ПРОПАГАНДА АЛКОГОЛЯ, ТАБАКА И ДРУГИХ НАРКОТИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ В КИНЕМАТОГРАФЕ

Кино не является простым развлечением, как думают многие. Через плоские экраны мы не только получаем удовольствие и коротаем скучные дни, мы ещё и познаём мир. Хотим мы этого или нет, но даже банальный ситком, который создавался отнюдь не для того, чтобы мы напрягали свои мозги, всё же выполняет определённую роль в обогащении нашего мировоззрения. Он показывает нам то, какими могут быть взаимоотношения между людьми, изображает людей с их интересами и жизненными установками, с их характерами. Почему кто-то считает, что это никак не влияет на него? Разве вы удивитесь, если зайдёте к кому-нибудь домой и увидите ярко-красный холодильник, если точно такой же вы видели по телевизору сотни раз? Разве вас шокирует мужчина в женской одежде на улице, если такие образы постоянно мелькают на телеэкране?

Кинематограф, демонстрируя поведение героев в различных жизненных ситуациях, на самом деле предлагает нам совершенно определённые стереотипы и модели поведения, таким образом выступая в роли не описателя реальности, а ФОРМИРОВАТЕЛЯ реальности. И это очень важный момент, так как с помощью телеэкрана не осознающие, что ими управляют, народные массы можно запрограммировать, на всё что угодно.

«Дайте мне в руки СМИ, и я любой народ превращу в свиней», — говорил Геббельс – отец пропаганды.

Другой известный деятель в области управления массовым сознанием, Эдвард Бернейс, в своей книге «Пропаганда» дал следующее определение мировому правительству:

«Сознательное и умелое манипулирование упорядоченными привычками и вкусами масс является важной составляющей демократического общества. Приводит в движение этот невидимый общественный механизм невидимое правительство, которое является истинной правящей силой в нашей стране.

Нами правят, наше сознание программируют, наши вкусы предопределяют, наши идеи нам предлагают – и все это делают в основном люди, о которых мы никогда и не слыхивали».

Кинематограф не только формирует модели поведения, но и определяет наши предпочтения в одежде, интерьере, еде, автомобилях, напитках, ювелирных украшениях, причёсках, татуировках и т.д. И для этого тоже существуют определённые методы, в частности такие, как «продакт-плейсмент», о котором будет сказано далее применительно к нашей тематике. А если кинематограф влияет на поведение больших масс людей, то его необходимо рассматривать в первую очередь как средство управления общественными процессами.

Давайте на минуту представим следующую ситуацию, как бы утопично это не выглядело. Мы, все взрослые, договорились о том, что не хотим, чтобы наши дети знали, что такое алкоголь, табак и другие наркотики (далее НВ – наркотические вещества). Мы убираем из кино, телепередач, музыки, художественного искусства, литературы любые упоминания об алкоголе и табаке. Те произведения, которые теряют свою суть и смысл без этих упоминаний, стираются полностью и безвозвратно. Сами также перестаём употреблять спиртное, табачные изделия, и договариваемся никогда не упоминать их названия. Даже сами слова «алкоголь», «табак», «сигареты», «трубки», «кальяны» и т.д. выводим из своего обращения. Заводим совершенно иные традиции празднования Нового Года, 9 мая, 8 марта, 23 февраля и прочих праздников, без употребления НВ. Естественно, закрываем все производства «пищевого» алкоголя, договариваемся не изготавливать его даже подпольно. Уничтожаем все его запасы, закрываем все торговые точки.

Всё это очень сложно осуществить, и выглядит, как утопия, но это возможно.

И вот рождаются дети. Они никогда не слышали, что такое алкоголь и сигареты. Они не знают таких брендов, как Виски, Мальборо, Честерфилд, не знают таких слов, как коньяк, вино, пиво и т.д. Они никогда не видели, как курят или как выглядит пьяный человек. Они не знают, что такое застолье, потому что привыкли совсем иначе справлять праздники. Как вы думаете, могут ли в таком обществе вырасти из детей алкоголики, наркоманы, заядлые курильщики? Конечно же, нет, так как они не знаю даже такого явления, как опьянение. Они не знают, что для получения подобного «удовольствия» надо что-то выпить или выкурить. И самое главное – этого не делают взрослые, которые служат наиболее подходящим примером для подражания. Ведь все дети хотят повзрослеть, поэтому стремятся подражать взрослым.

Таким образом, основа, так сказать, корень, всех этих вредных привычек лежит в нашей культуре. Именно культура формирует в сознании ещё абсолютно чистого ребёнка подобные стереотипы и модели поведения. А массмедиа сегодня играют огромную роль в формировании культуры, если не определяющую.

Мы можем ввести какие угодно ограничения, мы можем принять какие угодно законы, но если мы не будет обращать внимания на то, что происходит в медиапространстве, в сфере кино, мультипликации, в музыкальной индустрии, то эти законы и ограничения не решат проблемы. Они лишь уведут часть этого рынка в подполье, но наши дети как употребляли, так и будут и употреблять НВ, просто будут делать это нелегально. Ну и продавцы этой дряни, соответственно, также будут продолжать ею торговать нелегально. При достаточно развитой коррупции они могут делать это и вовсе без последствий для своего «бизнеса».

Именно это было главной ошибкой сухого закона, принятого в 80-е годы прошлого столетия, во времена правления Горбачёва М.С. При всех его плюсах, о чём вы можете узнать из выступлений Жданова и других трезвенников, массовое сознание было не готово к подобной антиалкогольной кампании.

Поколение, выросшее на советском кинематографе, где также злоупотребляли демонстрацией пьяных и выпивающих в кадре героев, не готово было настолько изменить свои жизненные установки. Советская система пропагандировала в широкие массы теорию культурного пития. С экранов нам демонстрировали приличных граждан, интеллигентов, рабочих, инженеров, учёных, которые собирались за столом и цивилизованно выпивали, распевали песни, вели интересные беседы и т.д. Но на самом деле грань между культурным питьём и алкоголизацией населения оказалась очень тонкой, едва ощутимой, в результате чего алкоголезависимыми стали миллионы наших соотечественников.

Приведу пример, который, на мой взгляд, очень ярко отразил эпоху СССР в плане отношения к алкоядам. Фильм «Небесный тихоход», думаю, многие смотрели. Замечательное кино, но есть парочку «но».

В начале фильма один из главных героев оказывается в больнице, так как у него проблемы с сердцем. К нему приходят два его товарища. Медсестра его строго предупреждает, что употреблять спиртное ему сейчас категорически запрещено. Но товарищи выходят на природу, достают спрятанную «чекушку» и спокойно её распивают на троих со словами «чуть-чуть можно».
В этом вся суть алкогольной романтики двадцатого столетия. Все алкоголики, выросшие на таком кино, демонстрируют аналогичный тип поведения: прячут чекушки от своих жён, так как те им не разрешают пить; напиваются в подворотнях, за углом с такими же дружками – любителями алкогольной романтики.

На примере этого фильма очень хорошо показан механизм вписывания алкоголя в песенную культуру народа. Застольные песни в СССР обретают особую популярность, так как именно таким образом нужно проводить время в культурных попойках. Для того чтобы тема романтики употребления алкоголя была у всех советских граждан на слуху, необходимо было вписать её как раз в застольное времяпрепровождение, то есть в культуру застольных песен.

Дождливым вечером, вечером, вечером,
Когда пилотам, прямо скажем, делать нечего.
Мы приземлимся за столом, поговорим о том, о сём
И нашу песенку любимую споём…

Нам будет ВЕСЕЛО, ВЕСЕЛО, ВЕСЕЛО,
Ну, что ж ты милая курносый нос повесила?
МЫ ВЫПЬЕМ РАЗ, МЫ ВЫПЬЕМ ДВА
ЗА НАШЕ СЛАВНОЕ У-2,
ДА ТАК, ЧТОБ ЗАВТРА НЕ БОЛЕЛА ГОЛОВА.

В этих последних строчках отражается вся суть той политики культурного спаивания, которая велась в Советском союзе: «Надо пить, но пить так, чтобы завтра голова не болела, и чтобы было весело».

В этом контексте обязательно следует упомянуть фильмы Л. Гайдая, которые мы до сих пор так любим смотреть под Новый год. В большинстве его картин, так или иначе, представлена тема культурного пития, а бескультурное питие подаётся в форме юмора. Вспомните фильм «Бриллиантовая рука», где герой Никулина, изрядно употребив спиртного, исполняет со сцены песню про зайцев. В фильме «Кавказская пленница» Шурик исследует местный фольклор, нам демонстрируется множество тостов (думаю, все помнят тост про «маленькую, но очень гордую птичку»). В итоге Шурик сильно напивается и оказывается в вытрезвителе. И эти образы очень хорошо впечатаны в наше сознание, а пьяные фразы типа «помедленнее — я записываю» давным-давно разлетелись на цитаты и до сих пор пользуются особой популярностью в народе.

В других фильмах Гайдая вы также без труда найдёте образы забавных пьяниц. Это и алкоголик-тунеядец Федя в «Приключениях Шурика», который попадает к Шурику на перевоспитание, и у которого, кстати, по фильму есть семья и двое детей. Это и тройка Трус-Балбес-Бывалый, которые также периодически употребляют в кадре. А ведь, например, актёр Вицин из этой тройки был абсолютным трезвенником, и в фильме «Операция Ы» в сцене, где они покупают себе пиво, Вицин пьёт совсем не пиво. Фильм-короткометражка «Самогонщинки» в весёлой и юмористической форме представляет людей, занимающихся самогоноварением. В фильме звучит такая песенка самогонщиков:

Без каких-нибудь особенных затрат
Создан этот самогонный аппарат,
А приносит он, друзья, доход,
Между прочим, круглый год!

Я, признаться откровенно, очень рад
Лечь под этот электронный агрегат,
Чтобы капал самогон мне в рот
Днем и ночью круглый год!

А вот люди меж собою говорят:
За такой вот хитроумный аппарат
Просидеть мы можем без забот
За решеткой круглый год!

Тема винопития присутствует не только в фильмах Гайдая. Например, под Новый год также постоянно транслируют такие фильмы, как «Карнавальная ночь», «Летучая мышь» и уже упомянутый «Ирония судьбы или с лёгким паром» Э. Рязанова. В любом из этих фильмов вы сами легко отыщете сюжеты и образы, посвящённые данной тематике.

Так, в фильме «Карнавальная ночь» нам показывают некий голубой огонёк. Помимо мишуры, праздничных выступлений, номеров самодеятельности, весёлых лиц и интеллигентных людей, в кадре постоянно присутствуют шампанское, вино и поднятые вверх бокалы. Люди радуются Новому году, смеются и культурно выпивают. Однако в жизни подобные вечеринки нередко перерастают в настоящие попойки. Ведь недаром в народе ходит фраза: «Какая свадьба без драки». И все прекрасно понимают, от чего случаются драки на свадьбах.

В фильме «Летучая мышь» есть сюжет про тюрьму, где директор тюрьмы приходит проверять дежурного, при этом оба, как говорится, «в стельку пьяные». Это ситуация очень тонко обыгрывается, превращая происходящее в курьёз и повод для шуток. Оба не стоят на ногах, дежурному видится не один директор, а два, также ему кажется, что кто-то раскачивает тюрьму, хотя, естественно, это не тюрьма качается, а он сам.

Как после таких фильмов и сюжетов в стране может вырасти трезвое поколение, когда вам с экранов постоянно демонстрируют сцены культурного пития, сюжеты про самогоноварение, образы забавных пьяниц? Вам же не показывают, как эти пьяницы, грязные и никому не нужные, валяются под забором, простите за образ, но он куда более правдив.

Конечно же, в таких условиях, без предварительной подготовки массового сознания, «сухой закон» 1985 года провалился и закончился тотальным спаиванием русского народа после распада СССР в 1991 году, в отличие, кстати, от «сухого закона» 1914 года, принятого Николаем II. Там была совершенно иная ситуация. Во многом это была инициатива снизу, а не сверху. Николай II ведь не отдавал приказа о введении сухого закона, а лишь дал РАЗРЕШЕНИЕ на его исполнение. В этом огромная разница. По сути, он дал «зелёный свет» тем процессам, которые и так развивались в обществе. Поэтому сухой закон 1914 года имел совсем другие последствия и получил совершенно иной отклик в общественных массах. Позднее этот опыт введения сухого закона использовался и в США.

Отсюда следует очень важный вывод: для воплощения в жизнь каких-то идей необходима тщательная подготовка массового сознания, о чём говорил ещё Э. Бернейс.

Исходя из вышесказанного следует, что противостоять алкоголизации и наркотизации нашей страны мы должны, в первую очередь, в культурно-информационной среде, обращая самое серьёзное внимание на тот медиаконтент, который предлагается нашему обществу.

Как показывает анализ большинства популярных или активно-популяризируемых фильмов, мы имеем дело с целенаправленным внедрением в нашу культуру деструктивных программ на самоотравление, которые ведут к деградации и разрушению нашего общества, подрыву его генофонда.

Необходимо самым серьёзнейшим образом подойти к вопросу изучения методов продвижения НВ через фильмы, передачи, сериалы, клипы, музыкальное творчество. И, конечно же, распространять эти знания в нашем обществе, повышая таким образом медиаграмотность населения, тем самым увеличивая сопротивляемость подобным деструктивным программам.

Методы продвижения наркотических веществ:

Теперь давайте уже разберём, какие конкретно приёмы используются для того, чтобы внедрить в наше сознание, что употребление НВ – это нормально, это часть нашей жизни.

— Формирование моделей поведения, связанных с употреблением НВ.
— Привязка НВ к образам положительных героев.
— Наделение НВ особыми свойствами, которыми они на самом деле не — обладают.
— Создание образа НВ, как ценностной категории жизни человека.
— Продвижение НВ через изменение актёрского амплуа.
— Product placement (расположение продукта).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия