Владимир Солоухин о геноциде русского народа

«Но вот Россию завоевала группа, кучка людей. Эти люди тотчас ввели в стране жесточайший оккупационный режим, какого ни в какие века не знала история человечества. Этот режим они ввели, чтобы удержаться у власти. Подавлять все и вся и удержаться у власти. Они видели, что практически все население против них, кроме узкого слоя «передовых» рабочих, то есть нескольких десятых населения России, и все же давили, резали, стреляли, морили голодом, насильничали как могли, чтобы удержать эту страну в своих руках…»

«…Может быть, и можно потом восстановить храмы и дворцы, вырастить леса, очистить реки, можно не пожалеть даже об опустошенных выеденных недрах, но невозможно восстановить уничтоженный генетический фонд народа, который еще только приходил в движение, только еще начинал раскрывать свои резервы, только еще расцветал. Никто и никогда не вернет народу его уничтоженного генетического фонда ушедшего в хлюпающие грязью, поспешно вырытые рвы, куда положили десятки миллионов лучших по выбору, по генетическому именно отбору россиян. Чем больше будет проходить времени, тем больше будет сказываться на отечественной культуре зияющая брешь, эти перерубленные национальные корни, тем сильнее будет зарастать и захламляться отечественная нива чуждыми растениями, мелкотравчатой шушерой вместо поднебесных гигантов, о возможном росте и характере которых мы теперь не можем и гадать, потому что они не прорастут и не вырастут никогда, они погублены даже и не в зародышах, а в поколениях, которые еще только предшествовали им. Нo вот не будут предшествовать, ибо убиты, расстреляны, уморены голодом, закопаны в землю.»

«Гены уходят в землю, и через два-три десятилетия не рождаются и не формируются новые Толстые, Мусоргские, Пушкины, Гоголи, Тургеневы, Аксаковы…»

«…Геноцид, особенно такой тотальный, какой проводился в течение целых десятилетий в России, лишает народ цветения, полнокровной жизни и духовного роста в будущем, а особенно в отдаленном. Генетический урон не восполним, и это есть самое печальное последствие того явления, которое мы, захлебываясь от восторга, именуем Великой Октябрьской Социалистической революцией.»

Владимир Солоухин

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

Ополченец Донбасса и Верный казак отказался от коммунистического значка

2 февраля 2019 года в Санкт-Петербурге состоялась презентация книги Андрея Савельева, бойца Верного Казачества, киевлянина, участника возвращения Крыма в 2014 году. Книга «Война в 16. Из кадетов в диверсанты» вызвала большой интерес в ряде городов Донбасса и России. В ней Андрей Савельев, иначе известный под позывным «Вандал», рассказывает не только о войне на Донбассе, но и о её предыстории, о своей жизни и патриотической деятельности Верного Казачества в Киеве до войны.

Презентация в Петербурге прошла при поддержке Музея воинской доблести Донбасса. В мероприятии приняли участие широкие круги петербургской общественности, участники и волонтёры конфликта на Донбассе. Были организованы онлайн-трансляции.

Автор рассказал о содержании книги и о своём жизненном и боевом пути, ответил на вопросы из зала. После завершения выступления Андрею Савельеву вручили грамоту от петербургского отделения Союза писателей России, а представители КПРФ преподнесли Вандалу копию Знамени победы, поднятого в 1945 году над Рейхстагом и попытались наградить его своим юбилейным знаком (медалью) «100 лет ВЛКСМ». Ополченец вежливо отказался принять её, в ходе непродолжительной дискуссии заявив, что, по его мнению, жители СССР победили нацистскую Германию не потому, что защищали коммунистическую идеологию, а потому, что спасали, прежде всего, своё Отечество – Россию и его традиции.

Коммунистические организации начеканили множество юбилейных медалей (по сути, значков, не имеющих никакой цены), посвященных 100-летию своего переворота, и созданию большевистских органов и организаций. Однако, Андрей «Вандал» Савельев известен, как православный русский консерватор, сторонник единой и неделимой России . Поэтому, со стороны КПРФ, как минимум, странно пытаться вручить ему одну из юбилейных медалей, посвящённой годовщине событий, нанесших непоправимый ущерб исторической России.

Иван Сирко

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Грабеж по-большевицки. К 100-летию продразверстки

По оврагам и по скатам Коган волком рыщет,
Залезая носом в хаты, которые чище!
Глянет влево, глянет вправо, засопит сердито:
«Выгребай-ка из канавы спрятанное жито!»
Ну а кто поднимет бучу – не шуми братишка:
Усом в мусорную кучу, расстрелять и крышка.
Эдуард Багрицкий

Декретом Совнаркома от 11 января 1919 г. в Советской России вводилась продовольственная разверстка. Она означала принудительное изъятие хлеба и продуктов у сельских производителей по «твердым ценам», а фактически – безвозмездно. Русская деревня ответила множеством крестьянских восстаний, с неимоверной жестокостью подавлявшихся карательными, часто интернациональными по своему составу, отрядами. Большевики загоняли страну в порочный круг. Ставка на голое насилие при хлебозаготовках требовала безмерного увеличения аппарата этого насилия, а его разбухание, в свою очередь, влекло за собой неизбежный рост потребных объемов выкачки хлеба. Такого рода динамику характеризуют цифры хлебозаготовок по годам: 1918/1919 гг. – 1 767 780 тонн; 1919/1920 гг. – 3 480 200 тонн; 1920/1921 – 6 011 730 тонн.

Отметим, что попытки введения разверстки хлебов по губерниям для нужд обороны начались еще осенью 1916 г. Тогда же появились первые продуктовые карточки. Временное правительство первым установило монополию на торговлю хлебом. Однако все эти меры коренным образом отличались от продовольственной диктатуры ленинского Совнаркома, до этого разверстка сочеталась с рыночными закупками да и деньги еще не превратились в пустые бумажки («совзнаки», печатавшиеся рулонами). Крайнее насилие и жестокость также были новшеством большевиков.

Последние совершенствовали систему насильственных хлебозаготовок весь 1918 год. Изначально заготовки приняли формы грубых реквизиций и контрибуций. Для их проведения была создана целая продовольственная армия, вооруженная пулеметами и наделенная карательными функциями, ей активно помогали отряды органов ВЧК.
Идеолог диктатуры В. Ленин рассматривал тотальную хлебную монополию важнейшим условием не только удержания власти, но и доведения её до размеров абсолютизма. «Хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность, – объяснял вождь партии, – являются в руках пролетарского государства, в руках полновластных Советов, самым могучим средством учета и контроля. «Это средство контроля и принуждения к труду посильнее законов конвента и гильотины. Гильотина только запугивала, только сламывала активное сопротивление. Нам этого мало. Нам надо сломать и пассивное, еще более опасное и вредное сопротивление».

В мае–июне 1918 г. продотряды двинулись из городов в хлебородные губернии и уезды. Численность продармии непрерывно росла, достигнув к ноябрю 1918 года 29 тыс. чел. Поначалу продотряды набирались из добровольцев из числа рабочих и деклассированных элементов. Заметную прослойку в их командном составе составили вчерашние мигранты. Так, в конце августа 1918 года Канавинский райком РКП(б) г. Нижнего Новгорода докладывал в военревком об одном из таких формирований во главе с А. Д. Канбергом при комиссаре Я. Либете.

Однако без надежной опоры на местах совершить поход за хлебом было сложно. Если в городах имелись значительная прослойка более отзывчивого на пропаганду классовой войны пролетариата и многочисленные парторганизации, то на селе этого практически не было, и РКП(б) не оставалось ничего другого, как опереться на самый малоимущий, лишенный какого-либо авторитета и влияния слой крестьянства, которому было нечего терять и кого можно привлечь на свою сторону как идеями коммунизма, так и возможностью наживы за счет остальной части селян.

На заседании ВЦИК 20 мая 1918 г. его председатель Яков Свердлов заявил, что победа большевиков придёт только в том случае, «если мы сможем расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая шла не так давно в городах». И эта задача решалась, хотя и не без труда. ВЦИК на том же майском заседании года принял постановление, в котором местным органам власти предписывалось энергично приступить к «вооружению всей бедноты и осуществлению её диктатуры». Конкретизация этого вызывающего приказа содержалась в декрете об организации и снабжении деревенской бедноты, принятом ВЦИК и Совнаркомом 11 июня того же года и более известном как декрет о комбедах.

Комитеты бедноты создавались для социального раскола деревни, о котором говорил Свердлов, и содействия продотрядам. В комбеды охотно шли деревенские лодыри и пьяницы, маргинальные, пришлые, а порой и уголовные элементы. Такие комбеды не имела у крестьян авторитета и поддержки, особенно в зажиточных селах и волостях, куда в основном и нацеливалась партия и её Продармия. «Беднота сплачивается не вокруг Советов, а вокруг кулаков», – докладывал наверх летом 1918 г. посланный из Нижнего Новгорода в Васильсурский уезд большевик В. Овсянников. Губком РКП(б) предпринял энергичные действия, чтобы изменить соотношение сил, организовав снабжение сельского партийно-комбедовского актива оружием и направив на село агитационно-карательные отряды. Винтовки и револьверы выдавались уполномоченным и местным активистам через губвоенкомат (комиссары И.Л. Коган и Б.И. Краевский) и напрямую из губкома.

Вооруженный до зубов комбедовский актив вёл обыски и реквизиции не только хлеба, но и имущества односельчан. Широко применялось самоснабжение – присвоение чужого имущества и продуктов. Что на деле означала «диктатура бедноты», видно на примерах из книги «Трагедия в татарской деревне» нижегородского исследователя М.З. Хафизова. «В квартире Муслимова – пишет автор, – они (группа комиссара Богатова. – Авт.) отобрали самовар, 3 фунта чая и узелок вещей; у Якупа – медные деньги, у Аксяна – сапоги и галоши; галоши он взял себе, а сапоги достались другому члену отряда; у муллы Жалялетдинова они отняли узелок с домашними вещами; некоторые вещи обыскивающие надели на себя, а другие доставили в сельсовет».

Подчеркнем: причиной разгула чрезвычайщины 1918-1919 годов явился не столько кризис, сколько сомнительные формы его преодоления, разрушавшие производительные силы на селе, и начатый верхушкой РКП(б) эксперимент по введению коммунизма. Гражданская война объявлялась главным средством решения этой утопической задачи, а продовольственная диктатура и разномастные карательные отряды – её инструментами.

«Революционный романтизм, – отмечает историк гражданской войны в русской деревне Т.В. Осипова, – на практике трансформировался в уродливые формы насильственной перестройки крестьянской жизни». Так, конференция РКП(б) Княгининского уезда обязала все селения перейти к общественной обработке земли. Председатель Сергачского укома партии М.И. Санаев докладывал о подчинении комитетам бедноты в уезде всего и вся, с восторгом сообщая, что комбеды «обобществляют жизнь села, приготовляют его к коммунизму». Санаева принял Ленин и рекомендовал учиться у того классовой борьбе.

Частью такой борьбы было наступление на крестьянские Советы. Став после ликвидации земств новой формой местного самоуправления, зачастую отвергая узкоклассовый подход к их формированию, сельские и волостные Совдепы в большинстве случаев служили выразителями кровных крестьянских интересов. А поскольку с принятием декретов о хлебной диктатуре, а затем и воинской повинности те вступили в антагонизм с интересами компартии, лозунг «Вся власть Советам!» потерял для большевиков свою актуальность. Встретив сопротивление в Советах, Нижегородский губком РКП(б) в лице Лазаря Кагановича сделал ставку на замену их комитетами бедноты. Процесс ликвидации «советской власти» захватил Лукояновский, Семёновский, Сергачский и другие уезды. В Воскресенском уезде подверглись разгону Советы 10 волостей, уступив место комбедам. Такое же решение вынес 19 сентября 1918 года Княгининский уисполком.

Однако даже вооруженных до зубов местных партийных ячеек и комбедов для коммунистической революции на селе оказалось явно недостаточно. Для разгона и перевыборов непослушных Совдепов, организации или реорганизации комбедов, устранения противодействия им со стороны крестьянской массы губкомом РКП(б) были направлены в уезды партийные эмиссары и вооруженные команды. Такую роль выполняли в ходе своих рейдов продовольственные отряды, а также командированные в глубинку отряды Нижгубчека.

Командир продотряда М. Чуркин докладывал горрайкому РКП(б) Нижнего Новгорода, что в селениях Сергачского уезда им успешно проведена реорганизация комбедов и «введена классовая борьба». Правда, признавал коммунист, разделение крестьян на бедных и богатых чрезвычайно затруднительно, однако он с этим справился. Только в Яновской волости этот отряд изъял 4293 пуда ржи, 2074 пуда овса, 278 пудов проса, 12 пудов гречихи, 277 пудов льняного и конопляного семени, 125 пудов пшеницы, 66 пудов полбы. Примерно треть этого количества была роздана членам комбеда и 158 пудов ржи – «неимущему населению» Янова.

Историк Т. Осипова называет многочисленные мятежи крестьян против реквизиций и насилий летом-осенью 1918 года «актами самозащиты». Во многих случаях подобные инциденты влекли за собой гибель их участников с обеих сторон и заканчивались, как правило, бегством реальных виновников и массовыми репрессиями в отношении прочих, отбираемых по классовому признаку.

Так было в мае 1918 года в селе Богородском, в ноябре – в Емангашах, в январе 1919 года – в Семёновке. В Линёве (Семёновский уезд) решение о смертной казни трёх крестьян, обвинённых в неповиновении и нанесении побоев комиссару, принималось голосованием членов карательного отряда под начальством председателя Семёновской ЧК Семёна Булатова.

Различные органы диктатуры пролетариата и даже отдельные функционеры конкурировали между собой в производстве обысков, конфискаций и присвоении изъятого. Если в городах безусловный приоритет в этом принадлежал чрезвычайным комиссиям и вплоть до октября 1918 года губЧК содержалась отчасти за счёт реквизиций, то в уездах наряду с ЧК экспроприации производили уполномоченные уездных исполкомов и комитетов РКП(б), сельские партийные дружины, комбеды и отряды продармии и губЧК.

В течение 1919 г. продразверстка приобретала все более жестокий и уродливый характер. Со временем она распространилась на картофель, мясо, а к концу 1920 г. почти на все продукты сельского хозяйства. Все это изымалось у крестьян фактически бесплатно, так как советские деньги предельно обесценились. Натуральный обмен (на промтовары) был невозможен: промышленность вследствие коммунистических экспериментов погрузилась разруху, производство упало во много раз. В ходе кампаний продразверстки понятие «излишки» зачастую превращалось в фикцию, и зачастую у крестьян забирали все подчистую, включая семенной фонд и продукты, необходимые для прокорма семьи.

Это и был военный коммунизм – идеальный, по Ленину, общественный строй, лишенный пороков капитализма. Для его успешного функционирования требовался колоссальный аппарат совчиновников, значительно превысивший прежнюю царскую администрацию, и многочисленные карательные органы, действовавшие в условиях полного беззакония. «С 1919 г. власть фактически перестала быть властью трудящихся масс , – писал, характеризуя состояние России видный социолог Питирим Александрович Сорокин, – и стала простой тиранией, состоящей из беспринципных интеллигентов, деклассированных рабочих, уголовных преступников и разнородных авантюристов». По словам ученого, следствием большевистской революции явился отнюдь не передовой социально-экономический строй, а система, схожая с древними деспотиями. Положение рабочих и крестьян в сравнении с жизнью в царской России значительно ухудшилось, ибо «с них дерут десять шкур» с целью добывания средств «на мотовство власти, на сотни тысяч ее агентов, на роскошь заграничных послов, на поддержку сотен коммунистических газет, на III Интернационал, на подкупы, на небывалое воровство… ».

К началу 1919 г. красный террор окончательно обрёл форму доктринального, санкционированного на самом верху уже не в теории, а в виде резолюций, декретов и прямых указаний высших руководителей коммунистических партии и государства. Террор как универсальное средство решения всех проблем и создания нового порядка стал общим местом в теоретических работах лидеров большевизма. Как писал идеолог партии Н. Бухарин: «Пролетарское принуждение во всех формах, начиная от расстрела и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистиче­ского человека из человеческого материала капиталисти­ческой эпохи».

Два года спустя, столкнувшись с яростным народным сопротивлением, грозившим смести коммунистическую деспотию (Тамбовское, Кронштадтское и др. восстания) Ленин отступит и объявит НЭП. «Мы делаем шаг назад, чтобы разбежаться и прыгнуть дальше», – признавался вождь РКП(б). К выполнению ленинского завета в конце двадцатых годов приступит И. Сталин.

Станислав Смирнов

для Русской Стратегии

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи

Левым активистам, рыдающим и ноющим о том, как это «ужасно непатриотично драпировать мавзолей» и какой это «прогиб под Запад», смею напомнить, что большевики снесли главный памятник Победе русского народа над Наполеоном — Храм Христа Спасителя в Москве. Памятник герою Русско-Турецкой войны «Белому генералу» Скобелеву и русским солдатам — освободителям Болгарии от турецкого ига в Москве, ему же в Трокском уезде Виленской губернии, в Минске, в Варшаве, в селе Уланове Черниговской губернии (был сброшен в выгребную яму).

Колонна Славы в Санкт-Петербурге, уникальный памятник, сооруженный в 1886 году из 140 трофейных турецких пушек и часовня на Манежной площади в Москве. в память о героях русско-турецких войн. Княгине Ольге в Киеве. Памятник Ивану Сусанину был уничтожен в первый же год советской власти. Памятник вел.кн. Николаю Николаевичу, герою Крымской и Русско-турецкой войн на Манежной пл. в Петербурге. Построенная на народные деньги усыпальница князя Пожарского в Спасо-Евфимиевом монастыре в г. Суздаль. Монумент В. С. Завойко, российскому адмиралу, военному губернатору Камчатки во Владивостоке. Муравьёву-Амурскому в Хабаровске. Потёмкину-Таврическому в Херсоне. Бюст Суворова в Москве. Ему же в Санкт-Петербурге рядом с церковью, где часто молился Суворов. уничтожены и церковь, и этот скромный памятник. Памятник генералу Дорохову в Верее.

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Останки «царского генерала» из разграбленной гробницы в соборе вынесли из подклета и выбросили с высокого откоса над Протвой. Памятник ещё одного Героя Отечественной войны 1812 года — Я.П. Кульнева. Памятник простого солдата Леонтия Коренного, который офицеры на собственные средства установили и стали отдавать ему честь. Памятник в Колычево (близ Коломны) в честь пребывания здесь войска князя Дмитрия Донского перед Куликовской битвой разобран на кирпичи для строительства колхозного свинарника. Обелиски петровским воинам, павшим в битве под Полтавой. Памятник в честь Бородинского сражения на батарее Раевского — Главный монумент Отечественной войны 1812 года. Заодно был разрушен склеп Багратиона, могила разграблена. останки генерала выброшены на помойку. Юбилейный памятник к столетию Отечественной войны 1812 года в Смоленске «Благодарная Россия — героям 1812 года». Памятник Софийскому полку в Смоленске. Памятник лейб-гвардии Кавалергардскому и Конному полкам, памятник лейб- гвардии Казачьему полку и памятник лейб-гвардии 3-й артиллерийской бригады на Бородинском поле.

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Нежинскому гусарскому полку в селе Бородино. Там же часовня в честь 1-го и 19-го егерских полков. Памятник дворянам Энгельгардту и Шубину, расстрелянным наполеоновскими войсками за отказ присягнуть Наполеону в Смоленске. Памятник казакам атамана Платова на Молевом Болоте и самому Матвею Ивановичу Платову в Новочеркасске. Стела в Тересполе чудо-богатырям Суворова. Памятник «Питомцам Академии Генерального штаба, павшим при исполнении служебного долга». Памятник «Подвигам лейб-гвардии Саперного батальона» у батальонной церкви во имя Святых Косьмы и Дамиана в Санкт-Петербурге. Монумент на братской могиле в Очакове в память о русских солдатах, павших при штурме крепости в 1788 году во время русско-турецкой войны. Горичу И.П.- бригадиру Астраханского войска, первым со своими солдатами ворвавшимся в город и павшим в бою в Очакове. Обелиск в Баку в честь П.Д. Цицианова — русского генерала, главнокомандующего войсками на Кавказе. Рядовому Гаврилу Сидорову в Манглисе (Грузия), герою кавказской войны 1805 года.

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Уничтожены землянка и бронзовый бюст знаменитого усмирителя Кавказа генерала Ермолова в Грозном. Памятник генерал-губернатору Кауфману и войскам, покорившим Среднюю Азию в Ташкенте. Красные ворота в Москве — памятник победе в Полтавской битве. Г.А.Потёмкину-Таврическому, Я.И.Булгакову и В.М.Долгорукову-Крымскому в Симферополе. Атаманам Антону Головатому, Сидору Белому и Захарию Чепеге в Екатеринодаре. Разорён склеп Истомина, Корнилова и Нахимова в Севастополе. И это без учёта множества памятников царям по всем городам Империи и множества традиционных для России с древнейших времён монастырей, храмов и часовен, воздвигнутых в память о победах русского оружия..

Уничтожение коммунистами памятников царям и памяти о победах русского оружия по всем городам Империи Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Сравнивать это полное уничтожение памяти о русской истории с драпировкой мавзолея смешно и нелепо. И эти люди учат нас патриотизму.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

Иван Александрович Ильин, «Отрицательные уроки русской революции»

«Коммунизм не уважает человеческую личность и ее свободную самодеятельность. Поэтому он идет против духа и против природы и может насаждаться только голодом, страхом и кровью (террором). Коммунизм отменяет частную собственность и делает всех безнадежными нищими, зависимыми от коммунистической партии и власти. Этим он подрывает в народе желание трудиться и распространяет всеобщую лень, саботаж, взяточничество, воровство и всяческую безответственность. Все это гибельно для культуры и народного хозяйства.

Коммунизм не бережет народные силы, а растрачивает их: личная, частная инициатива подавляется; работа из-под палки становится ненавистна и непродуктивна; всенародное уговаривание работать из-под палки — безнадежно; аппарат всенародного надсмотра и понуждения к работе — не заменит человеческой самостоятельности: все предвидеть из центра и все всем приказывать через чиновников — есть затея нелепая и неосуществимая. Все это — ведет к растрате сил и всеобщему оскудению.

Если в государстве начнут править интернационалисты, то они не захотят и не сумеют блюсти исторические интересы народа. Порабощенный народ станет средством для чужих ему интересов. Он будет разорен и обессилен, а в последний час предан на поток и разграбление воинственным соседям.»

Иван Александрович Ильин, «Манифест русского движения», глава «Отрицательные уроки русской революции»

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

Через преодоление революционной смуты к Земскому собору!

К столетней годовщине провозглашения адмирала Колчака Верховным Правителем России

Сегодня напуганные Русской Весной в Новороссии внешние и внутренние враги русского народа предпринимают «последний и решительный бой» с целью не допустить национального и религиозного возрождения единственного хозяина России ‒ русского народа. Но на каждодневных обсуждениях в российских СМИ положения русских на «Украине» никогда не поднимаются вопросы: почему русский народ был государственно-политически расчленён? Кто и когда это осуществлял? Для каких целей?

Ведь очевидно, что, не поняв причин, невозможно и устранить проблему. А главное создать условия, чтобы такие проблемы не возникали вновь. Тем более, к сегодняшнему дню достаточно серьёзных исторических исследований и твёрдо установленных фактов и документов, чтобы дать ясный ответ на эти вопросы. Но такого ответа в официальных СМИ мы не услышим, потому как доступ к ним представителям русского национально-патриотического, монархического и Белого движения Администрацией президента категорически запрещен. Зато сторонникам красных бесов, которые и учинили все эти диверсии против исторической России, двери во все СМИ, как в прочем и в сами органы власти, широко открыты.

Любой вдумчивый и честный исследователь революции 1917 года приходит к выводу, что это был многоплановый международный заговор с целью уничтожить Россию как независимое христианское государство, разграбить её национальное достояние и превратить её гигантскую территорию в поставщика сырья для мировых транснациональных корпораций. Вся история так называемого революционного «освободительного» движения ‒ с первых его проявлений, начиная с ереси жидовствующих до большевиков есть история безпрестанного вмешательства в русские внутренние дела иностранных и инородных сил, враждебных русскому народу как носителю христианской православной веры и создателю крепкой государственной твердыни, унаследовавшей после падения Восточно-Римской православной Империи её удерживающую миссию быть Третьим Римом.

Хорошо понимая, что невозможно достичь этой цели без политического обезглавливания русского народа, то есть без уничтожения православной монархии и православной Церкви, враги России всегда направляли свои удары и подкопы под эти краеугольные камни русского III Рима.

Вся эта русофобская антихристианская борьба нашла своё ядовито-концентрированное выражение в так называемом марксизме, выросшем из радикально-богоборческих и масонских постулатов. Маркс и Энгельс были наиболее коварными, злобными и безпощадными идеологами сокрушения исторической России и уничтожения русского и других славянских народов. Пользуясь растущим авторитетом научного знания в Европе и в России, они сумели придать своему погромному русофобскому учению наукообразный вид, используя в качестве теоретического основания так называемый дарвинизм, который оправдывает подавление и уничтожение «более приспособленными» живыми существами «наименее приспособленных» и «отсталых» в развитии.

Своё учение Маркс и Энгельс изложили в так называемом «Манифесте Коммунистической партии», в котором заявляют о своей цели разрушения всех богоустановленных общественных институтов: Церкви, семьи, нации, государства и частной собственности. Понятно, что лишившись этих общественных духовно-политических и экономических институтов, народы неизбежно рассыпаются на беззащитные и блуждающие атомы. Эти сатанисты объявили революционные страны Западной Европы повелителями мира, а славянские народы и Россию врагами «прогресса» и коммунизма, подлежащими «безпощадному террору» и уничтожению.

С этой целью коммунисты организовали так называемый Интернационал, который и должен был стать орудием мировой богоборческой революции. Пушечным мясом мировой революции был объявлен так называемый «пролетариат», то есть все подонки общества. Символом мировой революции стало красное знамя первого революционера Сатаны, знамя богоборческой анархии и террора.

После Всемирного еврейского Конгресса в Базеле в 1897 году в России еврейским Бундом создаётся Российская Социал-Демократическая Рабочая партия (РСДРП), которая и должна была осуществить разгром исторической христианской Империи. В 1903 году в Лондоне на II-м съезде РСДРП образуется большевицкая фракция, которая провозглашает себя «партией нового типа», по сути ‒ массовой террористической организацией, спаянной железной дисциплиной сверху до низу, и безпощадной не только к «классовым врагам», но ко всем своим «уклонистам» от «линии партии». Это был тот «другой путь», которым обещал пойти Володя Ульянов-Бланк после казни своего старшего брата-террориста ‒ преступный путь перехода от одиночного террора к массовому террору и уничтожению всей династии Романовых вместе со всеми сторонниками исторической христианской Империи.

Лицемерно провозгласив в 1907 г. на своём V съезде РСДРП в Лондоне отказ от диверсионно-террористической и разбойничьей деятельности на территории России, Ленин создал тайный «Большевицкий центр», который начали организацию подпольных террористических групп, одна из которых, созданная в Екатеринбурге Свердловым, сыграла свою зловещую роль в июле 1918 года. Сразу после съезда Ленин и Сталин при помощи бандита Камо организовали в Тифлисе кровавое ограбление кареты, перевозившей деньги из банка, с применением бомб и гранат, в результате было убито около сорока человек и похищена огромная сумма денег, которую потом Камо передал Ленину.

Организованная мировым антихристианским заговором масонов февральско-мартовская революция 1917 года выпустила из тюрем и ссылок на свободу всех врагов русской монархии, включая разбойников-террористов, таких как Джугашвили, Каландришвили, Камо и т.п. Из-за границы были ввезены сотни врагов русского народа во главе с Лениным (Ульяновым-Бланком) и Троцким (Бронштейном), которые уже в самом начале Великой войны (второй Отечественной) провозгласили необходимость поражения России в войне и превращения отечественной войны в гражданскую с целью истребления всех национально- и государственно-мыслящих русских патриотов, с последующим распространением своей богоборческой диктатуры на весь мир.

Для осуществления своего дьявольского изменнического плана большевики вступили в сговор с Германией (Гельфанд-Парвус и Ленин) и США (Троцкий), и на немецкие и американские деньги, (а по сути, на кредиты еврейских банков) начали бешенную пораженческую агитацию в России, исполняя таким образом своё обещание Германскому Генштабу вывести Россию из войны.

Совершенно естественно, что эта изменническая деятельность большевиков и потворствующая им деятельность Временного правительства, не могла не вызвать отпора среди армейского генералитета и офицерства, что и выразилось в выступление прославленного Главнокомандующего Русской армии, казака, генерала Лавра Корнилова.

Возглавлявший тогда Временное правительство эсер Керенский, уже самочинно, без созыва Учредительного Собрания, объявивший Россию республикой, был в то же время и главой российского масонства ‒ Председателем Верховного Совета Великого Востока народов России, в который входили и представители большевиков, а также и идеолог украинизации и укросепаратизма Грушевский. Керенский, хорошо понимания, что в случае успеха выступления Корнилова против изменников-большевиков, дойдёт очередь и до других предателей Родины, приказал выдать большевикам, создавшим к тому времени «антикорниловский» т.н. Военно-революционный комитет, 40 000 винтовок и одновременно арестовать Корнилова и корниловцев, заключив их в тюрьму в г. Быхове, что и предопределило захват исполнительной власти большевиками, которые прикрыли свою партийную диктатуру Советом рабочих и крестьянских депутатов.

Вот в таких условиях и началось прозрение у многих русских патриотов, в первую очередь генералитета и офицерства, некоторая часть которого, включая и представителей правящей династии Романовых, поддавшись клеветнической компании врагов Царя, Бога и Родины против Государя Императора Николая II и его близких, не оказала никакого сопротивления смещению Николая II c престола. Это событие и дальнейшая кровавая революционная Смута свидетельствует о серьёзном умопомрачении, нравственном шатании и политической незрелости не только в русском обществе и армии, но и в самой правящей династии. Не оказалось на высоте положения и руководство русской Церкви, которое скоропалительно отшатнулось не только от Помазанника Божия, но и от самого монархического образа правления, с воодушевлением приветствуя масонское Временное Правительство, которое распахнуло двери революционного ада, в топке которого сгорели и тысячи священников и епископов.

Переломным моментом в балансировании революционной России над красной пропастью стал отказ Великого Князя Михаила Александровича от восприятия Престола, переданного ему смещенным с Престола Николаем II. Под давлением Керенского и революционных депутатов Госдумы, в том числе и будто бы монархистов Шульгина и Шингарева, за исключением лидера кадетов П.Н. Милюкова, который единственный среди этих депутатов считал, что только монархический образ правления может во время войны удержать Россию от сваливания в хаос, В.К. Михаил передал вопрос о власти в России Учредительному Собранию. Узнав об этом, Николай II назвал это заявление «гадостью» и сообщил Председателю Госдумы Родзянко о том, что он берёт своё отречение назад. Родзянко же сообщил, что это невозможно, так как началось уже приведение Армии к присяге Временному Правительству.

На самом деле это роковое событие было не просто «гадостью», а частью общего политического умопомрачения русского общества в целой цепи нелепых представлений, решений и поступков. Как можно было передавать власть какому-то Учредительному Собранию в условиях, когда вся страна напрягала последние силы для разгрома сильного врага, Собранию, о статусе, полномочиях и целях которого было никому неведомо, в том числе и о принципах избрания делегатов? И тем более, в условиях, когда и полномочия Временного правительства, составленного из малоизвестных лиц, не имевших никакого опыта государственного управления, не было ограничено никакими законами и уставами? И более того, начавшего с того, что разгромило всё национально-монархические организации, и выпустило на свободу террористов? Было бы логичным для восприемника Престола в целях успокоения политических страстей занять трон, разработать положение о созыве Учредительного Собрания (лучше в проверенной веками форме церковно-государственного Земского Собора), и в ходе подготовки к его проведению очистить Россию от изменников Родины, с помощью действующих национально-монархических организаций и Армии обеспечить сохранение оправданного всей русской историей монархического образа правления, с восстановлением патриаршества и соборности Церкви.

Политическим водоразделом в 1917 году стало отношение к войне с Германией и Австро-Венгрией. Этот водораздел прошёл не только между политическими партиями и организациями, но и внутри этих политических сил. Собственно и вынужденное отречение Государя, выступление Корнилова, и дальнейшее развёртывание Белого сопротивления разрушительной революции, все эти политические поступки и решения имели своей целью доведение войны до победного конца, который бы упрочил национальное единство России, освободил бы славянские народы из-под германского и турецкого ига и главное ‒ обеспечил бы освобождение Константинополя от турко-исламской оккупации. В случае же поражения России грозило бы расчленение и потеря всего Кавказа, вместе с единственными тогда источниками нефти в Баку, а также Малороссии, Белоруссии и Прибалтики, не говоря уже о контрибуции, и других разрушительных и унизительных условиях, которые бы продиктовала Германия. Парадоксальным образом, клеветники Государя его супруги и друга семьи Распутина, обвиняя их в стремлении к сепаратному миру и неспособности довести войну до победы, сами же таким образом проложили дорогу к власти подлинным изменникам Родины и немецким агентам ‒ большевикам.

Следует в связи с этим указать и на совершенно неестественное большое число евреев в руководстве всех радикально-социалистических партий. Кроме всех остальных причин этого явления чисто иудейско-талмудического свойства, следует сказать, что в своём стремлении сокрушить Россию германские стратеги полагались не только на подкуп большевиков, но и на пропаганду, которая целиком совпадала с пораженческой пропагандой большевиков. Так немцы распространяли в черте еврейской оседлости и на фронте листовки с призывами к евреям всячески вредить Русской Армии и русскому правительству, обещая в случае победы Германии предоставить еврейству полное гражданское равноправие. К сожалению, и союзники по Антанте также пытались давить на царское правительство с такими же требованиями еврейского равноправия, но упирались в непреклонную волю Государя, правильно понимавшего своё служение как христианского Государя.

Июльское вооруженное выступление большевиков в Петрограде с целью захвата власти, уже не оставляло сомнений в отношении их изменнических целей. Тем более, что русской контрразведкой большевики были разоблачены как платные немецкие агенты. Но стараниями Керенского и его масонских «братьев», партия большевиков не была разгромлена, ибо Керенский больше опасался «реакционных и реставрационных» кругов, особенно в армии, и рассчитывал на защиту «революционных завоеваний» в лице набиравших силу большевиков, которые путём демагогии о «хлебе, земле и мире» сумели найти немало сторонников среди солдатской массы.

5 сентября 1918 года красный террор был объявлен государственной политикой Советской республики. Для осуществления своих богоборческих погромно-террористических мероприятий в октябре был создан комсомол. Во исполнение решения о проведении политики красного террора Дзержинский 17 сентября 1918 года в своей Инструкции ЧК наделял её полномочиями следствия, суда, и исполнения приговоров, что неизбежно приводило к полному произволу в деятельности ЧК.

Да в большевицком революционном псевдогосударстве и не могло быть иначе. Так народный комиссар внутренних дел Г. Петровский после объявления политики красного террора требовал ввести на местах систему массового заложничества из «буржуазии» и офицерства, и в случае «малейшего сопротивления и малейшего движения в белогвардейской среде должен безоговорочно применяться массовый расстрел». А вот что писал другой чекист М.Лацис: «что может быть нелепей этих обывательских желаний, которые технический аппарат, выполняющий часть работы по проведению в жизнь диктатуры пролетариата путём угнетения его классовых врагов, хотят поставить в зависимость от мёртвого кодекса законов»… Именно подобным пониманием «закона», всегда руководствовались коммунисты, устроившие в 1937-38 году «социалистическое соревнование» по массовому уничтожению своих сограждан, несмотря на принятие годом раньше новой Конституции, провозглашавшей торжество демократии и законности.

Брест-Литовская государственная измена открыла глаза на сущность большевизма и революции в целом и у тех, кто наивно поддерживал февралистских заговорщиков и способствовал разрушению монархии. Брест-Литовский «мир» на самом деле не был окончанием мировой войны, а был просто помощью Германии в её войне с Антантой. Только идиот не может понимать, что колоссальная контрибуция в пользу Германии, выплачиваемая большевиками, шла на укрепление германской армии, которая при разгроме Антанты не преминула бы затем разгромить и «Советскую республику». Последовавшая за «миром» оккупация Украины немцами этому подтверждение. Эта передышка нужна было большевикам с целью развёртывания гражданской войны и массового террора в самой России.

Историческим фактом является то обстоятельство, что контрреволюционное Белое движение всегда рассматривало большевиков как союзников Германии, и противобольшевицкая борьба рассматривалась Белыми как продолжение войны с Германией. Особенно наглядно это проявилось в Сибири, где основной военной опорой большевиков были бывшие австро-венгерские и германские военнопленные, которым на первоначальном этапе антибольшевицкой вооруженной борьбы противостояли чехословацкие легионеры, которые до большевицкого переворота воевали в составе Русской Армии против Германии и Австро-Венгрии с целью создания своего Чехословацкого государства. После падения Временного правительства чехословацкий легион политически руководился Францией, союзницей России по Антанте. Собственно сами же большевики и являются причиной, по которой 40-тысячный чехословацкий легион прекратил движение по Транссибу во Владивосток и далее на Западный фронт во Франции с целью продолжения войны с Германией, и повернул свои штыки против большевиков.

Кроме самого текста предательского изменнического «мира», подписанного большевиками с Германией, были и другие соглашения, которые не оглашались всенародно. Одним из обязательств, взятых на себе большевиками, было освобождение всех немецких и мадьярских военнопленных и переправка их обратно в Германию и Австро-Венгрию, где те незамедлительно включались в войну с Антантой. В Сибири количество этих военнопленных исчислялось сотнями тысяч. И понятно поэтому, что германскому руководству очень не нравилось, что большевики разрешили чехословацкому легиону двигаться по железной дороге на Западный антигерманский фронт. И тем самым заняли огромное количество паровозов и вагонов, осложнив немцам переброску своих военнопленных из Сибири в Германию и Австро-Венгрию.

Поэтому только на первый поверхностный взгляд кажется нелепым приказ Троцкого об аресте и заключение в концлагеря Чехословацкого легиона, так как было бы для большевиков гораздо выгодней, если бы чехословаки, которые отнюдь не сочувствовали изменникам-большевикам, уехали бы из России. Именно этот приказ и стал основной причиной восстания Чехословацкого легиона, и выступление его на стороне русского Белого движения против большевиков. Ускорил и облегчил это выступление тот факт, что в Чехословацком легионе было много русских офицеров, а с другой стороны чехословаки и русские на каждой станции с возмущением наблюдали мадьяр и немцев, с которыми они воевали на фронте, в роли красногвардейцев, захвативших власть в Сибири.

К сентябрю 1918 года вооруженными силами Временного Сибирского правительства совместно с чехословацкими легионерами Урал и вся Сибирь и Дальний Восток были очищены от красных мадьяр и немцев.

Через преодоление революционной смуты к Земскому собору! История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

18 ноября 1918 года в Омске ‒ на то время российской столице ‒ военный и морской министр Российского правительства адмирал Колчак был избран Верховным Правителем России. Этому предшествовал эсеровский заговор против Правительства и армии, с целью установления своей диктатуры. Эсеры надеялись в этом опереться на чехословаков. Но чехословаки на тот момент не поддались эсеровской агитации. Силами омского гарнизона, возглавляемого полковником Волковым, при участии сибирского казачества, войсковых старшин Красильникова и Катанаева заговорщики были арестованы, масонская Директория распущена, а сами заговорщики были высланы затем из России. Часть эсеров, как, впрочем, и членов других социалистических партий, позднее присоединились к большевикам.

Чем больше длилась большевицкая вакханалия насилия и террора, тем понятнее в белом лагере становился вовсе не классовый, а погромно-богоборческий и русофобский характер коммунистической власти. Сам по себе факт, что наиболее стойкими частями в армии Колчака были ижевские и воткинские дивизии, состоящие из самых передовых промышленных рабочих, а с другой стороны ‒ во главе «Советского рабоче-крестьянского» правительства не было ни одного рабочего или крестьянина, в корне опровергает марксистскую теорию о классовой борьбе. Уже не говоря о многочисленных крестьянских и рабочих восстаниях против большевицкого террора и грабежа, и тем более, о немецком рабочем классе, который через два десятилетия с энтузиазмом пошёл громить своих советских «братьев по классу». (Стоит напомнить, что гораздо уже позже именно рабочие Польши стали ударной антикоммунистической силой, сломившей коммунистическую диктатуру. Ну, а тот факт, что многомиллионный советский рабочий класс, как впрочем, и всё мировое коммунистическое и рабочее движение, не сделал никакого движения для спасения СССР ‒ этого «райского государства рабочих и крестьян», как утверждают некоторые сегодняшние невежественные коммунофилы, у нас всех ещё на памяти.)

Также нелепы и антиисторичны утверждения, что будто бы Православная Церковь в лице Патриарха Тихона не поддержала Белое движение. Хотя патриарх Тихон и был постоянно под дулами чекистов, но всё-таки ему хватило мужества открыто заклеймить большевизм как проявление сатанизма и отлучить их от Церкви, предав большевиков анафеме.

«Все то, что творите вы, не только жестокое дело, это ‒ поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей, загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей, земной. Властью, данной нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анфемствуем вас…»

Тайно он благословил и Верховного Правителя. Но один Патриарх ещё не является всей Церковью. А явно уже благословило Верховного Правителя и Белое воинство Высшее Церковного Управление под председательством архиепископа Омского и Тарского Сильвестра. Стоит привести из этого благословения в несколько сокращенном виде.

«Воины Христолюбивые, доблестные защитники Святой Церкви и дорогой Родины! К Вам обращается со словом привета и христианской любви Высшее Церковное Управление… Держава Российская… буквально погибает. Наши столицы вымирают от голода и болезней… Убийства, грабежи и насилие составляют ежедневное явление… Святые Божьи церкви оскверняются, служителя алтаря Господня: священники, архипастыри подвергаются насилиям и даже смерти. Памятники науки и искусства уничтожаются, учёные преследуются… Промышленность в стране остановилась, фабрики и заводы стали, выбросив на улицу тысячи безработных людей, умирающих от голода. Все мы стали голодны и холодны, разуты и раздеты. Наш всемирный позор этим ещё не ограничивается… Сейчас союзные страны… посылают своих представителей на мирную конференцию, имеющей быть в Париже… Союзники заявили, что Россия только тогда займёт на этом празднике мира народов подобающее её место, когда хотя бы и при помощи их же, справится со своей разрухой, со своим безначалием, если будет иметь снова крепкую и сильную армию, могущую привести государство к порядку.

Дорогие воины, на вас теперь обращены наши взоры, к вам взываем о помощи: спасите Родину от гибели и позора! Верните её к былой славе и могуществу, дайте ей исстрадавшейся тот мир и счастье, о которых мечтает русский народ… Встаньте тесней вокруг своего Верховного вождя… чтобы защитить отчизну от насильников и предателей. Святая Церковь шлёт вам, страстотерпцы, своё благословение и молит Господа об укреплении ваших сил в борьбе с врагом. Помните, возлюбленные, чем больше труд, тем сладостней отдых, тем выше награда: от Господа милость, а от благодарных сограждан ‒ вечная вам слава и честь. «Бодрствуйте, стойте в вере, мужайтесь!», «яко с нами Бог!»

С началом эвакуации Омска, архиепископ Сильверст отказался покидать свою паству и был затем умучен коммунистами, которые прибили его гвоздями к полу в позе распятия, а затем истыкали штыками. В наши дни этот мученик Христов причислен к лику святых.

Твёрдая поддержка Церкви, и в тоже время безчинства и надругательство большевиков над храмами, мощами святых, священниками и самой верой превращали Белую борьбу в религиозную войну против сатанинствующих коммунистов. Это выразилось не только в проповедях священников и идеологов Белой борьбы, таких как Д. Болдырев, но и в создании особых добровольческих православных частей Святого Креста, старообрядческой Дружины Крестоносцев и мусульманской Дружины Зелёного Знамени Пророка. Религиозный характер Белой борьбы Д. Болдырев раскрыл в своей статье Сила Креста. Говоря о кощунствах большевиков над христианскими святынями он писал:

«Это уже нечто большее, чем озорство и хулиганство. Это уже целая школа, целая система утончённого сатанизма, рассчитанная на искоренение в народной душе путём кощунства всех христианских ростков и воспоминаний. Это заговор против христианства, следовательно, всей той культуры, которая вскормилась на христианстве.

Отсюда открываются истинные масштабы борьбы с большевизмом. Они во всяком случае шире тех классовых и национальных рамок, в которые мы всё ещё пытаемся уложить эту борьбу… Нам, не помнящим родства, нужно прежде всего осознать, вспомнить, что мы христиане, а те, кто против нас, ‒ антихристы и сатанинские варвары…

Мы, борющиеся против большевиков, естественно становимся крестоносцами. Сила Креста и есть наша сила, и другой силы в борьбе с большевизмом нет, и не будет у нас. Крест наша защита от большевицкой заразы, ибо мы подвержены ей только через ослабление христианского духа.

Совершенно несостоятельно и голословно обвинение белого правительства Колчака в терроре и безсудных массовых казнях. В отличие от большевиков и Ленина, которые полностью уничтожили все правовые институты и любимым словами которых были «террор и расстрел», белые никогда не призывали и не применяли массового террора по каким-то классовым, сословным или идеологическим предпочтениям. Наоборот, даже в условиях гражданской войны и взаимного озлобления и ненависти колчаковское правительство старалось восстановить дореволюционные правовые институты и законность. Была создана Чрезвычайная Следственная Комиссия, которая разбиралась с жалобами граждан на неправомерные действия должностных лиц. И даже во время и после подавления вооружённых мятежей проверялась законность действий тех или иных должностных лиц. В отличие от большевиков, которые голословно и преднамеренно обвиняли белых в терроре и беззакониях (до сих пор!). Все преступления большевиков по мере возможности документировались сотрудниками юстиции. Очень показательно в этом отношении деятельность следственной группы по расследованию убийства большевиками Царской семьи и других членов Дома Романовых.

Большевицкие пропагандисты до сих пор повторяют свою клеветническую выдумку о Колчаке как об английском агенте, будто бы завербованном англичанами, используя для правдоподобности решение Колчака поступить на английскую военную службу и отправиться на Месопотамский фронт против Турции. Но ведь точно также можно обвинить в этом и Сталина, который вступил в союз с теми же самыми англо-американскими империалистами и банкирами в 1941-м году. На самом деле, на месопотамском фронте ещё оставались некоторые неразложившиеся русские части под командованием войскового старшины Бичерахова, которые вели борьбу с турками, несмотря на предательство большевиков и развал Кавказской армии. Стоит напомнить, что целью турок в той войне был захват всего Кавказа, в том числе и бакинской нефти. А что тогда грозило в таком случае христианам ‒ грузинам, армянам, осетинам и русским, турки показали во время резни христиан в 1915 году, неверно названной потом армянским геноцидом, потому как уничтожали не только армян, но и другие христианские народности, и не по национальному, а по религиозному признаку.

В этой обстановке англичане пытались предотвратить захват Кавказа и кавказкой нефти турками. Но по дороге в Месопотамию Колчак был возвращен русским послом в Шанхае в Китай на КВЖД, где ему предстояло возглавить русские вооруженные силы и открыть совместно с союзниками антибольшевицкий, а значит и антигерманский фронт в Сибири. Став Верховным Правителем России адмирал Колчак категорически возражал против требований союзников подчинить русскую армию единому командованию союзников. Несомненно, это в последующем сыграло свою роль в предательстве союзниками Верховного Правителя.

Стоит развеять и миф о так называемой интервенции 14 государств против «молодой советской республики», среди которых называются и США. И это пропагандистское клише используется красными до сих пор. На самом деле высадка военных контингентов стран Антанты в морских портах России имела целью охрану складов, на которых хранилось вооружение и обмундирование, поставленное союзниками Русской Армии. А в Сибири они обеспечивали ещё охрану железной дороги. Никаких боевых действий союзные части против Красной армии не вели. Известен всего один такой случай, когда греческие части по просьбе белых сдерживали наступление красных на Одессу, чтобы дать время белым частям эвакуироваться из Одессы.

На самом деле союзники предали Белую армию и поддержали большевиков. И не только европейские и американские «империалисты», но словно подтверждая пророчество Достоевского, и братья славяне. Ещё 10 апреля 1918 года руководитель чешского правительства масон Масарик составил меморандум для президента США, в котором утверждал: «союзники должны признать большевицкую власть, ибо малые народы Восточной Европы нуждаются в сильной России, а посему союзники должны поддерживать Советскую Россию любой ценой и любыми средствами».

С прекращением Великой войны в ноябре 1918 года отказались идти на фронт борьбы с большевиками не только чехо-словаки, но и части сербов и хорватов. Этот «нейтралитет» в пользу большевиков перерос потом и в откровенное предательство бывших русских союзников и выдачу на погибель эсерам и большевикам адмирала Колчака. Встаёт вопрос, а имеют ли сегодня чехи моральное право клеймить советских коммунистов, а заодно и всех русских, за вторжение в Чехословакию советской армии в 1968 году, и подавление «пражской весны» если благодаря их же предательству и пришли к власти над Россией коммунисты?

Особо стоит вспомнить о том, что развал колчаковского фронта начался с предательства украинских частей им Т. Шевченко и им. Сагайдачного, которые перебив русских офицеров, переметнулись к большевикам, открыв тем самым брешь во фронте. Незавидна была и судьба белого красноярского гарнизона, который поднял мятеж, в целях «прекращения гражданской войны». А после прихода красных все они были заключены в концлагерь, где до весны дожила едва половина, а остальных позже мобилизовали в красную армию и бросили на штурм Перекопа, где большинство полегли под белыми пулемётами. Вот так глупо, позорно и безславно оканчивают свою жалкую жизнь трусы и предатели Бога и Родины.

Провидением Божиим все, кто противодействовал Белой армии или предавал её, потом получили сполна от самих же большевиков. Идёт ли речь о германской армии или о всевозможных республиках, появившихся на политической карте после Брест-литовского сговора, или о командирах и комиссарах красной армии, или о чехо-словацких легионерах, предавших Белую армию и Верховного Правителя и их французских покровителях, ‒ по всем потом прошёлся красный или коричневый каток террора и насилия. Особо хочется здесь отметить латышей и эстонцев. Первые фактически спасли власть большевиков от разгрома Добровольческой армией Деникина, а вторые не оказали никакой помощи небольшой армии Юденича, наступавшей на Петроград, а затем загнавшие её в свои концлагеря, где те погибали от голода и холода. Вам ли, господа, кричать о советской оккупации 1940 года? Ибо дьявол расплачивается черепками, и его подручные красных здесь не исключение.

Впрочем, есть один факт, который подтверждает факт интервенции американского государства в Россию, но не против «советской республики, а совсем наоборот. Благодаря личной встрече Троцкого и президента США Вильсона в марте 1917-го , последний снабдил Троцкого американским паспортом, визой и суммой в 10 000 долларов с целью заброски его в Россию для участия в революции. Этого бы никогда не произошло, если бы президент Вильсон не был единомышленником Троцкого, и наоборот. Тем более что оба были масонами.

Как известно Вильсон был автором т.н. «14 пунктов», в котором излагалось его видение послевоенного миропорядка. Суть его заключалась в расчленении крупных европейских государств, не исключая России, при помощи тезиса о праве всех малых народов на самоопределение. Вместе с Троцким в Россию прибыли сотрудники Вильсона и банкиры, которые помогали Троцкому в его работе по разрушению России. Касалось ли это погрома Церкви, террора или разгрому белых армий Национальной России ‒ Председатель Реввоенсовета товарищ Троцкий проявлял бешеную энергию. Так что президент Вильсон мог быть очень доволен подобной интервенцией в Россию.

По словам самого Ленина именно Троцкий был автором той концепции, по которой потом был и создан СССР ‒ «предоставление всем народам России права на создания своих государств со своими центрами, кроме русских». На практике же эти никогда не существовавшие в истории государства-республики создавались искусственно, причём с прихватом чисто русских земель. До сих пор не существует ни одного юридического акта о самоопределении какого бы то ни было народа России в соответствии с общепринятыми демократическими процедурами. Все эти «самоопределения» фабриковались наркомнацем Сталиным и большевицким ЦК в Москве.

Следует обратить внимание, на то странное на первый взгляд обстоятельство, что в столице Британии, которая в 1904 г. заключила с Россией военно-политический союз «Антанта» («сердечное согласие»), дважды, и совершенно открыто проходит съезд российской партии, которая поставила своей задачей вооруженное восстание и свержения законной власти в России. Собственно уже тогда была понятна двуличная политика Британии по отношению к Российской Империи и династии Романовых, не говоря уже о «демократии и правах человека», о чём писали в России сторонники монархии и члены таких национально-монархических организаций как Союз Русского Народа.

Стоит указать в связи с этим, что на Лондонском съезде РСДРП в качестве наблюдателя присутствовал Д. Макдональд, один из основателей и лидеров Лейбористской (трудовой) партии, целью которой является построение социализма в Британии. Уже в 1919 году её лидер Ллойд-Джордж призвал признать власть большевиков, ведь «торговать можно и с людоедами». Д. Макдональд неоднократно в 1920-30-х годах занимал пост премьер-министра. А в 1924 году его правительство признало власть большевиков над Россией.

Аналитическим и идеологическим центром лейбористской партии является т.н. Фабианское общество, в состав которого входили такие друзья «страны Советов» и лично Ленина и Сталина, как Б. Шоу и Г. Уэллс. Теоретической основой социализма фабианцы признавали труды Маркса и Лассаля. Уэллс в 1932 году написал книгу «Явный заговор как мировая революция», в которой одобряет большевицкую диктатуру и высказывает надежду, что большевицкая партийная верхушка постепенно приведёт СССР в лоно «Атлантической цивилизации». Именно в отношение социализма по-английски и был написан знаменитый роман Оруэлла «1984». Хотя и советский социализм вышел из этого же змеиного гнезда.

Собственно именно с этой целью англо-саксы и признали власть большевиков и осуществляли индустриальную милитаризацию экономики СССР в тридцатых годах, а во время ВМВ совместно с Красной армией сокрушали национально-христианские режимы в Европе. С началом войны уже в августе 1941 года СССР подписал в Лондоне т.н. «Атлантическую хартию», составленную Черчиллем и Рузвельтом, которая раскрывала цели войны со стороны англо-сакасов и основные принципы мирового порядка после победы над Германией. Суть её заключалась в праве на самоопределении народов, свободе торговли, и в объявлении мировых сырьевых ресурсов общим достоянием народов. Для достижения этих целей предполагалось создание ООН. Совершенно понятно, что такой мировой миропорядок был в интересах самого англо-саксонского мира.

В отношении войны, между Черчиллем и Рузвельтом был намечен способ победы путем истощения сил Германии, равно как и СССР, поэтому все основные военные действия должны были происходить между Германией и СССР, а Англия и США будут только поставщиками СССР вооружений и других средств войны. Для осуществления своего плана в Бреттон-Вудсе с участием СССР было подписано соглашение о мировой валюте, которой стал доллар. Собственно эта цель Второй мировой войны ими была достигнута. СССР, истощив русский демографический потенциал, отстав технологически, раздираемый национальными противоречиями, обанкротившись идеологически, тоже затем развалился. Не без помощи, конечно, союзников.

В 1959 году американский Конгресс принимает закон PL86-90 «О порабощенных нациях», в котором обвиняет «русский коммунизм» в порабощение народов СССР и предлагает свою помощь этим народам для своего освобождения. И это делается США вопреки той же «Атлантической хартии», в которой признаётся право народов устанавливать государственный строй по своему усмотрению. И поразительное дело, с того времени, ни СССР, ни сегодняшняя РФ не потребовали немедленно отменить этот закон, не подняли этот вопрос в ООН, в конце концов ‒ не разорвали дипломатических отношений с государством, которое приняло закон, который фактически является объявлением войны на уничтожение! Вот так союзники! Вот так «мудрое ленинское ЦК во главе с товарищем…»!

… Верховный Правитель Колчак никогда не был и не считал себя политиком, поэтому он, как и всё Белое движение, стоял за непредрешенчество, не только в смысле партийно-идеологическом, но в смысле восстановления монархии. Судьба многих членов Дома Романовых была неизвестна, и было неизвестно, есть ли у Романовых воля восстановить династию Романовых на русском Престоле.

Собственно, ещё в самом начале формирования Белой армии, белые свою задачу видели на примере событий 1612 года, когда разнородное ополчение имело своей ближайшей целью освобождение Москвы от инородных и иноверных оккупантов и русских воров и предателей, а вопрос о Верховной власти оставлялся на будущее рассмотрение Совету Земли Русской ‒ Земскому Собору в более спокойной и мирной обстановке. Именно так и видел политическое развитие Белого дела и сам Верховный Правитель. В отношении границ новой России Колчак также придерживался общего белого девиза «За единую и неделимую!», то есть за воссоединение территории исторической России, за исключением Польши. Хотя подобный жёсткий принцип позже ставился в вину белым вождям, так как он отталкивал от белых некоторые национальные движения, отнюдь не сочувствующие большевизму.

В 1921 году за рубежами России состоялся Рейхенгальского съезда белой эмиграции, а затем I Всезарубежный Собор Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ), на которых было признана необходимость восстановления монархического образа правления, как наиболее соответствующего миропониманию русского народа и самой истории России.

В 1922 году на последнем крае русской земли, свободной ещё от большевицких оккупантов, во Владивостоке состоялся Приамурский Земский Собор, который признал монархию единственно оправданной исторически формой правления для России, и обратился к династии Романовых вновь воспринять Верховную власть.

Несмотря на своё военное поражение, Белой армии удалось затормозить экспорт большевиками богоборческого погрома на соседние страны и торжество мировой революции. В эмиграции белые несли народам правду о подлинной сатанинской сущности революции, что способствовало укреплению консервативно-монархических и национально-христианских режимов в Европе.

К сожалению, по прошествии уже ста лет можно утверждать, что Смута, начавшаяся в 1917 году, не преодолена. Проклятие Брест-Литовского предательства с России не снято. Более того, в середине 80-х именно Коммунистическая партия затеяла новую революцию под названием «Перестройка», и развалила уже сам СССР. И уж совсем не случайно, опять здесь не обошлось без укросепаратистов. И сам Беловежский сговор по развалу СССР на его составные части состоялся рядом с Брестом. Там, где и была создана РСДРП, развалившая Российскую империю.

Диктатура беззакония и лжи не ушла ещё в прошлое. Сегодня мы имеем причудливое государственное устройство, которое является результатом целой серии заговоров, террора и государственной измены с расстрелом граждан и парламента в столице. Якобы сверхлиберальная Конституция, написанная под диктовку американских кукловодов, и провозглашающая торжество масонских принципов свободы, прав человека и народов, превратилась в фиговый листок олигархической диктатуры, и прикрытием для уничтожения промышленности и разграбления народного достояния и природных богатств, и фактического геноцида русского народа. Улицы и площади прославляют террористов, богоборцев, палачей, изменников Родины, цареубийц и патологических врагов русского народа и России. В день «Памяти жертв политических репрессий» никто на политическом олимпе не задаётся вопросом, почему это было возможным, и кто и для чего осуществлял эти страшные беззакония?

Собственно, разве может быть иначе, так как совершенно официально Росфедерация провозглашает себя преемницей террористического, богоборческого и русофобского режима красных сатанистов? Ибо беззаконие даёт возможность «ручного управления» страной, а значит и любого произвола властей, и таким образом Конституция государства остаётся фикцией, как это и было на протяжении ста лет.

Священная крестоносная Белая борьба с силами антихриста ещё далека от окончательной победы. Русская Весна в Новороссии предана московскими ворами и предателями, как собственно и сами миллионы русских людей в бывших советских республиках. Если кто-то думает, что история Белой борьбы, одним из символов которой является великий сын русского народа адмирал Колчак, это далёкое прошлое, которое не имеет уже к нам отношение, тот жестоко заблуждается в принципе. Ибо некоторые события не только столетней, но и двухтысячелетней давности, так же как и отдельные личности, и их деятельность не только не становятся мёртвым прошлым, но предстают в нашем сознании как совершенно современные и актуальные явления.

Именно такими событиями являются для нас богоборческая и русофобская революция, разразившаяся в нашей стране и разрушившая весь богоустановленный миропорядок жизни народов России, залившая страну невинной кровью, наполнив жизнь страхом, мучительством и ложью. А ответное сопротивление разных сословий, народов и отдельных людей получило название Белого движения, которое Промыслом Божиим возглавил адмирал Колчак.

В этом мире многое меняется внешне, но внутренние пружины движения человеческой души и человека и целых народов остаются прежними. Поэтому только кропотливое изучение причин, приведших к гибели исторической России ‒ Православного Царства, а также истории борьбы с силами зла, дадут нам необходимые орудия и способы борьбы с революционным царством антихриста.

Нельзя унывать. Белая крестоносная борьба продолжается и должна продолжаться до второго пришествия Спасителя, какие бы испытания нам встречались на пути. Нам есть с кого брать пример. Образы, дух, и подвиги белых героев с нами. Будем неустанно трудиться, и Господь даст нам нового Верховного Правителя, который соберёт новый всенародный Земский Собор, на котором будет обретён новый Русский Царь ‒ православный Государь. Смута окончится. «Русь свободная воскреснет, Нашей верою горя, И услышат эту песню стены древнего Кремля». Иначе зачем мы зовёмся русскими?

Александр Турик
18.11. 2018

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Д.В. Соколов. Голод в советском Крыму 1921-1923 гг.: причины, масштаб и последствия (ВИДЕО)

Первые годы после окончательного установления советской власти в ноябре 1920 г. являются для Крыма одними из наиболее страшных. С приходом большевиков начался красный террор, жертвами которого стали тысячи наших соотечественников. Волна насилия спала только весной 1921 г.

Но следом за тем на крымскую землю обрушилось новое ужасное бедствие.

Надо сказать, что после разоренной войной и продразверсткой материковой России Крым виделся победителям этаким оазисом изобилия. Примечательные строки оставил в своем дневнике военный комиссар 459-го Краснознаменного полка 51-й стрелковой дивизии Константин Телегин. По его свидетельству, встречая наступающие советские войска, «крестьяне целыми деревнями выходили навстречу с хлебом-солью и приглашали нас остановиться, пообедать. Когда же мы объясняли, что не можем останавливаться, они бежали в свои хаты, приносили хлеб, вареное мясо, фрукты, табак и все это на ходу передавали красноармейцам.

<…> В деревне Мамашай (ныне – с. Орловка – Д.С.) нас уже ожидали расставленные на улицах столы, накрытые белыми скатертями. Тут же в стороне в больших котлах варился обед. Обед был жирный и вкусный, с белым хлебом, его приготовили человек на 500, а нас было человек около полутораста»[i].

А вот каким в конце 1920 г. увидела симферопольский рынок прибывшая в Крым вместе с войсками красного Южного фронта артистка ЕвфалияХатаева:

«Ну, базар! Чего-чего там только нет! Горы фруктов – яблок красных, розовых, желтых, белых; чудесных душистых груш; каштана, рябины, мушмулы, винограда <…> всякой, всякой «вкуснятины»[ii].

Стараниями победителей от прежнего изобилия вскоре не осталось и следа.

Сегодня известно, как происходило переустройство жизни края на новых, «революционных», началах. Национализировались промышленные предприятия, банки, жилые дома. Проводились конфискации, организовывались кампании по «изъятию излишков у буржуазии», под видом которых шел неприкрытый грабеж.

«Отбирают последнее достояние, – сообщал 12 марта 1921 г. в письме, адресованном советскому наркому просвещения Анатолию Луначарскому живший в то время в Алуште писатель Иван Шмелев. – Требуют одеяло, утварь, припасы. Я отдаю последнее, у меня ничего своего, все от добрых людей – и то берут. Я болен, я не могу работать. Я имел только 1/4 фунта хлеба на себя и жену. Если бы не малый запас муки, я умер бы с голоду. Я не знаю, что будет дальше. Последнюю рубаху я выменяю на кусок хлеба. Но скоро у меня отнимут и последнее. У меня остается только крик в груди, слезы немые и горькое сознание неправды»[iii].

Был установлен запрет свободной торговли. Вводилась продразверстка. Отмененная решением Х съезда РКП (б) в марте 1921 г., она продолжалась в Крыму до июня. Причем, изъятие хлеба у крестьян проводилось в фантастических цифрах. Постановлением Крымревкома были утверждены следующие объемы продразверстки на 1921 г.: 2 млн. пудов продовольственного хлеба, 2,4 млн. пудов кормовых культур, 80 тыс. голов крупного и мелкого скота, 400 тыс. пудов фуража. Весной 1921 г. в качестве «излишков» изымали даже посевной фонд[iv].

Существенным фактором, усугубившим разруху в аграрном секторе Крыма, стала попытка создания совхозов на базе конфискованных помещичьих хозяйств, занявших до 1 млн. десятин земли, в то время как примерно 40% крестьян в Крыму оставались безземельными. При этом большая часть совхозной земли весной 1921 г. оказалась необработанной[v]. Дополнительную почву для голода создавала высокая концентрация на территории полуострова частей Красной армии, стянутых сюда из разных районов (вплоть до Сибири), снабжавшихся исключительно за счет местных жителей (чтобы обеспечить себя продовольствием, отдельные красноармейские отряды невозбранно занимались грабежами); и, покидая Крым, увозивших с собой значительное количество «трофейных» продуктов.

Еще одной причиной будущей катастрофы являлся режим чрезвычайного положения, установленный в Крыму сразу же после прихода большевиков осенью 1920 г. Путь за пределы полуострова блокировали заградительные отряды, и люди не могли свободно выехать в соседние губернии. Хотя 31 мая 1921 г. местные власти распорядились снять все заставы и запретили кому бы то ни было «под страхом строгой ответственности» задерживать и изымать сельскохозяйственные продукты «как у крестьян, так и у потребителей, приобретших их для личного потребления»[vi] – по меньшей мере, в первые месяцы данное указание во многом оставалось декларативным.

И даже выбираясь за продовольствием в соседние районы, жители полуострова рисковали на обратном пути быть ограбленными. Так, в телеграмме председателя СНК Крымской ССР С. Саида-Галиева, направленной 30 ноября 1921 г. в адрес ВУЦИК, сообщалось о том, что «крестьяне Джанкойского округа Крымской республики, ввиду острого продовольственного кризиса, обменивают свое живое и мертвое имущество на хлеб у крестьян Александрийской губернии, но при возвращении на границе у них хлеб отбирается комнезамами и Особыми пунктами ВЧК, и крестьяне Джанкоя остаются без имущества и без хлеба»[vii].

Наряду с человеческими, в трагедии голода весомую роль сыграли природные факторы. В период с 1920 по 1922 г. на полуостров обрушился ряд климатических катаклизмов, в числе которых были страшная засуха 1921 г., последовавшее за ней нашествие саранчи, и затяжные проливные дожди. В результате засухи погибло 42% посевов, 2/3 крупного рогатого скота, а уцелевшие посевы давали лишь несколько пудов с десятины[viii].

Вследствие нехватки посевного материала и засухи, хлеба на полуострове было собрано в 17 раз меньше, в сравнении с 1916 г. — 1400 тыс. пудов[ix].

Не привела к нормализации обстановки, которая сложилась в крымской деревне, и замена продразверстки продналогом. Установленный для полуострова план продналога пересматривать никто не собирался, и его взимание сопровождалось широким использованием карательных мер.

Уже весной 1921 г. в Крыму ощущался острый дефицит продовольствия.

«Продовольственное положение, – сообщал в своем докладе «О положении в Крыму» побывавший на полуострове в начале 1921 г. представитель народного комиссариата по делам национальностей Мирсаид Султан-Галиев, – ухудшается изо дня в день. Весь Южный район (потребляющий), населенный преимущественно татарским населением, в настоящее время буквально голодает. Хлеб дают лишь советским служащим, а остальное население как в городах, так и в деревнях абсолютно ничего не получает. В татарских деревнях наблюдаются уже случаи голодной смерти. Особенно усиливается детская смертность. На областной конференции женщин Востока делегатки-татарки указывали, что татарские дети «мрут как мухи»[x].

В это же время суточные сводки милиции фиксируют случаи суицида и попыток свести счеты с жизнью. Причиной, толкающей крымчан на столь отчаянный шаг, было плохое питание и условия жизни. Так, вечером 27 апреля 1921 г. жительница деревни Сюрень (ныне – Сирень) Евдокия Юрьева решила покончить с собой. Спустившись в подвал дачи, выстрелила в голову из револьвера, но осталась жива. При опросе женщина заявила, что ей «надоело жить, есть кукурузный хлеб и камсу и что револьвер она украла и не пожелала сказать у кого». Несостоявшуюся самоубийцу поместили в больницу[xi].

4 июля 1921 г. дежурный по управлению Севастопольской милиции в рапорте о происшествиях за истекшие сутки сообщал коменданту города, что в 4-м районе возле станции в бухту бросился инвалид Василий Кривашини. После извлечения его из воды на заданный ему вопрос Кривашини ответил, что причиной, побудившей его решиться на этот поступок, стал продовольственный голод («я инвалид, имея жену и 5 душ детей, получаю 1 фунт хлеба»)[xii].23 августа 1921 г. в Крым-балке вблизи Инкермана«гр. Травников убил двух своих сыновей 5 и 9 лет и покончил сам самоубийством. Причина – голод»[xiii].

Летом 1921 г. положение становилось все более угрожающим. Нехватку продуктов питания испытывали уже и крымские города.

Осенью 1921 г. гуманитарная катастрофа стала свершившимся фактом. Несмотря на тяжелую ситуацию, длительное время власти не уделяли ей достаточного внимания. Еще в декабре 1920 г. Крым получил наряды на отправку хлеба, причем, не только в центральные районы страны, но и в Одессу, Геническ и Скадовск. К середине января 1921 г. большая часть хлеба по этим нарядам была уже вывезена. Продовольствие с территории полуострова вывозили и в следующие месяцы – в рамках кампании помощи голодающим Поволжья. Изъятие «излишков» у населения летом и осенью 1921 г. в отдельных случаях проводилось без учета его насущных потребностей и в нарушение установленных норм. Примечательный документ выявлен нами в Архиве г. Севастополя (ГКУ АГС). 1 августа 1921 г. на заседании пленума Крымревкома обсуждался вопрос о продовольственном положении. Признав, что в связи с отсутствием транспорта, а также в результате «недопустимых распоряжений» председателей уездных ревкомов и исполкомов, «произведен значительный перерасход продовольствия», «изъятие сверх нормы хлеба», – участники пленума постановили довести до сведения нижестоящих органов власти, что «в будущем подобные действия будут сурово караться»[xiv].

Тем не менее, ситуация продолжала стремительно ухудшаться.

Первые случаи смерти от истощения были официально зарегистрированы в Крыму в ноябре 1921 г. За период с ноября по декабрь 1921 г. от голода погибло около 1,5 тыс. человек[xv].

Примерно в это же время сообщения о голоде становятся постоянной темой передовиц местных газет. Читателей информировали, что «число голодных весьма значительно и возрастает с каждым днем». При этом «смертные случаи на почве голода учащаются, голодная эпидемия развивается»[xvi].

Голод быстро охватил города и степную часть Крыма.

23 декабря 1921 г., в газете «Красный Крым» опубликовали серию сводок о борьбе с голодом. Факты, приводимые в них, были крайне тревожными. Сообщалось, в частности, об увеличении численности заболевших цингой, сыпным и брюшным тифом. В Керчи 21 декабря 1921 г. в Маяк-Салынском районе были зарегистрированы случаи смерти от голода. За неимением хлебных продуктов в Керченском округе хлебными суррогатами питались 19 728 человек; одномесячный запас продовольствия на 21 декабря 1921 г. имело 900 человек; двухмесячный — 5000 человек; трехмесячный — 3017 человек; четырехмесячный — 2020 человек; пятимесячный — 6-8 тыс. человек[xvii].

Опираясь на явно завышенные данные крымских властей (в Москву доложили, что получен урожай в 9 млн. пудов зерна, в то время как фактически было собрано лишь 2 млн. пудов[xviii]), центр долгое время отказывался признавать полуостров голодающим районом. Обращения крымчан в столичные инстанции оставались безрезультатными: их мольбы и призывы о помощи тонули в бюрократической волоките. Только 4 января 1922 г. Севастопольский, Ялтинский и Джанкойский округа были объявлены неурожайными. Но даже после этого Наркомат продовольствия (Наркомпрод) РСФСР установил для крымской деревни продналог на 1,2 млн. тонн зерна. При этом крестьянам запрещали засевать поля для его внесения. О голоде в Крыму было объявлено лишь 16 февраля 1922 г.[xix]

Свидетельство поэта Максимилиана Волошина:

«…сейчас пуд хлеба стоит уже 2 миллиона (а в центре голода в Самарском уезде — 300 тыс<яч> ), — сообщал он в своем письме матери, датированным 15 января 1922 г. — На рейде стоят суда с американской мукой, но им не дозволяют разгрузиться, т<ак>к<ак> они имеют наглость просить за пуд 120 тыс. руб. Какая же прибыль будет для государства, если покупать за 120 тыс., продавая пуд только за 2 миллиона? Поэтому им Внешторг заявляет, что «крымский пролетарий предпочитает лучше голодать, чем обогащать иностранных спекулянтов». С севера из Украины муку тоже не пропускают в Крым. Отсюда же продукты вывозятся целыми поездами»[xx].

Пик голода пришелся на март 1922 г., когда основная масса голодающих была предоставлена сама себе.

– отмечалось в отчете Крымского экономического совещания Совету Труда и Обороны по состоянию на 1 апреля «Стадия эта,1922 г., – отличается полным расстройством всех моральных начал и установленных законов человеческого общежития: идут повсеместно грабежи, кражи, убийства и мошенничества. Бандитизм, как один из спутников голода, дошел до высшей точки своего развития»[xxi].

Больницы полуострова были переполнены голодающими, которые умирали от истощения. В 1921–1922 гг. в одном только Феодосийском уезде, по официальной статистике, голодало 49 тыс. человек[xxii].

В течение всей весны 1922 г. количество голодающих неуклонно продолжало расти. Так, если в апреле 1922 г. их численность составляла от 347 (174 тыс. взрослых и 173 тыс. детей)[xxiii] до 377[xxiv] тыс. человек, то в мае в Крыму голодало уже более 400 тыс. человек (т.е. 60% населения Крыма[xxv]), из них 75 тыс. умерли голодной смертью[xxvi]. Летом 1922 г. общее число голодающих снизилось, однако с осени того же года вновь стало расти. В ноябре 1922 г. голодало 90 тыс. человек, в декабре – до 150 тыс., 40% взрослого населения[xxvii]. В последующие месяцы положение в Крыму оставалось столь же тяжелым. Так, в марте 1923 г. вЕвпаторийском округе голодало 35% населения. Громадные размеры голод принял и в Керченском округе: в одном только Ленинском районе, насчитывающем 13 тыс. жителей, голодало 10 тыс. человек[xxviii].

Ужас происходящего передают архивные документы и свидетельства очевидцев.

«Продовольственное положение Крыма нисколько не улучшилось, — сообщалось в суточной сводке ЧК от 3 февраля 1922 г. — Во всех округах крестьяне голодают по-прежнему. В Сарабузском, Карасубазарском, Мамут-Султанском, Булганакском районах население режет последний скот для того, чтобы не умереть с голода. Режет коров, овец и лошадей. Едят лошадей, павших от бескормицы и болезней. На почве голода участились случаи смерти…<…>Во всех деревнях от голода же — масса больных, опухших и взрослых, и детей. Помощь голодающим почти не оказывается»[xxix].

Спустя десять дней, 13 февраля, в сводке ЧК констатировалось, что массовый голод в Крыму «достигает все более и более грандиозных размеров. Бич этот занимает крымскую деревню.В Бахчисарайском районе ежедневно умирает 25−30 человек голодной смертью. Особенно растет число голодающих в деревне Феодосийского округа, где в Судакском районе голодают все поголовно, так как посевная площадь там слишком мала и хлеба своего нет»[xxx].

«Судак, Ст<арый> Крым погибают от голода, — писал М.Волошин матери 12 февраля 1922 г. -И помочь им нельзя, т<ак> к<ак> никакие припасы доставлены туда быть не могут. Да их и нет. <…> Единственное спасение для судачан- это бежать, переезжать в Феодосию. Но и в Феодосии люди помирают ежедневно на улицах. Трупы не хоронятся: некому рыть могилы. Их едят кошки в мертвецкой. Кошек едят люди. На улицах рев голодных»[xxxi].

Это февраль 1922 г. В следующем месяце, сообщалось в суточной сводке ЧК от 3 марта, «ужасы голода начинают принимать кошмарные формы. Людоедство становится обычным явлением. <…> Но если в городах заметны кой-какие признаки помощи, то в деревнях голодающие оставлены абсолютно на произвол судьбы»[xxxii].

Страшное бедствие не только уносило человеческие жизни, но и отменяло нравственные законы. Обычным явлением становится людоедство. Так, в Бахчисарае милицией арестована семья цыган, зарезавших четырех детей и из их мяса сваривших суп. В Карасубазаре (ныне – Белогорск) мать зарезала своего 6-летнего ребенка, сварила его и начала есть вместе с 12-летней дочкой. Женщина была арестована и на допросе в милиции лишилась рассудка. После отправления в больницу она скончалась[xxxiii]. В том же Карасубазаре милиция обнаружила склад, на котором были найдены 17 засоленных трупов, преимущественно детей[xxxiv].

«Общее положение Крыма – катастрофично, — делился своими впечатлениями М.Волошин в письме от 12 марта 1922 г., адресованном писателю Викентию Вересаеву и его жене Марии Смидович. — На улицах картины XIV века — городов во время Черной Смерти иголода. Ползают по тротуарам умирающие, стонут под заборами татары («ревки» их называют). Валяются неубранные трупы. Могил на кладбище некому рыть. Трупы валятся в общий ров — голые. Из детских приютов вытряхают их мешками. Мертвецкие завалены. На окраине города по овражкам устроены свалки трупов. Видят там и трупы с обрезанным мясом. Трупоедство было сперва мифом, потом стало реальностью. Колбаса и холодец из человеческого мяса были констатированы на рынке, так же как и похищение трупов на колбасу <…>. Американцы выгружают кукурузу для Саратова и провозят через Крым. Здесь не остается. Вокруг вагонов толпы мальчишек, собирающих зерна. По ним стреляют. Вчера почти на моих глазах снесли с одного череп. В городском саду валялось двое с перебитыми ногами — рубили деревья и т.д. В уезде все значительно хуже. Некоторые из самых богатых сел вымирают поголовно (Салы, Цюрихтапь); Судак ужасен. Коктебель, сравнительно, — оазис: там деревня не голодает. В Судаке за несколько фунтов муки режут. Это самое страшное и проклятое место за эти годы. Засевов нигде и никаких. Лошади съедены. (На весь Судак одна лошадь.) Самое худшее положение татар. Продналог был в Крыму взят полностью, и большинство тайников для хлеба было обнаружено. Отсюда этот голод в деревнях. Те, у кого и есть спрятанное, теперь не решаются доставать»[xxxv].

Свидетельство поэта дополняют дневниковые записи за 1922 г. феодосийского гимназиста Германа Гауфлера:

«31 марта

Голод наступил ужасный. В город из Судака привезли под арестом женщину, которая съела своего ребенка. Лошадей почти всех съели, так что водовоз сам возит свою бочку. Собак и кошек крадут, чтобы из них сделать колбасу. <…>Почти все наши знакомые голодают. <…>

Учителя получили паек: по 21 фунту муки, 1 1/2 бараньего сала и по 31 соленой скумбрии. Один учитель был страшно голоден. Получив паек, он сразу много съел и умер.

<…>

13 мая

<…>

Развилось страшное людоедство. Цыгане ловят, убивают и солят детей. На днях было такое дело: одна дама с ребенком пришла в лавку на базаре. Ребенок вышел на порог лавки, дама вышла и увидела, что ребенка нет. Она упала в обморок. Люди, бывшие здесь, побежали за ее мужем и вместе с ним побежали в погоню. Наконец, ее муж нагнал на Земской улице цыгана, несшего его ребенка. Он вцепился в горло цыгана и отнял ребенка.

<…>

10 июня

Голод очень большой. На базаре и около пекарен стоят вереницы голодных, которые просят хлеба. На базаре каждый день кражи: то мальчишка выхватит кусок, а то и весь хлеб из рук, то у торговца из-за спины тащат что-нибудь. Как-то я присутствовал при такой сцене: девушка вынесла из пекарни 5-6хлебов, вдруг к ней подлетели два мальчишки, выбили хлеб из рук, начали рвать хлебы и тащить куски, но тут вышел мужчина и прогнал их.

Голодного можно сразу отличить, у него какое-то зеленое лицо и какие-то странные глаза: они выражают безумие и смотрят как-то неподвижно. Голод толкает и на убийства, и на грабежи, и даже на людоедство. А говорят, что тот, кто раз съел человеческого мяса, тот не может есть что-нибудь другое, а хочет только человечины, и это его толкает на новое убийство.

От голода очень много умирает людей. Каждый день по улицам ездит линейка с громадным привинченным к ней гробом из цинка. Умерших собирают туда, а потом вываливают в общую могилу, а иногда и с неумершими еще поступают так же»[xxxvi].

В то время когда большинство населения полуострова голодало или жило впроголодь, партийные и советские кадры, хотя отчасти и испытывали определенные затруднения в снабжении продовольствием, в сравнении с остальными крымчанами они находились в привилегированном положении. Являясь опорой коммунистической власти, ответственные работники снабжались особыми продовольственными пайками.

Вот только одна ведомость на получение продуктов питания служащими судебных органов Севастополя в апреле 1922 г. На 40 человек было выдано: 27 пудов 30 фунтов муки, 6 пудов 19 фунтов мяса и рыбы, 8 ¼ фунтов кофе. Из всех полученных продуктов в адрес Помгола было передано 1 пуд 5 фунтов муки. Таким образом, на одного работника выдали: по 10 кг 600 г муки, по 2 кг мяса и рыбы, по 80 г кофе[xxxvii].

Спустя несколько месяцев, 21 декабря 1922 г., секретарь ЦК РКП (б) Валериан Куйбышев подписал строго секретный документ:

«Предложить Крымобкому использовать переводимые кредиты для взаимопомощи в первую очередь для удовлетворения нужд коммунистов голодающих районов… (Выделено мной — Д.С.) Предложить ЦК Последгола выяснить вопрос о возможности оказания помощи коммунистам голодающих районов Крыма и (в) случае необходимости перевести для этой цели Последголу Крыма соответствующие средства». До этого КрымПомгол выделял 1% от имеющегося в фонд помощи коммунистам. В феврале 1923 г. Президиум КрымЦКПомгола, по решению центра, выделил для голодающих коммунистов 300 тысяч рублей дензнаками и 10 тысяч пудов хлеба[xxxviii].

В то же время, нельзя сказать, что власти совсем ничего не предпринимали для преодоления последствий трагедии. Еще 1 декабря 1921 г. Президиум КрымЦИКа по собственной инициативе создал Центральную республиканскую комиссию помощи голодающим — КрымПомгол, которая ввела ряд налогов, осуществила сбор добровольных пожертвований, организовала пункты питания. В деревнях функционировали комитеты взаимопомощи, вынесшие на себе всю тяжесть первых месяцев голода[xxxix].

К началу 1922 г. КрымПомголом для голодавших было закуплено 30 тыс. пудов хлеба внутри страны и 60 тыс. пудов за ее пределами, 20 тыс. пудов зернофуража. В мае 1922 г. на содержании КрымПомгола находились 200 тыс. голодавших. За весь 1922 г. комиссией было выдано 1 481 127 пайков[xl].

Помощь голодавшим оказывали и заграничные организации, прежде всего Американская администрация помощи (АРА). АРА открыла 700 столовых по всему Крыму. Как дар народа США голодающему населению было пожертвовано 1 млн. 200 тыс. пудов продуктов. По состоянию на 1 сентября 1922 г. АРА кормила 117 276 тыс. взрослых, 42 293 ребенка, 3100 больных[xli].

Помимо АРА, голодающим также помогали Международный комитет рабочей помощи голодающим в Советской России при Коминтерне (Межрабпомгол), международное общество «Верельф», еврейский «Джойнт», миссии Фритьофа Нансена, Папы Римского, американские квакеры, немецкие меннониты, зарубежные крымскотатарские, мусульманские благотворительные общества. Вместе с тем реальные результаты деятельность всех перечисленных выше организаций стала приносить лишь с апреля 1922 г., когда на территории полуострова голодной смертью уже умерли многие тысячи жителей.

Оказание помощи голодающим стало для властей удобным предлогом для наступления на Русскую Православную Церковь.

23 февраля 1922 г. советским правительством был принят декрет о принудительном изъятии церковных ценностей. Стараясь не отставать в столь важном революционном деле от центра, 4 марта 1922 г. II сессия КрымЦИК постановила: немедленно изъять все ценности из монастырей и церквей.

30 марта 1922 г. вышло распоряжение, предписывающее всем православным храмам в течение 36 часов с момента получения циркуляра опечатать все ценности, сдать их в Наркомфин и сообщить об исполнении в 6-часовой срок. А поскольку за время революции и Гражданской войны все храмы епархии были в той или иной степени обворованы, к циркуляру было сделано дополнение, согласно которому лица, являющиеся хранителями церковных ценностей «по своему юридическому или фактическому положению», привлекались к ответственности «наравне с совершителями краж».

22 апреля 1922 г. состоялось заседа­ние Севастопольского Совета, на котором был заслушан доклад комиссии по изъятию ценностей. В апреле 1922 г. начали изымать из ризниц севастопольских храмов «ценности богослужебного и другого церковного имущества из золота, серебра, драгоценных камней». Обрисовав «борьбу с темными людь­ми, которые благодаря своей темноте стано­вились на защиту духовенства», местная газета сообщила, что было обследовано 32 храма, описей церков­ного имущества до 1917 г. нигде не обнару­жили, и в 28 церквях ценности изъяли[xlii]. В одном только Херсонесском Свято-Владимирском монастыре изъяли около 90 предметов, а также лом драгоценных металлов[xliii].

В местной печати была развернута кампания по дискредитации духовенства, которое обвиняли в бездушии, алчности и нежелании помочь голодающим.

Тем не менее, деятельность государства и международных организаций со временем дала положительный результат. К лету 1923 г. голод, наконец, ушел в прошлое. Но его последствия заявляли о себе еще долго.

Трудно преуменьшить тот страшный урон, который в результате голода был нанесен экономике региона, и особенно крымской деревне, чье состояние и прежде было чрезвычайно плачевным. Количество садов и виноградников в Крыму к 1923 г. сократилось с 17,4 до 15,9 тыс. га, поголовье скота уменьшилось более чем вдвое: с 317,7 до 145,6 тыс. голов. Посевные площади, в 1922 г. составлявшие 625,3 — в 1923 г. насчитывали лишь 224,4 тыс. га[xliv].

Но самыми страшными, были, без сомнения, людские потери.

«Последствия голода, — указывалось в отчете Крымского ЦИКа за 1922 г., — проявились во всех областях жизни и заключались в гибели от голода громадного количества живой рабочей силы — рабочих и крестьян, в гибели почти ¾ всего рабочего скота, в полном разорении большого количества (до 13 проц.) крестьянских хозяйств, в сильном экономическом ослаблении остальных, в увеличении безработицы как следствия этого кризиса и, наконец, в крайней дефицитности нашего местного бюджета (доходы покрывали только одну треть расходов)»[xlv].

В результате страшного бедствия население полуострова сократилось с 719 531 до 569 580 человек[xlvi]. Свыше 50 тыс. человек в 1923 г. покинули Крым, перебравшись в более благоприятные районы[xlvii]. Многие деревни горного Крыма вымерли практически полностью. На долгие годы бичом жизни Крыма станет массовая детская беспризорность. Окончательно преодолеть последствия трагедии удалось лишь к середине 1920-х гг.

Анализ вышеизложенного со всей уверенностью позволяет охарактеризовать происходившее в Крыму в начале 1920-х гг. как самую настоящую гуманитарную катастрофу. Вызванная в значительной мере природными факторами (невиданной за последние 50 лет засухой лета 1921 г., нашествием саранчи и проливными дождями 1922 г.), трагедия голода усугублялась преступной политикой власти.

Игнорируя интересы крымчан, сторонники «диктатуры пролетариата» руководствовались соображениями целесообразности и пользы правящему режиму. Проводи большевики иную политику, кто знает, возможно, трагедия не приобрела бы столь ужасный размах. Так или иначе, гуманитарная катастрофа в Крыму была использована для укрепления коммунистической власти, для которой собственное господствующее положение было важнее.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

М.В. Назаров. Почему неправильно коммунизм приравнивать к фашизму

1 октября 2018 г. на телеканале «Россия-1» ведущая программы «60 минут» Ольга Скабеева попыталась выгнать из студии «идиота», «сравнившего коммунизм с фашизмом» (так об этом написали многие СМИ). Программа была посвящена постоянной теме «А вот на Украине», обсуждали проект закона, внесенный в украинскую Раду, о запрете идеологии «Русского мiра». Проект предлагает признать идеологию «Русского мiра» агрессивной, человеконенавистнической и запретить ее на Украине.

В телепрограмме был показан очередной сюжет о декоммунизации на Украине: разрушение памятников Ленину и т.п. И если укронацисты маскируют такой «декоммунизацией» свою дерусификацию и русофобию, то на телевидении РФ это неизменно подается как разгул русофобии, тем самым официальная идеология РФ считает своим русофоба-богоборца и создателя «Украины» в ее нынешних границах.

Известный либерал, которых приглашают в студию как мальчиков для битья, Никита Исаев (лидер общественно-политического движения «Новая Россия», директор Института актуальной экономики), комментируя этот сюжет, вполне уместно сказал: «Вы объясняете нацизм тем, что падают, крушат памятники Ленину-Ульянову и так далее. Да я бы, честно говоря, и у нас бы их все повалил, и все эти серпы-молоты, которые стоят на каждом углу!». Возмущенная Скабеева вспыхнула: «Уходите, пожалуйста, Никита Олегович, вон отсюда. Вы, мне кажется, идиот, Никита Олегович». Ну и далее преобладал праведный гнев против «приравнивания коммунизма к фашизму»…

Разумеется, в разоблачении укронацистов на таких российских «ток-шоу» говорится много правильного. Но идеологическая и политическая безграмотность наших записных патриотов, включая ведущих, протестующих против «приравнивания коммунизма к фашизму», удручает…

Во-первых, о том, что называть гитлеровский нацизм «фашизмом» неправильно, скажет любой грамотный историк, и я пишу об этом издавна (например: Фашизм — возвращение к «ветхому» Риму). Левые пропагандисты натянули слово «фашизм» на гитлеровский национал-социализм, чтобы не дискредитировать социалистические идеалы. В сущности же в «фашизме» (итальянском, австрийском, испанском, португальском) социальная основа заключалась в католическом социальном учении без отношения к другим народам как «недочеловекам» (это человеконенавистничество нацист Гитлер заимствовал не у фашизма, а у главного врага фашизма).

Во-вторых, приравнивание гитлеризма к коммунизму не ново, либералы это делают постоянно по недомыслию (у меня есть полемическая статья на эту тему, в свое время не опубликованная в «Посеве» из-за «политкорректности»: Утраченный критерий. Еще о сравнении гитлеровского национал-социализма с советским социализмом, 1979). В этой статье я возражал на статью Доры Моисеевны Штурман «Ленин и Шпенглер как социалисты» («Посев» №№ 3-4, 1979):

«… Совершенно неубедительно сравнение двух идеологов в отношении национализма, который, по мнению автора, всегда эксплуатировался той и другой идеологией исключительно в политических целях. Идеология Шпенглера не просто националистическая, но почти шовинистическая, ибо для него германская нация − высшая ценность и мера всех вещей. Именно этим (а также борьбой против марксизма) он оказался близок к гитлеровской идеологии, хотя сам и не разделял ее, потому отождествлять национализм Шпенглера с гитлеровским расовым нацизмом нельзя. Идеология же Ленина, марксизм, − интернационалистическая, классовая, враждебная всякой национальности вообще и считающая саму нацию исторически преходящим явлением. Наиболее показательно здесь отношение к своей собственной нации (стране): если верно для Сталина, что в годы войны он воспользовался русским национальным чувством исключительно как тактическим политическим инструментом (который за ненадобностью также легко отбрасывается), то никак не верно, что таким же только политическим инструментом было для Гитлера превозношение собственной нации: она была для него средоточием всего мiра. Здесь, в отношении к нации, возможно, даже лежит самое глубокое различие между этими двумя идеологиями, и подписание пакта Молотов-Риббентроп было не между идейными «родственниками», а между двумя врагами, надеявшимися друг друга перехитрить….

Но, вероятно, автор рассматриваемой статьи и не ставила себе целью доказывать идентичность самих идеологий − ее целью было доказывать закономерность и идентичность «ада», построенного на этих идеологиях (коммунистической и гитлеровской). И нужно признать, что такая закономерность действительно существует. Но вот достаточны ли одни социальные критерии, которыми пользовался автор, чтобы показать это? Не лежит ли причина неизбежности этого «ада» в чем-то более серьезном? И только ли эти две рассмотренные идеологии неизбежно ведут к такому «аду»?..

Дело в упущенном Д. Штурман еще одном критерии. Без него, с одной стороны, ей не вполне удалось сравнение гитлеровского национал-социализма с марксизмом (главный критерий сходства упущен − поэтому для его компенсации и понадобилось много второстепенных); с другой стороны, и корень насилия власти над человеком увиден механически по простой формуле: где авторитарная власть − там, автоматически и насилие.

Упущенный критерий этот даже как-то неловко упоминать, − настолько естественен он для одних и ровно настолько же неубедителен и способен вызвать раздражение у других: это − высшая Истина, Бог. При таком подходе главное, что объединяет гитлеровский национал-социализм и марксизм − забвение высших ценностей. На их место поставлены и обожествлены в первой идеологии − нация, во второй − материальный мiр и «князь мiра сего». И эти боги, в отличие от Бога истинного, дают им право на насилие.

Не физическая способность власти производить насилие (физически на это способна любая более крупная сила по отношению к менее крупной), но именно уверенность в своем праве на насилие − вот что объединяет их прежде всякой «дисциплины» и родственных социальных признаков. И объединяет это, вероятно, не их одних: многое может быть абсолютизировано взамен Истины, и даже свобода − как самоценная, самодостаточная, откуда тоже недалеко до «все дозволено»…»

Примерно на уровне атеистки-западницы Д. Штурман в 2009 г. Парламентская ассамблея ОБСЕ вынесла резолюцию, в которой приравняла сталинизм в СССР к нацистскому режиму в Германии. Резолюция, названная «Воссоединение разделенной Европы», которую лоббировали Литва и Словения, подчеркнула, что оба тоталитарных режима нанесли серьезный ущерб Европе, в обоих режимах наблюдались проявления геноцида и преступления против человечества. Одним из требований резолюции ОБСЕ было прекращение восхваления советской эпохи и раскрытие доступа к ряду секретных документов.

Этой резолюцией ОБСЕ совпатриоты и неосоветские правители РФ были страшно возмущены. Они трактовали ее как русофобскую атаку Европы на Россию. Однако в государственных СМИ тогда не прозвучал резонный вопрос: так зачем же мы сами отождествляем коммунистический террористический режим с «Россией» и декларируем свою «легитимную преемственность» от него? Зачем вы, правители РФ, сохраняете коммунистическую символику и памятники террористам-богоборцам, которые из всех народов наибольший ущерб нанести народу русскому?

Мой комментарий на резолюцию ПАСЕ и это совпатриотическое возмущение был кратким, и могу его лишь повторить для О. Скабеевой и Н. Исаева:

«… Приравнивание сталинизма в СССР к нацистскому режиму в Германии — очень поверхностное решение по внешнему признаку, маскирующее суть и этих режимов, и 2-й Мiровой войны.

Гитлеровский нацизм был не тоталитарным (напр., частный сектор экономики не запрещался, как и религия; культурный слой нации не уничтожали, как и патриархальное крестьянство; за связь с родственниками за границей не сажали, давали возможность эмигрировать желающим) и этот режим нарушал человеческие нормы нравственности в пользу собственного народа, желая ему блага с национальных позиций — пусть и в преступной эгоистичной трактовке. Преступления нацисты совершали против других народов (хотя в конечном счете это стало преступлением и катастрофой для немецкого народа).

Коммунистический режим был антинациональным, во многом в его отношении к русскому православному народу сыграла мораль Шулхан аруха, носители которой доминировали в руководстве и особенно в карательных органах. Жидобольшевицкий режим запретил и стремился искоренить русскую национальную традицию, уничтожить православную Церковь. И принес русскому народу гораздо больше человеческих жертв и разрушений, чем гитлеровцы в годы войны.[Проф. И. Курганов. Три цифры]

Короче, в глобальном историческом масштабе: гитлеровский режим пытался — пусть и неправильно, контрпродуктивно, преступно — сопротивляться всемiрному жидонацистскому засилью (став его зеркальным отражением). А советский режим был инструментом мiровой закулисы для разрушения исторической удерживающей России, был создан на жидовской морали, причем Сталин сыграл решающую роль в создании государства «Израиль» — седалища грядущего антихриста на оккупированной его подданными Святой Земле.

Поэтому приравнивать это неправильно, неграмотно, ибо противоречит исторической правде.

И, с другой стороны, пока в нашей стране руководство будет считать себя преемником коммунистического режима, а значит «подставлять бока» — подобные «дипломатические атаки» Запада запрограммированы. Подробнее об этом см. в моей статье: http://www.rusidea.org/?a=430151

https://rusidea.org/forum/viewtopic.php?p=26116#p26116

Предлагаю ведущей программы «60 минут» на телеканале «Россия-1» Ольге Скабеевой посвятить одну из передач именно данной теме, с участием меня и Н. Исаева. Желательно хотя бы в этом случае одеться прилично для русской женщины-патриотки в публичном месте: без обтягивающего ляжки-морковки трико, тем более красного цвета. Доказывать свои совпатриотические убеждения уместнее иным способом.

М.В. Назаров
4.10.2018

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

КАК ИЛЬИЧ КАМЧАТКУ ПРОДАВАЛ: Комментарии Валерия Габрусенко к Полному собранию сочинений В.И. Ленина

«Отправлением в Россию Ленина наше правительство возложило на себя особую ответственность. С военной точки зрения его проезд через Германию имел своё оправдание: Россия должна была рухнуть в пропасть. И она рухнула». Генерал Людендорф, начальник германского генштаба, 1918.

Предисловие. Людям среднего, старшего и «очень старшего» поколения (к коему относится автор настоящих заметок) с самого нежного детства в сознание был поселён образ доброго дедушки Ленина. Ну как же: «Ёлка в Кашино», «Рассказы о Ленине», «Детские и юные годы Ильича» и тому подобные пасторали. В студенческие годы мы изучали уже вещи посерьёзнее: «Материализм и эмпириокритицизм», «Пролетарская революция и ренегат Каутский», «Государство и революция» и т.п. Полностью прочитать их никому из нас не удавалось ввиду отсутствия желания и скучности самих объектов изучения, но экзамены по марксистско-ленинской философии, политэкономии и истории КПСС мы как-то умудрялись сдавать, а, главное, все были твёрдо убеждены, что Владимир Ильич, не только гениальный, но и кристально чистый человек.

Позднее автор, сам никогда не состоя в КПСС, часто задавался вопросом: вот стоят рядком на книжных полках в библиотеках, парткомах, профкомах и директорских кабинетах тома Полного собрания сочинений (ПСС) Ленина, а прочёл ли кто-нибудь из парторгов, профоргов и директоров все тома? Или половину? Или хотя бы четверть?

Году, кажется, в 1990-м автор обнаружил на помойке 5-е (последнее) издание ПСС Ленина. Все 55 томов он очистил, принёс домой и с большим интересом взялся за чтение. Нет, не за «Империализм и эмпириокритицизм», а за те произведения, где мысли Ильича изложены в более доступной форме. Прочитанное произвело на автора сильное впечатление, и он решил поделиться с другими людьми хотя бы крошечной частичкой прочитанного.

Ильич о национальных интересах: «…мы приносим и должны принести величайшие национальные жертвы ради высшего интереса всемирной пролетарской революции» (т. 37, с.190).

«А вопрос о том, как определить государственные границы теперь, на время – ибо мы стремимся к полному уничтожению государственных границ – есть вопрос не основной, не важный, второстепенный» (т. 40, с. 43-44).

«Мы несём жертвы ради войны, которую объявили всему капиталистическому миру» (т. 42, с. 358).

«…для заключения мира, хоть сколько-нибудь прочного, мы по отношению ко всем государствам, входившим ранее в состав Российской империи, делаем как можно больше уступок. …к этим государствам мы должны проявить наибольшую уступчивость» (т. 42, с.354).

«Я уже писал в своих произведениях по национальному вопросу, что никуда не годится абстрактная постановка вопроса о национализме вообще. Необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетённой, национализм большой нации и национализм нации маленькой. … Поэтому интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически. Кто не понял этого, тот не понял действительно пролетарского отношения к национальному вопросу, тот остался, в сущности, на точке зрения мелкобуржуазной и поэтому не может не скатываться ежеминутно к буржуазной точке зрения» (т. 45, с. 359).

Комментарии. 1) Россия интересовала Ильича лишь постольку, поскольку она была для большевиков местом дислокации, возможно – временной. Главное для него – мировая революция. Даже в 1921 году он ещё не терял на неё надежды. А ради неё русские жертвы можно и не считать. Короче: «мы за ценой не постоим».

2) Ильич стремился к полному уничтожению границ, поэтому без всякого сожаления избавился от Прибалтики, а Польше по Рижскому договору отдал Зап. Белоруссию и Зап. Украину. Хотя даже заклятый враг России, министр иностранных дел Великобритании Керзон считал, что они – территория России, и предложил провести соответствующую границу («линия Керзона»), но Ильичу страсть как хотелось установить в Польше большевистскую власть, а дальше двинуться на Германию.

3) Поскольку, по твёрдому убеждению Ильича, русские это угнетающая и вообще отвратительная нация («держиморда», и только), то новообразованной Украинской республике были отданы русские земли: Новороссия (от Одессы до Мариуполя), Харьков с Донбассом и большая часть Области Войска Донского, а Белорусской республике – Гомель, Витебск, Могилев, Полоцк и т.д.

4) В 1998 году фракция КПРФ, самая большая в Госдуме того созыва, отдала Украине ещё и Крым с Севастополем, единодушно проголосовав за ратификацию Российско-Украинского договора (без голосов КПРФ ратификации бы не было), – вот пример настоящей верности ленинизму.

Ильич о патриотизме: «…наша революция боролась с патриотизмом. Мы говорили: если ты социалист, то ты должен все свои патриотические чувства принести в жертву во имя международной революции, которая придёт, которой ещё нет, но в которую ты должен верить, если ты интернационалист. … Нам пришлось разбить мелкобуржуазную иллюзию о том, что народ есть нечто единое. … Если бы мы сделали поблажки мелкобуржуазным иллюзиям, …мы бы погубили всё дело пролетарской революции в России. Мы бы принесли в жертву узконациональным интересам интересы международной революции» (т.37, с.213-214).

«Патриотизм – это такое чувство, которое связано с экономическими условиями жизни именно мелких собственников. … Нам пришлось с этим столкнуться в эпоху Брестского мира, когда Советская власть поставила всемирную диктатуру пролетариата и всемирную революцию выше всяких национальных жертв, как бы тяжелы они ни были» (т.38, с.133).

Комментарии. 1) Как видим, ленинизм и патриотизм – понятия взаимоисключающие. Так что товарищам коммунистам надо выбирать: или они ленинцы, или патриоты – третьего не дано.

2) Могут возразить: ведь бросил же Ильич однажды патриотический клич: «Социалистическое отечество в опасности!». А что было делать? В опасности было не отечество, а большевистская власть, которая действительно висела на волоске, а ради её удержания и не такое скажешь. Да ещё и народные восстания полыхали. Гибкий был политик Ильич.

Ильич о концессиях: «Для восстановления всемирного хозяйства нужно использовать русское сырьё. Без этого использования обойтись нельзя, это экономически верно. … Россия выступает теперь на весь мир, она заявляет: мы берёмся восстанавливать международное хозяйство – вот наш план. Это экономически правильно» (т. 42, с.69-70).

Комментарии. 1) Вот ведь как вождь мирового пролетариата пёкся о мировом капиталистическом хозяйстве за счёт русских природных ресурсов! Видать, это был своеобразный способ ведения «войны против всего капиталистического мира». Правда, аргументов мало, а убедить аудиторию (собрание актива Московской организации РКП) нужно, потому и повторяет он как припев: «это экономически верно», «это экономически правильно» (вспомним его же аргументацию:«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно»).

2) Сталин, зная, что иностранные концессии – это безжалостные хищники, досрочно их ликвидировал. Ильич, наверное, тоже это знал, но для мировой революции, интересы которой превыше всего, нужны были деньги.

3) Идеи Ленина были взяты на вооружение в 1990-е годы новой властью, с некоторыми поправками. С тех пор в стратегических и наиболее прибыльных отраслях экономики большая доля акций попала в руки иностранцев, китайцам на десятилетия отданы под вырубку огромные лесные угодья Сибири и, видимо, недалёк тот день, когда вместе с Японией начнётся экономическое освоение Курил.

Ильич о продаже Камчатки. Влиятельный американец Вандерлип в конце 1920 г. предложил Совнаркому продать Камчатку Америке. Председатель СНК В.И.Ленин охотно согласился: «Мы даём сейчас Америке Камчатку, которая по существу всё равно не наша, ибо там находятся японские войска. Бороться с Японией мы в настоящий момент не в состоянии. Мы даём Америке такую территорию для экономической утилизации. И давая это, мы привлекаем американский империализм против японского и против ближайшей к нам японской буржуазии…» (т.42, с.95).

«Камчатка принадлежит бывшей Российской империи. Это верно. Кому же она принадлежит в настоящее время – неизвестно. Как будто она является собственностью государства, именуемого Дальневосточной республикой, но сами границы этого государства точно не установлены. На Дальнем Востоке господствует Япония, которая может делать там всё, что хочет. Если мы Камчатку, которая юридически принадлежит нам, а фактически захвачена Японией, отдадим Америке, ясно, что мы выиграем» (там же, с.63).

«На Камчатке нефти и руды такое количество, которое мы заведомо разработать не в состоянии» (там же, с.67).

Комментарии. 1) Спасибо Вандерлипу, что не предложил Ильичу продать Владивосток, Хабаровск и Северный Сахалин (Южный Сахалин тогда официально принадлежал японцам).

2) Правительство США покупать Камчатку раздумало. Видимо, оно предчувствовало, что на смену Ленину придёт Сталин, который разгонит всю «ленинскую гвардию» и вернёт русские земли, растранжиренные «гвардейцами».

Послесловие. Непримиримые рецензенты-оппоненты наверняка будут обвинять автора в том, что он надёргал цитат и вырвал их из контекста. Автор отвечает: – А вы не горячитесь! Лучше возьмите 55 томов сочинений Ильича и внимательно, с холодной головой почитайте их. Там вы найдёте ещё о-о-очень много любопытного, особенно – в служебных записках, телеграммах и в выступлениях – не на съездах, конечно, а перед избранными аудиториями.

Валерий Габрусенко, публицист, кандидат технических наук, доцент, член-корр. Петровской академии наук и искусств

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«СТАЛИН — ОСЬ, ВОКРУГ КОТОРОЙ ВРАЩАЕТСЯ ВСЯ НЫНЕШНЯЯ ВЛАСТЬ». Андрей Зубов

60 лет назад, на XX съезде КПСС, Никита Хрущев выступил с докладом «О культе личности и его последствиях», официально положив начало либерализации коммунистического режима. Что изменила десталинизация и на что она не посягнула, почему теперь Сталин оправдан и как растопить ледяную крепость, объясняет историк Андрей Зубов.

Какой эффект имел закрытый доклад Хрущева в 1956 году

То, что произошло на XX съезде, было совершенно беспрецедентным событием не только в Советском Союзе, но и во всем коммунистическом мировом движении. Потому что главной, осевой фигурой всего коммунистического движения, поддерживаемого Советским Союзом (а там было и другое, троцкистское), конечно, был Сталин. Сталин был центром и сутью. Его методы управления, его отношение к человеку, его отношение к миру — на все это равнялись люди коммунистических взглядов по всему миру — и в Китае, и в Европе, и в Латинской Америке, не говоря уже о Советском Союзе. И осуждение Сталина, — впервые, — демонстрация его преступлений (почти исключительно в отношении членов партии — репрессии после XVII съезда ВКП(б), «ленинградское дело» 48-го года) — вот эта информация совершенно перевернула людям мозги. Очень многие не поверили. Другие сказали, что это провокация. Третьи осудили Хрущева и сказали, что он изменник делу коммунизма. А те, кто и раньше относились к Сталину негативно или пострадали от него, конечно, были в восторге.

Но в какой-то степени умные люди заметили этот процесс и раньше. Собственно говоря, процесс десталинизации начался со смерти Сталина — буквально с марта 1953 года. Потому что сначала Берия, затем, после свержения Берии, — Маленков и Хрущев начали процесс постепенного выпуска людей из лагерей, постепенного улучшения положения народа в сельском хозяйстве, крестьян-колхозников, смягчения цензуры — и прекратили раздувать культ личности Сталина буквально с первых же дней. Еще Сталин не был похоронен, а уже сказали: хватит, не надо этих всех невероятных панегириков, этих невероятных стихов, переходим к очередным делам государственного строительства. Умные люди заметили, что эти ближайшие соратники Сталина совершенно не собираются так петь Сталину осанну, как они же сами пели ее до последнего дня его жизни. Естественно, было прекращено дело еврейских врачей и много других дел.

1956-й год был и неожиданным, и ожидаемым для тех, кто хорошо разбирался в московской политической кухне.

Что изменила и чего не изменила десталинизация

Как прошла десталинизация, была ли она поверхностной? Конечно не была поверхностной. Да, памятники сняли — это очень важно; из мавзолея Сталина выкинули — это тоже важно. Но намного важнее было то, что сказали: при Сталине совершались тяжкие преступления. И много людей было посмертно реабилитировано. Эти люди были в основном осуждены по 58-й статье как те, кто действовал «враждебно» (как шпионы, как заговорщики, террористы), против советской власти. Огромное количество людей, убитых Сталиным, было реабилитировано, а те немногие, кто выжили, были реабилитированы при жизни, и масса людей вернулась. Несмотря на все невероятные ошибки Хрущева, несмотря на то, что он сам — такой же убийца и преступник, как и Сталин — и на Украине, и в Москве, — огромное количество людей того поколения ему благодарны за то, что дали свободу, оправдали, вернули из ссылки репрессированных. И вообще — эпоха тотальных репрессий тогда прекратилась. Не забудем, что как раз в 51-м году Сталин инициировал новый виток репрессий; он явно вел страну к новому 37-му году, и люди, которые даже отсидев все положенные и не положенные сроки, уже находились на поселении или даже в высылках где-нибудь под Москвой, за 101-м километром, — они все в 51-52 годах были снова арестованы и отправлены в Сибирь, в очень тяжелые условия. Многие уже были немолодыми, и, естественно, были обречены на гибель. Практически всех, кто не погиб, сразу вернули.

Хрущев, будучи сам подельником Сталина, его младшим соратником, также по локоть в крови обагрил свои руки. И, конечно, Хрущев далеко не все принял. Больше всего говорилось о репрессиях против коммунистов, — потому что все коммунисты, включая и Хрущева, дрожали, что следующими в страшной мясорубке террора будут они.

А о простых людях, которых было в тысячи раз больше, чем коммунистов, — убитых крестьянах, рабочих, интеллигенции непартийной, священниках, людей всех религий, — они просто не вспоминали. О голодоморе не вспоминали. О ленинских репрессиях не вспоминали. О красном терроре 18-21 годов, о первом голодоморе 21-22 годов не вспоминали. Это все было забыто. Только сталинские преступления — и в основном 37-й год.

37-й год уже вошел в нашу память как некий образ, как знак преступлений. И это ошибка. Еще Солженицын говорил об этой ошибке: на самом деле террор 37-го года был лишь очередным витком террора, который начался в конце 17-го-начале 18-го года при Ленине — и который как массовый террор закончился только со смертью Сталина в 53-м году. Естественно, он был то сильнее, то слабее, — но длился все время. Именно 37-й год был важен для партийных бонз, для начальников, потому что тогда их головы рубили. Хотя рубили далеко не только их головы, а в сто раз больше простых людей, — но они, естественно, боялись за свои и помнили свое. Поэтому был осужден в первую очередь этот террор.

Сталин был осужден как человек, который уничтожал партию. Это было главной идеей. Поэтому свели счеты со Сталиным — и все. С приспешниками Сталина — с тем же Молотовым — сводили счеты не потому, что он приспешник Сталина, а потому что он был соперником Хрущева; именно это ему в первую очередь вменялось в вину, а не участие в культе личности и в сталинских репрессиях. Участие в репрессиях вменялось в вину Берии, но летом 53-го года Берия уже был в тюрьме.

Интересно, что Сталин был главной знаковой фигурой всей советский партийной жизни, то есть осуждение Сталина означало осуждение режима. А на это не шли. И поэтому, когда в 64-м году был снят Хрущев, — практически сразу, при Брежневе, начался период некоего обеления Cталина. Сначала очень осторожно, потом — все сильнее и сильнее. Во-первых, постоянно звучала фраза, что несмотря на культ личности линия партии оставалась правильной. Это было такой мантрой большевиков. То есть оправдывалось все, кроме некоторых репрессий против партийного актива, генералитета и так далее. Во-вторых, при Брежневе постепенно стали говорить о том, что Сталин — амбивалентная фигура. Что у него есть и негативная, и положительная стороны. И положительная в первую очередь связана с обороной Советского Союза в 41-45 годах и победой в Великой Отечественной войне.

При самом Сталине память о Великой Отечественной войне выкорчевывалась: в 46-м году он распорядился прекратить праздновать День победы. При Брежневе к 20-летию победы, в 65-м, это празднование было возобновлено. Победа была в первую очередь оправданием партии и Сталина как ее руководителя в этом деле. Совершенно замалчивалось то, что Cталин был одним из главных разжигателей войны: и через Коминтерн, и потом непосредственно, через пакт Молотова-Риббентропа в 39-м году — он был союзником Гитлера. Почему у нас так настаивают на термине «Великая Отечественная война?» Потому что у нас отделяют войну, которая началась в Европе 1 сентября 1939 года и в которой Сталин был союзником Гитлера против западных демократий, — от войны, когда Гитлер напал на Сталина и, соответственно, Сталин стал противником Гитлера, ну и, волей-неволей, — союзником западных демократий, и когда образовалась антигитлеровская коалиция. Большевикам, коммунистам и нынешней власти было важно, чтобы о первом периоде забыли; в советское время о нем говорили скороговоркой. Скороговоркой оправдывали пакт Молотова-Риббентропа, а его пункты о разделе сфер влияния в Восточной Европе были тайной: хотя их знал весь мир, их не знали в Советском Союзе.

Если проходить историю серьезно, то ясно, что невероятные жертвы Второй мировой войны, которые понес Советский Союз, — 27,5-28 миллионов человек, — вина Сталина, а не Гитлера. Сталин сговорился с Гитлером и развязал эту войну.

Агрессивная политика Сталина привела к этой войне. Уничтожение генералитета Красной Армии привело к тому, что война велась неумело, из-за этого погибла масса людей, были оккупированы огромные пространства Советского Союза и так далее. Так что отношение к войне как к фетишу должно было оправдать Сталина.

Почему Сталин в моде

Сталин из моды особо и не выходил. Но сейчас он входит в нее все больше и больше. Если раньше он не был так заметен в обществе и власть стыдилась оправдывать его публично, то с момента аннексии Крыма в 2014 году началось совершенно откровенное оправдание Сталина. И оправдание советского: потому что на самом деле советское — это Сталин. Ленин правил всего несколько лет. Он совершил невероятные злодеяния, но если бы, скажем, после 23-го года советская власть исчезла, то Россия восстановилась бы, и о ленинском периоде бы вспоминали как об ужасном, но кратковременном кровавом периоде гражданской войны. А именно Сталин, который правил 30 лет, с 23-го по 53-й, — именно он создал советское государство, советского человека, создал советскую ментальность и уничтожил Россию. Он уничтожил русского человека и людей всех национальностей как несоветских. Если в 20-е годы было еще так называемое подсоветское общество, люди еще были русскими, украинцами, евреями — но несоветскими, они еще были гражданами российского государства, волей-неволей подчинявшимися большевикам, — то после смерти Сталина сложилось советское общество.

Поэтому Сталин — святая фигура для коммунистов. Если вы Сталина полностью дезавуируете, то вместе с ним вы полностью дезавуируете советскую власть. Дезавуируете все то в нынешнем государстве, что прямым образом связано с большевизмом. Тот же КГБ, тех же людей из Коммунистической партии, занимающих сейчас какие-то важные посты. Страной управляет КГБ, а КГБ — это ведь что? Силовой механизм Коммунистической партии, репрессивный механизм.

Трехметровый памятник Сталину в полный рост в поселке Шаленгер (республика Марий Эл), установленный по инициативе Марийского отделения КПРФ

Сталин — это не только символ. Если угодно — это ось, вокруг которой вращается вся нынешняя власть. Уберите эту ось — и все рассыплется, потому что тогда скажут: да ты же был преступник! КГБ был по уши в крови русских людей, а ты добровольно пошел туда работать, — значит, ты преступник! Никто же тебя туда не тащил силой. Ты преступник! И как человек от этого отмоется? Никак не отмоется. Поэтому им необходимо оправдать Сталина: тогда получается, что и преступления никакого особо не было.

И посмотрите: вся нынешняя фразеология Путина, других привластных людей — это фразеология оправдания сталинизма. Недавно Путин сказал в интервью практически брежневские слова — что в целом деятельность партии в период репрессий оставалась правильной. Это то же, что говорил Брежнев. Поэтому нынешнему оправданию Сталина я совершенно не удивляюсь.

За 25 лет у нас никто не выкорчевал Ленина. В этом смысле состояние умов не изменилось до сих пор. Сталин был выкорчеван Хрущевым в 61-м году, после XXII съезда. После этого Ленин, наоборот, занял еще больше места, чем прежде. При Брежневе, в 70-м году пышно праздновалось столетие со дня рождения Ленина. Этот почет сохранился после конца советской власти. Хотя рухнул этот режим, и все было сказано, все книги были изданы — и стало совершенно очевидно, что Ленин — такой же кровавый маньяк и такой же враг России, как Сталин (только Ленин меньше правил). Ученые подсчитали, что каждый год при Ленине погибало больше людей, чем при Сталине! При Сталине в среднем в год погибал миллион человек. А при Ленине — миллион и 600 тысяч. Хотя Ленин чуть ли не больший кровавый тиран, чем Сталин, ни Ельцин, ни Путин не выбросили его из мавзолея, не сняли практически ни одной его статуи. Не переименовали улицы городов, названные его именем и именем его подельников. Мы видели: только что хотели переименовать «Войковскую» — тоже преступник, преступник в квадрате, — так можно было бы назвать «Войковскую» именем человека, который убил этого Войкова окаянного (имеется в виду студент Борис Коверда. — Открытая Россия). Но кто знает Коверду, русского патриота, который убил Войкова за то, что тот был красный кровавый тиран и убийца? А Войкова знают все — люди не захотели, чтобы его имя уходило.

И Ельцин, и Путин — это люди, вышедшие из сталинской-ленинской шинели. Они не забыли о Ленине и о Сталине, им об этом невозможно забыть — они остались этому верны, и поэтому старались все оставить как есть.

Боялись за свою власть. Боялись народа. И сейчас, наконец, Путин надел свою шубу — так, как он ее всегда носил в советское время. Он ее какое-то время носил, вывернув наизнанку, и делал из себя либерала, демократа. А теперь надел ее, как было принято, — почему он и пошел в КГБ в свое время работать. И, соответственно, тут Сталин опять становится героем.

Нынешнее возвеличивание Сталина — результат того, что у нас не прошло декоммунизации, что у нас не сменилась элита. Советская элита осталась у власти. Если мы посмотрим, кем были все лидеры, начиная от Ельцина и Горбачева, при советской власти, — мы поймем, что это обычное плавное развитие советской элиты. Старики умирают, им на смену приходит новое поколение, но пока что это все те люди, которые активно участвовали в сохранении и воспроизводстве тоталитарного коммунистического режима. Режима, построенного Лениным и Сталиным и никуда не девшегося. Своего отца-создателя они, конечно, чтут и хранят. Помните, что первое сделал Путин, когда пришел к власти — еще в совсем другое время, когда вроде бы были либеральные тенденции, когда только что похоронили с воинскими почестями государя-императора? Он восстановил мемориальную доску Андропова на Лубянке. Андропов — это верный сталинец, который в 70-80-е годы совершал невероятные преступления, создав систему психиатрических больниц с принудительным лечением для инакомыслящих, где их делали душевнобольными людьми с помощью инъекций и всего прочего, — и лагерей, где и пытки применялись, и все было (не в таком масштабе, как при Сталине, но тоже ужасно; те, кто сидели, это помнят). И этому человеку Путин снова ставит мемориальную доску.

«СТАЛИН — ОСЬ, ВОКРУГ КОТОРОЙ ВРАЩАЕТСЯ ВСЯ НЫНЕШНЯЯ ВЛАСТЬ». Андрей Зубов История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

О символизме и системности

В Центральной и Восточной Европе коммунистическое преодолено, там была системная декоммунизация и открыты архивы (у нас же закрыты все архивы КГБ), свергнуты памятники, возвращена собственность потомков тех людей, у кого она была отобрана.

У нас — сохранено все советское. Только это советское теперь распределила между собой как частную собственность бывшая советская-коммунистическая-партийная-кагэбешная номенклатура.

Они поделили то, что отобрали у всего русского народа Ленин и Сталин. Они все конфисковали, а эти народу не вернули, а между собой поделили. Поэтому понятно: для них эти фигуры — святые, главная ценность. И если сейчас Ленина уберут из мавзолея, а про Сталина скажут все, что про него надо сказать, переименуют улицы, вернут там, где можно, собственность — вы увидите, что страна изменится, страна станет другой. Именно в этом главная проблема. Пока же все это сохраняется, мы останемся послесоветским государством. Не новой Россией, открытой Россией, как называется ваше общество, — мы не станем. И даже надеяться нечего. Без системной декоммунизации по образцу Центральной Европы у нас нет будущего. Нет будущего, вообще.

Ленин в мавзолее — далеко не только символ. Не все равно, красный флаг или трехцветный, советский гимн или принципиально несоветский. Эти символы определяют жизнь. Если угодно, он как Кащеева игла: вот вы вынете ее, просто похороните Ленина в Петербурге, на Волковском кладбище рядом с матерью (не надо глумиться над телом!), — и на ваших глазах начнет разрушаться ледяная крепость, которая создалась им и Сталиным на месте России.

Конечно, надо этим не ограничиться и принимать огромное количество мер, как в Европе: системная декоммунизация предполагает правовое преемство, люстрацию, реституцию прав собственности, изменение исторической парадигмы, изменение в отношении гражданства людей, которые были вынуждены покинуть Россию, и их потомков — чтобы они могли стать опять гражданами России. Чтобы все потомки уехавших или выгнанных из России за советский период смогли стать гражданами России автоматически, по факту: у нас до сих пор этого нет, Путин сам кому-то милостиво дает российский паспорт, а большинству ничего не дает.

О привычке к подчинению

Разумеется, мы наблюдаем результат геноцида. В России XX век начался двумя революциями: ну какая же тут привычка к унижению! Пятый год, семнадцатый год… Практически все начало прошлого века было сплошной революцией с небольшими интермедиями. Еще раньше — пугачевское восстание. После смерти Николая I испугались новой пугачевщины и из-за этого его сын Александр II стал проводить широкомасштабные реформы. Русские люди — не больше рабы, чем все остальные.

Как раз в этом и есть, может быть, главное преступление коммунизма-большевизма-сталинизма-ленинизма: они изменили природу русского человека.

Путем страшного отбора, убийства самых активных, честных, благородных, порядочных людей (или их изгнанием за границу) они здесь резко ухудшили нравственное лицо народа. Выживали те, кто ломались. Те, кто стояли прямо, — погибали. Поэтому мы сломленный народ, и это результат советской власти. Мы обузданный, взнузданный и оскопленный народ. Мы как старый мерин, который когда-то был молодым и бодрым конем. До этого мы были другими. Все это с нашим народом сделал ленинизм-сталинизм.

Сейчас задача в том, чтобы восстановить гражданское общество, восстановить ответственного гражданина. Это безумно сложно; это задача, может, еще более сложная, чем декоммунизация. Но мы должны ее ставить — есть вполне конкретные формы, как это постепенно можно сделать. Кое-что уже происходит, даже без всяких государственных действий: просто в силу смены поколений, в силу того, что новые поколения уже жили в свободной России, могли ездить за границу, читать любые книги, — уже получается другой человек. Мы сделаем великое дело, если мы освободим человека от этого страшного негативного генетического отбора. Я думаю, это очень сложно, но возможно.

Это образование в широком смысле слова. Важны не только те учебники, по которым мы учимся: важно то, кто нас учит.

И для школьника, и для студента самое главное — личный пример учителя. А где нам взять учителей, если учителя происходят из того же сломленного народа? Это огромная проблема. Важны и образование, полученное за границей, и опыт жизни за границей, и опыт работы в международных организациях, в заграничных структурах. Возвращение старой эмиграции и ее потомков — западных культурных людей, — чтобы они могли работать здесь, чтобы они получили собственность, которую имели их деды-прадеды, чтобы они могли заняться бизнесом, тем же преподаванием, той же культурной деятельностью. Это создаст альтернативу советскому. В этой широкой палитре должно быть образование и воспитание в разных формах.

Есть и такая вещь, как знакомство с преступлениями большевизма. С чего началась денацификация Германии? Буквально с 45-го года, как только освободили Германию от нацистов, союзники стали устраивать принудительные экскурсии в лагеря смерти, в тот же Дахау. Люди смотрели, что делали они — немцы. Им показывали ужасные фильмы с горами трупов и так далее. И этот процесс идет до сих пор! Недавно был снят, например, фильм «Пианист» о судьбе еврейско-польского пианиста во время Холокоста. Его смотрят, и этому ужасаются. Несколько лет назад в Германии была открыта выставка «Вермахт» — о его преступной деятельности во время войны. До сих пор многие немцы не верят этому — и постепенно воспитываются. Все это должно быть. Все мы должны освободиться от преступлений. Тогда мы действительно сможем строить новую Россию.

Андрей Зубов, доктор исторических наук, религиовед, политолог

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия