В Дагестане поставили памятник турецким оккупантам

В Дагестане поставили памятник турецким солдатам, «освобождавшим» Махачкалу (русское наименование Порт-Петровск)… от «русских оккупантов», войск генерала Бичерахова, возглавлявшего сопротивление всех русских и прорусских сил немцам, туркам и сепаратистской Кавказской исламской армии.

Иными словами, на территории РФ официально поставлен памятник иностранным интервентам, погибшим сражаясь за дело кавказского сепаратизма, против защитников Единой и Неделимой России.

Спустя столетие гражданская война в России все еще не закончена. Мало того, дает порой дикие всполохи в национальной памяти российских граждан. В Дагестане, в пригороде Махачкалы, была торжественно — при огромном стечении народа и речах представителей исламской общественности — открыта стела в память… турецких оккупантов, сражавшихся и погибших в боях с… русскими.

Подобным памятником часть дагестанской общественности решила почтить турецких солдат, «освобождавших» Порт-Петровск (Махачкалу) в ноябре 1918 года от «оккупационных» войск генерала Бичерахова. В сообщениях прессы Бичерахов назван «английским» генералом, мол, воевали против иностранного интервента. Но на памятнике это бесстыдное искажение действительности решили все-таки не фиксировать, написали просто «оккупационных войск».

А поскольку на деле генерал Лазарь Федорович Бичерахов сражался за Единую и Неделимую Россию против германо-турецких оккупантов Закавказья и Кавказа и против местных сепаратистов, то получается, что если его войска именуются «оккупационными» то, по сути, в мемориальное поле Дагестана вводится понятие «русских оккупантов», причем даже не в отношении эпохи кавказских войн и Шамиля, а применительно к ХХ веку.

В Дагестане поставили памятник турецким оккупантам Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Чтобы понять масштаб случившейся провокации, нужно обратиться к событиям Гражданской войны в России, которую мы знаем очень и очень упрощенно. Старшее поколение помнит схему советских учебников: «Советская Республика в кольце врагов», со всех сторон лезут злодейские колчаковцы, деникинцы, английские, французские и чехословацкие интервенты, на окраинах бушуют буржуазные националисты — петлюровцы, дашнаки и мусаватисты, скачут на тачанках махновцы, и только большевики среди этого раздрая представляют силы порядка. Эта схема истории Гражданской войны, скажем мягко, действительности не соответствует — особенно искажена картина происходившего в 1918 году.

Большевистский переворот октября 1917-го случился в разгар Первой мировой войны в одной из основных воюющих стран. Захватившие власть большевики действовали при поддержке и в интересах военного противника России, Германии, и, получив власть в свои руки, первым делом распустили воевавшую с немцами армию, а затем подписали Брестский мир, по которому Россия отдавала примерно треть своей европейской территории в оккупацию немцам, признавая, в частности, незалежную Украину, а Закавказье Османской Турции (что повлекло, помимо прочего, второй тур геноцида армян). Сын немки М. А. Бланк — В. И. Ульянов — придерживался договора с Германией чрезвычайно пунктуально: когда 6 июля 1918-го часть большевиков и левые эсеры, ориентировавшиеся на Америку, решили его свергнуть, он подавил мятеж, а император Николай II был убит именно потому, что казалось вероятной перспектива, что его вернут к власти, чтобы возобновить войну с Германией. Отказались от обязательств перед Германией большевики только после ее поражения в войне.

Соответственно, Гражданская война в России в 1918 году началась и шла как прямое продолжение Мировой войны. С одной стороны — большевики, союзные с ними немцы-австрийцы-турки и их сепаратистские сателлиты типа Украины или «Кавказской исламской армии» — марионеточного формирования, созданного Османской империей на территории Азербайджана для захвата русского Кавказа, сражавшиеся за раскол России на несколько германских и турецких колоний. С другой — белые всех оттенков — от «розовых» эсеров и меньшевиков до монархистов, — сражавшиеся «За Единую и Неделимую Россию» и поддерживавшие их именно как антигерманскую силу страны Антанты.

«Германия + большевики» против «Антанта + белые» — такова была формула Гражданской войны в России в 1918 году. Позднейшая советская историография очень тщательно старалась с одной стороны — очень тщательно затушевать германскую интервенцию и факт своего союзничества с ней, с другой — сформировать миф об «интервенции Антанты» с целью свержения коммунистической власти. Хотя на деле интервенция союзников ограничилась занятием ключевых портов, в которых сосредотачивались привезенные перед этим из Англии стратегические материалы и вооружения. Помощь союзников белым была очень вялой — лишь настолько, чтобы сдерживать Германию и ее сателлитов, а после окончания Мировой войны, по сути, прекратилась. Свергать большевиков, введя в Россию войска, союзники не думали никогда.

Итак, выбор в 1918 году при всем многообразии позиций и группировок был простой. Либо прогерманский и пробольшевистский сепаратист, либо просоюзнический единонеделимец. Родившийся в Петербурге в семье казаков-осетин войсковой старшина Терского казачьего войска Лазарь Бичерахов, безусловно, был единонеделимцем. По убеждениям он был довольно левым, республиканцем, в связи с чем не нашел себе позднее места в деникинской армии, однако на идее единой России он стоял тверже некуда. Его принцип был предельно прост: «русская ориентация» — все, кто за единую Россию — союзники, все, кто против (а напомню, большевики в 1918 году были теми, кто расчленил Россию Брестским миром) — враги, вернуть Баку, Азербайджан и Грузию «в лоно русской государственности» и оборонить Россию от германо-турецких интервентов и сепаратистов. Такой вот «оккупант».

Бичерахов создал в Персии небольшой русский отряд, который обеспечили оружием боровшиеся против турок в Закавказье англичане, и начал поход через Азербайджан на Кавказ. В условиях развала всего и вся такие белые отряды могли держаться только на личной преданности вождю и харизме, которой отважный казак-осетин обладал в избытке: «Преданность Бичерахову, в особенности среди офицеров, граничит со своеобразным обожанием, вызванным личной храбростью Бичерахова…». Храбрость Бичерахова дополнялась опытом и интеллектом его начальника штаба — Алексея Евгеньевича Мартынова.

Сперва Бичерахов честно пытался оборонять комиссаров в Баку (бакинские комиссары стояли на идее единства России, пусть и под красным флагом) против турецких интервентов и их марионеточной «Кавказской исламской армии», однако получилось так, что белые оказались единственными, кто сражался против турок, а красные бежали с фронта — и Бичерахов решил двинуться в Дагестан.

В Дагестане поставили памятник турецким оккупантам Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В августе 1918-го бичераховцы очистили от большевиков Дербент и Порт-Петровск (позднее будет переименован в Махачкалу) и создали там региональное правительство, которое подчинялось Уфимской директории, сформированной из членов разогнанного большевиками Учредительного Собрания, а затем адмиралу Колчаку как верховному правителю России (эти власти и присвоили ему звание генерал-майора).

Программой правительства Бичерахова были: «восстановление российской государственности и воссоединение разрозненных областей Российской Демократической Республики; продолжение борьбы с германо-турецкой агрессией в согласии с союзниками; наведение порядка и водворение законности на основах, существовавших до 25 октября 1917 года». Подробнее о политике Бичерахова можно прочесть в замечательной книге А. Ю. Безугольного «Генерал Бичерахов и его кавказская армия. 1917-1919» (М.: Центрполиграф, 2011).

Хотя Германия и Турция уже проигрывали войну, Стамбул тем не менее предпринимал последние усилия, чтобы удержать свалившуюся ему в результате большевистского переворота Кавказскую империю. В 1918 году небольшой отряд Исмаила Хакки-бея явился, чтобы поднять против русских казаков (а это значит, на беспощадную этническую резню) Чечню и Дагестан. Интервенты сообщали горцам, что власть «гяуров» закончена и наступило время истинной исламской власти. Впрочем, вскоре благочестивые мусульмане оказались в шоке — «ни один турок не совершал намаза».

Первое время турки не могли ничего сделать с Бичераховым, однако ситуация изменилась после того, как турецкая армия и «Кавказская исламская армия» марионеточной «Азербайджанской Демократической Республики» в сентябре 1918 года одолела численно превосходящей силой англичан, оборонявших Баку. Турки и азербайджанские исламисты перенесли теперь удар на удерживавшийся Бичераховым Дербент — конечной целью было присоединение Дагестана к протурецкому Азербайджану. Командовавший турецкими войсками Изет Паша прислал Бичерахову письмо: «Кто вы такие? России уже нет и никогда не будет. Отойдите на север, за Кубань».

Турок не смутило даже то, что война закончилась. 30 октября 1918-го Османская империя подписала перемирие с союзниками, признав поражение в войне. Документ, в частности, обязывал турок уйти из Азербайджана и Дагестана. Однако Изет Паша, получив эту информацию, взял тайм-аут на два дня и… продолжил наступление на Дагестан, видимо, решив, что на несуществующую Россию договоры не распространяются, а сам он действует не как турецкий генерал, а как азербайджанский и горский инструктор.

На подступах к Порт-Петровску, как некогда к Порт-Артуру, развернулись ожесточенные бои. Казаки и русские офицеры героически обороняли город, с моря им оказывали поддержку орудия канонерок «Карс» и «Ардаган». В этот момент — на российской земле в борьбе с русскими воинами в составе азербайджанской сепаратистской армии, сражавшейся за выделение Кавказа из состава России, — и погибли те турецкие солдаты, которым с такой помпой поставлен памятник в Дагестане.

Однако противостоять целой турецкой дивизии бичераховцы не могли. В этот момент по Каспию подошел английский флот, однако не для того, чтобы поддержать русских, а чтобы предложить им эвакуацию («союзнички» по большей части оказывали «помощь» белым, именно «эвакуируя» их то оттуда, то отсюда, то есть фактически играя на стороне их противников). Бичерахова приглашали присоединиться к совместному походу по отвоеванию Баку. Бичерахов, однако, категорически требовал, чтобы англичане, если и шли к Баку, то только под Андреевским флагом: «Каспийское море всегда было русским морем, и над ним не развевался иностранный флаг».

То, что в итоге на компромиссных условиях Бичерахов согласился оставить Порт-Петровск и направиться с англичанами в Баку, было связано с тем, что он хотел поднять над этим городом русский флаг, уверенный, что если нефтяной Баку останется в России, то и вопрос с Дагестаном будет решен. 11 ноября 1918 года русская армия покинула Порт-Петровск, впрочем, и турок вскоре отозвали, так как войну они проиграли навсегда. На несколько месяцев в Дагестане хозяйничало сепаратистское Горское правительство, которое в итоге решило «войти в состав Азербайджана», однако вскоре было свергнуто Вооруженными Силами Юга России генерала Деникина, Дагестан вновь вернулся в состав России.

Итак, подведем итог. В Дагестане 15 декабря 2018 года вполне официально, при большом стечении народа и патетических речах о «героической роли и значении шахидов в истории мусульманских народов», был поставлен памятник турецким оккупантам, которые воевали со сторонниками единства России (названными в тексте на памятнике «оккупантами»), в целях отторжения Дагестана от России и присоединения его к соседнему Азербайджану. Все это при попустительстве местной власти и сочувственных откликах в местной прессе.

Что значат подобные памятники — предоставляю судить читателю и компетентным органам. Особая разноголосица в выводах вряд ли последует.

Егор Холмогоров

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

О тех, кто защищает аморальных рэперов

За последние три месяца по России прокатилась волна отмены концертов аморальных рэперов. Началось всё с Дагестана, где местные жители, недовольные запланированным в Махачкале выступлением Егора Крида, запустили флешмоб с девизом «Кто пойдёт на Крида – тот петух». При этом дагестанцев возмутило не только то, что к ним в регион приедет исполнитель, за которым устойчиво закрепилась слава одного из представителей сексменьшинств, но и содержание песен и клипов певца.

Не надо быть экспертом, чтобы оценить посыл творчества Егора Крида и увидеть, что ничего кроме пошлости, мата, гламура и пренебрежительного отношения к женщинам там нет. Жители Дагестана открыто заявили, что такое творчество полностью противоречит культурной политике и традициям республики, и поэтому Егору Криду в Махачкалу приезжать не надо. А вслед за Кридом выгнали и рэпера Элджея, привыкшего называть своих слушателей «биомусором».

Но ситуация получила широкую огласку не только в самом Дагестане, но и по всей России, и на фоне этого процесса граждане других регионов страны задались аналогичным вопросом: «а зачем нам нужны гастроли исполнителей, чьё творчество способствует деградации молодёжи?» В первую очередь этот вопрос заинтересовал родительскую общественность, которая, обратив внимание на содержание музыки, продвигаемой в молодёжной среде, стала оказывать противодействие этому процессу. Родительские движения и просто активные граждане начали публиковать петиции и обращаться в правоохранительные органы с просьбой отменить или хотя бы ввести возрастные ограничения на концерты тех исполнителей, чьё творчество явно нарушает закон «О защите детей от вредной информации».

Масло в огонь подлила ситуация с композицией рэпера Оксимирона «Последний звонок», воспевающей в положительных тонах совершение массового убийства в учебном заведении. На фоне событий в Керчи и шумихи вокруг одноимённого клипа сам Оксимирон предпочёл на месяц полностью исчезнуть из публичного поля: комментариев не давал, перед камерами не появлялся. Его решение можно понять: одно дело, когда, прикрываясь «свободой творчества», ты пропагандируешь насилие и убийства в подростковой среде, и совсем другая ситуация, когда после громкой трагедии общество вдруг обращает внимание на тех, кто на протяжении многих лет информационно накачивал такую негативную матрицу.

Пока Оксимирон отсиживался в тени, по всей стране начали по требованию родителей отменять концерты других исполнителей: Хаски, Френдзоны, IC3PEAK и так далее. Причина этого простая – ярко выраженная деградационная направленность творчества указанных рэперов. Здесь следует привести пару цитат из стратегических документов Российской Федерации, на которые в том числе ссылаются в своих обращениях противники концертов. В частности, в Доктрине информационной безопасности РФ говорится: «Наращивается информационное воздействие на население России, в первую очередь на молодежь, в целях размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей».

А в Стратегии национальной безопасности эта тема раскрывается ещё более подробно: «Угрозами национальной безопасности в области культуры являются размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей… путем внешней культурной и информационной экспансии (включая распространение низкокачественной продукции массовой культуры), пропаганды вседозволенности и насилия… Главными угрозами национальной безопасности в сфере культуры являются засилье продукции массовой культуры, ориентированной на духовные потребности маргинальных слоев…».

Но если позиция региональных органов власти и родительской общественности по защите детей от деструктивной информации в кои-то веки совпала, то центральные средства массовой информации занялись дискредитацией этого процесса. Вместо того, чтобы провести смысловой анализ содержания песен рэперов и разобраться в причинах недовольства граждан, крупные информационные ресурсы по типу «Газета.Ру», «Лента.Ру», «Свободная пресса», «Медуза» стали пугать общество угрозой введения цензуры и ограничения «свободы слова».

В своих публикациях они попытались сместить акцент обсуждения проблемы с вопроса содержательной оценки творчества в плоскость борьбы режима с неугодными певцами по политическим мотивам. При этом сами Элджеи и Криды выставляются чуть ли не героями, которые не боятся открыто озвучивать свои мысли и нести правду людям. В умолчаниях в таких публикациях остаётся только то, что эту самую «правду» – то есть тексты исполнителей, издания стараются лишний раз не публиковать, потому что любому читателю сразу станет понятно, что речь не об отважных «борцах с режимом», а о наркоманах и вырожденцах, которых искусственно раскручивают в молодёжной среде (если кто-то в этом сомневается, то ознакомьтесь с текстами, приведёнными в конце статьи, и задумайтесь, почему тот же рэпер Хаски отказался проходить медицинское освидетельствование при задержании в Краснодаре).

В дело подключились и правозащитники. Юрист международной группы «Агора» Павел Чиков сообщил, что «черный список» музыкантов спускают в регионы из центрального аппарата ФСБ. И хотя заявление Чикова было абсолютно голословным, в прессе оно создало ещё один повод, чтобы начать пугать всех ограничением «свободы слова».

Между тем весь этот процесс является как раз реализацией той самой свободы слова, за которую так переживают либеральные СМИ России. Ведь право высказывать своё мнение имеют не только Элджеи и Криды, но и родители, которые не хотят, чтобы в их городе кто-то со сцены занимался пропагандой наркотиков и пошлости. И почему голос родителей, думающих о детях, должен быть менее важен, чем голоса людей, беспринципно зарабатывающих деньги на продвижении пороков в общество? И с каких пор лозунг «свобода слова» стал приравниваться к безответственности за свои слова?

Однако если позиция крупных изданий и правозащитников вполне ожидаема, то прозвучавшие на днях заявления официальных лиц действительно вызывают удивление. Директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин предложил Министерству культуры поддерживать рэп-исполнителей правительственными грантами:

«Тема рэперства привлекла внимание оргкомитета, и я подумал: может быть, министерству культуры стоит подумать о поддержке такой современной формы поэтической и музыкальной культуры».

Его идею поддержал спецпредставитель президента России по культуре Михаил Швыдкой, заявивший, что с рэперами «надо налаживать диалог»:

«Я из любопытства сходил на концерт рэпера Noize MC, там были тысячи молодых людей. Это литература сегодняшнего молодого поколения… с этими ребятами надо налаживать диалог. Зайдите в интернет и посмотрите, какое количество людей читает и слушает это… Я вижу, как эти ребята «заводят» молодежь… это параллельный мир, существующий рядом, и не обращать на него внимания нельзя».

Директор Службы внешней разведки лучше всех должен понимать, какое влияние на общество можно оказывать средствами так называемой «мягкой силы», одной из проявлений которой является та самая «массовая культура», на поприще которой и работают обсуждаемые молодёжные рэперы. И Нарышкину по роду своей профессии следовало бы поднять вопрос о том, какие продюсерские центры продвигают и способствуют раскрутке этих рэперов, чтобы высветить механизмы популяризации такого аморального творчества. В случае с той же группой IC3PEAK, выпустившей недавно клип «Смерти больше нет», в котором совершается акт самосожжения на фоне Правительства России, в числе продюсирующих её лейблов фигурируют только иностранные кампании: Manimal Vinyl, The Orchard, Stellar Kinematics и STYLSS. А когда будет понятно, как раскрутился и какие ценности продвигает тот или иной рэпер, тогда уже можно говорить о его поддержки со стороны государства. Если же не провести подобную работу, то Министерство культуры с высокой вероятностью начнёт спонсировать тех, чью деятельность следует блокировать, а не поощрять.

А Михаилу Швыдкому следовало бы задуматься не о том, КАК рэперы «заводят молодёжь», а о том, КУДА они её заводят. Тогда бы он осознал, что далеко не со всеми рэперами можно и нужно «налаживать диалог». А на этот «параллельный мир» как раз только сейчас общество и обратило внимание, активно занявшись болезненным процессом самоочищения.

И пока одни родители пишут обращения в прокуратуру и к региональным Уполномоченным по защите детей, стараясь использовать любые законные методы решения проблемы, другие родители начинают пользоваться «свободой слова» в ином формате. Речь о разошедшемся в Интернете тысячами публикаций «Письме Элджею», в котором есть и такая цитата: «я хочу взять охотничью двустволку мужа, прийти на концерт и два раза выстрелить в твой тупой рот, изрыгающий призывы к смерти. Потом перезарядить и ещё раз выстрелить…». Автор письма уточняет, что это всего лишь «аллегория, метафора и художественный образ». Вот только и трагедия в Керчи до недавнего времени была лишь «художественным образом» из песни Оксимирона.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия