МИФЫ СТАЛИНИЗМА. Макаров Н.И.

Миф 1: «Сталин не имел непосредственного отношения к кровавому перевороту октября 1917 и последующему геноциду русских, организованному Лениным и компанией. Сталин был обособлен от ленинских большевиков».

Уже в юности, учась в семинарии, Сталин променял Святое Православие на веру в еврейский марксизм, апологетом и фанатичным проповедником которого тогда стал.

После исключения из семинарии, с 1900 года он перешел к активной революционной деятельности. Занимался организацией стачек и митингов. Вскоре Сталин возглавил банду революционеров-террористов, организуя нападения на банки, и инкассаторские патрули. Уже тогда у юного Иосифа проявился особый талант грабить свой народ, убивая при этом не только верных слуг Отечества, но и десятки мирных прохожих, изымая народные деньги и передавая их непосредственно в центральное управление Ленинской партии.

Самым крупным «достижением» Сталина в то время было ограбление им Тифлисского казначейства (на современном языке – Нацбанка Грузии), в результате которого было убито несколько десятков случайных горожан и похищено около 250 000 рублей, предназначенных для «большевистского центра» за границей.

Сталин – активный участник первой русской революции. После личного знакомства с Лениным в 1905 году лично участвовал в съездах партии и занимал ряд руководящих должностей. Уже тогда Ленин был кумиром Сталина.

Все время до 1917-го года Сталин занимался активной революционной пропагандой.

Его главными лозунгами в это время были: «Долой монархию Романовых!»[1], «клянемся бороться за полное свержение царской монархии», «Долой Царскую монархию!»[2]

По случаю трехсотлетия Дома Романовых он пишет:

«По-прежнему в тисках своих душит Россию монархия Романовых, собирающаяся в этом году отпраздновать 300-летний юбилей своего кровавого владычества над нашей страной».

К 1917 году Сталин становится одним из верных «апостолов» Ленина. Поэтому говорить о его «безучастности» в делах ленинского большевизма – сущий абсурд.

В апреле 1917 был выбран в ЦК партии третьим после Ленина и Зиновьева по числу голосов.

С октября 1917 г. Сталин – активный участник Петроградских событий, а затем и гражданской войны.

В годы общего террора и кровопролития Джугашвили выделялся особой жестокостью, проявившейся уже при обороне г. Царицына (а затем и в Вятке и Петрограде), где им был устроен такой дикий террор, что даже беспощадный Ленин был вынужден публично осудить его «за расстрелы».

В это время Сталин формирует свою внутрипартийную фракцию, приобретая таким образом значительную известность, но еще более значительную власть.

К окончанию гражданской войны Сталин действительно стал проявлять заметную обособленность от своих собратьев – большевиков, но эта обособленность была продиктована не враждой к их русофобским делам. Сталин уже тогда видел только единственно себя будущим приемником своего давнего кумира – Ленина и не терпел всякого, кто не преклонялся пред его личным авторитетом и не прославлял его блестящие заслуги. По свидетельствам многочисленных его современников, из всех своих собратьев – большевиков Сталин более остальных отличался сатанинской гордыней, хладнокровной жестокостью, завистью и мстительностью.

Кумирами Сталина всю его жизнь, помимо Ленина, были марксисты – евреи: Маркс, Энгельс, Бебель и другие.

Благодаря его личным многолетним усилиям в России была свержена Православная монархия, Россия погрузилась в продолжающуюся до сего дня смуту, а русский народ в лице своих лучших представителей был полностью уничтожен. Оставшаяся же его часть была загнана в кровавое болото большевизма и насильно загонялась в неверие. Именно Сталин оказался главным вдохновителем культа Ленина, антихристианское учение которого он видел мировым достижением.

Как говорил сам Джугашвили: «Что касается меня, то я только ученик Ленина и цель моей жизни – быть достойным его учеником. … Задачей этого является не укрепление какого-либо «национального» государства, а укрепление государства социалистического, и значит – интернационального»[3].

Поэтому Сталин не просто повинен в Ленинском терроре гражданской войны и начала 20-х годов, но и являлся в нем одной из высших ключевых фигур.

***

МИФЫ СТАЛИНИЗМА. Макаров Н.И. Против

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Миф 2: «Во время Сталинского террора Сталин не контролировал власть на местах и не может поэтому нести ответственность за десятки миллионов замученных и убитых в его системе».

Уже после гражданской войны Сталин становится одним из влиятельнейших людей в партии. В 1922 году его избирают генеральным секретарем, что дает ему еще большую власть. Ленин в своем «Письме к съезду» писал: «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью».

После разгрома «левого» и «правого» уклонов к началу 30-х годов тоталитарная машина Сталина заработала в полную силу.

Только совершенный дурак, или лжец или же ярый русофоб может утверждать, что в тоталитарном государстве, где власть вождя (конечно же не без его «опричнины») разрастается до невиданных размеров и попирает всякую свободу и самостоятельность, где выстраивается железная иерархия подчиненности, держащаяся на животном страхе, где контролем и слежкой покрывается вся личная жизнь каждого человека и где вождь возводится в культ земного «боженьки», еще при жизни которого, всю страну уставляют его громадными памятниками-исполинами — только совершенный безумец может утверждать, что в этой, безусловно, новой для мира форме антихристианского государства, этот земной «боженька» может не контролировать действия своей государственной машины и не нести за нее ответственность, т.к. суть тоталитаризма и состоит в том, что вся государственная машина выстраивается согласно воли одного «сверхчеловека».

Подобные заявления о «непричастности» лидера государства к происходящему в стране могли бы быть верны для какой-нибудь либеральной демократии, но не для тоталитарной машины Сталина, также как и тоталитаризм бесконечно далек от либерализма, хотя и является подобным ему уродцем, но только противоположным в своей крайности.

Массовый террор, насильная коллективизация, череда голодоморов, повсеместное людоедство, массовые расстрелы духовенства, царского офицерства и казачества, поголовное истребление всего мыслящего слоя русского народа – невосполнимого наследия Святой Руси, выкорчевывание с корнем Веры, самого народного духа, и превращение некогда доброго и простого русского человека с живой душой – в гомосоветикуса, плотское и эгоистическое стадо, строящее новый «рай» на земле. Потом все это, конечно, было затуманено недолгим торжеством «великой победы» в войне с немцами, потери в которой по отношению к врагу составили 5 к 1 (в первой мировой они были 1 к 1). Но затем новый искусственный голодомор и снова людоедство – все это делалось лично по инициативе Сталина, и под его личным контролем.

МИФЫ СТАЛИНИЗМА. Макаров Н.И. Против

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

***

Миф 3: «Сталин прекратил гонения на православие и возродил русскую церковь».

Массовые расстрелы духовенства продолжались до 1943 года. Только за 1937-1938 гг. было расстреляно 106 800 священнослужителей, в 1939-м году – 900, в 1940-м –1100, в 1941-м – 1900, в 1943-м – еще 500 православных священнослужителей. К 1943 году в живых и на свободе оставалось только 4 архиерея из положенных 200 – и те самые покорные служители советской власти.

Данные о том, что в 1939 году Сталин хотел отменить или отменил некое «указание товарища Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 г.» о гонениях на православную церковь являются дешевой выдумкой самих сталинистов, не подтверждаются никакими документами и не соответствуют даже историческим фактам[4].

В годы войны немцы массово открывали Православные храмы и монастыри на оккупированных территориях, и народ массово переходил на сторону «захватчиков» — освободителей, в связи с чем Сталин был вынужден в 1943 г. организовать собственную карманную церковь, которая бы работала в интересах СССР на разрушение белой освободительной идеи.

Когда сталинская церковная организация стала частью общей тоталитарной машины, то с ее помощью он организовал широкую антигитлеровскую пропаганду, чем соблазнил православный народ на служение злу большевизма не только в самом СССР, но и заграницей.

Это был сильный удар и по сформированным Красновским и Власовским частям и вообще по белой эмиграции.

Но никаких гонений на веру прекращено не было. Гонения были ослаблены лишь для тех, кто был готов служить советской «власти», и входил в подчинение самозваному сталинско-сергиевскому «синоду».

Тех Православных, кто, советской власти и советской церкви «не только из страха, но и по совести» служить отказывался – по прежнему ждало заключение или расстрел, как «контрреволюционеров».

Что касается советской церкви, то и на нее давление никогда не прекращалось. Уже в декабре 1944 года Совнарком предписал закрывать открытые храмы, если до войны в них размещались государственные организации (к 1949 году закрыли 1150 таких приходов); в 1946–1947 годах было ликвидировано 16 монастырей. Если до 1947 года кое-где храмы еще открывались по настойчивым просьбам верующих, то с 1948 по 1953 годы ни один новый храм не был открыт, несмотря на многочисленные просьбы верующих. Попытки советского патриарха Алексия I встретиться со Сталиным не удались. В 1946 году духовенство официальной церкви было обложено огромным налогом. Вскоре после войны вновь была возобновлена активная атеистическая пропаганда. С этой целью в 1947 году было создано «Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний» для всенародного атеистического воспитания. В 1948 году запретили проведение крестных ходов и начали закрытие храмов и монастырей. С 1 января 1947 по 1 июня 1948 года было арестовано 679 священнослужителей[5]. К концу жизни Сталина было закрыто около 1 тыс. храмов.

Сталинская поправка к конституции от 1929 г. о запрете религиозной пропаганды (вошла также в сталинскую конституцию 1936 г.), согласно которой верующие лишались права «свободы религиозной пропаганды» при полном сохранении пропаганды атеистической, до самой его смерти отменена им не была, точно также как и все безбожные ленинско-сталинские постановления начиная с 1917 года.

Сталин наоборот, всегда высказывался только в поддержку этих постановлений. Так, жестокую Ленинскую политику в отношении церковных ценностей, про которую тот писал:

«Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и беспощадной энергией и не останавливаться перед подавлением какого угодно сопротивления», —

Сталин характеризовал следующим образом: «Были тогда такие чудаки в нашей партии, которые думали, что Ленин понял необходимость борьбы с церковью лишь в 1921 году (смех), а до того времени он будто бы не понимал этого. Это, конечно, глупость, товарищи. Ленин, конечно, понимал необходимость борьбы с церковью и до 1921 года. Но дело вовсе не в этом. Дело в том, чтобы связать широкую массовую антирелигиозную кампанию с борьбой за кровные интересы народных масс и повести ее таким образом, чтобы она, эта кампания, была понятна для масс, чтобы она, эта кампания, была поддержана массами»[6].

Никаких постановлений или личных заявлений Сталина о каком-либо, даже частичном возрождении православия и вообще религии в СССР – не существует.

До конца правления Сталина в стране продолжался духовный голод. Ни Библии, ни Евангелия, ни какой другой, мало-мальски религиозной литературы достать нигде не было возможно. Те у кого еще оставалась какая-то религиозная литература, хранили ее под страхом в глубоких тайниках. И это время, совершенного засилья атеизма в стране какие-то безумцы еще смеет называть «возвратом к православию».

Единственная причина по которой Сталин не возобновил с полной силой гонения на церковь после войны – это наступившая холодная война с западом, в которой советской церкви отводилась ключевая и незаменимая роль по разведке, коммунистической пропаганде и политическому влиянию заграницей.

Нет никаких сомнений в том, что если бы Сталину удалось пригнуть под свои грязные ноги весь мир, то с церковью он поступил бы точно также, как и со вчерашними союзниками по войне с немцами. Тогда следующей его жертвой оказалась бы не только церковь, но и вообще всякая религия, которой был бы дан тогда последний уничтожительный бой, без всяких вынужденных компромиссов.

***

МИФЫ СТАЛИНИЗМА. Макаров Н.И. Против

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Миф 4: «Когда Сталин строил социализм, то воплощал в нем то воспитание и православный дух, которые получил в юности в семинарии».

Еще в семинарии Сталин стал богохульником и ненавистником не только Церкви, но и всякой святыни[7]. Он увлекся безбожием и марксизмом, делу строительства которого и посвятил всю жизнь. Одним из любимых псевдонимом Сталина был «Бесошвили».

Какой-либо искусственный симбиоз марксизма и христианства Сталин всегда отвергал, посмеиваясь над подобными идеями:

«Привнесение религиозных элементов в социализм, — пишет Сталин, — является результатом ненаучного и потому вредного для пролетариата толкования основ марксизма». «Марксизм сложился и выработался в определенное мировоззрение не благодаря союзу с религиозными элементами, а в результате беспощадной борьбы с ними»[8].

На вопрос первой американской рабочей организации о возможности в будущем вступать в коммунистическую партию не атеистам, религиозные убеждения которых не противоречили бы партийной линии, Сталин ответил, что таких коммунистов с религиозными убеждениями не существует в природе и сам он таких не знает.

«Мы ведём пропаганду и будем вести пропаганду против религиозных предрассудков» — заявил он.

«Партия не может быть нейтральна в отношении религии, и она ведёт антирелигиозную пропаганду против всех и всяких религиозных предрассудков. … Партия не может быть нейтральной в отношении носителей религиозных предрассудков, в отношении реакционного духовенства, отравляющего сознание трудящихся масс. … Антирелигиозная пропаганда является тем средством, которое должно довести до конца дело ликвидации реакционного духовенства».

«Бывают случаи, — заявил Сталин, — что кое-кто из членов партии иногда мешает всемерному развёртыванию антирелигиозной пропаганды. Если таких членов партии исключают, так это очень хорошо, ибо таким «коммунистам» не место в рядах нашей партии»[9].

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

НАШИ УЛИЦЫ ДО СИХ ПОР НАЗВАНЫ ИМЕНАМИ ТЕРРОРИСТОВ, УБИЙЦ И ПРЕДАТЕЛЕЙ РОДИНЫ. (ВИДЕО) 

И ЭТО ДАВНО НЕ СЕКРЕТ, ЧТО ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, БЫЛА ГЕНИАЛЬНОЙ ОПЕРАЦИЕЙ НЕМЕЦКОГО ГЕНШТАБА…но Германию это не спасло, а лишь оттянуло агонию Журнал Der Spiegel, декабрь 2007 года: По сведениям из открытых источников министерства иностранных дел Германии, большевики получили от германского МИД только в течение 4 лет с 1914 года до конца 1917 года наличных денег и оружия на сумму 26 млн. немецких марок.

Ленин заключил с германцами позорный Брестский мир в 1 мировую. Историческое голосование по вопросу о Брестском мире в итоге приняло следующий вид:

против: Бухарин Н. И., Урицкий М. С., Ломов (Оппоков) Г. И., Бубнов А. С.
за: Ленин В. И., Свердлов Я. М., Сталин И. В., Зиновьев Г. Е., Сокольников Г. Я., Смилга И. Т. и Стасова Е. Д.
воздержались: Троцкий Л. Д., Дзержинский Ф. Э., Иоффе А. А. и Крестинский Н. Н.

24 февраля Ленину с огромным трудом, 126 голосами против 85 при 26 воздержавшихся, удалось продавить своё решение через ВЦИК. Во время прений выступавший от имени левых эсеров делегат Камков призвал к организации массовой партизанской войны против германских войск, даже если такая война и закончится утратой Петрограда и значительных территорий России. Представитель меньшевиков-интернационалистов Мартов заявил, что «на второй день по подписании этого мира, Советская власть в Петрограде будет пленницей немецкого правительства». Сам же Ленин выступал во ВЦИК в качестве председателя Совнаркома, хотя на деле вопрос о мире в Совнаркоме на тот момент вообще не обсуждался.

Несмотря на постановление большевистской фракции ВЦИК о том, что все члены фракции в порядке партийной дисциплины должны голосовать за мир, Бухарин и Рязанов голосуют против, а Луначарский колеблется. Фракция левых эсеров обязывает своих членов, наоборот, голосовать против мира, однако за мир всё равно голосуют Спиридонова и Малкин. 22 левых эсера при голосовании воздержались, а ряд «левых коммунистов» (Коллонтай, Дзержинский, Урицкий и др.) на заседание вообще не явился.

По описанию историка Юрия Фельштинского, голосование Бухарина против Брестского мира «утонуло в аплодисментах половины зала», а Луначарский после долгих колебаний, «закрывая руками судорожно дергающееся лицо, сбегает с трибуны, кажется, он плачет».

По воспоминаниям коммуниста Ступоченко, публика на хорах выкрикивала во время заседания: «изменники», «предали Родину», «иуды», «шпионы немецкие», в ответ большевики «огрызаются и показывают кулаки». Особо гневной была также реакция убеждённого противника Брестского мира, левого эсера Штейнберга, который в знак протеста закричал и забарабанил кулаками по ограждению правительственной ложи, в которой сидел.

В 1830 году 16-летний поэт М.Ю.Лермонтов пишет стихотворение «Предсказание»:
ПРЕДСКАЗАНИЕ
Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
Начнет бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад, сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек:
В тот день явится мощный человек,
И ты его узнаешь — и поймешь,
Зачем в руке его булатный нож;
И горе для тебя!- твой плач, твой стон
Ему тогда покажется смешон;
И будет все ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом.

Корона царей упала в 1917 году. И предательство, очередное отступление от Бога изменило в мгновение все. Кровавый октябрь, кровь лилась по всей России, мы забываем это, но если мы слепы, то вина это только нас, ведь это было не так давно. Вспомните убийства царя с семьей, священников, военных, дворянства, интеллигенции, казачества, рабочих и крестьян. Голод, ЧК, ОГПУ, НКВД, концлагеря. Мы забыли или вообще не знаем страшных документов истории, так читайте и знайте: Жития Святых Новомучеников и Исповедников Российских, «Красный террор в России» Мельгунова, «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, «Погружение во тьму» Волкова, «Колымские рассказы» Шаламова и многие другие. Освенцим, Дахау, Бухенвальд лишь повторение советских лагерей. Сама вторая мировая война – это прямое следствие и вина Ленина подписавшего позорный Брестский мир с германцами в первую мировую. Добей мы их тогда, и не свершилось бы еще одной трагедии.
http://www.stihi.ru/2011/07/01/7532

15 июня 2017 после Исповеди и Причастия умер актёр Алексей Баталов известный в т.ч по своей роли в фильме фильма «Москва слезам не верит».

Баталов о богоборце, террористе, палаче, убийце, предателе и расчленителе Отечества Ленине и заодно о тиране Сталине:
«Играть Ленина? Ни за что в жизни! ..Нет области, нет великого открытия, которое не было бы исцарапано когтями этой стаи бандитов: товарища Ленина и товарища Сталина. Товарищ Ленин первый, кто публично объявил красный террор. Американцы террористов вылавливают, а этот просто открыто в газете написал: берите покрупнее священников…»

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

НАСТОЯЩИЕ ГЕРОИ РОССИИ ЗАБЫТЫ, ВРАГАМ РУССКОГО НАРОДА И ГОСУДАРСТВА ДО СИХ ПОР СТАВЯТ ПАМЯТНИКИ.

Россия отметила 200-летие Царя-Освободителя… Очень хотелось бы, чтобы это было именно так, но, увы, обстоит всё иначе. Россия забыла 200-летие своего Государя. Это дату отметили у нас лишь отдельные организации бело-монархического толка, отдельные неравнодушные и помнящие родную историю люди. На государственном уровне о Царе-реформаторе не вспомнили. Соответственно практически не вспомнили и СМИ. Особенно контрастным это беспамятство выглядит на фоне шабашей по случаю рядовых дней рождения и дней смерти величайших истребителей русского народа – Ленина и Сталина. На фоне нескончаемых чествований ещё одного красного монстра – Дзержинского, которому второй (или третий?) год подряд открывают у нас памятник за памятником. Какой уж тут Государь-Освободитель! Иными «героями» заполонены наши экраны, наши крупные печатные и медиа-ресурсы.

В высшей степени характерно и в не меньшей позорно, что «Почта России» выпустила марку, посвященную 200-летию со дня рождения Карла Маркса, а на предложение почтить память Александра Второго руководство ведомства ответило отказом.

Замечательны и отдельные «православно-патриотические» порталы, управляемые членами секты Свидетелей Кобы-победителя. О растерзанном террористами Государе на них практически не вспомнили. Пожалуй, эти-то и обоснование «позиции» найдут – непременно на «патриотическом» и «православном» основаниях: мол, либерал и западник был Александр Николаевич, и как семьянин примером нам быть не может, и т.д., и т.п. То ли дело Коба или Дзержинский! Примеры всех добродетелей!

Что до общества, то ему за беспамятство и претензий предъявлять не приходится. Кто и когда просвещал наше общество в подлинно национальном духе? Кто и когда возвращал ему нашу исковерканную и оплёванную историю – в её подлинной красоте и значении? Да, написаны и изданы книги. Да, сняты документальные программы. Но кто их читал, и кто их видел? Книги издаются у нас тиражами небольшими, а для того, чтобы быть прочитанными, тиражи те должны быть миллионными и распространяться бесплатно или же по самой дешёвой цене. А фильмы и передачи? Иногда, правда, проскальзывает что-то порядочное на ТВ. Но ведь это – ничто в сравнении с морем всевозможной мерзости, окончательно уродующих мировосприятие и самосознание наших людей. Где же здесь требовать от общества, чтобы оно было просвещено и сознательно?

И, вот, опять навязывают нам в герои наших палачей. Изо дня в день, мы обсуждаем их, спорим о них, изо дня в день маячат перед нами из заклеймённые лица, изо дня в день слышим и читаем мы их проклятые из рода в род имена. Это ли не болезнь духовная? И болезнь эту не только не пытаются лечить или хотя бы локализовать, доведя до стадии ремиссии, но напротив – всемерно растравляют, разжигают шабашами на ТВ, статьями в СМИ, акциями вековечных подстрекателей смут…

Прошлую статью я завершала напоминанием 100-летнего юбилея А.И. Соженицына, и той кампании, что ведётся против нашего национального писателя красными дьяволятами и гейшами на зарплате. И тотчас вновь напомнили они о себе! 30 мая в разных городах России члены секты свидетелей Кургиняна провели акции протеста против отмечания юбилея А.И. и установки ему памятника в Москве.

Внимание, вопрос! Когда устанавливался памятник Б.Н. Ельцину, проходили ли акции протеста в различных городах России? Когда устанавливался памятник Е.Т. Гайдару выходи ли от Москвы до самых до окраин возмущённые граждане с плакатами? Нет, конечно. Ибо просто так подобные акции не проходят. Они тщательно и с целью организуются и оплачиваются.

Если Вы зайдёте на ютуб, то обнаружите там сотни всевозможных роликов на тему «солженицер-власовец-предатель-хотелсброситьбомбу-враг-сволочь-абырвалг». Боря Юлин о Солженицыне… Гоблин о Солженицыне… Прилепин о Солженицыне… Вася Пупкин о… Вы всерьёз думаете, что такое количество подобной продукции – это всё сугубо народное негодование, спонтанное и т.д.? А теперь попробуйте выложить какой-нибудь положительный ролик об А.И. или просто его выступление. К нему развернётся ежедневное «паломничество» неведомых шариков, которые будут метить территорию (по-другому тут и не скажешь) одним и тем же набором бессвязных штампов. И так будет продолжаться месяц за месяцем. Вы всерьёз полагаете, что вся эта орда – это реальные люди? Простые озабоченные и возмущённые граждане? Любой человек, имеющий даже весьма общее представление об организации сетевых кампаний и провокаций, проанализировав это явление, определит, что мы имеем дело с троллями.

Теперь пройдём в соцсети. Здесь мы обнаружим некоторое количество прекрасных по своей безрамотности демотиваторов, где А.И. приписывается ровно то, против чего он из года в год выступал. И наши разученные читать пользователи, не вникая и не проверяя, тащат, тащат эту дребедень на свои стены. Тут уж приходится сталкиваться с теми «святыми простаками», что из лучших побуждений будут подкладывать хворост в костёр своим гениям.

Ну, а демотиваторы-то? Ведь кто-то же рисовал их в изрядном числе и в одном и том же ключе? Кто-то раз за разом вбрасывает их – на радость не читавшим и осуждающим? Что же, тоже – исключительно из любви к искусству?..

Итак, налицо масштабная, организованная и проплаченная кампания против русского национального писателя. Возникают вопросы: почему именно Солженицын стал в очередной раз мишенью для такой ожесточённой травли? И кому она нужна, кто заказывает музыку?

На вопрос почему ответить несложно. Задача разномастных провокаторов и их хозяев – лишить русских их героев и пророков. И, вот, под ударом – в который раз! – оказываются «белогвардейцы»! «Власовцы-хрустобулочники, которые поголовно Царя предали и нашу советскую Родину Антанте продавали…» Коммунисты, «православные сталинисты», провокаторы, обряженные в монархические ризы – всем выданы методички, и все брошены в атаку. И точно также – в который раз! – главным врагом становится Солженицын! Который, как и Белые, был не ко двору ни Совдепу, ни Западу, ни либералам, ни сталинистам. Потому что носители русской идеи, отстаивающие всегда и всюду русское имя, русскую историю и традицию, не могут быть ко двору русофобам всех мастей. Они для них самые непримиримые, самые опасные, самые ненавистные враги. И тем более, когда неотступно стоят они в своей правде. И тем более, когда велико значение их, и на весь мир слышен голос.

««…Мы дожили до того, что словоупотребление «русский» как бы под моральным запретом, оно уже кажется дерзким вызовом: а что мы хотим этим «выразить»? от кого «отгородиться»? а как же, мол, остальные нации? Но остальные нации держатся за свои наименования увереннее нас. Сегодня и особенно официально пытаются внедрять термин «россияне». Смысловая клетка для такого слова есть, да, как соответствующая необходимому прилагательному «российский». Однако слова этого не услышишь ни в каком простом, естественном разговоре, оно оказалось безжизненно. Ни один нерусский гражданин России на вопрос «кто ты?» не назовет себя «россиянином», а с определенностью: я татарин, я калмык, я чуваш, либо «я русский, если душой верно чувствует себя таковым. И в остатке расплывчатое «россияне» достается нам в удел разве что для официальных холодных обращений да взамен полного наименования гражданства. Но никогда нам не определиться и не понять самих себя, если примем негласный запрет называть себя «русскими»», — говорил А.И.

Эту-то русскость и невозможно вынести ни тем, кто желает нас вновь осоветить, ни тем, кто нас так настойчиво ороссиянивает, стыдясь и боясь самого слова – «русский»!

Отнимите у народа его гениев, его пророков, его героев, убедите его в том, что все они были врагами и негодяями, и ничто уже не будет препятствовать тому, чтобы вместо них возвести на пьедестал настоящих врагов и негодяев. В этом суть нынешней борьбы и с Белым движением, и с Солженицыным. И в борьбе этой внимательные и чуткие люди уловят прообраз борьбы куда более страшной, борьбы главной. Отнимите у народа Христа, убедите его в том, что он и его апостолы были разбойниками и шарлатанами, и ничто уже не будет препятствовать тому, чтобы возвести на престол Того, что вместо… И над этим главным сколькие же хлопочут теперь! От воинствующих наследников Губельмана типа т. Юлина до неоязычников… И как удобно им для вящей убедительности приводить в пример каких-нибудь недостойных служителей Церкви! Точно также борцы с «белогвардейцами» всегда обеспечены материалов для дискредитации – в виде каких-нибудь петлюровцев, позволяющих себе марать белое знамя и имеющих на то полный карт-бланш от заказывающих музыку.

В сущности, приведённые механизмы весьма нехитры. Однако, к нашему несчастью, эффективны. Ведь духовная смута, в которой мы живём который год – самая лучшая среда для соблазнения «малых сих».

Впрочем, Белую Идею не смог уничтожить весь истребительный ХХ век. А о Солженицына, как о скалу, разбились все те, кто надеялся его сокрушить. А посему призыв «гасить свечи» оставим на совести персонажа известной советской оперетты. Борьба продолжается, и по тому бешенству, какое наблюдаем мы в наших врагах, врагах нашего Отечества, можно уверенно заключить, что борьба эта отнюдь не бесплодна.

Елена Семёнова
для Русской Стратегии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

О русофобских цитатах Ленина и его последователях

Автор и ведущий программы «Русский ответ» Андрей Афанасьев отвечает на упреки поклонников Ленина в обнародовании неточных цитат о русофобии вождя мирового пролетариата

Цикл наших выпусков программы «Русский ответ» о Ленине, Марксе и других деятелях коммунистической направленности вызвал бурную реакцию среди левых сообществ в социальных сетях. Итак, отвечаем на вопросы многоуважаемой публики.Как мы поняли из обзора левых блогеров, подлинность этих цитат сомнению не подвергается, а наших оппонентов не устраивает трактовка. Ну что ж, тут, что называется, есть пространство для дискуссии. Признав свою ошибку, мы убедительно просим и вас при агитационно-пропагандистской работе использовать исключительно подтвержденные источники.Признаем, что при подготовке материала редакторы допустили ряд грубых ошибок, за что были сурово наказаны. Приносим свои извинения аудитории Телеканала «Царьград». Уже следующий ролик на эту тему под названием «Цитаты Ленина, за которые стыдно» цитирует исключительно полное собрание сочинений вождя мирового пролетариата.

Помимо этого, был задан вопрос, с какой целью ведущий программы «Русский ответ», то есть я, делает явный акцент на еврейском происхождении Карла Маркса и матери Ленина Марии Бланк. И тут сразу в воздухе начинает пахнуть обвинениями в антисемитизме.
Нет, мы не по этой части. Национальность этих людей была указана для того, чтобы объяснить, что русский народ для них во многом чужой, и что сама идеология марксизма ничего общего с русской традицией не имеет. Кстати, делаем мы это не только в отношении еврея Маркса, но и немца Энгельса.

Почему вы не возмутились по его поводу? Или вы считаете, что евреи чем-то хуже или лучше немцев? Да и вообще, почему кто-то должен стесняться и так болезненно скрывать свою национальность? Маркс вот был евреем, я — русский, можете везде об этом говорить, я не обижусь. Вообще, эта нарочитая попытка марксистов обвинить всех в ксенофобии и нетерпимости — любопытная штука. Вы вообще в курсе, что Энгельс, например, приветствовал уничтожение целых народов просто потому, что они недостаточно прогрессивны?

О русофобских цитатах Ленина и его последователях История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Среди всех больших и малых наций Австрии только три были носительницами прогресса, активно воздействовали на историю и еще теперь сохранили жизнеспособность; это немцы, поляки и мадьяры. Поэтому они теперь революционны. Всем остальным большим и малым народностям и народам предстоит в ближайшем будущем погибнуть в буре мировой революции. Поэтому они теперь контрреволюционны.

(Ф. Энгельс Борьба в Венгрии. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., 2-е изд., т. 6., С. 178).

О русофобских цитатах Ленина и его последователях История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

При первом же победоносном восстании французского пролетариата, которое всеми силами старается вызвать Луи Наполеон, австрийские немцы и мадьяры освободятся и кровавой местью отплатят славянским народам. Всеобщая война, которая тогда вспыхнет, рассеет этот славянский Зондербунд и сотрет с лица земли даже имя этих упрямых маленьких наций. В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом.

(Ф. Энгельс Борьба в Венгрии. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., 2-е изд., т. 6., С. 186).

О русофобских цитатах Ленина и его последователях История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Уничтожение целых народов — это прогресс. Далее насчет миллионов убитых и изгнанных русских из-за представлений Ленина об обществе. Потребовав подтверждение этого факта, вы, видимо, не признаете, что после октябрьского переворота у нас в стране произошли события, которые привели к миллионам жертв, в первую очередь среди русского народа. Что ж, вы сами попросили, вот, например, часть данных, опубликованных кандидатом исторических наук Вадимом Эрлихманом в работе «Потери народонаселения в XX веке»:
Только от государством санкционированного красного террора в годы Гражданской войны погибли порядка одного миллиона двухсот тысяч человек. Это в четыре раза больше жертв белого террора, наличие которого никто не отрицает. Жертвы террора — не те, кто погиб на фронтах той трагической братоубийственной войны, а именно мирные жители. По данным той же самой книги, эмигрировали из страны два миллиона человек. Стоит ли говорить про то, что было в нашей стране после Гражданской войны?

О русофобских цитатах Ленина и его последователях История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Ну и, наконец, не могу не ответить на это ваше высказывание:

«Всего за годы Великой Отечественной войны в коммунистическую партию Советского Союза вступили более пяти миллионов человек. Почти половина состава Красной армии во время войны были коммунистами или комсомольцами. За годы войны отдали свою жизнь во имя победы около двух миллионов коммунистов. 3500 комсомольцев были удостоены звания Героев Советского Союза. На основании чего Андрей Афанасьев называет всех этих людей представителями «маргинальной секты»?»

Маргинальной сектой являются те люди, которые идеи марксизма ставят выше служения Родине и своему народу. Я говорю о секте, чьи съезды, например, второй съезд РСДРП, проходили в Брюсселе и Лондоне.

В претензии к нам было сказано, что три с половиной тысячи комсомольцев были удостоены звания Героя Советского Союза в годы Великой Отечественной войны. Это произошло, потому что они были комсомольцами или потому что они были героями? Я уверен, что в годы войны подвиг народа был не идеологический, а патриотический. Это была война за выживание, за своих детей, за свою землю, а не за Маркса и Энгельса. Патриотизм, любовь к Родине не могут быть «красными», «белыми» или «зелеными». Они либо есть, либо нет. Я люблю Россию всю, без остатка, и древнюю, и царскую, и советскую. Не потому что мне нравятся или не нравятся политические режимы, просто потому что это моя Родина. Любите ли вы Россию, всю, в том числе и ту, с которой вы не согласны?

О русофобских цитатах Ленина и его последователях История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Ну и теперь немного о личном. В своем ролике, помимо справедливого указания на неточности в нашей работе, вы так же отметили и другие детали моей деятельности, которые вас раздражают:

Пара слов о ведущем программы. Кроме распространения фальшивых цитат и оскорбления ветеранов Великой Отечественной войны, Андрей Афанасьев занят, может быть, вы слышали, нападками на девушек, не соблюдающих чистоты патриархальных отношений, и гомосексуалистов.
Весьма любопытно слышать обвинения в оскорблении ветеранов от человека, который выступает против акции «Бессмертный полк» и «Георгиевская ленточка». Вы в своих видео, в частности, задаетесь вопросом, какое отношение православный святой Георгий Победоносец имеет к событиям тех дней.

Этот вопрос лучше адресовать Иосифу Джугашвили-Сталину: зачем он, материалист, глава атеистической партии, ввел похожие на имперские погоны в своей Красной армии? Зачем восстановил офицерские и генеральские звания, похожие на царские? Зачем ввел ордена царских генералов и адмиралов в социалистическом государстве? Зачем ввел орден Александра Невского, православного святого? И, о ужас, в атеистическом государстве, уже почти уничтожившим всех православных архиереев, принимал трех оставшихся в Кремле лично и разрешил избрать патриарха? Да еще и не одного при своей жизни.

Видимо, он был хорошим тактиком и понял, что в годы опасности для своей власти необходимо говорить с народом на понятном ему языке. Вот отрывок из выступления блогера, обличающего «Бессмертный полк»:

Необходимо не верить, а знать. Знать, что война эта была столкновением не Гитлера со Сталиным, не двух держав и даже не Европы с Советским Союзом, а столкновением двух противоположных общественных и экономических формаций, знать, что победу одержало социалистическое государство, в основе которого был заложен принцип материальности окружающего нас мира.

Если бы победа в Великой Отечественной войне была победой идеологии, то тогда бы миллионы людей по нашей стране и всему миру в этот день несли портреты Маркса, Энгельса и Ленина. А мы несем портреты наших отцов, дедов и прадедов. И это, пожалуй, лучшее доказательство того, что в войне победил народ, а не ваша идеология.
Ну и, конечно, приятно видеть, что вы цените мою работу и знаете, против чего я выступаю. Да, мне не понравилась та вакханалия, которую устроили немногочисленные, но яркие обладательницы шаткой нравственной позиции в дни проведения чемпионата мира по футболу. Считаю аморальное поведение недопустимым. Вы говорите о патриархальных отношениях, как о чем-то плохом. Какие отношения в семье у вас? Практикуется ли матриархат или какая-нибудь любопытная форма полигамии? И отдельно благодарю вас за то, что защищаете гомосексуалистов от меня, грешного и патриархального. Получается, что вы в своем видео от лица своих сторонников и кураторов выступили в защиту распутного поведения женщин и гомосексуалистов.

Каждый выбирает союзников себе по душе. Поправьте меня, если я не прав, можете даже подробнее изложить марксистскую позицию по данному вопросу.

А за замечания по делу благодарю.
+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

РАСКАЗАЧИВАНИЕ

Сразу после революции большевики развернули масштабную кампанию террора в казачьих областях. Надо отметить немаловажную особенность — так называемое «расказачивание» не вписывалось даже в жестокую логику Гражданской войны, в принципы «революционной целесообразности». Оно вообще выглядело иррациональным. Геноцид обрушился на те районы, где Советская власть уже победила. Значительная часть казаков приняла ее добровольно, выражая готовность воевать на стороне красных.

Впрочем, в конце 1918 – начале 1919 года многим казалось, что Гражданская война заканчивается. Бурлили революции в Германии, Венгрии, Турции, Болгарии. Немецкие интервенты уезжали. Красная Армия вступила на Украину и в Прибалтику. Побеждала на востоке, продвигалась на Урал. Белогвардейский Дон обтекала с разных сторон. К казакам, изнемогавшим на позициях, засылались агитаторы. Внушали: «Неужели вы надеетесь устоять против всей России? Мы вашего не трогаем, и вы нас не трогайте. Идите по домам». Под Рождество Христово три полка бросили фронт. Пошли домой встречать праздник. Среди застолий, веселых песен по станицам появились большевистские агенты с пачками «николаевских» денег. Водку выставляли ведрами. Только в Вёшенской на угощение станичников было пущено 15 тысяч рублей. Разгулявшись, казаки на сходах признали Советскую власть. Во фронте образовалась брешь, куда двинулись красные. Казаки встречали их хлебом-солью…

Но вместо примирения грянул кошмар… Еще в октябре 1918-го нарком по военным и морским делам Троцкий принялся формировать военно-революционные трибуналы. Они не имели никакого отношения к судопроизводству. Это были не суды, а карательные отряды, многочисленные и отлично вооруженные. Их заблаговременно сосредоточили в казачьих областях. А казачьих лидеров, воевавших на стороне красных, убрали. На Северном Кавказе допекли командарма Сорокина, спровоцировали на мятеж и уничтожили. Популярного Миронова перевели с Дона на Западный фронт. А донские полки, перешедшие на сторону большевиков, загнали в эшелоны и повезли на Урал.

В середине января в Москве состоялось совещание начальников политотделов фронтов. Проводил его Свердлов. Очевидно, как раз на этом совещании были уточнены детали предстоящей акции. 24 января 1919 года издана циркулярная директива Оргбюро ЦК за подписью Свердлова. В ней говорится:

Дмитрий Шмарин. «Гражданская война. Расказачивание»«Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления.

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести беспощадный массовый террор ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам…» Предписывалось также «провести… в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли».

Отметим, что Оргбюро являлось канцелярским органом ЦК. Решать политические вопросы оно не имело права. Даже с точки зрения большевистской «законности», документ был сомнительным. Однако кампания была уже подготовлена, директива дала ей старт. Впоследствии член Донревкома Рейнгольд докладывал Ленину: «Мы бросили вызов казакам, начав массовое их физическое истребление. Это называлось расказачиванием; этим мы надеялись оздоровить Дон, сделать его если не советским, то покорным и послушным Советской власти… Бесспорно, принципиальный наш взгляд на казаков, как на элемент, чуждый коммунизму и советской идее, правилен. Казаков, по крайней мере огромную их часть надо будет рано или поздно истребить, просто уничтожить физически…»

Запрещалось само слово «казак», ношение традиционной формы. За нарушение — расстрел. Станицы переименовывали в волости, хутора — в села (Цимлянская стала Свердловском, Константиновская — городом Розы Люксембург). Казаков облагали крупной контрибуцией, отбирали подчистую продовольствие, обрекая на голодную смерть. Тут же покатились расправы. В 1931 году Шолохов писал Горькому: «Не сгущая красок, я нарисовал суровую действительность, предшествующую восстанию, причем сознательно упустил факты, служившие непосредственной причиной восстания, например, бессудный расстрел в Мигулинской 62 казаков-стариков или расстрелы в Казанской и Шумилинской, где количество расстрелянных в течение 6 дней достигло 400 с лишним человек».

Очевидцы рассказывали: «Смертные приговоры сыпались пачками. Расстрелы производились часто днем на глазах у всей станицы по 30–40 человек сразу, причем осужденных с издевательствами, с гиканьем и криками вели к месту расстрела. На месте расстрела осужденных раздевали догола, и все это на глазах у жителей. Над женщинами, прикрывавшими руками свою наготу, издевались и запрещали это делать». «Беззаконным реквизициям и конфискациям счет нужно вести сотнями тысяч. Население стонало от насилий и надругательств. Нет хутора и станицы, которые не считали бы свои жертвы красного террора десятками и сотнями. Дон онемел от ужаса…»

В Урюпинской казнили по 60–80 человек в день. В Вёшенском соборе устроили позорное «венчание» 80-летнего священника с кобылой. В Морозовской комиссар Богуславский убивал людей собственноручно. Позже нашли двести изуродованных трупов со следами истязаний — мужчин, женщин, детей. У члена Реввоенсовета армии Якира действовал «собственный» карательный отряд из 530 китайцев — уничтожил 8 тысяч человек. Но перебить всех казаков было трудно, и предусматривались иные меры. Член РВС фронта Сокольников требовал «немедленно приступить к постройке и оборудованию концентрационных лагерей». Его коллега Сырцов телеграфировал в Вёшенскую: «Приготовьте этапные пункты для отправки на принудительные работы в Воронежскую губернию, Павловск и другие места всего мужского населения в возрасте от 18 до 55 лет… За каждого сбежавшего расстреливать пятерых».

Геноцид на Дону получил широкую известность благодаря роману Шолохова. Но осуществлялся он во всех казачьих областях! На Тереке бойню устроили еще раньше, в октябре-ноябре 1918-го, натравили «революционных» горцев резать казаков. На Урале бесчинствовал нарком внутренних дел Петровский, ставил задачу: «С казачеством нужно покончить». Впоследствии уполномоченный из Москвы Ружейников, прибывший в Уральск специально для исправления «перегибов», выпустил из тюрем 2 тысячи казаков как невинно арестованных. А скольких не выпустил? И сколько уже лежало в земле? Геноцид обрушился и на Оренбургское, Астраханское казачество. Даже на казачьи части, сражавшиеся на стороне красных! Так, была расформирована и подверглась репрессиям кубанская бригада Кочубея.

Но и результат стал одинаковым — на Дону, Урале, Тереке, в Оренбуржье. В разных местах, независимо друг от друга, заполыхали восстания. Сначала красное командование не придало этому большого значения. Оно уже успело разоружить казаков, а похожие бунты крестьян научилось подавлять быстро и легко. Но казаки-то были воинами! Привычными к спайке, к самоорганизации. Сами формировали сотни и полки, выбирали командиров. Громили палачей внезапными налетами, добывали в боях оружие. В Москве спохватились и заговорили об «ошибках». 16 марта, в день смерти Свердлова, ЦК партии отменил директиву о геноциде. Однако на деле он все равно продолжался. Теперь — под предлогом подавления восстания.

В приказе №100 от 25 мая 1919 года Троцкий писал: «Солдаты, командиры и комиссары карательных войск!.. Гнезда бесчестных изменников и предателей должны быть разорены. Каины должны быть истреблены. Никакой пощады к станицам, которые будут оказывать сопротивление!..» Как видим, слово «каратели» отнюдь не было ругательным! Ему придавали героический оттенок. Создавались специальные команды факельщиков, жгли хутора и станицы, население истреблялось. Кстати, сваливать все преступления на личные инициативы Троцкого, Свердлова и примыкавшей к ним группировки было бы совершенно некорректно. Документы показывают, что и Ленин был в курсе «расказачивания». Он отнюдь не возразил на приведенный выше доклад Рейнгольда, что «казаков, по крайней мере огромную их часть надо будет рано или поздно истребить». И даже после формальной отмены свердловской директивы Владимир Ильич не намеревался давать казакам реальных послаблений.

20 апреля Ленин телеграфировал Сокольникову: «Верх безобразия, что подавление восстания казаков затянулось». 24 апреля разъяснял ему: «Если Вы абсолютно уверены, что нет сил для свирепой и беспощадной расправы, то телеграфируйте немедленно. Нельзя ли обещать амнистию и этой ценой разоружить? Посылаем еще двое командных курсов». О том же Ленин писал Склянскому (заместителю Троцкого), Луначарскому — послать на Дон дополнительные войска, побольше чекистов, двинуть «массовое переселение на Дон из неземледельческих мест для занятия хуторов». Только 3 июня, когда не помогли ни карательные отряды, ни обманные амнистии, Владимир Ильич заговорил о мелких уступках. Указывал Реввоенсовету Южного фронта: «Держите твердо курс в основных вопросах и идите навстречу, делайте поблажку в привычных населению архаических пережитках» — речь шла лишь о снятии табу со слов «казак», «станица», а также о разрешении носить штаны с лампасами…

Но было уже поздно. Казаки большевикам больше не верили. Дон, Кубань, Терек, Урал, Оренбуржье выпали из-под советского влияния. Это сломало и Южный, и Восточный фронты. Вместо окончания Гражданской войны раскрутился новый ее виток. Пролились новые моря крови. А казачий геноцид, по оценкам современных исследователей, унес свыше миллиона жизней. Хотя подобные оценки остаются весьма приблизительными. Кто их считал — убитых и замученных?

Однако остается открытым вопрос о причинах чудовищного преступления. Чтобы понять их, надо коснуться глобальных планов большевиков. Какое светлое будущее они намеревались строить? Если мы обратимся к изначальным проектам «военного коммунизма», то увидим — намечалось кардинально переделать не только государство, но и людей. Перечеркивалась вся прежняя история России, ее культура. Перечеркивалась преемственность с Российской империей. Но именно казачество в такие проекты не вписывалось. Оно строго и бережно хранило традиции — исторические, воинские, культурные. Невзирая на различия в политических взглядах, казаки всегда были патриотами. Они в свое время формировали Российскую империю, и пояс казачьих войск по границам как бы скреплял ее. Ну, а ко всему прочему, они во все времена называли и осознавали себя «воинами Христовыми». Призванными не по мобилизациям, а самим Господом. Казак — воин всегда. Его служба — от рождения до смерти. Служба Отечеству. Даже те казаки, кто принимал сторону красных, изобретали для себя особый «казачий большевизм». Сберегали привычный уклад жизни, не отрекались от веры в Бога. В общем, для социальных экспериментов оказывались совершенно неподходящим материалом. А в процессе превращения России в «растопку» неизбежно стали бы камнем преткновения. Следовал вывод — не лучше ли их совсем уничтожить?..

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЦИТАТЫ ЛЕНИНА, ЗА КОТОРЫЕ КОММУНИСТАМ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО

Публикуем выдержки из полного собрания сочинений Владимира Ульянова-Ленина, в которых раскрывается природа его отношения к России и русскому народу.

7 ноября КПРФ и другие левые организации отмечали свой праздник – день октябрьского переворота. Он стал одной из ключевых отправных точек в череде трагических событий начала XX века. Ранее, в дни празднования столетия комсомола, мы подготовили цитаты Ленина о России и русском народе, которые в полной мере раскрывали сущность этого политического деятеля и его звериной русофобии.

Наш материал вызвал крайнее возмущение коммунистов и сочувствующих всех мастей, многие стали требовать указать точные источники каждой цитаты, об этом чуть позже. А сегодняшний материал подготовлен на основе работ доктора исторических наук, главного научного сотрудника Института российской истории РАН Владимира Михайловича Лаврова. Его книгу «Ленин против России» можно легко найти в интернете. Все цитаты будут из собрания сочинений кумира коммунистов.

Ленин-предатель

…нельзя великороссам «защищать отечество» иначе, чем желая поражения во всякой войне царизму; «неверен лозунг «мира», лозунгом должно быть превращение национальной войны в гражданскую войну»; «наименьшим злом было бы поражение царской монархии и ее войск.

(Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.26 С. 108-109, 6; Ленинский сборник. Т.2 С.195)

Помимо этого, в начале Первой мировой войны Ленин писал: «Не может подлежать ни малейшему, абсолютно никакому сомнению, что наименьшим злом было бы теперь и тотчас — поражение царизма в данной войне. Ибо царизм во сто раз хуже кайзеризма» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 49, С. 14). Что это, если не убедительное доказательство того, что Ленин ненавидел именно Россию и русских?

ЦИТАТЫ ЛЕНИНА, ЗА КОТОРЫЕ КОММУНИСТАМ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Германский император, казалось бы, такой же узурпатор с точки зрения революционеров, вызывал у вождя гораздо меньше ненависти, равно как и Германская империя. Наша же вина, видимо, была в том, что империя была Российской, а царь – русским.

Ленин — террорист

И вновь мы обратимся не к работам историков, которых наши коммунисты будут рады обвинить в предвзятости. Пожалуйста, снова полное собрание сочинений Ленина:

Пенза Губисполком… провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города.

(Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50 С. 142)

ЦИТАТЫ ЛЕНИНА, ЗА КОТОРЫЕ КОММУНИСТАМ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Концентрационный лагерь – оружие любой тоталитарной власти. Но только большевики с таким упоением использовали его против собственного народа. Скорее всего, потому, что наш народ ни Ленин, ни его приспешники «своим» не считали и предлагали расстреливать «без всякой волокиты»:

Саратов, [уполномоченному Наркомпрода] Пайкесу… советую назначать своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты.

(Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50 С. 165)

Обратите внимание на один любопытный момент: красный террор был объявлен 2 сентября 1918 года после покушения на Ленина, совершенного 30 августа, а запись датирована 22 августа. То есть по сути, террор был подготовлен и реализовывался задолго до события, по официальной версии ставшего его причиной. Ну и теперь — апогей человечности самого человечного человека:

…Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и прикрас.

(Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45 С. 190)

ЦИТАТЫ ЛЕНИНА, ЗА КОТОРЫЕ КОММУНИСТАМ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Не устранить террор, а обосновать и узаконить. Террор против собственного народа, который по своей отсталости не понимает всех прелестей светлого будущего, в которое его погнали. Безусловно, эта ненависть имеет под собой не только политическую, но и нравственную, духовную природу. Думаю, для всех очевидно, что Ленин был отъявленным богоборцем:

Ленин-богоборец

…всякий боженька есть труположество… всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимейшая мерзость… самая опасная мерзость, самая гнусная зараза.

(Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.48 С.226, 227, 228)

Из отношения человека с вечностью вытекает и его отношение к миру вокруг. Человек, ненавидевший Бога, ненавидел и все Его творение. И чтобы быстрее и эффективнее его уничтожить, Ленин в своих трудах открыто призывал упразднить мораль как таковую:

«В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность? В том смысле, в каком проповедовала ее буржуазия, которая выводила эту нравственность из велений бога… Всякую такую нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. Мы говорим, что это обман, что это надувательство и забивание умов… Мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.41. С.309, 311, 313)

Стоит ли удивляться, что первой страной, легализовавшей аборты, стала безбожная советская Россия во главе с Лениным? Удивительно ли, что после революции крупные города захлестнула эпидемия венерических заболеваний, в первую очередь сифилиса, от которого умер и сам Ленин? Если после этих цитат кто-то по-прежнему будет говорить, что Ленин был русским патриотом и желал процветания России и нашему народу, то я умываю руки. Ну а что до источника цитат об «одураченных ивашках» из предыдущего выпуска, то впервые она была опубликована доктором исторических наук Анатолием Григорьевичем Латышевым, который, по свидетельству Владимира Михайловича Лаврова, был последним руководителем сектора произведений Ленина в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и имел доступ ко всем документам. В собрании сочинений Ленина этой фразы не было, видимо, потому что составлялись они коммунистами и в интересах коммунистов. Давайте начнем честно и открыто называть вещи своими именами. Ленин – не та фигура, которую стоит брать на знамена русским патриотам.

Автор:
Афанасьев Андрей

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

100-летие красного террора. Истребление русских правых

После 1917 года едва ли не самым методичным и свирепым был красный террор в отношении участников русского консервативно-политического движения. Оно зарождалось в начале XX века и крепло по мере того, как набирала силу кровавая революционная напасть. Возникший как ответ на нее двухмиллионный Союз русского народа явился естественной реакцией на революционный террор, как моральный, осуществлявшийся через антиправительственную прессу, так и физический, нацеленный в законных представителей власти: чиновников, полицейских, жандармов.
Первой жертвой красного террора можно считать Царя-освободителя Александра II, погибшего в 1881 году от брошенной террористом-народником бомбы. В 1900-е годы революционный террор приобрёл громадный размах. Только в период смуты 1905-1907 гг. террористами было убито и ранено 9000 человек. Исследовавшая тему историк Анна Гейфман определяла тип террориста той эпохи как симбиоз радикала, недовольного пороками жизни, и уголовника.

Им и противостояло правое движение, оформившееся организационно после Царского манифеста 17 октября 1905 года в Союз русского народа. То было истинно русское явление, вобравшее в себя самые разные почвенные слои нации. В СРН вступали выходцы из всех сословий от родовитого дворянства до среднего достатка крестьян и фабрично-заводских рабочих, в основном мастеровых. Так, в рядах Союза русского народа состояло 1500 рабочих Путиловского завода.

Либеральные и социалистические круги видели в русских правых самых заклятых врагов. Именно в 1900-е годы усилиями этой неразборчивой в средствах публики был создан тоталитарный миф о «черносотенцах». Изначально это понятие было лишено отрицательного значения. «Черной сотней» в средневековой Руси называли класс земских, то есть не относящихся к служилому сословию, людей. К ним относились горожане («мещане») и свободные крестьяне.
В условиях разгула революционного насилия, право-монархическое движение носило оборонительный характер.

Однако либералы и леворадикалы всеми правдами и неправдами придавали понятию «черная сотня» крайне негативный смысл, демагогически отождествляя его с невежественными и агрессивными «подонками общества», криминальным элементом. Ложь таких утверждений была очевидна. В рядах монархического движения состояли не только люди простого звания (крестьяне, рабочие, мелкие торговцы), но и представители русской аристократии, интеллигенции. Это было массовое, всесословное, консервативное политическое течение, сплошь русское по национальному составу. Подчеркнем, что у патриотов понятие «русский» всегда имело духовный, а не расовый смысл.
Членами Союза русского народа состояли или примыкали к нему идейно академики К. Грот и А. Соболевский, историки Н. Лихачев и Д. Иловайский, публицисты М. Меньшиков и В. Розанов, врач профессор С. Боткин и химик Д. Менделеев, художники К. Маковский и В. Васнецов, актриса М. Савина и музыкант В. Андреев, митрополит А. Храповицкий и будущий патриарх Тихон. В губернских отделах СРН состояло огромное число православных священнослужителей. Так что утверждения о «союзниках» как насильниках и погромщиках были чистейшими инсинуациями, наглядными примерами того, как вор кричит «держи вора!»

В условиях, когда красный, леворадикальный террор буквально захлестывал страну, попытки отвечать на насилие силой со стороны черносотенцев были единичными. Обычно им приписывают покушения на членов Государственной думы Иоллоса и Герценштейна (никаких доказательств, что эти акции были связаны с руководством СРН, не приводится: их попросту нет), тогда как счет жертвам террора красных банд шел на многие тысячи.
Выдумкой оказывается и утверждение о «союзниках» как устроителях еврейских погромов, что доказано рядом исследователей (например, В. Кожиновым). Нелепым представляется мнимый «антисемитизм» черносотенцев, поскольку стержнем их мировоззрения было Православие, которому совершенно чужд кровный расизм, педалирование же правой прессой национального (еврейского) вопроса, несомненно, носило не расовый, а политический характер.

Тем не менее, черный миф о правых как громилах, уголовниках и боевиках всемерно насаждался, приобретая всемирный масштаб. Слово «черносотенец» стало бранной кличкой. Этот миф теми же кругами с успехом реанимируется и сегодня. По мнению левого культуролога С. Кара-Мурзы (которого не заподозришь в симпатиях к монархии), ныне укоренившийся некогда миф о черносотенцах ловко трансформирован в миф о «русском фашизме» и служит сильным средством манипуляции сознанием, рычагом давления как на патриотическую общественность, так и на Россию в целом на международной арене (оба эти обстоятельства, видимо, и вынуждают руководство страны порой делать резкие высказывания о «русском национализме»).

В Нижегородской губернии правое (черносотенное) движение возникло синхронно с общероссийским – осенью 1905 года. Был создан Союз «Белое Знамя», в который вступили, в частности, инженер Сормовского завода К.Н. Николаев, писательница Наталья Кубаровская, полковник Василий Мошкин, его почетным председателем стал епископ Балахнинский Исидор (Колоколов). Позднее возникли губернские отделы Союза русского народа – Георгиевский, Мининский, имени Михаила Архангела. Разветвленная сеть правых организаций охватывала большинство уездов. Массовая организация «союзников» во главе с мастеровым Семеном Кузьмичем Колотковым действовала на Сормовском заводе.

Бойцы Патриотической дружины (предположительно), 1905 г.

В дни декабрьского 1905 года вооруженного антигосударственного мятежа, охватившего Сормово и Канавино, нижегородские белознаменцы в условиях крайней нехватки войск из-за войны с Японией выступили с инициативой формирования в городе боевой «Патриотической дружины», призванной дать отпор эсеро-большевистским боевикам. Такая дружина численностью до 300 бойцов была сформирована, вооружена по приказу губернатора Константина Фредерикса и под начальством строевых офицеров 237-го Арзамасского полка сыграла важную роль в водворении общественного порядка.

Характеризуя ту сложную ситуацию, нижегородский историк Г. Набатов пишет: «Интуитивное, а затем и сознательное политическое объединение черносотенного населения края… не предшествует, а следует за массовым проявлением противоправных действий «освободителей». Именно революционеры всех мастей и оттенков, сплотив вокруг себя весь протестный, в том числе уголовный и разбойный электорат, в 1905 году объявили войну не только власть имущим, но и законопослушному населению Нижегородчины. По большому счету, началось противостояние, в том числе и кровавое, между теми, кто считал себя блюстителем русской самобытности, законности мирного обновления Отечества и теми, кто попав под влияние сомнительного содержания освободительных идей, одним прыжком, революционным переворотом стремились создать «рай» на Нижегородской земле».
Историк Вадим Кожинов подчеркивает, что историческая правота в оценках положения России в начале XX века, безусловно, принадлежала патриотам-черносотенцам.

Вне закона члены Союза русского народа оказались еще при Временном правительстве. Их травили в печати, изгоняли со службы, часто арестовывали. Но не убивали. После октябрьского переворота за деморализованными и, как правило, не помышлявшими ни о какой политической деятельности «правыми» началась яростная охота. Чекисты включали их в расстрельные списки с тем же рвением, что и бывших жандармов. Известны смертные приговоры с формулировкой: расстрелян как заговорщик, монархист и патриот.
В период красного террора были расстреляны многие активисты русского монархического движения. Кроме прочих в Москве убиты протоиерей И. Восторгов, министр А. Хвостов и доктор А. Дубровин, в Перми – П. Рябов, в Курске – Н. Шетохин, в Одессе – Н. Родзевич, в Петрограде – П. Булацель, Е. Полубояринова и Б. Никольский, в Орле – А. Вязигин, в Вятке – почетный член Нижегородского союза «Белое знамя» епископ Исидор (Колоколов) (подробнее см. здесь http://srn.su/?p=704 ).
В Нижнем Новгороде одной из первых жертв политической мести стал видный публицист, редактор газеты Георгиевского отдела СРН «Козьма Минин», а после февральского переворота – редактор беспартийного еженедельника «Голос нижегородца» Григорий Николаевич Васильев. По приговору Нижегородской ЧК он был расстрелян в отмщенье «за Ленина» на Мочальном острове Волги в ночь на 1 сентября 1918 г.
Там же был убит бывший председатель Георгиевского отдела Союза русского народа настоятель нижегородской Казанской церкви протоиерей Николай Васильевич Орловский – видный благотворитель, педагог и общественный деятель, отец 14 детей. В 1905-1914 годы батюшка Николай состоял учредителем Союза «Белое Знамя», затем одним из лидеров Нижегородского Георгиевского отдела СРН, основателем и редактором-издателем патриотической газеты «Минин».

Прослойка православных священнослужителей в русско-консервативном движении была значительна. Среди погибших в пик красного террора в Нижегородской губернии мы видим протоиерея Михаила Феофановича Сигрианского – члена Союза Михаила Архангела в селе Богородском; священника Николая Михайловича Знаменского – лидера «союзников» в слободе Печеры, а позже настоятеля Никольской церкви с. Павлова. Данные, конечно же, неполные.

Постановлением Арзамасской УЧК от 30.10.1918 был расстрелян лидер Союза Михаила Архангела села Выездного Михаил Иванович Чичканов. Следственное дело рисует нам образ крепкого сельского хозяина и деятельного общественника. Занятие – торговля и сапожное производство, в мировую войну Чичканов производил партии кожаной обуви для Елизаветинского комитета по оказанию помощи раненым воинам. Имел собственный дом, отец 5 детей. В 1911 году избран председателем Выездновского отдела Союза Михаила Архангела. В его рядах состояли 1 дворянин, 1 купец (Д.А. Сурин), 2 православных священника, остальные – местные крестьяне. При отделе была организована «потешная дружина» из школьников, участвовавшая в парадах, устраиваемых в царские дни на Соборной площади Арзамаса. По делам Союза Василий Чичканов неоднократно бывал в Санкт-Петербурге, был лично знаком со многими правыми лидерами, включая В. Пуришкевича, П. Булацеля, А. Шмакова и Г. Замысловского, состоял, по его словам, в переписке с царской семьей, нижегородским губернатором А. Хвостовым, епископом Иоакимом (Левицким).
В деле имеется обращение сыновей обвиняемого, бойцов кавалерийского отряда при штабе Восточного фронта Ивана и Владимира Чичкановых с прошением о смягчении участи престарелого (65 лет) отца, который «со времён революции никакой общественной деятельностью не занимается, одобрил поступление детей в Красную армию и безвреден для советской власти». Тем не менее, 30 октября 1918 года Арзамасская ЧК вынесла В.И. Чичканову смертный приговор, скреплённый подписями следователя Губанова и председателя ЧК Зиновьева. На допросах подсудимый вёл себя с редким достоинством, заявив: «Я православный христианин, крепко верую во Христа, исповедую святую Соборную и Апостольскую церковь и буду стоять за свою веру до последней капли крови».
В том же году товарищ председателя Выездновского отдела СРН Алексей Павлович Леднёв был заключен в концлагерь «на всё время гражданской войны». Кроме него из членов Выездновской организации были репрессированы А. Латашев, Н. Златницын, А. Горин, Н. Ерофеев, Н. Зорин, С. Пупков, И. Чичканов, М. Сотин, А. Толоконкин, А. Прокудин.
Террор против деятелей национально-консервативного движения продолжался и в последующие годы. В числе прочих в 1919 г. оказался в застенке Губчека Гавриил Стрелков. В 1930 г. по приговору Тройки ОГПУ расстрелян В.Ф. Клочьев. В 1935 г. осужден на 5 лет концлагеря лидер сормовских «союзников» С.К. Колотков. В 1938 г. тот же лагерный срок получила бывшая активистка союза «Белое Знамя» Анна Осиповна Мышатина, на допросах державшая себя с завидным достоинством и не предавшая горячо любимого ею Государя Императора Николая II.
Такова судьба деятелей русского консервативного движения, выступавшего в начале XX века на общественной арене с позиций защиты гражданского мира, национальных традиций и самой государственности от преступных посягательств революционных экстремистов. Их деятельность, честь и имена нуждаются в безусловной моральной реабилитации.

Литература и источники
Беляков А., Дегтева О., Сенюткина О., Смирнов С. Политические репрессии в Нижегородской области 1917-1953 гг. Н. Новгород, 2017.
Кожинов В. Черносотенцы. М., 2004.
Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М., 2006.
Общественно-политические процессы, партии и движения в Нижегородской губернии в конце XIX – начале XX вв. Под редакцией Г.В. Набатова. Н. Новгород, 2001.
Нижегородский гарнизон в смуту 1905 года. // Смирнов С.А. В плену у красного молоха. Потаённые страницы истории Нижегородского края. М.: Традиция, 2018.
ГКУ ЦАНО. Ф. 2209. Оп. 3. Д. 21107 по обвинению Чичканова В.И.
Там же. Д. 2899 по обвинению С.К. Колоткова.
Станислав Смирнов

для Русской Стратегии

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

Красный террор в Крыму после Врангеля глазами советской печати

Крымская трагедия 1920-1921 гг. отражена во многих источниках. Ее эпизоды запечатлелись в воспоминаниях современников, документах органов власти и материалах архивно-следственных дел. Сохранились расстрельные списки, позволяющие установить имена сотен наших соотечественников, погибших в ходе террора. Много информации о ситуации в регионе в первые месяцы после окончательного установления советской власти в ноябре 1920 г. содержит местная пресса. Описывая успехи Крымской партийной большевистской организации в советском строительстве, авторы публикаций не обходили молчанием и тему репрессий.

Ведение наглядной агитации, издание газет и журналов, в руках победителей было действенным инструментом воспитания масс в коммунистическом духе. Основным рупором «диктатуры пролетариата» на полуострове стала газета «Красный Крым». Первый выпуск газеты вышел 17 ноября 1920 г. Несмотря на то что к материалам издания историки и исследователи неоднократно обращались в советский период и продолжают обращаться до настоящего времени, этот источник не был в достаточной мере изучен.

Нами проанализированы выпуски «Красного Крыма» за ноябрь и декабрь 1920 г. – месяцы, когда насилие в регионе имело особый размах.

Поначалу передовицы газеты вселяли надежду, что победители проявят милосердие.

«Черный барон сброшен в море, — читаем в первом выпуске. — Его защитники и идеологи трепещут. Они, бывшие ветошным» голосами о гибели культуры в Советской России, о жестокостях крас­ного режима, они, молчавшие о раз рушении школы и элементарных благ человеческой культуры в Крыму осмелившиеся просить только с снятии повешенных с телеграфных столбов крымских городов и упорно молчавшие о пытках и застенках белого террора, они увидят народную культуру пролетарской России и почувствуют великодушие и силу Красной Армии»[i].
«Занятие Крыма – конец гражданской войны, — читаем другую передовицу. – Конец истреблений социалистической молодежи, конец траты всей энергии и всех сил страны на нужды войны. Занятие Крыма – это начало социалистического строительства страны, это собирание культурных сил на дело воссоздания нормальной трудовой жизни.

Это начало мирного производительного труд и творчества нового строя, которому гражданская война препятствовала. Теперь она окончена!
Товарищи! Смыкайте ряды для новой борьбы. Но уже борьбы бескровной, борьбы духа, борьбы творчества»[ii].
Далее сообщалось о вступлении красных войск в Севастополь. Отмечалось, что «десятки тысяч бывших солдат Врангеля, оставшихся генералов, регистрируются и направляются на север»[iii].
Отметим, что «отправить на север» не всегда было эвфемизмом расстрела. Некоторое количество военнопленных действительно отправили в северные концлагеря и на восстановительные работы в шахты Донбасса. Часть белых приняли в ряды Красной армии, и они спешили доказать свою лояльность советской власти. Характерный пример – резолюция общего собрания красноармейцев автобатальона при 2-й Конной армии, опубликованная во втором выпуске газеты «Красный Крым» 24 ноября 1920 г.:
«Мы, солдаты автобатальона бывшей русской армии, собравшись на общее собрание 20 ноября 1920 года, заслушав доклад товарищей Ионова и Ганцевича по текущему моменту и задачах пролетариата, единогласно вынесли следующую резолюцию:

Находясь в рядах белой армии по принуждению и введенные в заблуждение болтовней соглашательских вождей, испытали на себе всю тяжесть белого террора: мы были бесправны, обезличены и все время находились под пятой бароновского сапога. Теперь же, освобожденные доблестной Красной Армией из-под ига золотопогонников и приня­тые в общую семью Красной Армии, все единогласно клянемся выполнить все обязанности, возложенные на нас Рабоче Крестьянским Правительством, и работать не за страх, а за совесть, дабы смыть с себя пятно позора пребывания в рядах армии барона Врангеля и доказать своим трудом, что наше место только в рядах трудящихся.
Шлем горячий привет своим север­ным товарищам и восторгаемся их трех летней героической борьбой за освобождение трудящихся всего мира.

Долой буржуазную ложь, да здрав­ствует пролетарская правда.
Да здравствует доблестная Красная Армия, несущая освобождение всему миру трудящихся.
Да здравствует пролетарский штаб — 3 й Коммунистический Интернационал»[iv].
Надо сказать, что принятие бывших врангелевцев в ряды Красной армии в будущем не оберегало их от ареста, отправки в концлагерь или расстрела.

Устанавливая свой режим, победители уделяли довольно много внимания разъяснению сущности «диктатуры пролетариата» и обоснованию дискриминационных мероприятий в отношении «буржуазии».
Так, уже во втором выпуске «Красного Крыма», на первой полосе опубликовали статью «Демократия и диктатура». В ней западная модель демократии преподносилась как скрытая форма диктатуры буржуазии, направленной на подавление рабочего класса, а большевистский режим истинным выразителем воли рабочих и крестьян.
«Всеобщее избирательное право, свобо­да печати и собраний—все это не что иное, как орудия буржуазного господства против трудящихся масс, все это лишь пустые звуки и наглый обман. Буржуазия дает трудящимся массам эти кажущиеся свободы только потому, что она знает, что они по их материальным условиям не в состоянии пользоваться ими. Буржуазия не допускает даже того, чтобы пролетарии стали сознательными и поняли свою судьбу. Через своих священников и учителей, в церквях и школах, она сознательно и систематически учит их уважению к буржуазному строю и слепому повиновению царям, капиталистам и помещикам».
В отличие от буржуазной демократии, пролетарская диктатура «создает необходимые материальные условия осуществления политической воли рабочих и крестьян». Советы определялись как «политическая форма диктатуры пролетариата» и противопоставлялись парламентам в западных странах.
«Совет – это не говорильня, подобно парламенту. Издавая законы, он и приводит их в исполнение. Он не болтает, а работает. Вот почему пролетарская власть не может допустить, чтобы в советы попадали буржуазные элементы.
<…>
Пролетарская диктатура, подавляя буржуазию и лишая ее всех прав, передает все права рабочим и крестьянам. Пролетарская диктатура означает для трудящихся самую полную демократию»[v].
В том же номере опубликовали распоряжение о запрете выезда за пределы Крыма. Отныне вплоть «до особого распоряжения» люди не могли покинуть полуостров.
Ходатайства общественности (в том числе видных деятелей науки) об освобождении арестованных либо смягчении их участи ответственные за красный террор сотрудники особых отделов не только оставляли без удовлетворения, но и отвечали просителям в пафосном и издевательском тоне. Эти материалы также публиковались на передовицах газеты.
Так, 27 ноября 1920 г. на первой странице разместили ответ начальника Особого отдела (ОО) 6-й армии Николая Быстрых ректору Таврического университета Владимиру Вернадскому, который накануне просил сохранить жизнь бывшему министру продовольствия, торговли и промышленности второго краевого правительства Александру Стевену.
Статья вышла под заголовком «Смерть врагам трудящихся», а заканчивалась фразой: «Врагам трудящихся один ответ – смерть»[vi].
В этом же номере опубликовали разъяснение Крымревкома, что со всеми ходатайствами по поводу арестованных следует обращаться в ОО 6-й армии[vii]. Так гражданские органы власти исключали возможность апеллировать к ним.
Три дня спустя, 30 ноября 1920 г., за подписью Быстрых на первой полосе газеты опубликовали заметку «По заслугам», в которой сообщалось о расстреле бывшего управляющего Таврической казенной палатой, Александра Барта[viii].
В декабре 1920 г. в городах полуострова состоялись похороны жертв «белого террора». Эти мероприятия были использованы пропагандой не только для прославления памяти «мучеников революции», но и для обоснования массовых казней людей, отнесенных к числу потенциальных, реальных и мнимых врагов.
Передовица выпуска от 5 декабря 1920 г., почти целиком посвященного мемориальным мероприятиям, связанным с перезахоронением останков казненных белыми партизан и подпольщиков открывалась статьей «Белый и красный террор». Ее автор, некто М.Марголин, оправдывал деятельность ЧК и особых отделов, доказывая необходимость жесткой борьбы со всеми противниками советской власти:
«Буржуазия, а за ней в припляску меньшевики и эсеры всех государств и всех народов захлебываются в своих измышлениях о «зверствах» наших чрез­вычаек о «насилиях», творимых боль­шевиками.
Но ни единым словом не обмолвились эти борзописцы, эти продажные лакеи капитала о том, что творится в царствах Врангеля и Деникина, где разгулявшаяся, рассвирепевшая буржуазия творит суд и расправу над про­летариатом.
Сегодняшний день, день похорон жертв контрреволюции, раскроет, наконец, перед всеми рабочими Симферопо­ля и всего Крыма тайны буржуазных контрразведок.
Кто наши покойники? Кого мы хо­роним сегодня?
Вчитайтесь, товарищи рабочие, в имена и фамилии усопших, откройте покрывало и всмотритесь в эти изуродованные лица растерзанных, замученных трупов.
Чего отшатнулись?
Узнали своих?

Да, это ваши старые знакомые, это ваши по плоти и крови, по нужде, по борьбе и труду.
За что вырвали из ваших рядов, за что их убили?
За то, что в то время, когда рабочее движение, руководимое меньшевиками, похоронили на кладбище, они не молчали, они не стали рабами.
За то, что это время, когда <…> другие вели торг с буржуазией, сидели за одним столом с пьяными генералами, обещая им держать рабочих на привязи, они не пресмыкались перед вре­менно восторжествовавшей контрреволюцией.
Воспитанные в горниле рабочей революции, выкованные стальной коммунистической партией, они, рабочие-коммунисты, остались свободными, гордыми, смелыми, до последней минуты преданными великой идее освобождения пролетариата.
Не боясь ни смерти, ни пыток, смело бросали они вызов буржуазии. Своей не­устанной подпольной работой, организацией рабочих масс, терроризированием всего врангелевского тыла, они, неустра­шимые бойцы революции, дополняли ге­ройскую борьбу Красной Армии. Вырывая из-под ног буржуазии камень за камнем, они приближали день победы пролетариата.
Не вытерпела их буржуазия. Она была по-своему права.
В лице коммунистов она чувствовала непримиримых классовых врагов. Если для меньшевиков у буржуазии находилось теплое местечко и теплое словцо, то для коммунистов был один подарок — шомполы и петля на шею.
Как выпушенный из клетки голодный зверь, набрасывались буржуазные отродья на попавшие в их лапы жертвы, рвали их тела на клочья, насиловали, ломали ру­ки и ноги, придумывав всяческие пытки и истязания, упитывались кровью измучен­ных людей, наслаждаясь их невыразимыми страданиями.
В этом отношении русская буржуазия показала, что она является достойной наследницей развратной разложившейся буржуазии Франции и хорошей последовательницей палача Венгрии генерала Хорти.
Казнью лучших товарищей буржуазия на­деялась лишать рабочий класс его вождей, его поводырей и вдохновителей. И тем скорее с помощью услужливых продажных меньшевиков прибрать рабочие массы в свои руки, закабалить их, поработить.

Но напрасные усилия! Белый террор, как бы он ни свирепствовал, может лишь на время дезорганизовать рабочие ряды. Но он не в состояния остановить рвущейся вперед волны рабочего движения, он не может задержать идущего вперед к власти пролетариата.
На смену павших бойцов из среды пролетариата выходит новый ряд еще более отважных, еще более смелых, еще более горящих классовой ненавистью и жаждой победы.
Вот, кто каши покойники, вот, за что вражеская рука вырвала их из наших рядов.
Обнажим головы перед трупами этих славных бойцов мучеников великой пролетарской коммуны. Что же завещали они нам? Они умирали спокойно, ибо знали, что великое дело в верных руках, что знамя не падет, а перейдет в другие ру­ки и в конечном счете восторжествует.
Они умерли за революцию. На их тру­пах, на их крови мы строим здание своего благополучия. Так будем же верны их заветам и дадим клятву охранять революцию, защищать ее завоевания!
Победивший рабочий класс не знает мести. Разве тысячи смертей белогвардей­цев нам воскресят хотя бы одного товарища?

Но мы должен быть разумны и не повторять ошибок прошлого. Мы были слишком великодушны после октябрьского переворота. Мы не хотели крови даже наших заклятых врагов. Но мы дорого поплатились за это. Все выпущенные на свободу белогвардейцы, генералы и юнкера отплатили вам за на­шу доброту целым рядом восстаний, заговоров, участием в качестве организаторов в белых армиях Колчака, Деникина и других.
Мы, наученные горьким опытом, уже сейчас великодушничать не станем. В освобожденном Крыму еще слишком много осталось белогвардейщины. Все они сейчас притихли, попрятались по углам. Они выжидают момента вновь броситься на нас. Но нет! Мы переходим в наступление.

Карающим, беспощадным мечом крас­ного террора мы пройдем по всему Крыму и очистим его от всех палачей, поработителей, мучителей рабочего класса. Мы отнимем навсегда у них возможность посягать на нас. Мы отнимем у них возможность мешать нам строить нашу жизнь. Красный террор достигает цели, ибо он действует против класса, обреченного самой судьбой на смерть, он ускоряет его гибель, он приблизит час его кончины!»[ix]
Необходимость борьбы с «буржуазией» подчеркивали выступающие на общем собрании симферопольской партийной большевистской организации, которое состоялось 30 ноября 1920 г. Заседание открыл брат Ленина, Дмитрий Ульянов, который выступил с докладом о текущем моменте. По итогам его выступления собрание приняло резолюцию, где одним из пунктов было «объявить в Крыму беспощадный террор контрреволюции и буржуазии»[x]. Далее в заметке «Двусторонний удар» сообщалось о задачах компартии. При этом декларировалось намерение осуществить масштабную «чистку» советских учреждений. В результате «контрреволюционеров, саботажников, спекулянтов» следовало отправить в концентрационные лагеря, а «бездельников» — на принудительные работы[xi].
Несколькими номерами позже, 12 декабря 1920 г. читателей знакомили с практическими результатами работы карательных органов. Появилась целая рубрика под заголовком «За что карает советская власть». В ней публиковались имена и краткие биографии некоторых лиц, приговоренных к расстрелу.
«Они не успели удрать с генералом Врангелем, — язвительно отмечал публикатор, — и принуждены были временно почувствовать строй столь не­приятной им «Совдепии». Они все расстреляны, уничтожены ка­рающей рукой пролетариата. 3а что? Прочитайте их звание, приглянитесь к их прошлому и вы поймете. Эго все дворяне, старые царские служаки, ненавидящие Рабоче-Крестьянскую власть всеми фибра­ми своей «благородной» души. 3 года на­шей власти стояли они в рядах белей гвардии, горя желанием нас уничтожить и отпраздновать кровавую победу над трупами рабочих и крестьян. Мы были смешны и легкомысленны, если бы теперь момент нашего появления в Крыму оставляли бы в живых такие элементы.

Они каждую минуту использовали бы для организации новых восстаний, новых бунтов против Советской власти. Наш освобожденный Крым должен быть очищен от всякой белогвардейской накипи. Рабоче-крестьянское здание может и должно строиться в атмосфере чистой, ре­волюционной, красной»[xii].
Далее приводилось постановление о расстреле 6 человек (четверых мужчин и двух женщин):
1. Яковлева Михаила Васильева — за сокрытие своей службы в Дроздовском полку в чине подполковника, незаконное хранение револьвера и за службу в политотделе контрразведки.
2. Линдемана Германа Эвальдовича — полковника, дезертировавшего из Красной армии и занимавшего при белых ответственный пост. Приговоренному также вменялось в вину укрывательство бывших офицеров.
3. Романовского Павла Пав­ловича, корнета, помощника начальника судебной части контрразведки военной базы Вооружен­ных сил Юга России.
4. Воскресенского Сергея Федоровича (он же Плетнев Сергей Александрович), поручика, — за сокрытие своего офицерского звания, уклонение от реги­страции и побег из мест заключения.
5. Муровской Ольги Вениаминовны, — дворянки, жены толковника, пытав­шейся уехать в Константинополь. Ей также вменялась в вину служба в отряде генерала Шкуро, дружба с женой Врангеля и выдача коммунистов ставропольской контрразведке, в которой приговоренная якобы служила.
6. Лавровой Домники Федоровны – за укрывательство офицеров и содействие в устройстве их на службу[xiii].
Списки расстрелянных публиковались и в следующих выпусках. Достоянием гласности при этом становились имена и фамилии лишь нескольких человек. Разумеется, эти цифры и близко не отражали реальной картины. Так, только по выявленным на сегодняшний день документам, в одном лишь Симферополе в ноябре 1920 г. было расстреляно 117, 27, 154, 857, 28, 16, 25, 200 человек[xiv].
Несмотря на это, газета «Красный Крым» содержит много фактической информации о положении на полуострове в начале 1920-х гг., и ее материалы заслуживают серьезного изучения.
Д.В. Соколов
для Русской Стратегии
http://rys-strategia.ru/

[i] Красный Крым, № 1, 17 ноября 1920 г.

[ii] Там же.

[iii] Там же.

[iv] Красный Крым, № 2, 24 ноября 1920 г.

[v] Там же.

[vi]Красный Крым, №5, 27 ноября 1920 г.
[vii]Там же

[viii]Красный Крым, №7, 30 ноября 1920 г.

[ix] Красный Крым, №12, 5 декабря 1920 г.

[x] Красный Крым, № 9, 2 декабря 1920 г.

[xi] Там же.

[xii] Красный Крым, №18, 12 декабря 1920 г.

[xiii] Там же.

[xiv] Абраменко Л.М. Последняя обитель. Крым, 1920–1921 годы. Киев: МАУП, 2005. – С.230-266

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

Патриарх Тихон уже к первой годовщине Октябрьского переворота все назвал своими именами. Этому письму сто лет.

…Вы разделили весь народ на враждующие между собой страны и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и вместо мира искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян поставить торжество призраку мировой революции.

Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью часто без всякого следствия и суда, даже без упрощенного, вами введенного суда. Казнят не только тех, которые перед вами в чем-либо провинились, но и тех, которые даже перед вами заведомо ни в чем не виновны, а взяты лишь в качестве «заложников», этих несчастных убивают в отместку за преступления, совершенные лицами не только им не единомышленными, а часто вашими же сторонниками или близкими вам по убеждению. Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем невиновных. Бесчеловечная казнь отягчается для православных лишением последнего предсмертного утешения — напутствия Святыми Тайнами, а тела убитых не выдаются родственникам для христианского погребения.

Не есть ли все это верх бесцельной жестокости со стороны тех, которые выдают себя благодетелями человечества и будто бы сами когда-то много потерпели от жестоких властей.

Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братскою кровью: прикрываясь различными названиями — контрибуций, реквизиций и национализации, вы толкнули его на самый открытый и беззастенчивый грабеж. По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот, грабят деньги, вещи, мебель, одежду. Сначала под именем «буржуев» грабили людей состоятельных, потом под именем «кулаков» стали уже грабить более зажиточных и трудолюбивых крестьян, умножая, таким образом, нищих, хотя вы не можете не сознавать, что с разорением великого множества отдельных граждан уничтожается народное богатство и разоряется сама страна.

Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть, заглушили в нем сознание греха; но какими бы названиями ни прикрывались злодеяния — убийство, насилие, грабеж всегда останутся тяжкими и вопиющими к Небу об отмщении грехами и преступлениями.

Вы обещали свободу…

Великое благо — свобода, если она правильно понимается, как свобода от зла, не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой-то свободы вы не дали: во всяческом потворстве низменным страстям толпы, безнаказанности убийств, грабежей заключается дарованная вами свобода. Все проявления как истинной гражданской, так и высшей духовной свободы человечества подавлены вами беспощадно. Это ли свобода, когда никто без особого разрешения не может провезти себе пропитание, нанять квартиру, когда семьи, а иногда население целых домов выселяются, а имущество выкидывается на улицу, и когда граждане искусственно разделены на разряды, из которых некоторые отданы на голод и разграбление?

Это ли свобода, когда никто не может высказать открыто свое мнение, без опасения попасть под обвинения в контрреволюции? Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Уже заплатили своею кровью мученичества многие смелые церковные проповедники; голос общественного и государственного осуждения и обличения заглушён; печать, кроме узко большевистской, задушена совершенно.

Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не помещались самые чудовищные клеветы на Церковь Христову и ее служителей, злобные богохульства и кощунства. Вы глумитесь над служителями алтаря. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей, без всякого к тому повода и причины. Вы заградили доступ в Московский Кремль. Вы разрушаете исконную форму церковной общины — приход, уничтожаете БРАТСТВО и другие церковно-благотворительные просветительные учреждения.

«И что еще скажу? Не достанет мне времени» (Евр. 11, 32), чтобы изобразить все те беды, какие постигли Родину нашу. Не буду говорить о распаде некогда великой и могучей России, о полном расстройстве путей сообщения, о небывалой продовольственной разрухе, о голоде и холоде, которые грозят смертью в городах, об отсутствии нужного для хозяйства в деревнях. Все это у всех на глазах. Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества, и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ Божий и запечатлев в ней образ зверя. Сбываются слова пророка — «Ноги их бегут ко злу, и они спешат на пролитие невинной крови; мысли их — мысли нечестивые; опустошение и гибель на стезях их» (Ис. 59, 7).

…Отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лк. 11, 51) и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (Мф. 26, 52).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день

В 1917 году Россия была потрясена социальной катастрофой, самой страшной и кровавой из всех, известных человечеству. Ни по грандиозным масштабам, ни по своей жестокости, ни по продолжительности (ибо она не окончилась до сих пор) «русская» революция не знает себе равных.

И тем не менее, несмотря на многодесятилетний опыт безмерных скорбей и невероятных тягот, мы в большинстве своем так и не поняли – что же произошло (и происходит) с Россией, какая сила превратила цветущую, бурно развивающуюся страну сперва в арену кошмарной братоубийственной бойни, затем в огромный концлагерь, в полигон разнузданного, откровенного и циничного богоборчества, а в завершение всего отдала одураченную, ограбленную и преданную Русь «на поток и разграбление» алчной своре международных преступников и проходимцев, действующих под глумливой вывеской «демократии». Не разобравшись во всем этом, не осознав причин нашей великой всенародной беды, не поняв, как действуют разрушительные механизмы, запущенные на Русской земле много лет назад, не сможем мы восстановить здоровое, естественное течение русской жизни, обезвредить ядовитые всходы безбожия и сатанизма, воскресить Святую Русь.

Среди свидетельств крестных страданий России особое место занимает книга воспоминаний товарища (говоря современным языком – первого заместителя) обер-прокурора Святейшего Синода князя Николая Давыдовича Жевахова. Он занимал этот высокий пост с 15 сентября 1916 года по 1 марта 1917-го, когда был арестован «революционными солдатами» по приказу Керенского. Заняв должность по личному распоряжению Государя, знавшего глубокую религиозность князя и его твердые державные убеждения, Жевахов, естественно, рассматривался новой властью как опасный враг. Для нас же немаловажным будет тот факт, что он являлся духовным чадом знаменитого Оптинского старца Анатолия и согласился на работу в Синоде по его прямому благословению.

После освобождения из-под ареста, зная, что очередное столкновение с революционной властью наверняка станет для него роковым, Жевахов тайно покинул Петроград. С этого момента для него началась, по его собственному выражению, «скитальческая жизнь, полная невзгод, страданий, лишений, но в то же время и удивительных, чудесных проявлений милости Божией».

Немало постранствовав по вздыбившейся России, побывав и «под белыми», и «под красными», Жевахов в конце концов оказался за границей, где и издал свои «Воспоминания». Их первый том вышел в Мюнхене в 1923-м, а второй – в Сербии, в 1928 году. Значительная его часть посвящена анализу того явления, которое в официальной «советской» историографии получило название «Великая Октябрьская социалистическая революция».

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Жевахов пишет:

«Задача революции 1917 г. заключалась в уничтожении России и образовании на ее территории… опорного пункта для последующего завоевания западно-европейских христианских государств… Впереди стояли гонения на Православную Церковь, расхищение несметных богатств России, поголовное истребление христианского населения, мучения, пытки, казни, воскресали давно забытые страницы истории, о которых помнили только особо отмеченные Богом люди… Предупреждали о наступлении этого момента преподобный Серафим Саровский, Илиодор Глинский, Иоанн Кронштадтский и мудрецы-миряне, один перечень имен которых мог бы составить целую книгу, но им никто не верил…

И когда наступил этот – давно предвозвещенный – момент, то его не только не узнали, а наоборот, думали, что «новыми» людьми строится «новая» Россия, создаются «новые» идеалы, указываются «новые» пути к достижению «новых» целей. Везде и повсюду только и были слышны «новые» слова, люди стали говорить на «новом», непонятном языке, и с тем большим изуверством и ожесточением уничтожали все «старое», чем больше стремились к этому «новому», с коим связывали представления о земном рае.

В действительности же происходило возвращение к такому седому, покрытому вековой пылью старому, происходила не «классовая» борьба, или борьба «труда с капиталом», торжествовали не эти глупые, рассчитанные на невежество масс лозунги, а была самая настоящая, цинично откровенная борьба жидовства с христианством, одна из тех старых попыток завоевания мира,.. какая черпала свои корни в древнеязыческой философии халдейских мудрецов и началась еще задолго до пришествия Христа Спасителя на землю, повторяясь в истории безчисленное количество раз одинаковыми средствами и приемами.

Ни для верующих христиан, привыкших с доверием относиться к Слову Божию, ни для честных ученых, видевших в достижениях науки откровение Божие, не было ничего нового в этих попытках уничтожить Христианство и завоевать мир, и только безверие, с одной стороны, и глубокое невежество, с другой, не позволяли одураченным людям видеть в происходящем отражения давно забытых страниц истории».

Сегодня для нас такое свидетельство чрезвычайно важно, ибо указывает, подтверждая, на религиозный характер второй, Великой Русской Смуты, продолжающейся и по сию пору.

Православная Церковь сформировала и воодушевила русскую государственность, даровала народному бытию великую цель и вечный смысл бытия, образовала наш национальный характер, соделав его драгоценным ковчегом для благоговейного хранения Истин Божественного вероучения. Русская духовность неразделимо срослась с державностью, и уничтожить одно без другого было просто невозможно.

Потому-то издавна, осторожно и терпеливо, маскируясь и лукавя, подтачивали русоненавистники и богоборцы это соборное единство.

Программы, имевшие своей целью уничтожение России как оплота христианской государственности в мире, были спланированы не вчера и выполнялись тщательно и неуклонно.

«К концу 1917 года все эти программы были уже окончательно выполнены, – пишет Жевахов, – и по всей России царил неописуемый террор, посредством которого новая власть закрепляла позиции, завоеванные глупостью, изменой и предательством вожаков русского народа.

Вся Россия буквально заливалась потоками христианской крови, не было пощады ни женщинам, ни старикам, ни юношам, ни младенцам.

Изумлением были охвачены даже идейные творцы революции, не ожидавшие, что работа их даст в результате такие моря крови. Не удивлялись только те, кто помнил §15 «Сионских протоколов», где говорится: «Когда мы, наконец, окончательно воцаримся при помощи государственных переворотов, всюду подготавливаемых…, мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров. Для этого мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках…»

Развал России явил такую грандиозную картину разрушения во всех областях государственной, общественной и личной жизни, что потребуются не только тома для описания этой картины, но и великий талант, способный передать потомству весь ужас пережитого…

Придет время, когда правдиво написанная «История русской революции» сделается настольной книгой для каждого честного, мыслящего христианина – как грозное предостережение грядущим поколениям, как свидетельство попранных гордым человеком законов Божьих, как страшный результат противления воле Божьей».

И действительно, духовной первопричиной русской трагедии XX века стало помрачение религиозно-нравственного самосознания народа, поддавшегося льстивым посулам земных, тленных благ и ради них отвергшегося того великого служения народа-богоносца, которое было даровано ему свыше и составляло смысл русской жизни на протяжении многих веков.

Стоило пошатнуться краеугольному камню веры, как все огромное здание русской государственности обрушилось, похоронив под своими обломками неисчислимые жертвы материалистического обмана.

Более того, религиозная энергия и сила русской души, до того верой и правдой служившие делу спасения, делу торжества евангельской нравственности и истины Христовой – потеряв православную опору, были легко «перенацелены» на достижение безумных, губительных псевдорелигиозных целей: «торжества мировой революции», «интернациональной солидарности», «построения коммунизма» и тому подобных химер, скрывавших за привлекательной внешностью смертельное для России богоборческое содержание.

Творцы революции, обладая многовековым опытом организации антихристианских социальных катаклизмов, рассчитали точно. Они знали, что всякий народ – дитя. Русский же народ, сверх того – дитя доверчивое, доброе и простосердечное. Одурачив его сказками о «народовластии», «всеобщем равенстве», «классовой справедливости», веру России подвергли страшному, огненному, кровавому испытанию…

«Разрушалась Россия сознательно, – говорит Жевахов, – и ее развал явился не результатом теоретических ошибок и заблуждений идейных борцов революции, желавших взамен дурного старого создать что-то лучшее и новое, как думали и продолжают даже теперь думать непрозревшие люди, а выполнением давно задуманных, гениально разработанных программ, обрекавших Россию на вымирание».

Факты, приводимые князем в своих воспоминаниях, столь жутки, что невольно возникает вопрос: стоит ли такое помнить?

К сожалению, помнить это надо, чтобы ужас пережитого стал надежным препятствием на пути всех и всяческих русоненавистников, новых обманщиков и разорителей России. Итак, укрепив свои сердца незлобием и кротостью, исполнив их христианским милосердием, наберемся мужества и взглянем тяжелой правде в глаза.

«С молитвой за несчастных, невинно замученных жертв богоборческого фанатизма подойдем ближе к местам их мучений и страданий, – призывает Жевахов, – войдем в глубь кровавых застенков, где миллионы православных христиан кончали свои счеты с жизнью среди оргий обезумевших сатанистов, войдем туда не для праздного любопытства, а во имя долга перед человечеством, чтобы поведать всему миру о том, что мы там увидели… и чему до сих пор еще так мало верят. Не верят потому, что никакое воображение не в силах нарисовать картины таких ужасов, какие испытала великая христианская Россия, очутившись в когтях вампира, высасывающего ее кровь… Будем помнить, что все эти ужасы, все то, что рассматривается Европой как «сказка» или преувеличение…, станет ясным и понятным, если мы не забудем основную цель русской революции – истребление христианского населения России».

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Этой страшной цели была подчинена деятельность всех «силовых» структур новорожденной советской власти, служившей на деле лишь декорацией, скрывавшей зловещий механизм воинствующего человеконенавистничества. С полной ясностью и циничной откровенностью он явил себя в деятельности ЧК, укомплектованной в подавляющем большинстве инородцами и иноверцами, ставшей по роду своей деятельности настоящей «всероссийской бойней», возведшей на уровень официальной государственной задачи убийства, пытки и истязания людей.

Говорит Жевахов:

«Никакое воображение не способно представить себе картину этих истязаний. Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а потом медленно и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов. Пулеметчик раздроблял сначала ноги для того, чтобы они не могли поддерживать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял висеть свою жертву, истекающую кровью… Насладившись мучением страдальцев, он принимался снова расстреливать их в разных местах до тех пор, пока живой человек не превращался в кровавую массу и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнями приглашенные «гости», которые пили вино, курили и играли на пианино или балалайках…

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кисти рук, щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз… Этот способ практиковался в харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли «товарищ Эдуард» и каторжник Саенко. По изгнании большевиков из Харькова Добровольческая армия обнаружила в подвалах чрезвычайки много «перчаток». Так называлась содранная с рук вместе с ногтями кожа. Раскопки ям, куда бросали тела убитых, обнаружили следы какой-то чудовищной операции над половыми органами, сущность которой не могли определить даже лучшие харьковские хирурги… На трупах бывших, офицеров, кроме того, были вырезаны ножом или выжжены огнем погоны на плечах, на лбу – советская звезда, а на груди – орденские знаки; были отрезаны носы, губы и уши… На женских трупах – отрезанные груди и сосцы, и пр. и пр. Много людей было затоплено в подвалах чрезвычаек, куда загоняли несчастных и затем открывали водопроводные краны.

В Петербурге во главе чрезвычайки стоял латыш Петерс, переведенный затем в Москву. По вступлении своем в должность «начальника внутренней обороны», он немедленно же расстрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров. К концу 1917 года в Петербурге оставалось еще несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны, и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем жидом Урицким. Даже по советским данным, явно ложным, Урицким было расстреляно свыше 5000 офицеров.

Переведенный в Москву, Петерс, в числе прочих помощников имевший латышку Краузе, залил кровью буквально весь город. Нет возможности передать все, что известно об этой женщине-звере и ее садизме. Рассказывали, что она наводила ужас одним своим видом, что приводила в трепет своим неестественным возбуждением… Она издевалась над своими жертвами, измышляла самые жестокие виды мучений преимущественно в области половой сферы и прекращала их только после полного изнеможения и наступления половой реакции. Объектами ее мучений были главным образом юноши, и никакое перо не в состоянии передать, что эта сатанистка производила со своими жертвами, какие операции проделывала над ними… Достаточно сказать, что такие операции длились часами и она прекращала их только после того, как корчившиеся в страданиях молодые люди превращались в окровавленные трупы с застывшими от ужаса глазами…

Ее достойным сотрудником был не менее извращенный садист Орлов, специальностью которого было расстреливать мальчиков, которых он вытаскивал из домов или ловил на улицах… Если мои сведения кажутся неправдоподобными, а это может случиться – до того они невероятны, и с точки зрения нормальных людей недопустимы, то я прошу проверить их, ознакомившись хотя бы только с иностранной прессой, начиная с 1918 года, и просмотреть газеты «Victoire», «Times», «Le Travail», «Journal de Geneve», «Journal des Debats» и другие… …

В Киеве чрезвычайка находилась во власти латыша Лациса. Его помощниками были изверги Авдохин, жидовки «товарищ Вера», Роза Шварц и другие девицы. Здесь было полсотни чрезвычаек, но наиболее страшными были три, из которых одна помещалась на Екатерининской ул., № 16, другая на Институтской ул., № 40 и третья на Садовой ул., № 5… В одном из подвалов чрезвычайки, точно не помню какой, было устроено подобие театра, где были расставлены кресла для любителей кровавых зрелищ, а на подмостках, то есть на эстраде, которая должна была изображать собой сцену, производились казни.

После каждого удачного выстрела раздавались крики «браво», «бис» и палачам подносились бокалы шампанского. Роза Шварц лично убила несколько сот людей, предварительно втиснутых в ящик, на верхней площадке которого было проделано отверстие для головы. Но стрельба в цель являлась для этих девиц только шуточной забавой и не возбуждала уже их притупившихся нервов. Они требовали более острых ощущений, и с этой целью Роза и «товарищ Вера» выкалывали иглами глаза, или выжигали их папиросой, или же забивали под ногти тонкие гвозди.

В Киеве шепотом передавали любимый приказ Розы Шварц, так часто раздававшийся в кровавых застенках чрезвычаек, когда ничем уже нельзя было заглушить душераздирающих криков истязуемых: «Залей ему глотку горячим оловом, чтобы не визжал, как поросенок»… И этот приказ выполнялся с буквальной точностью. Особенную ярость вызывали у Розы и Веры те из попавших в чрезвычайку, у кого они находили нательный крест. После невероятных глумлений над религией они срывали эти кресты и выжигали огнем изображение креста на груди, или на лбу своих жертв…

Практиковались в киевских чрезвычайках и другие способы истязаний. Так, например, несчастных втискивали в узкие деревянные ящики и забивали их гвоздями, катая ящики по полу…

Когда фантазия в измышлении способов казни истощалась, тогда страдальцев бросали на пол и ударами тяжелого молота разбивали им голову пополам с такой силой, что мозг выдавливался на пол. Это практиковалось в чрезвычайке, помещавшейся на Садовой, 5, где солдаты Добровольческой армии обнаружили сарай, асфальтовый пол которого был буквально завален человеческими мозгами…

В Полтаве неистовствовал чекист «Гришка», практиковавший неслыханный по зверству способ мучений. Он предал лютой казни 18 монахов, приказав посадить их на заостренный кол, вбитый в землю. Этим же способом пользовались и чекисты Ямбурга, где на кол были посажены все захваченные на Нарвском фронте офицеры и солдаты. Никакое перо не способно описать мучения страдальцев, которые умирали не сразу, а спустя несколько часов, извиваясь от нестерпимой боли. Некоторые мучились даже более суток. Трупы этих великомучеников являли собой потрясающее зрелище: почти у всех глаза вышли из орбит…

В Благовещенске у всех жертв чрезвычайки были вонзенные под ногти пальцев на руках и ногах граммофонные иголки.

В Омске пытали даже беременных женщин, вырывали животы и вытаскивали кишки.

В Казани, на Урале и в Екатеринбурге несчастных распинали на крестах, сжигали на кострах или же бросали в раскаленные печи…»

Человеколюбие и милосердие по отношению к читателям этих строк требует ограничить цитирование – не всякое сердце способно вместить в себя тот груз горечи и скорби, какой неизбежно ложится тяжким бременем на каждого, прикасающегося к страшным тайнам «русской» революции.

Мы оставим за рамками нашего труда дальнейшие описания насилий и мучений, страшных последствий искусственно созданного голода, погубившего миллионы людей, сделавшего обыденностью ужасы трупоядения и людоедства.

Мы воздержимся от публикации списка главных палачей России – почти сплошь нерусских – дабы не обострять национальной обиды, не давать места бесу злобы и вражды.

Надо лишь твердо помнить, что все пережитое нашим народом окажется напрасным, а сами мы станем предателями и изменниками великого русского дела, если не сделаем должных выводов из горького опыта, доставшегося нам безмерной, невосполнимой ценой…

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Правильная оценка феномена Октябрьской (да и Февральской тоже) революции – ключ к пониманию всей русской истории советского периода, с ее многочисленными загадками и противоречиями, героическими свершениями и позорными провалами. Только овладев этим ключом, можно рассчитывать, что он откроет дверь к русскому возрождению, к воскресению Святой Руси, а не к новой эпохе гибельных катаклизмов.

Mитрополит Иоанн (Снычев). Самодержавие Духа.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

НАШИ УЛИЦЫ ДО СИХ ПОР НАЗВАНЫ ИМЕНАМИ ТЕРРОРИСТОВ, УБИЙЦ И ПРЕДАТЕЛЕЙ РОДИНЫ (ВИДЕО)

И ЭТО ДАВНО НЕ СЕКРЕТ, ЧТО ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, БЫЛА ГЕНИАЛЬНОЙ ОПЕРАЦИЕЙ НЕМЕЦКОГО ГЕНШТАБА…но Германию это не спасло, а лишь оттянуло агонию Журнал Der Spiegel, декабрь 2007 года: По сведениям из открытых источников министерства иностранных дел Германии, большевики получили от германского МИД только в течение 4 лет с 1914 года до конца 1917 года наличных денег и оружия на сумму 26 млн. немецких марок.

Ленин заключил с германцами позорный Брестский мир в 1 мировую. Историческое голосование по вопросу о Брестском мире в итоге приняло следующий вид:

против: Бухарин Н. И., Урицкий М. С., Ломов (Оппоков) Г. И., Бубнов А. С.
за: Ленин В. И., Свердлов Я. М., Сталин И. В., Зиновьев Г. Е., Сокольников Г. Я., Смилга И. Т. и Стасова Е. Д.
воздержались: Троцкий Л. Д., Дзержинский Ф. Э., Иоффе А. А. и Крестинский Н. Н.

24 февраля Ленину с огромным трудом, 126 голосами против 85 при 26 воздержавшихся, удалось продавить своё решение через ВЦИК. Во время прений выступавший от имени левых эсеров делегат Камков призвал к организации массовой партизанской войны против германских войск, даже если такая война и закончится утратой Петрограда и значительных территорий России. Представитель меньшевиков-интернационалистов Мартов заявил, что «на второй день по подписании этого мира, Советская власть в Петрограде будет пленницей немецкого правительства». Сам же Ленин выступал во ВЦИК в качестве председателя Совнаркома, хотя на деле вопрос о мире в Совнаркоме на тот момент вообще не обсуждался.

Несмотря на постановление большевистской фракции ВЦИК о том, что все члены фракции в порядке партийной дисциплины должны голосовать за мир, Бухарин и Рязанов голосуют против, а Луначарский колеблется. Фракция левых эсеров обязывает своих членов, наоборот, голосовать против мира, однако за мир всё равно голосуют Спиридонова и Малкин. 22 левых эсера приголосовании воздержались, а ряд «левых коммунистов» (Коллонтай, Дзержинский, Урицкий и др.) на заседание вообще не явился.

По описанию историка Юрия Фельштинского, голосование Бухарина против Брестского мира «утонуло в аплодисментах половины зала», а Луначарский после долгих колебаний, «закрывая руками судорожно дергающееся лицо, сбегает с трибуны, кажется, он плачет».

По воспоминаниям коммуниста Ступоченко, публика на хорах выкрикивала во время заседания: «изменники», «предали Родину», «иуды», «шпионы немецкие», в ответ большевики «огрызаются и показывают кулаки». Особо гневной была также реакция убеждённого противника Брестского мира, левого эсера Штейнберга, который в знак протеста закричал и забарабанил кулаками по ограждению правительственной ложи, в которой сидел.

В 1830 году 16-летний поэт М.Ю.Лермонтов пишет стихотворение «Предсказание»:
ПРЕДСКАЗАНИЕ
Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
Начнет бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад, сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек:
В тот день явится мощный человек,
И ты его узнаешь — и поймешь,
Зачем в руке его булатный нож;
И горе для тебя!- твой плач, твой стон
Ему тогда покажется смешон;
И будет все ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом.

Корона царей упала в 1917 году. И предательство, очередное отступление от Бога изменило в мгновение все. Кровавый октябрь, кровь лилась по всей России, мы забываем это, но если мы слепы, то вина это только нас, ведь это было не так давно. Вспомните убийства царя с семьей, священников, военных, дворянства, интеллигенции, казачества, рабочих и крестьян. Голод, ЧК, ОГПУ, НКВД, концлагеря. Мы забыли или вообще не знаем страшных документов истории, так читайте и знайте: Жития Святых Новомучеников и Исповедников Российских, «Красный террор в России» Мельгунова, «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, «Погружение во тьму» Волкова, «Колымские рассказы» Шаламова и многие другие. Освенцим, Дахау, Бухенвальд лишь повторение советских лагерей. Сама вторая мировая война – это прямое следствие и вина Ленина подписавшего позорный Брестский мир с германцами в первую мировую. Добей мы их тогда, и не свершилось бы еще одной трагедии.
http://www.stihi.ru/2011/07/01/7532

15 июня 2017 после Исповеди и Причастия умер актёр Алексей Баталов известный в т.ч по своей роли в фильме фильма «Москва слезам не верит».

Баталов о богоборце, террористе, палаче, убийце, предателе и расчленителе Отечества Ленине и заодно о тиране Сталине:
«Играть Ленина? Ни за что в жизни! ..Нет области, нет великого открытия, которое не было бы исцарапано когтями этой стаи бандитов: товарища Ленина и товарища Сталина. Товарищ Ленин первый, кто публично объявил красный террор. Американцы террористов вылавливают, а этот просто открыто в газете написал: берите покрупнее священников…»

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

МЫ НЕ ПОЗВОЛИМ ЛИБЕРАСТАМ ФАЛЬСИФИЦИРОВАТЬ НАШУ ИСТОРИЮ… О необходимости отмены реабилитации Троцкого и Тухачевского.

В Госдуме предлагают отменить реабилитацию Льва Троцкого и Михаила Тухачевского. Соответствующее обращение направил генеральному прокурору России Юрию Чайке депутат нижней палаты российского парламента Виталий Милонов.

Парламентарий пояснил, что Троцкий вошёл в историю России не только как революционер, но и как одиозный политик, чья биография отмечена различными антигосударственными деяниями.

Среди них — участие в «красном терроре», массовые пытки и казни гражданских лиц без суда и следствия, введение практики массовых расстрелов, а также организация «расказачивания» и поддержание рабочих контактов со спецслужбами враждебных СССР государств, в том числе нацистской Германии.

Кроме того, депутат говорит об ответственности Троцкого за «фактическое открытие фронта и сдачу австро-германским и турецким интервентам на разграбление огромных территорий… произошедших в результате срыва мирных переговоров в Брест-Литовске в 1918 году».

По словам Милонова, результатом этих событий стало подписание Советской Россией «похабного» Брестского мира, согласно которому от государства отторгались Украина, значительная часть Прибалтики и Закавказье.

«В связи с этим принятые ОГПУ при СНК СССР и президиумом ЦИК СССР решения о высылке Троцкого и лишении его гражданства не только имели политическую основу, но и фактически констатировали преступную деятельность Троцкого. Признание их необоснованными и политически мотивированными Генеральной прокуратурой России и последующая их отмена — реабилитация Троцкого — не могут считаться политически нейтральными шагами и требуют пересмотра», — следует из обращения.

Деятельность Михаила Тухачевского запомнилась современниками и потомкам зверствами, расстрелами заложников, использованием химического оружия в ходе подавления Тамбовского восстания 1920—1921 годов, отметил Милонов.

По его словам, военачальник также участвовал в совместном с Троцким подавлении Кронштадтского восстания 1921 года и пытался организовать военный заговор с целью свержения сталинского руководства в 1937 году.

При этом большинство связанных с этими событиями документов не находится в открытом доступе, подчеркнул парламентарий.

«Часть из них была уничтожена, в том числе в ходе реабилитации Тухачевского, вероятно, с целью скрыть истинную картину событий. Тогда же было принято политически мотивированное определение №4н-0280/57 от 31.01.1957 военной коллегии Верховного суда СССР, которым Тухачевский был оправдан и реабилитирован за отсутствием состава преступления (суд констатировал отсутствие объективных доказательств в деле антисоветской деятельности обвиняемых). Однако это не означает, что такие факты отсутствуют вовсе, в том числе в архивном фонде», — заявил Милонов.

Он отметил, что предъявленные Троцкому обвинения в организации антисоветской партии, провоцировании антисоветских выступлений и подготовке к вооружённой борьбе против СССР, а Тухачевскому — в организации попытки военного переворота и связях с руководством и спецслужбами других стран могут иметь под собой фактические основания и требуют дополнительного изучения.

О необходимости отмены реабилитации Льва Троцкого и Михаила Тухачевского рассуждает в интервью «Русской народной линии» Виталий Милонов:

Вроде бы никаких предпосылок к этому не было. Но в последний год активно поднимает голову так называемое общество «Мемориал». Это общество имеет перед собой одну цель — исказить отечественную историю, реабилитировать врагов народа, придать им статус мучеников и, по большому счету, выполнить определенные политические задачи.

На сегодняшний день мной было выяснено, что существует официальное решение о реабилитации Троцкого и Тухачевского. По сути дела, думающая часть общества ждет от государства разрешения очень сложного вопроса — кто виноват в этих чудовищных провокациях 30-х годов, кто виноват в репрессиях.

Примитивный либеральный подход, который промаркировал одних, назначив виновными, а других, непонятно почему, обелив, — не подходит. Для того чтобы мы знали свою историю, государство должно четко провести эти определения, дабы не позволить всяким «мемориалам» фальсифицировать нашу историю. Потому что в 80-х годах у них Сталин был назначен ответственным за все. Но возникает вопрос — почему Сталин в одном году не занимался репрессиями, а в течение двух лет занимался? И насколько невиновны граждане Каменев, Зиновьев, Бухарин? Потому что изучение исторических документов показывает, что заговор-то был. Но наследники Зиновьева и Каменева в 80-х годах, придя к власти, срочно их реабилитировали. Нам надо знать правду.

Я считаю, что объективный, неискаженный либеральной плесенью взгляд на историю нашей страны позволит нам сделать соответствующие выводы о том, кто прячется под либеральной шкурой.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ПЕРЕВОРОТ: Почему Ленин торопился убить Русское государство

Всего 10 месяцев хватило политэмигранту, считающему, что революцию в России увидят только его гипотетические внуки, чтобы превратиться в лидера государственного переворота

В январе 1917 года Владимир Ульянов напишет: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции. Но я могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодежь, которая работает так прекрасно в социалистическом движении Швейцарии и всего мира, что она будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции». Учтивый господинчик в строгой троечке и «рабочем» кепи, выдающим широту его взглядов. Не работающий, но тем в умиротворенной и благопристойной Швейцарии никого не удивить. Где-где, а там умеют не задавать лишних вопросов. Любящий пешие прогулки, а также проводить время за трудами Гегеля и Маркса. Впрочем, то, какие книги заказывал посетитель местных библиотек, тоже никаких вопросов не вызывало… Денег на жизнь хватало, высокие покровители никогда не скупились, общения — тоже: мыслителя постоянно навещали. Да и он проводил встречи, в том числе в рабочих клубах, наблюдая за прогрессом все той же молодежи. Но не русской. О России он уже и не мечтал.

Он не верил, что удастся-таки раскачать, взорвать изнутри эту патриархальную страну, общество, скрепленное тысячелетними традициями… Ан нет, выяснилось, что ошибся, инициативу перехватили другие. Монархии не стало, на улицах люди с красными бантами уже убивают полицейских и офицеров… И после такого кому-то оставить работу над «прекрасным будущим», без него — великолепного и мудрого во главе процесса, ну как это можно допустить?

Шпионом не был, но враг ему помогал

На помощь пришли враги. Немцы. Те, что сами объявили войну России и вели ее с неослабевающим ожесточением, в то время как большевистские пропагандисты изо всех сил старались «перевести войну империалистическую в войну гражданскую». Они плели солдатам басни про то, что война — она потому, что это цари и капиталисты деньги и земли делят, но пролетариям делить нечего, нужно брататься и бить офицеров. И те постепенно начинали им верить…

А еще сорвались сепаратные переговоры между Антантой и странами Оси, точнее последние, чувствуя, что заваренная ими каша их же ни к чему хорошему не приведет, решили дать задний ход. Но ни Лондон, ни Париж их порыв не оценили, желая добить бошей, а Россия, хоть и находившаяся во власти мутных розово-красных стихий, союзников поддержала. Посему любая попытка вывести самого сильного противника на восточном фронте из игры могла дать если не шанс, то хотя бы передышку. И германец пошел навстречу Ленину.

Да, речь о том самом пресловутом пломбированном вагоне, который на самом деле был не один — их было аж три. И везли они на родину весь «цвет» русской революции, более 250 человек. Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что русские фамилии среди этих революционеров попадались лишь незначительными вкраплениями… Одновременно на всех волнах (морским путем) прямиком из США, немного отягченный векселями американских банкиров, тоже явно нерусского и, что удивительно, даже не англосаксонского происхождения, в Россию мчался Лев Давидович Троцкий. В канадском Галифаксе неистовый бунтарь был даже задержан местными пограничниками, поскольку информация о его контактах с германскими спецслужбами у них имелась, однако очень скоро был отпущен — в успешности миссии в России были заинтересованы все. Кроме собственно России, хотя… Страна в то время пребывала в настоящем революционном безумии.

И спокойно впустила к себе прибывшую с Запада новую порцию отборного яда, да куда как более разрушительного, чем ранее выкушанные порции. Ленин с места в карьер заявил, что никакой поддержки Временному правительству от большевиков не будет. Что никакого парламентаризма стране не нужно, а только «республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху». Ну, и естественно, что воевать более нельзя, «оборончество» следует как можно скорее прекращать и далее по программе переходить к «братаниям» с фрицами. Чтобы, значит, «мир, без аннексий и контрибуций». Впрочем, в своей антивоенной риторике вождь мирового пролетариата пытался держаться хоть каких-то приличий:

«Нельзя окончить войну прекращением военных действий одной из воюющих сторон, — скажет Ленин на апрельской партийной конференции. — Мы считаем германских капиталистов такими же разбойниками, как и капиталистов русских, английских, французских… Наша партия будет терпеливо, но настойчиво разъяснять народу ту истину, что эту войну можно окончить демократическим миром только посредством перехода всей государственной власти по крайней мере нескольких воюющих стран в руки класса пролетариев, который действительно способен положить конец гнету капитала».

Однако очень скоро тон «антивоенных» ленинских выступлений станет более резким, а формулировки конкретными, точнее — подчеркнуто антироссийскими. Впрочем, свое мнению по этому поводу он высказал еще в 1915 году, написав: «Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своему правительству. Это — аксиома. И оспаривают ее только сознательные сторонники или беспомощные прислужники социал-шовинистов».

Так что на деле ничего не изменилось, стратегия осталась прежней, а тактика менялась по ситуации. Понятное дело, что немецкие товарищи, отнюдь не по классовой борьбе, разве что в открытую не рукоплескали активности вывезенного ими на историческую родину политикана. И не оставляли того без опеки, вплоть до того, что некоторые историки утверждают, что в создаваемую на местах Красную гвардию вошли внедренные немецкие офицеры, которым была поставлена задача охранять Ильича. Нужно ли говорить, что красногвардейцы получали жалованье, которое было намного выше выплат солдатам-фронтовикам. Впрочем, и многие партийные функционеры, скажем прямо, не бедствовали. И откуда же брались деньги на содержание всех этих вооруженных до зубов идеями и, собственно, оружием классовых борцов?

«Лишь когда большевики получили от нас постоянный поток денег через разные каналы и под различными названиями, они были в состоянии укрепить свой главный орган «Правда», вести энергичную пропаганду и значительно расширить поначалу небольшую основу своей партии», — признается в сентябре рокового 1917 года статс-секретарь Министерства иностранных дел Германии Рихард фон Клюльман.

Разрушали как могли

Ленин и компания полученные средства отрабатывали с большим энтузиазмом, одновременно добиваясь собственных целей. Пораженческая пропаганда на фронте и в тылу набирала обороты, хотя нужно признаться, что все условия для ее эффективности были созданы еще до того, как Ильич ступил на русскую землю. Так, еще 1 марта Петросовет издал сыгравший свое черное дело Приказ №1. Согласно этому приказу при подразделениях создавались солдатские комитеты, решения которых были приоритетнее офицерских приказов. Что спровоцировало череду бесконечных митингов на тему идти или не идти в атаку, а также расправ над командирами. Свою лепту в процесс разложения армии внесло и Временное правительство, занявшись чистками офицеров монархических убеждений.

И результаты не заставили себя ожидать: июньское наступление русской армии с треском провалилось именно из-за того, что стараниями революционеров всех мастей из боевых частей она постепенно превращалась в вооруженный сброд. Солдаты отказывались воевать на чужой территории, не желали идти в атаку. Ударные части, сформированные из патриотов, приняв на себя всю тяжесть боевых действий, серьезно поредели. Воевать с врагом, по сути, стало некому.

Неудачами на фронте тотчас же попытались воспользоваться большевики, организовав июльскую попытку вооруженного переворота при помощи не желавших отправляться на фронт солдат Петроградского гарнизона и моряков Балтфлота. Над имперской столицей гремела стрельба и разрывы, гибли люди, но нужных выводов розовое Временное правительство не сделало, ограничившись разгромом большевистского штаба, располагавшегося в самовольно занятом борцами за счастье трудового народа особняке ни к ночи помянутой, еще в феврале спешно отбывшей в Кисловодск, Матильды Кшесинской. Даже Красную гвардию ставший именно после февральских событий министром-председателем Александр Керенский разоружать не стал. Ну, естественно и Ленин успел бежать, что и не удивительно — его толком не искали. Причем, по информации ряда историков, именно Ильич совершил «подвиг», который впоследствии незаслуженно приписывали Керенскому, — покинул столицу, сбрив усы и бороду, да еще и в женском платье…

Но кого «кандидат в Бонапарты» действительно разоружил, так это тех, кто мог оказать реальное сопротивление надвигающемуся на Россию шабашу предателей-политавантюристов: политические амбиции Керенского заставили его обратиться к тем, кто не скрывал своей открытой враждебности к нему и его правительству, — к большевикам. Чтобы совместно подавить «мятеж» главнокомандующего Лавра Корнилова. В результате чего офицеры-патриоты, многие из которых, к сожалению, успели запятнать себя в измене Государю, были арестованы, а генерал-майор Крымов застрелился. Впоследствии они составят костяк Белого движения на Юге России, но судьба многих из них, равно как и самого Корнилова, окажется незавидной. Как, впрочем, и их детища, но все это будет потом.

Троянский конь «союзников»

В августе же большевики получают еще один щедрый подарок от уважаемых западных партнеров, на сей раз от американцев. Через Миссию Красного Креста, от ее руководителя и представителя Чэйс Мэнхэттен Банка Уильяма Бойза Томпсона они получают неслыханную, особенно по тем временам, сумму — миллион долларов… Впоследствии США высылали красным оружие и, по некоторым данным, даже военных инструкторов.

Как видим, в успехе Ленина и компании были заинтересованы не только непосредственные противники Русской державы в лице германских монархий и их сателлитов, но и ее непосредственные, как казалось бы, союзники. Однако слова Александра Третьего о том, что единственными союзниками России являются ее армия и флот, непосредственно в этой истории звучат актуально как никогда.

Увы, сильная Россия не нужна была союзникам, потому как бросала вызов их безраздельному могуществу. В частности, речь идет о ее успешных действиях против Турции, в результате которых русская армия еще в начале 1916 года, отвоевав Эрзерум и Битлис, вышла к Сирии и нынешнему Ираку. Казалось бы, соратники по Антанте должны были только радоваться подобным успехам русских войск. Но нет, Париж и Лондон, напротив, заметно занервничали и потребовали от Санкт-Петербурга разделить османский пирог с ними. Против чего, в принципе, наша империя не была, но поставила условие: под наш контроль отходят древние восточно-христианские земли — проливы Босфор и Дарданеллы, Константинополь и Западная Армения…

Конечно, владычества Санкт-Петербурга над сокрушенной когда-то турецкой ордой православной ойкуменой Запад допустить не мог. Но кто мог помешать победе русского воинства и, соответственно, русской дипломатии? Только разночинническая, в своей массе, шушера без роду, без племени, без родины и привязанностей, лишь с одним «мировым пожаром» в умах и изъязвленных страстями душах… Во главе со своим лысым и картавым идеологом.

К началу осени в стране складывается уникальная ситуация: после подавления Корниловского «мятежа» патриотическая часть армии окончательно отворачивается от Керенского, в то время как от распропагандированной части он и его министры — заведомые враги. И, по сути, февралистскую власть защищать никто не хотел. Но при этом и революционные силы не очень-то жаждали каких-то активных действий. Ожидалось, что выборы в Учредительное собрание, назначенные на 25 ноября, наглядно покажут популярность левацких идей в народе. Пока же постепенно, но неотвратимо большевики прибирали к руками советы обеих столиц, составляя там доминирующее большинство.

Опережающий удар

Отсиживающийся в Финляндии Ленин, напротив же, призывает соратников «к топору», из-под его пера одна за другой выходят статьи с красноречивыми названиями «Марксизм и восстание» и «Большевики должны взять власть».

«Яснее ясного, что теперь, уже поистине, промедление в восстании смерти подобно, — обращался вождь к однопартийцам. — Изо всех сил убеждаю товарищей, что теперь все висит на волоске, что на очереди стоят вопросы, которые не совещаниями решаются, не съездами (хотя бы даже съездами Советов), а исключительно народами, массой, борьбой вооруженных масс… Нельзя ждать!! Можно потерять все!!! История не простит промедления революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя терять много завтра, рискуя потерять все. Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия. Было бы гибелью или формальностью ждать колеблющегося голосования 25 ноября, народ вправе, и обязан решать подобные вопросы не голосованиями, а силой… Правительство колеблется. Надо добить его, во что бы то ни стало! Промедление в выступлении смерти подобно».

Отчего же так, выражаясь современным арго, так «колбасило» деда с лукавым калмыцким прищуром глаз? Какие это такие волоски он имел в виду? А вот какие…

Первый звоночек прозвенел, когда военный министр Александр Верховский на заседании Временного правительства доложил о том, что и так ни для кого секретом не являлось. Просто об этом боялись говорить вслух: русская армия более не способна продолжать войну, поэтому следует пойти на сепаратные переговоры с Германией, авось удастся выйти из войны на более-менее приемлемых условиях… Однако потерять лицо «кандидат в Наполеоны», трон под которым и так уже основательно расшатался, не может. Министра отправляют в отставку, провластная пресса клеймит того предателем. А для Ильича это понятный сигнал: пока ерепенится министр-председатель, а как прижмет, вдруг одумается? Мир с Германией, который Берлину был нужен не меньше, чем Санкт-Петербургу, означал потерю главного аргумента об «империалистической войне», на котором и основывалась вся протестная риторика большевиков. Не будет ее — возможно, и потребность в самой прогрессивной партии отпадет сама собой, и тогда пиши пропало.

Но был и еще один момент, который Ленин держал в уме: 25 ноября должны были состояться выборы в Учредительное собрание. То есть народу предстояло избрать легитимную власть России? Государь Николай Александрович отрекся в пользу брата Михаила Александровича, а тот, собственно, — в пользу Учредительного собрания, которое и предстояло избрать гражданам новоиспеченной Российской республики. На время, пока этого не произошло, и было сформировано Временное правительство. Как относился вождь прогрессивного человечества к парламентаризму, мы говорили выше. К тому же он четко понимал, что той поддержки населения, которую ему хотелось бы иметь для претворения в жизнь своих социальных экспериментов, в Учредительном собрании у большевиков не будет, поэтому нужно действовать.

И действие произошло. То самое, получившее впоследствии от новых льстивых красных царедворцев угодливое название «Великий Октябрь». На деле же в столь пафосном по звучанию событии никакого пафосного содержания фактически не было, хотя последствия произошедшего отражаются на нашей жизни и по сей день… Как вспоминал, революционер, экономист и публицист Николай Суханов-Гиммер, «группки юнкеров не могли и не думали сопротивляться… военные операции были похожи скорее на смены караулов…, город был совершенно спокоен». Сопротивление было, но незначительное, его оказывали возле Зимнего дворца небольшие группы юнкеров, а также защитницы из женского батальона смерти — если одна рота юнкеров при приближении красных погромщиков ушла, то все женщины, все как одна, остались на своем посту. И победители сполна отыгрались на тех, кого застали.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

100-летие красного террора. Сергачский расстрел

Осенью 1918 года свирепый и безжалостный террор катился красным колесом от столиц до самых удаленных уголков России.

3 сентября 1918 года в уездном городе Нижегородской губернии Сергаче местной ЧК были расстреляны пять заложников. На другой день извещение об убийстве ни в чем не повинных людей, совершенном «в отмщение за Ленина», напечатала уездная коммунистическая газета «Думы пахаря». Редактировал газету секретарь ячейки РКП(б), лично участвовавший в расстреле.Смерть «буржуазии»!

В то жаркое лето власть большевиков висела на волоске. Демагогические лозунги, в силу которых часть народа пошла за партией Ленина, оказались обманом. Вместо земли крестьяне получили новое крепостничество. Вместо мира — социальную рознь и гражданскую войну. Вместо рабочего контроля над фабриками — насилие над пролетариатом, творимое его же именем. Блефом оказался обещанный хлеб, голодомор и людоедство уже маячили перед самой хлебородной страной мира.

Социальная база коммунистов таяла на глазах. В таких условиях оставалось последнее средство — беспощадный террор. Он был и ранее – в стране ширились спонтанные протесты и крестьянские выступления как ответ грабежи комбедов, насилия продотрядов, грабежи и убийства чрезвычаек. Но после почти синхронных убийства главы ПетроЧК Моисея Урицкого и ранения Ленина, последовавших 30 августа, террор приобрел тотальный характер. То, что стрелявшие не были ни кадетами, ни черносотенцами, а своими же, революционерами, большевиками в расчет не принималось.

Есть версии, что покушения организовало само окружение вождя. Они представляются самыми реальными и все объясняющими: верхушке РКП(б) требовался повод для тотальных расправ с политическими противниками и запугивания народа, недовольство которого росло, как снежный ком… И газеты запестрели истеричными призывами.

«Трудящиеся, настал час, когда мы должны уничтожить буржуазию, если не хотим, чтобы буржуазия уничтожила нас. Наши города должны быть беспощадно очищены от буржуазной гнили. Все эти господа будут поставлены на учет и те из них, кто представляет опасность для революционного класса, уничтожены. Гимном рабочего класса отныне будет песнь ненависти и мести!» ( «Правда», 31 августа 1918 г.).

А вот еще цитата:

«Убит Урицкий. На единичный террор наших врагов мы должны ответить массовым террором… За смерть одного нашего борца должны поплатиться жизнью тысячи врагов… Кровь за кровь. Без пощады, без сострадания мы будем избивать врагов десятками, сотнями. Пусть их наберутся тысячи. Пусть они захлебнутся в собственной крови!» («Красная газета», 3 сентября 1918 г.).

От слов перешли к делу. В Петрограде в одну ночь по приказу Дзержинского расстреляно 512 человек. Сообщение об этом растиражировали по всей России. В Нижнем Новгороде рупор большевиков «Рабоче-крестьянский нижегородский листок» 1 сентября оповестил о бойне крупным шрифтом, под аршинным заголовком: «Разстрел 500».

А тем временем в губернии и уезды летели циркуляры ВЦИК, совнаркома, ВЧК с требованием «на буржуазию патронов не жалеть». В приказе наркомвнудела Петровского требовалось немедленно взять заложников из числа контреволюционеров, которых надлежало расстреливать при малейших признаках сопротивления или недовольства.

Что же это за буржуазия такая? Что за враг рода человеческого, достойный лишь безжалостного истребления?

Как пишет в своей книге «Красный террор» Сергей Мельник, «В расход пускали заводчиков, купцов, инженеров, фельдшеров, учительниц, священников… Проще перечислить те категории населения, которые не подлежали расстрелу. Практиковались расстрелы на месте, без суда и следствия. В первую очередь это касалось заложников».

Кредо ВЧК выразил в те дни член коллегии и начальник ведущего отдела по борьбе с контрреволюцией ВЧК, а затем председатель ЧК Восточного фронта Мартин Лацис: «Мы не ведём войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора» (журнал «Красный террор», № 1, 1 ноября 1918 г.).

Контрибуции, повальные аресты, концлагеря, заложники, массовые расстрелы с опубликованием имен… Так ведет себя оккупационная власть. Не зря Ленин писал в 1918 году: «Большевики завоевали Россию».

Память народная

Многие десятилетия факты о красном терроре были государственной тайной. Да и ныне власть, по большому счету, молчит о них, храня этот секрет полишинеля. Но людская память неистребима. В уездном городе Сергач, где большевики также спели гимн ненависти и мести, устроив 3 сентября 1918 года показательную резню, жуткие предания передавались из уст в уста, из поколения в поколение.

Уже в пору гласности обет вынужденного молчания нарушил краевед и директор Сергачского районного музея Вячеслав Громов, издавший в 2001 году книгу, ставшую гражданским подвигом, — «Сергачское притяжение». В ней впервые сообщались подробности бойни, устроенной исполнителями изуверских директив, шедших от новых петроградских властителей. В музее до сих пор хранится найденный заведующим уникальный документ — уездная газета «Думы пахаря» от 4 сентября 1918 года. На первой ее полосе красуется крупная шапка — «Да здравствует красный террор!! Смерть буржуазии!! Пролетариат отомстит за своих вождей!!» (Именно так — по два восклицательных знака).

«Расстрел контрреволюционеров. Вчера в Сергаче по постановлению Военно-Революционного Штаба расстреляны 5 человек в отмщение за покушение на наших вождей: 1) Фертман А.Л. — спекулянт. 2) Приклонская — помещица. 3) Никольский — протоиерей. 4) Рыбаков И.Г. — офицер. 5) Рудневский Н. — офицер». И вновь: «Да здравствует Красный Террор! Смерть буржуазии!» Газета «Думы пахаря», 1918, № 17, 4 сентября.

Позднее поиски Вячеслава Громова продолжила его дочь Светлана, в то время также сотрудник музея. Собранный материал вкупе с данными, полученными нами уже после реабилитации жертв расстрела от их родных в Сергаче и Петербурге, позволили нам соединить звенья тех страшных событий в одну цепь.

Рассказывает Светлана Вячеславовна Громова:

— В 4 часа утра жительница Сергача Мария Ивановна, жившая на Острожной, против тюрьмы, услышала со стороны острога крики. Неистово кричала женщина: «Солдатушки, не стреляйте, не берите грех на душу! Побойтесь Бога!». Мария, оставив корову, поспешила к забору. Кричавшую она тотчас узнала. То была Ольга Приклонская, бывшая барыня, жившая на соседней Дворянской улице. Она славилась добротой и отзывчивостью, помогала воспитывать последнего отпрыска рода Пушкиных — Николеньку. Свидетельница видела, как грянул залп, Ольга Ивановна неловко упала, широкая юбка завернулась ей на голову…

И.Г. Рыбаков

Жертвы и палачи

О другом расстрелянном, 26-летнем Иване Рыбакове, рассказала его племянница, сергачанка Лидия Николаевна Ручина:

— Сначала пришли арестовывать отца Григория Дементьевича, бывшего полицейского урядника в Гагине. Но дома его не оказалось. И чекист указал на сына: «Тогда ты пойдешь». Ивану было 26 лет, он окончил городское училище и выбрал военную службу. В мировую войну отважно сражался, дослужился до прапорщика, за храбрость получил боевую награду.

Племянница по отцу, Юлия Николаевна Рыбакова, ныне сотрудник музея в Санкт-Петербурге, прислала нам фото, где Иван Рыбаков изображен среди чинов учебной команды 106 запасного пехотного полка, год 1917-й, Вятка. На другом фото, том, что представлено на сайте, Иван Рыбаков с братом Иваном и матерью, Надеждой Гавриловной. После демобилизации Иван Григорьевич приобщался к мирной жизни, работая на станции Сергач местной железной дороги. Как все люди, мечтал о любви, женитьбе, семье.

Вспоминает Лидия Ручина:

Расстрелом вместе с чекистом Михельсоном командовал председатель укома партии Санаев. Он был товарищем Ивана по училищу. Приклонские, Рыбаковы помогали ему, выходцу из бедной семьи, учиться, у них он жил, за одним столом ел-пил. Перед казнью дядя Ваня сказал: «Миша, ты меня убиваешь насмерть, а маму — на всю жизнь!» — Санаев только кепку на глаза надвинул. Загремели выстрелы, дядя Ваня был ранен, и Михельсон, подбежав, добил его из револьвера.

Позднее Роман Гуль напишет о кадрах ВЧК: «Дзержинский взломал общественную преисподню, выпустив в ВЧК армию патологических и уголовных субъектов. Он прекрасно понимал жуткую силу своей армии. Но желая расстрелами в затылок создавать немедленный коммунизм, Дзержинский уже в 1918 году с стремительностью раскинул по необъятной России кровавую сеть чрезвычаек… Из взломанного социального подпола в эту сеть хлынула армия чудовищ садизма, кунсткамера, годная для криминалиста и психопатолога. С их помощью Дзержинский превратил Россию в подвал чеки и, развивая идеологию террора в журналах своего ведомства «Еженедельник ВЧК», «Красный Меч», «Красный Террор», руками этой жуткой сволочи стал защищать коммунистическую революцию». («Дзержинский. Начало террора»).

Видит Бог…

— Другим очевидцам, — рассказывает Светлана Громова, — запомнился протоиерей Сергачского Владимирского собора Николай Никольский. Ему было 54 года, он был законоучителем многих школ, пользовался всеобщим уважением. Под дулами винтовок отец Николай осенил себя крестом и воскликнул: «Видит Бог, мы ни в чем не виноваты». Перед залпом всем приказали отвернуться, но батюшка сказал: «Спаситель не отворачивался, когда его распинали, и мы не будем».

Еще одна жертва сергачской бойни — студент Николай Рудневский. Его отец — один из первых педагогов в Сергаче — преподавал в городском четырехклассном училище. Семья была небогатой, и Николай учился в Петроградском институте инженеров путей сообщения на средства земской управы. Почему в расстрельном списке его нарекли офицером, неясно. То ли мундир учащегося-путейца ввел в заблуждение, то ли «офицер» лучше подходил для отчета.

Пятый из заложников — Лейба Фертман — был мелким торговцем. Говоря о нем, мои собеседники подчеркивали, что не было у Лейбы никаких богатств, жил он в ветхом домишке. Будто убить невиновного из числа богатых — меньший грех. Что ж, это вбивали в нас почти век.

Апологеты большевизма и чекизма лукавят: красный террор был только ответом на «белый террор». Ложь! Белые контрразведики не расстреливали по 500 заложников в ответ на выстрелы террористов-одиночек. Белые правительства не декларировали кампаний уничтожения целых сословий, подводя под них людоедские теории. О практике ВЧК историк русского зарубежья Сергей Мельгунов справедливо писал: «Это система планомерного проведения в жизнь насилия, это такой открытый апофеоз убийства, как орудия власти, до которого не доходила еще никогда ни одна власть в мире».

Современный историк Игорь Симбирцев сравнивает краснывй террор с белыми репрессиями: «Стоит почитать любое серьезное и непредвзятое исследование на эту тему и сопоставить приводимые факты, как становится очевидно: с красной стороны — целенаправленная кампания сверху по приказу власти с заложниками, расстрельными списками по утвержденным квотам, убийства только за «неправильное происхождение» и так далее, с противоположной — разрозненные вспышки жестокости белых частей или контрразведки, отдельные теракты против большевистских деятелей». («ВЧК в ленинской России»).

На крови людской не построить светлого будущего. Зло возвращается к его сеятелям бумерангом. В 1937 году, в разгар сталинских чисток, были расстреляны Михельсон с Санаевым. Воистину, Божья кара! Правда, с первой же оттепелью, при верном ленинце Хрущеве, их поспешили реабилитировать. А вот те, кто никого не мучил и не убивал, дожидались справедливости 90 лет.

Юлия Рыбакова написала нам из Санкт-Петербурга: «Сильно смущает в таких делах слово «реабилитация». Будто о виновных говорят, которых «простили». А ведь убивши честного человека, разбойник, если он раскаялся, на колени встает. Мой риторический вопрос к государству: «Надо ли реабилитировать невиновных?»

Думаю, необходимо. И юридически, и морально. Реабилитация — не прощение, а оправдание, возврат из забвения. Тех, кто убивал, давно уже нет, да и не встали бы они на колени. Впрочем, и сегодня еще немало людей, некогда замороченных бесчеловечной пропагандой. Готовых обелять и массовые убийства во имя коммунизма, и палачей. Обществу нужно время для исцеления. И лекарство в виде правды.

Вместо послесловия. 19 февраля 2010 г. прокуратура Нижегородской области посмертно реабилитировала пять жителей Сергача, казненных уездной ЧК в 1918 году. Клеймо преступников снято с Ольги Приклонской, о. Николая Никольского, Николая Рудневского, Лейбы Фертмана, Ивана Рыбакова. С инициативой реабилитации выступили «Нижегородское историческое общество «Отчина» и Комиссия при губернаторе области по делам политических репрессий.

Станислав Смирнов

для Русской Стратегии

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

На преступлениях и лжи можно построить только ад-2.0. К 100-летию красного террора 

100 лет назад официально начался Красный террор. Реальный террор начался, разумеется, раньше, но официальный декрет был издан большевиками 5 сентября, как якобы ответ на убийство Урицкого и покушение на Ленина.

Сегодня большевиствующие безумцы пытаются оправдывать преступления своего режима старой ленинской ложью «на белый террор мы ответим красным террором». Иной раз и от далёких от большевизма лиц можно услышать примиренческое: был, мол, и белый террор, и красный.

В реальности никакого «белого террора», разумеется, не было. Да, были эксцессы гражданской войны – самой жестокой из всех войн. Были преступления. Были отдельные деятели, совершавшие их и находившие в расправах удовольствие. Последних, впрочем, белое командование старалось вычищать из рядов армии.

Но террор – это не набор отдельно взятых преступлений и расправ, а система. Системный же террор был орудием лишь одной стороны – большевиков. Среди декретов Белых правительств вы никогда не найдёте указов о создании некой карательной структуры, директив об уничтожении целых социальных групп, взятии и истреблении заложников. Нашим белым вождям подобного не могло присниться даже в кошмарных снах, ибо они были людьми, а не бесами в человечьем обличье.

В личных письмах и телеграммах, в секретных указаниях и публичных выступлениях белых вождей вы никогда не найдёте призывов к поощрению энергии и массовидности террора, к уничтожению целых классов. Если же вы возьмёте переписку Ульянова-Ленина, речи Троцкого и Зиновьева, а также Бухарина и др. советских руководителей, то подобного рода человеконенавистнические призывы идут там через каждое слово.

Опять же ни одному из Белых вождей не могло бы и в голову прийти подобных мыслей. Ибо для того, чтобы они пришли, нужно быть одержимыми маньяками, террористами по самой природе своей.

Белые правительства не имели ничего подобного ВЧК. Ибо они жили понятиями и традициями того старого мира, в котором подобный орган государственного террора был просто невообразим, жили по тем нравственным нормам и совестным принципам, которые большевики отвергли. Троцкий прямо провозглашал в своей известной статье, что революционер имеет право убивать и совершать любые преступления в отношении реакционеров, тогда как реакционеры, конечно же, никаких прав не имеют. Эта новая анти-мораль, ставшая основой большевистского владычества, впервые применённая на нашей несчастной земле, была легко принята ХХ веком и ознаменовала весь его. Все самые страшные античеловеческие режимы, будь то Гитлер, будь то Пол Пот, были лишь учениками Ленина сотоварищи, продолжателями их.

Уже после Второй Мировой войны для нацистской Германии будет найден термин – преступная государственность.

На самом деле, преступная государственность на 1/6 части суши была установлена в конце 1917 г., когда власть в России была захвачена международной бандой террористов, красным «ИГИЛом», чьи действия мало чем отличались от зверств, творимых ныне исламистами. Тот же безудержный террор, тот же безумный фанатизм, тот же вандализм, стирающий с лица земли историко-культурное наследие многих веков…

Итак, 5 сентября 1918 г. «красный «ИГИЛ»» объявил о начале своего террора. Этот террор длился затем не одно десятилетие, и миллионы наших соотечественников стали его жертвами, имён многих из которых мы уже никогда не узнаем. Красная мельница перемалывала всех без разбора, не делая исключения ни для женщин, ни для детей, ни для стариков. Дворяне и крестьяне, священники и офицеры, купечество и интеллигенция – трудно подобрать слово, каким точнее было бы назвать эту методичную расправу над целым народом. Стратоцид? Да, официально это был стратоцид, ибо преступный режим прямо провозглашал, что неугодные сословия должны подлежать истреблению. Однако, в реальности красный молох пожирал даже рабочих. Единственная «страта», которая чувствовала себя в безопасности – это та самая «сволочь», на которую делал ставку Ленин. Отбросы из всех сословий. Суть великой антирусской революции состоит в том, что наше государство было поставлено с ног на голову, что отбросы стали во главе его, а элита в лучшем смысле этого слова истреблена.

И когда мы сегодня сокрушаемся бедственному положению нашей несчастной страны, то должно понимать, что оно – лишь прямое следствие этого кошмарного переворота. Ведь положение, когда отбросы крепко обосновались на верхах, а элита вырезана, исправить очень тяжело. Элита слагается десятилетиями и веками. А отбросы… Как вычистить их? Как вернуть в положенное им состояние?

Сто лет геноцида. Как следовало бы отмечать России эту дату? Общегосударственным трауром. Поминальными службами во всех храмах и церквях. Великой тризной по всем убиенным. Но… не пришла ещё Россия во Царствие своё, и до великой тризны по мученикам нашим – как далеко нам ещё!

Смотрят на нас со всех площадей их убийцы, организаторы невиданного по масштабам террора. И толпы их адептов доселе поют им славу, и государственное телевидение превозносит их, отравляя всё новые души… Вот, взрыв прогремел на одном из оборонных заводов: завод Свердлова в городе Дзержинске. Страшно, сограждане, жить в Иудином переулке у Иродовой площади Бесова града… А мы – живём. И не вздрагиваем, привыкнув.

А адепты красного «ИГИЛа» множат капища, множат идолов… Несколько памятников Дзержинском открыли только в последние два года. Несколько памятников одному из самых кровавых палачей русского народа. Так-то встречаем мы 100-летие геноцида. И снова существа с выжженной совестью доказывают нам с экранов целесообразность истребления нашего народа. И снова мы дискутируем про «белый» и «красный» террор, про то, надо ли пересматривать и осуждать или же надо примириться… И словно не слышим, как стоном стонет наша земля, стонет миллионами голосов наших мучеников, чьей кровью напитана она, стонет, взывая к нам, живущим, к нашей совести, стонет, запрещая пить мировую с чёртом, славить царя Ирода, лобызаться с Иудой, попирать прах всех истреблённых.

Прославление преступников есть надругательство над памятью жертв. Кощунство. А на фундаменте кощунства, лжи и преступления невозможно построить ничего доброго и жизнеспособного. Только ад-2.0. И ничего иного.

Ныне, спустя 100 лет истребление да отверзнет Господь слух всем нам и дарует русским людям сквозь всё заглушающую толщу лжи расслышать голоса миллионов наших предков, уничтоженных красным «ИГИЛом» мучеников, обращённые к каждому русскому сердцу.

Елена Семёнова

для Русской Стратегии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

ИГОРЬ ВЛАДИМИРОВИЧ ТАЛЬКОВ (1956 – 1991). ПОЭТ-ИСПОВЕДНИК РАСПЯТОЙ РУСИ. 

Аннотация: в статье воссоздаётся духовный портрет современного поэта с ярко выраженной гражданской и патриотической позицией Игоря Владимировича Талькова (1956–1991) и раскрывается религиозный и социально-этический контекст его творчества, глубоко укоренённый в православной традиции. Ключевые слова: поэтическое наследие, патриотизм, художественная ценность, духовный потенциал, гражданская лирика, авторская песня, пророческий пафос, православие.

И.В. Тальков – народный поэт, который стал рупором эпохи, духовным и нравственным ориентиром поколения 90-х годов ХХ века. Игорь Владимирович родился 4 ноября 1956 года, когда Святая Церковь вспоминает Казанскую икону Богоматери, в деревне Грицовка (ныне – это город Щекино) Тульской области.

Икона Божией Матери Казанская является покровительницей семьи и неоднократно спасала Русь от погибели, имея особую благодать помогать во время войн духовных и физических. Стихи Игорь начал писать с 1973 года, и его первая песня называлась «Мне немного жаль», в 1975 году написана музыкальная композиция «Доля», поэтические раздумья о судьбе человека, её автор считал своей первой профессиональной работой.

В 1986 году он начинает работать аранжировщиком и солистом в созданной композитором Давидом Тухмановым группе «Электроклуб», выступает с романтической песней «Чистые пруды» в собственной аранжировке (в 1987 году он исполнил её на передаче «Песня года», что в одночасье сделало его известным на всю страну), потом уходит из группы и создаёт собственный музыкальный коллектив «Спасательный круг, с которым стал гастролировать по стране, исполняя свои «социальные песни», как он их называл.

В песнях трагическим аккордом звучат струны его израненной души, жаждущей духовного просветления и пробуждения от греховного сна русского народа и своей страны: «Исполнение песен Игоря разорвало на клочки все предыдущие внедренные в массовое сознание мифы о ”великом октябре”, «гении Ленине”, «отсталой России”» [5]. Россия была его любимой Родиной, которую он страстно хотел видеть восставшей из пепла и руин, освобождённой от красного террора безбожной власти, возрождённой в силе и славе былого царского величия. Игорь Тальков происходил из дворянского рода польского происхождения.

В России польская фамилия Талько ассимилировалась в «Тальков». На гербе, выданным русской геральдической комиссией 28 апреля 2001 года под номером 605, написан девиз рода, который прозвучал из уст Игоря Талькова: «Россия – боль моей души». В одном из интервью Игорь сказал о себе как о патриоте, но не просто любящем Россию, но как о «человеке любящем и действующем» [12], занимающем активную жизненную и гражданскую позицию.

Как потомок дворянского рода, поэт считал себя монархистом и не признавал демократию, считая её демонократией, то есть сатанинской властью («Господа – демократы», «Метаморфоза», «Стоп! Думаю себе…» ): «Православие я считаю истинно верной религией, а что касается монархии, я считаю, что Россия была и остается страной монархической по своему укладу жизни и своим корням» [12].

Игорю Владимировичу Талькову в 2016 году исполнилось бы 60 лет, но он ушёл от нас намного раньше, прожив всего 34 года. 6 октября 1991 года вечером, в 16 часов 30 минут, во время сборного концерта за кулисами петербургского Дворца спорта «Юбилейный» Игорь Тальков был убит выстрелом из пистолета. Шестидесятилетний юбилей поэта прошёл практически незаметно для страны. О нём было написано крайне мало статей, откликов и книг.

Стараются не говорить и не писать, потому что слишком много правды людям в лицо говорил поэт: «Даже мертвый, Игорь по-прежнему страшен врагам России. В современной России его имя замалчивается, как замалчивалось при его жизни. По Центральному телевидению Талькова не показывают. На радиоканалах услышать песни Игоря – редкость, да и то, только лирические, которые, тем не менее, так же трогают душу, как и его социально-патриотические вещи» [4].

Когда он вышел на сцену впервые, никто из слушателей и не догадывался о долгих годах вынужденного молчания и душевных переживаний, когда его не пускали на сцену, и он писал в стол, не надеясь на публикацию своих стихов. В лице Талькова Россия рано потеряла «композитора, певца, поэта, яростно сочетающего тончайшую лирику, одержимость политической песней, остросоциальные зарисовки» [2].

Тальков был «самым политизированным артистом российской эстрады» [11, с.455], и потому многие небезосновательно считают его убийство заказным. Так, актёр Александр Васильевич Панкратов-Чёрный [10] рассказывал: «Следователь-полковник, с которым я разговаривал, сказал, что стреляли из пистолета Макарова, и что сердце Талькова пробили две пули, всаженные одна в одну.

Значит, стрелял суперпрофессионал, а никакой ни Малахов, который сейчас в Майами квартиру держит. И не еврей Шляфман, который и в армии-то не служил, а, значит, не мог двумя пулями попасть в «десятку». Просто, я считаю, он этот блеф взял на себя. Видно, ему хорошо заплатили…» [11, с.455]. В среде музыкальной богемы «ходили слухи о том, что Талькова ликвидировал КГБ за крамольное творчество. Надо признать, эта версия небезосновательна.

По некоторым сведениям, после убийства Талькова, некий служащий Лубянки, имеющий высокий чин, горделиво заявил, что получил повышение именно за операцию с Тальковым» [6]. О скорой насильственной смерти поэта предупреждал известный астролог Павел Глоба [11, с.452]. Жена поэта, Татьяна Талькова вспоминает, что о гибели Игоря говорил и некий экстрасенс после концерта у Белого дома в августе 1991 года, увидевший «маску смерти» на его лице. С последним концертом Талькова связана цепочка роковых совпадений, связанных с числом 13, которое считается несчастливым: Игорь ехал в Петербург в вагоне под номером 13, должен был выступать под порядковым номером 13, на концерт музыкант оделся во всё чёрное [16, с. 342 – 354].

Очевидцы рассказывают, что при отпевании 9 октября 1991 г. на Ваганьковском кладбище в храме Святителя Николая Чудотворца со стены неожиданно для всех упала древняя икона Казанской Божией Матери, которая висела там 150 лет и ни разу не падала. Один священник на похоронах певца сказал: «Каждый человек несёт свой крест, по силе духа своего. Игорь принял на себя великий крест.

Его слова были болью о России, о Родине, о Правде. Но слова его звучали одиноко в пустыне равнодушия и пошлости… Господь забрал его, как забирал и другие таланты. Однако крест – это и воскресение. Я верю, что Игорь войдёт в сонм воинов-подвижников земли русской, и будет жить его имя, как будет жить Россия…» [13]. Его жизненным кредо была «святая правда без лжи и компромиссов» («Правда»,1985) [15, с. 109], а идеалом Иисус Христос [15, с. 19].

Игорь пришёл к вере в сознательном возрасте. В 28 лет впервые прочитав Библию, он осознал себя православным человеком, глубоко, до боли сердечной, любящим Бога и Россию, удел Божией Матери: «В пронзительных стихах-песнях Талькова о России вызревает масштабное художественное сопряжение прошлого и современности» [8]. Тальков говорил о своем времени как «эпохе Вырождения» [15, с. 4] духовного и физического потенциала: «…Россия обескровлена, находится в коматозном состоянии.

Выход из этого состояния зависит от того, как скоро люди, населяющие ее, прозреют и потянутся к Правде, Свету, Истине, Богу…» [15, с. 12]. Реконструируя историю русских революций по редким архивным источникам, Тальков приходит к выводу, что «в 17–м году над Россией взошла Люциферова звезда, и дьявол начал править бал на Русской земле» [15, с. 7].

В домашней библиотеке поэта большую часть занимали исторические книги, архивные исторические материалы, репринтные западные самиздатовские и отснятые на ксероксе издания, которые он скрупулёзно изучал: «Я люблю читать исторические книги, коллекционирую исследования, мемуары, воспоминания, стараюсь доставать неопубликованные исторические материалы. И поэтому на концертах с гордостью говорю, что каждая моя песня имеет документальное подтверждение» [12].

Песни и стихи Игоря посвящены двум темам: теме любви и теме истории, первые трогательны и лиричны, вторые имеют остросоциальный и политический контекст: их стержнем выступает «глубокое постижение истории и современности России, духовных основ ее бытия, рефлексия об обретении национальной идеи» [8]. В поэтике Игоря Талькова большое место отведено теме покаяния русского народа в кровавых злодеяниях красного террора и, особенно, в грехе убийства Царской семьи, который стал причиной, по которой Бог допустил духовный и физический геноцид русской нации: «у Талькова в той же мере, как и у Высоцкого, звучит мотив взаимосвязи беды и соборности» [7, с. 157].

В социальной лирике, особенно в песне «Россия», возникает образ распятой, поруганной и расхристанной России, блудницы со святой душой, заплутавшей в лабиринтах истории революций и войн, но сохранившей внутренний духовный потенциал, который в русском народе может быть разбужен только всенародным покаянием в грехе цареубийства и богоотступничества. На основе малоизвестных материалов о легендарном командарме Филиппе Кузьмиче Миронове, бывшем царском офицере, Георгиевском кавалере, герое Русско-японской войны была создана грустная песня «Бывший подъесаул» (исполнена автором в 1990 году на музыкальном фестивале «Песня года»), которая, по мнению исследователя И.Б. Ничипорова, наполнена «глубокими художественными рефлексиями о трагедии национального раскола в ХХ столетии» [8].

В лирике Талькова рефреном звучит мотив духовной тьмы, окутавшей Россию непроницаемым покровом. Набатным «колоколом на башне вечевой» (М.Ю. Лермонтов) звучали слова из песен Игоря, слова, пробуждающие народ от духовной спячки (мотивы прозрения и пробуждения человека – центральные в лирике поэта), и побуждающие свергнуть ненавистное идеологическое иго безбожной и антинародной власти, уничтожающей свой народ («Глобус», «Господа – демократы», «Родина моя», «Совки», «Полу-гласность» (орфография автора – О.С.), «Забинтованные лбы», «Господин президент» ).

В интервью автор говорил о своих взглядах на жизнь: «Я не знаю, насколько я хороший поэт. Но мне кажется, что я хороший гражданин. Потому что любого нормального человека не может не волновать судьба его Родины, отчизны, где жили его отцы, деды, предки. Я думаю, это норма – небезразличное отношение к судьбе своей Родины» [1].

В стихотворении «КПСС» Игорь одним из первых сопоставил оба тоталитарных режима, коммунистический и нацистский, срифмовав аббревиатуру «КПСС» с «СС». Последняя обозначает преступную организацию фашизма, военизированное подразделение особого назначения, созданное для охраны концентрационных лагерей. Острополитическая песня «Дядин колпак» посвящена Ленину, «вождю» «одураченных масс».

Его «люциферова звезда» своим мертвящим лунным светом поглотила Солнце России, погубила монархию, расшатала духовность, но не уничтожила русский дух. В этой песне Игорь говорит о вожде мирового пролетариата как о жестоком и беспощадном сионисте и русофобе, которому было глубоко чуждо всё русское и национальное. В 1988 году поэт, обличая преступления коммунизма и его кровавого гения Ленина, скажет в стихотворении «Враг народа»:

Я свой народ люблю – люблю Россию,
И точно знаю, кто народу враг! [17].

По мнению автора, главным врагом России всегда были русофобы, во главе с богоотступником Лениным, сионисты-христопродавцы, иваны, не помнящие родства, идеологи коммунизма, антидуховным истоком которого современные исследователи считают оккультизм и сатанизм [3]. В ходе театрализованного представления «Суд» поэт высказал своё негативное отношение ко всем вождям, правившим Россией с 1917 года.

Последней песней Игоря Владимировича была остросоциальная песня «Господин президент», обращенная к Б.Н. Ельцину и его окружению. В ней правдиво отражено глубокое народное разочарование политикой первого президента России. В сентябре 1991 года Игорю Талькову с трудом удалось передать запись песни Борису Ельцину через его личного врача, а вскоре после этого, 6 октября, он был убит…

Тальков понимал, что Россия, пройдя через горнило испытаний семью десятилетиями воинствующего атеизма, оказалась в ХХ веке на пороге национальной духовной катастрофы. Поэт занимался поиском русской идеи и возрождения духовного потенциала любимой России: «Его жизнь и творчество стали откровением для миллионов граждан России» [5], которых он старался своими песнями разбудить от духовной спячки и застоя.

Поэт призывал простой народ, приходящий на концерты, к единомыслию и единодушию, необходимому для возрождения русской нации в христианском духе соборности: «Проникнутый духом соборности, впитанной им от русской классической литературы, Тальков стремился в более популярной форме передать этот дух своим слушателям, интуитивно чувствуя важность сохранения культурных традиций нашего народа в один из сложных моментов его исторического развития» [7, с. 157]. В стихотворении «Мистер «Х”» он скажет о дорогих его сердцу нравственных ценностях семьи и настоящей дружбы:

Вот тогда мы станем дружною семьею
И одной страною хоть на полчаса.

(«Мистер «Х”») [17]. В дневнике поэта, а также в документальной повести «Монолог» Тальков основательно изложил свое отношение к истории русского мира и творчеству, откровенно рассказал о своем мировоззрении, основанном на духовных ценностях Православия: «Я бард. Я пишу и пою песни о том, что меня волнует. Свобода творчества – мой принцип, а принадлежность к любой партии или организации обязывает следовать определённому уставу и принципам. Мой метод борьбы с несправедливостью и злом, за правду и добро – мои песни. Мой долг – максимально донести до ума и сердца слушателя то, о чём болит и кричит моя душа. Россия – боль моей души. Социальные песни – крик моей души. Бой за добро – суть моей жизни. Победа над злом – цель моей жизни. Если я кому-то и служу, то только Господу Богу, и отчитываюсь за содеянное в этой жизни только перед Всевышним» [15, с. 47].

Автор мыслил и ощущал себя избранным Богом поэтом, пророком переходной эпохи, тонким аналитиком её исторических и духовных процессов, глубоко верующим православным патриотом, поэтом и композитором, для которого каждое сказанное слово имеет своё сакральное идейно-нравственное основание в Боге. В лирике Игоря Талькова звучат не только политические и социальные темы, большое место в ней занимает тема любви, которой посвящено много песен.

Поэт считал любовь важнейшим смыслом человеческого бытия, на котором держится Вселенная: «Любовь – это принцип существования всего сущего на Земле. Ради неё и во имя её рушатся государства и возрождаются государства, системы, миры, совершаются войны, люди становятся либо отпетыми негодяями, либо святыми…Мы живём в самое страшное время для нашей многострадальной Родины, в момент кульминации войны правительства со своим народом… Православие – религия не воинствующая, но способная защитить Любовь друг к другу и к Богу. Только Любовь может победить зло.

Любовь – это стимул жизни, вечный поиск, единственная возможность роста и совершенствования» [15, с. 26]. «Память губ и память рук» не даёт разорвать замкнутый круг («Замкнутый круг») [15, с.127]. Самое лучшее стихотворение-песня о любви – «Моя любовь». К лирическому герою приходит Любовь как «нечаянная радость» и «несвоевременная страсть» [15, с.142], разрушающая привычный семейный уклад. Любимая сравнивается с легкокрылой одинокой птицей, лишённой семейного гнезда: «Нарушив мой земной покой// Ты от какой отбилась стаи…» [15, с.143].

Любовь – это не счастье, а мучительный «классический треугольник и слёзы обид» («Ты опоздала») [15, с.134], за которые любящих может простить только Бог. Ведь они «расстаются любя» [15, с.134], чтобы не разрушать свои семьи. Уходя и оставляя друг другу душевную боль, влюблённые пытаются обмануть себя, но понимают, «что обмануть не смогут Бога» [15, с.143]. Бог выступает свидетелем любовных страданий («Моя любовь»), которые нужно пережить, чтобы оставить неизгладимый след в памяти сердечной («Память»): «в поэзии Талькова осмысление любовного чувства связано и с тонким психологическим анализом его коллизий, и с онтологической перспективой – раздумьями о вечности, судьбе, нравственных основаниях бытия» [8].

Игорь Тальков стал голосом и совестью постсоветской эпохи великих надежд и страшных разочарований. Он воспел Россию как «страну гениев». Малоизвестное стихотворение «Страна моя в обломках и развалинах» – одно из последних творений Игоря. Оно посвящено горячо любимой и распятой врагами Родине:

Низвергнут идол, и кругом – вражда.
И сам я весь враждою той израненный,
Приговоренный к смерти до суда.
Я виноват и не прошу прощения:
Я не стрелял, но не отвел курок
Того, кто жаждал крови и отмщения
И убивал, а я спасти не мог.
Пусть все не так и прожито и пройдено,
Я за грехи пред Богом помолюсь.
Как робко ты меня любила, Родина!…
Как сильно потерять тебя боюсь!
Вороний грай кружит крылами черными,
То замолкает, то зовет опять…
Ах, не поймут никак безудержные вороны,
Что мне сейчас не время умирать [13].

Бог прославляет тех людей, которые в Него искренне верят и живут по Его законам. На Пасху 2004 года замироточил портрет Игоря Талькова, написанный иконописцем Николаем из Рязани (портрет находится в клубе подмосковного города Железнодорожный). Этот факт говорит о многом. Игорь, находясь в мире шоу-бизнеса, который он называл пространством бездуховности и лжи, через всю жизнь пронёс самоотверженную сердечную любовь к Святой Руси, как великий дар от Господа.

Он был Божиим избранником и, как последний русский царь Николай II, которого Игорь почитал, принёс себя в жертву ради спасения России. Современная талантливая поэтесса Татьяна Валерьевна Снежина (1972–1995) в стихотворении, посвящённом памяти Игоря Талькова, «Посвящение И.Т.», осознавая поэта исповедником Святой Руси, сравнивает его духовный жертвенный подвиг любви к России с трудной тернистой жизненной дорогой Господа Иисуса Христа:

Всегда был грустен, чуть устал
И не снимал с груди креста.
О, как же ты напоминал
Душой и внешностью Христа! [14].

Жена поэта, Татьяна Талькова, сказала о его духовной миссии: «Господь не часто посылает на нашу грешную землю таких гениев, как Игорь. И, наверное, мы так погрязли в дебрях бездуховности, что его светлая душа была отозвана в «высшие миры” до срока, пронзительно рано, на самом взлёте. Думаю, что миссия Игоря, как и большинства русских поэтов, осталась невыполненной” [16, с. 392–393].

Глубокая непосредственная и кроткая любовь к Родине, отражённая в духовной вертикали его поэзии, стала доминантой творчества Талькова. С надеждой и болью звучат слова Игоря в назидание и утешение потомкам, ещё не утратившим веру в свою страну, её будущее возрождение из «управляемого хаоса» в христианскую страну во главе с благословенным Богом монархом. Игорь верил, что «Россия обязательно выздоровеет, встанет на ноги», [12], взойдет великой и яркой звездой на мировом небосклоне. В прологе к песне «Россия», наполненной искренней болью и глубокими раздумьями поэта о судьбе Родины, звучат пророческие слова Игоря Талькова как духовное завещание, обращенное к потомкам. Это слова глубокой веры в воскресение Святой многострадальной Родины:

Ты выпрямишь свой перебитый стан,
Как прежде, ощутишь себя мессией.
И расцветешь на зависть всем врагам,
Несчастная, Великая Россия [9].

Тальков – современный поэт-исповедник распятой Руси, русский патриот, который своей жизнью и творчеством смело свидетельствовал грехолюбивому миру о Христе. В творчестве Игоря Владимировича Талькова прозвучали традиционные для русской классической поэзии христианские мотивы соборности и любви, жертвенности и прощения, покаяния и духовного прозрения, которые стали отражением православного мироощущения поэта. Его можно назвать духовным преемником гениальных русских поэтов – А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова. Яркая, как метеор, и короткая, как минута, жизнь русского патриота и талантливого поэта-пророка, артиста и композитора, сконцентрировала и отразила в себе эстетические, философские и нравственно-аксиологические искания переходной эпохи и стала духовно-интеллектуальной вехой в литературной и музыкальной истории России ХХ века.

Картина современного художника Валерия Николаевича Балабанова (1939–2009) «Тальково поле» [18].

Список использованной литературы:

1. Белкина Л. Крест Игоря Талькова. Электронный ресурс. Код доступа: https://благовестсамара.рф/-public_page_10877.
2. Бубенников Л.К. Тальков Игорь Владимирович// Эстрада России. XX век. Энциклопедия. М.: Олма – Пресс, 2004. – С. 639–640.
3. Володский И.О. Истоки зла. (Тайна коммунизма). М., 2000.
4. Игорь Тальков – Православный воин на стыке эпох. Электронный ресурс. Код доступа: https://klin-demianovo.ru/http:/klin-demianovo.ru/analitika/113040/igor-talkov-pravoslavnyiy-voin-na-styike-epoh/.
5. Котов Р. Игорь Тальков – Божий посланник. Электронный ресурс. Код доступа: https://pereklichka.livejournal.com/187576.html.
6. Куропаткина М.В. Игорь Владимирович Тальков. Под крыльями смерти.// Куропаткина М.В. Тайны смертей русских поэтов. Электронный ресурс. Код доступа: https://www.e-reading.club/chapter.php/68779/19/Kuropatkina_-_Taiiny_smerteii_russkih_poetov.html
7. Меньшиков Т.В. Отечественная бардовская и рок-поэзия с точки зрения её национальных особенностей// Вестник Московского государственного областного университета. – Серия «Русская филология». – 2009. – № 1. – С.155–163.
8. Ничипоров, И.Б. Мотивы песенной поэзии Игоря Талькова // Литературная учеба. – М., 2003. – № 1. – С. 134–149. Электронный ресурс. Код доступа: https://www.portal-slovo.ru/philology/37216.php?ELEMENT_ID=37216&PAGEN_2=2.
9. Орлов В. Несчастная Великая Россия. Электронный ресурс. Код доступа: https://old.nasledie.ru/kyltyra/4_4_3/article.php?art=12
10. Панкратов-Черный А. Уже сорок дней // Комсомольская правда. – 1991. – № 262. – № 69. – 11 апреля.
11. Раззаков Ф.И. Тальков Игорь //Раззаков Ф.И. Как уходили кумиры. М.: Эксмо, 2005. – С. 451 – 455.
12. Священник Александр Половинкин. Покаянное творчество Игоря Талькова. Электронный ресурс. Код доступа: https://ruskline.ru/analitika/2010/05/31/pokayannoe_tvorchestvo_igorya_talkova.
13. Секридова Т. «Как робко ты меня любила, Родина…» Сегодня годовщина смерти Игоря Талькова // Труд. – 1992. – 6 окт. (№ 150). – С. 4. Электронный ресурс. Код доступа: https://www.talkov.nnov.ru/texts/rod.htm.
14. Снежина Т.В. Посвящение И.Т.// Снежина Т.В. Избранное. Электронный ресурс. Код доступа: https://www.snezhina.ru/izbrannoe/?url=posvyashenie.
15. Тальков И.В. Монолог. Песни. Стихи. Проза. М.: Художественная литература, 1992. – 158с.
16. Тальков И.В. Стихи и песни. – М.: Эксмо, 2004. – 416с.
17. Талькова Т. Игорь Тальков. Стихи и песни. Электронный ресурс. Код доступа: https://royallib.com/book/talkova_tatyana/igor_talkov_stihi_i_pesni.html
«Тальково поле»: (Рассказ художника Валерия Балабанова о картине, посвященной Игорю Талькову // Наука и религия. – 1995. – № 2. – С. 13. На 1-й странице обложки: картина В. Балабанова «Тальково поле».

O.V. Sakharov, PhD in Philology (Yelets, Russia)
hristianka07032014@gmail.com

IGOR VLADIMIROVICH TALKOV (1956 – 1991) IS THE POET CONFESSOR OF THE CRUCIFIED RUSSIA.

Abstract: the article reconstructs the spiritual portrait of a modern poet with a strong civic and Patriotic position of Igor Vladimirovich Talkov (1956–1991) and reveals the religious and socio-ethical context of his work, deeply rooted in the Orthodox tradition.
Keywords: poetic heritage, patriotism, art value, spiritual potential, civil lyrics, author’s song prophetic pathos, Orthodoxy.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

Русский Поэт о доске палачу! 

25 сентября в Петербурге открыли мемориальную доску кровавому чекисту Урицкому.

* * *
Покуда, трудясь и калечась,
О пенсиях стонет народ,
Шевелится красная нечисть,
И высохший лысый урод
Всё тянется из мавзолея,
Чтоб кровушки нашей попить,
Чтоб снова, от власти шалея,
Советскую кашу лепить.

Он встанет, когда-нибудь встанет,
Злодеи подолгу не спят,
И красное время настанет
Для шустрых идейных ребят.
Пока же отпетая сволочь
Урицкого славит доской:
«Будь здрав, Моисей Соломоныч,
В коптильне своей бесовскóй!

А мы тебя помним, товарищ,
И заново учим детей, –
По-ленински каши не сваришь,
Без массовых лютых смертей!
За эту кровавую кашу
Мы бросим в кромешную тьму
И веру, и родину нашу,
И небо, и Землю саму…».

Д.В. КУЗНЕЦОВ

Доска установлена на том месте, где 30 августа 1918 года Урицкий был застрелен студентом Леонидом Канегиссером. Мемориальную доску Урицкому в Санкт-Петербурге уже было ставили ранее, но в июне 2012 года она бесследно исчезла. Теперь новый памятный знак находится на лестнице вестибюля здания Главного Штаба (ныне штаб Западного военного округа ВС РФ).

Во время открытия мемориальной доски директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, по чьей инициативе она и была установлена, заявил, что Урицкий был “яркой и интересной исторической фигурой». Пожалуй, стоит добавить несколько штрихов к образу данного “яркого” персонажа.

Моисей Соломонович Урицкий (1873-1918) родился в благополучной купеческой семье. Окончил юридический факультет Киевского университета, но уже во время учебы примкнул к революционному движению. Был участником революционных событий 1905–1907 гг. в Петербурге и Красноярске. Неоднократно арестовывался и ссылался. Жил в эмиграции (Дания, Германия). В годы Первой мировой войны призывал к поражению Русской Армии.

После февральских событий 1917 года Урицкий вернулся в Россию, вступил в партию большевиков и сразу стал членом ее ЦК. В октябре 1917-го вошёл в состав Петроградского военно-революционного комитета и непосредственно участвовал в подготовке и осуществлении большевистского переворота.

В марте 1918-го Урицкий стал председателем Петроградской ЧК (с апреля совмещая этот пост с должностью комиссара внутренних дел Северной области). На этом посту, по отзыву Луначарского, Урицкий стал «железной рукой, которая реально держала горло контрреволюции в своих пальцах». Говоря по человечески, ИМЕННО ОН НАЧАЛ ПОЛИТИКУ МАССОВОГО ТЕРРОРА, направленного на физическое уничтожение не только сознательных противников советской власти, но и “социально чуждых элементов”. Под последними понимались представители ведущего культурного слоя России: интеллигенция, чиновники, офицеры, священники, предприниматели и прочие, и прочие…

В итоге тысячи и десятки тысяч людей были замучены и убиты. Особенно досталось главному защитнику российской государственности – офицерскому корпусу. НА СОВЕСТИ УРИЦКОГО НЕ ТОЛЬКО СОТНИ РАССТРЕЛЯННЫХ ОФИЦЕРОВ И ЧЛЕНОВ ИХ СЕМЕЙ, НО И НЕСКОЛЬКО БАРЖ С АРЕСТОВАННЫМИ ОФИЦЕРАМИ, ПОТОПЛЕННЫХ В ФИНСКОМ ЗАЛИВЕ. Петроградская ЧК обрела репутацию поистине дьявольского застенка, а имя её главы наводило ужас.

Жизнь и карьера советского палача была прервана выстрелом социалиста Леонида Канегиссера. В отместку за Урицкого чекисты расстреляли по всей стране тысячи заложников из представителей «непролетарских классов» (в одном только Петрограде – несколько сот человек).

Похоронили Урицкого в центре Петербурга, на Марсовом поле, где проходили когда-то парады уничтоженной большевиками Русской Императорской Армии. До сих пор имя палача-чекиста носят поселки в Якутии, Псковской и Орловской областях России, в Кустанайской области Казахстана, улицы в Новосибирске, Екатеринбурге, Смоленске, Липецке, Краснодаре, Бобруйске, Серпухове, Тарусе и множестве других городов. А теперь в Санкт-Петербурге появилась и памятная доска в его честь.

Материал сайта
«Имперский Казачий Союз»