Мнение. Фермер Василий Мельниченко: «Кроме горя и беды страна ничего не производит» (ВИДЕО)

Сельхозпроизводитель, председатель общественного движения «Федеральный сельсовет» Василий Мельниченко о бездействии чиновников, что «даже закат солнца у нас в ручном режиме», рекорд зерна обанкротил тысячи предприятий, в России процветает крепостное право на нефть, газ, электроэнергию, НДС — это гвоздь в крышку гроба, которую построил Чубайс в 90 годы, надо думать не о продовольственной программе, а о безопасности продовольствия.

Закрытие программы развития сельских территорий убивает деревню, получить дотации, грант не всегда выгодно, и, что, по его расчетам, реально 30 000 крестьянским фермерским хозяйствам произвести в год продукции на 1 триллион рублей.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

 

Евгений Надоршин: Повышение НДС приведет к массовым банкротствам

Экономика России перешла в режим торможения. Рост ВВП в сентябре этого года составил всего 1,1%, за январь–сентябрь – 1,6%, говорится в докладе Минэкономразвития «Картина деловой активности».

По расчетам министерства, рост ВВП в III квартале замедлился до 1,3% в годовом выражении. В Минэкономразвития это объясняют падением в сельском хозяйстве. На годовую динамику агропром продолжал оказывать негативное влияние, что связано с эффектом высокой базы августа–сентября прошлого года.

Рост промышленного производства с 2,7% в сентябре замедлился до 2,1% в августе «из-за ухудшения годовой динамики обрабатывающих производств». Росстат также сообщил, что в сентябре резко затормозился рост розничной торговли – до 2,2% в годовом выражении. Это минимум с февраля 2018-го. Насколько справедливы обоснования Минэка по замедлению роста отечественной экономики, рассказал главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин.

Евгений Надоршин. Обоснований там особенных, если честно, я не усмотрел, все в цифрах Росстата есть, которые тоже уже опубликованы, их можно посмотреть на сайте статистического ведомства. Достаточно хорошо видно, что у нас в III квартале появилось сельское хозяйство, но это для большинства не новость. Не очень уродились зерновые, то есть пострадал экспорт, очевидно, и внутренний выпуск. Это, понятно, сильно испортило цифры III квартала.

Будем считать, что сельское хозяйство, которое несколько лет подряд тащило российскую экономику, росло, причем с опережением, сейчас как бы просело. Если мы уберем этот разовый фактор, все равно мы не получим даже 2% роста в российской экономике. Ничего близкого на то, на что рассчитывало Минэкономразвития, давая в свое время прогноз на 2-3%, сейчас не происходит. Мы видим ярко выраженное замедление.

Собственно, само Минэкономразвития, судя по всему, констатирует то, что у нас не начинается инвестиционный рост. Растем мы, в основном, потребителями, и что хорошо коррелирует с замедлением розничной торговли, это упавшие потребительские настроения. Если посмотреть тот же Росстат, опережающие индикаторы потребительских настроений за III квартал очень резко упали, причем, казалось бы, вроде рост зарплат, все такое, и вот, пожалуйста, оценка текущего положения резко проседает.
Ожидания упали еще хуже. Это даже большая проблема, чем оценка текущего положения. Если посмотреть на 2008 год, на проблемы 2013 года, на интервал между ними, видно, что падение ожиданий более стремительное, нежели оценки текущего положения. Всё это ведет к дальнейшему ухудшению экономики.

Причина этого достаточно простая. Дело в том, что не стартует у нас практически никакой рост, кроме добычи и переработки сырья. Посмотрите на промышленность и увидите, что у нас в сентябре рост добычи угля плюс 5%, стабильно прёт. У нас нефть плюс 5%, поступившая в переработку, хорошо растёт год к году. Газ, соответственно, хорошо растет. Если мы начинаем убирать эти факторы, в промышленности не так много роста остается. Особенно если нефть убрать и нефтепереработку, которая с сырьевыми секторами вносит внушительный вклад в промышленный рост.

В сентябре вроде всё хорошо или даже великолепно. Начинаем убирать эту историю и видим, что не стартует у нас инвестиционный рост, не активизируются вложения бизнеса. Ничего не растет практически, кроме потребления.

Девальвация оказалась тухлым стимулом для экономического развития. К сожалению. Но многим это и так было ясно, это не открытие. Почему-то вдруг решили, что должно быть. Но не случилось. А к следующему году имеются дополнительные проблемы.
Помимо пенсионки, которая будет долгосрочным демотиватором, и не только на следующий год, у нас НДС. Причем от НДС я жду не столько ускорения инфляции, которая тоже, мне кажется, должна прибавить, сколько проблем в той же промышленности и у остальных производителей, которые продают и оказывают услуги. Они из-за слабого и даже во многих случаях падающего спроса не смогут повысить цены для того, чтобы переложить на потребителя. Просто не на кого.

Это налог на прибыль, но не у всех эта прибыль есть, будут банкротства, это видно по строительной отрасли, например, сейчас уже, без всяких НДС и прочего. Поэтому эти отягчающие обстоятельства вынуждают и Минэкономразвития, и ЦБ ухудшать свои прогнозы на 2019 год. Правда, дальше они ждут ускорения, а я — не очень.

Если даже взять официальный прогноз с $40 за баррель, там ловить нечего. С 40 до 40+, если мы делаем поправки на инфляцию, долларами за баррель российской экономике нечем будет расти совершенно, потому что даже те скупые остатки денежных потоков, которые, выходя из нефтяного сектора, не попадают в бюджет, достанутся потребителю, они просто не в состоянии напитать достаточным образом наращивание потребления.

Кроме того, я ожидаю снижения цен на нефть. И это будет существенным сдерживающим фактором для нашего дальнейшего развития. Видно, что мы не находим устойчивых и долгосрочных факторов внутреннего роста. А внешние упираются в сырье и ценовую конъюнктуру этого сырья. С ценовой конъюнктурой так себе, а с возможностью наращивать физику из объема по экспорту сырья уже проблемы у нас.

Сейчас мы выдадим на гора, о чем договорились, что разрешили ослабить в рамках ОПЕК+, и всё. И дальше, боюсь, потенциал наращивания добычи нефти, газа, того же угля будет существенно ограничен. Хорошо, если спады где-то не начнутся.