БАНКИ НЕЗАКОННО ВЫДАЮТ КРЕДИТЫ… Железные факты и разоблачение (ВИДЕО)

Железные факты незаконной банковской деятельности банков России смотрите в этом видео. Лицензии на кредитование банки не имеют, но кредиты выдают. Зарегистрированного вида экономической деятельности ОКВЭД 64.92(кредитование) у них тоже нет.

Все кредиты выданы незаконно, но Центробанк оправдывает это размещением привлеченных средств. Размещение и кредитование — это разные виды экономической деятельности.

 

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

В новом году страну ждет резкий рост инфляции и скачок цен

В будущем году Россию ждет резкое повышение цен — такой прогноз делает Центробанк в очередном «Докладе о денежно-кредитной политике». Прогноз инфляции на нынешний год — от 3,8% до 4,2%, а вот уже на 2019 год — не менее 5%.

Аналитики Центробанка считают, что в нынешнем году «разгон» инфляции произошел исключительно за счет внешних факторов. Речь идет, конечно, о катастрофическом падении курса рубля в августе на фоне американских санкций.

В ближайшие месяцы, уверены в Центробанке, инфляция в разных регионах будет крайне неоднородной. Быстрее всего станут расти цены в крупных регионах (ведь здесь высока доля импорта).

А вот в 2019 году, считают в Центробанке, инфляцию «разгонять» будут уже сугубо внутренние факторы — а именно повышение НДС. Напомним, что с первого января базовая ставка налога вырастает с нынешних 18 до 20 процентов.

Кстати, бремя повышения НДС для некоторых отраслей правительство уже поспешило переложить на граждан. Скажем, чтобы компенсировать потери предприятий ЖКХ, министр энергетики России Александр Новак предлагает в будущем году провести будет не одно, а два повышения тарифов. С первого июля (как и планировали ранее) — на 4%, в соответствие с инфляцией, но еще и с первого января на 1,9% (именно в связи с повышением ставки НДС).

Не стоит забывать и про подорожание энергоносителей. Вице-премьер Дмитрий Козак уже заявил, что с января повышаются акцизы на дизельное топливо и бензин — на 2,7 и 3,7 тысячи рублей на тонну соответственно. Напомним, что повышенные ставки должны были вступить в силу в июле — но правительство решило их временно «заморозить», чтобы затормозить рост цен на топливо.

Накормите собственную страну, а не Запад!

Центробанк считает, будто влияние повышения НДС на цены будет разовым — то есть якобы приведет к однократному повышению уровня цен. Дескать, цены значимо подскочат только в первые месяцы 2019 года, а затем снизятся. Правда, не совсем понятно, откуда столь оптимистичные прогнозы.

Сами же банковские аналитики констатируют: повышение НДС приведет к сдерживанию инвестиционной активности (по крайней мере, в секторе частного бизнеса — у государства денег все равно много).

По заказу Центробанка фонд «Общественное мнение» (ФОМ) еще в августе провел опрос среди российских бизнесменов. Только четверть предприятий отметили, что не будут повышать отпускные цены (мол, просто перенесут увеличение налогов в издержки).

Каждое седьмое предприятие предупредило, что повысит цены так сказать, превентивно — уже до конца 2018 года (сказывается еще и курсовая динамика). 13% опрошенных предпринимателей признались, что их цены вырастут более чем на 5%, а вот у 4% бизнесменов цены подскочат сразу на 8%. Какой уж тут оптимизм?!

Самый крутой рост цен (в ответ на повышение НДС) ожидается в обрабатывающей промышленности, строительстве и торговле. Ну а что касается нынешнего года, то, как отмечают в Центробанке, один из основных факторов — это подорожание продовольствия.

Вроде, и министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев обещает накормить Европу и Азию российскими продуктами на $ 50 миллиардов. Но при этом, констатируют в Центробанке, уже и внутри страны масса проблем: дорожает мясо и птица (уже нет былого переизбытка продукции), снизился урожай зерна и овощей…

Даже Росстат отмечает: с начала года сахар-песок подорожал на 14% (за тот же период 2017 года он, напротив, подешевел), мясо и птица — почти на 6% (в прошлом году также дешевели), рыба и морепродукты — почти на 3%, хлеб — почти на 2,5%… В общем, тут бы собственную страну накормить, а мы все грезим о Западе.

Инфляция в России стала налогом на бедных

— Инфляция снова становится проблемой для российских монетарных властей, — отмечает в беседе со «Свободной прессой» директор аналитического департамента финансовой компании «Альпари» Александр Разуваев. — Центробанк уже сыграл на опережение, недавно подняв ключевую ставку с 7,25% до 7,5%. Сентябрьская инфляция составила 3,4% при таргете (целевом показателе) Центробанка 4%. Однако, не стоит обольщаться: в 2019 инфляция вполне может превысить этот показатель.

Причин несколько — рост НДС, ослабление рубля и, конечно, рост самих инфляционных ожиданий россиян, что ведет к росту скорости обращения денег.

В 2019 году коммуналка станет не по карману

Вероятно, Центробанк России продолжит повышать ставку, это делает Федеральная резервная служба США и центробанки основных развивающихся рынков. Повышение ключевой ставки Центробанка России приведет к росту процентных ставок по банковским вкладам, соответственно, это позволит защитить сбережения россиян от инфляции. С другой стороны, рост ключевой ставки Центробанка России будет сдерживать рост экономики и, как следствие, рост зарплат.

В Интернете часто можно прочитать, что инфляция на самом деле выше официальных цифр. Называются 10−20%. Возможно, люди, которые это пишут, правы. Инфляция — это налог на бедных. Для наименее обеспеченных слоев она реально выше официальных цифр. Понятное дело, что в буржуазном обществе никто о бедных особо не думает: их просто не замечают.

Антон Чаблин

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

МРАЧНОЕ БУДУЩЕЕ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ: Стоит ли верить официальным предсказаниям чиновников

Как будет чувствовать себя отечественная экономика — и, соответственно, наш кошелек — в 2019 году? А еще через год, через два?..

Задаться этими вопросами вполне уместно. Во-первых, до 2019-го осталось всего ничего — два месяца. Во-вторых, именно сейчас Дума рассматривает проект бюджета на 2019–2021 годы, задающего параметры экономической жизни страны на ближайшую трехлетку. Конечно, точного ответа на поставленные вопросы никто не знает. Но, чтобы заглянуть в будущее — в данном случае экономическое, — существуют прогнозы. Их выдают и правительственные ведомства, и международные финансовые организации, и многочисленные аналитические центры. Что они нам сулят?

Прогноз необходим всем. И отдельному человеку, и компании, и государству. И не просто потому, что «устроены так люди». Без представления о том, «что будет», невозможно добиться поставленной цели. Управлять, как известно, — значит предвидеть. Но если обратиться к российским прогнозам развития экономики, прежде всего официальным, — по-новому открывается то, что в них выдается за будущее.

Прогноз — важная составная часть бюджетного процесса. Это понятно: прогноз должен показать, что будет происходить с экономикой, которая является кормилицей бюджета, то есть государства. К бюджетному процессу вплотную примыкает кредитно-денежная политика Центробанка, который, естественно, формируя базу этой политики, также опирается на прогноз. Кажется, все логично.

Стройность, однако, быстро нарушается. Во-первых, прогноз собственно под бюджет пишут в Минэкономразвития (МЭР), прогноз под кредитно-денежную политику — в ЦБ. Причем пишут с самого начала, а не дополняют собственной спецификой сочиненное в МЭР. Это не просто разные ведомственные «огороды», а факт, говорящий о том, что прогнозисты МЭР и ЦБ и не думают о том, чтобы создать хотя бы наполовину общий документ, в котором будущее видится одинаково.

Тут возникает первое и очень важное «почему?». Все начинается с поставленных целей, а они у прогнозов разные. Причем это не просто разница в задачах федерального бюджета и Основ кредитно-денежной политики. Важно, что по большому счету разница в прогнозах — первый признак того, что ни МЭР (а значит, и правительство — заказчик бюджета), ни ЦБ не слишком озабочены тем, чтобы попытаться узнать, что действительно произойдет в прогнозный период. Их интересует другое: сколько будет ресурсов на достижение целей, а они у правительства и ЦБ разные. Правительство — коренник в выполнении майского указа президента. ЦБ в этом, если продолжать лошадиную аналогию, пристяжная. Главная цель ЦБ — дрессировка инфляции. Так что и взгляд в будущее у них разный. И разные, как говорят офтальмологи, поля зрения.

Кроме того, не успеет президент подписать бюджет, как прогнозы и МЭР, и ЦБ «поплывут», начнут меняться. С одной стороны, такова жизнь. При всем могуществе цифровых технологий стихия рынка сильнее, да и «черные лебеди» (cобытия, которые практически невозможно предвидеть) всегда могут внезапно прилететь. С другой стороны, «невыносимая легкость», с какой прогноз, в отличие от бюджета, пересматривается, ставит специфические задачи перед его авторами. При всех допустимых корректировках базовый прогноз должен быть составлен так, чтобы построенные на его основе бюджет или кредитно-денежная политика не были обескровлены ресурсами. Подобные специфические задачи еще больше отдаляют прогноз от точности отображения будущего. Резервы, вытекающие из прогнозов, дороже.

Знакомьтесь: наше будущее

Будущее, вытекающее из официальных прогнозов, — весьма условно, и тем не менее ознакомиться с ним любопытно. Вот портрет ближайшего будущего от Минэкономразвития. В 2019 году ВВП России по базовому прогнозу вырастет на 1,3%. Последний тренд постоянных правок — понижение. До лета этот показатель составлял 1,9%, еще в сентябре в прогнозе значилось 1,4%.

Любопытны причины. МЭР раскладывает их пасьянс так: сначала — кризис на развивающихся рынках. Пример — Турция, недавно столкнувшаяся с массированным оттоком капиталов, который стал тревожным сигналом для других развивающихся стран, включая Россию. У Турции спусковым крючком бегства капиталов стали санкции США, введенные после ареста американского проповедника. Для развивающихся стран в целом, включая Турцию и Россию, главный риск — политика повышения ставки Федеральной резервной системы США, которая обостряет долговые проблемы этих стран, гасит интерес инвесторов к риску и переориентирует капиталы на долларовые активы.

На втором месте в объяснениях Минэкономразвития причин снижения прогноза ВВП РФ на 2019 год стоят торговые войны. Они — уже реальность. И главными пострадавшими в них станут страны со слабой и открытой экономикой, а это характеристика России.

Но, заметим, и первая, и вторая причины относятся к РФ в ряду других развивающихся стран. Лишь третья ориентирована именно на нашу страну: это санкции и ожидание их усугубления. А четвертая причина торможения взята непосредственно из российской действительности: повышение с 1 января 2019 года ставки НДС с 18 до 20%.

Но дальше МЭР удивляет. В 2020 году темп роста ВВП РФ должен составить 2%, а с 2021 года он превышает 3% годовых. 2020 год должен стать чемпионом по росту инвестиций — 7,6%, что более чем вдвое выше прогнозного показателя 2019 года (3,1%).

Есть повод для сомнений: нормальным считается увеличение инвестиций, в полтора раза превышающее рост ВВП за предыдущий год — то есть в 2020 году рост инвестиций должен быть на уровне 3%, а не 7,6%. А если инвестиции на деле будут ниже, то — чудес не бывает! — снизится и показатель ВВП. Но написать в прогнозе темп роста ниже 3% МЭР просто не может — уже по политическим причинам. Ведь тогда начинает провисать выполнение одной из важнейших установок майского указа — обеспечить темпы роста выше среднемировых. МЭР выходит из положения, сделав ставку на форсированное продвижение национальных проектов, и на соответствующие инвестиции в рамках этих проектов со стороны частных компаний.

Есть еще одна загадка. А как же риски развивающихся рынков, торговые войны и новые санкции — все то, что, как считают министерские прогнозисты, приостановит рост нашей экономики в 2019 году? На то, что их тормозящее действие ограничится только одним годом, совсем не похоже. Да и НДС вырастет не на год.

На поставленные вопросы отвечают прогнозисты из ЦБ. Общее в базовых прогнозах роста ВВП от МЭР и ЦБ — понижательные правки. В последней редакции прогноза ЦБ, рост ВВП РФ на трехлетку 2019–2021 варьируется в диапазоне от 1,2 до 1,7% в среднем за год. Кстати, в 2018 году ЦБ ждет рост ВВП в вилке от 1,5 до 2%. В Минэкономразвития согласны с ЦБ в том, что темп роста экономики в текущем году будет выше, чем в 2019-м. Но не дальше. В 2020-м, напомним, в прогнозе у МЭР значатся 2%, а дальше — за 3%. В прогнозе ЦБ — совсем другая картина. По расчетам аналитиков Центробанка, на протяжении предстоящей трехлетки рост российского ВВП не превысит скромные показатели 2018 года, а скорее — будет еще ниже.

Из чего следует, что причины торможения роста в 2019 году, по версии ЦБ, сохранят свое действие на весь прогнозный период. И еще: ЦБ не считает, что ставка МЭР на то, что развитие национальных проектов сможет оказать значительное позитивное воздействие на макроэкономическую динамику, сыграет.

А как же майский указ? Прогнозисты из ЦБ ограничиваются надеждой, что «в последующие годы (то есть после 2021-го. — Н.В.) возможно повышение темпов экономического роста». В конце концов задачи майского указа поставлены на президентскую шестилетку.

Поправка на санкции

МЭР и ЦБ, конечно, далеко не монополисты на рынке прогнозов. Их регулярно изготовляют практически все крупные компании и банки, российские и иностранные. Но при всем богатстве выбора значимых альтернатив предложенному официальными прогнозистами будущему — мало. Заметным исключением стал разве что прогноз российского рейтингового агентства АКРА.

Прогнозисты АКРА заявили о решимости в цифрах оценить последствия новых санкций, которые ждут нашу страну, а они складываются из двух «пакетов»: новые санкции по американскому закону о борьбе с распространением химического оружия (в связи с отравлением Скрипалей) и новые санкции по еще только готовящемуся закону. Самые действенные — это замораживание активов крупнейших российских госбанков в США, запрет на использование ими расчетов в долларах, а также запрет на инвестиции в российские государственные облигации. Что главные санкционные угрозы именно таковы, известно давно, но количественных оценок их последствий до сих пор не было.

Есть ли они в прогнозе АКРА? С одной стороны, да. Подготовлен «пессимистичный сценарий», по которому Россию уже в 2019 году ждет падение ВВП на 2,5%, инфляция в 8% и доллар за 83 рубля.

С другой стороны, в этом сценарии новые санкции — не единственные «злодеи», несущие кризис в Россию. Плечом к плечу с ними «потрудились» и такие последствия торговой войны, как наступление рецессии в экономике США, долговой кризис в Китае и бюджетные кризисы в ряде стран Европы. Да и цены на нефть в этом сценарии опущены до $40 за баррель. В принципе все это может произойти, но данный прогноз — на случай, если новый виток антироссийских санкций совпадет с новым мировым экономическим кризисом. Задача вычленения влияния на российскую экономику собственно санкций в таком сочетании топится.

Есть и третья сторона. Прогнозисты АКРА заявляют о том, что риск расширения антироссийских санкций они закладывают не только в пессимистичный, но и во все сценарии своих прогнозов. Тогда обратимся к базовому, как мы делали применительно к сценариям прогнозов от МЭР и ЦБ. По нему в 2019 году российский ВВП вырастет на 1,4% (по верхней планке прогноза МЭР), а потом до 2022 года будет колебаться в пределах 1,4–1,5% (в рамках диапазона ЦБ). И где же тут влияние санкций?

Держи «карман» шире

Если по большинству прогнозов темпы роста российской экономики ниже, чем по прогнозу Минэкономразвития, принятому правительством, то как быть с резервами, необходимыми для поставленных целей, где они?

Обнаружить их нетрудно. В базовом прогнозе МЭР баррель нефти в 2019 году стоит $63,4, в 2020-м — $59,7 и $57,9 — в 2021-м. А сейчас, напомним, он стоит порядка $80. Чем не резерв? Но параллельно в министерстве прогнозируют укрепление рубля до 63,2–63,9 рубля за доллар в 2019 году, 63,8 — в 2020-м и 64,0 — в 2021-м. Получается, в следующем году нефть резко дешевеет, а рубль с той же скоростью крепчает. Нонсенс? Как сказать! С точки зрения сокрытия резервов — очень даже рационально: если за доллар будут давать больше рублей, то рублевые доходы бюджета, уплаченные нефтеэкспортерами, будут выше. Еще один «карман» правительства. Так что со своей главной задачей прогнозисты справляются.

Чтобы подкрепить сомнения в верности официального прогноза цен на нефть, приведем оценки не нефтяников (они лица заинтересованные!), а финансистов. Например, аналитики «Финам» считают, что во второй половине 2019 года цены на нефть «вернутся в привычный диапазон $75–80 за баррель», а до этого будут выше. Схожая позиция и у Оле Хансена, главы отделения стратегий на товарно-сырьевом рынке Saxo Bank: он считает, что ближайшие полгода цены на нефть могут расти, а потом войдут в русло $70–80 за баррель. В любом случае прогнозные цены выше, чем в российской бюджетной трехлетке.

Но так и должно быть, если главная цель официального прогноза — поиск не истины, а резервов для достижения целей, которые, однако, в результате остаются под вопросом. Это уже оценка отечественной Счетной палаты. «Закапывание кладов» сыграло с официальными прогнозистами злую шутку. Аудиторы СП считают, что заложенное в трехлетку падение цен на нефть перечеркивает возможности решения такой важной задачи майского указа, как превращение России в пятую экономическую державу по ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности.

Создававшие прогноз «с двойным дном» чиновники попали в свою же мышеловку. Как говорится, за что боролись…

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

АКАДЕМИК РАН ГЛАЗЬЕВ: ЦБ изымает деньги из экономики и карманов граждан

Банк России резко увеличил вливания рублей в банковскую систему, компенсируя отток вкладов физических лиц, который фиксируется два месяца подряд.

По итогам сентября ЦБ предоставил банкам 363 млрд рублей в виде кредитов по фиксированной ставке и под залог нерыночных активов. Общая задолженность банковского сектора перед регулятором за месяц выросла на 13% и достигла 3 трлн 128 млрд рублей, это следует из статистики самого Центробанка.

Кредитные вливания за счет «печатного станка» в полном объеме ушли на покрытие оттока розничных клиентов, которые за август-сентябрь забрали более 266 млрд рублей с рублевых депозитов и 1,7 млрд долларов — с валютных. Основной отток, по данным агентства Fitch, был зафиксирован в Сбербанке, Промсвязьбанке и ВТБ.

Одновременно к поддержке банков подключился и российский Минфин. За сентябрь ведомство Силуанова разместило 135 млрд рублей в виде депозитов на срок от 12 дней до полугода, увеличив общую сумму вливаний из бюджета в банковский сектор до 1 трлн 85 млрд рублей.

Эксперты заключают: статистика ЦБ показывает, что мы переживаем миникризис в банковском секторе. Если отток валютных депозитов можно объяснить растущим интересом к евробондам, доходность которых выше, чем у вкладов, то вывод рублевых сбережений — это однозначный индикатор падения доверия к банковскому сектору, что обычно происходит в период кризисов.

Прокомментировать сложившуюся ситуацию мы попросили академика РАН Сергея Глазьева.

Сергей Глазьев. Вместо того чтобы эти деньги, более триллиона, потратить на общеизвестные нужды, в том числе на те же задачи развития, решили эти деньги разместить в ЦБ. То есть правительство вывело из обращения более триллиона рублей. Это, кстати, возможно как раз по «бюджетному правилу». И эти деньги перекочевали сегодня обратно, как бы в экономику, в четыре госбанка.

Теперь надо разобраться, какие дыры они затыкают этими деньгами. Возможно, бегство вкладчиков по каким-то причинам происходит. Хотя никаких объективных причин для этого, кроме угрозы санкций, нет. Сегодня забирать деньги в рублях и вкладывать в долларовые активы – это некое безумие, потому что там могут отобрать.

Может быть, мы недостаточно объясняем нашей публике: избавляйтесь от долларов, потому что это токсичная валюта. У вас могут доллары просто в любой момент арестовать, у вас или у вашего банка, куда вы сделали долларовый вклад. Что вы с ними будете делать? Откажутся американцы обеспечивать свои обязательства перед российскими инвесторами в их ценные бумаги – и всё, денежки ваши пропали.

Поэтому доллар – это токсичная валюта, хуже, чем рубль, во много раз на сегодняшний день. Потому что рубль может колебаться под влиянием наших монетаристов, точнее, спекулянтов, которым монетаристы отдали курс рубля. Но доллар-то может вообще пропасть как актив. Поэтому насчет бегства вкладчиков валюты за рубеж я думаю, это спекулянты, которых кредитовал Сбербанк и другие банки. А если так, тогда возникает вопрос, зачем нам нужны банки, которые кредитуют и обслуживают спекулянтов. Ведь не дело государственных банков заниматься максимизацией прибыли. Это не их функции.

Их функции заключаются в трансформации сбережений в инвестиции. Где эти инвестиции? Поскольку у нас госбанки ни за что не отвечают с точки зрения инвестиционного процесса, они не отчитываются по объему кредитов реальному сектору. Они хвастаются, что у них гигантская прибыль. Но источником этой прибыли является гигантская банковская маржа. Наиболее высокая сегодня в мире у нас. Когда разница между ставками по депозитам и кредитом достигает 6-7%.

Откуда эти сверхприбыли образуются? Если источником является, скажем, их кредитная деятельность по реальному сектору, то там источник – это оборотные средства предприятий. Если предприятия занимают деньги у банка по процентной ставке выше нормы рентабельности, значит, банк получает сверхприбыль за счет оборотных средств предприятий, которые сокращают в конечном счете производство. Если это потребительские, ипотечные кредиты по ставкам, которые превышают темпы роста доходов граждан. Ну, даже пусть в номинальном выражении будем сравнивать.

Это означает, что деньги изымаются из карманов граждан. Потому что их доходы растут медленнее, чем установлена процентная ставка по кредиту. Источником сверхприбыли является вытаскивание денег из карманов граждан и оборотных средств предприятий. Конечно, другое дело, если это спекулянты, которые раскачивают рубль.

Мы видим, что действуют какие-то противоречивые метания. С одной стороны, искусственный спрос на иностранную валюту нельзя увеличивать, стимулировать через «бюджетное правило», что правительство делает, получается. С другой стороны, тот же Минфин выходит с предложением освободить от обязательной продажи валютной выручки корпорации, попавшие под санкции. Я считаю, это очень странный ход мыслей.

Если компания под санкциями – значит, ее надо спасать. В том смысле, что валютные активы этой компании могут быть арестованы, поэтому им надо в рубли срочно переходить. А им, наоборот, разрешают оставаться в валюте, не продавать. То есть их подвергают, по сути, еще большему риску.

Вместо того чтобы снять риск валютный в связи с санкциями, у которых деньги должны западные власти отобрать, компаниям, которые в санкционном списке, разрешают вообще валюту не продавать. А это, на самом деле, ряд крупных корпораций, которые должны валюту возвращать и обеспечивать предложение иностранной валюты, это бы стабилизировало курс рубля.

Ни о каком системном подходе нет и речи. Более того, отдельные телодвижения в данном случае усугубляют ситуацию. Если мы, вместо того чтобы тратить бюджетные деньги, загоняем их в латание дыр, которые возникли из-за того, что спекулянты начали покидать рынок, мы даем деньги банку, который эти деньги разрешает обменивать на валюту.

Еще один нюанс — ожидание нового пакета антироссийских санкций со стороны Запада. В чем заключаются санкции, еще раз: ваши деньги в долларах, возможно, и в евро, будут арестованы и уничтожены, это уже не будут ваши деньги. Вы весь остаток жизни проведете в судах, доказывая, что это ваши деньги. И, в отличие от нашего валютного контроля, который не сильно интересовался происхождением денег, когда вы меняли их на валюту, там, как сейчас выясняется, требуют справки, что вы заплатили деньги в российский бюджет. Они о нас заботятся, видите ли.

Если вы не принесете справки, что вы честно заплатили со всех ваших денег, которые вложили в западные активы, налоги российскому правительству, мы у вас всё отберем. Но российскому правительству и народу не вернем. Согласитесь, парадокс. Когда людям говорят, что мы у вас отберем деньги, они все равно вытаскивают деньги из рублей и пытаются где-то разместить за границей. От кого они бегут, плохо понятно.

Идет война. Если вам говорят, что завтра вражеская авиация нанесет бомбардировки по нашим городам, что нужно делать? Прятаться в бомбоубежища, а не ругать правительство и Совинформбюро за вовремя сделанное предупреждение. Мы уже десять лет предупреждаем, что долларовые активы токсичны, что американцы готовятся к антироссийской агрессии. Эта агрессия уже идет четыре года.

Эта агрессия обусловлена объективными интересами американской властвующей элиты, которой очень нужно вернуть контроль над Россией, над нашей финансовой, экономической системой и устроить, как всегда на этом они грели руки, конфликты в Европе, конфликты в Азии. И самое эффективное средство – это валютно-финансовые санкции.
Самое главное направление удара – это Россия. Мы можем ругать их, считать, что они дураки, сошли с ума. Но так они понимают свой интерес. Они хотят сохранить глобальную гегемонию. Они уже проиграли в реальном секторе Китаю. Свое огромное преимущество в валютно-финансовой сфере они стремительно теряют. Когда они против нас санкции вводят, они затягивают удавку на своей шее, потому что подрывают доверие к своей валюте, к источнику их могущества.

Но они даже на этот абсурдный, сюрреалистический шаг идут, потому что считают, что краткосрочно нас дожмут, а в долгосрочном плане, после того как они нас дожмут и экономически поработят, они выживут в конкуренции с Китаем и смогут, опираясь на контроль над Россией, Средней Азией и Европой, удержать глобальную гегемонию. Это логика дурацкая, прямо скажу.

Я даже книжку написал «Последняя мировая война. США начинают и проигрывают». Они ее начали, но они проиграют эту войну. Фашисты тоже, как мы знаем, благодаря мужеству советского народа проиграли войну. Но бомбардировки были, миллионы погибших были.

Так вот, если вас люди предупреждают, облеченные властью и, между прочим, ответственностью за сохранение ваших денег, что, господа, надо бы избавляться от токсичной валюты, значит, давайте мы будем от этого риска уходить. Давайте мы сделаем бомбоубежище от американских финансовых санкций и вернемся в рубль. Потому что уж рубль у вас американцы точно не отберут.

Почему молчит ЦБ? Люди в нашем Центральном банке очень боятся каких-либо серьезных изменений. Они исходили из того, что все хорошо, мы добились стабильности. Но дело в том, что эта страусиная позиция не реагировать на угрозы извне, со стороны санкций, не реагировать на угрозы внутри, со стороны деградации экономики и технологической сферы, всегда кончается очень плохо. Эти угрозы потом материализуются и с разных сторон взрывают это кажущееся состояние равновесия. И дальше уже начинается некий хаос, которым управлять эти люди не способны.
Это легко было предвидеть, но они отрицали саму возможность. У них же в голове, что мы в состоянии равновесия, вблизи некоего максимального уровня находимся, все хорошо. А то, что касается американских санкций, ну, они же не совсем, как им кажется, идиоты, не могут же они просто взять нас и отменить, исключить.

И потом, у меня, кстати, вопрос. Ведь они недавно были в Вашингтоне, в Валютном фонде была сессия. Ставился ли там вопрос про санкции или нет? Как в МВФ относятся к американским санкциям? Почему-то мы не слышим от госпожи Лагард каких-то серьезных заявлений и действий в отношении финансовых санкций, которые американцы против России вводят вопреки Уставу МВФ.

Автор:
Пронько Юрий

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Анатолий Аксаков: Действия правительства тормозят экономический рост России

Российская банковская система, по оценке рейтингового агентства Moody’s, оказалась худшей среди стран БРИКС.
Наши банки имеют самый слабый кредитный портфель, низкую ликвидность, качество активов и прибыльность. Отечественные эксперты объясняют это общеэкономическими проблемами страны и олигополизацией финансового рынка.

Соотношение неработающих кредитов с общими в российских национальных банках составляет 11,8%, в то время как в Китае этот показатель находится на уровне 1,5%, отмечают аналитики Moody’s. Столь плачевные результаты наши банки демонстрируют даже в ситуации, когда денежные власти буквально залили их практически бесплатными деньгами. Попытки т.н. оздоровления банковского сектора потребовали значительных затрат государственных средств, а также сопровождались существенными потерями для реального сектора экономики, отмечается в исследовании Аналитического центра при правительстве России.

Всего за период с ноября 2013 года безвозвратные потери отечественного бизнеса составили более 500 млрд рублей. При этом всего власти потратили на стабилизацию финансовой системы свыше 6 трлн руб.

Эксперты отмечают, что огосударствление, фактическая олигополизация банковского сектора влечет за собой ряд существенных рисков: прежде всего, такая модель банковской системы теряет способность гибко адаптироваться к меняющимся потребностям рынка.

Уполномоченный по правам предпринимателей при президенте России Борис Титов считает, что антирекорд, о котором пишет Moody’s, принадлежит не российской банковской системе, а всей российской экономике.

«Это заёмщики находятся под прессом, а не банки, — указал омбудсмен. — Потому что баланс рисков и доходности в большинстве отраслей давно сместился в красную зону. Предприятия выживают, а не живут, их владельцы думают о том, как бы устоять сейчас, а не о том, как расширить бизнес за счет кредитов. Жёсткая денежно-кредитная политика приводит в порядок бюджет (в смысле – балансирует его), но совершенно не стимулирует развитие».
Профучастники рынка и наблюдатели объясняют слабость кредитного портфеля российских банков проблемами в экономике, а не в банковской системе. Банки вынуждены кредитовать тот бизнес, который есть, другие заёмщики в России отсутствуют. Через изменения в банковской системе невозможно добиться улучшения качества кредитного портфеля, качество кредитов зависит от общей ситуации в экономике.

«Банковская система чувствует себя лучше, чем многие секторы экономики, к примеру, перерабатывающая промышленность, — отметил господин Титов. — Поэтому оживлять нужно экономику в целом, и иными, чем прежде, методами. Потому что даже приток нефтедолларов перестал влиять на нее благотворно. Нужна более мягкая денежно-кредитная политика, стимулирующие развитие налоги. Но пока по этим направлениям продвижения небольшие».

Перспективы российской банковской системы, да и всей экономики, выглядят сегодня достаточно туманно. Роста инвестиций, сопоставимого с инвестиционным бумом нулевых, не наблюдается. Отток капитала из страны возрастает. В условиях неопределенности и нарастания общей геополитической напряженности говорить об устойчивом росте экономики и развитии ее, в частности банковского сектора, не приходится. Неразвитость финансового рынка напрямую коррелирует с отсталостью отечественной экономики, которая на протяжении последних лет показывает либо отрицательные значения, либо минимальный рост.

Для объективности отметим, что стандарты, по которым оцениваются активы агентством Moody’s, самые жёсткие. И всё же возникает вопрос: почему политика т.н. оздоровления, которую проводит Центробанк, привела к тому, что среди стран БРИКС наши кредитные учреждения оказались худшими?

Анатолий Аксаков: Действия правительства тормозят экономический рост России Экономика

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Этот вопрос мы задали и председателю комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолию Аксакову.

Юрий Пронько. Что является первопричиной столь не очень, мягко говоря, комфортных или потенциально возможных показателей, которые Moody’s выдал по отечественному банковскому сектору?

Анатолий Аксаков. Макроэкономика. Она, к сожалению, слабая. Структура экономики остается отсталой, она не меняется длительное время, очевидно, на такой структуре экономики трудно обеспечить высокий экономический рост. А если низкий экономический рост, значит, и финансовый сектор быстро расти не может.

Всё взаимосвязано. Надо менять структуру экономики, и это, прежде всего, всё-таки не Центральный банк, а правительство, и дальше всё пойдет быстро, по нарастающей. Разговоры о том, что мы не сможем достичь темпов нулевых лет, уйдут в прошлое, потому что мы сможем этого добиться.

Ю.П. На чём базируется ваш оптимизм?

А.А. Я рассчитываю на те национальные проекты, которые отобраны в соответствии с указом президента, их 13. Если мы реально сконцентрируемся на этих приоритетах, и в бюджете, и в денежно-кредитной политике, и в политике предприятий очень много достигнем. Появится определенность. Неопределенность действительно влияет на действия и банков, и бизнеса, и она как раз и сдерживает, в том числе, развитие экономики.

Ю.П. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин подверг жёсткой критике этот бюджет. Он как раз говорил о том, о чём и вы сейчас сказали, — об отсутствии структурных изменений в финансировании образования, здравоохранения и инфраструктуры. Получается, правительство не услышало и не намерено структурные изменения проводить?

А.А. Мы всегда хотим быстрее, и правильно хотим. На мой взгляд, можно было бы всё быстрее делать. К сожалению, наша бюрократия очень медленная. Но при этом национальные проекты определены. У нас так всё устроено, если президент сказал, значит, всё начинает вокруг этого концентрироваться.

Эти национальные проекты как раз и предполагают вложение средств в образование, в здравоохранение, в малый и средний бизнес, в инфраструктуру, в цифровую экономику. И источник определен — Фонд развития, который будет пополняться за счет заимствований. Это вызывает вопросы. Можно было бы обойтись без заимствований, а просто увеличить цену отсечения по нефти.

Ю.П. Кстати, что Кудрин и предполагает.

А.А. Здесь мы солидарны. Мы могли бы, скажем, на $5 повысить цену отсечения и сформировать ресурс для развития нашей экономики по всем этим приоритетным направлениям.

Ю.П. Но принято решение о фактическом изъятии из экономики 3 трлн. Я так понимаю, в этот Фонд развития через заимствования.

А.А. Фонд развития пойдет на развитие экономики, на эти приоритетные направления, а они, как локомотивы, начнут тянуть всё остальное. Плюс фабрика проектов, о которой мы давно говорили, предполагается в поддержке со стороны бюджета, то есть будут, в том числе, субсидироваться процентные ставки по отобранным проектам. И предполагается хеджирование рисков, связанных с колебаниями ключевой ставки, а значит, процентных ставок банков.
Представители ВЭБа в регионах уже отобрали проекты. Они ждут своего часа. У нас была пересменка во Внешэкономбанке. Сейчас, думаю, она уже завершилась, и начнется активный запуск фабрики проектного финансирования.

Ю.П. Я очень хочу с вами согласиться, но что раньше-то мешало всё это организовать?

А.А. Во-первых, бюрократия медленная. Были выборы. Люди занимались другими вопросами. Сейчас надо засучив рукава выполнять указ президента.

Ю.П. В проектировках Минфина и Центробанка я пока ничего не вижу. Например, рост ВВП в следующем году 1,3%. Ни о каком прорыве речь не идёт.

А.А. К сожалению, да. Но при этом, когда говорят, что нужно смягчить денежно-кредитную политику, забывают, что на счетах банков где-то 53-54 трлн рублей, средства организаций, они не идут в инвестиции, они на счетах банков. Где-то 26-27 трлн — это средства населения. Это огромные деньги, которые могли бы пойти в инвестиции.

Ю.П. Но не идут.

А.А. Потому что не было определенности. Сейчас я рассчитываю, что программный, проектный метод работы сможет реализоваться не только за счет государственных денег, предполагается частно-государственное партнерство. В следующем году, учитывая инерцию, будет не так быстро всё идти. А потом процессы наберут скорость и будут способствовать процессу роста экономики.

Конечно, действия правительства, в том числе с точки зрения повышения НДС, тоже тормозят экономическое развитие. Они как минимум вызывают вопросы, когда одной рукой из бюджета дают на Фонд развития деньги, а другой забирают в виде налогов.
Ю.П. Ещё круче т.н. обратный акциз, невидаль, которая была реализована. У меня в буквальном смысле глаза округлились, когда я узнал об этой идее.

А.А. Такие действия вызывают вопросы и у меня. И непонимание. Потому что, увеличивая нагрузку на бизнес, мы вряд ли способствуем экономическому росту.

Ю.П. Тем не менее вы говорите с оптимизмом, что появляется определенность.

А.А. Я знаю огромный потенциал нашей экономики, в том числе реализации идей цифровой экономики. Это снижение издержек, это оптимизация всех расходов, это эффективное использование наших ресурсов. И это может дать колоссальный эффект. Мы можем за короткий промежуток времени стать одной из ведущих стран мира.

Ю.П. Но тут две неопределенности возникают. Причем в обозримом будущем. Ноябрьские выборы в Конгресс США могут привести к новому витку антироссийских санкций. Речь идет о возможных санкциях, это не мои слова, а господина Медведева, председателя нынешнего правительства, который заговорил о потенциальных ограничениях в части российских госбанков. Вторая неопределенность — это цены на углеводороды, которые вытащили даже этот хилый рост ВВП на положительный уровень.

На ваш взгляд, насколько это все обосновано? Госбанки могут действительно серьёзно пострадать? Я так мягко сформулирую.

А.А. Я отношусь к санкциям как к неизбежному злу. Они очевидно будут реализовываться, этот метод удавки используется, если не сейчас, то позже всё это может быть применено. Хотя, что касается санкций по работе с долларами и по инвестированию американских средств в суверенный долг, у меня большие сомнения. Потому что вряд ли американцы будут пилить сук, на котором сидят. Доллар — это оружие США.

Ю.П. Но господин Путин считает, что они как раз этот сук и пилят.

А.А. Вряд ли отпилят, там есть и умные люди.

Ю.П. Например, господин Мнучин?
А.А. В том числе. Он, может быть, самая влиятельная фигура после Трампа, в экономической части, возможно, даже влиятельнее президента. Очевидно, американцы таким способом могут подстегнуть процесс, они, в общем-то, его уже подстегнули по дедолларизации мировой экономики. Поэтому я сомневаюсь, что будут применены эти решения по госбанкам.

Ю.П. Вы допускаете, что может произойти блокировка по долларовым счетам, по транзакциям с американской валютой? Господин Костин несколько месяцев назад всех напугал своим заявлением о том, что по валютным депозитам мы будем, конечно, исполнять обязательства, но в какой валюте, неизвестно. Потом он обвинил журналистов, что неправильно его поняли, но запись-то есть.

А.А. Во-первых, он сделал неосторожное заявление. Думаю, он хотел успокоить, а получилось наоборот. Он хотел сказать, что мы всегда выполним свои обязательства, мол, не надо бояться, выполним в рублях, а на самом деле подстегнул процесс изъятия вкладов, в том числе и в ВТБ.

Анатолий Аксаков: Действия правительства тормозят экономический рост России Экономика

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Я считаю, что здравый смысл победит. И не потому, что это нам как-то выгодно, мы-то как раз должны уходить от доллара, в том числе во вкладах. Просто американцы вряд ли будут бить по своим рукам.

Ю.П. Почему тогда господин Медведев поднимает эту тему? Может, у него есть информация о таких намерениях?

А.А. Если честно, не знаю. Я бы на этих вопросах не зацикливался. Для меня американские санкции – это зло. Но очевидно, какие бы санкции американцы ни применяли, мы спокойно будем развиваться, и для этого есть все возможности. Россия — самодостаточная страна.

Автор:
Пронько Юрий

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Жертвы заморозки. Как банковские карты российских граждан подвели под массовую блокировку

В теории все выглядит достаточно просто. Согласно принятым поправкам, ЦБ определяет признаки совершения переводов денежных средств без согласия клиента и публикует их. В свою очередь, оператор по переводу денежных средств разрабатывает — уже на базе своих внутренних документов — собственные процедуры для своевременного выявления операций с денежными средствами, выполняемыми без согласия клиента, и сценарии реагирования на них.

Но без широкой общественной дискуссии не обошлось, и, надо отметить, что основания для этого есть. Есть опасения, что при практической реализации новых полномочий банков возникнут серьезные трудности, причем именно у клиентов, а не у операторов.

Как это работает

Закон предписывает операторам по переводу денежных средств, в случае выявления предположительно мошеннических операций, приостанавливать выполнение транзакции на срок до двух рабочих дней, а также блокировать использование электронного средства платежа, то есть банковской карты.

Предполагается, что банк незамедлительно свяжется с клиентом и уточнит, давал ли он согласие на перевод. Если да, то оператор продолжит исполнение операции по переводу, в противном случае транзакция будет совершена по истечении двух рабочих дней.

В отношении юридических лиц банкам предоставлено право приостанавливать зачисление денежных средств получателю на срок до пяти рабочих дней и запрашивать у получателя денежных средств документы, подтверждающие правомерность получения денег.

Логично, что в отсутствие таких документов деньги возвращаются плательщику. На деле это означает, что подобные действия со стороны оператора могут привести к срыву сроков исполнения платежей. Для контрагентов это чревато серьезными проблемами вплоть до формирования значительных убытков и срыва сроков исполнения обязательств по контрактам.

Подводные камни

Публикация Центробанком критериев подозрительных операций означает, что недобросовестные лица могут заранее спланировать свои незаконные действия таким образом, чтобы не попадать под них. Также можно ожидать, что банки, как это бывало и раньше, предпочтут перестраховаться и лишний раз заблокировать операцию, вызвавшую малейшие подозрения, нежели пропускать платежи без согласия клиента.

Ведь пропустив такую сомнительную операцию, можно нарваться на жалобу от клиента регулятору. Соответственно, клиенты — физические лица при осуществлении операций столкнутся с большим количеством ложных срабатываний систем безопасности. Очевидно, что блокировки будут происходить в самый неожиданный и неудобный момент, например, при попытке рассчитаться за границей.

При этом блокироваться на срок до двух рабочих дней будет не только платеж, но и средство платежа, то есть банковская карта. Достаточно представить, что такая блокировка происходит в пятницу вечером, в путешествии, далеко от России, и в отсутствие связи, чтобы понять всю степень возможных неудобств.

Также неясно, каким образом банк будет идентифицировать клиента для определения, была операция совершена самим клиентом или же мошенниками. Сейчас большинство банков звонят по телефону, но телефон также может быть скомпрометирован или быть недоступен, поэтому не исключено, что банки будут просить клиентов явиться в офис с паспортом для надежной идентификации личности.

Ясно, что в описанном выше примере с клиентом-туристом посещение офиса банка — не самый доступный вариант. Даже в пределах России иногда приходится довольно долго добираться до отделения банка, особенно некрупного.

В случае с юридическими лицами также возникает ряд неурегулированных вопросов. Фактически, на банк возлагается некий суррогат судебной функции, а именно ему требуется дать оценку представляемым получателем денег документов и решить, являются ли они достаточными для совершения транзакции. При этом вспоминается вопрос из русской классики: «А судьи кто?» Кто в банке будет осуществлять такую проверку? Какой квалификацией должен обладать этот сотрудник?

Разгон бюрократии

Стоит отметить еще один важный момент. Банк несет перед ЦБ ответственность за осуществление мероприятий по противодействию отмыванию денежных средств и финансированию терроризма.

С высокой долей уверенности можно ожидать, что контролирующие функции будут все чаще переплетаться. Банк, осознавая, что ему не хватает двух рабочих дней на контроль операции, будет запрашивать дополнительные документы и подтверждения, теперь уже мотивируя запросы борьбой с отмыванием денежных средств.

В итоге для проведения операции клиент вынужден будет представлять все больше и больше документов в условиях, когда заранее неизвестно, что именно требуется банку.

Проверкой документов, вероятно, будет заниматься персонал с не очень высокой квалификацией, не имеющий возможности и знаний, необходимых для корректного анализа каждой операции, поэтому ему проще отказать, нежели разрешить операцию.

Резюмируя вышесказанное, можно предположить, что вступление в силу закона и реализация предусмотренных в нем мер усложнят процедуру перевода денежных средств, клиенты будут испытывать все больше неудобств. Учитывая, что судебная система России не обладает, к сожалению, необходимой оперативностью для разрешения споров между клиентом и банком, внедрению поправок к закону «О национальной платежной системе» должна предшествовать разработка простого и оперативного механизма урегулирования конфликтных ситуаций, возникающих в процессе проведения платежей.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Цифровой метапрофиль гражданина: Атака на неприкосновенность частной жизни и государственную безопасность 

Правительство и Центробанк отменяют Конституцию РФ: «Цифровой профиль» сделает человека и государство полностью прозрачными.

К величайшему сожалению, очень многие граждане не желают видеть происходящих на наших глазах революционных изменений общественного устройства, по сравнению с которыми «пенсионная реформа» покажется еще очень легким потрясением. 20 сентября 2018 года информационное агентство «РосБизнесКонсалтинг» (РБК) опубликовало знаковую статью «Профиль в цифрах: как будет работать база данных о россиянах в 2023 году» (https://www.rbc.ru/technology_and_media/20/09/2018/5ba262ef9a7947c2ab193522).

В ней, в частности, говорится: «К концу 2023 года в России появится инфраструктура для “Цифрового профиля” − платформы, на которой будет собрана информация о гражданине. Доступ к ней получат и коммерческие организации, в частности банки… Это следует из проекта паспорта национальной программы “Цифровая экономика”, одобренного правительством 17 сентября (копия документа есть у РБК). В качестве потенциальных исполнителей в документе указаны Минкомсвязь, Банк России (ЦБ РФ), ПАО “Ростелеком” и Аналитический центр при правительстве РФ», − говорится в статье.

А далее достаточно подробно разъясняется суть работы этой антиконституционной и античеловеческой системы:
«…Обсуждается создание метапрофиля гражданина − это данные о человеке, которые хранятся в виде ссылок на юридически значимые записи в электронных госреестрах (например, на данные о недвижимости или налогах)», − сообщает РБК.

Что такое метапрофиль? Это − метаданные или данные о данных. По определению, метаданные − это информация о другой информации, или данные, относящиеся к дополнительной информации об объекте. Метаданные раскрывают сведения о признаках и свойствах, характеризующих какие-либо сущности. Иначе, это структурированные данные, представляющие собой характеристики описываемых сущностей для целей их идентификации, поиска, оценки и управления ими.

Таким образом, фактически создается единая распределенная база данных о каждом гражданине с помощью единого цифрового идентификатора.

Об этом в конце июня 2018 года рассказала первый заместитель председателя ЦБ РФ Ольга Скоробогатова в интервью ТАСС (https://tass.ru/ekonomika/5334491):
«“Цифровой профиль − это один из ключевых элементов цифровой инфраструктуры. Министерство цифрового развития и Банк России уже начали концептуальную подготовку к ее созданию. Так, Банк России совместно с банками на площадке Ассоциации “Финтех” ведет разработку концепции собственно цифрового профиля. Технологии, которые лягут в его основу, обеспечат простой, быстрый и легальный обмен данными между потребителями и поставщиками данных с использованием единого технологического ID и позволят управлять цифровыми согласиями граждан на обмен информацией”, − сообщила Скоробогатова.
При этом, по ее словам, ЦБ рассматривает управление данными и технологии искусственного интеллекта (ИИ) в привязке к цифровому профилю, который позволит иметь всю историю операций с корректной информацией по гражданину или компании в онлайн-режиме.
Скоробогатова отметила, что цифровой профиль не будет хранить информацию из других баз данных, а будет предоставлять доступ к ним с помощью сквозного технологического идентификатора и обеспечивать получение таких данных о гражданине или компании на основе цифровых согласий.
“Такой идентификатор будет связывать все данные о гражданине, содержащиеся в различных системах. Важной частью цифрового профиля станет информация, которая будет содержаться в регистре населения, создаваемом ФНС России. Мы же в свою очередь определим, какой еще информацией из других министерств и ведомств, коммерческих и иных организаций можно будет наполнить профиль”, − заявила Скоробогатова», − пишет ТАСС.

Если говорить проще, то все персональные данные оцифрованного человека, который даст согласие на их обработку, фактически окажутся в открытом доступе для государственных и коммерческих организаций, в первую очередь − для банков. А далее круг учреждений, имеющих доступ к информации, будет расширяться и расширяться.

Итак, ваши свидетельства о рождении, паспортные данные, свидетельства о браке, данные о детях и родственниках, аттестаты, дипломы, военные билеты, различные удостоверения, военные билеты, налоговая информация, данные о вашей недвижимости, покупках и продажах, медицинские и пенсионные и многие другие сведения, включая биометрические (для тех, кто согласится пройти эти унизительные концлагерные процедуры) – все это будет храниться, анализироваться и обновляться в режиме реального времени, а затем передаваться всем организациям, желающим ими воспользоваться.

У хозяев системы будут ссылки на все имеющиеся базы данных, которые позволяют создать единый профиль человека, с помощью которого можно будет осуществлять любые манипуляции с ним и вмешиваться в его личную жизнь.

Здесь, прежде всего, необходимо отметить, что создание единой распределенной базы данных, включающей самые конфиденциальные, напрямую попирает целый ряд конституционных норм (ст.ст. 2, 3, 7, 15, 17, 18, 21, 22, 23, 24, 28, 29, 32, 33, 45, 51, 55 Конституции РФ). Эти права и свободы не подлежат ограничению даже в условиях чрезвычайного положения (пункт 3 статьи 56 Конституции).

Далее в сообщении «РосБизнесКонсалтинг» читаем:
«Как рассказал РБК Иван Беров, директор офиса “Цифровая идентичность” ПАО “Ростелеком”, “Цифровой профиль” позволит госорганам, бизнесу и гражданину более эффективно обмениваться данными для ускорения и “направления в нужное русло бизнес-процессов и улучшения предоставляемых государством услуг”…
“Цифровой профиль” позволит решить проблему управления согласиями на обработку персональных данных, так как гражданин осознанно сможет распоряжаться своими данными для получения государственных и коммерческих услуг, а регулятор или коммерческая организация избавятся от необходимости хранить большое количество бумажных документов.
Важным этапом развития программы станет организация доступа к “Цифровому профилю” коммерческих организаций. “Пока речь идет только о коммерческих банках, которым могут потребоваться дополнительные данные о человеке, когда он, например, хочет взять кредит. В будущем перечень организаций, которым откроют доступ, будет расширен”», − отметил он

А далее даются комментарии экспертов:

«На “обновленных” “Госуслугах” будет собран больший объем информации о гражданине; ведомства, в свою очередь, получат возможность собирать и анализировать эту информацию… − рассказал руководитель департамента системных решений Group-IB Антон Фишман. − “Госуслуги” подключены к СМЭВ (системе межведомственного электронного взаимодействия − РБК), и информация передается только по запросам конкретных пользователей к системе. Если же стоит задача создать единое информационное пространство, в котором данные будут храниться агрегированно и запроса для их получения требоваться не будет, то следует серьезно озаботиться безопасностью такого проекта…».

«По словам директора по консалтингу ГК InfoWatch (группа компаний под руководством Натальи Касперской – В.П.Ф.) Марии Вороновой, для создаваемого портала критически важно будет не только обеспечивать должную конфиденциальность, но и целостность информации. “Поскольку данные будут иметь юридическую силу, любая их модификация, преднамеренная или случайная, может нанести ощутимый вред как организациям, так и гражданам”», − отметила Воронова.

Как видим, эксперты говорят лишь о личной безопасности граждан, но есть более серьезные основания для опасений, связанных с государственной безопасностью Российской Федерации.

Никто пока не задумывается, почему вопросами создания всероссийской базы данных о всех гражданах занимается ЦБ РФ во главе с Набиуллиной, известной своими тесными связями с МВФ и подобными наднациональными структурами? Куда в конечном итоге могут попасть сведения из системы «Цифровой профиль»? В США или в штаб-квартиру НАТО?

В статье 26 Федерального закона №395-1 от 2 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности» говорится: «Банк России вправе предоставлять сведения… центральным банкам и (или) иным органам надзора иностранных государств, в функции которых входит банковский надзор».

Центральный банк РФ становится обладателем огромного и неопределенного массива данных о гражданах РФ. Таким образом, создаются условия для передачи персональных данных миллионов граждан России за рубеж, в том числе, враждебным к нашей стране государствам.

Валерий Павлович Филимонов, русский православный писатель

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Россияне начали забирать деньги из банков

Последние два месяца Центробанк отмечает сокращение объема банковских вкладов. В августе отток денег составил 0,6 процента, а в сентябре — 0,8 процента. Об этом сообщает РБК со ссылкой на зампреда ЦБ Василия Поздышева.

«На наш взгляд, это краткосрочная тенденция, и в ближайший квартал мы ожидаем прирост вкладов населения в банках», — заметил Поздышев.

Он нашел две причины случившемуся. Первая — «медийный эффект». Зампред ЦБ обратил внимание, что «было много заявлений медиа относительно валютного курса и неверная трактовка слова «девалютизация», под которым имелся в виду уход от доллара в системе международных расчетов». В результате, по его словам, сыграл роль «поведенческий элемент», который раскачали медиа.

Вторая — летнее снижение ставок банками. «Крупные банки уже стали пересматривать свою политику, и мы ожидаем, что в октябре-ноябре динамика вкладов вернется в норму», — заверил Поздышев.

При этом, по его словам, не отмечается перехода валютных вкладов клиентов из госбанков в частные и наоборот. «То, что мы наблюдали, — это снятие валютных вкладов и перекладывание в ячейки»,— сказал он.

Ранее глава ВТБ Андрей Костин сетовал, что идею дедолларизации экономики утрируют ради заголовков. По его словам, клиентам банков ничто не угрожает, а переход на национальные валюты в расчетах чиновники начали прорабатывать еще до санкций.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия