Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО)

В предыдущих статьях из цикла «Отречёмся от старого мифа!» мы рассмотрели состояние дел в России начала 20 века и убедились, что мифы об отсталости страны, предельном обнищании народных масс и слабости царя опровергаются убедительными фактами, которые становятся всё более доступными.

Почему сто лет назад, в феврале 1917 года, рухнула монархия? Этот вопрос подробно рассматривался в курсе истории КПСС на протяжении семидесяти лет советской власти, и причины революций укладывались в формулу «верхи не могли, низы не хотели». Все события были поданы и истолкованы таким образом, чтобы подвести нас к этому выводу. Мы долгое время были изолированы от истинной истории своей страны.

В начале 20 века Россия развивалась невиданными темпами и вырвалась вперёд по многим показателям. Перед войной страна переживала экономический бум и расцвет во всех сферах жизни, она преодолела трудности первых лет войны.

Становилось ясно, что 1917 год станет годом новых русских побед. Но победе не суждено было случиться, произошла революция, точнее, 2 революции, февральская и октябрьская. Но никакими революциями они, по сути, не были, это были государственные перевороты.

Мнение:

Из видео Олега Матвеичева на канале «Уши машут ослом»:
«Февральскую революцию делали самые богатые слои населения, элита России.

Именно Московское купечество финансировало большинство фракций в Государственной Думе, именно московское купечество стояло за заговором генералов, которые принудили Николая II к отречению.

Зачем это всё им было нужно? Они просто хотели «порулить». Они хотели, чтобы правительство назначалось Государственной Думой, а не Царём. Всего лишь навсего! Никто из них не мог подумать, что после отречения Царя Россия ввергнется в гражданскую войну. Февральскую революцию не нужно путать с Октябрьской революцией. Февральская революция свергла Царя. Октябрьская революция свергла тех, кто сверг Царя».
Так называемое «отречение от престола» Императора проходило по сценарию классического «дворцового» переворота силами представителей олигархата, генералитета и аристократической знати.

Кандидат исторических наук Пётр Мультатули в статье «1917-й: Почему это стало возможно?» констатирует: «Документальные источники убедительно свидетельствуют, что в течение 1916 – начале 1917 годов ни в Петрограде, ни в Москве не было ни одной сколько-нибудь серьёзной организации, способной и готовой осуществить революцию. Всего за месяц до Февральского переворота, 9 января 1917 года, находящийся в эмиграции Ленин писал: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв этой грядущей революции». [1]

Несостоятельной представляется мысль о том, что Февральский переворот стал следствием «стихийного выступления масс».

Иван Солоневич в книге «Великая фальшивка февраля» пишет:
«Лично я был профессиональным свидетелем событий всего 1916 и 1917 гг. – политическим репортёром крупнейшей газеты России – суворинского «Нового времени». Даже и для нас, репортёров, так сказать, профессиональных всезнаек, революция была как гром среди совершенно ясного неба. Для левых она была манной, но тоже с совершенно ясного неба…»

И. Солоневич приводит слова французского посла при дворе императора Николая II, Мориса Палеолога: «В 1917 году русские социалисты испытали такую же неожиданность, как французские республиканцы в 1848 году. На докладе в Париже 12 марта 1920 года А. Керенский сказал, что его политические друзья собрались у него 10 марта (26 февраля) 1917 года и единогласно решили, что революция в России невозможна. Через два дня после этого царизм был свергнут».

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

Факт:
«Самое занятное то, – пишет Солоневич, – что в феврале 1917 года никакой революции в России не было вообще: был дворцовый заговор. Заговор был организован:
а) земельной знатью, при участии или согласии некоторых членов династии – тут главную роль сыграл Родзянко;
б) денежной знатью – А. Гучков и
в) военной знатью – ген. М. Алексеев.
У каждой из этих групп были совершенно определённые интересы. Эти интересы противоречили друг другу, противоречили интересам страны и противоречили интересам армии и победы».

И далее он пишет: «Правые не могут признаться в том, что страшная формулировка Государя Императора о предательстве и прочем относится именно к их среде, левым очень трудно признаваться в том, что февральская манна небесная, так неожиданно свалившаяся на них, исходила вовсе не от народного гнева, не от восстания масс и вообще не от какой «революции», а просто явилась результатом предательства, глупости и измены в среде правившего слоя.

Таким образом, фальшивка Февраля декорируется с двух сторон: левые пытаются всё свалить на народ, правые – на народ, «обманутый левыми». [2]

Было ли отречение Царя добровольным?
Из фильма «Государь-Император Николай II. Опережая время»:
Андрей Борисюк, историк, автор книги «История России, которую приказали забыть»:
«В обществе по-прежнему широко распространён миф об отречении как о добровольном бегстве от своей власти в условиях опасности, т.е. о фактическом предательстве. Тем не менее, у этого мифа нет никакой доказательной базы – ни фактической, ни документальной, ни логической. Манифеста об отречении не существует».

Мировые события ХХ века показывают, что никакие перевороты в истории не были вызваны социально-экономическими причинами.

Мнение:
Из фильма «Государь-Император Николай II. Опережая время»:
Андрей Борисюк, историк, автор книги «История России, которую приказали забыть»:
«Существует миф, что революция возникла от плохого уровня жизни.

Но если мы посмотрим вообще на историю мира, человечества, на современные революции, оранжевые разные, то мы увидим, что уровень жизни никогда не является причиной революции. Например, учёный Токвиль А., изучая Великую французскую революцию, пишет, что чем больше положение французов улучшалось, тем более они были недовольны».
Из фильма «Страна, которую не жалко»: «Когда через десять лет, во время великой депрессии в США будут не то что очереди за хлебом – люди будут умирать от голода, а рядом кукурузу будут кидать в паровозные топки, чтобы не снижать цены – никакой революции в Америки не будет и в помине. Классическая революционная ситуация была не только в Америке времён великой депрессии. В Англии во время Первой мировой женщинам и детям пришлось сутками стоять у станков на оборонных заводах – мужчин не было. Но крикнуть: «Долой правительство, которое посылает наших мальчиков на смерть!» – никому и в голову не пришло».

Из фильма «Государь-Император Николай II. Опережая время»:
«Так в чём же тогда причина революций? Революции случаются тогда, когда имеются проблемы с мировоззрением, с идеологией. Это и случилось в 1917 году. Русский народ жил двумя странными категориями. Он выбирал между западноевропейским либерализмом и западноевропейским коммунизмом. Своему собственному историческому пути развития не осталось места».

Из фильма «Страна, которую не жалко»:
Доктор исторических наук Кирилл Соловьев
Кирилл Соловьев, доктор исторических наук: «Дело в том, мне представляется, что революция – это явление, прежде всего, обусловленное расколом среди элит. Если у вас устойчивая политическая система, а, соответственно, более-менее монолитные элиты, серьёзные революционные потрясения с высокой долей вероятности вам не грозят».

Как правило, в обрушении той или иной страны были заинтересованы внешние силы, которые умело манипулируя эгоистическими интересами оппозиционных национальных элит, с помощью их предательства и их руками способствовали смене власти преимущественно насильственным путём.

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

Из фильма «Страна, которую не жалко»: «Верхи не могут, низы не хотят!». Эту классическую формулу революционной ситуации все мы помним со школы. В действительности государства гибнут совсем по другим причинам.

Мнение:
Алексей Мартынов, историк, политолог:
«Момент ослабления государства, готовность к предательству элит и внешний фактор – вот эти три вещи, которые, так сказать, являются составляющими ингредиентами уничтожения государства, т.е. ингредиентами идеального шторма. Ключевым в этих трёх вещах является второе – готовность к предательству элит».
В дальнейшем мы выясним, кто стоял за революциями 1905 и 1917 гг. и узнаем, какую самоубийственную роль сыграли российские элиты в разрушении страны.

Но сегодня мы поговорим о том, о чём до сих пор практически неизвестно широкой общественности, а именно: на какие средства и с чьей помощью делались русские революции, ведь, как нам всем уже известно из современной истории, без денег, без больших денег никакие революции невозможны.

Что скрывают зарубежные архивы?
Благодаря рассекреченным документам из зарубежных архивов, стали известны огромные суммы, выделенные правительствами западных стран и представителями крупного американского и европейского капитала российским революционерам и их партиям на «революционную борьбу».

Это Архив Гуверовского Института войны, революции и мира при Стэнфордском университете (штат Калифорния, США), наиболее крупное среди зарубежных архивов хранилище материалов по истории и культуре России.

В нём хранится более 60 млн. документов, из них 25% составляет архив русской эмиграции, а также рассекреченные правительственные документы США, Канады и Великобритании начала 20 века.

В 1974 г. в американском издательстве «Арлингтон Хаус» вышла книга профессора Стэнфордского университета Энтони Саттона под названием «Уолл-стрит и большевистская революция», в которой он, опираясь на документы Гуверовского архива, проводит анализ «совместной американо-российской революции» 1917 года и закулисных причин победы большевиков в гражданской войне.

Профессор Энтони Саттон документально доказывает: «Без финансовой, дипломатической и политической поддержки, оказанной Троцкому и Ленину их мнимыми «противниками», а на деле заинтересованными в революции союзниками, капиталистами Уолл-стрита, большевики вполне могли быть сметены». [4]
Вот что отвечает доктор Спенс на вопрос журналиста, не носит ли его исследование конспирологический характер: «Легко разбрасываться такими выражениями, как «теория заговора». Теория – это не факт, но эти понятия часто путают. Исторический факт – это неопровержимая истина… Заговор не есть что-то исключительное. Заговоры всегда играли роль в истории. Исторические решения почти никогда не принимались демократическим путём – это делала малочисленная группа людей, которая сидела где-то и сговаривалась. А если вы замышляете революцию, то просто обязаны быть заговорщиком. Вы же собираетесь свергнуть существующее правительство, которое будет защищаться, и если вы будете действовать открыто, вы очень скоро окажетесь за решеёткой или на виселице. Так что это совершенно естественный образ действий революционеров. То же самое относится и к бизнесу….

Так что я в своей книге не выстраиваю теорию заговора – я пишу о фактах заговора». [5]

Западные историки также опираются на документы Политического архива МИДа Германии.

В историографии ФРГ утверждается, что «без финансовой помощи кайзера Вильгельма II Ленину не было бы Октябрьской революции. Более того: без поддержки Германии большевики едва ли удержались бы у власти в первый, решающий год». [6]

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

Из видео Аркадия Мамонтова «Историческое интервью с Еленой Чавчавадзе. Ч. 4»:
«Елена Чавчавадзе, журналист, режиссёр, сценарист:
– Только сейчас у нас перевели книгу немецкого историка, честного, Фрица Фишера. Всем рекомендую. Эта книга называется: «Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.» Это просто поразительная по откровенности работа.

Аркадий Мамонтов:
– Есть там какие-то интересные цитаты, может, какие-то примеры вы можете привести: провокации, оплата, найм?
Елена Чавчавадзе:
– Ну, вот: «Однако уже чувствовался эффект от миссии Ленина и германских денежных субсидий». И ссылка, это уже когда его ввезли: «Были предложения Канцлеру выдать 300-400 млн. марок, чтобы за счёт этого добиться аппаратного мира с Россией».

До слёз обидно, что эта книга была написана в Германии этим честным историком в 1988 году. Представляете, 30 лет назад! Хотя до этого вышли документы, опубликованные таким Земаном, мы его застали, и Шарлау – это вот всё по Парвусу. Но нас всегда интересовало, почему так легко англичане, которые выкрали во время Второй Мировой войны этот архив (он был спрятан в горах), вывезли его, тоже целая история, в Англию. Почему они так легко это опубликовали? Ответ прост: они зачистили всё, что касалось их роли, роли Америки и кинули, как кость, Парвуса: пожалуйста, вот вам кость.

Аркадий Мамонтов:
– То есть, они убрали документы о своих действиях, историю англосаксов в перевороте в России убрали?

Елена Чавчавадзе:
– Да, зачистили всё, перевели стрелки на Германию. Почему? Если мы читаем тот же архив полковника Хауза, то мы чётко видим, что даже мы хотели привести некие газеты американские, что за Романовыми последуют Габсбурги и Гогенцоллерны. Это ещё две монархии. То есть, была такая многоцелевая программа».

Книга Элизабет Хереш «Купленная революция. Тайное дело Парвуса»
Мнение:
Австрийская писательница Элизабет Хереш так и назвала свою книгу «Купленная революция. Тайное дело Парвуса» [7], которую она посвятила деятельности Гельфанда Парвуса. В этой книге, а также в книге «Император Николай II» она приводит множество секретных документов, разоблачающих непосредственное участие Германии, Австро-Венгрии, Англии и других западных стран в русских революциях. [8]

Участие Запада в русских революциях
Вспомним, что писал французский экономист Эдмон Тери в книге «Россия в 1914 г. Экономический обзор», который он сделал по просьбе двух министров французского правительства:

«Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 годы идти так же, как они шли с 1900 по 1912-й, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении». [9]

Победа в первой мировой войне, становившаяся к весне 1917 года всё более очевидной, приносила России неоспоримые геополитические преимущества и прочила ей роль мирового лидера.

Из фильма «Страна, которую не жалко»:
«После войны страна-победитель с богатейшими природными ресурсами и без серьёзных национальных конфликтов неминуемо превратилась бы не просто в сверхдержаву, а в единственную сверхдержаву мира.

Алексей Мартынов, историк, политолог:
«Именно потому, что синергия народов России в начале 20-го века создавала условия для гиперскачка Российской Империи и превращения её в единственную сверхдержаву, именно поэтому против России начали активно действовать все внешние силы, все внешние игроки».

Западные страны были серьёзно обеспокоены небывалым ростом экономики, мощью и победами России. Никто, ни её противники в войне, ни союзники по Антанте, не хотел усиления России и укрепления её позиций в мире.

Германия была обессилена войной и искала пути выхода из неё. Она рассчитывала на ослабление России, поддерживая русских революционеров. Она мечтала о сепаратном мире, но от царя этого ждать не приходилось, и тот трофей, который она получила в виде брестского мира, не снился кайзеру Вильгельму II даже в самых смелых снах.
Для союзников по Антанте сильная, мощная и развитая Россия становилась опасным конкурентом. Наши «заклятые» друзья, Англия, которой руководил король Георг 5, двоюродный брат русского царя, и Франция, которую, благодаря решению Николая II, русская армия спасла от полного разгрома в начале Первой мировой войны, очень хотели, но не видели способа помешать России овладеть проливами и Константинополем в результате победы Антанты в войне.

Из фильма «Николай II. Сорванный триумф»:
«Победоносная весенняя кампания 1916 года стала для Запада неприятным сюрпризом. Союзники поняли, что русская армия способна сама, без их помощи сокрушить Германию, Австро-Венгрию и Турцию. Осознав это, представители союзных держав начинают устанавливать контакты со злейшими врагами Царя.

Факт:
Андрей Рачинский, доктор истории (Франция): «Поддержка революции в России объяснялась нежеланием союзников соблюдать условия мирных договоров и условия тайных договоров, заключённых между Россией и Антантой в ходе войны. Дело в том, что по условиям мирного договора Россия должна была получить Босфор, Дарданеллы, Константинополь и протекторат над Палестиной, над Святой Землёй».
Наталья Нарочницкая, доктор исторических наук:

«В случае победы Антанты и Царской России тогда, Россия становилась бы Державой №1».

Это совершенно не входило в планы Западных правительств.
Заговор против Царя возглавили влиятельные американские финансовые группы, руководящий центр которых находился в Нью-Йорке, в небоскрёбе на Бродвее, 120.

Андрей Рачинский, доктор истории (Франция): «Для этого были запущены в ход механизмы, как бы мы сегодня сказали, оранжевой революции, когда поддерживается революционное движение в Петрограде через посольства, союзные посольства».

В подготовке заговора против Николая II приняли активное участие и английские политические деятели, прежде всего это лорд Альфред Миллер, премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж и английский посол в Петрограде сэр Джордж Бьюкенен.

Николя Тандлер, историк, автор книг об истории России (Франция): «Западные государства, главным образом Великобритания, США, но также и Франция сыграли главную роль в февральской революции 1917 года. Конкретно эту роль сыграли организации, которые называют «тайными», «секретными». Конечно, это были международные организации, и они имели свои представительства в России».

Английские политические деятели, принявшие активное участие в подготовке заговора против Николая II:
Трансатлантический капитал стремился подчинить себе русские рынки и ресурсы.
Поэтому на развал страны, дискредитацию власти и революционный взрыв изнутри были брошены большие силы и средства.

Книга «Император Николай II. Крестный Путь»
Из книги «Император Николай II. Крестный Путь»: «Опорой Российского государства на протяжении столетий было самодержавие. «За царя, за Родину, за Веру» воевали и умирали жители России. Именно на уничтожение этой ключевой опоры были направлены все силы.

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

Сначала нужно было расшатать столп самодержавия. Методы использовались проверенные:

– создание образа слабого, безвольного, нечестного правителя, для этого в ход шли клевета на царя и царицу, распространение о них и ближайших к ним лиц ложных слухов,

– снабжение огромными финансовыми средствами революционно настроенных партий для поддержки их деятельности, при этом ставились условия, куда эти средства должны быть направлены: на ежедневную пропаганду с целью внушения населению антигосударственных воззрений, на снабжение оружием и боеприпасами». [10]

Из фильма «Страна, которую не жалко»: «Социализм построить, конечно, можно, но для этого надо выбрать страну, которую не жалко».

Эти слова произнёс в своё время Отто фон Бисмарк, человек, собравший Германию из десятков лоскутков. Своё Европа всегда жалела. Именно поэтому социалистов и прочих революционеров поощряла только иностранных. Вот газета «Социалдемократ», 1915-1916 год, цена указана в сантимах, распространяет вроде бы нейтральная Швейцария. Швеция, Англия, Франция, США не отстают. «Тамиздат» лавиной идёт в Россию. Трещины в фундаменте Российского государства 100 лет назад были хорошо заметны профессионалам. Но посетители высокопоставленных салонов от их предупреждений отмахивались. Зато на Западе возможности психологических, поведенческих войн оценили по достоинству. Открылись целые линии финансирования региональных – читай: националистических, сепаратистских партий. Наметился целый план информационной кампании против, как бы мы сейчас сказали, Федерального центра.

Британский разведчик, Уильям Вайсман, глава английской Миссии МИ-6 в Нью-Йорке назвал этот план «управлением бурей».
«Германия расширяла сети агентуры, и не только военной. Одним из руководителей германских спецслужб стал крупнейший гамбургский банкир Макс Варбург, брат Пола Варбурга, руководителя Федеральной Резервной Системы Соединённых Штатов Америки. Под его патронажем заблаговременно, в 1912 г., в Стокгольме был создан «Ниа Банк» Олафа Ашберга, через который позже пойдут деньги большевикам». [11]

Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»:
Алекс Боровский, исследователь (США): «Японцы потратили 10 млн. долларов на диверсионную деятельность на территории России в 1903-1905 годах.

Под эти самые деньги Якоб Шифф и его банковская группа выпустили облигации нескольких займов в Нью-Йорке».

Историческая справка: «Якоб Шифф, глава банковского дома «Кун, Лейб и Ко» в Нью-Йорке, был прочно связан родственными узами с Германскими банковскими кругами. Сторонник разрушения Российской Империи».

С началом Первой мировой войны Якоб Шифф снова развернул антироссийскую кампанию. И при выделении займов Англии и Франции ставил условия, чтобы их правительства письменно обязались ничего из этих сумм не использовать для помощи русским, хотя те и были союзниками.

Николя Тандлер, автор книги «Секрет Ленина» (Франция): «С этого момента неоспоримым и безусловным является вмешательство банковского капитала и, видимо, властей в лице его доверенного человека, каковым являлся Якоб Шифф. Именно он взял в свои руки судьбу Троцкого на земле Соединённых Штатов».

В США финансовые тузы провели на пост президента своего ставленника Вудро Вильсона.

Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»: «Публика не имеет никакого представления о том, что творится за кулисами. Если бы она могла увидеть авторов и декорации, и то, как готовятся исторические трагедии, для публики это было бы откровением (из дневника полковника Хауса)».

Это слова полковника Хауса, одного из архитекторов драматических событий в России начала ХХ века, серого кардинала американского президента Вудро Вильсона.

Энтони Саттон в книге «Уолл-стрит и большевистская революция» приводит доказательства, что в финансировании революции принимали также участие Морган и ряд других банкиров. А в её планировании важную роль сыграло окружение президента Вильсона. Его «серый кардинал» Хаус озабоченно писал, что победа Антанты «будет означать европейское господство России». Но и победу Германии он считал крайне нежелательной. Отсюда он делает вывод: победить должна Антанта, но без России.

Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»:
Историческая справка: «Полковник Хаус – ближайший советник президента Вильсона. Власть за троном, как он сам себя называл».

Ричард Спенс, профессор истории (США):
«Мы можем охарактеризовать полковника Хауса как агента Уолл-стрит в Белом Доме, направляющего деятельность президента страны».

Летом 1916 г. он внушал президенту, что Америка должна вступить в войну, но только после свержения Царя, чтобы сама война приобрела характер борьбы «мировой демократии» против «мирового абсолютизма».

А ведь срок вступления США в войну оговаривался заранее, назначался на весну 1917 г. Это свидетельствует о том, что полковнику Хаусу были хорошо известны планы русских заговорщиков, и о том, что он был связан с ними.

Из фильма «Страна, которую не жалко»:
«С момента публикации, 100 лет назад, эта фотография почти не переиздавалась, а зря, снимок примечательный. Американские флаги вывешены на Уолл-Стрит в день отречения Николая II. И это – время войны, в которой Россия и Америка – союзники».

«Хаус задолго до Бжезинского высказывался, что «остальной мир будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мире будут четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделённая Европейская часть страны».
Одним из ближайших сподвижников Хауса стал резидент британской разведки МИ-6 в США Вильям Вайсман, до войны – банкир, и после войны станет банкиром, будет принят в фирму «Кун и Лейб» Якоба Шифа.

Через Вайсмана политика Хауса согласовывалась с верхушкой правительства Англии – Ллойд Джорджем, Бальфуром, Мильнером.

Американский посол в Германии Додд сообщил, что в февральских событиях важную роль сыграл представитель Вильсона в России Крейн.

И когда революция грянула, Хаус писал президенту США Вильсону: «Нынешние события в России произошли во многом благодаря Вашему влиянию». [11]

Из фильма «Николай II. Сорванный триумф»: «Премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, узнав о февральской революции в России, воскликнул: «Одна из целей войны для Англии достигнута!»

Факт: «После того, как обманом было добыто «отречение» Николая II, «легитимность» новой власти обеспечила отнюдь не всенародная поддержка – её обеспечило мгновенное признание Запада.

Соединённые Штаты Америки признали Временное правительство уже 22 марта (манифест был опубликован 4 марта 1917 г.).

Известный американист Анатолий И. Уткин отмечает: «Это был абсолютный временной рекорд для кабельной связи и для работы американского механизма внешних сношений».

24 марта последовало признание со стороны Англии, Франции и Италии.
Ещё одним доверенным лицом Керенского стал Сомерсет Моэм – будущий великий писатель, а в то время секретный агент британской МИ-6, подчинявшийся резиденту в США Вайсману.

Стоит ли удивляться, что при таких советниках министр-председатель принимал худшие решения и упустил власть почти без борьбы?

Томпсон, покинув Россию, посетил Англию и представил премьер-министру Ллойд Джорджу меморандум, в котором были такие слова: «…Россия вскоре стала бы величайшим военным трофеем, который когда-либо знал мир». [11]

Кто они, «русские» революционеры?
К началу XX в. подрывные технологии были уже достаточно отработаны, и зарубежные политические и финансовые круги взяли под покровительство российских революционеров.

Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»:
Ричард Спенс, профессор истории (США): «План Вайсмана по проведению секретной операции в России сам он называл «управление штормом». Поэтому Вайсман хотел, чтобы в Россию направлялись агенты, имеющие кредит политического доверия в революционной среде и могущие влиять на неё».

Троцкий (Бронштейн), Парвус (Гельфанд) и другие
Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»:
Факт: Николя Тандлер, историк (Франция): «Через посредство секретных служб Австрии Троцкий был информатором австрийского Генштаба».

Под крылом австрийских спецслужб действовала и организация украинских сепаратистов. Её печатным органом была газета «Правда», выходившая во Львове, тогдашнем в Лемберге на австрийской территории. Но приглашённый в газету Троцкий увёл её успехи и стал издавать русскоязычную «Правду» в Вене по адресу Айнзиделяйгассе, 9.
Альфред Мансфельд, автор исследования «Троцкий в Вене» (Австрия): «Финансовая помощь, которую Троцкий регулярно получал здесь, в Вене, исчислялась суммой более 3000 крон. Это много для того времени».

Вокруг газеты сорганизовались и его первые кадры.
Историческая справка:
Матвей Скобелев – в 1917 году министр труда в правительстве Керенского. Моисей Урицкий – с 1918 года председатель Петроградского ЧК. Адольф Иоффе – после октября 1917 года заместитель Троцкого по Наркомату иностранных дел.
Но из попытки Троцкого создать свою партию ничего не вышло. И он по заданию Парвуса уезжает на Балканы, где началась война. Парвус к тому времени уже несколько лет жил в Турции, быстро став там сверхвлиятельной и богатой персоной.

Историческая справка:
Парвус – настоящее имя Израиль Лазаревич Гельфанд, выходец из России, немецкий социал-демократ, связанный с финансовыми, политическими и военными кругами Германской империи.

Алекс Боровский, исследователь (США): «Сам Парвус работал на два ведомства – секретную службу Германии и разведку Британии.

Работу, которую Троцкий проделал на Балканах, – это работа человека, который был заинтересован в наблюдении за передвижением войск, за снабжением армии. Его информация через Парвуса поступала к шефу Германской разведки Вальтеру Николае».

Вскоре Германия и Австро-Венгрия объявят войну России.
Кирилл Александров, историк: «Лев Троцкий и Владимир Ленин в тот момент находились на территории Австро-Венгерской империи, которая стала одним из главных врагов Российской империи в ходе войны. И Ленин, и Троцкий по законам военного времени подлежали задержанию. Однако за Ленина вступился один из самых влиятельных политиков и депутатов Австро-Венгерского парламента Виктор Адлер.

Из ходатайства Виктора Адлера: «Ульянов посвятил свою жизнь борьбе против России».
Поэтому в скором времени после ареста Ленин был освобожден. Что самое интересное: за Троцкого вступился тот же самый человек».

Именно Виктор Адлер с помощью шефа политической полиции помог Троцкому с семьей спешно покинуть Вену.
Факт:

Из архива Министерства иностранных дел Германии: Германия выделила деньги Парвусу под его план по выведению России из войны через революцию.
Парвус собирает в нейтральной Швейцарии в Циммервальде социал-демократов, которые съехались туда из разных стран.
После долгого перерыва Троцкий встречается с Лениным. Тогда и будет впервые сформулирована идея превращения Мировой войны в гражданскую через поражение России.
Из донесения агента французской разведки:

«Эрнест Барк передал Троцкому необходимые деньги, чтобы оплатить его переезд и переезд его жены в Соединённые Штаты Америки».

Историческая справка: «Эрнест Барк – племянник последнего министра финансов Царской России, Петра Барка. Пётр Барк лоббировал интересы в России американского Нейшнл Сити Банка».

Ричард Спенс, профессор истории (США): «Известно, что в порту его встретил человек по имени Артур Конкорс. Конкорс был официальным представителем Нью-Йоркской организации «Общества по предоставлению убежища евреям и поддержки эмигрантов». Интересные факты о Конкорсе и его организации, «Обществе поддержки эмигрантов», что в Нью-Йорке их финансировала группа бизнесменов. И одним из членов совещательного совета этого Общества был Якоб Шифф, весьма влиятельная фигура.

Затем, что очень интересно, Троцкий оказывается в Нью-Йорке, где действует основной агент его дяди, Абрама Животовского – Сидней Рейли, который, что, пожалуй, даже более интересно, в это же время работает и агентом Уильяма Вайсмана».

Историческая справка:

«Абрам Животовский – член правления и крупный акционер Русско-Азиатского банка в Петербурге. За 15 лет прошёл путь от помощника аптечного провизора до банкира-миллионера. Во время Первой мировой войны был арестован по обвинению в продаже сахара и муки стране противника, Германии, и создании продовольственного дефицита в Петрограде. Братья Абрам и Давид фигурировали в списке одной из масонских лож Санкт-Петербурга».

Ричард Спенс, профессор истории (США): «Но я определённо думаю, что это не случайность, не просто маленькое совпадение, что он в январе 1917 года оказывается в Нью-Йорке. И связано это с такими людьми, как Вайсман и Рейли».

Историческая справка:

Сидней Рейли родился в Одессе. Взял фамилию жены, под которой стал известен по операции «Трест». По некоторым источникам, во время Русско-Японской войны работал на японцев, выкрав секреты укрепления Порт-Артура, агент Британской разведки и лично Уильяма Вайсмана.
Ричард Спенс, профессор истории (США): «Летом 1914 года, в начале Первой Мировой войны, а вернее даже незадолго перед её началом, Абрам Животовский, дядя Троцкого, нанимает Сиднея Рейли в качестве торгового агента и направляет его сначала по Транссибирской магистрали в Японию, а затем из этой страны – в США с целью заключения военных контрактов.

Во время войны некоторые люди зарабатывают на ней деньги. Для них она очень выгодна. Целью синдиката Животовского, в который входил Сидней Рейли, было заработать на этой войне как можно больше денег».

Американский офис Сиднея Рейли располагался по адресу: Бродвей, 120. В одной комнате с Рейли работал приехавший из России Александр Вайнштейн. Его брат, Григорий Вайнштейн, был директором русскоязычной газеты «Новый мир», куда и направили Троцкого.

В газете уже сотрудничали Николай Бухарин, Моисей Володарский, Александра Коллонтай. Все после октября 1917 года получат высокие посты в Советской России.

Ричард Спенс, профессор истории (США): «По адресу Бродвей, 120 сходилось множество интересных связей.

В этом здании имел офис хорошо известный в Нью-Йорке Бенни Свердлов. На самом деле, его имя было: Вениамин Свердлов, и он был младшим братом известного русского большевика Якова Свердлова».

Историческая справка: «Вениамин Свердлов после Октября займёт пост заместителя Наркома путей сообщения».

Ричард Спенс, профессор истории (США): «Основным его бизнесом был перевод денег, своеобразный вид частного предпринимательства. Русские рабочие-эмигранты использовали его заведение для перевода заработанных денег из США на счета российских банков. Естественно, что эта возможность могла быть использована и для других целей».

В Нью-Йоркской публичной библиотеке Троцкий изучал статистику экономического роста Америки, которая за время войны не только избавилась от огромной задолженности, но и стала крупнейшим мировым кредитором.

Из воспоминаний Л. Троцкого: «Цифры роста американского экспорта во время войны поразили меня. Эти цифры переопределяли не только вмешательство Америки в войну, но и решающую мировую роль Соединённых Штатов после войны».

Этот экспорт вырос на военных заказах, в размещении которых участвовал синдикат Животовского, дяди Троцкого.

В день получения известия о революции в России Нью-Йорк украсился национальными флагами.

Николя Тандлер, автор книги «Секрет Ленина» (Франция): «Сразу после Февральской революции Троцкий попросил отрегулировать ему паспортные документы. Всё было сделано на самом высоком уровне, на уровне полковника Хауса, который смело решил эту проблему. И американский паспорт был выправлен с необычной скоростью».

Троцкий получил в Российском консульстве необходимые документы для въезда в Россию. Но нужна была ещё и британская транзитная виза.

Ричард Спенс, профессор истории (США):

«Факт, который отметил сам Троцкий при посещении британского консульства: он не столкнулся с какими-либо затруднениями. Тепло встреченный, он получил все необходимые документы для того, чтобы покинуть Нью-Йорк».

Скорость, с которой англичане оформили визу, объяснялась участием Уильяма Вайсмана, уже упомянутого нами. Возможно, и паспорт помог получить Троцкому Вайсман, который с 1916 года был доверенным лицом полковника Хауса.

Национальный архив Англии. Из донесения Вайсмана, с пометкой «срочно»:

«Вчера Троцкий отбыл на борту корабля «Кристианиафьорд». Достоверно известно, что Троцкий имеет при себе 10 000 долларов, полученных от немецких социалистов, которые должны быть использованы для начала революции в России против существующего правительства».

Ричард Спенс, профессор истории (США):

«10 000 долларов, которые он везёт с собой, сегодня бы равнялись 200 000 долларам, это хорошие деньги, но недостаточные в масштабе революции. Это разменная монета на политическом уровне».

Незадолго до своего отплытия Троцкий на прощальных митингах в Нью-Йорке уверенно заявлял: «Временное правительство просуществует недолго. И уступит место людям, которые будут решительнее проводить демократизацию России».

В это время его партийный соперник Ленин при помощи германского командования был уже отправлен в Россию.

Троцкому надо было спешить.

Уже на второй день после приезда Троцкий с семьёй поселяется в огромной и богатой квартире директора завода Нобеля в Петрограде, Серебровского, занимавшегося оборонными поставками, так же как и дядя Троцкого, Животовский.

Историческая справка:
«Александр Серебровский. В советское время возглавит Нефтесиндикат СССР и Союз-Золото».

В Петрограде у Троцкого, помимо его дяди Животовского, жила сестра Ольга Бронштейн, жена большевика Льва Каменева. Именно Каменев взялся наводить мосты между Троцким и Лениным.
Кирилл Александров, историк:

«Теперь мы приближаемся к одной из самых детективных историй. Это сюжет, связанный со стремительным сближением Троцкого и Ленина. Союз между двумя людьми, которые более десятилетия осыпали друг друга самыми нелестными эпитетами, среди которых «Иудушка» и «Политическая проститутка» были едва ли не самыми ещё скромными».

Ричард Спенс, профессор истории (США):
«Вайсман позже напишет, что «один из наших американских агентов, известный интернациональный социалист, был сразу же принят большевиками и допущен на их собрания».
Существует достаточно большая вероятность того, что агент, про которого говорит Вайсман, не кто иной, как сам Троцкий».
В конце июня 1917 года военная контрразведка Петрограда собрала достаточно доказательств о сношении сторонников Ленина с противником. 1 июля она доложила об этом правительству.

О докладе стало известно и Троцкому, и Ленину.

Разоблачение казалось неминуемым. Но неожиданно в Петрограде начались беспорядки, целью которых было отвлечь внимание правительства от подозреваемых…
В ночь с 24 на 25 октября по старому стилю в Петрограде был осуществлён вооружённый переворот.
Власть была взята от имени Съезда Советов.

Мнение:

Кирилл Александров, историк:
«Десять дней, которые потрясли мир» – известная книга американского журналиста Джона Рида – это очень своеобразная хроника октябрьских событий 1917 года. У неискушённого читателя создавалось вполне стойкое и определённое убеждение: настоящим, подлинным вождём и организатором Октябрьского переворота был не Ленин и, тем более, не Иосиф Виссарионович Сталин, как это считалось в 30-е и 40-е годы, а Лев Троцкий.
Именно так оно и было на самом деле».
Из воспоминаний Г. Зива:

«Троцкий быстро стал входить во вкус безответственного властителя. Уже через три дня он объявит врагам большевизма беспощадную месть и беспощадный расстрел. Слово «беспощадный» отныне станет одним из наиболее излюбленных в лексиконе Троцкого».

Наталья Нарочницкая, доктор исторических наук:

«Ну, разве может быть случайным, что Троцкий, окончивший реальное училище в Одессе и не имевший даже высшего образования, журналист, агитатор, был назначен Наркомом по иностранным делам?

И явился он уничтожать русскую дипломатию, «непобедимую», как писал ещё Энгельс, на следующий же день после Октябрьского переворота, как будто выполняя немедленное и самое срочное задание».

Ричард Спенс, профессор истории (США):

«Одно из заданий Троцкого заключалось в опубликовании сразу же после Октябрьской революции секретных договоров России с союзниками».

Тайные договоры России с союзниками по Первой Мировой войне публикует на своих страницах сначала «Нью-Йорк Таймс», а затем британская «Манчестер Гардиан».

Публикации стали настоящим землетрясением, обвалившим здание европейской дипломатии.

Наталья Нарочницкая, доктор исторических наук:

«В этот момент для Британии, а также для США было очень выгодным опубликовать тайные переговоры и тем самым отказаться от них, потому что там были обязательства перед Россией.

А победа была уже совсем близка. Плоды же этой победы достались Британии, и прежде всего, Соединённым Штатам, которые и становятся главной скрипкой на послевоенном театре».

Какой трофей получили инвесторы русских революций?
План союзников в отношении России был выполнен.

Писатель Валерий Шамбаров:

«Страна в ходе 2-х революций и гражданской войны лежала в руинах.

В результате её народу пришлось перенести немыслимые жертвы, страдания и лишения.

Россия потеряла значительные территории. От голода, эпидемий и террора погибло около 20 млн. человек.

Но «русский бунт, бессмысленный и беспощадный» на самом-то деле стал бессмысленным только для русских.

А для тех, кто его организовал, он оказался очень даже осмысленным и полезным». [11]

Наша страна выбыла из числа победителей в войне, раскололась на враждующие лагеря.

Современный американский историк Ричард Спенс приходит к выводу:

«Мы можем сказать, что русская революция сопровождалась самым грандиозным хищением в истории».

Да, «трофей» был грандиозный!

«В 20-х годах американские и британские бизнесмены ринулись подминать советские рынки, расхватывали в концессии промышленные предприятия, месторождения полезных ископаемых. Тонны русского золота вывозились за границу.

Для финансовых операций с зарубежными кругами в 1922 г. был создан Роскомбанк (прообраз Внешторгбанка), и возглавил его… всё тот же Ашберг. А раздачей концессий ведал всё тот же Троцкий. Он же возглавил кампанию по изъятию церковных ценностей». [11]

Из фильма «Страна, которую не жалко»:
«Нью-Йорк Трибьюн», 24 января 1921 года:
«Похоже, что происходящая в России большевистская революция является, на самом деле, гигантской финансовой операцией, цель которой – переместить огромные денежные средства из-под русского контроля под контроль европейских и американских банков».

Вложения в русскую революцию окупились сторицей. По оценке «Нью-Йорк Таймс» в начале 20-х годов только в США русского золота осело на полтриллиона долларов, и это тех, старых долларов. И это не считая того, что Россию, в буквальном смысле слова, рвут на части. Американцы контролировали Транссиб, важнейшую железнодорожную артерию континента. Англичане завладели русской нефтью в Баку. Французы заняли Одессу, главный порт русского экспорта. Японцы оккупировали Дальний восток. Чехи отжали половину хранившегося в Казани золотого запаса Российской Империи. Даже итальянцы каким-то образом оказались в Тифлисе, взяв в качестве приза местные марганцевые месторождения.
Лорд Берти, английский посол во Франции:

«Нет больше России. Исчез идол в лице императора и религии, который связывал разные нации православной веры. Если только нам удаться добиться независимости буферных государств – Финляндии, Польши, Эстонии, Украины – и сколько бы их ни удалось сфабриковать – то, по-моему, остальное может убираться к черту и вариться в собственном соку».

Сергей Кремлёв пишет, что после прихода к власти большевиков «23 декабря 1917 года Клемансо, Пишон и Фош от Франции, лорды Мильнер и Сесиль от Англии заключили тайную конвенцию о разделе сфер влияния в России: Англии — Кавказ, Кубань, Дон; Франции — Бессарабия, Украина, Крым. США формально в конвенции не участвовали, хотя фактически держали в руках все нити, особо претендуя на Сибирь и Дальний Восток…

Географическая карта, подготовленная госдепартаментом США для американской делегации на Парижской конференции, показывала это со всей наглядностью графического документа: Российское государство занимало там лишь Среднерусскую возвышенность. Прибалтика, Белоруссия, Украина, Кавказ, Сибирь и Средняя Азия превращались на “госдеповской” карте в “самостоятельные”, “независимые” государства.

До воплощения их плана прошло несколько десятилетий». [12]

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

И.Л. Солоневич «Великая фальшивка февраля»

«Самое занятное то, что в феврале 1917 года никакой революции в России не было вообще: был дворцовый заговор. Заговор был организован:

а) земельной знатью, при участии или согласии некоторых членов династии — тут главную роль сыграл Родзянко;
б) денежной знатью — А. Гучков и
в) военной знатью — ген. М. Алексеев.

У каждой из этих групп были совершенно определенные интересы. Эти интересы противоречили друг другу, противоречили интересам страны и противоречили интересам армии и победы — но никто не организует государственного переворота под влиянием плохого пищеварения. Заговор был организован по лучшим традициям XVIII века, и основная ошибка декабристов была избегнута: декабристы сделали оплошность — вызвали на Сенатскую площадь массу. Большевистский историк проф. Покровский скорбно отмечает, что Императора Николая Первого «спас мужик в гвардейском мундире». И он так же скорбно говорит, что появление солдатского караула могло спасти и Императора Павла Первого.

Основная стратегическая задача переворота заключалась в том, чтобы изолировать Государя Императора и от армии и от «массы», что и проделал ген. М. Алексеев. Самую основную роль в этом перевороте сыграл А. Гучков. Его техническим исполнителем был ген. М. Алексеев, а М. Родзянко играл роль, так сказать, слона на побегушках. Левые во всем этом были абсолютно ни при чем. И только после отречения Государя Императора они кое-как, постепенно пришли в действие: Милюков, Керенский, Совдепы и, наконец, Ленин — по тем же приблизительно законам, по каким развивается всякая настоящая революция. Но это пришло позже — в апреле—мае 1917 года. В феврале же был переворот, организованный, как об этом сказали бы члены СБОНРа или Лиги, «помещиками, фабрикантами и генералами».

И.Л. Солоневич «Великая фальшивка февраля»

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО)

В предыдущих статьях из цикла «Отречёмся от старого мифа!» мы рассмотрели состояние дел в России начала 20 века и убедились, что мифы об отсталости страны, предельном обнищании народных масс и слабости царя опровергаются убедительными фактами, которые становятся всё более доступными.

Почему сто лет назад, в феврале 1917 года, рухнула монархия? Этот вопрос подробно рассматривался в курсе истории КПСС на протяжении семидесяти лет советской власти, и причины революций укладывались в формулу «верхи не могли, низы не хотели». Все события были поданы и истолкованы таким образом, чтобы подвести нас к этому выводу. Мы долгое время были изолированы от истинной истории своей страны.

В начале 20 века Россия развивалась невиданными темпами и вырвалась вперёд по многим показателям. Перед войной страна переживала экономический бум и расцвет во всех сферах жизни, она преодолела трудности первых лет войны.

Становилось ясно, что 1917 год станет годом новых русских побед. Но победе не суждено было случиться, произошла революция, точнее, 2 революции, февральская и октябрьская. Но никакими революциями они, по сути, не были, это были государственные перевороты.

Мнение:

Из видео Олега Матвеичева на канале «Уши машут ослом»:
«Февральскую революцию делали самые богатые слои населения, элита России.

Именно Московское купечество финансировало большинство фракций в Государственной Думе, именно московское купечество стояло за заговором генералов, которые принудили Николая II к отречению.

Зачем это всё им было нужно? Они просто хотели «порулить». Они хотели, чтобы правительство назначалось Государственной Думой, а не Царём. Всего лишь навсего! Никто из них не мог подумать, что после отречения Царя Россия ввергнется в гражданскую войну. Февральскую революцию не нужно путать с Октябрьской революцией. Февральская революция свергла Царя. Октябрьская революция свергла тех, кто сверг Царя».
Так называемое «отречение от престола» Императора проходило по сценарию классического «дворцового» переворота силами представителей олигархата, генералитета и аристократической знати.

Кандидат исторических наук Пётр Мультатули в статье «1917-й: Почему это стало возможно?» констатирует: «Документальные источники убедительно свидетельствуют, что в течение 1916 – начале 1917 годов ни в Петрограде, ни в Москве не было ни одной сколько-нибудь серьёзной организации, способной и готовой осуществить революцию. Всего за месяц до Февральского переворота, 9 января 1917 года, находящийся в эмиграции Ленин писал: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв этой грядущей революции». [1]

Несостоятельной представляется мысль о том, что Февральский переворот стал следствием «стихийного выступления масс».

Иван Солоневич в книге «Великая фальшивка февраля» пишет:
«Лично я был профессиональным свидетелем событий всего 1916 и 1917 гг. – политическим репортёром крупнейшей газеты России – суворинского «Нового времени». Даже и для нас, репортёров, так сказать, профессиональных всезнаек, революция была как гром среди совершенно ясного неба. Для левых она была манной, но тоже с совершенно ясного неба…»

И. Солоневич приводит слова французского посла при дворе императора Николая II, Мориса Палеолога: «В 1917 году русские социалисты испытали такую же неожиданность, как французские республиканцы в 1848 году. На докладе в Париже 12 марта 1920 года А. Керенский сказал, что его политические друзья собрались у него 10 марта (26 февраля) 1917 года и единогласно решили, что революция в России невозможна. Через два дня после этого царизм был свергнут».

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Факт:
«Самое занятное то, – пишет Солоневич, – что в феврале 1917 года никакой революции в России не было вообще: был дворцовый заговор. Заговор был организован:
а) земельной знатью, при участии или согласии некоторых членов династии – тут главную роль сыграл Родзянко;
б) денежной знатью – А. Гучков и
в) военной знатью – ген. М. Алексеев.
У каждой из этих групп были совершенно определённые интересы. Эти интересы противоречили друг другу, противоречили интересам страны и противоречили интересам армии и победы».

И далее он пишет: «Правые не могут признаться в том, что страшная формулировка Государя Императора о предательстве и прочем относится именно к их среде, левым очень трудно признаваться в том, что февральская манна небесная, так неожиданно свалившаяся на них, исходила вовсе не от народного гнева, не от восстания масс и вообще не от какой «революции», а просто явилась результатом предательства, глупости и измены в среде правившего слоя.

Таким образом, фальшивка Февраля декорируется с двух сторон: левые пытаются всё свалить на народ, правые – на народ, «обманутый левыми». [2]

Было ли отречение Царя добровольным?
Из фильма «Государь-Император Николай II. Опережая время»:
Андрей Борисюк, историк, автор книги «История России, которую приказали забыть»:
«В обществе по-прежнему широко распространён миф об отречении как о добровольном бегстве от своей власти в условиях опасности, т.е. о фактическом предательстве. Тем не менее, у этого мифа нет никакой доказательной базы – ни фактической, ни документальной, ни логической. Манифеста об отречении не существует».

Мировые события ХХ века показывают, что никакие перевороты в истории не были вызваны социально-экономическими причинами.

Мнение:
Из фильма «Государь-Император Николай II. Опережая время»:
Андрей Борисюк, историк, автор книги «История России, которую приказали забыть»:
«Существует миф, что революция возникла от плохого уровня жизни.

Но если мы посмотрим вообще на историю мира, человечества, на современные революции, оранжевые разные, то мы увидим, что уровень жизни никогда не является причиной революции. Например, учёный Токвиль А., изучая Великую французскую революцию, пишет, что чем больше положение французов улучшалось, тем более они были недовольны».
Из фильма «Страна, которую не жалко»: «Когда через десять лет, во время великой депрессии в США будут не то что очереди за хлебом – люди будут умирать от голода, а рядом кукурузу будут кидать в паровозные топки, чтобы не снижать цены – никакой революции в Америки не будет и в помине. Классическая революционная ситуация была не только в Америке времён великой депрессии. В Англии во время Первой мировой женщинам и детям пришлось сутками стоять у станков на оборонных заводах – мужчин не было. Но крикнуть: «Долой правительство, которое посылает наших мальчиков на смерть!» – никому и в голову не пришло».

Из фильма «Государь-Император Николай II. Опережая время»:
«Так в чём же тогда причина революций? Революции случаются тогда, когда имеются проблемы с мировоззрением, с идеологией. Это и случилось в 1917 году. Русский народ жил двумя странными категориями. Он выбирал между западноевропейским либерализмом и западноевропейским коммунизмом. Своему собственному историческому пути развития не осталось места».

Из фильма «Страна, которую не жалко»:
Доктор исторических наук Кирилл Соловьев
Кирилл Соловьев, доктор исторических наук: «Дело в том, мне представляется, что революция – это явление, прежде всего, обусловленное расколом среди элит. Если у вас устойчивая политическая система, а, соответственно, более-менее монолитные элиты, серьёзные революционные потрясения с высокой долей вероятности вам не грозят».

Как правило, в обрушении той или иной страны были заинтересованы внешние силы, которые умело манипулируя эгоистическими интересами оппозиционных национальных элит, с помощью их предательства и их руками способствовали смене власти преимущественно насильственным путём.

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Из фильма «Страна, которую не жалко»: «Верхи не могут, низы не хотят!». Эту классическую формулу революционной ситуации все мы помним со школы. В действительности государства гибнут совсем по другим причинам.

Мнение:
Алексей Мартынов, историк, политолог:
«Момент ослабления государства, готовность к предательству элит и внешний фактор – вот эти три вещи, которые, так сказать, являются составляющими ингредиентами уничтожения государства, т.е. ингредиентами идеального шторма. Ключевым в этих трёх вещах является второе – готовность к предательству элит».
В дальнейшем мы выясним, кто стоял за революциями 1905 и 1917 гг. и узнаем, какую самоубийственную роль сыграли российские элиты в разрушении страны.

Но сегодня мы поговорим о том, о чём до сих пор практически неизвестно широкой общественности, а именно: на какие средства и с чьей помощью делались русские революции, ведь, как нам всем уже известно из современной истории, без денег, без больших денег никакие революции невозможны.

Что скрывают зарубежные архивы?
Благодаря рассекреченным документам из зарубежных архивов, стали известны огромные суммы, выделенные правительствами западных стран и представителями крупного американского и европейского капитала российским революционерам и их партиям на «революционную борьбу».

Это Архив Гуверовского Института войны, революции и мира при Стэнфордском университете (штат Калифорния, США), наиболее крупное среди зарубежных архивов хранилище материалов по истории и культуре России.

В нём хранится более 60 млн. документов, из них 25% составляет архив русской эмиграции, а также рассекреченные правительственные документы США, Канады и Великобритании начала 20 века.

В 1974 г. в американском издательстве «Арлингтон Хаус» вышла книга профессора Стэнфордского университета Энтони Саттона под названием «Уолл-стрит и большевистская революция», в которой он, опираясь на документы Гуверовского архива, проводит анализ «совместной американо-российской революции» 1917 года и закулисных причин победы большевиков в гражданской войне.

Профессор Энтони Саттон документально доказывает: «Без финансовой, дипломатической и политической поддержки, оказанной Троцкому и Ленину их мнимыми «противниками», а на деле заинтересованными в революции союзниками, капиталистами Уолл-стрита, большевики вполне могли быть сметены». [4]
Вот что отвечает доктор Спенс на вопрос журналиста, не носит ли его исследование конспирологический характер: «Легко разбрасываться такими выражениями, как «теория заговора». Теория – это не факт, но эти понятия часто путают. Исторический факт – это неопровержимая истина… Заговор не есть что-то исключительное. Заговоры всегда играли роль в истории. Исторические решения почти никогда не принимались демократическим путём – это делала малочисленная группа людей, которая сидела где-то и сговаривалась. А если вы замышляете революцию, то просто обязаны быть заговорщиком. Вы же собираетесь свергнуть существующее правительство, которое будет защищаться, и если вы будете действовать открыто, вы очень скоро окажетесь за решеёткой или на виселице. Так что это совершенно естественный образ действий революционеров. То же самое относится и к бизнесу….

Так что я в своей книге не выстраиваю теорию заговора – я пишу о фактах заговора». [5]

Западные историки также опираются на документы Политического архива МИДа Германии.

В историографии ФРГ утверждается, что «без финансовой помощи кайзера Вильгельма II Ленину не было бы Октябрьской революции. Более того: без поддержки Германии большевики едва ли удержались бы у власти в первый, решающий год». [6]

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Из видео Аркадия Мамонтова «Историческое интервью с Еленой Чавчавадзе. Ч. 4»:
«Елена Чавчавадзе, журналист, режиссёр, сценарист:
– Только сейчас у нас перевели книгу немецкого историка, честного, Фрица Фишера. Всем рекомендую. Эта книга называется: «Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.» Это просто поразительная по откровенности работа.

Аркадий Мамонтов:
– Есть там какие-то интересные цитаты, может, какие-то примеры вы можете привести: провокации, оплата, найм?
Елена Чавчавадзе:
– Ну, вот: «Однако уже чувствовался эффект от миссии Ленина и германских денежных субсидий». И ссылка, это уже когда его ввезли: «Были предложения Канцлеру выдать 300-400 млн. марок, чтобы за счёт этого добиться аппаратного мира с Россией».

До слёз обидно, что эта книга была написана в Германии этим честным историком в 1988 году. Представляете, 30 лет назад! Хотя до этого вышли документы, опубликованные таким Земаном, мы его застали, и Шарлау – это вот всё по Парвусу. Но нас всегда интересовало, почему так легко англичане, которые выкрали во время Второй Мировой войны этот архив (он был спрятан в горах), вывезли его, тоже целая история, в Англию. Почему они так легко это опубликовали? Ответ прост: они зачистили всё, что касалось их роли, роли Америки и кинули, как кость, Парвуса: пожалуйста, вот вам кость.

Аркадий Мамонтов:
– То есть, они убрали документы о своих действиях, историю англосаксов в перевороте в России убрали?

Елена Чавчавадзе:
– Да, зачистили всё, перевели стрелки на Германию. Почему? Если мы читаем тот же архив полковника Хауза, то мы чётко видим, что даже мы хотели привести некие газеты американские, что за Романовыми последуют Габсбурги и Гогенцоллерны. Это ещё две монархии. То есть, была такая многоцелевая программа».

Книга Элизабет Хереш «Купленная революция. Тайное дело Парвуса»
Мнение:
Австрийская писательница Элизабет Хереш так и назвала свою книгу «Купленная революция. Тайное дело Парвуса» [7], которую она посвятила деятельности Гельфанда Парвуса. В этой книге, а также в книге «Император Николай II» она приводит множество секретных документов, разоблачающих непосредственное участие Германии, Австро-Венгрии, Англии и других западных стран в русских революциях. [8]

Участие Запада в русских революциях
Вспомним, что писал французский экономист Эдмон Тери в книге «Россия в 1914 г. Экономический обзор», который он сделал по просьбе двух министров французского правительства:

«Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 годы идти так же, как они шли с 1900 по 1912-й, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении». [9]

Победа в первой мировой войне, становившаяся к весне 1917 года всё более очевидной, приносила России неоспоримые геополитические преимущества и прочила ей роль мирового лидера.

Из фильма «Страна, которую не жалко»:
«После войны страна-победитель с богатейшими природными ресурсами и без серьёзных национальных конфликтов неминуемо превратилась бы не просто в сверхдержаву, а в единственную сверхдержаву мира.

Алексей Мартынов, историк, политолог:
«Именно потому, что синергия народов России в начале 20-го века создавала условия для гиперскачка Российской Империи и превращения её в единственную сверхдержаву, именно поэтому против России начали активно действовать все внешние силы, все внешние игроки».

Западные страны были серьёзно обеспокоены небывалым ростом экономики, мощью и победами России. Никто, ни её противники в войне, ни союзники по Антанте, не хотел усиления России и укрепления её позиций в мире.

Германия была обессилена войной и искала пути выхода из неё. Она рассчитывала на ослабление России, поддерживая русских революционеров. Она мечтала о сепаратном мире, но от царя этого ждать не приходилось, и тот трофей, который она получила в виде брестского мира, не снился кайзеру Вильгельму II даже в самых смелых снах.
Для союзников по Антанте сильная, мощная и развитая Россия становилась опасным конкурентом. Наши «заклятые» друзья, Англия, которой руководил король Георг 5, двоюродный брат русского царя, и Франция, которую, благодаря решению Николая II, русская армия спасла от полного разгрома в начале Первой мировой войны, очень хотели, но не видели способа помешать России овладеть проливами и Константинополем в результате победы Антанты в войне.

Из фильма «Николай II. Сорванный триумф»:
«Победоносная весенняя кампания 1916 года стала для Запада неприятным сюрпризом. Союзники поняли, что русская армия способна сама, без их помощи сокрушить Германию, Австро-Венгрию и Турцию. Осознав это, представители союзных держав начинают устанавливать контакты со злейшими врагами Царя.

Факт:
Андрей Рачинский, доктор истории (Франция): «Поддержка революции в России объяснялась нежеланием союзников соблюдать условия мирных договоров и условия тайных договоров, заключённых между Россией и Антантой в ходе войны. Дело в том, что по условиям мирного договора Россия должна была получить Босфор, Дарданеллы, Константинополь и протекторат над Палестиной, над Святой Землёй».
Наталья Нарочницкая, доктор исторических наук:

«В случае победы Антанты и Царской России тогда, Россия становилась бы Державой №1».

Это совершенно не входило в планы Западных правительств.
Заговор против Царя возглавили влиятельные американские финансовые группы, руководящий центр которых находился в Нью-Йорке, в небоскрёбе на Бродвее, 120.

Андрей Рачинский, доктор истории (Франция): «Для этого были запущены в ход механизмы, как бы мы сегодня сказали, оранжевой революции, когда поддерживается революционное движение в Петрограде через посольства, союзные посольства».

В подготовке заговора против Николая II приняли активное участие и английские политические деятели, прежде всего это лорд Альфред Миллер, премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж и английский посол в Петрограде сэр Джордж Бьюкенен.

Николя Тандлер, историк, автор книг об истории России (Франция): «Западные государства, главным образом Великобритания, США, но также и Франция сыграли главную роль в февральской революции 1917 года. Конкретно эту роль сыграли организации, которые называют «тайными», «секретными». Конечно, это были международные организации, и они имели свои представительства в России».

Английские политические деятели, принявшие активное участие в подготовке заговора против Николая II:
Трансатлантический капитал стремился подчинить себе русские рынки и ресурсы.
Поэтому на развал страны, дискредитацию власти и революционный взрыв изнутри были брошены большие силы и средства.

Книга «Император Николай II. Крестный Путь»
Из книги «Император Николай II. Крестный Путь»: «Опорой Российского государства на протяжении столетий было самодержавие. «За царя, за Родину, за Веру» воевали и умирали жители России. Именно на уничтожение этой ключевой опоры были направлены все силы.

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Сначала нужно было расшатать столп самодержавия. Методы использовались проверенные:

– создание образа слабого, безвольного, нечестного правителя, для этого в ход шли клевета на царя и царицу, распространение о них и ближайших к ним лиц ложных слухов,

– снабжение огромными финансовыми средствами революционно настроенных партий для поддержки их деятельности, при этом ставились условия, куда эти средства должны быть направлены: на ежедневную пропаганду с целью внушения населению антигосударственных воззрений, на снабжение оружием и боеприпасами». [10]

Из фильма «Страна, которую не жалко»: «Социализм построить, конечно, можно, но для этого надо выбрать страну, которую не жалко».

Эти слова произнёс в своё время Отто фон Бисмарк, человек, собравший Германию из десятков лоскутков. Своё Европа всегда жалела. Именно поэтому социалистов и прочих революционеров поощряла только иностранных. Вот газета «Социалдемократ», 1915-1916 год, цена указана в сантимах, распространяет вроде бы нейтральная Швейцария. Швеция, Англия, Франция, США не отстают. «Тамиздат» лавиной идёт в Россию. Трещины в фундаменте Российского государства 100 лет назад были хорошо заметны профессионалам. Но посетители высокопоставленных салонов от их предупреждений отмахивались. Зато на Западе возможности психологических, поведенческих войн оценили по достоинству. Открылись целые линии финансирования региональных – читай: националистических, сепаратистских партий. Наметился целый план информационной кампании против, как бы мы сейчас сказали, Федерального центра.

Британский разведчик, Уильям Вайсман, глава английской Миссии МИ-6 в Нью-Йорке назвал этот план «управлением бурей».
«Германия расширяла сети агентуры, и не только военной. Одним из руководителей германских спецслужб стал крупнейший гамбургский банкир Макс Варбург, брат Пола Варбурга, руководителя Федеральной Резервной Системы Соединённых Штатов Америки. Под его патронажем заблаговременно, в 1912 г., в Стокгольме был создан «Ниа Банк» Олафа Ашберга, через который позже пойдут деньги большевикам». [11]

Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»:
Алекс Боровский, исследователь (США): «Японцы потратили 10 млн. долларов на диверсионную деятельность на территории России в 1903-1905 годах.

Под эти самые деньги Якоб Шифф и его банковская группа выпустили облигации нескольких займов в Нью-Йорке».

Историческая справка: «Якоб Шифф, глава банковского дома «Кун, Лейб и Ко» в Нью-Йорке, был прочно связан родственными узами с Германскими банковскими кругами. Сторонник разрушения Российской Империи».

С началом Первой мировой войны Якоб Шифф снова развернул антироссийскую кампанию. И при выделении займов Англии и Франции ставил условия, чтобы их правительства письменно обязались ничего из этих сумм не использовать для помощи русским, хотя те и были союзниками.

Николя Тандлер, автор книги «Секрет Ленина» (Франция): «С этого момента неоспоримым и безусловным является вмешательство банковского капитала и, видимо, властей в лице его доверенного человека, каковым являлся Якоб Шифф. Именно он взял в свои руки судьбу Троцкого на земле Соединённых Штатов».

В США финансовые тузы провели на пост президента своего ставленника Вудро Вильсона.

Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»: «Публика не имеет никакого представления о том, что творится за кулисами. Если бы она могла увидеть авторов и декорации, и то, как готовятся исторические трагедии, для публики это было бы откровением (из дневника полковника Хауса)».

Это слова полковника Хауса, одного из архитекторов драматических событий в России начала ХХ века, серого кардинала американского президента Вудро Вильсона.

Энтони Саттон в книге «Уолл-стрит и большевистская революция» приводит доказательства, что в финансировании революции принимали также участие Морган и ряд других банкиров. А в её планировании важную роль сыграло окружение президента Вильсона. Его «серый кардинал» Хаус озабоченно писал, что победа Антанты «будет означать европейское господство России». Но и победу Германии он считал крайне нежелательной. Отсюда он делает вывод: победить должна Антанта, но без России.

Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»:
Историческая справка: «Полковник Хаус – ближайший советник президента Вильсона. Власть за троном, как он сам себя называл».

Ричард Спенс, профессор истории (США):
«Мы можем охарактеризовать полковника Хауса как агента Уолл-стрит в Белом Доме, направляющего деятельность президента страны».

Летом 1916 г. он внушал президенту, что Америка должна вступить в войну, но только после свержения Царя, чтобы сама война приобрела характер борьбы «мировой демократии» против «мирового абсолютизма».

А ведь срок вступления США в войну оговаривался заранее, назначался на весну 1917 г. Это свидетельствует о том, что полковнику Хаусу были хорошо известны планы русских заговорщиков, и о том, что он был связан с ними.

Из фильма «Страна, которую не жалко»:
«С момента публикации, 100 лет назад, эта фотография почти не переиздавалась, а зря, снимок примечательный. Американские флаги вывешены на Уолл-Стрит в день отречения Николая II. И это – время войны, в которой Россия и Америка – союзники».

«Хаус задолго до Бжезинского высказывался, что «остальной мир будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мире будут четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделённая Европейская часть страны».
Одним из ближайших сподвижников Хауса стал резидент британской разведки МИ-6 в США Вильям Вайсман, до войны – банкир, и после войны станет банкиром, будет принят в фирму «Кун и Лейб» Якоба Шифа.

Через Вайсмана политика Хауса согласовывалась с верхушкой правительства Англии – Ллойд Джорджем, Бальфуром, Мильнером.

Американский посол в Германии Додд сообщил, что в февральских событиях важную роль сыграл представитель Вильсона в России Крейн.

И когда революция грянула, Хаус писал президенту США Вильсону: «Нынешние события в России произошли во многом благодаря Вашему влиянию». [11]

Из фильма «Николай II. Сорванный триумф»: «Премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, узнав о февральской революции в России, воскликнул: «Одна из целей войны для Англии достигнута!»

Факт: «После того, как обманом было добыто «отречение» Николая II, «легитимность» новой власти обеспечила отнюдь не всенародная поддержка – её обеспечило мгновенное признание Запада.

Соединённые Штаты Америки признали Временное правительство уже 22 марта (манифест был опубликован 4 марта 1917 г.).

Известный американист Анатолий И. Уткин отмечает: «Это был абсолютный временной рекорд для кабельной связи и для работы американского механизма внешних сношений».

24 марта последовало признание со стороны Англии, Франции и Италии.
Ещё одним доверенным лицом Керенского стал Сомерсет Моэм – будущий великий писатель, а в то время секретный агент британской МИ-6, подчинявшийся резиденту в США Вайсману.

Стоит ли удивляться, что при таких советниках министр-председатель принимал худшие решения и упустил власть почти без борьбы?

Томпсон, покинув Россию, посетил Англию и представил премьер-министру Ллойд Джорджу меморандум, в котором были такие слова: «…Россия вскоре стала бы величайшим военным трофеем, который когда-либо знал мир». [11]

Кто они, «русские» революционеры?
К началу XX в. подрывные технологии были уже достаточно отработаны, и зарубежные политические и финансовые круги взяли под покровительство российских революционеров.

Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»:
Ричард Спенс, профессор истории (США): «План Вайсмана по проведению секретной операции в России сам он называл «управление штормом». Поэтому Вайсман хотел, чтобы в Россию направлялись агенты, имеющие кредит политического доверия в революционной среде и могущие влиять на неё».

Троцкий (Бронштейн), Парвус (Гельфанд) и другие
Из фильма «Лев Троцкий. Тайна мировой революции»:
Факт: Николя Тандлер, историк (Франция): «Через посредство секретных служб Австрии Троцкий был информатором австрийского Генштаба».

Под крылом австрийских спецслужб действовала и организация украинских сепаратистов. Её печатным органом была газета «Правда», выходившая во Львове, тогдашнем в Лемберге на австрийской территории. Но приглашённый в газету Троцкий увёл её успехи и стал издавать русскоязычную «Правду» в Вене по адресу Айнзиделяйгассе, 9.
Альфред Мансфельд, автор исследования «Троцкий в Вене» (Австрия): «Финансовая помощь, которую Троцкий регулярно получал здесь, в Вене, исчислялась суммой более 3000 крон. Это много для того времени».

Вокруг газеты сорганизовались и его первые кадры.
Историческая справка:
Матвей Скобелев – в 1917 году министр труда в правительстве Керенского. Моисей Урицкий – с 1918 года председатель Петроградского ЧК. Адольф Иоффе – после октября 1917 года заместитель Троцкого по Наркомату иностранных дел.
Но из попытки Троцкого создать свою партию ничего не вышло. И он по заданию Парвуса уезжает на Балканы, где началась война. Парвус к тому времени уже несколько лет жил в Турции, быстро став там сверхвлиятельной и богатой персоной.

Историческая справка:
Парвус – настоящее имя Израиль Лазаревич Гельфанд, выходец из России, немецкий социал-демократ, связанный с финансовыми, политическими и военными кругами Германской империи.

Алекс Боровский, исследователь (США): «Сам Парвус работал на два ведомства – секретную службу Германии и разведку Британии.

Работу, которую Троцкий проделал на Балканах, – это работа человека, который был заинтересован в наблюдении за передвижением войск, за снабжением армии. Его информация через Парвуса поступала к шефу Германской разведки Вальтеру Николае».

Вскоре Германия и Австро-Венгрия объявят войну России.
Кирилл Александров, историк: «Лев Троцкий и Владимир Ленин в тот момент находились на территории Австро-Венгерской империи, которая стала одним из главных врагов Российской империи в ходе войны. И Ленин, и Троцкий по законам военного времени подлежали задержанию. Однако за Ленина вступился один из самых влиятельных политиков и депутатов Австро-Венгерского парламента Виктор Адлер.

Из ходатайства Виктора Адлера: «Ульянов посвятил свою жизнь борьбе против России».
Поэтому в скором времени после ареста Ленин был освобожден. Что самое интересное: за Троцкого вступился тот же самый человек».

Именно Виктор Адлер с помощью шефа политической полиции помог Троцкому с семьей спешно покинуть Вену.
Факт:

Из архива Министерства иностранных дел Германии: Германия выделила деньги Парвусу под его план по выведению России из войны через революцию.
Парвус собирает в нейтральной Швейцарии в Циммервальде социал-демократов, которые съехались туда из разных стран.
После долгого перерыва Троцкий встречается с Лениным. Тогда и будет впервые сформулирована идея превращения Мировой войны в гражданскую через поражение России.
Из донесения агента французской разведки:

«Эрнест Барк передал Троцкому необходимые деньги, чтобы оплатить его переезд и переезд его жены в Соединённые Штаты Америки».

Историческая справка: «Эрнест Барк – племянник последнего министра финансов Царской России, Петра Барка. Пётр Барк лоббировал интересы в России американского Нейшнл Сити Банка».

Ричард Спенс, профессор истории (США): «Известно, что в порту его встретил человек по имени Артур Конкорс. Конкорс был официальным представителем Нью-Йоркской организации «Общества по предоставлению убежища евреям и поддержки эмигрантов». Интересные факты о Конкорсе и его организации, «Обществе поддержки эмигрантов», что в Нью-Йорке их финансировала группа бизнесменов. И одним из членов совещательного совета этого Общества был Якоб Шифф, весьма влиятельная фигура.

Затем, что очень интересно, Троцкий оказывается в Нью-Йорке, где действует основной агент его дяди, Абрама Животовского – Сидней Рейли, который, что, пожалуй, даже более интересно, в это же время работает и агентом Уильяма Вайсмана».

Историческая справка:

«Абрам Животовский – член правления и крупный акционер Русско-Азиатского банка в Петербурге. За 15 лет прошёл путь от помощника аптечного провизора до банкира-миллионера. Во время Первой мировой войны был арестован по обвинению в продаже сахара и муки стране противника, Германии, и создании продовольственного дефицита в Петрограде. Братья Абрам и Давид фигурировали в списке одной из масонских лож Санкт-Петербурга».

Ричард Спенс, профессор истории (США): «Но я определённо думаю, что это не случайность, не просто маленькое совпадение, что он в январе 1917 года оказывается в Нью-Йорке. И связано это с такими людьми, как Вайсман и Рейли».

Историческая справка:

Сидней Рейли родился в Одессе. Взял фамилию жены, под которой стал известен по операции «Трест». По некоторым источникам, во время Русско-Японской войны работал на японцев, выкрав секреты укрепления Порт-Артура, агент Британской разведки и лично Уильяма Вайсмана.
Ричард Спенс, профессор истории (США): «Летом 1914 года, в начале Первой Мировой войны, а вернее даже незадолго перед её началом, Абрам Животовский, дядя Троцкого, нанимает Сиднея Рейли в качестве торгового агента и направляет его сначала по Транссибирской магистрали в Японию, а затем из этой страны – в США с целью заключения военных контрактов.

Во время войны некоторые люди зарабатывают на ней деньги. Для них она очень выгодна. Целью синдиката Животовского, в который входил Сидней Рейли, было заработать на этой войне как можно больше денег».

Американский офис Сиднея Рейли располагался по адресу: Бродвей, 120. В одной комнате с Рейли работал приехавший из России Александр Вайнштейн. Его брат, Григорий Вайнштейн, был директором русскоязычной газеты «Новый мир», куда и направили Троцкого.

В газете уже сотрудничали Николай Бухарин, Моисей Володарский, Александра Коллонтай. Все после октября 1917 года получат высокие посты в Советской России.

Ричард Спенс, профессор истории (США): «По адресу Бродвей, 120 сходилось множество интересных связей.

В этом здании имел офис хорошо известный в Нью-Йорке Бенни Свердлов. На самом деле, его имя было: Вениамин Свердлов, и он был младшим братом известного русского большевика Якова Свердлова».

Историческая справка: «Вениамин Свердлов после Октября займёт пост заместителя Наркома путей сообщения».

Ричард Спенс, профессор истории (США): «Основным его бизнесом был перевод денег, своеобразный вид частного предпринимательства. Русские рабочие-эмигранты использовали его заведение для перевода заработанных денег из США на счета российских банков. Естественно, что эта возможность могла быть использована и для других целей».

В Нью-Йоркской публичной библиотеке Троцкий изучал статистику экономического роста Америки, которая за время войны не только избавилась от огромной задолженности, но и стала крупнейшим мировым кредитором.

Из воспоминаний Л. Троцкого: «Цифры роста американского экспорта во время войны поразили меня. Эти цифры переопределяли не только вмешательство Америки в войну, но и решающую мировую роль Соединённых Штатов после войны».

Этот экспорт вырос на военных заказах, в размещении которых участвовал синдикат Животовского, дяди Троцкого.

В день получения известия о революции в России Нью-Йорк украсился национальными флагами.

Николя Тандлер, автор книги «Секрет Ленина» (Франция): «Сразу после Февральской революции Троцкий попросил отрегулировать ему паспортные документы. Всё было сделано на самом высоком уровне, на уровне полковника Хауса, который смело решил эту проблему. И американский паспорт был выправлен с необычной скоростью».

Троцкий получил в Российском консульстве необходимые документы для въезда в Россию. Но нужна была ещё и британская транзитная виза.

Ричард Спенс, профессор истории (США):

«Факт, который отметил сам Троцкий при посещении британского консульства: он не столкнулся с какими-либо затруднениями. Тепло встреченный, он получил все необходимые документы для того, чтобы покинуть Нью-Йорк».

Скорость, с которой англичане оформили визу, объяснялась участием Уильяма Вайсмана, уже упомянутого нами. Возможно, и паспорт помог получить Троцкому Вайсман, который с 1916 года был доверенным лицом полковника Хауса.

Национальный архив Англии. Из донесения Вайсмана, с пометкой «срочно»:

«Вчера Троцкий отбыл на борту корабля «Кристианиафьорд». Достоверно известно, что Троцкий имеет при себе 10 000 долларов, полученных от немецких социалистов, которые должны быть использованы для начала революции в России против существующего правительства».

Ричард Спенс, профессор истории (США):

«10 000 долларов, которые он везёт с собой, сегодня бы равнялись 200 000 долларам, это хорошие деньги, но недостаточные в масштабе революции. Это разменная монета на политическом уровне».

Незадолго до своего отплытия Троцкий на прощальных митингах в Нью-Йорке уверенно заявлял: «Временное правительство просуществует недолго. И уступит место людям, которые будут решительнее проводить демократизацию России».

В это время его партийный соперник Ленин при помощи германского командования был уже отправлен в Россию.

Троцкому надо было спешить.

Уже на второй день после приезда Троцкий с семьёй поселяется в огромной и богатой квартире директора завода Нобеля в Петрограде, Серебровского, занимавшегося оборонными поставками, так же как и дядя Троцкого, Животовский.

Историческая справка:
«Александр Серебровский. В советское время возглавит Нефтесиндикат СССР и Союз-Золото».

В Петрограде у Троцкого, помимо его дяди Животовского, жила сестра Ольга Бронштейн, жена большевика Льва Каменева. Именно Каменев взялся наводить мосты между Троцким и Лениным.
Кирилл Александров, историк:

«Теперь мы приближаемся к одной из самых детективных историй. Это сюжет, связанный со стремительным сближением Троцкого и Ленина. Союз между двумя людьми, которые более десятилетия осыпали друг друга самыми нелестными эпитетами, среди которых «Иудушка» и «Политическая проститутка» были едва ли не самыми ещё скромными».

Ричард Спенс, профессор истории (США):
«Вайсман позже напишет, что «один из наших американских агентов, известный интернациональный социалист, был сразу же принят большевиками и допущен на их собрания».
Существует достаточно большая вероятность того, что агент, про которого говорит Вайсман, не кто иной, как сам Троцкий».
В конце июня 1917 года военная контрразведка Петрограда собрала достаточно доказательств о сношении сторонников Ленина с противником. 1 июля она доложила об этом правительству.

О докладе стало известно и Троцкому, и Ленину.

Разоблачение казалось неминуемым. Но неожиданно в Петрограде начались беспорядки, целью которых было отвлечь внимание правительства от подозреваемых…
В ночь с 24 на 25 октября по старому стилю в Петрограде был осуществлён вооружённый переворот.
Власть была взята от имени Съезда Советов.

Мнение:

Кирилл Александров, историк:
«Десять дней, которые потрясли мир» – известная книга американского журналиста Джона Рида – это очень своеобразная хроника октябрьских событий 1917 года. У неискушённого читателя создавалось вполне стойкое и определённое убеждение: настоящим, подлинным вождём и организатором Октябрьского переворота был не Ленин и, тем более, не Иосиф Виссарионович Сталин, как это считалось в 30-е и 40-е годы, а Лев Троцкий.
Именно так оно и было на самом деле».
Из воспоминаний Г. Зива:

«Троцкий быстро стал входить во вкус безответственного властителя. Уже через три дня он объявит врагам большевизма беспощадную месть и беспощадный расстрел. Слово «беспощадный» отныне станет одним из наиболее излюбленных в лексиконе Троцкого».

Наталья Нарочницкая, доктор исторических наук:

«Ну, разве может быть случайным, что Троцкий, окончивший реальное училище в Одессе и не имевший даже высшего образования, журналист, агитатор, был назначен Наркомом по иностранным делам?

И явился он уничтожать русскую дипломатию, «непобедимую», как писал ещё Энгельс, на следующий же день после Октябрьского переворота, как будто выполняя немедленное и самое срочное задание».

Ричард Спенс, профессор истории (США):

«Одно из заданий Троцкого заключалось в опубликовании сразу же после Октябрьской революции секретных договоров России с союзниками».

Тайные договоры России с союзниками по Первой Мировой войне публикует на своих страницах сначала «Нью-Йорк Таймс», а затем британская «Манчестер Гардиан».

Публикации стали настоящим землетрясением, обвалившим здание европейской дипломатии.

Наталья Нарочницкая, доктор исторических наук:

«В этот момент для Британии, а также для США было очень выгодным опубликовать тайные переговоры и тем самым отказаться от них, потому что там были обязательства перед Россией.

А победа была уже совсем близка. Плоды же этой победы достались Британии, и прежде всего, Соединённым Штатам, которые и становятся главной скрипкой на послевоенном театре».

Какой трофей получили инвесторы русских революций?
План союзников в отношении России был выполнен.

Почему сто лет назад рухнула монархия? Кто заказал и оплатил антирусские революции? (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Писатель Валерий Шамбаров:

«Страна в ходе 2-х революций и гражданской войны лежала в руинах.

В результате её народу пришлось перенести немыслимые жертвы, страдания и лишения.

Россия потеряла значительные территории. От голода, эпидемий и террора погибло около 20 млн. человек.

Но «русский бунт, бессмысленный и беспощадный» на самом-то деле стал бессмысленным только для русских.

А для тех, кто его организовал, он оказался очень даже осмысленным и полезным». [11]

Наша страна выбыла из числа победителей в войне, раскололась на враждующие лагеря.

Современный американский историк Ричард Спенс приходит к выводу:

«Мы можем сказать, что русская революция сопровождалась самым грандиозным хищением в истории».

Да, «трофей» был грандиозный!

«В 20-х годах американские и британские бизнесмены ринулись подминать советские рынки, расхватывали в концессии промышленные предприятия, месторождения полезных ископаемых. Тонны русского золота вывозились за границу.

Для финансовых операций с зарубежными кругами в 1922 г. был создан Роскомбанк (прообраз Внешторгбанка), и возглавил его… всё тот же Ашберг. А раздачей концессий ведал всё тот же Троцкий. Он же возглавил кампанию по изъятию церковных ценностей». [11]

Из фильма «Страна, которую не жалко»:
«Нью-Йорк Трибьюн», 24 января 1921 года:
«Похоже, что происходящая в России большевистская революция является, на самом деле, гигантской финансовой операцией, цель которой – переместить огромные денежные средства из-под русского контроля под контроль европейских и американских банков».

Вложения в русскую революцию окупились сторицей. По оценке «Нью-Йорк Таймс» в начале 20-х годов только в США русского золота осело на полтриллиона долларов, и это тех, старых долларов. И это не считая того, что Россию, в буквальном смысле слова, рвут на части. Американцы контролировали Транссиб, важнейшую железнодорожную артерию континента. Англичане завладели русской нефтью в Баку. Французы заняли Одессу, главный порт русского экспорта. Японцы оккупировали Дальний восток. Чехи отжали половину хранившегося в Казани золотого запаса Российской Империи. Даже итальянцы каким-то образом оказались в Тифлисе, взяв в качестве приза местные марганцевые месторождения.
Лорд Берти, английский посол во Франции:

«Нет больше России. Исчез идол в лице императора и религии, который связывал разные нации православной веры. Если только нам удаться добиться независимости буферных государств – Финляндии, Польши, Эстонии, Украины – и сколько бы их ни удалось сфабриковать – то, по-моему, остальное может убираться к черту и вариться в собственном соку».

Сергей Кремлёв пишет, что после прихода к власти большевиков «23 декабря 1917 года Клемансо, Пишон и Фош от Франции, лорды Мильнер и Сесиль от Англии заключили тайную конвенцию о разделе сфер влияния в России: Англии — Кавказ, Кубань, Дон; Франции — Бессарабия, Украина, Крым. США формально в конвенции не участвовали, хотя фактически держали в руках все нити, особо претендуя на Сибирь и Дальний Восток…

Географическая карта, подготовленная госдепартаментом США для американской делегации на Парижской конференции, показывала это со всей наглядностью графического документа: Российское государство занимало там лишь Среднерусскую возвышенность. Прибалтика, Белоруссия, Украина, Кавказ, Сибирь и Средняя Азия превращались на “госдеповской” карте в “самостоятельные”, “независимые” государства.

До воплощения их плана прошло несколько десятилетий». [12]

Продолжение следует…

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«Великая фальшивка февраля». Фрагменты из книги Ивана Лукьяновича Солоневича

Иван Солоневич: «В феврале 1917 года никакой революции в России не было вообще: был дворцовый заговор. Заговор был организован:
а) земельной знатью, при участии или согласии некоторых членов династии – тут главную роль сыграл Родзянко;
б) денежной знатью – А. Гучков и
в) военной знатью – ген. М. Алексеев».

Современник революционных событий отвечает на вопросы:

Почему место, занимавшееся русскими государями, было самым опасным местом в мире?
Кем и почему был организован дворцовый заговор?
В чём разница между событиями 1905 года и «революцией» 1917 го?
С какими сословными противоречиями столкнулся Николай Второй, проводя реформы?
Какую основную нить событий часто упускают из виду и мемуаристы, и историки?
Известный русский публицист и общественный деятель Иван Лукьянович Солоневич (1891 – 1953), очевидец событий, в своем небольшом по объему труде проанализировал – словно скальпелем вскрыл – причины Февральского переворота, его виновников, его великую ложь, которую отметил и свергнутый Государь: «Кругом измена, трусость и обман».
Из предисловия

…нам нужно, наконец, развеять великую и бесстыдную ложь о февральской народной революции. Эта ложь культивируется более или менее всеми партиями России, начиная от коммунистической и кончая ультраправыми. По существу, обе эти точки зрения совпадают: ВКП(б) говорит: «Народ сделал революцию». Ультраправые говорят: «Чернь, обманутая левыми, сделала революцию». Срединные партии, виляя хвостом то вправо, то влево, талдычат о завоеваниях Февраля, завоеваниях, в результате которых «народ» сидит в концлагерях, а «избранные» разбежались по Парагваям. Новая эмиграция не имеет почти никакой возможности отличить заведомую чушь от реальных исторических фактов и строительство легенд – от реальных социальных отношений в довоенной России. Такие усидчивые компиляторы, как С. Мельгунов, собирают горы цитат и показаний и, как и полагается усидчивым компиляторам, из за деревьев не видят леса. Не видят того, что дворцовый переворот был результатом целого комплекса нездоровых социальных отношений, накопленного всем петербургским периодом русской истории.

Лично я был профессиональным свидетелем событий всего 1916 и 1917 гг. – политическим репортером крупнейшей газеты России – суворинского «Нового времени». Даже и для нас, репортеров, так сказать, профессиональных всезнаек, революция была как гром среди совершенно ясного неба. Для левых она была манной, но тоже с совершенно ясного неба. Но о личных своих воспоминаниях я говорить не буду. Я постараюсь дать анализ социальной обстановки 1916 года и уже после этого приведу документальные данные о Феврале и его авторах. <…>

Правда о Феврале будет тяжелой правдой – легких правд у нас нет. Но эта тяжелая правда имеет и чисто практическое значение: нельзя допускать к власти никого из тех людей, которые справа сделали Февраль, а слева стали его углублять. Правда, все эти люди были только вывесками над событиями страшной нашей истории, и их личные преступления теряются в море исторических сдвигов. О Великой французской революции Талейран говорил: «В ней виноваты все, или не виноват никто, что, собственно, одно и то же». О Феврале этого сказать нельзя. И если на левой стороне был теоретический утопизм, то на правой было самое прозаическое предательство. Это, к сожалению, есть совершенно неоспоримый факт. <…>

О символике вообще

Есть такой рецепт производства артиллерийских орудий: нужно взять круглую дыру и облить ее сталью – получится орудие. Целый ряд исторических концепций фабрикуется именно по этому рецепту: берут совершеннейшую дыру и обливают ее враньем: получается история. Или исторический факт. <…>

…историография Февральской революции с изумительной степенью точности повторяет рецепт артиллерийского производства: берется дыра и дыра обливается выдумками. Самое занятное то, что в феврале 1917 года никакой революции в России не было вообще: был дворцовый заговор. Заговор был организован:

а) земельной знатью, при участии или согласии некоторых членов династии – тут главную роль сыграл Родзянко;

б) денежной знатью – А. Гучков и

в) военной знатью – ген. М. Алексеев.

У каждой из этих групп были совершенно определенные интересы. Эти интересы противоречили друг другу, противоречили интересам страны и противоречили интересам армии и победы – но никто не организует государственного переворота под влиянием плохого пищеварения. <…> Основная стратегическая задача переворота заключалась в том, чтобы изолировать Государя Императора и от армии и от «массы», что и проделал ген. М. Алексеев. Самую основную роль в этом перевороте сыграл А. Гучков. Его техническим исполнителем был ген. М. Алексеев, а М. Родзянко играл роль, так сказать, слона на побегушках. Левые во всем этом были абсолютно ни при чем. И только после отречения Государя Императора они кое как, постепенно пришли в действие: Милюков, Керенский, Совдепы и, наконец, Ленин – по тем же приблизительно законам, по каким развивается всякая настоящая революция. Но это пришло позже – в апреле-мае 1917 года. В феврале же был переворот, организованный, как об этом сказали бы члены СБОНРа или Лиги, «помещиками, фабрикантами и генералами». <…>

Правые, которые сделали революцию, признаться в этом не могут никак. Именно поэтому правая публицистика эмиграции ищет виновников Февраля в англичанах, немцах, евреях, масонах, японцах, цыганах, йогах, бушменах, в нечистой силе и в деятельности темных сил, ибо как признаться в том, что «темными силами» были как раз помещики, фабриканты и генералы? Не могут об этом говорить и левые – ибо что тогда останется от народной революции? От великих завоеваний Февраля? И от «восстания масс против проклятого старого режима»? Правые не могут признаться в том, что страшная формулировка Государя Императора о предательстве и прочем относится именно к их среде, левым очень трудно признаваться в том, что февральская манна небесная, так неожиданно свалившаяся на них, исходила вовсе не от народного гнева, не от восстания масс и вообще ни от какой «революции», а просто явилась результатом предательства, глупости и измены в среде правившего слоя.

Таким образом, фальшивка Февраля декорируется с двух сторон: левые пытаются все свалить на народ, правые – на народ, «обманутый левыми».

Как будет показано дальше, никакой «народ» никакого участия в Феврале не принимал. Но кое какие массы принимали кое какое участие в «углублении Февраля» – а что им оставалось делать? Веками и веками привычная власть пала. Кому было верить? Массы не верили никому.

Прежде чем перейти к изложению фактической стороны событий конца 1916 года, когда заговор назревал, и начала 17 го, когда он был реализован, попробуем поставить вопрос: кому это было нужно? – qui rodest 1? Нельзя же, в самом деле, предполагать, чтобы люди по пустякам пошли на такое предприятие, которое при неудаче грозило виселицей. <…>

Если мы честно продумаем нашу внутреннюю историю Петербургского периода, то мы увидим, что красной и кровавой нитью проходит через нее цареубийство. Говоря несколько символически – от Царевича Алексея Петровича до Царевича Алексея Николаевича. Все цареубийства, кроме цареубийства 1 марта 1881 года, были организованы знатью. И даже убийство Царя Освободителя 2 находится под некоторым вопросом: в самом деле, почему не смогли охранить? Может быть, не очень хотели? Жалкая кучка изуверов организует семь покушений, и весь аппарат Империи никак не может с этой кучкой справиться.

В самом деле – почему? Как бы то там ни было, место, занимавшееся русскими государями, было самым опасным местом в мире. И если Алексей Петрович, Иоанн Антонович, Петр Третий, Павел Первый, Александр Второй и Николай Второй погибли от руки убийц, то ведь Николай Первый и Александр Третий спаслись только случайно. Восшествие на российский престол почти равнялось самоубийству. Дело заключалось в том, что Петербургская Империя строилась как Империя крепостническая, и Петербург был необходим как штаб, который мог бы держать монархию в плену, изолировав ее от страны, от нации, от массы и непрерывно держа носителей Верховной Власти под дулом цареубийства. Так было с Алексеем Петровичем и так же случилось с Николаем Александровичем. Санкт Петербург был построен именно для этого.

Русская знать стояла накануне полной экономической катастрофы, точно так же, как перед Петром Первым она стояла накануне политической. В предвоенные годы дворянское землевладение теряло до трех миллионов десятин в год. Задолженность дворянского землевладения государству достигла чудовищной суммы в три миллиарда рублей. Если эту сумму перевести хотя бы на цену фунта мяса (около двугривенного в России тогда и около доллара в САСШ 3 сейчас), то она будет равняться 12-15 миллиардам долларов. Два или три «плана Маршалла», вместе взятых. Покрыть эту задолженность дворянство не имело никакой возможности – оно стояло перед полным банкротством.

Низовое и среднее дворянство давно примирилось с судьбою. Оно, по существу, возвращалось в старое положение московского служилого слоя. Оно заполняло администрацию, армию, свободные профессии, в очень слабой степени шло и в промышленность. Если, по словам алдановского профессора Муравьева, Александр Второй отнял у дворянства половину его состояния, – то Столыпинские реформы отнимали и вторую. Для дворянской массы это уже не было угрозой: она служила, работала, и ее «поместья» были только или «подсобным предприятием», или – еще проще – дачей. Для нашего «вельможества» Столыпинская реформа была началом окончательного конца. Такие дворяне, как А. Кони, или Л. Толстой, или Д. Менделеев, или даже А. Керенский, шли в «профессию», которая иногда оплачивалась очень высоко, но которая никак не могла оплатить ни дворцов, ни яхт, ни вилл в Ницце, ни даже яхт клуба в Петербурге. Это было катастрофой, отсюда и та травля, которой подвергался П. А. Столыпин со стороны Совета Объединенного Дворянства. Супругу министра Его Величества П. А. Столыпина в «салонах» не принимали, как не принимали и супругу С. Ю. Витте.

П. А. Столыпин был убит. Государь продолжал то дело, которое не совсем уж правильно называется Столыпинской реформой, правильнее было бы назвать его Николаевской реформой, как всегда медленно и как всегда с огромной степенью настойчивости, – ничего не ломая сразу, но все переделывая постепенно. Для дворцов, яхт, вилл и прочего отстранение Государя Императора было единственным выходом из положения – точно так же, как в свое время убийство Павла Первого.

Особенно трагическая черточка всего этого заговора заключается в том, что и часть Династии приняла в нем активное участие. Династия – чем дальше от престола, тем больше сливалась с земельной аристократией, с ее политическими и социальными интересами. В начале января 1917 года повелением Государя Императора четыре Великих Князя были высланы из Петербурга (см.: С. Ольденбург, т. II, с. 232) – и конечно, у Государя Императора были для этого достаточные основания, при Его антипатии ко всякого рода крутым мерам. Династически аристократическая группа строила свои расчеты на Вел. Кн. Николае Николаевиче, который, кажется, не без основания считался крайним реакционером и отношение которого к Царской Семье было чрезвычайно плохим. Тот факт, что о заговоре Вел. Кн. Николай Николаевич знал, не может, по видимому, вызывать никакого сомнения. Дальнейшее пока неясно. Но, во всяком случае, именно эти круги обеспечили заговору его технического исполнителя, ген. Алексеева.

Основной пружиной заговора был, однако. А. И. Гучков. Для этого у него были свои основания, и эти основания категорически и непримиримо расходились с мотивами аристократической группы.

<…>

Не забудем того, что писал такой правоверный монархист, каким, конечно, является Л. Тихомиров.

«Господство бюрократической системы… довело до страшного упадка нашу Церковь, изуродовало дух земского самоуправления, подорвало даже боевые качества русской армии. Оно, наконец, так подорвало уровень самой бюрократии, что уже стало невозможно находить способных и дельных работников администрации». <…>

П. А. Столыпин кое как привел эту бюрократию в кое какой порядок. После его гибели начались Штюрмеры: людей в данном слое не было, как на это не раз жаловался и Государь Император. Но в России вообще людей было сколько угодно, и, конечно, одним из них, может быть, первым из них, был А. И. Гучков – и лично, и социально.

А. И. Гучков был представителем чисто русского промышленного капитала, который хотел и который имел право, по крайней мере, на участие в управлении страной. В этом праве придворная клика ему отказывала. Об этой клике А. Суворин писал:

«У нас нет правящих классов. Придворные – даже не аристократия, а что то мелкое, какой то сброд» («Дневник», с. 25).

Этот «сброд», проживавший свои последние, самые последние закладные, стоял на дороге Гучковым, Рябушинским, Стахеевым, Морозовым – людям, которые делали русское хозяйство, которые строили молодую русскую промышленность, которые умели работать и которые знали Россию. От их имени А. И. Гучков начал свой штурм власти. Власть для него персонифицировалась в лице Государя Императора, к которому он питал нечто вроде личной ненависти. <…>

Предреволюционная Россия находилась в социальном тупике – не хозяйственном, даже и не политическом, а социальном. Новые слои, энергичные, талантливые, крепкие, хозяйственные, пробивались к жизни и к власти. И на их пути стоял старый правящий слой, который уже выродился во всех смыслах, даже и в физическом.

<…>

Л. Тихомиров был прав: бюрократия поставила под угрозу даже и боеспособность армии. Может быть, лучше было бы сказать точнее: не боеспособность личную, а боеспособность техническую. <…> На верхах армии была дыра. После каждых крупных маневров производились массовые чистки генералитета, военный министр с трибуны парламента расписывался в бездарности командного состава армии. …после страшной генеральской чистки, произведенной Вел. Кн. Николаем Николаевичем в начале войны, обнаружилось, что на место вычищенных поставить некого. Чистка подняла популярность Великого Князя в армии – точнее, в ее солдатском составе, но шла война, и делать было нечего.

Генерал М. Алексеев был типичным генералом не от инфантерии, не от кавалерии и не от артиллерии, а от бюрократии. Генерал канцелярист.

Другой генерал – А. Мосолов, придворный дипломатический генерал, пишет о ставке так:

«Окружение Царя в ставке производило впечатление тусклости, безволия, апатии и предрешенной примиренности с возможными катастрофами».

И тут же ген. А. Мосолов прибавляет поистине страшный штрих:

«Честные люди уходили, и их заменяли эгоисты, ранее всего думавшие о собственном интересе».

Таков подбор «кадров», сделанный ген. М. Алексеевым. Из каких соображений пошел он на приманку государственного переворота?

Аристократия и буржуазия имели совершенно ясные и классовые мотивы. Какие мотивы могли быть у ген. М. Алексеева? Об этом можно только гадать. Самая вероятная догадка сводилась бы к тому, что Государь Император брал командование армией в свои собственные руки и что переворот мог означать – Вел. Кн. Николая Николаевича в качестве регента Империи, а ген. М. Алексеева в качестве верховного главнокомандующего армией, – армией, которая стояла на пороге, казалось бы, совершенно гарантированной победы. Почему бы М. Алексееву не стать вторым М. Кутузовым? Это – самое вероятное объяснение. А может быть, и единственное.
Что есть революция?

…Революционное движение 1905 года было лоскутным, – как всякое революционное движение в мире и истории. Крестьянство воевало против помещиков. Пролетариат ставил во главу угла социально экономические требования. И крестьянство и пролетариат действовали бесцельно, – ибо то же самое «самодержавие», которое они якобы пытались «свергать», делало все, что находилось в пределах данных историко экономических условий, для того чтобы удовлетворить законные требования и крестьянства, и пролетариата. Солдатская и матросская масса восставала против остзейской дисциплины. Интеллигенция – главным образом во имя собственной власти или, по крайней мере, участия во власти. Причем в 1905 году, как и в 1917 м, цели разных групп интеллигенции были абсолютно несовместимы – Милюков, с одной стороны, и Ленин – с другой. Однако разница между событиями 1905 года и «революцией» 1917 го была огромной. По самому глубинному своему существу революция 1905 года была все таки революцией патриотической – при всем безобразии ее внешних форм. Россия до 1905 года задыхалась в тисках сословно бюрократического строя – строя, который «самодержавие» медленно, осторожно и с необычайной в истории настойчивостью вело к ликвидации и без всякой революции.

<…>

…в 1905 году правящий слой еще не имел в своем прошлом столыпинской реформы, а перед его будущим еще не стояла перспектива полного банкротства. Поэтому в 1905 году правящий слой поддержал Монархию, а в 1917 году – изменил Ей. В феврале 1917 года никакой революции не было: был бабий хлебный бунт, и генерал Хабалов вопреки прямому повелению Государя отказался его подавить…

Между двумя революциями

Итак, настоящая революция 1905-1906 годов была подавлена. Не замазана уступками, а подавлена вооруженной силой, 1905 год дал России конституцию. Но ни революция, ни конституция не решили ничего, почти ничего не улучшили. И весь исторический ход дальнейшей русской жизни привел, собственно говоря, только к одному: к предельному обнажению ее «трагических противоречий».

Формулировка о «трагических противоречиях» принадлежит не мне. С. Ольденбург (с. 10) пишет 4 о Государе Императоре:

«Новый порядок вещей во многом не соответствовал Его идеалам, но Государь сознательно остановился на нем в долгом и мучительном искании выхода из трагических противоречий русской жизни».

Основное из этих трагических противоречий заключалось в том, что в начале XX века в стране продолжал существовать совершенно ясно выраженный сословный строй. Что в это же время основная масса населения страны – ее крестьянство было неполноправным ни экономически, ни политически, ни в бытовом, ни, тем более, в административном отношении. Законопроект о крестьянском равноправии был внесен в Законодательные Палаты еще П. А. Столыпиным. Государственный Совет кромсал и откладывал этот законопроект, как только мог, и только осенью 1916 года, то есть совсем уже накануне революции, этот проект попал на рассмотрение Государственной Думы – да так и остался не рассмотренным… и до сих пор (Ольденбург, с. 180).

<…>

«Пережитки крепостничества» в той форме, в какой они сохранились до 1917 года, сводились в самом основном к тому, что дворянство сохранило за собой почти полную монополию управления государством – и не только на верхах, но и на низах. Министрами могли быть и были только дворяне, губернаторами – тоже, земскими начальниками – тоже. Земскими самоуправлениями по закону и «по должности» заведовали уездные и губернские предводители дворянства. Крестьянская масса, не равноправная ни экономически, ни политически, ни даже в области гражданского права, была целиком отдана под дворянскую опеку. Эта масса рассматривала дворянство как своего наследственного противника, с которым она вела то партизанскую войну за выгоны, перегоны, угодья, аренды и прочее, то подымалась Пугачевщиной или «беспорядками». Земство эта масса рассматривала как дворянское предприятие, и только в северных губерниях, где дворянства почти не было, земство попало в крестьянские руки и дало блестящие результаты, например, Вятское земство. Словом, дворянство удержало свою опеку надо всей страной.

<…> …правящее сословие страны разделилось на три части: одна – аполитичная – пошла на работу, она, конечно, составляла ничтожное меньшинство, как и всякая умственная элита в мире. Остальное дворянство разделилось на кающееся и секущее – на революцию и реакцию – почти без всякого промежуточного звена. <…>

Так вот: земство. Если отстранить дворянство от его ведущей роли в этом земстве, то земство попадает или в некультурные руки крестьянства, или в революционные руки интеллигенции. Если дать дворянству ведущую роль – совершенно неминуема оппозиция крестьянства. Администрация: если сломать дворянскую монополию – значит, нужно открыть двери или купечеству, у которого достаточных административных кадров еще нет, или разночинной интеллигенции, которая начнет «свергать». Если оставить эту монополию, то купечество и интеллигенция пойдут в революцию, – как это и случилось на самом деле. И так плохо, и так нехорошо. Скорострельного выхода из положения не было вообще. По крайней мере, государственного разумного выхода.

<…>

…ген. А. Мосолов констатирует (с. 99):

«Бюрократия, включая министров, составляет одну из преград, отделяющих Государя от народа. Бюрократическая каста имела собственные интересы, далеко не всегда совпадавшие с интересами страны и Государя. Другая преграда – это интеллигенция. Эти две силы построили вокруг Государя истинную стену – настоящую тюрьму…» А «ближайшая свита не могла быть полезной Императору ни мыслями, ни сведениями относительно внутренней жизни страны». Ген. А. Мосолов в качестве начальника канцелярии Министерства Двора был, конечно, вполне в курсе дела: «истинная стена» и «настоящая тюрьма». Государю приходилось действовать более или менее вслепую. <…> Информация хромала. И если ген. Мосолов выражается очень корректно: «Ближайшая свита не могла быть полезной Императору ни мыслями, ни сведениями» и что «честные люди уходили», то А. Суворин, издатель крупнейшей в России монархической газеты, формулирует это положение вещей несколько менее корректно: «Государь окружен или глупцами или прохвостами». Эта запись сделана в 1904 году («Дневник», с. 175). Тринадцать лет спустя Государь Император повторяет формулировку А. Суворина: «Кругом измена, трусость и обман» (И. Якобий, с. 27, запись в дневнике Государя Императора от 2 марта 1917 года). Само собою разумеется, что эта формулировка не могла относиться ни к Керенскому, ни к Ленину.

* * *

«Трагические противоречия русской жизни» иногда принимали характер форменной нелепости… Государственный Совет, из чистого желания насолить П. А. Столыпину, проваливает его проект модернизации петербургской полиции и вооружения ее броневиками. И в феврале 1917 года петроградская полиция имеет на вооружении револьверы и «селедки» – так в свое время назывались те сабли, которыми были вооружены наши многострадальные городовые. Единственная «реформа», которая удается П. Столыпину, – это реформа Государственной Думы – закон 3 июня. Путем всяческого законодательного и административного нажима создается народное представительство, которое хоть как то может работать. Организовано оно отвратительно – и технически и политически. Саша Черный писал: «Середина мая – и деревья голы, / Точно Третья Дума делала весну…» Никакой весны не сделали ни Первая, ни Вторая, ни Третья. Весну сделала Четвертая – под «мудрым» водительством Пуришкевича, Шульгина, Милюкова и Керенского. Все четверо делали одно и то же дело. «Бороться надо, правительство – дрянь», – говорил В. Шульгин (Ольденбург, с. 211). Во время войны его речи почти ничем не отличались от речей П. Милюкова и в печати они были запрещены военной цензурой. В. Пуришкевич говорит с трибуны Думы истерический вздор, и ему принадлежит «первый выстрел русской революции» – убийство Распутина. Но это было уже во время войны.

…в этом трагическом положении, в переплете «трагических противоречий», невооруженная Россия вступила в войну с до зубов вооруженной Германией.

Его величество осматривает орудие и выслушивает доклад артиллерийского офицера
Война

Культурно и экономически предвоенная Россия росла невероятными темпами. Но «трагические противоречия» – оставались. В Первую мировую войну Россия вступила в обстановке этих противоречий, при разложившемся правящем слое, при крайней неудовлетворительности командования вооруженными силами, при недостатке вооружения, при незаконченном раскрепощении крестьянства, при разладе между монархией и верхами, при разладе в среде Династии, при наличии парламента, который только и ждал подходящего момента для захвата власти – при Пуришкевичах, Шульгиных, Милюковых и Керенских, которые делали одно и то же дело, и при совершенно архаическом административном аппарате.

Статс секретарь С. Крыжановский, ближайший помощник П. А. Столыпина, пишет: «Основная язва нашего старого бюрократического строя – засилие на верхах власти старцев… Расслабленный старец Гр. Сельский… печальной памяти бессильные старцы Горемыкин, Штюрмер, кн. Голицын. Усталые и телесно и духовно, люди эти жили далеким прошлым, неспособные ни к какому творчеству и порыву, и едва ли не ко всему были равнодушны, кроме забот о сохранении своего положения и покоя».

И дальше: «Министры подкапывали друг друга у престола, поносили в обществе… Административный и полицейский фундамент Империи остался в архаическом состоянии, совершенно неприспособленным к новым требованиях жизни, и государству пришлось поплатиться за это, когда настали трудные времена».

<…>

Самый правый из русских историков – И. Якобий дает еще более жуткую картину: «Помойными ямами были столичные салоны, от которых, по словам государыни, неслись такие отвратительные миазмы… Русский правящий класс и здесь оплевывал самого себя, как слабоумный больной, умирающий на собственном гноище». Государыня Императрица пишет Своему Супругу о «ненависти со стороны прогнившего высшего общества» (Якобий, с. 7).

Тот же И. Якобий пишет: «Любопытно и поучительно сравнивать рассказы дипломатов о настроениях столичного общества (в начале XIX века. – И. С.) с тем, что другие дипломаты, как М. Палеолог, например, писал о том же и во время Великой войны. Те же пересуды, та же эгоистическая близорукость, та же злоба к Монарху, то же предательство. За сто лет высшее русское общество не изменилось». Ген. А. Мосолов сообщает:

«Думали, что переворот приведет к диктатуре Вел. Кн. Николая Николаевича, а при успешном переломе в военных действиях и к его восшествию на Престол. Переворот считался возможным ввиду распрей в Императорской Фамилии…»

«..Легкомысленные представители общества думали исключительно о своем собственном благополучии… Ища виновников неудач России, они обрушились на Государя и, в особенности, на Государыню. Видя невозможность отделить Императрицу от Царя, они начали мечтать о дворцовом перевороте».

Свои впечатления он суммирует так: «Мне казалось, что столица объята повальным сумасшествием».

Как видите, все это выражено очень туманно. Никаких имен не названо и никаких фактов не приведено. С. Ольденбург пишет еще осторожнее: «Измена бродила вокруг Престола…»

Нажмите на картинку, чтобы узнать больше

Факт 5. Николай II привёл страну к порогу победы в Первой мировой войне. Переступить этот порог ему не дали предатели
<…> …М. Палеолог с полным недоумением рассказывает о том, что князья просто и Великие Князья, представители и финансовой и земельной знати, на своих приемах совершенно открыто говорили о свержении Государя и о том, как они уже ведут пропаганду в частях гвардии – в первую очередь в Павловском полку, который и в самом деле первым начал «революцию». М. Палеолог ни на какие слухи не ссылается: на этих приемах он присутствовал лично и сам все это слышал.

Его изумляла откровенность заговорщиков, которые под хмельком все это выбалтывали в присутствии посторонних лиц, в том числе и посла союзной державы. Он называет имена, которых я здесь повторять не буду. Говорит, что эта аристократическая агитация велась даже среди личного конвоя Его Величества. И провозглашались тосты такого рода:

«За умного («intelligent») царя, исполненного чувства долга и достойного своего народа». И тут же приводится «план» – принудить Государя Императора к отречению, заключить Государыню Императрицу в монастырь, возвести на престол Наследника Цесаревича при регентстве Вел. Кн. Николая Николаевича.

Левые о феврале

Когда мы ищем виновника революции, мы должны по мере возможности четко разграничить два вопроса.

Первый: кто делал революцию?

Второй: кто сделал революцию?

Делала революцию вся второсортная русская интеллигенция последних ста лет. Именно второсортная. Ни Ф. Достоевский, ни Д. Менделеев, ни И. Павлов, никто из русских людей первого сорта – при всем их критическом отношении к отдельным частям русской жизни – революции не хотели и революции не делали. Революцию делали писатели второго сорта – вроде Горького, историки третьего сорта – вроде Милюкова, адвокаты четвертого сорта – вроде А. Керенского. Делала революцию почти безымянная масса русской гуманитарной профессуры, которая с сотен университетских и прочих кафедр вдалбливала русскому сознанию мысль о том, что с научной точки зрения революция неизбежна, революция желательна, революция спасительна. Подпольная деятельность революционных партий опиралась на этот массив почти безымянных профессоров. Жаль, что на Красной Площади, рядом с мавзолеем Ильича не стоит памятник «неизвестному профессору». Без массовой поддержки этой профессуры – революция не имела бы никакой общественной опоры.

<…>

За всеми бесчисленными подробностями событий этого страшного года, этого позорного года, и мемуаристы и историки как то совершенно упускают из виду самую основную нить событий: борьбу против Монарха и справа и слева, борьбу, которая велась и революцией и реакцией. По самому своему существу 1917 год в невероятно обостренной обстановке повторил историю П. А. Столыпина. П. А. Столыпин был, конечно, человеком исключительного калибра. Но он обессилел в борьбе и с реакцией и с революцией. Вскрытие его тела показало совершенную изношенность сердца, в ее роковой форме. 26 февраля 1917 года Государь Император пишет Государыне:

«Старое сердце дало себя знать. Сегодня утром во время службы я почувствовал мучительную боль в груди, продолжавшуюся четверть часа. Я едва выстоял, и мой лоб покрылся каплями пота».

<…>

Целого ряда подробностей мы не знаем и, вероятно, не узнаем никогда. Но в самом основном дело совершенно ясно: в 1916 году был заговор.