Власть грозит начать эксперимент по борьбе с бедностью

Министерство труда и социальной защиты к концу первого полугодия 2019 года намерено отработать методику поддержки бедных семей в рамках «пилотных проектов» в российских регионах. Об этом заявил глава Минтруда Максим Топилин.

«Когда все проанализируем, тогда в течение следующего полугодия, первого, у нас будут ответы. Это все надо пощупать руками, что называется, до семьи дойти в этих регионах», — сказал он, отметив, что для поддержки семей могут быть привлечены средства из федерального бюджета.

В начале мая президент России Владимир Путин подписал указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Так, глава государства поручил кабмину к 2024 году снизить в два раза уровень бедности в стране.

Между тем, на федеральном ТВ обучают бедных экономии. В частности, этой теме был посвящён один из сюжетов программы «Доброе утро».
Мать троих детей, семья которой имеет на еду 30 тысяч рублей в месяц, сопроводил во время покупок в магазине маркетолог. Он посоветовал взять корзинку вместо тележки, чтобы купить меньше; смотреть на нижние полки, где продукты дешевле; заменить колбасу и деликатесы мясом, которое можно приготовить, к примеру, в духовке, и это обойдется в два раза дешевле. Еще один совет — ходить в магазин без детей, «иначе корзинка заполнится быстро».

Кроме того, журналисты озвучили некоторые «рецепты экономии» от зрителей. Краснодарская пенсионерка Елизавета Митрофанова, например, хранит кипяток в термосе, чтобы не жечь газ, а стирает только ночью, когда ниже тариф на электричество.
Если говорить об инициативе Минтруда, то она, по-видимому, сводится к очередной кампании за персонализацию социальной поддержки малоимущих. Но с бедностью у нас власти «борются» чуть ли не с распадом СССР, однако всего, что удалось добиться, это снизить число бедных на статистические 5%. Однако, как мы знаем, статистика вещь лукавая. На практике не очень заметно, что число бедных уменьшилось. А станет ли их меньше, после того, как их «пощупают» специалисты Минтруда?

— Об адресной социальной поддержке нам говорят начиная с девяностых годов, — говорит доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков.- Но это всегда предполагает проверку нуждаемости конкретной семьи. А бедные, среди которых немало маргиналов, как правило, стремятся уклониться от проверок. По нынешним законам, если три недели в году торгуешь огурцами со своего огорода, надо платить налог. А если, не дай Бог, будешь уличён в производстве самогона на ближайшие 5 дворов, то и вовсе могут посадить. Адресная поддержка выгодна самим социальным структурам, поскольку создаёт дополнительные хорошо оплачиваемые места. Причём места хорошо оплачиваемые. Мировая практика даёт много примеров. В результате получается: из выделяемых где-нибудь в США из 10 долларов на помощь бедным 4 доллара идёт на то, чтобы содержать штат тех, кто их выявляет и определяет необходимую степень поддержки. А, кроме того, сами нуждающиеся часто кое-что возвращают инспекторам в виде «благодарности». Поэтому адресная поддержка в теории выглядит очень хорошо, а на практике категориальная помощь гораздо дешевле обходится государству и больше помогает людям.

«СП»: — А вообще есть реальные рецепты победить бедность через поддержку государства, которое при этом не очень старается решить проблему?

— В России большинство бедных у нас сейчас это разведённые сорокалетние женщины из провинции с двумя и более детьми. Можно, конечно, в наши посёлки и малые города завозить китайцев и таджиков пятидесятилетнего возраста, чтобы они женились на бедных, но не стремились нарожать новых детей. А если серьёзно, то лучше всего создавать нормальные условия для малого и среднего бизнеса, чтобы у людей в посёлках была возможность трудоустроиться и получать хорошую зарплату.

«СП»: — А вообще насколько адекватно определять бедных по прожиточному минимуму? Получается, что сегодня семья, где доход менее 11 тысяч рублей на человека — бедная, а там, где тратят по 11 тысяч 500 рублей на члена семьи — уже всё в порядке.

— Понятно, что минимум есть минимум. Критики на потребительскую минимальную корзину — выше крыши. Не имеет особого смысла повторяться. Допустим, человек, получающий зарплату 12 тысяч рублей, живёт далеко от места работы за городом. И в месяц он тратит на проезд 2 тысячи рублей. Он не считается бедным. А человек, живущий в центре города, и не имеющий необходимости регулярно тратиться на транспорт, получает 10 тысяч рублей. То есть его реальный доход выше, но он всё равно признаётся бедным. Давно пора перейти от прожиточного минимума к потребительскому бюджету восстанавливающего характера трудоспособного населения с учетом семейной нагрузки. Это не адресная помощь, но помощь, учитывающая специфику разных групп населения. Однако дальше разговоров много лет не идёт. Государство на самом деле не заинтересовано всерьёз бороться с бедностью. Ему больше нравятся пиар-акции, чтобы показать, что что-то делается. Таким образом легче «выпустить пар» у населения. На самом же деле, реальное финансирование социальных программ для малообеспеченных в стране только сокращается. Наши либералы так и не изменились с 90-х годов, они считают, что бедные исключительно сами виноваты в своей бедности.
— У нас в регионах бедность идёт сверху вниз, — генеральный директор Международного центра развития регионов Игорь Меламед. — Бедны сами регионы, по крайней мере, большинство из них, поскольку бюджеты у них весьма скромные. Далее — ещё более бедные муниципалитеты. Есть муниципалитеты, которые просто не могут исполнять своих социальных обязательств перед гражданами, поскольку помощь федерального центра может быть оказана лишь на условиях софинансирования, 20% средств должен выделить сам муниципалитет. Но у него даже и этих 20% на поддержку бедных порой не находится. Вот так и получается, что бедные остаются без помощи. Надо не спускать деньги сверху из федерального центра, а изменить налоговую систему, чтобы их больше оставалось в регионах.

«СП»: — А какие могут быть «траектории выхода из малообеспеченности», допустим, в селе, где нет ни одного предприятия?

— Лет 15 назад было очень распространено — раздавать швейные машинки. Дескать, у семьи появится орудие производства и повысится доход. Но при этом мало кто задумывался из чиновников, кто будет покупать пошитую одежду. Системы обеспечения заказами не создали. Дарили швейную машинку и ставили галочку, что семья обеспечена работой. Толку мало из этого вышло. Надеюсь, что теперь в пилотных регионах не будут поступать таким же образом. Даже если и дарить швейные машинки, людей надо включать в некий производственный цикл.

МЫ ТРЕБУЕМ ОТМЕНИТЬ СТАТЬЮ 282 УК РФ, НАЗЫВАЮЩЕЙ «ЭКСТРЕМИЗМОМ» ПРАВДУ, А НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОРДОСТЬ — УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!

СВОБОДУ РУССКИМ УЗНИКАМ СОВЕСТИ!

Требуем ОТМЕНИТЬ ст.282 УК РФ!
https://otmenim282.ru

«Заморозка» пенсий продлится, пока Путин остается президентом: С выплатами накопительной части начнут разбираться после 2024 года

Президент Владимир Путин продлил «заморозку» накопительной части пенсии до 2021 года. Об этом говорится в тексте федерального закона, размещенного на официальном портале правовой информации.

Напомним: накопительную часть заморозили еще в 2014 году. Все взносы, которые работодатель переводит за сотрудника в Пенсионный фонд, пошли в страховую часть. Тогда это решение сэкономило бюджету почти 250 млрд. рублей. Власти обещали, что заморозка — временная мера, всего на год. Но после несколько раз продлевали ее, в последний раз — до 2020 года. Теперь правительство увязывает возвращение накопительной части с внедрением «индивидуального пенсионного капитала».

Летом глава Минтруда Максим Топилин оценивал затраты на возвращение накопительной части пенсии в 500 млрд. рублей в год — именно такую сумму пришлось бы вносить из бюджета в Пенсионный фонд.

Каковы шансы на такое развитие событий? В теории, в 2021 году, накануне выборов в Государственную думу, власти могут объявить о возврате изъятых денег — чтобы поднять рейтинг президента и «Единой России».
По опросу «Левада-центра» от 22 ноября, сегодня 61% сограждан считает, что Путин в полной мере несет ответственность за проблемы, которые стоят перед страной. Это максимум за все время исследований. Год назад о полной ответственности президента говорили 55% россиян, в марте 2014-го — 52%. Вместе с тем, электоральный рейтинг Путина снизился за текущий год с 66 до 56% — хотя до сих пор ядро сторонников президента оставалось практически неизменным. Как отметил аналитик «Левада-центра» Денис Волков, «люди на фокус-группах говорят, что власти их обманули — им обещали повышение пенсий, а повысили пенсионный возраст».

Другое дело, что вернуть изъятые у населения деньги государство может только при одном условии — высоких ценах на нефть. Потому что других источников дополнительных доходов у Кремля просто нет.

Но дорожать «черное золото» не собирается. 7 декабря агентство Bloomberg сообщило: экспорт нефти и нефтепродуктов из США превысил импорт впервые с 1949 года. Причем агентство прогнозирует, что экспорт сырой нефти будет только расти с прокладкой новых трубопроводов от сланцевого месторождения Permian, где также планируется построить не менее девяти терминалов, способных загружать нефтяные супертанкеры.

И надо понимать: на понижение нефтяных котировок будут играть не только американские поставки, но позиция Вашингтона. Неслучайно президент США Дональд Трамп выражал надежду, что страны-члены ОПЕК не будут снижать объем поставок нефти на мировой рынок.

В итоге, не исключено, к 2021 году «бочка» нефти подешевеет до $ 50. И тогда Кремлю придется объяснять россиянам, что нужно дополнительно затягивать пояса. Тут уж будет не до разморозки накопительной части пенсии.

— Размораживать накопительную часть до середины 2020-х власти не будут, — уверен доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Я работал в ПФР, когда накопительная система внедрялась — в 2002—2004 годах. Тогда на совещаниях говорилось, что к 2015 году сумма накопительных отчислений должна составлять 10−15 трлн. рублей. А сейчас в накопительной системе — всего 3 млрд. рублей, остальные деньги «испарились». Поэтому в том виде, в котором накопительная система была до 2013 года, ее ни в коем случае не будут восстанавливать. Иначе придется решать вопрос о возмещении утраченных капиталов.

«СП»: — Как власти собираются поступить?

— На мой взгляд, они дотянут историю с заморозкой до середины 2020 годов — до момента окончания президентского срока Владимира Путина. И когда выяснится, что платить накопительную часть не из чего, те, кто придут к власти после Путина, будут с этим разбираться.

Путин на тот момент, надо думать, останется фигурой неприкасаемой, Алексей Кудрин — один из идеологов пенсионной реформы — давно отскочил в сторону. Даже не знаю, на кого новое руководство РФ будет переводить стрелки.

На деле, с накопительной частью пенсии ситуация простая. Чтобы в России средняя пенсия составляла 40% от среднего заработка, страховой тариф должен быть 28−29%. Но кабмину и деловым кругам в начале нулевых очень хотелось длинных денег — с тем, чтобы можно было спекулировать на финансовом рынке. Поэтому страховой тариф снизили до 22%, а 6% направили в накопительные пенсии.

А когда подсчитали — прослезились. За 10 лет работы эффективность капиталовложений этих длинных денег оказалась в 1,5 раза ниже, чем инфляция. В итоге, на накопительной системе решили поставить крест.

«СП»: — Получается, выделение из пенсии накопительной части было ошибочным решением?

— Ошибка в том, что накопительную часть сделали государственной и обязательной. А надо было делать ее негосударственной и добровольной.

У нас, замечу, есть добровольные накопительные пенсии. Так вот, по отрывочным данным, которые я сравнивал, у добровольных накопительных отчислений — которые гражданин имеет право в любой момент забрать — инвестиционный доход вполне приличный.
«СП»: — Правительство увязывает возвращение накопительной части с внедрением «индивидуального пенсионного капитала». Это надежный механизм?

— Надежный механизм — это так называемая система 401 (К), которая с 1983 года действует в США. Это система корпоративных пенсий, когда часть зарплаты — без налогов, при помощи работодателя — работник может индивидуально направлять в управляющие компании и банки. И накапливать там пенсионный капитал.

Специфическая черта системы 401 (К) — если у работника наступают трудные жизненные обстоятельства (банкротство, тяжелая болезнь, на которую не хватает медицинской страховки) — он может взять из 401 (К) собственные деньги, а потом их вернуть. В результате, американцы в свои 67 лет выходят на пенсию, имея на счетах по нескольку сотен тысяч долларов.

У нас такую систему сделать невозможно. Просто потому, что в американских банках страхуются вклады до 250 тысяч долларов, в российских — до 1,4 млн. рублей. Добавьте к этому, что в РФ с конца 1990-х почти половина банков растворилась вместе с деньгами вкладчиков. Та же картина наблюдалась с НПФ — их было 200, а сейчас 50.

Чтобы компенсировать потери в НПФ, и был повышен пенсионный возраст. По моим оценкам, в течение нескольких лет, пока будет идти повышение пенсионного возраста, каждый застрахованный, находящийся в преклонных горах — близко к пенсии — потеряет по 1 млн. рублей. Это как раз те пенсионные деньги, которые «испарились» в НПФ.

Замечу, в индивидуальный пенсионный капитал власти снова подтягивают НПФ. На мой взгляд, это означает одно: граждан снова «кинут».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

МАСШТАБНОЕ ОБНИЩАНИЕ НАРОДА: Чем в реальности похвалился глава Минтруда

Пока в правительстве радуются росту числа тех, у кого есть хотя бы прожиточный минимум, в стране идет вымирание среднего класса и дальнейшее обнищание бедняков

Министр труда и соцзащиты РФ Максим Топилин в среду с удовлетворением сообщил депутатам и СМИ, что в нашей стране снизилось число граждан, вынужденных существовать на доходы, не дотягивающие до прожиточного минимума. За последний год сократилась численность населения с доходами ниже прожиточного минимума на 1,1 миллиона человек: с 21,1 миллиона до 20 миллионов,– заявил глава ведомства, выступая на правительственном часе в Госдуме.

По словам Максима Анатольевича, улучшить ситуацию помогло увеличение пособий (?) и некоторый рост заработной платы (?). Топилин выразил надежду, что ситуация и дальше будет развиваться в том же направлении.

Однако нельзя не отметить, что на деле ситуация в стране далеко не столь радужна, как это рисуют в своих выступлениях правительственные чиновники.

В марте текущего года президент России Владимир Путин в послании Федеральному собранию поставил задачу: к 2024 году снизить уровень бедности минимум в два раза. Это значит, что за шесть лет число бедных должно сократиться на 10 миллионов человек.

Если верить заявлению Топилина, российская нищета лечится весьма нехитрым способом: повышением пенсий и пособий. Но тогда почему не потратить на эти цели два триллиона рублей, которые государство, словно манну небесную, получило в текущем году в виде незапланированного бюджетного профицита? Ведь увеличение пенсий и соцвыплат – это не просто «проедание» денег, это еще и повышение покупательной способности граждан, а значит – стимулирование малого, а отчасти и среднего бизнеса, оживление деловой активности и, в конечном счете, увеличение налоговых поступлений.

Для социальной сферы два триллиона рублей – огромные средства. В текущем году на индексацию пенсий было заложено всего 99 миллиардов, а общие расходы Пенсионного фонда на 2018-й запланированы на уровне 7,35 трлн рублей. Иными словами, при желании побороть бедность государство могло бы разом увеличить расходы на это направление более чем на четверть, что позволило бы существенно сократить число граждан, балансирующих на грани нищеты или вовсе живущих за ее чертой. Эти деньги были бы проедены, безусловно, но внутри России и главным образом через покупку российских товаров. Кстати, правительство не первый год тормозит идею выдачи пенсионерам дополнительно к пенсии карточек с небольшой суммой, которую можно потратить только на отечественные продукты.

Вместо этого власти ограничиваются копеечными прибавками, аккуратненько подгоняя повышения к прожиточному минимуму: чтобы и лишнего рубля не потратить, и статистику улучшить. В результате на прибавки Минтруда можно купить лишь веревку и мыло.

Как бы там ни было, содержание стариков и инвалидов – вопрос не столько экономический, сколько этический, морально-нравственный. Можно и при слабой экономике достойно помогать той части населения, что нуждается в особой поддержке (особенно если ограничить элиту в покупках яхт и вилл на зарубежных курортах), а можно при высоком ВВП сгноить стариков в нищете.

Однако у России есть еще более серьезная проблема, непосредственно связанная с эффективностью экономики. В марте 2017-го вице-премьер Ольга Голодец заявила, что около пяти миллионов россиян номинально работают, но при этом получают настолько маленькие зарплаты, что все равно живут в нищете.

Понятно, что такая проблема пособиями не лечится. Речь идет о структурном перекосе на рынке труда. СМИ и чиновники поговорили об уникальной черте российской бедности пару недель – и забыли. Подняли, правда, минимальный размер оплаты труда, но никак не запретили нанимать сотрудников формально на полставки, чтобы обойти новое ограничение.

В июне нынешнего года агентство Bloomberg констатировало, что в России вымирает средний класс. Вывод был сделан на основе анализа структуры банковских вкладов россиян. Экономисты обратили внимание, что объем депозитов на сумму до ста тысяч рублей сократился на 10%, и при этом параллельно произошло увеличение объема вкладов на сумму более миллиона рублей.

Происходящее объясняется старой как мир формулой: богатые становятся богаче, а бедные беднее. В докризисный период к среднему классу по уровню доходов относились около 60% россиян; по крайней мере, они были к этому близки. В нынешнем году таковых осталось около 19%.

Тот же процесс можно отследить, взглянув на динамику реальных доходов россиян. С середины 2014-го и до февраля 2018-го наши реальные доходы неуклонно снижались (к слову, информация об этом, озвученная в феврале 2018-го, повергла все того же Топилина и его коллег в замешательство). Несколько всплесков, самые крупные из которых пришлись на декабрь 2015-го и январь 2017-го, оказались съедены общей тенденцией.
В мае прошлого года доходы россиян опустились до уровня 2009 года – дна мощнейшего кризиса, положившего конец «сытым» нулевым. Первая половина текущего года была относительно благоприятной, однако уже в августе реальные доходы населения просели на 0,9%, а в сентябре ситуация усугубилась – падение составило уже 1,5%.

В сухом остатке
По сути, Топилин отчитался об успехах борьбы с нищетой на фоне того, как российское общество медленно и совсем не величественно погружается в Марианскую впадину бедности. Как мы помним, на «Титанике» оркестр продолжал играть, даже когда всем уже стало ясно, что лайнер идет ко дну.

В сухом остатке получается, что правительство дозированными подачками самым обездоленным слоям населения улучшает статистику, а в это же время происходит дальнейшее обнищание бедняков и масштабная деградация среднего класса. Первый процесс – искусственный и зависит от доброй воли больших начальников, второй – объективный, являющийся результатом реально действующих в экономике отношений.

Какой из них победит в перспективе – вопрос риторический. При продолжении существующей тенденции сползающих в нищету бедняков будет все больше, а денег на их поддержку — все меньше. Так что к 2024 году страна может прийти совсем не с теми показателями, на которые рассчитывал президент.

Автор:
Фоменко Виктория

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Минтруда: Авось, безработицы не будет. Из-за пенсионной реформы 7 миллионов россиян могут оказаться выброшенными на улицу 

Глава Министерства труда РФ Максим Топилин выразил надежду на то, что пенсионная реформа не приведет к увеличению безработицы. По мнению министра, сейчас самый подходящий момент для повышения пенсионного возраста. Все потому, что в ближайшие годы на рынок труда будет входить меньше людей, чем выходить с него. Правда, прозвучало это заявление не слишком уверенно.

«Мы будем надеяться, что всплеска безработицы не произойдет», — цитирует Топилина ТАСС.

Министр также напомнил, что пособие по безработице увеличено с 1 января 2019 года для граждан предпенсионного возраста до 11 280 рублей. «Такого у нас никогда не было», — добавил он. Для этих целей предусмотрено порядка 13 млрд. рублей.

Напомним, что 27 сентября Государственная Дума в третьем окончательном чтении приняла поправки в пенсионное законодательство, предусматривающие повышение пенсионного возраста с 55 до 60 лет для женщин и с 60 до 65 лет для мужчин. Также был принят закон, вводящий уголовную ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или увольнение людей предпенсионного возраста. Для работодателей-нарушителей будет введен штраф в размере до 200 тыс. руб. или до 360 часов общественных работ.

Сегодня в России зафиксирован самый низкий уровень безработицы в новейшей истории. По данным Минтруда, в августе численность официально зарегистрированных безработных снизилась до 684,7 тыс. человек, что является историческим минимумом с 1991 года. По словам Топилина, низкий уровень безработицы связан, в том числе, с дефицитом трудовых ресурсов. Люди, родившиеся во время послевоенного беби-бума, постепенно покидают рынок, им на замену приходит малочисленное поколение 1990-х годов. Для сравнения, еще в конце августа 2017 в нашей стране было зарегистрировано 784,2 тыс., безработных. В 2017 году безработица была на уровне 5,2%.

Проблема в том, что все предлагаемые правительством меры могут усилить молодежную безработицу, которая и так уже составляет 18,7% от общего числа. То есть безработным в этой возрастной категории считается почти каждый пятый, тогда как в среднем по стране безработица колеблется возле отметки 5%.

По расчетам издания Forbes, сделанным на основе докладов Росстата и ВШЭ, за первые три года реформы из дополнительных 660 000 человек ежегодно находить работу будут 460 000, а становиться безработными или уходить с рынка труда — 200 000 человек (то есть более 5% от общего числа безработных, которых сейчас около 3,9 млн. человек). Потом численность безработных будет расти быстрее числа занятых. Трудоспособными начнут считаться все более пожилые люди, которым все труднее будет найти работу.

Правда, эти расчеты были сделаны до принятия закона об ответственности за увольнение людей предпенсионного возраста и поправок к реформе. С другой стороны, многие эксперты сомневаются в том, что угроза штрафа окажется эффективной для предприятий. Заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов предполагает, что они только уведут бизнес в тень.

— Мера, запрещающая увольнять людей предпенсионного возраста, странная и может иметь ряд негативных последствий. Подняв пенсионный возраст, правительство переложило бремя содержания людей старше 60−65 лет с государства на предприятия, на бизнес. Теперь предприниматели не смогут ни при каких условиях увольнять людей предпенсионного возраста вне зависимости от того, работают они или нет, выполняют или нет свои должностные обязанности. Раз поставлена задача обеспечить работой экс-пенсионеров, суды будут принимать их сторону в любой ситуации. Доказать, что сотрудник не исполняет свои обязательства, будет очень сложно.

Соответственно, увеличится количество неэффективных работников. Появится проблема ротации кадров, станет намного меньше рабочих мест, куда могли бы прийти молодые высококвалифицированные специалисты. У предпринимателей есть два пути. Либо не брать на работу новых молодых специалистов, либо нести дополнительные расходы на содержание сотрудников в возрасте, которые с точки зрения бизнеса в рабочем процессе приносят меньше пользы.

С точки зрения социальной поддержки это хорошо. Но соцподдержкой все-таки должно заниматься государство, а не частный бизнес, который должен быть эффективным и прибыльным. Его эффективность действует на благо государства, ведь чем больше прибыль, тем больше налогов он платит. Сейчас мы видим странный процесс отказа государства от социальных обязательств, перекладывание ответственности на плечи предпринимателей, что будет еще сильнее стимулировать бизнес уходить в тень.

«СП»: — Почему?

— У нас и так сильно развит теневой сектор. По некоторым исследованиям до трети экономики находится в тени. Такое закручивание гаек никак не стимулирует бизнес работать открыто. Теневое трудоустройство автоматически избавит их от проблем с приемом на работу или увольнением тех или иных сотрудников.

Так что эта мера очень спорная. Она может привести к замедлению экономики, еще большему снижению правовой защищенности сотрудников и неподконтрольности зарплат. Если человек работает в тени, невозможно законодательно отрегулировать снижение зарплаты, увольнение сотрудника и другие финансовые изменения.

Руководитель департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России Константин Добромыслов также считает, что опасность роста безработицы намного выше, чем говорят в Минтруде.

— Опасения роста безработицы есть и достаточно серьезные. Если пенсионный возраст не поднимать, ежегодно у нас на пенсию выходило бы около 1 млн. 200 тыс. граждан. Если пересчитать это с учетом пенсионной реформы, получится около семи миллионов человек, которые останутся на рынке труда в связи с тем, что им не будет назначена пенсия. Куда они будут деваться, пока непонятно.

Тенденция к тому, что у нас будут создаваться новые рабочие места, в экономике не прослеживается. Вполне очевидно, что взрослое поколение вряд ли покинет свои рабочие места и перейдет в другое место. Получается, что должности не будут освобождаться. Исчезнет сдвижка по карьерному росту, и молодым будет некуда приходить. Молодое поколение, которое будет попадать на рынок труда после вузов, встретится с трудностями в поисках рабочего места, и это очевидно.

«СП»: — Но, как говорит Топилин, это будет нивелироваться тем, что на рынок выходит относительное малочисленное поколение 90-х…

— Да, но при прогнозировании нужно учитывать не только демографические, но и другие тенденции, например, научно-технический прогресс, цифровизацию экономики. В планах предприятий большинства отраслей мы пока не видим увеличения рабочих мест. Напротив, есть планы по оптимизации производства. Это означает, что будут внедряться новые технологии, автоматизированные рабочие мест, роботизация. То есть будет происходить сокращение рабочих мест.

Все эти составляющие говорят о том, что следует ожидать роста безработицы в связи с пенсионной реформой. А защиты от безработицы, страхования у нас, к сожалению, пока нет. Есть выплата пособий по безработице, но они настолько мизерные, что на них нельзя прожить.

«СП»: — Для граждан предпенсионного возраста пособия будут увеличены до 11 с лишним тысяч рублей, это не поможет исправить ситуацию?

— Эта выплата по безработице актуальна только в тех случаях, когда предприятия будут сокращать рабочие места. Правительство понимает и готово к тому, что с учетом цифровизации бизнес будет сокращать количество рабочих мест. То есть само себе противоречит. С одной стороны, нам говорят, что безработицы не будет, с другой, увеличивают пособия для лиц предпенсионного возраста. Но понятно, что сам человек на пособие пойдет, только если его выгонят, и он не сможет себе назначить пенсию. Продолжение работы — единственный шанс повысить свое благосостояние.

Такая защита — это, конечно, хорошо. Но если смотреть на нее с точки зрения юриспруденции, это дискриминационная статья.

В этом году рост ВВП «незалежной» составит 3,8%, а в РФ — не более 1,9%
«СП»: — Почему?

— А почему такая выплата назначена только людям предпенсионного возраста? Это пособие и так не Бог весть какое большое, это прожиточный минимум. Но людям другого возраста, которых уволят, будут по-прежнему выплачивать по пять тысяч рублей. Это настоящая дискриминация. Что на это скажут международные организации? Да и в Конституции у нас прописано равенство. Так по какому признаку мы одним будем платить больше, а другим меньше? Возникает масса юридических коллизий, которые не так просто решить.

Даже введение уголовной ответственности для работодателей за увольнение лиц предпенсионного возраста — это дискриминационная статья. Ведь у нас и сегодня существуют статьи по дискриминации, они прописаны в Уголовном кодексе. В 136 статье УК РФ написано, что дискриминация в нашей стране недопустима, в том числе по возрасту. Но у нас эти статьи не работают и не применяются. Как правило, уголовное дело возникает не по самой статье, а по связанным с ней материальным статьям, ущемлению материальных интересов. Это еще одна проблема, которую нужно решать.

Если современная экономика начинает работать правильно, достаточно 20−30% трудоспособного населения, чтобы закрыть потребности остального неработающего населения. Но тогда возникает вопрос о том, как перераспределить национальное богатство между неработающими людьми. Это переход к совершенно другому обществу, где труд — не бремя, а почетная обязанность и нужно доказывать, что ты достоин работать. Но тогда где занять остальную часть населения?

Большое количество безработных опасно для общества. Это и спад здоровья населения, и криминогенная среда, и другие негативные явления.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия