Евромайдан: 5 лет революционного кошмара и массового террора

Пять лет назад, 21 ноября 2013 года, начался Евромайдан. После срыва подписания договора об ассоциации Украины с ЕС, известный журналист, а ныне народный депутат, Мустафа Найем предложил согражданам «попить чаю» на площади Независимости. Итогом начавшихся акций протеста стало кровавое побоище на улицах Киева со стрельбой снайперов-провокаторов. А дальше – государственный переворот и бегство президента. На этом процесс не остановился: нелегитимность и откровенно русофобский характер новой власти подтолкнули Крым к выходу из состава Украины и спровоцировали гражданскую войну, продолжающуюся и поныне.

Сегодня гражданская война на Украине идет не только в формате постоянных обстрелов территории ЛДНР. К стрельбе на Донбассе добавляются экономический шок с тотальным обнищанием населения, разгул преступности с появлением целой тучи ОПГ из демобилизованных из «зоны АТО», машина политических репрессий. И, конечно же, усиливающийся религиозный конфликт, грозящий новым витком насилия – куда более страшным, чем то, что происходит сейчас на Донбассе.

Во многом события на Украине перекликаются с русской национальной катастрофы 1917 г. и последующей Гражданской войной. Механизмы и ход революций 1917 и 2014 гг. аналогичны: и там и там присутствуют внешние заказчики смуты, в обоих случаях все начинается с митингов и паралича государственной машины, везде катастрофа устраивается на фоне обещаний «лучшей жизни» без труда – мол, чтобы решить проблемы, достаточно отобрать да поделить, а добрые дяди-тети сделают жизнь сытой. И, конечно же, жертвы – беженцы, умершие на полях сражений, от болезней, от развала государственной инфраструктуры и сопутствующих голода, холода и бандитов…

 

Евромайдан: 5 лет революционного кошмара и массового террора Политика

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

О причинах катастрофы 2014 г. на Украине мы говорили уже немало. Но ее истоки лежат не в кулуарах украинской политики, не в жадности украинских олигархов и даже не в амбициях укро-наци – а в событиях 1991 г., когда советскими партийными функционерами территория страны была расчленена на уделы и брошена на произвол судьбы.

С момента своего создания, независимая Украина стала бомбой на территории России, готовой взорваться в любой момент и испортить жизнь всему Русскому народу (включая и малороссов с белорусами). Брошенная Украина сразу стала добычей в руках врагов России — и у них было 23 года, чтобы сделать из Украины антирусский таран.

Сейчас граждане России и Украины пожинают плоды собственной глупости и безмятежности. И это несмотря на урок истории 1917-1922 гг.., на многочисленные предупреждения о катастрофе, которые раздавались с 1991 г., на предупредительный звонок в виде «оранжевой революции» 2004 г.

Будем ли мы дальше наступать на революционные грабли или же начнем учиться на уроках истории – зависит только от нас.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

Политика Царя-страстотерпца Николая Второго в малороссийском вопросе

Царь-мученик Николай Второй вместе с лучшими иерархами Русской Церкви делал все для воссоединения русских земель, в то время как «февралистская» элита превратила Санкт-Петербург в плацдарм фабрикации «историософской ереси украинства». Ключевыми шагами царя-страстотерпца стали усердие и политическая воля в вопросе канонизации св.Иоанна (Максимовича), архиепископа Тобольского, крестителя русской Сибири, выпускника Киево-Могилянской Академии, и архиепископа Черниговского Феодосия, ревнителя воссоединения Киевской и Малой России митрополии с Московским Патриархом, которое было завершено в 1686году грамотой Константинопольского Патриарха Дионисия о передаче Киевской и Малой России Московскому Патриаршеству навечно. Этот документ не имеет обратного действия и сейчас актуален.

Этим прославлением великих малороссов Царь-мученик показал тот факт,что малороссы исторически были в авангарде православного русского дела, а «украинство» является самой настоящей «историософской ересью», идеолога которой униатского митрополита Андрея Шептицкого Царь-мученик назвал аспидом. Канонизацией выдающих малороссийских миссионеров Николай Второй «канонизовал» тот факт,что источники свидетельствуют об однозначно русском и российском самосознании жителей Киева, Львова и Вильны в XIV-XVIII веках.

На эту тему М.Максимович (1804-1873), знаменитый южнорусский этнограф и историк, называвший себя «щирым малороссиянином», написал работу «Об употреблении названий Россия и Малороссия в Западной Руси», отрывки из которой уместно процитировать: «Не очень давно было толкование о том, будто Киевская и вся западная Русь не называлась Россией до ее присоединения к Руси восточной; будто и название Малой России или Малороссии придано Киевской Руси уже по соединении ее с Русью Великой или Московской. Чтобы уничтожить навсегда этот несправедливый и нерусский толк, надо обратить его в исторический вопрос: когда в Киеве и в других западно-русских областях своенародные имена Русь, Русский начали заменять по греческому произношению их именами Россия, Российский?

Ответ: с 90-х годов XVI века… Основанием такого ответа служат тоговременные акты письменные и книги, печатанные в разных областях Русских… Приведу свидетельства тех и других.

Вот первая книга, напечатанная в Киеве, в типографии Печерской Лавры — «Часослов» 1617 года. В предисловии к ней иеродиакона ЗахарияКопыстенского сказано: «Се, правоверный христианине и всяк благоверный читателю, от нарочитых мест в России Кийовских, сиречь Лавры Печерския»…Основательница Киевского Богоявленского братства Анна Гулевична Лозьина в своей записи о том 1615 года, говорит, что она учреждает его — «правоверным и благочестивым христианам народу Российского, в поветах воеводств Киевского, Волынского и Брацлавскогобудучим…»Окружная грамота 1629 года, напечатанная в Киеве, начинается так: «Иов Ворецкий, милостию Божией архиепископ Киевский и Галицкий в Всея России…»

Но довольно о Киеве, обратимся к земле Галицкой.

Там Львовское братство в своей типографии прежде всего издало «Грамматику» 1591 года в наставление «многоименитому Российскому роду»…Того же, 1592 года, Львовское братство обращалось в Москву к царю Федору Ивановичу с просительными посланиями, в которых именуют его «светлым царем Российским», вспоминают «князя Владимира, крестившего весь Российский род» и т. п. В земле Волынской находим то же…Такое же употребление имен Россия, Российский было тогда и на Северо-Западе русском».

Какое же было подлинное отношение киевлян, волынян и львовян той эпохи к северной, Московской Руси?
Следует отметить, что идеология национально-политического единства Южной и Северной России была выработана в большей степени именно в Киеве. Венцом ее стал знаменитый киевский «Синопсис», написанный предположительно Киево-Печерским архимандритом Иннокентием (Гизелем) (во второй половине XVII в.). Эта книга переиздавалась около 30 раз и стала первым учебным пособием по русской истории. Согласно «Синопсису», «русский», «российский», «славянороссийский» народ — един. Он происходит от Иафетова, сына Мосоха (имя последнего сохраняется в имени Москвы), и он «племени его» весь целиком. Именно «Синопсис» утверждает главенство суздальско-владимирских князей после разорения Киева татарами.

По «Синопсису», Россия — едина. Ее начальный центр — царственный град Киев, Москва — его законная и прямая наследница в значении общего «православно-российского» государственного центра. Весь русский народ един, и временное отделение его части от России в другие государства (Польшу и Литву) «милостью Божией» завершается воссоединением в единое «государство Российское» (И.И. Лаппо. Идея единства России в Юго-Западной Руси. — Прага, 1929).

В результате воссоединения 1654 года уроженцы Киева и Львова, начиная с XVIII века, сделались хозяевами положения на церковном, научном и литературном поприще России.Еще более красноречиво участие Северо- и особенно Юго-Западной Руси в создании общерусского литературного, «книжного» языка. Смело можно сказать, что участие это — преобладающее: грамматика, лексика, орфография и первые церковно-славянские и русские словари созданы во Львове, Киеве и Вильне.

Какова же была языковая ситуация в середине ХVII в. в Юго-Западной Руси? Она обрисована в грамматике Иоанна Ужевича (1643 г.). В ней описывается «Linguasacra» или «словенороссийский язык»(так именовался церковно-словянский) — высокий книжный язык, язык богослужения и богословия, linguaslavonica или «проста мова»-гражданский, светский литературный и деловой русский язык, и «linguapopularis» — диалектная речь. (Б.А.Успенский «Краткий очерк истории русского литературного языка (ХI-ХIХ в.в.)» М, 1994).«В Киеве в 1627 г. «протосингел от Иерусалимского патриаршего престола и архитипограф Российския церкви» ученый монах, подлинный энциклопедист того времени Памва Берында издает толковый словарь «Лексикон словенороссийский или слов объяснение». В нем «руская» речь (в послесловии к Киевской Постной Триоди 1627 г. Берында называет «просто мову» «российской беседой общей»), противопоставляется народным диалектам — «волынской» и «литовской» мове. Кодификация «словенороссийского» языка была произведена в основном в Киеве, Львове и Вильне. «Грамматика» МелетияСмотрицкого стала учебником церковно-славянского языка для всей Русской Церкви буквально на века. «Проста мова» стала основой общерусского литературного языка’ «…Действительно, «проста мова» не оказала почти никакого влияния на современный украинский и белорусский литературный языки… Однако, на историю русского литературного языка «просто мова» как компонент юго-западнорусской языковой ситуации оказала весьма существенное влияние. Достаточно указать, что если сегодня мы говорим об антитезе «русского» и «церковнославянского» языков, то мы следуем именно югозападнорусской, а не великорусской традиции… Это связано с тем, что условно называется иногда «третьим южнославянским влиянием», т.е. влиянием книжной традиции Юго-Западной Руси на великорусскую книжную традицию в ХVII в.: во второй половине ХVII века это влияние приобретает характер массовой экспансии югозападнорусской культуры на великорусскую территорию» (Б.А.Успенский «Краткий очерк истории русского литературного языка (ХI-ХIХ в.в.)» М, 1994).

Не менее последовательной была политика царя-мученика в отношении православных русских Галицкой и Карпатской Руси. В ответ на Мармарош-Сигетские процессы против православных русских Карпатской Руси и их духовного лидера св.архимандрита Алексия (Кабалюка) святой царь не просто защитил исповедников силой русской дипломатии, но подарил святому Алексию золотой крест и написал: «Целую Ваши вериги».

Царь-мученик поддерживал Волынского архиепископа Антония (Храповицкого), премьера Петра Столыпина в активной поддержке карпатских русских и превращении архиепископом Антонием Волыни в русский форпост. Православная Волынь расцвела в начале двадцатого века, во время митрополита Антония (Храповицкого), насаждавшего там ученое, миссионерское монашество. Прибыв на Волынь, архиепископ изменил ситуацию в Житомире, бывшем до него центром католицизма и ставшим благодаря вл. Антонию центром православной миссии. В Почаевской Лавре тогда еще архиепископ Антоний создает Миссионерское Типографское братство (на современном языке- это Миссионерское медиа, интернет братство), возглавляемое архимандритом Виталием (Максименко). Занимаются не «малым группами», но возделывают все миссионерское поле, охватывают весь народ! Братчики издают огромными тиражами «Почаевские листки» и обходят с миссией каждый населенный пункт Волыни. При этом братчики не скрывают своей гражданской позиции, и Волынь становится оплотом православных политических сил, выступающих за общерусское единство, категорически против «самостийнической» идеи. Количество членов общерусских общественно-политических сил на Волыни в период правления вл. Антония (Храповицкого) достигло двух миллионов человек. Благочестивые православные миряне вместо того, чтобы бегать от «греховных» политики и экономики, создают Крестьянский банк, помогающий волынским крестьянам избавиться от экономической зависимости от богатых иноверных общин. Так что владыка Антоний доказал, что если есть воля, то массовая миссия выполнима и кадры найдутся.

Когда Австро-Венгрия с подачи «австро-мазепинского» меньшинства развязала геноцид против карпатских русских с концлагерями, такими, как Талергоф, Царь-мученик вступился по дипломатическим каналам и осудил геноцид. Освобождение Галицкой и Карпатской Руси в не меньшей степени, чем защита православной Сербии,было причиной вступления России в Первую мировую войну,победу в которой сорвали «февралисты». Царь-мученик не соглашался с П.Дурново, считавшим, что приобретя Галицию, Россия, якобы, потеряет Империю. Царь-страстотерпец знал, что Галиция-русская, «мазепинцы» — это коллаборантское меньшинство (если бы Галиция не была тогда русской, зачем устроили геноцид?), а,помимо военных противников, ключевой штаб «ереси украинства» находился в либеральных кругах Санкт-Петербурга.

Выдающийся галицко-русский москвофил Осип Андреевич Мончаловский написал свое «Литературное и политическое украинофильство» как полемику с санкт-петербургскими либералами, поддержавшими нарождавшееся «украинство» с далеко идущими планами свержения православной монархии и падения ненавистной им Родины. В 1905 году, оформившись в партию «кадетов», они совершили чудовищное предательство. С их подачи РАН большинством в два голоса кадетов Корша и Ширинского-Шахматова поддержала составленную ими записку о признании малороссийского наречия отдельным языком, на основании которой в Галиции сажали,вешали и отправляли в концлагеря русофилов.

В частности, обвинение против св. Максима Сандовича и православных галицких русских студентов Семена Бендаюка и Максима Колдры базировалось на «записке» «кадетов» о признании малороссийского наречия отдельным украинским языком. Сандовичу,Бендасюку и Колдреинкриминировалось, что они продолжают защищать русский язык как родной для малороссов, в то время как Санкт-Петербург, под которым подразумевался не Царь, а кадеты, их уже «сдал».Как же,кадетам нужно было любой ценой «доказать»,что Царь-«душитель». Записка была антинаучной и утверждала, что русский язык 18-19 веков — это только великорусский язык, хотя факты свидетельствуют о прямо противоположном: Малороссийская.

«Говорят, что Петр Великий гражданскую печать выдумал, а, оказывается, он, просто-напросто, заимствовал ее у галичан у прочих малорусов, которые употребляли ее еще в ХVI в. Заголовки многих грамот и статутов, виденные мною в Ставропигии, начерчены чисто нашими гражданскими буквами, а текст, писанный в ХVI в. — очевидный прототип нашей скорописи и наших прописки елисоветинских и екатерининских времен» («Галичина и Молдавия. Путевые письма Василия Кельсиева», С-Петербург, 1868).

Сразу после февральского переворота новый министр иностранных дел России Милюков выступил с «обращением к украинцам», где впервые официально признал малороссов отдельным нерусским народом, а февралистская власть мгновенно выпустила на свободу для продолжения антироссийской деятельности идеолога «украинства» униатского львовского митрополита Андрея Шептицкого и агента австрийского генштаба фальсификатора истории М.Грушевского — самозваного, избранного никем не избранной «Центральной Радой» «Президента Украины», закономерно перешедшего затем на службу к большевикам, также поддержавшим «ересь украинства» для того,чтобы ликвидировать триединый православный русский народ, защитником которого был Царь-мученик Николай Второй.

Кирилл Фролов, заведующий отделом Украины Института стран СНГ, глава Ассоциации православных экспертов

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия