьбы с инфляцией является увеличение товарной массы. Это аксиома, которая была ключевой в старых учебниках по экономике. Ведь инфляция — нарушение пропорции между товарной и денежной массами. Банк России мог бы быстро покончить с инфляцией, если бы занялся кредитованием собственной экономики и тем самым способствовал бы увеличению предложения товаров и услуг.

Если бы он выдавал кредиты под те же проценты, которые он получает от размещения валюты на депозитах иностранных банков или от покупки казначейских бумаг других государств. Там, если посмотреть показатели за многие годы, средняя доходность не превышает 1% в год. Неужели в России нельзя найти проекты, которые бы обеспечивали Банку России доходы в размере 2-3% в год (именно такой могла бы быть оптимальная ключевая ставка)? До тех пор пока Банк России будет душить российскую экономику с помощью высокой ключевой ставки и сжатия денежной массы при одновременном размещении своих ресурсов в зарубежных активах, инфляция будет сохраняться.

В-третьих, Банк России отказался от поддержания валютного курса рубля, что делает импортные товары всё более дорогими. Несмотря на многочисленные призывы к импортозамещению, значительная часть потребительских товаров и услуг имеет импортное происхождение. Это очень важный фактор, подпитывающий инфляционные процессы в России.

В-четвёртых, российскую экономику обескровливает банковская система. Банк России как финансовый мегарегулятор призван обеспечивать надзор над банками, однако назвать его удовлетворительным никак нельзя. Финансовые организации увлечены выводом денег за пределы страны, а развитие реальной экономики им неинтересно, потому что невыгодно.

Банк России как финансовый мегарегулятор, имеющий право законодательных инициатив, мог бы поставить вопрос о введении запретов или ограничений на вывод капитала из страны (банки сегодня это делают и для себя, и для своих клиентов — как физических лиц, так и корпоративных клиентов). Но ЦБ не только не поднимает вопрос о необходимости введения контроля в сфере трансграничного движения капитала, но, наоборот, время от времени произносит клятвы верности «Вашингтонскому консенсусу», который как раз требует полной свободы движения капитала.

Итак, мы наблюдаем картину перманентных попыток наполнить дырявое ведро российской экономики водой денег, и всё это делается под аккомпанемент мантры борьбы с инфляцией. Можно привести ещё одно сравнение: Банк России делает вид, что пытается создать в доме, называемом «российская экономика», комфортную температуру. Но при этом открыл все двери и окна, а на дворе мороз. Набиуллина стоит около котла и крутит ручку регулятора температуры (ключевая ставка). Она всё дальше передвигает регулятор, а в доме всё так же холодно…

Так и хочется сказать: Эльвира Сахипзадовна, оставьте в покое ручку регулятора, лучше закройте окна и двери.

В-пятых, Банк России как финансовый мегарегулятор сегодня принялся спасать системообразующие банки. Это называется санацией. Как недавно сообщили СМИ, только на спасение банка «Открытие», Бинбанка и «Траста» Банк России бросил около 3 трлн рублей. Уже очевидно, что после «финансового оздоровления» вернуть удастся не более 20%. Чистые потери оцениваются в 2,4 трлн руб — это равняется прибыли государства от повышения НДС как раз за шесть лет, на которые рассчитаны президентские указы! И кстати, эти деньги были созданы с помощью «печатного станка» Центробанка, то есть внесли свой существенный вклад в разгон инфляции, с которой Банк России якобы борется.

Вывод

Итак, если мы хотим поставить жирный крест на инфляции и, таким образом, обеспечить выполнение статьи 75 Конституции России, то нам надо понять: инфляцию создает как раз Центробанк

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ВАЖНО. Сбербанк России больше не принадлежит. На кого работает Греф. (ВИДЕО)

Телевидение, СМИ и власть убеждают нас в том, что Сбербанк — это госбанк. Но это не так. Половиной владеют иностранцы, другой половиной Центробанк, который так же России не принадлежит.

На это есть документальные подтверждения. Банк России не подчиняется в России ни кому, он независим.

По закону, Россия даже не может претендовать на золотой запас. Золотовалютные резервы принадлежат ЦБ. Сравним процентные ставки по ипотеке, которую Сбербанк предлагает в России и Европе. Герман Греф является членом международного совета американского финансового холдинга JPMorgan Chase.

ВАЖНО. Сбербанк России больше не принадлежит. На кого работает Греф. (ВИДЕО) Экономика

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Китайские инвесторы уходят восвояси

Несмотря на громкие заявления о стратегических отношениях, инвестиционное сотрудничество России и КНР остаётся лишь на бумаге

Банк России опубликовал данные об экспорте и импорте капитала Российской Федерацией за второй квартал и по итогам первого полугодия 2018 года. Статистика интересная. Она отражает некоторые новые процессы в условиях ужесточения экономических санкций против России и общего обострения противоречий в мировой экономике и международных финансах.

После финансового кризиса 2007-2009 гг. приток иностранного капитала в виде прямых инвестиций в Россию стал нарастать. В 2012 году он составил 50,59 млрд. долл., в 2013 году уже достиг 69,22 млрд. долл. В Москве стали говорить, что не за горами момент, когда годовой приток прямых инвестиций в Россию подойдёт к 100 млрд. долл. Однако по итогам 2014 года приток инвестиций упал до 22,03 млрд. долл., а в 2015 году достиг беспрецедентно низкого уровня в 6,85 млрд. долл.

Далее объёмы притока капитала выглядели следующим образом (млрд. долл.): 2016 г. – 32,54; 2017 г. – 28,56. По итогам первого полугодия 2018 г. приток прямых инвестиций составил 10,22 млрд. долл.; при этом по итогам первого квартала – 7,64; по итогам второго квартала – 2,58 млрд. долл. Экономические санкции Запада дают о себе знать.

А вот статистика накопленных прямых инвестиций (на начало года, млрд. долл.): 2010 г. – 377,45; 2014 г. – 565,65; 2015 г. – 371,49; 2016 г. – 347,69; 2017 г. – 477,67; 2018 г. – 529,64. На конец первого квартала 2018 года показатель был равен 556,08; на конец второго квартала – 526,08 млрд. долл. Итак, максимальный объём накопленных прямых иностранных инвестиций был зафиксирован в начале 2014 года. Затем в результате экономических санкций показатель в 2014 и 2015 гг. начал сильно падать, что отражало бегство иностранных инвесторов из России. В 2016-2017 гг. началось восстановление позиций иностранных инвесторов в России, которое продолжалось и в первом квартале текущего года. Однако во втором квартале опять началось бегство иностранного капитала (часть так называемого иностранного капитала – инвестиции, приходящие в Россию из офшорных юрисдикций и имеющие российское происхождение). Это бегство – результат заметного ужесточения администрацией Трампа санкционного режима в отношении России в начале 2018 года.

Ряд российских чиновников утверждали, что потери иностранных инвестиций с Запада можно компенсировать за счет Китая, обладающего мощным инвестиционным потенциалом. В 2002 г. вывоз прямых инвестиций КНР составил 2,7 млрд долл., в 2012 г. — 87,8 млрд, в 2014 г. — 116 млрд. Доля КНР за 2002—2014 гг. в общемировом объеме прямых инвестиций возросла с 0,6 до 8,6 %. Согласно последним данным ЮНКТАД, в 2017 году Китай экспортировал прямых инвестиций на сумму 124,6 млрд. долл. По этому показателю Китай занял третье место после США (342,3 млрд. долл.) и Японии (160,4 млрд. долл.). Есть и более высокие оценки. Так, в аналитическом обзоре China. ODI from the Middle Kingdom: What’s next after the big turnaround? экспорт капитала в виде прямых инвестиций из Китая в 2017 году был оценен в 170 млрд. долларов.

В российских СМИ было много очень сообщений о том, что Россия ведёт переговоры с КНР по привлечению китайских инвестиций в российскую экономику, что Китай начнёт в России строительство и эксплуатацию высокоскоростной железной магистрали Пекин – Москва – Берлин, что китайская корпорация CEFC приобретёт часть акций Роснефти…

Несколько лет Минфин России вел переговоры о размещении российских государственных облигаций, номинированных в юанях, на китайском финансовом рынке. Создавалось впечатление, что китайский капитал уже работает в российской экономике. Кто-то даже стал опасаться, что китайские инвесторы скупят российскую экономику.

Однако знакомство со статистикой Банка России даёт совершенно другую картину. Импорт капитала в Россию из Китая составил (млрд. долл.): 2016 г. – 0,35; 2017 г. – 0,14; первая половина 2018 г. – 0,10. Получается, что доля Китая в общем притоке прямых иностранных инвестиций в Россию составила (%): 2016 г. – 1,1; 2017 г. – 0,5; первая половина 2018 г. – 1,0. Как-то маловато для страны, которую называют «стратегическим партнёром» России. Кажется, проект «Евразия» (строительство высокоскоростной железной дороги) был окончательно отклонён якобы по причине недостаточной рентабельности. Покупка акций Роснефти китайским инвестором также не состоялась. Получение Россией займа в юанях (путём размещения государственных облигаций) остаётся под большим вопросом.

В общем, инвестиционное сотрудничество России и КНР остаётся на бумаге. В указываемых Банком России данных (первое полугодие 2018 года) прямых инвестиций России в Китай практически не было. Даже в США, которые объявили России экономические санкции, российская сторона умудрилась с начала 2016-го по середину 2018 года экспортировать 1,31 млрд. долл. За этот же период времени из России было экспортировано 1,44 млрд. долл. в Великобританию, которая денно и нощно грозит Москве всевозможными расследованиями и наказаниями. А вот в Китай было вывезено всего несколько символических миллионов долларов. Азиатский сосед не спешит раскрывать двери российским инвесторам.

Дополню картину статистикой накопленных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в российскую экономику по отдельным странам по состоянию на середину 2018 года (в млрд. долл.; в скобках – доля страны в общем объеме ПИИ в %):

Кипр – 148,33 (28,1)

Нидерланды – 41,51 (7,9)

Багамы – 33,63 (6,4)

Бермуды – 30,37 (5,8)

Франция – 19,95 (3,8)

Великобритания – 19,28 (3,7)

Германия – 18,00 (3,4)

Сингапур – 17,9 (3,4)

Британские Виргинские острова – 13,15 (2,5)

Швейцария – 10,17 (1,9)

Джерси – 9,02 (1,7)

Ирландия – 6,20 (1,2).

Это список ведущих стран по величине ПИИ в экономику России. Бросается в глаза наличие в списке экзотических офшорных юрисдикций. Несмотря на экономические санкции в российской экономике сохраняют заметное присутствие инвесторы из Франции, Нидерландов, Германии, Великобритании, Швейцарии, Ирландии. А вот Китая в этом списке ведущих экспортёров нет! Его накопленные ПИИ на середину текущего года составили всего 3,19 млрд. долл. (0,6%). Это примерно столько же, сколько на сегодня составляют накопленные ПИИ из США, объявивших России санкции.

Примечательно, что на середину прошлого 2017 года накопленные ПИИ из Китая в российской экономике равнялись примерно 4,20 млрд. долл. Получается, что за год китайские соседи и друзья вывели из Российской Федерации инвестиций на целый миллиард долларов. Имеет место движение капитала в обратную сторону! По данным ЦБ, отток китайских инвестиций продолжается четвёртый квартал подряд, а их объём на середину 2018 года на треть меньше, чем до начала экономических санкций весной 2014 года (4,54 млрд долларов).

Можно предположить, что официальные цифры Банка России занижают реальное присутствие китайского капитала в российской экономике. По оценкам исследования China. ODI from the Middle Kingdom: What’s next after the big turnaround? в 2016 году почти 60% накопленных ПИИ в результате экспорта капитала из Китая пришлось на три юрисдикции – Гонконг, Британские Виргинские острова и Каймановы острова. Все они с явными признаками офшоров. И как я уже отметил, довольно крупные инвестиции пришли в Россию из Британских Виргинских островов. Часть их могла, конечно, иметь местом первоначального происхождения Китай.

Если не брать в расчёт эти три офшорные юрисдикции, то среди остальных стран для китайских экспортёров капитала наиболее привлекательными были США, Канада, Австралия, Западная и Центральная Европа, соседние с Китаем азиатские страны (Япония, Северная Корея и др.). Россия, согласно статистике КНР, по масштабам экспорта китайского капитала не попадает ни в топ-10, ни в топ-20. Чаще всего она оказывается в строчке «прочие страны».

Отсутствие китайских инвестиций в российской экономике нисколько не означает, что наши восточные партнёры не видят ничего интересного в РФ. Очень даже видят и облизываются, но не хотят подставляться под вторичные санкции Вашингтона. Что ж, России давно пора научиться рассчитывать на собственные силы. Похожие угрозы нависали над нашей страной (Советским Союзом) в 20-е годы ХХ века. 90 лет назад (1 октября 1928 года) стартовала первая советская пятилетка – она и положила начало индустриализации, позволившей выйти из жёсткой торгово-экономической блокады Запада и подготовиться к мировой войне.

Валентин Катасонов, профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Валентин Катасонов. Россия, не жалея сил, помогает своему противнику

Анализ платежного баланса РФ за три квартала 2018 года

Против России с 2014 года Западом ведется жесткая гибридная война, которая в любой момент может перерасти в горячую. Москва делает вид, что отвечает на выпады Запада различными контрмерами. Но именно делает вид.

По крайней мере на фронте экономической войны я вижу, что Москва играет в поддавки. Я не очень доверяю разного рода заявлениям российских политиков и чиновников, угрожающих Западу теми или встречными санкциями и различными «асимметричными» мерами. Преобладает дешевая риторика, если не сказать словоблудие. Предпочитаю больше полагаться на статистику.

Даже сильно сфальсифицированная российская статистика свидетельствует о том, что мы помогаем Западу деньгами нас уничтожать.

Опубликованная Банком России статистика платежного баланса РФ за три квартала текущего года показывает, что игра в поддавки продолжается, причем масштабы явной и скрытой помощи нашим противникам даже нарастают. Возьмем первый раздел платежного баланса, называемый «Текущие операции». В нем самая главная позиция — платежи и поступления по внешней торговле товарами. За три квартала 2018 года товарный экспорт России составил 320,1 млрд долл. Между прочим, за аналогичный период предыдущего года он был равен 305,4 млрд долл. Прирост составил 14,7 млрд долл., или без малого 5%.

Но может быть, форсированный вывоз товаров (60% которого в первые три квартала этого года пришлось на нефть, нефтепродукты, природный и сжиженный газ) был обусловлен тем, что стране надо было закупать машины, оборудование и другие инвестиционные товары, необходимые для индустриализации страны и укрепления ее военно-экономического потенциала? Увы, анализ структуры товарного импорта России опровергает эту версию. При этом общий объем товарного импорта в первые три квартала текущего года составил 183,7 млрд долл.

Получается, что у России положительное сальдо торгового баланса составило гигантскую сумму в 136,6 млрд долл. Зачем России такой избыток? Если говорить коротко, то это деньги, которые из страны разными способами выводятся и представляют собой явную или не очень явную поддержку наших геополитических противников.

Существует три основных канала (или «дыры») вывода этих денег. На одну из таких «дыр» наши СМИ время от времени обращают внимание. Речь идет об экспорте частного капитала из страны. Посмотрим на второй раздел платежного баланса, отражающего трансграничные операции с капиталом (этот раздел называется «Финансовый счет»). Капитал в страну ввозится и вывозится. Разница между ввозом и вывозом образует сальдо движения капитала. Оно у России из года в год (за редкими исключениями) складывается в пользу вывоза капитала. Три квартала текущего года не стали исключением. Чистый вывоз (вывоз минус ввоз) капитала составил 44,2 млрд долл. Примечательно, что за три квартала предыдущего (2017) года имело место некоторое превышение ввоза над вывозом капитала, чистый ввоз составил 1,7 млрд долл. Правда, благостную картину трех кварталов испортил четвертый квартал 2017 года, в результате по итогам прошлого года чистый отток капитала составил 14,2 млрд долл. Парадоксально, но ужесточение экономических санкций против России не стимулирует беглый российский капитал возвращаться на родину, но наоборот, активизирует его бегство из страны. Напрашивается аналогия: крысы бегут с тонущего корабля.

Второй «дырой», через которую деньги утекают из страны, является такая позиция, как «инвестиционные доходы» (они отражаются в первом разделе платежного баланса). Российские экспортеры капитала получают доходы от своих зарубежных инвестиций (инвестиционные доходы к получению).

Иностранные инвесторы в России также получают доходы (инвестиционные доходы к выплате). На протяжении всех лет составления Банком России платежных балансов данная позиция всегда характеризуется существенным (в отдельные годы многократным) превышением инвестиционных доходов к выплате над инвестиционными доходами к получению. Три квартала текущего года не стали исключением. Доходы к получению составили 33,6 млрд долл., доходы к выплате — 63,8 млрд долл. Чистые потери России по этой позиции платежного баланса составили 30,2 млрд долл. Удивительно, но почему-то российские СМИ (даже те, которые специализируются на проблемах финансов и экономики) редко вспоминают об этой «дыре» российского платежного баланса (и всей российской экономики).

Третьей «дырой» является прирост валютных резервов регулятора. Следует иметь в виду, что такой прирост означает вывоз капитала, но не по каналам банков и нефинансовых компаний, а по каналам денежных властей. Размещение валютных средств осуществляется в виде их размещения на счетах иностранных банков и в виде покупки долговых иностранных бумаг. Это, по сути, долгосрочное (или даже бессрочное) и почти беспроцентное (или низкопроцентное) кредитование наших «заклятых друзей».

По итогам первых трех кварталов прирост валютных резервов составил 35,6 млрд долл. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года прирост резервов составил 25,4 млрд долл. И на этом направлении мы видим активизацию процесса вывода финансовых ресурсов за пределы России. В конечном счете в интересах наших «заклятых друзей». Да, СМИ представили как сенсацию тот факт, что Банк России резко сократил свой портфель американских казначейских бумаг (в конце прошлого года было около 100 млрд долл., а летом этого года уже осталось около 14 млрд долл.). Но, как говорится, «от перемены мест слагаемых сумма не меняется». Часть высвободившихся валютных резервов перекочевала на депозиты американских банков, часть — в долговые бумаги американских союзников, часть — в другие финансовые инструменты, содержание которых раскрывается не всегда.

Итак, по трем основным позициям мы получаем сумму оттока финансовых средств из России за три квартала текущего года, равную 110 млрд долл. Это более 80% всего положительного сальдо торгового баланса России за тот же период. Есть еще некоторые, более мелкие «дырки», через которые валюта утекает из России. Например, можно обратить внимание на отрицательное сальдо баланса услуг, которое составило 22,7 млрд долл. Конечно, импорт каких-то услуг на мировом рынке обоснован. Но надо иметь в виду, что часто контракты по услугам, которые российские банки и компании заключают с иностранными фирмами, являются лишь способом выведения денег из страны.

Есть еще такая позиция платежного баланса, как «Ошибки и пропуски». По итогам трех кварталов отток средств по этой статье составил 4,4 млрд долл. Эта статья отнюдь не «техническая», как это пытаются представить финансовые чиновники. Она отражает некоторые операции по нелегальному выведению средств из страны. Из года в год мы наблюдаем, что отклонения в этой так называемой «технической» статье происходят в одну сторону, а именно в сторону оттока капитала (а общая сумма таких односторонних отклонений за многие годы измеряется десятками миллиардов долларов).

Если предположить, что в четвертом квартале текущего года масштабы чистого оттока валютных средств по трем основным выше названным каналам будут соответствовать среднемесячным значениям первых трех кварталов, то мы получим годовую величину оттока, равную 146,7 млрд долл. Я уже на протяжении ряда лет провожу расчеты суммарного оттока валютных средств из России по трем основным каналам (чистый отток частного капитала + чистое сальдо инвестиционных доходов + прирост официальных валютных резервов). У меня в среднем на год получалась сумма около 100 млрд долл. В этом году даже по итогам трех кварталов она уже превзойдена. По итогам всего года будет весьма значительно превзойдена. Очевидно, при такой ситуации трудно надеяться на то, что Россия сумеет эффективно противостоять давлению Запада.

Впрочем, чтобы остановить эту вакханалию разграбления России, не так уж много требуется.

Во-первых, необходимо установление жесткого контроля над трансграничным движением капитала.

Во-вторых, следует прекратить практику наращивания денежными властями страны валютных резервов.

В-третьих, надо переориентировать внешнюю торговлю страны на решение долгосрочных задач экономического развития.

С учетом текущей ситуации в мире России как никогда необходимо проведение индустриализации с тем, чтобы экономика страны была самодостаточной и способной создать надежный военно-оборонный щит. Сохранение нынешних гигантских масштабов экспорта нефти, нефтепродуктов, природного газа, других природных ресурсов может быть оправданно лишь в том случае, если экспортные доходы будут направляться на импортные закупки машин, оборудования, других инвестиционных товаров в целях индустриализации.

И здесь нам есть чему поучиться у самих себя. Напомню, что девяносто лет назад (1 октября 1928 года) стартовала первая пятилетка, которая положила начало индустриализации СССР. Советский Союз, находясь в жесткой финансово-экономической блокаде, тем не менее умудрялся осуществлять на мировом рынке закупки необходимых для индустриализации машин и оборудования. И такой курс оказался верным: к началу Великой Отечественной войны в стране было построено 9600 предприятий. И в экономическом, и в военном отношении СССР оказался готов к отражению врага.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия