ЮВЕНАЛЬНЫЙ ФАШИЗМ… им нужны детские органы. Реанимирована инициатива Клишаса-Пушкиной по огосударствлению изъятых детей

Пока мы констатируем либеральный реванш по всех сферах внутренней политики Путина, законопроекты лоббистов ювенальной юстиции продолжают сыпаться как из рога изобилия.

На днях депутаты Госдумы достали из нафталина и приняли в первом чтении инициативу заслуженных лоббистов ювенальных технологий Оксаны Пушкиной, Ирины Родниной и сенаторов Андрея Клишаса и Лилии Гумеровой, позволяющую судебным приставам передавать изъятых по решению суда детей непосредственно органам опеки и помещать их в детские дома (социально-реабилитационные центры).

Сейчас судебные приставы обязаны согласовывать свои действия с судом – что на практике нередко уберегает ребенка от беспредела социальных служб, обеспечивая его передачу родственникам (второму родителю). В то же время ни для кого не секрет, что СРЦ существуют в условиях подушевого финансирования и всегда заинтересованы в увеличении своего «населения». Данный законопроект, в случае принятия, создаст благодатную почву для злоупотреблений чиновников, действующих по западным ювенальным методичкам.

Законопроект № 156687-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ (в части передачи судебными приставами-исполнителями обнаруженного ребенка, в отношении которого объявлен розыск в рамках исполнения требований исполнительных документов об отобрании и (или) о передаче ребенка, органам опеки и попечительства при невозможности немедленной передачи ребенка лицу, которому он по решению суда должен быть передан)» «болтается» в нижней палате парламента с апреля 2017 г.

После принятия документа в первом чтении в июне 2017 г. на «Катюше» был опубликован подробный аналитический материал с отзывом эксперта Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленобласти, к.ю.н. А.В. Швабауэр. Дабы не копировать объемный текст, рекомендуем всем заинтересованным лицам его перечитать.

Здесь же просто повторим ключевые выводы: «такие положения законопроекта, как возможность отобрания приставами ребенка в отсутствие лица, в пользу которого вынесено решение суда об отобрании, а также возможность временного помещения ребенка в специализированное учреждение по акту органов опеки (а не исключительно по определению суда, как это прописано в действующем законодательстве) явно не будут стимулировать судебных приставов-исполнителей к активному взаимодействию с лицом, которому ребенок должен быть передан по суду, то есть, не будут работать на исполнение решения суда путем передачи ребенка взыскателю. Тем более что понятие «невозможности незамедлительной передачи» ребенка взыскателю крайне растяжимо и доказать факт обратного («возможности незамедлительной передачи») заинтересованному лицу будет нереально.

В связи с этим судебному приставу на практике будет проще передать ребенка опеке и затем просто «проинформировать» лицо, которому ребенок должен быть передан о совершенных действиях (проект дополнений к части 1 статьи 109.3 ФЗ РФ от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Помимо простоты такого решения следует учесть возможность корыстного интереса судебного пристава в подобном «исполнении судебного акта» в случае коррумпированной договоренности с детозащитными структурами.

В результате внедрения описанного механизма исполнительных действий ребенок будет во всех ситуациях переживать двойной стресс: «первой передачи» — от лица, с которым он проживает, в специализированное учреждение, и «второй передачи» – из специализированного учреждения лицу, которому он подлежит передаче по суду».

Даже Правительство РФ в лице тогдашнего вице-премьера Сергея Приходько в 2017 г. в своем отзыве отмечало, что законопроект требует серьезной доработки в части гарантий передачи ребенка законному представителю, в частности – «представляется целесообразным также предусмотреть в законопроекте порядок закрепления юридического факта передачи ребенка, временно помещенного в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лицу, которому он по решению суда должен быть передан».

Однако данный порядок в последней редакции документа, принятой в феврале 2019 г., так и не был прописан. Как не прописана и форма информирования судебным приставом лица, которому должен быть передан ребенок, о местонахождении последнего. Зато появилось другое занимательное новшество – ребенок может находиться в реабилитационном учреждении не более месяца, после чего, если лицо, которому должен быть передан ребенок, не забирает его в данный срок – «орган опеки и попечительства решает вопрос об определении дальнейшей судьбы ребенка». То есть по прошествии 30 дней все права на распоряжение жизнью изъятого ребенка официально переходят к опеке. (прим.ред.3РМ — которая может на этом заработать огромные деньги, продавая детей черным трансплантологам и прочим охотникам до детских тел)

Исходя из текста документа, у органов опеки также нет ни одного обязательства, которое бы стимулировало их к скорейшей передаче ребенка взыскателю. Как и когда состоится передача ребенка из детского дома взыскателю, и состоится ли эта передача вообще – большой вопрос.

Дело в том, что по закону в исполнительном листе указываются сведения о должнике (пункт 5 части 1 статьи 13 ФЗ РФ от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Должником по исполнительному листу является лицо, которое обязано совершить определенные действия во исполнение судебного решения.

При передаче ребенка в детский дом (иное специализированное учреждение), фигура должника в исполнительном производстве по закону не меняется, однако ребенка у должника после передачи в детский дом уже нет. Соответственно, предъявлять к нему требования в рамках исполнительного производства более невозможно.

Детский дом (СРЦ) в свою очередь не является должником, то есть, лицом, которое обязано совершить действия, предусмотренные исполнительным листом. На него (как на лицо, которое не является должником) не распространяются правила законодательства о штрафах за неисполнение требований исполнительного листа, стимулирующие к исполнению судебного акта, и т.п. Очевидно, на этой почве возникнут многочисленные затруднения в практике, возможны препятствия в возвращении ребенка взыскателю по исполнительному листу со стороны представителей опеки, «положивших глаз» на того или иного ребенка.

Резюмируя все вышесказанное, еще раз сделаем акцент на сильнейшем двойном ударе по психике ребенка вследствие многочисленных изъятий и перемещений (недаром депутат Пушкина в ходе обсуждения законопроекта в Госдуме заверяла, что при отобрании обязательно будут присутствовать психологи, врачи, что все будет гуманно и т.д.). Остается только повторить по-прежнему актуальную позицию аппарата ОУЗС двухлетней давности:

«Предлагаем отклонить законопроект № 156687-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части передачи судебными приставами-исполнителями обнаруженного ребенка, в отношении которого объявлен розыск в рамках исполнения требований исполнительных документов об отобрании и (или) о передаче ребенка, органам опеки и попечительства при невозможности немедленной передачи ребенка лицу, которому он по решению суда должен быть передан)».

Просим наших читателей и активистов направлять письма и телеграммы в адрес руководства Государственной Думы и Совета Федерации с требованием снять законопроект № 156687-7 с рассмотрения».

РИА Катюша

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЮВЕНАЛЬНЫЕ ФАШИСТЫ ПУТИНА… Очередной вопиющий случай. В Карелии отобрали шестерых детей у многодетной семьи (ВИДЕО)

Очередной вопиющий случай ювенальной юстиции произошел в Карелии. У Киселевых отобрали шестерых детей. Они не пьют, работают, в одном зарегистрированном браке родили шесть детей, живут в 4-х комнатной квартире в г.Костомукша, Карелия.

Однажды Анатолий выяснил, что, оказывается, их школа №1 получает дотации на школьные принадлежности, а с родителей тем не менее производят поборы. Анатолий обнародовал соответствующий документ и отказался платить.

После этого начались гонения на семью. Сначала в школе к детям стали придираться так, что Киселевы были вынуждены перевести их на семейное обучение. Положенных компенсаций им не выплачивали. Затем началось давление со стороны органов опеки и КДН (комиссии по делам несовершеннолетних).

Семье выписали 12 штрафов по ст 5.35 КОАП (ненадлежащее воспитание). Опека несколько раз выходила с иском в суд на основании «ненадлежащего выполнения родителями обязанностей по обучению детей», но суд отказывал в ограничении прав Киселевых. Но в очередной раз в суде высшей инстанции апелляцию опеки удовлетворил Верховный суд республики Карелия.

28 сентября 2018 года решение об ограничении родителей в правах сразу на шестерых детей вступило в силу. Мать с детьми находилась в Москве, когда детей у нее изъяла полиция, но не по решению суда, а по Акту безнадзорности. Этот прием позволяет сегодня полиции изъять ребенка практически у любого родителя.

В Акте было указано,что дети неухоженные, голодные и т.д. Мать тут же отпустили, а детей увезли в приют. Родители в Москве пытались увидеться с детьми или хотя бы поговорить с ними по телефону, но это оказалось невозможно. В приют не пускали даже представителей силовых структур.

Родители обратились к члену Общественной палаты РФ, комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Элине Жгутовой. Она в свою очередь составила обращение к губернатору Карелии Парфенчикову А.О.

«Уважаемый Артур Олегович! Ко мне обратилась семья Киселевых из г.Костомукша республики Карелия. Крепкая, непьющая, работящая, полная. Шесть детей в одном зарегистрированном браке, (редкость по нашим дням) четырехкомнатная благоустроенная квартира, свое небольшое предприятие, доход на уровне среднего по России, оба родители юридически подкованы.

Этих родителей ограничили в родительских правах на основании того, что они недостаточно заботились об образовании своих детей. Детей забрали в приют в Москве. У родителей нет возможности общения с детьми. Сами родители утверждают, что преследование их семьи началось с того, что муж не согласился со школьными поборами и обнародовал документы, из которых следовало, что школа находится полностью на государственных дотациях.

Затем пошли придирки в школе, несколько раз привлекали семью по ст.5.35 КОАП (ненадлежащее воспитание), несколько раз опека выходила с исками в суд, и, наконец, Верховный суд республики удовлетворил очередную апелляцию. Решение вступило в силу 28 сентября 2018 года, мать уведомлена не была и находилась с детьми в Москве на момент, когда детей у нее изъяли по Акту безнадзорности органы полиции (не ФССП по исполнительному листу)

Дети, 5 человек (один ребенок выпущен из приюта по достижению им совершеннолетия) сейчас находятся в одном из учреждений Департамента соцзащиты населения г.Москвы. Родители не имеют с ними связи.

Уважаемый Артур Олегович! Прошу Вас взять под личный контроль ситуацию с возможным неправомерным вмешательством в семью со стороны органов опеки и полиции в г.Костомукша. Государственная семейная политика сегодня нацелена на увеличение рождаемости, поддержку многодетных семей, приоритет кровной семьи. Эти установки содержатся в Национальной стратегии «Десятилетие детства», такие принципы заложены в Национальный проект «Демография».

Основанием для отобранием детей из семьи в соответствии с Семейным Кодексом РФ может быть только «непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка». Если факты, указанные семьей Киселевых подтвердятся, то обстановку в их семье опасной признавать для детей было нельзя.

Прошу Вас привлечь надзорные органы и органы общественного контроля для объективности оценки ситуации. В свою очередь, могу предложить создать независимую комиссию от Общественной палаты с привлечением экспертов для проведения выездного расследования инцидента.

Правозащитный центр «Иван Чай», руководителем которого я являюсь, подключен к анализу ситуации в Москве.

С уважением и благодарностью, Жгутова Элина Юрьевна,
член комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты РФ.»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

РусскаяИмперия