Снос храмов и монастырей в СССР. Как это было. (ВИДЕО)

В 1914 году на территориях Российской империи, по официальным данным, насчитывалось 54 174 православных храма (включая монастырские, домовые, кладбищенские, недействующие и приписные, но без учёта военных церквей), 25 593 часовни, 1025 монастырей.
В 1987 году в СССР оставалось 6893 православных храма и 15 монастырей. Также были уничтожены многочисленные крепости-звёзды.

Для того, чтобы полностью осознать дьявольские цели и варварские методы, которые использовала советская власть, безжалостно уничтожая наше культурное и духовное прошлое, снося эти храмы, надо собрать все пазлы в одну картину и ужаснуться судьбе всего советского народа, который жил во времена этой страшной трагедии.

Придя к власти, большевики искусственно создали голод на территориях России, которые они контролировали. Согласно данным официальной статистики, голод охватил 35 губерний (Поволжье, Южную Украину, Крым, Башкирию, Казахстан, частично Приуралье и Западную Сибирь) общим населением в 90 миллионов человек, из которых голодало не менее 40 миллионов (по официальным советским данным — 28 миллионов). Число жертв голода составило около 5 миллионов человек.

Снос храмов и монастырей в СССР. Как это было. (ВИДЕО)

Голод стал удобным поводом для массированной атаки властей на православную церковь, под видом изъятия церковных ценностей для борьбы с голодом. В рамках кампании в пользу государства изымались находившиеся в храмах всех конфессий изделия из драгоценных металлов и драгоценные камни. Изъятию подлежали и предметы, предназначенные исключительно для богослужебных целей (священные сосуды), что поставило в очень уязвимое положение духовенство и вызвало сопротивление части прихожан. Кампания сопровождалась репрессиями против священнослужителей.

Снос храмов и монастырей в СССР. Как это было. (ВИДЕО)

 

23 февраля 1922 года вышел декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих. В письме членам Политбюро от 19 марта 1922 года В. И. Ленин, имея в виду разразившийся к тому времени в ряде регионов голод, писал:

«Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо во всяком случае будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету. Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности, совершенно немыслимо…Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать…
— Владимир Ильич Ленин «…Надо именно теперь проучить эту публику…»

Изъятие церковных ценностей готовилось и проводилось большевиками планомерно и с широким размахом. Власть использовала вопрос о церковных ценностях, чтобы начать мощную антицерковную кампанию. Разработка и непосредственное проведение кампании по изъятию были поручены Л. Д. Троцкому.

Снос храмов и монастырей в СССР. Как это было. (ВИДЕО)

Высший орган законодательной власти Советской России — Президиум ВЦИК (председатель М. И. Калинин) — 2 января 1922 г. принял постановление «О ликвидации церковного имущества».

10 марта 1922 г. Ленин получил подробную докладную записку с обоснованием необходимости создания за рубежом специального синдиката для реализации изъятых ценностей от наркома внешней торговли Л. Б. Красина, на которую наложил положительную резолюцию.

Изъятие в Москве планировалось завершить к началу партийного съезда — Москва должна была стать примером: «Если в Москве пройдёт хорошо, то в провинции вопрос решится сам собой». Шла подготовительная работа по началу акции в Петрограде. Заканчивалось донесение Троцкого Ленину так: «Главная работа до сих пор шла по изъятию из упразднённых монастырей, музеев, хранилищ и пр. В этом смысле добыча крупнейшая, а работа далеко ещё не закончена».

Итак, изъятие церковного имyщества Л.Д. Троцкий в своём донесении назвал ДОБЫЧЕЙ! Изъято ценностей очень много, но это было только начало, а как подступиться к десяткам тысяч церквей, монастырей, где хранилось богатейшее имущество?

Кроме того, Ленин полагал что изъятие церковных ценностей под видом борьбы с голодом заставит замолчать даже представителей русской белой эмиграции, которые в иных условиях несомненно протестовали бы против изъятия.
Советское государство под предлогом помощи голодающим изъяло только в 1922 году церковных ценностей на четыре с половиной миллиона золотых рублей. Собственно на покупку продовольствия из них было потрачено около одного миллиона. Все остальные деньги были потрачены на иные цели, главным образом на «разжигание мировой революции»

Подавляющая часть изъятых у церкви в 1922 году ценностей пошла в переплавку, а полученные с продажи деньги были потрачены на проведение самой кампании по их изъятию: антицерковная агитация, техническое обеспечение (транспорт, грузчики, упаковочные материалы и т. п.), сверхсметные ассигнования и т. д. Значительная доля ценностей пошла на содержание партийного и советского аппарата. Именно в это время сотрудникам аппарата были увеличены зарплата, различные виды довольствия и т. д. Часть золота и драгоценностей была попросту разворована, о чём свидетельствуют суды, прошедшие над сотрудниками Гохрана.

Пришедшие к власти большевики , получив источник несметных богатств в виде церковного имущества,не могли сразу и прямо начать кампанию по изъятию церковного имущества и уничтожению церквей по всему СССР, так как у них были веские технические причины.
Храмов, монастырей, часовен, на всей бескрайней российской территории было , по официальным данным, 80 792. Это очень внушительное число.
Толщина стен храмов достигала 1-3 метров, да ещё мощные фундаменты и подземные ходы, к которых тоже могли быть спрятаны сокровища.

Вот как разрушали Храм Христа Спасителя в Москве:
«Работающие батальоны в буденовках начали вгрызаться в трехметровые стены. Но стены оказали упорное сопротивление. Ломались отбойные молотки. Ни ломы, ни тяжелые кувалды, ни огромные стальные зубила не могли преодолеть сопротивление камня. Храм был сложен из огромных плит песчаника, которые при кладке заливались вместо цемента расплавленным свинцом. Почти весь ноябрь ожесточенно работали военные батальоны и ничего не могли сделать со стенами. Они не поддавались. Тогда пришел приказ. Мне сказал под большим секретом симпатичный инженер:

– Сталин был возмущен нашим бессилием и приказал взорвать собор. Даже не посчитался с тем, что он в центре жилого массива Москвы…

Только сила огромного взрыва, и не одного, 5 декабря 1931 превратила огромное, грандиозное творение русского искусства в груду щебня и обломков».

Чтобы произвести взрывные работы, нужно было колоссальное количество пороха! Который получали из нитроцеллюлозы, которая , в свою очередь, получается из хлопка путем нитрирования (бездымный порох, обладает бОльшей взрывной силой).

После революции и первой мировой войны, голода и разрухи в Туркестане (современной Средней Азии), урожай хлопка резко снизился, надо было срочно поднять хлопковую отрасль, чтобы иметь возможность наладить производство взрывчатки.

Далее, надо было откуда-то взять огромное количество людей, чтобы ЗАСТАВИТЬ их путём принуждения заниматься разграблением и уничтожением храмов, церквей , монастырей по всей России, а также выполнять и другие подневольные тяжёлые работы в нечеловеческих условиях и причём почти безплатно.

На решение задач,связанных с разрушением и разграблением этих зданий, у большевиков ушло несколько лет!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Российская трагедия ХХ в. Уроки истории. 1917 год. (4 ЧАСТЬ)

Октябрьский переворот разрушил империю и нанес огромный урон основам не только государственного, но и церковного уклада России. Большевистская расправа над Русской Православной Церковью превосходила по жестокости гонения за веру в первые века Христианства. Богоборчество было возведено в ранг государственной политики, поэтому одни из первых решений советского правительства касались непосредственно Церкви.

Уже 26 октября 1917 г. монастырские и церковные земли были изъяты государством, а 11 декабря 1917 г. вышел декрет, по которому конфисковали у Церкви все учебные заведения. Этот закон практически ликвидировал возможность существования системы духовного образования в России. Церковные здания, имущество, капиталы – все подлежало конфискации. 20 января 1918 г. был принят декрет о свободе совести, более известный как декрет об отделении Церкви от государства, который поставил Церковь фактически вне закона. Первая советская конституция 10 июля 1918 г. своей 65 статьей объявила духовенство и монашество нетрудящимися элементами лишенными избирательных прав – «лишенцами». Притеснениям подвергались и дети священников. Так на практике большевиками был реализован лозунг «Свободы, равенства и братства».

3 февраля 1919 г. в разгар Гражданской войны принимается постановление Наркомата юстиции об организованном вскрытии мощей. «Странная мера, — пишет прот. Георгий Митрофанов, — в условиях, когда над большевиками нависает внешняя угроза, но мера очень продуманная и очень серьезно ориентированная на то, чтобы подорвать престиж Церкви». Впервые в истории православной России совершается чудовищное кощунство – в монастырях и храмах публично вскрывают раки, в которых хранились мощи святых.

Большевики понимали, что во время проведения этой компании выявят себя религиозно активные люди. Поэтому очень часто вскрытие мощей специально проходило в кощунственной форме с явными фактами глумления над почитанием святых, тем самым провоцируя православных к сопротивлению. Происходившие столкновения давали повод большевикам применять оружие против верующего народа. С февраля 1919 г. по 28 сентября 1920 г. было совершено 63 вскрытия, которые продолжались и в последующие годы. Священномученик Тихон, патриарх Московский и всея Руси обращался к В.Ленину по поводу происходящих событий, указывая на то, что такого рода действия противоречат декрету о свободе совести. Однако обращение патриарха было проигнорировано.

В 1921 г. в стране начался невиданный голод, который был использован большевиками в качестве повода для очередного наступления на Церковь. Священномученик патриарх Тихон обратился к православным христианам с призывом о помощи голодающим. Воззвание патриарха было услышано, и Церковь стала активно собирать пожертвования. Однако 10 февраля 1922 г. появляется декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей, в том числе и церковной утвари, без которой невозможно проведение богослужений. Вопрос ставился таким образом, как будто бы Церковь вообще никакой помощи в борьбе с голодом не оказывалает и скрывает свои ценности. В.Ленин цинично предписывал: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления… Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

Итак, искусственно созданный большевиками голод был использован как подходящий фон для бандитского ограбления храмов и монастырей, с последующей отправкой награбленного за рубеж якобы для закупки хлеба голодающему населению. Несмотря на огромные суммы, изъятые у Церкви, народ продолжал умирать от голода. Вслед за этим по всей стране прокатилась волна кровавых столкновений и расстрелов. К середине 1922 г. в связи с изъятием церковных ценностей состоялся 231 судебный процесс с привлечением 732 человек. Как видно, эта компания помимо грабительских целей способствовала нанесению удара по духовенству, выявлению наиболее активных священников и мирян и под предлогом того, что они сопротивляются изъятию ценностей их ликвидации.

По указанию В.Ленина в 1922г. был арестован св. патриарх Тихон (Беллавин). Пережив безконечные допросы, угрозы и давление, надломленный тюремным заключением святой страдалец 25 марта 1925г. скончался. На скамье подсудимых оказался священномученик Вениамин (Казанский), митрополит Петроградский, который ранее активно участвовал в сборе средств на борьбу с голодом. Накануне расстрела в последнем слове он сказал: «О себе? Что же я могу вам о себе еще сказать? Разве лишь одно… Я не знаю, что вы мне объявите в приговоре – жизнь или смерть, но, что бы вы в нем ни провозгласили, я с одинаковым благоговением обращу очи горе, возложу на себя крестное знамение и скажу: слава Тебе, Господи Боже, за все…». Процесс над св. митрополитом Вениамином явился моральным поражением большевиков.

Священномученик митрополит Серафим (Чичагов) незадолго до своего последнего ареста говорил: «Православная Церковь сейчас переживает время испытаний…Сейчас многие страдают за веру, но это – золото очищается в духовном горниле испытаний. После этого будет столько священномучеников, пострадавших за веру Христову, сколько не помнит вся история Христианства». Его, старого, больного человека в возрасте восьмидесяти одного года, чекисты на носилках доставили в тюрьму, а затем расстреляли.

Жестокость, проявленная по отношению к священнослужителям, не поддается описанию. Их подвергали аресту, зверски пытали, топили в прорубях и колодцах, бросали в огонь, отравляли, заживо закапывали в землю, топили в нечистотах, распиливали пилой, сажали на кол, распинали на кресте, сдирали кожу с тела… В общей сложности за годы Гражданской войны 1918-1921 гг. погибло 23 архиерея и более 10 тысяч духовенства. В мирное время в процессе изъятия церковных ценностей 1922-1923 гг. погибло примерно такое же количество священнослужителей, что свидетельствовало о продолжении войны против Церкви. К 1929 г. на свободе оставалось всего 4 архиерея. Действующих храмов в 1939 г. на территории РСФСР насчитывалось около 100. Фактически за двадцать лет репрессий Русская Православная Церковь понесла огромные разрушения и была поставлена на грани полного уничтожения.

Вместе с разрушением церковной организации жестокому удару были подвержены нравственные основы жизни народа. 17-18 декабря 1917 г. принимаются декреты, касающиеся вопросов брачного законодательства. Регистрация рождений, браков, разводов и смертей была отнята у Церкви и передана государственным органам. В соответствии с этими постановлениями законным признавался только гражданский брак. Процедура записи в ЗАГСе была тождественна временному торговому договору без взаимных гарантий. С этого времени мужчина или женщина, состоявшие в браке, могли легко его расторгнуть в любое время. По стране прошла огромная волна разводов и заключения незаконных, в христианском понимании, гражданских браков. Все канонические основания для заключения или расторжения брака были выброшены из жизни общества, что явилось колоссальным ударом по семейной морали и, как следствие, часть незаконнорожденных, внебрачных или брошенных детей пополнила многочисленную армию беспризорников.

18 ноября 1920 г. вышел декрет В.И.Ленина, согласно которому дозволялось искусственное прерывание беременности. Разрешением абортов большевики стремились к созданию совершенно нового общества, ради которого стремились разрушить сложившийся институт семьи, считавшийся пережитком прошлого. Легализация абортов явилась для большевиков очередным инструментом в их борьбе с христианскими устоями в жизни народа, а так же с семьей как «малой Церковью». Их количество стало расти поражающими темпами. Если в 1924 г. в Ленинграде на 100 родов приходилось 20 абортов, то в 1927 г. – 86, а в 1931 г – уже 174. С 1924 по 1927 гг. количество абортов в Москве и 13 губернских городах возросло приблизительно в три раза.

Насаждение абортного мышления в сознании людей проходило в соответствии с общим планом развращения народа, в чем свою роль выполняло общество под красноречивым названием «Долой стыд!», а так же кружки: «Долой невинность!», «Долой брак!», «Долой семью!», которые видели свою задачу в раскрепощении молодежи – в уничтожении христианских основ нравственности. Идеологом общества «Долой стыд!» был Карл Радек – друг Л.Троцкого (Бронштейна), а организатором являлась Александра Коллонтай – бывшая дворянка, дочь царского генерала, ставшая профессиональной революционеркой. Пропагандируя плотскую распущенность и противоестественную извращенность, сотрудники этой организации применяли разные методы, самым простым из которых являлась прогулка по городу в обнаженном виде, в том числе и в составе организованных демонстраций. В это же время стала популярной теория «стакана воды», согласно которой отношения между мужчиной и женщиной уподоблялись любому другому физиологическому акту, например, утолению жажды.

Некоторые из большевистских идеологов призывали к сожительству коммуной, сделав всех женщин «общественным достоянием». Своей конечной целью они объявили создание бессемейного общества. Например, А.Коллонтай писала о том, что буржуазный брак, основанный на религии, должен уступить место свободному союзу любящих друг друга людей, что по ее мнению приведет к улучшению биологического уровня потомства. (Прямо как на скотоводческой ферме по разведению улучшенной породы животных).

Необузданная коммунистическая вакханалия привела к росту изнасилований. К примеру, в 1926 г. только в Московском суде было рассмотрено 547 случаев изнасилования, в 1927 г. – 726, а в 1928 г. – 849. Подобная ситуация наблюдалась и в других городах Советской страны, что привело к повсеместным венерическим заболеваниям.

В противовес христианским благозвучным именам, появились модернистские прозвища-монстры, которыми стали называть новорожденных: Баррикада, Трактор, Домна, Октябрина, Революция, Комиссар или имена-аббревиатуры: Боркомин (борец коммунистического интернационала), Велиор (великий организатор революции), Даздраперма (да здравствует первое мая), Даздрасмыгда (да здравствует смычка города и деревни), Дележ (дело Ленина живет), Ласт (латышский стрелок), Лунио (Ленин умер, но идеи остались), Вил (Владимир Ильич Ленин), Дуб (даешь усиленный бетон), Лагшмивар (лагерь Шмидта в Арктике), Оюшминальда (Отто Юльевич Шмидт на льдине) и т.п.

После революции получили полную свободу и всевозможные половые извращенцы. Так же большевики содействовали алкоголизации народа. Жесткие ограничения на производство и продажу спиртного, так называемый «сухой закон», принятый св. императором Николаем II в 1914 г. был отменен советским правительством 26 августа 1923 г.

Таким образом, те «демократические» явления, которые происходят в настоящее время в Европе по разрушению основных норм христианской нравственности и уничтожению в человеке образа Божия, превратив его в двуногое животное, были апробированы в Советской России сто лет тому назад. Это является неопровержимым доказательством того, что за этими явлениями стоят одни и те же черные сатанинские силы.

Православная Церковь, даже в условиях несвободы продолжала свидетельствовать о своем отношении к абортам, разврату и пьянству, как к преступлениям против божественных законов, за что духовенство терпело гонения и ссылки в лагеря. Однако и там, подобно первым христианским временам, когда богослужения совершались в катакомбах, лесах или горах, продолжалась молитва.

По воспоминаниям архимандрита Павла (Груздева), пережившего советский концлагерь, верующие заключенные собирались для молитвы в Уральской тайге, среди них были епископы, архимандриты, иеромонахи, духовенство и миряне, можно сказать целая Лагерная епархия. Когда удавалось, они выходили в лес.

Для Литургии, которая совершалась на поляне, готовили сок из лесных ягод. Престолом был пень. Полотенце служило саккосом, а консервная банка исполняла роль кадила. Архиерей в арестантской робе возглавлял богослужение. Несмотря на то, что не было уставных облачений и церковной утвари, а богослужение совершали изможденные и оборванные заключенные, они и в лагерных лохмотьях оставались священниками. При этом их молитва была настолько сильна, что благодать Божия изливалась в изобилии, укрепляя в перенесении лишений и страданий. Происходили и видимые чудеса. Так, после совершения Литургии, чтобы не было в последующем осквернения освященного места, в пень, служивший престолом, ударила молния и его испепелила.

Протоиерей Михаил Носко, кандидат богословия

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЦЕНА ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Доктор исторических наук Владимир Лавров: «Коммунизм, где всё общее, — это сказка. Ради сказки погибли десятки миллионов людей»

Октябрьская революция стала одной из самых кровавых страниц в истории России. Она принесла гражданскую войну, красный террор, коллективизацию, голод и репрессии.

Согласно статистике энциклопедии Брокгауза и Ефрона, Россия в начале ХХ века по всем экономическим показателям входила в шестерку ведущих держав. Революция принесла гражданскую войну, красный террор, коллективизацию, голод и репрессии. Какой ценой народу обошлась революция, историки точно не могут сказать до сих пор. Но в своих оценках они схожи. Это одна из величайших трагедий в российской истории.

Разрушить до основания прошлое, чтобы затем построить новый мир. Эти строки всемирно известного «Интернационала», который написал французский революционер Эжен Потье в дни разгрома Парижской коммуны, стали гимном всех коммунистов, социалистов и анархистов. Большевики воплотили этот призыв в полной мере. Октябрьская революция 1917 года стала одной из самых кровавых страниц в истории России, говорит ведущий эксперт Фонда исторической перспективы Павел Святенков:

«Революция — это своего рода инфаркт государства. Поэтому она всегда сопровождается катастрофическими потрясениями, которые зачастую отбрасывают общество на десятилетия назад в экономическом, культурном и социальном развитии».

Вопрос о причинах Октябрьской революции — была ли это историческая случайность или она была неизбежна — до сих пор занимает умы историков. Во всяком случае, утверждение об отсталой самодержавной России, которой требовался коренной перелом в развитии, не выдерживает критики. В ХХ век Россия вошла одной из самых влиятельных мировых держав. Это было в высшей степени централизованное и во многих отношениях светское просвещенное государство. В России появились формы парламентской демократии — Госдума, сильное местное самоуправление — земство. Во время революции произошел слом того исторического пути, по которому шла Россия, говорит Павел Святенков:

«Российская экономика была изуродована, хотя находилась на подъеме. В результате по итогам 20-го века мы видим, что влияние России в мире очень ослабло. По ситуации на начало 20 века, 10% населения мира жило в России, сейчас только 2%. Россия в начале 20 века была одна из самых бурно развивающихся стран. Причем бурно развивались промышленность, наука, культура».

Одной из главных причин революции стал духовный упадок общества, считает главный научный сотрудник Института российской истории РАН, доктор исторических наук Владимир Лавров:

«Император Александр II провел нужные преобразования, блестящие реформы, которые вывели страну на второе место по темпам экономического роста. При Николае II мы даже вышли на первое место в мире по промышленному развитию. Но такие положительные преобразования не сопровождались должным духовно-нравственным возрождением. Был даже какой-то мировоззренческий разброд. Широко распространились материалистические, атеистические, социалистические и прочие идеи. Произошел какой-то разрыв времен. Аграрный вопрос, конечно, очень важный, и то, что революция 1917 года произошла на фоне Первой мировой войны. Все это сыграло роль. Начало революции происходит в умах. Сначала человек говорит, что нравственность не существует, можно делать все, что угодно, если это служит его идеалам. А эти идеалы оказались утопией, потому что коммунизм, где всё общее — это сказка. Ради сказки погибли десятки миллионов людей».

На вопрос, сколько жизней унесла революция, историки не могут дать точный ответ до сих пор. Приводятся цифры, что в годы Первой мировой войны Россия потеряла около миллиона человек, а в гражданскую войну, которую развязали большевики, — от 12 до 15 миллионов человек. Голод, вызванный разрухой, унес жизни — еще порядка 5 миллионов человек. Были практически уничтожены крестьянство, дворянство, казачество, духовенство. Только в революционные годы за границу уехало три миллиона человек. Это были лучшие, самые образованные ученые, инженеры, офицеры — цвет нации. Миллионы были репрессированы. Такова цена революции, которую большевики задумывали, как великую и бескровную. А на деле она была грязной, кровавой и чудовищной по последствиям.

Автор Светлана Калмыкова

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«СТАЛИН — ОСЬ, ВОКРУГ КОТОРОЙ ВРАЩАЕТСЯ ВСЯ НЫНЕШНЯЯ ВЛАСТЬ». Андрей Зубов

60 лет назад, на XX съезде КПСС, Никита Хрущев выступил с докладом «О культе личности и его последствиях», официально положив начало либерализации коммунистического режима. Что изменила десталинизация и на что она не посягнула, почему теперь Сталин оправдан и как растопить ледяную крепость, объясняет историк Андрей Зубов.

Какой эффект имел закрытый доклад Хрущева в 1956 году

То, что произошло на XX съезде, было совершенно беспрецедентным событием не только в Советском Союзе, но и во всем коммунистическом мировом движении. Потому что главной, осевой фигурой всего коммунистического движения, поддерживаемого Советским Союзом (а там было и другое, троцкистское), конечно, был Сталин. Сталин был центром и сутью. Его методы управления, его отношение к человеку, его отношение к миру — на все это равнялись люди коммунистических взглядов по всему миру — и в Китае, и в Европе, и в Латинской Америке, не говоря уже о Советском Союзе. И осуждение Сталина, — впервые, — демонстрация его преступлений (почти исключительно в отношении членов партии — репрессии после XVII съезда ВКП(б), «ленинградское дело» 48-го года) — вот эта информация совершенно перевернула людям мозги. Очень многие не поверили. Другие сказали, что это провокация. Третьи осудили Хрущева и сказали, что он изменник делу коммунизма. А те, кто и раньше относились к Сталину негативно или пострадали от него, конечно, были в восторге.

Но в какой-то степени умные люди заметили этот процесс и раньше. Собственно говоря, процесс десталинизации начался со смерти Сталина — буквально с марта 1953 года. Потому что сначала Берия, затем, после свержения Берии, — Маленков и Хрущев начали процесс постепенного выпуска людей из лагерей, постепенного улучшения положения народа в сельском хозяйстве, крестьян-колхозников, смягчения цензуры — и прекратили раздувать культ личности Сталина буквально с первых же дней. Еще Сталин не был похоронен, а уже сказали: хватит, не надо этих всех невероятных панегириков, этих невероятных стихов, переходим к очередным делам государственного строительства. Умные люди заметили, что эти ближайшие соратники Сталина совершенно не собираются так петь Сталину осанну, как они же сами пели ее до последнего дня его жизни. Естественно, было прекращено дело еврейских врачей и много других дел.

1956-й год был и неожиданным, и ожидаемым для тех, кто хорошо разбирался в московской политической кухне.

Что изменила и чего не изменила десталинизация

Как прошла десталинизация, была ли она поверхностной? Конечно не была поверхностной. Да, памятники сняли — это очень важно; из мавзолея Сталина выкинули — это тоже важно. Но намного важнее было то, что сказали: при Сталине совершались тяжкие преступления. И много людей было посмертно реабилитировано. Эти люди были в основном осуждены по 58-й статье как те, кто действовал «враждебно» (как шпионы, как заговорщики, террористы), против советской власти. Огромное количество людей, убитых Сталиным, было реабилитировано, а те немногие, кто выжили, были реабилитированы при жизни, и масса людей вернулась. Несмотря на все невероятные ошибки Хрущева, несмотря на то, что он сам — такой же убийца и преступник, как и Сталин — и на Украине, и в Москве, — огромное количество людей того поколения ему благодарны за то, что дали свободу, оправдали, вернули из ссылки репрессированных. И вообще — эпоха тотальных репрессий тогда прекратилась. Не забудем, что как раз в 51-м году Сталин инициировал новый виток репрессий; он явно вел страну к новому 37-му году, и люди, которые даже отсидев все положенные и не положенные сроки, уже находились на поселении или даже в высылках где-нибудь под Москвой, за 101-м километром, — они все в 51-52 годах были снова арестованы и отправлены в Сибирь, в очень тяжелые условия. Многие уже были немолодыми, и, естественно, были обречены на гибель. Практически всех, кто не погиб, сразу вернули.

Хрущев, будучи сам подельником Сталина, его младшим соратником, также по локоть в крови обагрил свои руки. И, конечно, Хрущев далеко не все принял. Больше всего говорилось о репрессиях против коммунистов, — потому что все коммунисты, включая и Хрущева, дрожали, что следующими в страшной мясорубке террора будут они.

А о простых людях, которых было в тысячи раз больше, чем коммунистов, — убитых крестьянах, рабочих, интеллигенции непартийной, священниках, людей всех религий, — они просто не вспоминали. О голодоморе не вспоминали. О ленинских репрессиях не вспоминали. О красном терроре 18-21 годов, о первом голодоморе 21-22 годов не вспоминали. Это все было забыто. Только сталинские преступления — и в основном 37-й год.

37-й год уже вошел в нашу память как некий образ, как знак преступлений. И это ошибка. Еще Солженицын говорил об этой ошибке: на самом деле террор 37-го года был лишь очередным витком террора, который начался в конце 17-го-начале 18-го года при Ленине — и который как массовый террор закончился только со смертью Сталина в 53-м году. Естественно, он был то сильнее, то слабее, — но длился все время. Именно 37-й год был важен для партийных бонз, для начальников, потому что тогда их головы рубили. Хотя рубили далеко не только их головы, а в сто раз больше простых людей, — но они, естественно, боялись за свои и помнили свое. Поэтому был осужден в первую очередь этот террор.

Сталин был осужден как человек, который уничтожал партию. Это было главной идеей. Поэтому свели счеты со Сталиным — и все. С приспешниками Сталина — с тем же Молотовым — сводили счеты не потому, что он приспешник Сталина, а потому что он был соперником Хрущева; именно это ему в первую очередь вменялось в вину, а не участие в культе личности и в сталинских репрессиях. Участие в репрессиях вменялось в вину Берии, но летом 53-го года Берия уже был в тюрьме.

Интересно, что Сталин был главной знаковой фигурой всей советский партийной жизни, то есть осуждение Сталина означало осуждение режима. А на это не шли. И поэтому, когда в 64-м году был снят Хрущев, — практически сразу, при Брежневе, начался период некоего обеления Cталина. Сначала очень осторожно, потом — все сильнее и сильнее. Во-первых, постоянно звучала фраза, что несмотря на культ личности линия партии оставалась правильной. Это было такой мантрой большевиков. То есть оправдывалось все, кроме некоторых репрессий против партийного актива, генералитета и так далее. Во-вторых, при Брежневе постепенно стали говорить о том, что Сталин — амбивалентная фигура. Что у него есть и негативная, и положительная стороны. И положительная в первую очередь связана с обороной Советского Союза в 41-45 годах и победой в Великой Отечественной войне.

При самом Сталине память о Великой Отечественной войне выкорчевывалась: в 46-м году он распорядился прекратить праздновать День победы. При Брежневе к 20-летию победы, в 65-м, это празднование было возобновлено. Победа была в первую очередь оправданием партии и Сталина как ее руководителя в этом деле. Совершенно замалчивалось то, что Cталин был одним из главных разжигателей войны: и через Коминтерн, и потом непосредственно, через пакт Молотова-Риббентропа в 39-м году — он был союзником Гитлера. Почему у нас так настаивают на термине «Великая Отечественная война?» Потому что у нас отделяют войну, которая началась в Европе 1 сентября 1939 года и в которой Сталин был союзником Гитлера против западных демократий, — от войны, когда Гитлер напал на Сталина и, соответственно, Сталин стал противником Гитлера, ну и, волей-неволей, — союзником западных демократий, и когда образовалась антигитлеровская коалиция. Большевикам, коммунистам и нынешней власти было важно, чтобы о первом периоде забыли; в советское время о нем говорили скороговоркой. Скороговоркой оправдывали пакт Молотова-Риббентропа, а его пункты о разделе сфер влияния в Восточной Европе были тайной: хотя их знал весь мир, их не знали в Советском Союзе.

Если проходить историю серьезно, то ясно, что невероятные жертвы Второй мировой войны, которые понес Советский Союз, — 27,5-28 миллионов человек, — вина Сталина, а не Гитлера. Сталин сговорился с Гитлером и развязал эту войну.

Агрессивная политика Сталина привела к этой войне. Уничтожение генералитета Красной Армии привело к тому, что война велась неумело, из-за этого погибла масса людей, были оккупированы огромные пространства Советского Союза и так далее. Так что отношение к войне как к фетишу должно было оправдать Сталина.

Почему Сталин в моде

Сталин из моды особо и не выходил. Но сейчас он входит в нее все больше и больше. Если раньше он не был так заметен в обществе и власть стыдилась оправдывать его публично, то с момента аннексии Крыма в 2014 году началось совершенно откровенное оправдание Сталина. И оправдание советского: потому что на самом деле советское — это Сталин. Ленин правил всего несколько лет. Он совершил невероятные злодеяния, но если бы, скажем, после 23-го года советская власть исчезла, то Россия восстановилась бы, и о ленинском периоде бы вспоминали как об ужасном, но кратковременном кровавом периоде гражданской войны. А именно Сталин, который правил 30 лет, с 23-го по 53-й, — именно он создал советское государство, советского человека, создал советскую ментальность и уничтожил Россию. Он уничтожил русского человека и людей всех национальностей как несоветских. Если в 20-е годы было еще так называемое подсоветское общество, люди еще были русскими, украинцами, евреями — но несоветскими, они еще были гражданами российского государства, волей-неволей подчинявшимися большевикам, — то после смерти Сталина сложилось советское общество.

Поэтому Сталин — святая фигура для коммунистов. Если вы Сталина полностью дезавуируете, то вместе с ним вы полностью дезавуируете советскую власть. Дезавуируете все то в нынешнем государстве, что прямым образом связано с большевизмом. Тот же КГБ, тех же людей из Коммунистической партии, занимающих сейчас какие-то важные посты. Страной управляет КГБ, а КГБ — это ведь что? Силовой механизм Коммунистической партии, репрессивный механизм.

Трехметровый памятник Сталину в полный рост в поселке Шаленгер (республика Марий Эл), установленный по инициативе Марийского отделения КПРФ

Сталин — это не только символ. Если угодно — это ось, вокруг которой вращается вся нынешняя власть. Уберите эту ось — и все рассыплется, потому что тогда скажут: да ты же был преступник! КГБ был по уши в крови русских людей, а ты добровольно пошел туда работать, — значит, ты преступник! Никто же тебя туда не тащил силой. Ты преступник! И как человек от этого отмоется? Никак не отмоется. Поэтому им необходимо оправдать Сталина: тогда получается, что и преступления никакого особо не было.

И посмотрите: вся нынешняя фразеология Путина, других привластных людей — это фразеология оправдания сталинизма. Недавно Путин сказал в интервью практически брежневские слова — что в целом деятельность партии в период репрессий оставалась правильной. Это то же, что говорил Брежнев. Поэтому нынешнему оправданию Сталина я совершенно не удивляюсь.

За 25 лет у нас никто не выкорчевал Ленина. В этом смысле состояние умов не изменилось до сих пор. Сталин был выкорчеван Хрущевым в 61-м году, после XXII съезда. После этого Ленин, наоборот, занял еще больше места, чем прежде. При Брежневе, в 70-м году пышно праздновалось столетие со дня рождения Ленина. Этот почет сохранился после конца советской власти. Хотя рухнул этот режим, и все было сказано, все книги были изданы — и стало совершенно очевидно, что Ленин — такой же кровавый маньяк и такой же враг России, как Сталин (только Ленин меньше правил). Ученые подсчитали, что каждый год при Ленине погибало больше людей, чем при Сталине! При Сталине в среднем в год погибал миллион человек. А при Ленине — миллион и 600 тысяч. Хотя Ленин чуть ли не больший кровавый тиран, чем Сталин, ни Ельцин, ни Путин не выбросили его из мавзолея, не сняли практически ни одной его статуи. Не переименовали улицы городов, названные его именем и именем его подельников. Мы видели: только что хотели переименовать «Войковскую» — тоже преступник, преступник в квадрате, — так можно было бы назвать «Войковскую» именем человека, который убил этого Войкова окаянного (имеется в виду студент Борис Коверда. — Открытая Россия). Но кто знает Коверду, русского патриота, который убил Войкова за то, что тот был красный кровавый тиран и убийца? А Войкова знают все — люди не захотели, чтобы его имя уходило.

И Ельцин, и Путин — это люди, вышедшие из сталинской-ленинской шинели. Они не забыли о Ленине и о Сталине, им об этом невозможно забыть — они остались этому верны, и поэтому старались все оставить как есть.

Боялись за свою власть. Боялись народа. И сейчас, наконец, Путин надел свою шубу — так, как он ее всегда носил в советское время. Он ее какое-то время носил, вывернув наизнанку, и делал из себя либерала, демократа. А теперь надел ее, как было принято, — почему он и пошел в КГБ в свое время работать. И, соответственно, тут Сталин опять становится героем.

Нынешнее возвеличивание Сталина — результат того, что у нас не прошло декоммунизации, что у нас не сменилась элита. Советская элита осталась у власти. Если мы посмотрим, кем были все лидеры, начиная от Ельцина и Горбачева, при советской власти, — мы поймем, что это обычное плавное развитие советской элиты. Старики умирают, им на смену приходит новое поколение, но пока что это все те люди, которые активно участвовали в сохранении и воспроизводстве тоталитарного коммунистического режима. Режима, построенного Лениным и Сталиным и никуда не девшегося. Своего отца-создателя они, конечно, чтут и хранят. Помните, что первое сделал Путин, когда пришел к власти — еще в совсем другое время, когда вроде бы были либеральные тенденции, когда только что похоронили с воинскими почестями государя-императора? Он восстановил мемориальную доску Андропова на Лубянке. Андропов — это верный сталинец, который в 70-80-е годы совершал невероятные преступления, создав систему психиатрических больниц с принудительным лечением для инакомыслящих, где их делали душевнобольными людьми с помощью инъекций и всего прочего, — и лагерей, где и пытки применялись, и все было (не в таком масштабе, как при Сталине, но тоже ужасно; те, кто сидели, это помнят). И этому человеку Путин снова ставит мемориальную доску.

«СТАЛИН — ОСЬ, ВОКРУГ КОТОРОЙ ВРАЩАЕТСЯ ВСЯ НЫНЕШНЯЯ ВЛАСТЬ». Андрей Зубов

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

О символизме и системности

В Центральной и Восточной Европе коммунистическое преодолено, там была системная декоммунизация и открыты архивы (у нас же закрыты все архивы КГБ), свергнуты памятники, возвращена собственность потомков тех людей, у кого она была отобрана.

У нас — сохранено все советское. Только это советское теперь распределила между собой как частную собственность бывшая советская-коммунистическая-партийная-кагэбешная номенклатура.

Они поделили то, что отобрали у всего русского народа Ленин и Сталин. Они все конфисковали, а эти народу не вернули, а между собой поделили. Поэтому понятно: для них эти фигуры — святые, главная ценность. И если сейчас Ленина уберут из мавзолея, а про Сталина скажут все, что про него надо сказать, переименуют улицы, вернут там, где можно, собственность — вы увидите, что страна изменится, страна станет другой. Именно в этом главная проблема. Пока же все это сохраняется, мы останемся послесоветским государством. Не новой Россией, открытой Россией, как называется ваше общество, — мы не станем. И даже надеяться нечего. Без системной декоммунизации по образцу Центральной Европы у нас нет будущего. Нет будущего, вообще.

Ленин в мавзолее — далеко не только символ. Не все равно, красный флаг или трехцветный, советский гимн или принципиально несоветский. Эти символы определяют жизнь. Если угодно, он как Кащеева игла: вот вы вынете ее, просто похороните Ленина в Петербурге, на Волковском кладбище рядом с матерью (не надо глумиться над телом!), — и на ваших глазах начнет разрушаться ледяная крепость, которая создалась им и Сталиным на месте России.

Конечно, надо этим не ограничиться и принимать огромное количество мер, как в Европе: системная декоммунизация предполагает правовое преемство, люстрацию, реституцию прав собственности, изменение исторической парадигмы, изменение в отношении гражданства людей, которые были вынуждены покинуть Россию, и их потомков — чтобы они могли стать опять гражданами России. Чтобы все потомки уехавших или выгнанных из России за советский период смогли стать гражданами России автоматически, по факту: у нас до сих пор этого нет, Путин сам кому-то милостиво дает российский паспорт, а большинству ничего не дает.

О привычке к подчинению

Разумеется, мы наблюдаем результат геноцида. В России XX век начался двумя революциями: ну какая же тут привычка к унижению! Пятый год, семнадцатый год… Практически все начало прошлого века было сплошной революцией с небольшими интермедиями. Еще раньше — пугачевское восстание. После смерти Николая I испугались новой пугачевщины и из-за этого его сын Александр II стал проводить широкомасштабные реформы. Русские люди — не больше рабы, чем все остальные.

Как раз в этом и есть, может быть, главное преступление коммунизма-большевизма-сталинизма-ленинизма: они изменили природу русского человека.

Путем страшного отбора, убийства самых активных, честных, благородных, порядочных людей (или их изгнанием за границу) они здесь резко ухудшили нравственное лицо народа. Выживали те, кто ломались. Те, кто стояли прямо, — погибали. Поэтому мы сломленный народ, и это результат советской власти. Мы обузданный, взнузданный и оскопленный народ. Мы как старый мерин, который когда-то был молодым и бодрым конем. До этого мы были другими. Все это с нашим народом сделал ленинизм-сталинизм.

Сейчас задача в том, чтобы восстановить гражданское общество, восстановить ответственного гражданина. Это безумно сложно; это задача, может, еще более сложная, чем декоммунизация. Но мы должны ее ставить — есть вполне конкретные формы, как это постепенно можно сделать. Кое-что уже происходит, даже без всяких государственных действий: просто в силу смены поколений, в силу того, что новые поколения уже жили в свободной России, могли ездить за границу, читать любые книги, — уже получается другой человек. Мы сделаем великое дело, если мы освободим человека от этого страшного негативного генетического отбора. Я думаю, это очень сложно, но возможно.

Это образование в широком смысле слова. Важны не только те учебники, по которым мы учимся: важно то, кто нас учит.

И для школьника, и для студента самое главное — личный пример учителя. А где нам взять учителей, если учителя происходят из того же сломленного народа? Это огромная проблема. Важны и образование, полученное за границей, и опыт жизни за границей, и опыт работы в международных организациях, в заграничных структурах. Возвращение старой эмиграции и ее потомков — западных культурных людей, — чтобы они могли работать здесь, чтобы они получили собственность, которую имели их деды-прадеды, чтобы они могли заняться бизнесом, тем же преподаванием, той же культурной деятельностью. Это создаст альтернативу советскому. В этой широкой палитре должно быть образование и воспитание в разных формах.

Есть и такая вещь, как знакомство с преступлениями большевизма. С чего началась денацификация Германии? Буквально с 45-го года, как только освободили Германию от нацистов, союзники стали устраивать принудительные экскурсии в лагеря смерти, в тот же Дахау. Люди смотрели, что делали они — немцы. Им показывали ужасные фильмы с горами трупов и так далее. И этот процесс идет до сих пор! Недавно был снят, например, фильм «Пианист» о судьбе еврейско-польского пианиста во время Холокоста. Его смотрят, и этому ужасаются. Несколько лет назад в Германии была открыта выставка «Вермахт» — о его преступной деятельности во время войны. До сих пор многие немцы не верят этому — и постепенно воспитываются. Все это должно быть. Все мы должны освободиться от преступлений. Тогда мы действительно сможем строить новую Россию.

Андрей Зубов, доктор исторических наук, религиовед, политолог

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия