Церковно-общественный совет выступил против технологий «редактирования генома» человека

Развитие генетической медицины вступило сегодня не только в стадию ускоренного развития, но и в состояние выхода из этических профессиональных требований и стандартов. Речь идет, прежде всего, об экспериментах, вмешательствах, т.е. о редактировании эмбриона человека. В российских лабораториях происходит прямое пренебрежение нормами «Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине» (СЕ,Овьедо,1997 г.). В Статье 18 констатируется, что «исследования на эмбрионах in vitro должны предусматривать надлежащую защиту этого эмбриона», и «Создание эмбрионов человека в исследовательских целях запрещается».

Сегодня в России эмбрионы не только создаются с помощью ЭКО, используются в исследовательских целях без получения согласия лиц-доноров половых клеток, но и уничтожаются в массовых количествах. При этом уже выработана аргументация в защиту данных исследований: «У человечества есть путь научно-технического развития, которым оно движется — автомобили не перестанут ездить, несмотря на то, что на дорогах гибнут люди». К сожалению, современных исследователей можно уподобить водителями, которые сознательно садятся за руль автомобиля, чтобы сознательно губить людей. Ведь принципиального барьера между развитием ребенка от зачатия до рождения и после рождения на генетическом и этическом уровне не существует. Нравственность таких исследователей порождает много вопросов в обществе. Известен и еще один мощный аргумент в защиту экспериментов на эмбрионах человека — это интересы прогрессивной науки. Этот аргумент предъявляли в свою защиту нацистские врачи-исследователи на Нюрнбергском процессе в 1947 г. Но известно, что именно их эксперименты и их «прогрессивные интересы» были классифицированы на этом процессе как «преступления против человечности». Нельзя не напомнить и статью 2 международной Конвенции о правах человека и биомедицине: «Интересы и благо отдельного человека превалируют над интересами общества или науки».

Среди самих исследователей распространено мнение, что переход от клеточной культуры на уровень целого организма, даже животного, не говоря уж о человеке, невероятно сложен. В силу этого в полной мере встают вопросы о безопасности этих технологий:

— постоянно существует риск неточного редактирования;

— невозможны точные прогнозы последствий изменений генов, с которыми столкнется человеческая популяция;

— непредсказуемы последствия в ряду поколений носителей измененных генов.

Перечисленные факты являются основаниями позиции Церкви, что редактирование эмбрионов человека — красная линия, которую не стоит пересекать. И здесь речь идет уже не только о безопасности и трагических последствиях для людей применения аморальных по своему основанию технологий. Стоит ее перешагнуть и тут же возникают мечты и соблазны об улучшении человека, о технологическом изменении и самой сущности человека: выявим гены, ответственные за наши желательные свойства и будем иметь толерантность к той или иной пище или среде обитания, преодолеем возрастную деградацию, достигнем долголетия, повысим ментальные способности. Свобода человека смело реализуется в этих идеях, которые быстро распространяются в обществе. Главное: приближают ли эти идеи к спасению или гибели человека? Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною (1 Кор. 6:12). Может все же стоит свою свободу, и деятельную и мыслительную, взять под свой же контроль? Ведь идеи могут воплотиться и стать делами. И беда, если неправильная и вредная идея овладевает или человеком, или сообществом, будь то сообщество научное или государственное. Свобода, вырвавшаяся из-под контроля морали, легко превращается в произвол и грозит тяжкой несвободой для личности, будь то врач-исследователь, пациент и даже общественные отношения в целом.

ЦОС по биомедицинской этике обращает внимание о необходимости широкой коммуникации между наукой и обществом. К сожалению, в состав Совета по реализации Федеральной научно-технической программы развития генетических технологий на 2019-2027 годы не входят представители гуманитарной и религиозной общественности, что не способствует формированию социального доверия к развитию генетических технологий в России, особенно к таким непростым и неоднозначным с этической точки зрения технологиям как редактирование генома эмбриона человека.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

МАССОВЫЙ СБОР ОБРАЗЦОВ ДНК ПОД ВИДОМ ЗАБОТЫ О ЗДОРОВЬЕ: Россиян, прошедших диспансеризацию, будут ставить на учет.

ПО КИТАЙСКИМ ЛЕКАЛАМ

«Предполагается, что диспансеризация и профосмотры не будут просто заканчиваться ничем. Теперь это должно заканчиваться в обязательном порядке постановкой на учет и дальнейшим ведением больного, чего в принципе раньше не делалось»,— сказала заместитель председателя правительства России Татьяна Голикова на заседании совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере. Ее слова приводит газета «Коммерсант».

Звучит это всё несколько устрашающе. Мало того, что многих бюджетников насильно заставляют проходить эту диспансеризацию и испытывать радость близкого общения с мегавежливыми работниками поликлиник, так теперь еще угрожают поставить всех угодивших в капкан диспансеризации на особый учет (государство не смогло избежать соблазна и не воспользоваться такими большими данными в своих целях).

Таким образом, отечественная медицина на глазах превращается в средство для принудительного сбора самых разных биологических данных о податном населении и мощную систему контроля за гражданами, навязываемую под видом заботы об их здоровье. Почитайте наши публикации о происходящем в Китае. О том, что в Китае диспансеризация давно используется для тотального контроля мы публиковали в статье: «ЭТО УЖЕ РЕАЛЬНОСТЬ… Об использовании диспансеризации в КНР для сбора ДНК и тотального контроля над людьми».

Как пишет Ковачич, «официально заявляется, что всеобщая диспансеризация проводится для раннего выявления и лечения заболеваний, повышения уровня здоровья населения и качества медицинских услуг в относительно бедном регионе, а также создания цифровых историй болезни населения. Цель, конечно, благородная. Но ведь Синьцзян не единственный относительно бедный регион Китая.

Почему же «диспансеризация для всех» положена только жителям Синьцзяна? Ответ на этот вопрос нашла организация Human Rights Watch. В декабре она опубликовала расследование, в котором сообщается, что во время бесплатных диспансеризаций у населения Синьцзяна собирают образцы ДНК, которые потом передаются правоохранительным органам. «Массовый сбор образцов ДНК – это само по себе серьезное нарушение прав человека. Еще хуже, что происходит это обманным путем под видом бесплатного медицинского обследования», – писала HRW»

«Все данные, — поясняется в статье, — должны быть собраны воедино и привязаны к номеру удостоверения личности человека, чтобы создать электронную базу данных всего населения. За сбор биометрических данных (фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки), согласно документу, отвечают правоохранительные органы на местах. За сбор образцов ДНК отвечают работники на местах Госкомитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР. Массовый сбор образцов ДНК должен производиться в ходе всеобщей ежегодной бесплатной диспансеризации, говорится в документе».

Также в России действует закон о всеобщем добровольном донорстве органов (в случае смерти пациента), поэтому такой медицинский учет миллионов людей должен представлять особый интерес — в нужный момент можно легко подобрать потенциального «донора» для представителя элиты, которому срочно понадобится что-то заменить.

В недалеком будущем всех без исключения россиян обяжут пройти нужные для государства процедуры сбора медицинских данных, пригрозив блокировкой документов вроде паспорта (к тому времени он уже будет электронным) или чем-то в этом роде. Как там кстати насчет положения, закрепленного в действующей Конституции РФ, о том, что «никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам»?

На практике же у нас добровольное согласие на «диспансеризацию», с забором крови и тотальным сканированием, сродни согласию на обработку персональных данных — формально отказаться от нее можно, но тогда не получишь важную услугу или работу и вообще будешь поражен во многих правах.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия