Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

Людмила Аркадьевна Рябиченко – публицист, аналитик, общественный деятель, руководитель Экспертно-аналитического центра «Veritas», председатель движения «Семья, Любовь, Отечество»; автор многочисленных публикаций на темы: право родителей на жизнь со своими детьми, сохранение суверенитета семьи, защита традиционных культурных и духовно-нравственных ценностей в России, безопасность человека в информационном обществе и др.

– Людмила Аркадьевна, хочется обсудить многие вопросы и теряешься в выявлении главного… Но вот, в связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик и учебный процесс». Что происходит с современной школой?

– Вы затронули сразу большой пласт проблем, в двух словах о них не расскажешь. Постараюсь сказать о главном. Многие уже знают, что в стране началась цифровизация образования. Министр образования Ольга Васильева в преддверии учебного 2018 года заявила, что у нас будет всероссийская «цифровая школа». В ее рамках в столице запустили «Московскую электронную школу» (МЭШ), которая уже вызвала бурные родительские протесты. Это пилотный проект, и когда его отработают, вся российская образовательная система будет рушиться уже последовательно по регионам.

– В чем суть «Московской электронной школы»?

– Проект предварительно не обсуждался ни с родительским, ни с педагогическим сообществами, все происходит по умолчанию: мол, мы сейчас внедряем, а вам потом будет хорошо. При этом преподавателей мотивируют обещаниями доплаты по 10 тысяч рублей в месяц за реализацию этой системы.

За основу МЭШ взята сингапурская модель образования. Это часть проекта глобального образования, разработанного по заказу Всемирного банка в 1984 году. Из него вышли и ЕГЭ, и пресловутая Болонская система, против которой общественность выступает еще с 90-х годов, и «дублинские дескрипторы», и «Глобальные университеты», и рейтинги, и индексы Хирша, и многое другое, уже ставшее нашей печальной реальностью.

Сингапурская модель – образец кастового образования, в котором дети в зависимости от их способностей делятся при поступлении на четыре потока и затем развиваются по своим, никогда более не пересекающимся траекториям, определяющим их социальный статус на всю последующую жизнь. Выход из потоков не предусмотрен, дети оканчивают школу с аттестатами разного уровня и должны поступать в соответствующие разноуровневые вузы.

– Кем это продвигается в нашей стране?

– Лобби-группа у этой модели в России весьма мощная. В 2013 году г-н Кудрин пытался внедрить в Сибири проект «Модернизация детского движения Забайкальского края», который предусматривал деление детей на основании портфолио на четыре группы (будущая элита, будущие сельхозработники, будущие производственники и будущий обслуживающий персонал) и обучение их по отдельным программам, составленным строго в соответствии с конечной целью подготовки конкретной касты. Общественности удалось остановить данный проект, но, как мы видим, эта же идея предлагается нам теперь в другой упаковке.

В том же 2013 году генеральный секретарь правления сингапурской компании Educare (Educare International Consultancy Limited), проводник сингапурской модели обучения Майк Тируман при поддержке известной журналистки Тины Канделаки, которой, по слухам, на тот момент обещали место министра образования вместо Фурсенко, в пилотном режиме запустил эту методику в Татарстане.

Тогда же сингапурскую модель пытались ввести в Ижевске, в 2014 году – во Владивостоке, в 2015-м – в Тюмени, в 2016-м – в Омске. А в феврале этого года было подписано соглашение о сотрудничестве с Министерством образования Московской области. В новостройках Москвы уже есть пилотные учреждения – образовательные комплексы, совместные с детскими садами школы, где апробируются программы электронного обучения. Конкретная информация о них не распространяется, но хвалебные статьи уже есть.

– Каковы основные особенности данного проекта?

– Сингапурская модель в корне меняет базовые принципы нашего образовательного процесса – когда учитель преподает, ученики слушают, запоминают, усваивают, устно или письменно отвечают на вопросы, сдают экзамены. В частности, в ее рамках предполагается создать т. н. «перевернутые классы», где привычная иерархия разрушается, и главенствующая роль отводится ученику, который отныне сам добывает знания, сам передает их другим ученикам и больше не нуждается в помощи взрослого. А педагог становится лишь консультантом, навигатором, направляющим или даже просто старшим помощником, но – не «детоводителем».

В чистом виде сингапурская система выглядит как набор англоязычных (это принципиальное требование) команд-«структур» – от 25 до 200 разных словосочетаний, посредством которых ученики, подобно дрессированным собачкам, должны менять свою деятельность во время уроков. Например – команда high five! (дословно «дай пять!»), – учитель выкрикивает, вытягивая руку вверх, чтобы сконцентрировать внимание детей. Получается весьма необычное поведение, к тому же напоминающее нацистское приветствие, что взламывает культурный код общества.

Пространство класса также перестраивается: столы ставятся друг к другу, ученики объединяются вокруг них по 4–6 человек и начинают сами себя «учить» (с первого класса!) и сами опрашивать. Новый материал объясняют друг другу внутри команд, которые формируются спонтанно и в которых дети получают вместо имени номер (!) с соответствующей карточкой.

Предполагается, что в таких классах количество детей должно быть увеличено вдвое, а количество педагогов для экономии зарплаты вдвое уменьшено. Для нерадивых специалистов это – находка: матрица задана, структуры одобрены, команды приняты – знай, отрабатывай себе уроки с любым коллективом, живи – не тужи. Поэтому и группа поддержки в профессиональной среде очень даже может появиться.

В новой системе московского образования кроме МЭШ предусмотрены и такие модули, как «Урбошкола». Дети будут не только выбирать предметы и преподавателей, сами организовывать процесс обучения, уровень, скорость, сроки, но и обучаться в любом месте, не обязательно в школе: хочешь – иди в музей, хочешь – в фитнес-клуб. «Обучение» ребенка будет происходить вне коллектива и школьных границ – «с людьми, разделяющими его взгляды», как сформулировано в одной из методичек; школьный коллектив нивелируется и размывается за ненадобностью.

Министр Васильева уже анонсировала введение в школах системы биометрической идентификации школьников по фотографии, аналогичной той, которую апробировали в мае в Эрмитаже и намерены ввести во всех музеях, театрах, концертных залах – «лицо вместо билета».

Новая модель образования предусматривает в перспективе даже отказ от государственной итоговой аттестации, взамен которой введут цифровую биографию. По сути это все та же система «Контингент», победу над которой общественность недавно отпраздновала, но только под другим именем. Уничтожается личная приватность: система электронного учета прозрачная, двери в классах стеклянные.

Происходит слом традиционной модели классического образования, и под лозунгами технологического прорыва провозглашается всеобщая компьютеризация. Обычные классные доски заменяются электронными, у детей обязательно должны быть планшеты – пока что параллельно с учебниками, но полная отмена книг – вопрос времени.

– Какого человека формирует эта система?

– Во-первых, обученного работать только в команде, а значит – воспринимающего реальность некритически. Без иерархии, авторитетов и ценностей. Во-вторых, – идеального пользователя компьютера: именно для этого известный биржевой спекулянт Сорос еще в 90-е годы «облагодетельствовал» многие наши детские сады и школы безплатными компьютерами. Все направлено на создание т. н. «служебного человека», который, как считают в придумавшей это Европе, должен жить лишь для удовлетворения потребностей «хозяина», питаться ГМО-продуктами, размножаться под контролем и по разрешению и не превышать заданный «хозяином» уровень интеллектуального развития.

– Сейчас нам еще щедро раздается безплатный интернет, Wi-Fi…

– Причем в школах той же Европы от него уже повсеместно отказываются из-за сильной вредоносности облучения, а у нас это усиленно внедряется. Нам как мантру повторяют про новую технологическую эпоху, «неизбежному» наступлению которой мы все должны покориться. Но вот в Индии, например, под предлогом повышения уровня жизни всех переписали и ввели данные в единую биометрическую базу. А что изменилось? Возникла чудовищная система контроля, и все.

К сожалению, МЭШ, несмотря на бурные родительские протесты, все-таки реализуется в Москве – видимо, здесь задействованы очень мощные рычаги, которые пока не позволяют это остановить. А в связке с глобализационными процессами просматривается и вполне четкий ювенальный подтекст.

Более того, г-н Кузьминов из Высшей школы экономики и Кудрин из Центра стратегических разработок, недавно возглавивший Счетную палату, разработали очередной скандальный проект – «12 решений для нового образования». Сакральное число новшеств – куда входят и «цифровизация личности», и «капитализация человеческого потенциала», и «социально-педагогический патронат семей», и «индивидуальная электронная карта развития», и ежегодное создание 70 тыс. мест для детей ясельного возраста – выбрано неспроста, а с учетом особенностей массового сознания.

Выходит, что нашумевшая пенсионная реформа, повышая пенсионный возраст, уничтожает крайне важный для воспитания детей институт бабушек, при этом молодое поколение ставится в сложнейшие финансовые условия выживания, а за воспитание детей с грудного возраста берется государство.

– Возникает параллель с троцкистами-революционерами и их идеями нового массового человека, пролетарского коллективизма, домами-коммунами, «общенародными» женщинами и детьми…

– Да, идет реванш троцкизма с его секспросветом, психологами-фрейдистами, голыми парадами, теорией стакана воды, декретами и указами о долге комсомолок перед потребностями комсомольца, детьми в фабриках-кухнях. Его отголоски встречают нас сегодня в облике ювенальной юстиции, глобализма, трансгуманизма. Демонические силы выбирают разные формы, но главной их целью остается сам человек, его душа и смыслы его жизни.

– Можно ли из этой системы как-то выйти?

– Выход есть всегда. Главное – осознать, что происходит. Вот с этим у нас сложно: осознанность, ответственность уже стали слабым местом жизни человека. Православные еще имеют эту практику, готовясь к Таинству Исповеди, анализируя свои поступки, мотивы, мысли, но ведь это же единицы. А в целом идет унификация сознания, приведение образа жизни к единому глобальному образцу, глобальному культурному коду.

Мы сейчас в очень непростой ситуации: и наши будущие поколения – в связи с образованием, и сами как нация – в связи с глобализацией, и все человечество как создание Божие – в связи с трансгуманизмом. Потому что, повторюсь, конечная цель навязываемой системы – расчеловечивание, уничтожение духовной сути человека. Вот и г-н Греф заявил уже, что в новой эпохе никого не будут интересовать ваши мысли и чувства, а только ваши цифровые аватары. Вопрос стоит крайне серьезно, и он находится именно в духовной плоскости. Это нужно понимать, и правильным будет придать ему статус угрозы национальной безопасности.

Но еще важно знать, что «электронное образование» и «цифровая школа» – в целом пока не реализованные проекты. Поэтому ни в коем случае нельзя опускать руки.

– Возникает вопрос: а сможем ли мы в определенный момент развернуться назад и отказаться от этих новшеств, если они уже широко внедрятся? Можно ли быть «немного цифровым» обществом, а в целом – традиционным?

– Безусловно, это невозможно, тем более когда речь идет об образовании. Ведь именно система образования призвана служить межпоколенческой трансляции культурных и духовных ценностей. Войны выигрывает школьный учитель, как некогда сказал Отто фон Бисмарк. Если в завтрашней цифровой школе главным педагогом будет компьютерная программа, искусственный интеллект – то с нами и воевать будет незачем: у роботов нет Отечества.

– Как же нам сопротивляться навязываемым программам?

– Разве зло может быть сильнее Бога? Сколько бы зло ни торжествовало, оно никогда не победит Его. Для нас важно определиться, готовы ли мы сами, как обещали в святом Крещении, быть воинами Христовыми.

Зло наступает не потому что оно сильно, а потому что мы слабы. Каждый из нас не должен соглашаться с ним, необходимо занять твердую однозначную позицию в личной и общественной жизни: я против и борюсь. Вера без дел мертва – не нужно обманывать себя тем, что от нас якобы ничего не зависит. Наступило время, когда от личного выбора каждого зависит, устоим ли все мы. Но многие избегают этого и сдаются раньше времени.

– Так происходит и с церковными людьми?

– К сожалению, это встречается, и особенно печально, когда пасуют православные, ведь, по сути, отказ от борьбы – малодушие и лень. Многие люди напуганы стремительно меняющейся реальностью, не знают, как к этому правильно относиться, теряют способность к сопротивлению и самозащите. Мол, и так уже без оцифровки личности не устроиться на работу, не попасть в больницу. Да, а скоро будет, как уже озвучено, и не купить продукты. Ну и что – право на защиту того, что тебе дорого и что для тебя важно, у каждого из нас есть всегда.

Ведь даже в Индии, сугубо кастовом государстве, где была создана первая в мире единая биометрическая база на всех граждан, нашлись люди, которые спустя почти десять лет героически отсудили у индийского правительства право на приватность, на свою частную жизнь. И теперь там эта система дает сбой, а смельчаки стали национальными героями.

– Некоторые верующие ссылаются в своем бездействии на последние времена, неотвратимость установления нового мирового порядка во главе с антихристом.

– Конечно, конец земной истории наступит, но только когда? Нам, если вспомним, не дано знать времена и сроки, а «последними» времена назывались еще при жизни апостолов. В каждый исторический период были свои предтечи антихриста и неоспоримые признаки его пришествия – не нужно смущаться и унывать.

Да, сейчас в мире произошел мощный технологический прорыв, который существенно приблизил нас к исполнению пророчеств, но сколько именно все продлится, какими темпами будет развиваться – это никому не ведомо. Не в наших силах отменить последние времена, но мы способны отодвинуть их наступление. Зачем умирать раньше срока, шанс на победу есть всегда. И, если люди, которым не все равно, не иссякнут, если они не утратят способности к сопротивлению – их надежды и труды не могут быть посрамлены. Тогда общество уцелеет, и мир еще постоит.

Вот вам пример такой награды неравнодушным: в Госдуме с 2003 года находился принятый в первом чтении катастрофичный по своим последствиям закон с лицемерным названием «О равенстве прав мужчин и женщин». На деле – «гендерный» закон, который отменяет биологический пол, вводит вместо него социальный пол (т. н. «гендер») и провозглашает приоритет прав извращенцев. Это модельный закон, служащий входным билетом в Евросоюз, и с его помощью в национальных государствах разрушается нравственный суверенитет.

В июле в Думе состоялось заседание, на котором планировалось окончательное его принятие – за полгода до этого была создана рабочая группа, СМИ пестрели хвалебными статьями о равенстве прав мужчин и женщин, депутат Оксана Пушкина уже примеряла на себя роль главного «гендерного» уполномоченного. Но вышло иначе – убийственный закон все же отклонили. Да, для этого нам пришлось потрудиться как никогда ранее, и хотя надежды у многих были слабыми, но с Божией помощью удалось остановить зло и сохранить наших детей.
Это – победа, не побоюсь громкого слова, планетарного масштаба. Так что наши труды не тщетны. Победа всегда будет за нами, нужно только сражаться.

Очень важно доносить до людей истинный смысл фактов: так, в июне 2017 года нам пришлось проводить экстренный сбор общественности и поднимать тему цифровой экономики и биометрии. Это был настоящий шок и ужас для всех, потому что никто не мог поверить и не был готов к тому, что все это так быстро возникло и идет на нас. Программа готовилась втайне, а по сути была создана Всемирным банком и через Международный экономический форум в Давосе навязана России. Через два дня ее собирались принимать, но этот блицкриг все-таки сорвался, и, благодаря неравнодушным людям, рискнувшим пойти против серьезной опасности, удар был смягчен. А Совет безопасности РФ на основании наших документов даже оперативно принял резолюцию об угрозе цифровой экономики для национальной безопасности.

Да, к сожалению, проблема сохраняется и обостряется, но никто не знает, как бы все сложилось в стране, если бы не эти самоотверженные шаги общественности.

Люди не могут поверить, что зло уже придвинулось вплотную и жадно дышит в затылок. Когда в 2009 году проходили первые родительские форумы в Пушкинском, то страшную опасность ювенальной юстиции понимали, пожалуй, только православные. Остальное общество отказывалось верить: «Этого не может быть! Да никогда они такое не сделают!» Годы напряженного труда по просвещению общества, несогласие со злом и сопротивление ему возымели результат: к людям стало приходить понимание угрозы и необходимости противостояния.

Да, это очень непростой труд – анализировать законы, привлекать общественное внимание и показывать людям опасность, когда она не только не очевидна, а даже, напротив, благообразно прикрыта «защитой прав», «безопасностью» и «удобством». Но мы все должны продолжать это делать. И тогда мы будем праздновать наши победы, без которых нас давно бы уже накрыло волной гораздо больших и разрушительных перемен.

Помните про лягушку?

– Которая, попав в клюв аисту, за горло его держала, чтобы не проглотил?

– Есть еще одна – которая попала в банку с молоком, но не сдалась и барахталась в попытках выбраться до тех пор, пока своими лапками не сбила молоко в масло. Мы сами не знаем, что у нас впереди, где будет почва, на которую мы обопремся, и когда именно она проявится. Но сдаваться нельзя никогда.

Да, мы находимся на войне, но ведь эту войну начали не мы. Наша ошибка в том, что мы позволили ее начать. Наша беда в том, что мы к тому времени морально ослабели. Наша задача – отстоять все то, что нам дорого.

Мы предали детей в 90-е годы, предоставив их самим себе – мол, теперь все так живут. Мы стыдливо отворачивались от хлынувшей на улицы и экраны безнравственной рекламы, отговариваясь тем, что мы на нее не смотрим, – когда на нее во все глаза смотрели наши дети. Мы позволили извращениям войти в наш язык, культуру, жизнь. Мы разрешили убрать из системы образования процесс воспитания, и дети оказались предоставленными самим себе.

А потом мы стали наказывать родителей за их непутевых заброшенных детей и разрушать слабые семьи ювенальными технологиями. Мы согласились, что «теперь каждый сам за себя» и получили поколение эгоцентристов, которые не видят рядом с собой другого человека и живут исключительно собственными потребностями и выгодой. Мы предали собственные ценности и «посеяли зубы дракона», а теперь пришла пора горькой жатвы.

И вот нам страшно, и мы не знаем, что со всем этим делать, и малодушно прячемся в скорлупу быта: «Ой, да что там от меня зависит? А у меня – семья, между прочим, и мне еще борщ варить нужно. Пусть другие, если хотят, воюют, а я молиться буду – ведь сказано: спасись сам, и тысячи вокруг тебя спасутся».

Почему-то в этом месте всегда идет искажение цитаты, как будто все разом забыли, что преподобный Серафим Саровский говорил о «стяжании духа мирна» как о залоге спасения, а вовсе не о спасении в одиночку.

Цитировать старца – легко и просто, но раз примеряешь на себя его слова – примерь тогда и его путь. Чувствуешь в себе силы стать столпом пламенной молитвы до небес – отлично, воюй молитвой, ступай на камень молиться тысячу дней, а не в супермаркет за постными вкусняшками, прикрываясь напускным благочестием.

Мы восклицаем: что же это в мире творится, почему такое зло идет?! Но наружная грязь – всегда следствие внутренней нечистоты. Это вовсе не означает, что ты «грязный» буквально – ты можешь быть «просто» внутренне с этой нечистотой согласен.

В 1917 году революция пришла в Россию через «ложь, предательство и обман» – и сейчас у порога нашего дома снова маячат грозные тени.

Нужно помнить, что Господь дает испытания всегда по силам. Значит, надо каждому в себе пробудить эти силы и соединить. И сделать свой выбор, а уже из личного выбора каждого складывается общественный.

– Как можно присоединиться к Вашей деятельности?

– Мы всех приглашаем на наш сайт «Семья, любовь, Отечество» (http://semlot.ru), а также на видеоканал на ютубе (https://youtube.com/channel/UCHmEcjYLyqL9wzG4YhplZ7g), где мы размещаем важную информацию и аналитику по актуальным вопросам. На радио «Радонеж» каждый четверг можно слушать мою авторскую программу «Территория семьи», а также круглый стол в ее рамках с участием интересных людей и знающих экспертов.

Несмотря ни на что, неравнодушных людей, которые уже не боятся противостоять глобализационным процессам, становится все больше. На нашем сайте есть раздел «присоединиться», где размещены тексты обращений, телеграмм, адреса для писем, выдержки из законов и статей – все для ваших действий. Сбор подписей, отправка телеграмм – все это по-прежнему влияет на чиновников и депутатов, принимающих законы, ведь никому из них лишние очаги напряженности не нужны.

Не оставайтесь безучастными и действуйте!

Беседовала Анастасия Державина

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЦИФРОВИЗАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ… ВСЕ МИНУСЫ ЭЛЕКТРОННОЙ ШКОЛЫ. ЧТО БУДЕТ С НАШИМИ ДЕТЬМИ? (ВИДЕО)

Как сообщает РБК со ссылкой на министра Ольгу Васильеву и другие источники в ведомстве,к 2020 году планируется полностью ликвидировать бумажные учебники по 11 школьным предметам, заменив их на «сертифицированные в установленном порядке устройства персонального доступа». Эксперты уверены, что речь идет обо всех основных дисциплинах: русском языке, литературе, истории, алгебре, геометрии, физике, химии, биологии…

Пример Московской электронной школы (МЭШ) показывает, что при этом ожидает среднюю школу. “Мы бы хотели её распространить по всей России, преобразовать в РЭШ”(российскую электронную школу), – мечтает Министр. Московская электронная школа – это набор электронных материалов, доступных для всех и размещенных на современных цифровых устройствах. Ключевые элементы МЭШ – это видеоуроки и электронный дневник. Также предполагаются игровые формы обучения, замена учителя виртуальным тьютором, и многое другое.

На уроках школьники (начиная с начальной школы!) должны пользоваться индивидуальными планшетами или смартфонами, связываясь по Wi-Fi с интерактивной доской в классе, заполнять в них тесты, читать электронные учебники, «посещать» виртуальные экскурсии, пользоваться виртуальными лабораториями, электронными библиотеками и даже обучающими компьютерными играми.

Цифровизация школы преподносится как великое благо, признак высокого уровня цивилизации, избранности, но так ли это на самом деле? Не стоит забывать, что концептуальной основой МЭШ является не научная система, а эксперимеантальный форсайт-проект детство 2030, где все эти вещи четко прописаны.

Его ключевыми идеями являются следующие:
1) Обучение – это сфера бизнеса – продажа услуг. Человек покупает навыки, чтобы затем продавать их с прибылью. Человек рассматривается как товар – отсюда устремленность на таланты, которые дороже стоят и приносят большую прибыль.

2) Кастовость – евгенический подход. Изначальное неравенство — одни творцы – другие «люди одной кнопки». Отсюда – индивидуальные траектории развития и ставка на «одарённых детей». Одним — «человеческое обучение», другим – дистанционное, онлайн обучение.

3)Коренное изменение содержания и методики обучения. Поскольку «образование» должно представлять собой просто приобретение компетенций, нужных в данный момент работодателям, для нормального преподавания оставляют только часть предметов, остальные, в первую очередь, гуманитарные, переводят в онлайн-обучение. Фундаментальное образование остаётся только для немногих, это дорогое, «человеческое» образование. Для остальных – дешёвое, «компьютерное», дистанционное.

При этом родителей и педагогов никто не спрашивал, обсуждений не было, и всех просто поставили перед фактом.

Что же будет с детьми и образованием, как изменится вся наша жизнь, если все пункты проекта «детство 2030» будут реализованы?

В этой статье собраны все те угрозы здоровью и развитию ребенка, которые очевидны специалистам в образовании и медицине , но умалчиваются авторами проекта.

Статья получилась большая, но и тема очень серьезная, ведь все то что закладывается в ребенка в школе, во многом будет определять всю его дальнейшую жизнь. И тут дело даже не в знаниях, как просто в информации, а в формировании личности, закладке основных навыков.

Все факты изложенные в статье носят научный характер, и уже были подтверждены опытом других стран, но не смотря на это, все эти технологии воплощаются у нас в жизнь.

1.Непроверенные технологии
Никакие исследования «цифрового образования», очевидно, губительного для здоровья и развития детей, не проводились.

Прежде чем широко внедрять гаджеты и интерактивные доски в школах, нужно провести долгосрочные исследования, ограничив масштаб эксперимента, заявила заместитель заведующего кафедрой клинической физиологии и нелекарственных методов терапии ФПК МР МИ РУДН, ФГБНУ «Национальный НИИ общественного здоровья им. Н.А. Семашко»

Говоря об электронных средствах обучения, специалист по здравоохранению обратила внимание на то, что при катастрофической ситуации со здоровьем учащихся, в школы массово внедряются непроверенные технологии.
По мнению Ивановой, до широкомасштабного внедрения гаджетов в процесс обучения, необходимо провести длительные исследования сроком не менее 10 лет, а также разработать нормы для их применения, с привлечением психологов, психофизиологов, клиницистов и организаторов здравоохранения.
Эксперт указала на то, что Россия не может перенять «лучшие» зарубежные практики, поскольку в ряде стран Запада, где дети используют информационные технологии с самого раннего возраста, общественность и экспертное сообщество уже бьют тревогу.

Иванова обратила внимание на то, что физиология младших школьников еще не устоялась и некоторым из них достаточно поработать с гаджетом 15 минут, чтоб потерять возможность удерживать внимание до конца урока. Эксперт убеждена, что гаджеты с большей пользой могут использовать лишь ученики старших классов.
Специалист также призвала задуматься о цели раннего и массированного внедрения электронных средств обучения. Эксперт убеждена, что если через 10 лет государству нужно иметь думающее, творческое поколение, умеющее созидать, создавать, изобретать, то при использовании информационных технологий с детского сада это становится невозможным, поскольку раннее знакомство с электронными средствами убивает все эти положительные качества. Усиленно вводить информационные технологии, по мнению Ивановой, нужно, если через 10 лет государство хочет иметь чему-то обученных и в чем-то деградирующих людей, у которых не будут развиты базовые физиологические навыки.

По единодушному мнению специалистов, не случайно электронные учебники, в отличие от учебника традиционного, не имеют никакой сертификации и утвержденных стандартов. Нет подтверждений их безопасности для здоровья детей, нет требований к их оформлению. Кроме того, в электронной школе дети проводят очень много времени в наушниках, у них портится слух, от светящихся экранов мониторов – ухудшается зрение, от сидячего образа жизни за компьютером – нарушается обмен веществ, состояние внутренних органов, ухудшается состояние мышц, развивается ранний сколиоз и т.д.

Отметим, по утверждению разработчиков МЭШ, «умные» интерактивные парты, интерактивные доски, планшеты и другие современные мультимедийные гаджеты призваны дать современным школьникам новое качество образования, однако ряд экспертов заявляет, что эта среда враждебна к здоровью детей, а нивелирование роли и учителя и автоматизация педагогических задач будут иметь убийственные последствия для подрастающего поколения.

2. Утрата навыков письма, как следствие утрата способностей к творчеству.
Электронная школа еще не начала работать, но уже сейчас письму уделяется все меньше и меньше внимания. Сначала исчезла каллиграфия, затем чистописание, теперь благодаря рабочим тетрадям письмо от руки практически сводится на нет. Очевидно что при переходе на цифровую школу, письмо от руки будет похоронено окончательно. Какие же последствия отказа от письма ждут школьников и вообще всех нас?
1. Мы начнём хуже читать. А ещё пострадает моторика и координация. При ручном письме задействованы участки мозга, отвечающие за интерпретацию сенсорных ощущений и формирование речи. А у тех, кто рукой не пишет, эти участки включаются гораздо реже. У нас в голове есть так называемый центр Брока — участок, отвечающий за складывание букв в слова и их распознавание. То есть за умение читать и писать. При ручном письме этот центр активизирует свою работу. Из этого учёные норвежского университета Ставангера сделали вывод, что люди, которые быстро пишут, лучше читают. И наоборот: люди, медленно читающие и тяжело понимающие текст, плохо пишут.

2. У детей, которые мало пишут, плохо развит глазомер. И наоборот: те, у кого проблемы с глазомером, плохо пишут. В Китае и Японии, например, в лучники старались брать каллиграфов.

3. Люди станут хуже распознавать письменный текст. Тот, кто сам не пишет от руки, не понимает, что написано. Конечно, в мире, где ручкой никто не пользуется, неумение читать письмо нестрашно. Но страшно, что мы откажемся от этой умственной деятельности. Процессы чтения письменного и печатных текстов изучены досконально. Людей с книжками и блокнотами сажали в аппараты МРТ, проводили во время чтения УЗИ, допплеровское сканирование сосудов мозга, делали электроэнцефалограмму. При чтении письменного текста у нас задействовано гораздо больше участков мозга, чем при восприятии печатного.

4. Станут меньше учить орфографию, пунктуацию и грамматику, ведь во всех гаджетах и браузерах есть функция автоисправления. Поэтому человек, который не будет уметь писать от руки, скорее всего, не сможет писать грамотно.

5. Без письма мы будем хуже формулировать свои мысли. Ведь при записи речи человек ещё до касания ручкой бумаги складывает в уме предложение. На самом деле письмо от руки требует высшей формы абстрактного мышления. Для того, чтобы набирать текст на компьютере, этого не нужно, ведь фразу, падеж, союз в любой момент можно поменять. Всё очень просто: кто часто пишет рукой и записывает лекции, часто обращается к абстрактному мышлению. А его тоже нужно держать в тонусе.

6. У нас будет плохое воображение. Люди, которые записывают текст от руки, лучше представляют себе в уме, о чем идёт речь. Если это лекция о поэтах Серебряного века, студенты, пишущие на бумаге, подробнее представляют членов «Бубного валета» и персонажей поэм Есенина, чем те, кто печатает на компьютере. Это выяснили, заставив людей записывать лекции в томографе.

7. Дети в принципе станут хуже учиться и запоминать . Есть много исследований, которые говорят от том, что материал, записанный от руки, а не на компьютере, лучше запоминается, так как люди формулируют основные мысли ещё в процессе записи.

На компьютере или планшете можно делать почти всё то же самое, но у человека пропадает необходимость чётко продумывать мысль и структуру текста, потому что он в любой момент может что-то дописать. Нам для усвоения материала достаточно было хорошо записать лекцию — перечитывать не нужно. Сегодняшним студентам и школьникам при подготовке к экзаменам приходится перечитывать записи несколько раз.

3. Утрата способностей воспринимать большие тексты
Уже сейчас многие задания в школе подразумевают поиск информации в интернете. Приводит это к тому, что дети быстро привыкают к поиску ответов в сети, а как следствие привыкают к быстрому чтению, без углубления в суть.

На проблемы с восприятием информации жалуются люди всех рангов и специальностей. Подобные жалобы можно особенно часто услышать в академической среде, т.е. от тех, кто по роду деятельности вынужден плотно и ежедневно общаться с людьми (обучать, читать лекции, принимать экзамены и т.д) — они сообщают, что и без того низкий уровень навыков чтения и восприятия информации у тех, с кем им приходится работать, год от года падает все ниже и ниже.

Еще в 2008 году было известно, что среднестатистический пользователь интернета прочитывает не более 20% текста, размещенного на странице, и всячески избегает больших абзацев! Более того, специальные исследования показали, что человек, постоянно подключенный к сети, текст не читает, а сканирует как робот — выхватывает отовсюду разрозненные куски данных. В ходе исследований выяснилось, что страницы в интернете, как уже говорилось, не читаются, а бегло просматриваются по шаблону, напоминающему латинскую букву F.

Пользователь сначала считывает несколько первых строк текстового содержимого страницы (иногда даже полностью, от начала до конца), затем перескакивает на середину страницы, где считывает еще несколько строк (как правило, уже лишь частично, не дочитывая строки до конца), а затем быстро спускается к самому низу страницы — посмотреть, «чем дело кончилось». Вряд ли найдется человек, который не слышал бы популярного сетевого высказывания «слишком много букв — не осилил», Получается замкнутый круг — писать много нет смысла, поскольку это почти никто не будет читать, а сокращение объема передаваемой мысли приводит к еще большему скудоумию не только читателей, но и писателей. В результате имеем то, что имеем — массовое отупение.

4.Экранная зависимость.
Сейчас уже известно, что айпэды, смартфоны и иксбоксы являются одной из форм цифрового наркотика. Напомним, что обучение планируется вести при помощи планшета, что по сути тоже самое.

Недавние исследования сканиов мозга показывают, что они влияют на лобную долю коры головного мозга – контролирующую дофаминовую систему, отвечающую за вознаграждения, внимание, кратковременную память – точно так же, как кокаин. Подобные технологии так сильно возбуждают мозговую деятельность, что в организме повышается уровень дофамина – нейротранмситтера, отвечающего за вознаграждение, участвующего в формировании зависимости – так сильно, как при сексе.

Именно из-за такого эффекта зависимости доктор Питер Вайбрау [Peter Whybrow], директор факультета неврологии в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе (UCLA), называет экраны «электронным кокаином», а китайские исследователи зовут их «цифровым героином».

Мозг вашего ребёнка, играющего в Minecraft, выглядит так же, как мозг под наркотиками. Неудивительно, что нам так сложно оторвать детишек от экранов и дети так раздражаются, когда их игра с гаджетами прерывается. Сотни клинических исследований показывают, что гаджеты увеличивают депрессию, вспыльчивость и агрессию и могут привести к психотическим последствиям, при которых игрок теряет связь с реальностью.

Когда человек переходит черту зависимости – будь то наркотики, цифровые технологии или что-то ещё – ему нужно пройти детоксикацию перед тем, как ему смогут помочь любые виды лечения. В случае технологий это значит – никаких компьютеров, смартфонов, планшетов.

Сейчас большинство детей, в той или иной форме страдают экранной зависимостью. Как сказано выше, есть только один выход — никаких гаджетов. Понятно что в цифровой школе это будет совершенно невозможно, ребенок будет весь день за планшетом по долгу учебы, а значит экранная зависимсть будет только прогрессировать.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

Людмила Аркадьевна Рябиченко – публицист, аналитик, общественный деятель, руководитель Экспертно-аналитического центра «Veritas», председатель движения «Семья, Любовь, Отечество»; автор многочисленных публикаций на темы: право родителей на жизнь со своими детьми, сохранение суверенитета семьи, защита традиционных культурных и духовно-нравственных ценностей в России, безопасность человека в информационном обществе и др.

– Людмила Аркадьевна, хочется обсудить многие вопросы и теряешься в выявлении главного… Но вот, в связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик и учебный процесс». Что происходит с современной школой?

– Вы затронули сразу большой пласт проблем, в двух словах о них не расскажешь. Постараюсь сказать о главном. Многие уже знают, что в стране началась цифровизация образования. Министр образования Ольга Васильева в преддверии учебного 2018 года заявила, что у нас будет всероссийская «цифровая школа». В ее рамках в столице запустили «Московскую электронную школу» (МЭШ), которая уже вызвала бурные родительские протесты. Это пилотный проект, и когда его отработают, вся российская образовательная система будет рушиться уже последовательно по регионам.

– В чем суть «Московской электронной школы»?

– Проект предварительно не обсуждался ни с родительским, ни с педагогическим сообществами, все происходит по умолчанию: мол, мы сейчас внедряем, а вам потом будет хорошо. При этом преподавателей мотивируют обещаниями доплаты по 10 тысяч рублей в месяц за реализацию этой системы.

За основу МЭШ взята сингапурская модель образования. Это часть проекта глобального образования, разработанного по заказу Всемирного банка в 1984 году. Из него вышли и ЕГЭ, и пресловутая Болонская система, против которой общественность выступает еще с 90-х годов, и «дублинские дескрипторы», и «Глобальные университеты», и рейтинги, и индексы Хирша, и многое другое, уже ставшее нашей печальной реальностью.

Сингапурская модель – образец кастового образования, в котором дети в зависимости от их способностей делятся при поступлении на четыре потока и затем развиваются по своим, никогда более не пересекающимся траекториям, определяющим их социальный статус на всю последующую жизнь. Выход из потоков не предусмотрен, дети оканчивают школу с аттестатами разного уровня и должны поступать в соответствующие разноуровневые вузы.

– Кем это продвигается в нашей стране?

– Лобби-группа у этой модели в России весьма мощная. В 2013 году г-н Кудрин пытался внедрить в Сибири проект «Модернизация детского движения Забайкальского края», который предусматривал деление детей на основании портфолио на четыре группы (будущая элита, будущие сельхозработники, будущие производственники и будущий обслуживающий персонал) и обучение их по отдельным программам, составленным строго в соответствии с конечной целью подготовки конкретной касты. Общественности удалось остановить данный проект, но, как мы видим, эта же идея предлагается нам теперь в другой упаковке.

В том же 2013 году генеральный секретарь правления сингапурской компании Educare (Educare International Consultancy Limited), проводник сингапурской модели обучения Майк Тируман при поддержке известной журналистки Тины Канделаки, которой, по слухам, на тот момент обещали место министра образования вместо Фурсенко, в пилотном режиме запустил эту методику в Татарстане.

Тогда же сингапурскую модель пытались ввести в Ижевске, в 2014 году – во Владивостоке, в 2015-м – в Тюмени, в 2016-м – в Омске. А в феврале этого года было подписано соглашение о сотрудничестве с Министерством образования Московской области. В новостройках Москвы уже есть пилотные учреждения – образовательные комплексы, совместные с детскими садами школы, где апробируются программы электронного обучения. Конкретная информация о них не распространяется, но хвалебные статьи уже есть.

– Каковы основные особенности данного проекта?

– Сингапурская модель в корне меняет базовые принципы нашего образовательного процесса – когда учитель преподает, ученики слушают, запоминают, усваивают, устно или письменно отвечают на вопросы, сдают экзамены. В частности, в ее рамках предполагается создать т. н. «перевернутые классы», где привычная иерархия разрушается, и главенствующая роль отводится ученику, который отныне сам добывает знания, сам передает их другим ученикам и больше не нуждается в помощи взрослого. А педагог становится лишь консультантом, навигатором, направляющим или даже просто старшим помощником, но – не «детоводителем».

В чистом виде сингапурская система выглядит как набор англоязычных (это принципиальное требование) команд-«структур» – от 25 до 200 разных словосочетаний, посредством которых ученики, подобно дрессированным собачкам, должны менять свою деятельность во время уроков. Например – команда high five! (дословно «дай пять!»), – учитель выкрикивает, вытягивая руку вверх, чтобы сконцентрировать внимание детей. Получается весьма необычное поведение, к тому же напоминающее нацистское приветствие, что взламывает культурный код общества.

Пространство класса также перестраивается: столы ставятся друг к другу, ученики объединяются вокруг них по 4–6 человек и начинают сами себя «учить» (с первого класса!) и сами опрашивать. Новый материал объясняют друг другу внутри команд, которые формируются спонтанно и в которых дети получают вместо имени номер (!) с соответствующей карточкой.

Предполагается, что в таких классах количество детей должно быть увеличено вдвое, а количество педагогов для экономии зарплаты вдвое уменьшено. Для нерадивых специалистов это – находка: матрица задана, структуры одобрены, команды приняты – знай, отрабатывай себе уроки с любым коллективом, живи – не тужи. Поэтому и группа поддержки в профессиональной среде очень даже может появиться.

В новой системе московского образования кроме МЭШ предусмотрены и такие модули, как «Урбошкола». Дети будут не только выбирать предметы и преподавателей, сами организовывать процесс обучения, уровень, скорость, сроки, но и обучаться в любом месте, не обязательно в школе: хочешь – иди в музей, хочешь – в фитнес-клуб. «Обучение» ребенка будет происходить вне коллектива и школьных границ – «с людьми, разделяющими его взгляды», как сформулировано в одной из методичек; школьный коллектив нивелируется и размывается за ненадобностью.

Министр Васильева уже анонсировала введение в школах системы биометрической идентификации школьников по фотографии, аналогичной той, которую апробировали в мае в Эрмитаже и намерены ввести во всех музеях, театрах, концертных залах – «лицо вместо билета».

Новая модель образования предусматривает в перспективе даже отказ от государственной итоговой аттестации, взамен которой введут цифровую биографию. По сути это все та же система «Контингент», победу над которой общественность недавно отпраздновала, но только под другим именем. Уничтожается личная приватность: система электронного учета прозрачная, двери в классах стеклянные.

Происходит слом традиционной модели классического образования, и под лозунгами технологического прорыва провозглашается всеобщая компьютеризация. Обычные классные доски заменяются электронными, у детей обязательно должны быть планшеты – пока что параллельно с учебниками, но полная отмена книг – вопрос времени.

– Какого человека формирует эта система?

– Во-первых, обученного работать только в команде, а значит – воспринимающего реальность некритически. Без иерархии, авторитетов и ценностей. Во-вторых, – идеального пользователя компьютера: именно для этого известный биржевой спекулянт Сорос еще в 90-е годы «облагодетельствовал» многие наши детские сады и школы безплатными компьютерами. Все направлено на создание т. н. «служебного человека», который, как считают в придумавшей это Европе, должен жить лишь для удовлетворения потребностей «хозяина», питаться ГМО-продуктами, размножаться под контролем и по разрешению и не превышать заданный «хозяином» уровень интеллектуального развития.

– Сейчас нам еще щедро раздается безплатный интернет, Wi-Fi…

– Причем в школах той же Европы от него уже повсеместно отказываются из-за сильной вредоносности облучения, а у нас это усиленно внедряется. Нам как мантру повторяют про новую технологическую эпоху, «неизбежному» наступлению которой мы все должны покориться. Но вот в Индии, например, под предлогом повышения уровня жизни всех переписали и ввели данные в единую биометрическую базу. А что изменилось? Возникла чудовищная система контроля, и все.

К сожалению, МЭШ, несмотря на бурные родительские протесты, все-таки реализуется в Москве – видимо, здесь задействованы очень мощные рычаги, которые пока не позволяют это остановить. А в связке с глобализационными процессами просматривается и вполне четкий ювенальный подтекст.

Более того, г-н Кузьминов из Высшей школы экономики и Кудрин из Центра стратегических разработок, недавно возглавивший Счетную палату, разработали очередной скандальный проект – «12 решений для нового образования». Сакральное число новшеств – куда входят и «цифровизация личности», и «капитализация человеческого потенциала», и «социально-педагогический патронат семей», и «индивидуальная электронная карта развития», и ежегодное создание 70 тыс. мест для детей ясельного возраста – выбрано неспроста, а с учетом особенностей массового сознания.

Выходит, что нашумевшая пенсионная реформа, повышая пенсионный возраст, уничтожает крайне важный для воспитания детей институт бабушек, при этом молодое поколение ставится в сложнейшие финансовые условия выживания, а за воспитание детей с грудного возраста берется государство.

– Возникает параллель с троцкистами-революционерами и их идеями нового массового человека, пролетарского коллективизма, домами-коммунами, «общенародными» женщинами и детьми…

– Да, идет реванш троцкизма с его секспросветом, психологами-фрейдистами, голыми парадами, теорией стакана воды, декретами и указами о долге комсомолок перед потребностями комсомольца, детьми в фабриках-кухнях. Его отголоски встречают нас сегодня в облике ювенальной юстиции, глобализма, трансгуманизма. Демонические силы выбирают разные формы, но главной их целью остается сам человек, его душа и смыслы его жизни.

– Можно ли из этой системы как-то выйти?

– Выход есть всегда. Главное – осознать, что происходит. Вот с этим у нас сложно: осознанность, ответственность уже стали слабым местом жизни человека. Православные еще имеют эту практику, готовясь к Таинству Исповеди, анализируя свои поступки, мотивы, мысли, но ведь это же единицы. А в целом идет унификация сознания, приведение образа жизни к единому глобальному образцу, глобальному культурному коду.

Мы сейчас в очень непростой ситуации: и наши будущие поколения – в связи с образованием, и сами как нация – в связи с глобализацией, и все человечество как создание Божие – в связи с трансгуманизмом. Потому что, повторюсь, конечная цель навязываемой системы – расчеловечивание, уничтожение духовной сути человека. Вот и г-н Греф заявил уже, что в новой эпохе никого не будут интересовать ваши мысли и чувства, а только ваши цифровые аватары. Вопрос стоит крайне серьезно, и он находится именно в духовной плоскости. Это нужно понимать, и правильным будет придать ему статус угрозы национальной безопасности.

Но еще важно знать, что «электронное образование» и «цифровая школа» – в целом пока не реализованные проекты. Поэтому ни в коем случае нельзя опускать руки.

– Возникает вопрос: а сможем ли мы в определенный момент развернуться назад и отказаться от этих новшеств, если они уже широко внедрятся? Можно ли быть «немного цифровым» обществом, а в целом – традиционным?

Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

– Безусловно, это невозможно, тем более когда речь идет об образовании. Ведь именно система образования призвана служить межпоколенческой трансляции культурных и духовных ценностей. Войны выигрывает школьный учитель, как некогда сказал Отто фон Бисмарк. Если в завтрашней цифровой школе главным педагогом будет компьютерная программа, искусственный интеллект – то с нами и воевать будет незачем: у роботов нет Отечества.

– Как же нам сопротивляться навязываемым программам?

– Разве зло может быть сильнее Бога? Сколько бы зло ни торжествовало, оно никогда не победит Его. Для нас важно определиться, готовы ли мы сами, как обещали в святом Крещении, быть воинами Христовыми.

Зло наступает не потому что оно сильно, а потому что мы слабы. Каждый из нас не должен соглашаться с ним, необходимо занять твердую однозначную позицию в личной и общественной жизни: я против и борюсь. Вера без дел мертва – не нужно обманывать себя тем, что от нас якобы ничего не зависит. Наступило время, когда от личного выбора каждого зависит, устоим ли все мы. Но многие избегают этого и сдаются раньше времени.

– Так происходит и с церковными людьми?

– К сожалению, это встречается, и особенно печально, когда пасуют православные, ведь, по сути, отказ от борьбы – малодушие и лень. Многие люди напуганы стремительно меняющейся реальностью, не знают, как к этому правильно относиться, теряют способность к сопротивлению и самозащите. Мол, и так уже без оцифровки личности не устроиться на работу, не попасть в больницу. Да, а скоро будет, как уже озвучено, и не купить продукты. Ну и что – право на защиту того, что тебе дорого и что для тебя важно, у каждого из нас есть всегда.

Ведь даже в Индии, сугубо кастовом государстве, где была создана первая в мире единая биометрическая база на всех граждан, нашлись люди, которые спустя почти десять лет героически отсудили у индийского правительства право на приватность, на свою частную жизнь. И теперь там эта система дает сбой, а смельчаки стали национальными героями.

– Некоторые верующие ссылаются в своем бездействии на последние времена, неотвратимость установления нового мирового порядка во главе с антихристом.

– Конечно, конец земной истории наступит, но только когда? Нам, если вспомним, не дано знать времена и сроки, а «последними» времена назывались еще при жизни апостолов. В каждый исторический период были свои предтечи антихриста и неоспоримые признаки его пришествия – не нужно смущаться и унывать.

Да, сейчас в мире произошел мощный технологический прорыв, который существенно приблизил нас к исполнению пророчеств, но сколько именно все продлится, какими темпами будет развиваться – это никому не ведомо. Не в наших силах отменить последние времена, но мы способны отодвинуть их наступление. Зачем умирать раньше срока, шанс на победу есть всегда. И, если люди, которым не все равно, не иссякнут, если они не утратят способности к сопротивлению – их надежды и труды не могут быть посрамлены. Тогда общество уцелеет, и мир еще постоит.

Вот вам пример такой награды неравнодушным: в Госдуме с 2003 года находился принятый в первом чтении катастрофичный по своим последствиям закон с лицемерным названием «О равенстве прав мужчин и женщин». На деле – «гендерный» закон, который отменяет биологический пол, вводит вместо него социальный пол (т. н. «гендер») и провозглашает приоритет прав извращенцев. Это модельный закон, служащий входным билетом в Евросоюз, и с его помощью в национальных государствах разрушается нравственный суверенитет.

В июле в Думе состоялось заседание, на котором планировалось окончательное его принятие – за полгода до этого была создана рабочая группа, СМИ пестрели хвалебными статьями о равенстве прав мужчин и женщин, депутат Оксана Пушкина уже примеряла на себя роль главного «гендерного» уполномоченного. Но вышло иначе – убийственный закон все же отклонили. Да, для этого нам пришлось потрудиться как никогда ранее, и хотя надежды у многих были слабыми, но с Божией помощью удалось остановить зло и сохранить наших детей.
Это – победа, не побоюсь громкого слова, планетарного масштаба. Так что наши труды не тщетны. Победа всегда будет за нами, нужно только сражаться.

Очень важно доносить до людей истинный смысл фактов: так, в июне 2017 года нам пришлось проводить экстренный сбор общественности и поднимать тему цифровой экономики и биометрии. Это был настоящий шок и ужас для всех, потому что никто не мог поверить и не был готов к тому, что все это так быстро возникло и идет на нас. Программа готовилась втайне, а по сути была создана Всемирным банком и через Международный экономический форум в Давосе навязана России. Через два дня ее собирались принимать, но этот блицкриг все-таки сорвался, и, благодаря неравнодушным людям, рискнувшим пойти против серьезной опасности, удар был смягчен. А Совет безопасности РФ на основании наших документов даже оперативно принял резолюцию об угрозе цифровой экономики для национальной безопасности.

Да, к сожалению, проблема сохраняется и обостряется, но никто не знает, как бы все сложилось в стране, если бы не эти самоотверженные шаги общественности.

Люди не могут поверить, что зло уже придвинулось вплотную и жадно дышит в затылок. Когда в 2009 году проходили первые родительские форумы в Пушкинском, то страшную опасность ювенальной юстиции понимали, пожалуй, только православные. Остальное общество отказывалось верить: «Этого не может быть! Да никогда они такое не сделают!» Годы напряженного труда по просвещению общества, несогласие со злом и сопротивление ему возымели результат: к людям стало приходить понимание угрозы и необходимости противостояния.

Да, это очень непростой труд – анализировать законы, привлекать общественное внимание и показывать людям опасность, когда она не только не очевидна, а даже, напротив, благообразно прикрыта «защитой прав», «безопасностью» и «удобством». Но мы все должны продолжать это делать. И тогда мы будем праздновать наши победы, без которых нас давно бы уже накрыло волной гораздо больших и разрушительных перемен.

Помните про лягушку?

– Которая, попав в клюв аисту, за горло его держала, чтобы не проглотил?

– Есть еще одна – которая попала в банку с молоком, но не сдалась и барахталась в попытках выбраться до тех пор, пока своими лапками не сбила молоко в масло. Мы сами не знаем, что у нас впереди, где будет почва, на которую мы обопремся, и когда именно она проявится. Но сдаваться нельзя никогда.

Да, мы находимся на войне, но ведь эту войну начали не мы. Наша ошибка в том, что мы позволили ее начать. Наша беда в том, что мы к тому времени морально ослабели. Наша задача – отстоять все то, что нам дорого.

Мы предали детей в 90-е годы, предоставив их самим себе – мол, теперь все так живут. Мы стыдливо отворачивались от хлынувшей на улицы и экраны безнравственной рекламы, отговариваясь тем, что мы на нее не смотрим, – когда на нее во все глаза смотрели наши дети. Мы позволили извращениям войти в наш язык, культуру, жизнь. Мы разрешили убрать из системы образования процесс воспитания, и дети оказались предоставленными самим себе.

А потом мы стали наказывать родителей за их непутевых заброшенных детей и разрушать слабые семьи ювенальными технологиями. Мы согласились, что «теперь каждый сам за себя» и получили поколение эгоцентристов, которые не видят рядом с собой другого человека и живут исключительно собственными потребностями и выгодой. Мы предали собственные ценности и «посеяли зубы дракона», а теперь пришла пора горькой жатвы.

И вот нам страшно, и мы не знаем, что со всем этим делать, и малодушно прячемся в скорлупу быта: «Ой, да что там от меня зависит? А у меня – семья, между прочим, и мне еще борщ варить нужно. Пусть другие, если хотят, воюют, а я молиться буду – ведь сказано: спасись сам, и тысячи вокруг тебя спасутся».

Почему-то в этом месте всегда идет искажение цитаты, как будто все разом забыли, что преподобный Серафим Саровский говорил о «стяжании духа мирна» как о залоге спасения, а вовсе не о спасении в одиночку.

Цитировать старца – легко и просто, но раз примеряешь на себя его слова – примерь тогда и его путь. Чувствуешь в себе силы стать столпом пламенной молитвы до небес – отлично, воюй молитвой, ступай на камень молиться тысячу дней, а не в супермаркет за постными вкусняшками, прикрываясь напускным благочестием.

Мы восклицаем: что же это в мире творится, почему такое зло идет?! Но наружная грязь – всегда следствие внутренней нечистоты. Это вовсе не означает, что ты «грязный» буквально – ты можешь быть «просто» внутренне с этой нечистотой согласен.

В 1917 году революция пришла в Россию через «ложь, предательство и обман» – и сейчас у порога нашего дома снова маячат грозные тени.

Нужно помнить, что Господь дает испытания всегда по силам. Значит, надо каждому в себе пробудить эти силы и соединить. И сделать свой выбор, а уже из личного выбора каждого складывается общественный.

– Как можно присоединиться к Вашей деятельности?

– Мы всех приглашаем на наш сайт «Семья, любовь, Отечество» (http://semlot.ru), а также на видеоканал на ютубе (https://youtube.com/channel/UCHmEcjYLyqL9wzG4YhplZ7g), где мы размещаем важную информацию и аналитику по актуальным вопросам. На радио «Радонеж» каждый четверг можно слушать мою авторскую программу «Территория семьи», а также круглый стол в ее рамках с участием интересных людей и знающих экспертов.

Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Несмотря ни на что, неравнодушных людей, которые уже не боятся противостоять глобализационным процессам, становится все больше. На нашем сайте есть раздел «присоединиться», где размещены тексты обращений, телеграмм, адреса для писем, выдержки из законов и статей – все для ваших действий. Сбор подписей, отправка телеграмм – все это по-прежнему влияет на чиновников и депутатов, принимающих законы, ведь никому из них лишние очаги напряженности не нужны.

Не оставайтесь безучастными и действуйте!

Беседовала Анастасия Державина

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

МЭШ — ДИВЕРСИЯ ПРОТИВ РОССИИ… Ученые и педагоги выступили против цифровизации школы. 

В минувший четверг в Общественной палате состоялось знаковое мероприятие, по традиции оставленное без внимания пресс-службой самой Палаты (трансляция видео отсутствует даже в записи) и всеми крупными федеральными СМИ.

Речь о заседании Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка Анне Кузнецовой на важнейшую тему – «О необходимости обеспечения информационной безопасности и снижения рисков экранной зависимости детей». Множество ученых, экспертов, юристов и общественников объединились в едином порыве в связи с насильственным внедрением в Москве (в ближайшем будущем – по всей стране) цифровыми лоббистами эксперимента под названием Московская электронная школа (МЭШ), переформатирующем многовековую традиционную систему передачи знаний в России.

Вел заседание, объединившее четыре рабочих группы, председатель ОС при Кузнецовой Андрей Коченов. Проблемы информационной безопасности и компьютерной зависимости детей касаются всех сфер жизни, а потому в качестве спикеров были заявлены врачи, психологи, математики, IT-специалисты, педагоги, эксперты в области глобализации, преподающие и занимающиеся наукой в ведущих вузах и НИИ страны (большинство – с высокими учеными степенями). Специальным гостем дискуссии стал член Королевского общества медицины Великобритании, биолог и доктор философии Арик Сигман.

Одним из первых ярких выступлений стала речь доктора психологических наук, члена-корреспондента РАО, завкафедры возрастной психологии психфака МГУ Ольги Карабановой, сделавшей акцент на психологических аспектах информационной безопасности детей и подростков:

«Чиновники прописали в Национальной стратегии действий в интересах детей 2012-2017, что информационная социализация – это просто формирование у ребенка умения работать с новыми средствами передачи информации. Но на самом деле информационные технологии сегодня – это целая среда обитания. Именно в интернете молодежь ищет себе «наставников» – людей, которым хочется подражать, развивает самосознание, а также примеряет на себя различные социальные роли. Фрагментирование личности в информационной среде, представление себя в разных ипостасях приводит к разрушению идентичности. В результате у человека формируются фобии и целый ряд других проблем.

Основные из них: возникновение в детско-подростковой аудитории преступности, агрессии к окружающим, романтизация суицидов, психоактивных веществ, интернет-зависимость, клиповое мышление, разрушение логики, понятийного аппарата. Виртуальная реальность для ребенка приобретает ту же ценность и значимость, что и реальная жизнь. Акценты постепенно смещаются в виртуальное пространство. В компьютерных играх всегда можно повторить этап с начала, там у героя много «жизней» – таким образом у ребенка теряется чувство абсолютной ценности реальной жизни. Нормой становятся насилие и агрессия, которыми пестрит интернет, использование их для решения проблем «оффлайн».

Компьютеризация ведет к еще одной огромной проблеме – уходу от реального общения, которое является основным источником развития личности. Диалоги в соцсетях приобретают совсем иные формы и ведут к рискам – изоляции, одиночеству, чувству неуверенности, депрессиям, страхам, снижению интеллекта, эмоционального восприятия, отсутствию мотивации к учебе.

С точки зрения психолога, ключевой этап развития личности у ребенка – формирование ценностно-смысловой сферы, четкое понимание и разграничение добра и зла. Эта сфера оказывается наиболее уязвимой для противоправного контента в сети. Семейные ценности, духовная, гражданская и половая идентичность оказываются под ударом. К примеру, в СМИ и соцсетях постоянно мелькают и всерьез преподносятся темы оккультизма, колдовства – в итоге у ребенка картина мира искажается и тоже становится мистической.

Всему этому надо противопоставить информационную безопасность в сети. Причем воспринимать ее следует не только как запрет на определенный контент, а как конструктивную информационную альтернативу, содействующую развитию ребенка. Надо понимать, что информационный фундамент, заложенный в детстве, может проявить себя не сразу, он имеет эффект длительного воздействия на сознание.

При участии психологов МГУ разработаны методические пособия по безопасному интернету. Они апробированы, получили высокую оценку экспертов и могут использоваться учителями в школах. Наше предложение: необходимо поддерживать СМИ и фильмы, способствующие формированию у детей и подростков адекватных установок, смыслов, ценностей. Надо развивать проекты, создающие безопасную информационную среду в интернете, проводить исследования на озвученную тему усилиями РАН, РАО и ведущих вузов, а также вести профессиональную профилактику инфовирусов, с которыми дети сталкиваются в интернете», – резюмировала Карабанова.

От сектора здравоохранения были заявлены председатель Российского национального комитета по защите от неионизирующих излучений Олег Григорьев (не смог приехать, его заменяла коллега), завотделом гигиены обучения и воспитания НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ «ННПЦЗД» Минздрава РФ Марина Степанова, а также научный сотрудник ФГБНУ «Национальный НИИ общественного здоровья им. Н.А. Семашко» Лилия Иванова. Эксперты отметили, что во всем мире занимаются вопросами влияния неионизирующего излучения на людей, особенно на детей как наиболее уязвимых для негативного воздействия.

Фактически любой человек, регулярно использующий компьютер, мобильный телефон и иные гаджеты, живет в состоянии хронического облучения. В течение всего учебного дня московский школьник в рамках эксперимента МЭШ находится перед компьютером или смартфоном. А потому необходимо срочно организовывать независимую научную экспертизу по оценке безопасности современных технологий и делать всю ее информацию общедоступной. Также было предложено создать специальный раздел «Обеспечение безопасности новых технологий» в государственной программе «Цифровая экономика».

По единодушному мнению специалистов, не случайно электронные учебники, в отличие от учебника традиционного, не имеют никакой сертификации и утвержденных стандартов. Нет подтверждений их безопасности для здоровья детей, нет требований к их оформлению. Кроме того, в электронной школе дети проводят очень много времени в наушниках, у них портится слух, от светящихся экранов мониторов – ухудшается зрение, от сидячего образа жизни за компьютером – нарушается обмен веществ, состояние внутренних органов, ухудшается состояние мышц, развивается ранний сколиоз и т.д.

Действующие нормативы по использованию компьютеров в СанПине в школах рассчитаны на профессиональных, взрослых работников. Для детей же нет никаких официальных норм. Недавно в исландском Рейкьявике состоялась научная конференция по проблемам безопасности беспроводной связи, и по ее итогам было написано открытое заявление международного врачебного сообщества о необходимости полного запрета Wi-Fi технологий для детей. Удивительно, что наши чиновники в то же время хотят нашпиговать каждую школу точками доступа, так чтобы можно было поймать хороший сигнал даже в школьном дворе.

Марина Степанова сообщила, что сейчас практически каждый класс в Москве оснащен современными устройствами, и при внушении (директорам и учителям) сверху мысли об обязательности их использования заметны торопливость и даже агрессия.

Самым продолжительным и весьма информативным стало выступление Арика Сигмана. Ученый привел множество конкретных примеров ухудшения работы головного мозга у интернет-зависимых и дал рекомендации по ограничению пользования гаджетами для детей.

«Время, которые мы проводим перед экраном – не только образовательный вопрос, это напрямую касается здравоохранения. В Европе и Америке он обсуждается на самом серьезном уровне. Я публиковал множество статей в научных журналах, в частности, в Британском королевском биологическом обществе, посвященных исследованиям изменений в головном мозге, возникающих у детей, постоянно сидящих за компьютером. В США дети в возрасте трех лет проводят более 3 часов за мониторами, в возрасте 12 лет время увеличивается до 7 часов. Скоро то же самое ждет Россию. В то же время британское правительство признало: их школьники ежедневно тратят больше времени на общение в интернете и комп. игры, чем на сон. Власти Австралии и Америки официально рекомендуют гражданам не давать детям до трех лет никаких гаджетов и так далее…

Есть тысячи причин, почему мы должны уменьшать время наших детей в интернете:
— увеличение массы тела, образование жиров,
— в крови образуются вещества, провоцирующие сахарный диабет,
— разрушение навыков социализации и эмпатии,
— нарушение самоконтроля, возможности длительной концентрации внимания на чем-то одном,
— нарушение сна, аппетита,
— нарушения кровообращения головного мозга во время компьютерных игр,
— психологические и психические проблемы,
— увеличение риска раковых заболеваний и многое другое.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия