Социальные итоги 2018 года: Итоговый социальный доклад НИИ

С точки зрения социальной политики, 2018 год выдался не просто незаурядным, нет. По масштабам изменений, по значимости их отдалённых последствий он стоит в одном ряду с 1991-м (крах советской системы), 1964-м (введение пенсий для колхозников и прекращение хрущёвских экспериментов), 1928-м (начало коллективизации) годами. Слом пенсионной системы, подавление экологических выступлений, налоговая атака на население, приход коллекторов в сферу ЖКХ уже привели к протестному голосованию за откровенных клоунов в регионах, и не факт, что этим всё ограничится.

Неудивительно, что итоговый социальный доклад НИИ актуальной выглядит апокалиптично. Вот цитаты из одного только пресс-релиза:
Половина россиян получает меньше 26 300 рублей в месяц. Однако по итогам года медианная зарплата может быть ещё ниже…
Естественная убыль населения выросла на 63,3%…
Чиновники намеренно препятствуют включению дольщиков в реестры для создания благоприятной статистики…
Множественные конфликты мигрантов с местными жителями и рост ксенофобских настроений…
И это не считая двух главных тем года – пенсионной реформы и экологии.

Сложно предсказать, какая из проблем станет запалом, а какая приведёт к повсеместным и неконтролируемым народным выступлениям. В 2019 году точка невозврата может быть пройдена в любом направлении,

При чтении доклада на ум приходят две знаменитые цитаты. Одна из них – кинематографическая: «Всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает», озвученная вымышленным Геннадием Козодоевым. Вторая – литературная: «Он пугает, а мне не страшно» вполне реального Льва Толстого, который говорил о не менее реальном Леониде Андрееве. Посмотрим, какая из них лучше описывает содержание доклада и его отношение к реальности, данной нам в ощущениях.

Семь ударов по социуму

Доклад разбит на два раздела: констатация и критика текущего положения вещей (90% текста), а также предложения по изменению ситуации. Констатирующая часть, в свою очередь, разделена на семь глав: «Бедность», «Пенсионное обеспечение», «Демография», «Здравоохранение», «Миграция», «Обманутые дольщики» и «Экология». Самые болезненные точки выделены, на наш взгляд, весьма точно.
В разделе о бедности авторы справедливо указывают на то, что средняя зарплата не отражает реального положения вещей, что лишь в 18 из 85 субъектов Федерации этот показатель выше, чем средний по России. Правда, перечень регионов с высокой зарплатой, которые якобы влияют на общие показатели, выглядит наивно: ни Чукотка, ни Магаданская область, ни Ненецкий АО, ни даже Якутия не могут повлиять на общую статистику ввиду крайней малочисленности населения. А вот тот факт, что в 31 регионе средняя зарплата не дотягивает даже до 30 тыс. рублей в месяц, неоспорим и тревожен. И что половина людей в стране получает меньше 26 300 рублей (393 доллара) в месяц – тоже. Справедливо и то, что роста благосостояния в 2019 году не будет из-за роста налогов.

В главе о пенсиях, помимо констатации самого факта неприемлемой пенсионной реформы, звучит, пожалуй, самая серьёзная проблема, поднятая в докладе, – это неуклюжее введение ответственности за увольнение и неприём на работу пожилых людей. Перед нами действительно прямой путь к молодёжной безработице, а за ней, чего не пишут в докладе, но добавим уже мы – к разгулу уличной преступности, кратному росту числа краж, распространению банд. Современная полиция, измученная бесконечными реформами, справиться с этим не в состоянии.

Раздел о демографии. «Каждый экономический кризис сопровождается спадом рождаемости», – утверждают авторы доклада и приводят статистику: «По итогам 9 месяцев 2018 года рождаемость опустилась с 11,6 до 11 младенцев на 1000 человек населения». Вот только они забыли, что ни о каком экономическом кризисе в середине-конце 2017 года речи не шло: рубль чувствовал себя уверенно, цены не росли, инфляция оказалась самой низкой за тридцать лет, процент по ипотеке упал до небывало низкого уровня. Здесь налицо поиск закономерности там, где её нет. В конце концов, на Западе без всяких кризисов рождаемость низкая, а нам активно навязывается именно западный взгляд на жизнь.

Здравоохранение – та часть русской реальности, каждое соприкосновение с которой вызывает боль. Причины этой боли, по утверждению авторов доклада, – недофинансирование и неэффективные расходы. Приводится оценка Счётной палаты – в 2017 году 43% запланированных расходов на медицину из региональных бюджетов не были доведены до медучреждений. В больницах часто нет лекарств. Всё особенно плохо в северных русских регионах – скажем, в Новгородской области на 1000 жителей скорая оказывает помощь 1,8 человеку при среднем показателе по России в 10,7 человек.
Мигрантов авторы склонны защищать: они признают их необходимость для экономики (нехватка рабочих рук, особенно в строительстве) и считают ошибкой подорожание патентов, а также введение регистрации мигрантов по месту жительства. «В нашей стране может находиться порядка 3 млн нелегальных мигрантов. Такое положение дел не может не вызывать социального напряжения», – справедливо утверждают сотрудники НИИ актуальной экономики, но в качестве рецепта предлагают упростить легализацию мигрантов. Похоже, авторы всерьёз полагают, что «социальное напряжение» зависит исключительно от легальности статуса приезжего работника. Так и рисуется картина: встречают автохтоны на улице мигранта, проверяют, законно ли он находится в России, и в зависимости от этого строят своё отношение к нему. На самом деле проблема гораздо глубже, и либерализация здесь представляется нам тупиковым путём, направленным на развал русской цивилизации.
Обманутые дольщики – проблема, в отличие от всех предыдущих, локальная, заботящая почти исключительно обманутых дольщиков. Большинство жителей России не имеют никакой возможности купить жильё, пусть даже в ипотеку, поэтому относятся к пострадавшим равнодушно, а порой и с некоторым злорадством. В докладе показано, что важным шагом к решению проблемы стало разрешение передавать федеральные земли субъектам, чтобы региональные власти могли расплачиваться этими землями (под застройку) с компаниями, которые берутся завершить строительство, брошенное предыдущими застройщиками. Пока что это правило действует в порядке эксперимента всего в шести регионах – Брянской, Вологодской, Новосибирской областях, Удмуртии, Татарстане и Приморском крае.

Экология – одно из главных слов 2018 года: «мусорные» протесты почти взорвали Подмосковье, невывезенный мусор стал бичом многих городов, и в первую очередь Челябинска, который и так ежедневно травится выхлопами «Мечела», 30 тысяч человек вышли на улицы городов Архангельской области, протестуя против «импорта» московских отходов. В докладе перечисляются эти и другие аспекты экологических проблем в России: тут, в общем, ни прибавить, ни убавить.

Позитивная программа

Приятно, что, в Институте актуальной экономики придерживаются замечательного принципа «Критикуешь – предлагай». Правда, предложения, в отличие от критической части, даны очень сжато и занимают лишь одну страничку 11-страничного документа. Но давайте разберём эти девять «тезисов Исаева».

Переход на централизованную систему финансирования здравоохранения через Фонд ОМС. Дело неплохое, но страховая прокладка сама по себе доказала свою неэффективность – мы включили в систему охраны здоровья армию посредников. Может быть, вернуться к прямому госфинансированию поликлиник и больниц без участия частных страховых компаний?
Разработка очередной программы доступности медицины. Какой должна быть эта программа, неясно – тут как раз хотелось бы развёрнутых тезисов.
Разрешение использовать 50% материнского капитала на текущие нужды ребёнка. Сама по себе идея отличная, но не приведёт ли это к рождению десятков тысяч людей только ради этих денег? Ведь «целевое расходование на текущие нужды» – формулировка скользкая: можно, например, накупить детских вещей, потом продать их через какое-нибудь Avito и сдать ребёнка в детдом. Нынешние ограничения как раз и нацелены на избежание таких случаев.
Внедрение программы материальной поддержки матерей, родивших первого ребёнка. Совершенно правильное предложение. Первый ребёнок почти всегда самый сложный и самый «дорогостоящий» для родителей.
Отмена обязательной регистрации мигрантов по месту жительства и переход на электронный формат учёта. Эта антикоррупционная мера призвана ограничить возможность поборов со стороны сотрудников МВД. Нам представляется, что с поборами должна бороться служба собственной безопасности, а расширение прав мигрантов – очень рискованный шаг, без которого вполне можно обойтись.
Отказ от принятия рассматриваемых поправок к 218-ФЗ и 214-ФЗ, упрощающих банкротство застройщиков. Согласимся, что очередное изменение законов в этой сфере – это натуральное издевательство над строительным бизнесом, который и так роет котлован при одном законодательстве, возводит стены при другом, заселяет людей при третьем, а потом его судят по четвёртому.
Внесение в реестры обманутых дольщиков граждан, пострадавших от мошеннических действий застройщиков, действовавших не в соответствии с 214-ФЗ. Логично.
Обязать крупные промышленные предприятия установить автоматические системы мониторинга вредных выбросов. Ситуация с выбросами действительно критичная для нескольких регионов России (в Челябинской области об этом хорошо знают), но лучше всё-таки устанавливать очистные системы, а не счётчики загрязнения: на каждую автоматическую систему всегда найдутся умелые ручки.
Повсеместное внедрение раздельного сбора мусора, разработка программы строительства мусороперерабатывающих заводов с привлечением частных инвесторов. Тут, конечно, возразить нечего. Разве что понять, откуда на шестиметровых кухнях хрущёвок или в современных двадцатиметровых квартирах-гробах найти место для двух лишних мусорных пакетов…
* * *

Таким образом, ни «всё пропало», ни «зря пугают» не являются адекватной оценкой труда НИИ актуальной экономики. Перед нами – серьёзное предупреждение, авторы которого для наглядности сгустили краски. Может быть, для российских чиновников, для которых предназначается этот текст, действительно так и надо: по-другому уже не доходит.

Мельников Михаил

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия