МИФ О «ЛУЧШЕМ В МИРЕ ОБРАЗОВАНИИ»

1. Образование было таким хорошим, потому что его устройство было скопировано из дореволюционной России.
Распространенный миф, апеллирующий к тому, что Наркомат просвещения (будущее Министерство просвещения СССР), создавая новую советскую школу, взял все лучшее, что было в дореволюционной системе образования.

В этом утверждении есть доля правды. В большинстве случаев после революции преподавать продолжали учителя, получившие образование в царской России. Сохранились подходы и методики, по которым велось обучение. Более того, процесс наследования традиций, культуры и моральных принципов ушедшей эпохи не остановился, но активно шел на заре советской школы. Очень показателен здесь персонаж Сергея Юрского (Викниксор) в фильме Геннадия Полоки «Республика ШКИД». Интеллигентный и сдержанный, он действует явно не в духе настоящего, «советского» преподавателя.Но уже во второй половине 20-х годов начались эксперименты: советское руководство не только допускало, но и поощряло попытки внедрения новых подходов и программ. Такие радикальные поиски полностью перечеркнули все то, о чем говорилось выше. Причем идея единой системы для всех школ страны Советов полностью отрицалась. Концепция снова поменялась в самом начале 30-х годов. Желая ввести единый образовательный стандарт, правительство потребовало быстро унифицировать все школы, методики преподавания и учебные программы. Уже к концу 30-х годов, с незначительными поправками, школы стали примерно такими учебными заведениями, каковыми они оставались до недавних пор. Так полная преемственности ранняя советская школа мутировала в учебное заведение совершенно другого типа. Поэтому говорить о том, что советское школьное образование чем-то обязано школе царских времен, все-таки не очень корректно.

Интересно, что история советского университета началась с жесткого отторжения и даже отрицания всего предыдущего опыта, напоминавшего о буржуазном прошлом. Желание оставить «буржуазные пережитки» дошло до того, что лекции как формы обучения до 1932 года не практиковались в советских высших заведениях вовсе.2. Школьное образование было безплатным.

Слова, которые почему-то произносят многие родители или бабушки-дедушки, когда в школе снова планируется ремонт или посадка цветов. Убеждение, что советские школы никогда не имели никакого отношения к деньгам, ошибочно. Мало кто вспоминает, что с 1940 до 1956 года обучение в старшей школе (с восьмого по десятый класс), а также в техникумах и высших учебных заведениях было платным и стоило от 150 до 200 рублей в год по одним данным и до половины дохода родителей по другим.3. В советской школе не было дискриминации.

Долгое время советские теоретики с большим интересом относились к так называемой педологии — подходу, в рамках которого знания из биологии, медицины, психологии и педагогики применялись при формировании школьных программ и методик обучения. Сегодня педология поглощена другими науками и перестала существовать, но интересно, во что выливались подобные эксперименты. Самым ярким проявлением педологии стал принцип формирования состава классов в школах.

Опираясь на тесты, призванные выявлять уровень интеллекта, школьников помещали в класс с детьми соответствующего уровня. Так создавались классы «успевающих» и «отстающих». Переход из второй категории в первую был очень затруднительным и даже почти невозможным. Нередко и поступление в техникумы или вузы было продиктовано именно принадлежностью к классу с правильной характеристикой. Обсуждение подобного подхода сегодня может показаться просто неуместным, но этот факт остается в истории советской школы.4. Труд советского учителя оценивался достойно.

Как правило, споры об уровне и достаточности заработной платы обнаруживают самые яркие противоречия. И это правда: оценить, достойно ли оплачивался учительский труд, можно несколькими способами. Например, сравнив зарплату учителя со средним уровнем дохода по стране, мы увидим, что на протяжении почти всего советского периода она была ниже в среднем на 15%. Если же сравнить доходы школьного учителя и доцента университета, результат будет и вовсе неприличным. Преподаватель средней школы получал приблизительно в девять раз меньше. Тяжелее всего приходилось учителям, работавшим в сельских школах. Долгое время они вообще не получали государственной зарплаты: их оклад полностью зависел от доходов колхоза или совхоза.

Тем не менее не стоит забывать об уровне покупательной способности рубля. Например, средняя зарплата учителя младших классов в 70-е годы составляла 70 рублей, тогда как хлеб стоил в районе 23 копеек, а, например, мужской костюм — около 87 рублей.5. Советский учитель принимал активное участие в образовании своих подопечных и в неурочное время.

Распространенное мнение о повышенном неравнодушии к успеваемости своих учеников часто подкрепляется не только незнанием контекста, но и яркими образами из кино. Например, в телефильме Алексея Коренева «Большая перемена» за посещаемость и успеваемость своего 9 «А» борется герой Михаила Кононова Нестор Петрович. В фильме мотивация конкретного молодого преподавателя хорошо проговорена, но при этом создается впечатление, что точно так же поступает и любой другой советский учитель.Конечно, хочется надеяться, что и раньше, и сегодня школьники сталкиваются с неравнодушными людьми, но несложно проследить, что такое убеждение — влияние непростого периода в истории, когда советские учителя действительно должны были ходить по домам, лишь бы их ученики не отставали. До 1943 года между школами (как и на заводах, фабриках и в колхозах) было объявлено социалистическое соревнование — рейтинг, основывавшийся на средней успеваемости школ. Ради победы в таком соревновании оценки беспощадно завышались, и уровень знаний не соответствовал результатам, значившимся в табелях. В 1943 году, когда советские войска приближались к границе, оставляя за собой уже не захваченные, но разоренные поселения, встал вопрос о том, кто будет их восстанавливать. Учитывая демографическую ситуацию, надеялись на тех, кто в тот момент должен был заканчивать старшие классы школы.

Выяснилось, что уровень знаний у них был катастрофически низким. Настолько, что ставился вопрос о невозможности обучения в техникумах или университетах. Тогда правительство приняло ряд мер для улучшения ситуации. Министр просвещения призвал бороться с практиковавшимся ранее заучиванием текстов и уделять особое внимание пониманию и умению пользоваться информацией. Министерство просвещения потребовало от каждого учителя выяснять причины плохой успеваемости и непосещения занятий. Здесь и родилось представление об учителе, проникающем в частную жизнь своего ученика. Идея, подкреплявшаяся в сознании людей большим количеством текстов, печатавшихся в периодике того времени и первых послевоенных лет. Проблема этой, на первый взгляд, неплохой идеи — в отсутствии мотивации: после отмены социалистического соревнования других стимулов для учителя, оббегающего дома своих учеников, так и не придумали.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия