Русский монархист и его идеалы. Царь Иоанн Грозный об идеалах Самодержавия

Для того чтобы понять дух русского Самодержавия, необходимо знать идеалы, к которым оно стремилось и стремится, — идеалы, которые составляли и составляют его движущее начало. Эти идеалы лучезарно прекрасны, возвышенны и благородны. Поэтому-то они и имеют для русского народа такую притягательную силу. Основные идеалы русских Самодержцев — те самые, которые воодушевляли просветителя России Святого Владимира, «страдальца за землю Русскую», Владимира Мономаха и, «солнце земли Русской», Александра Невского.

А Иоанн Грозный? скажут нам. Но и об идеалах Грозного можно сказать то же самое, что было только что сказано об идеалах русских Царей и Императоров. При изучении «Посланий Грозного к Курбскому» прежде всего бросается в глаза взгляд Иоанна на происхождение царской власти. Он смотрел на себя как на помазанника и законного наследника «победоносной хоругви и Креста Честнаго», данных Богом императору Константину и всем «православным царям и содержателям Православия». Божественное происхождение царской власти и ее религиозное оправдание составляют краеугольный камень политического учения Иоанна Грозного.

Его первое послание начинается словами: «Бог наш Троица, Иже прежде век сый, ныне есть, Отец и Сын и Святый Дух, им же Царие царствуют и сильнии пишут правду» (Притчи Соломона VIII, 15). Убеждением, что цари царствуют Богом и Богом же узаконяют правду, проникнуты оба послания Грозного к Курбскому. Он с благоговением говорил о своем царском служении, ибо смотрел на себя прежде всего как на христианского государя.

Он говорит, что «православное, истинное, христианское самодержавство» началось в русском царстве Божиим изволением от «великого князя Владимира, просветившего всю Русскую землю святым крещением», и от «великого царя» Владимира Мономаха, воспринявшего от греков высокодостойнейшую честь, и от «великого государя» Александра Невского, одержавшего победу над безбожными немцами, и от «великого государя» Дмитрия, одержавшего «за Доном великую победу над безбожными агарянами».

Далее Грозный вспоминает «мстителя неправдам», своего деда Иоанна III и «обретателя прародительских земель», отца своего Василия III, а потом, переходя к себе и как бы делая вывод из своих исторических справок, прибавляет, что «самодержавство» досталось ему «Божиим изволением и благословением родителей и прародителей». Иоанн Грозный смотрит преимущественно с религиозной точки зрения и на свое «самодержавство», и на свои права, и на обязанности своих подданных. Вот почему в его посланиях на каждом шагу делаются ссылки на Священное Писание и на ветхозаветную историю, чередующиеся со ссылками на историю Византии.

Тот резкий тон, который употребляет местами Иоанн Грозный с князем Курбским, называя его холопом, а своих подданных — рабами, неоднократно подавал повод некоторым из наших историков утверждать, что Грозный относился к народу с точки зрения деспота, взирающего на подданных как на свое «быдло».

Ничего подобного не было в действительности, и в этом легко убедиться, если вникнуть внимательно в переписку Иоанна с Курбским и строить свои выводы не только на тех местах, в которых Грозный под влиянием гнева и оскорбленного чувства своего достоинства старается унизить Курбского, но и на всех других местах, где Иоанн высказывает свой взгляд на подвластных и отданных ему «в работу людей».

Взгляд свой на подданных Иоанн Грозный выразил еще в начале своего царствования в знаменитой речи, произнесенной с Лобного места ко всех чинов людям, собранным в Москву. Начало этой речи показывает нам, как смотрели московские Государи на своих подданных. «Люди Божие и нам дарованные Богом! молю вашу верность и к нам любовь!» Вот какими словами начал Иоанн Грозный свое всенародное покаяние и торжественный обет принять бразды правления в свои руки. Иоанн твердо помнил, что люди, «дарованные ему Богом», были прежде всего Божиими людьми, и смотрел на свои отношения к ним не как на отношения тирана к подавленным рабам, а как на отношения, в основе которых должны были лежать верность и любовь. Как трогательно звучали для слушателей Иоанна эти задушевные, исполненные кротости и смирения слова: «Молю вашу верность и к нам любовь»! Иоанн, уподобляя подданных своим рабам, вместе с тем требовал от них сыновнего послушания, а себя сравнивал с их отцом. В его политическом учении патриархальные воззрения играют не последнюю роль. Он называл подданных рабами, не придавая этому слову оскорбительного оттенка, а желая только оттенить полноту своей власти.

Переписка Курбского с Грозным вполне подтверждает все сказанное. Она доказывает, что Грозный желал иметь в подданных не запуганных и бессловесных рабов, а доблестных патриотов, сознательно и самоотверженно преданных Царю и Отечеству, — не таких рабов, которые делают все из страха, а таких рабов, каким был хотя бы библейский раб Авраама, преданный своему господину и пользовавшийся его неограниченным доверием и любовью.

Для правильного понимания политических идеалов и политических убеждений Иоанна Грозного нужно иметь в виду не только его переписку с Курбским, но и его завещание детям. В этом завещании, впервые напечатанном в примечаниях к десятому тому «Истории государства Российского» Карамзина, находим несколько политических наставлений и афоризмов, проникнутых глубокою, истинно христианской мудростью и показывающих, какое возвышенное понятие имел Грозный о задачах и значении Самодержавия.

«Знайте Православную веру, — учил он своих сыновей, — крепко за нее страждите и до смерти; а сами живите в любви, — а воинству, поелико возможно, навыкните. А как людей держати и жаловати, и от них беречися, и во всем их умети к себе присвоивати, и вы бы тому навыкли же. Всякому делу навыкайте, и Божественному, и священническому, и иноческому, и ратному, и судейскому, и житейскому всякому обиходу, и как которые чины ведутся здесь и в иных государствах… как кто живет, и как кому пригоже быти: тому бы есте всему научены были, ино вам люди не указывают, а вы станете людям указывать. И хотя по грехом что и на ярость приидет в междоусобных бранях, и вы бы, дети мои, творили правду по Апостолу Господню, и равнение давайте рабом своим, послабляюще прещения… во всяких опалах и казнях, как где возможно по разсуждению… яко долготерпения ради от Господа милость приимите, яко инде речено есть: подобает убо Царю три сия вещи имети: яко Богу не гневатися и яко смертну, не возноситися, и долготерпеливу быти к согрешающим».

Вот как смотрел Иоанн Грозный на обязанности царской власти! Какой политический мыслитель не подписался бы обеими руками под его мудрыми и прекрасными словами? Не гордость, не произвол, не своекорыстие, не суровое и презрительное отношение к народу внушал Иоанн Грозный своим детям, а чисто христианские воззрения на власть и ее призвание. Он считал главными добродетелями царей нравственную выдержку, чувство справедливости, отсутствие заносчивости, правительственный такт и разумное, спокойное отношение к человеческим слабостям и прегрешениям.

Черняев Н.И. Мистика, идеалы и поэзия русского самодержавия. // Мирный труд.- 1904 г.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия