Курилы — неотъемлемая часть России

МИД России указал японскому послу на недопустимость провокационных высказываний руководства Японии о том, что наша страна якобы готова отдать Курильские острова …

Вчера посол Японии в России Т.Кодзуки был приглашен в МИД России, сообщает сайт Российского внешнеполитического ведомства.

Заместитель министра иностранных дел Российской Федерации И.В.Моргулов заявил послу, что в Москве обратили внимание на прозвучавшие в последнее время высказывания японского руководства по проблематике мирного договора с Россией, в частности, о необходимости «добиться понимания» жителей южных Курил по вопросу о «переходе территориальной принадлежности островов к Японии», а также об «отказе от требования выплаты Россией компенсаций» в пользу Японии и бывших японских жителей за «послевоенную оккупацию островов». Кроме того, объявляется, что именно в 2019 году наступит «поворотный момент» в вопросе о мирном договоре.

Главе японской дипмиссии было указано, что подобные высказывания грубо искажают суть договоренностей лидеров России и Японии об ускорении переговорного процесса на основе Совместной декларации 1956 года, дезориентируют общественность двух стран относительно содержания переговоров. Такие заявления не могут быть расценены иначе как попытка искусственно нагнетать атмосферу вокруг проблемы мирного договора, навязать другой стороне собственный сценарий ее урегулирования.

В данном контексте была акцентирована неизменность принципиальной позиции России о том, что решение проблемы мирного договора возможно в условиях создания качественно новой атмосферы в российско-японских отношениях, должно быть поддержано народами обеих стран и основываться на безусловном признании Токио итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая суверенитет Российской Федерации над южными Курильскими островами.

Токио продолжит «упорно вести переговоры» с Россией на основе своей базовой позиции: договорившись по территориальной проблеме, заключить мирный договор, сообщил РИА Новости представитель МИД Японии в связи с вызовом в российский МИД японского посла. «В любом случае, правительство Японии на основе своей базовой позиции, которая заключается в том, чтобы, решив территориальную проблему, заключить мирный договор, будет продолжать упорно вести переговоры. Такова позиция правительства», — сказал представитель МИД Японии.

Как ожидается, обсуждение этого вопроса продолжится во время планируемого визита японского премьера Синдзо Абэ в Россию во второй половине января. На этом фоне Абэ в начале января сделал ряд заявлений, в которых шла речь о японском понимании достигнутых договоренностей.

Японские власти могут предложить Москве отказаться от взаимных требований каких-либо компенсаций, связанные с Южными Курилами. Об этом 8 января сообщило издание Yomiuri со ссылкой на информированные источники.

Предполагается, что такое предложение будет озвучено во время следующего раунда диалога по мирному договору между странами. Как сообщили источники газеты, соответствующий документ могут подписать одновременно с договором. Дополнительное соглашение, как ожидается, поможет окончательно урегулировать послевоенные процессы и укрепить двусторонние отношения.

Руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока (ИДВ) РАН Валерий Кистанов отметил, что Токио может осложнить ход переговоров о мирном договоре с Москвой, если официально поднимет тему отказа от взаимных претензий в связи с четырьмя островами Курильской гряды.

«В совместной советско-японской декларации 1956 года в шестой статье прямо указывается, что СССР и Япония взаимно отказываются от всех претензий друг к другу как со стороны государств, так и его организаций, граждан, возникших в результате войны 9 августа 1945 года. А эта декларация сейчас положена в основу наших переговоров, о чем (лидеры РФ и Японии Владимир) Путин и (Синдзо) Абэ договорились 14 ноября в Сингапуре на полях Восточно-Азиатского саммита. То есть они признают действенность этой декларации, не только девятого пункта, где говорится, что Советский союз, исходя из пожеланий Японского государства и его интересов, готов передать два острова, но только после подписания мирного договора. Там написано черным по белому: отказ от всех претензий», — пояснил эксперт.

Напомним, что Япония претендует на острова Кунашир, Шикотан, Итуруп и Хабомаи, ссылаясь на двусторонний Трактат о торговле и границах 1855 года. В 1956 году СССР и Япония подписали Совместную декларацию, в которой Москва соглашалась рассмотреть возможность передачи Японии Хабомаи и Шикотана после заключения мирного договора, а судьба Кунашира и Итурупа не затрагивалась.

На встрече в Сингапуре 14 ноября 2018 года Президент России Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ договорились об активизации российско-японских переговоров о заключении мирного договора на основе Совместной декларации от 19 октября 1956 года, в которой говорится о прекращении состояния войны между двумя государствами, восстановлении дипломатических и консульских отношений.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Ученые и депутаты призывают Путина не отдавать Курилы Японии. «Мирный договор будет явным анахронизмом»

С призывом к президенту РФ Владимиру Путину не отдавать острова Курильской гряды в обмен на мирный договор с Японией обратились ученые и депутаты Сахалинской области. В письме они заявляют о том, что острова принадлежат России исторически, спекулировать ими при заключении мирного договора неприемлемо.

Ученые в письме напоминают, что российский суверенитет над Курильскими островами, включая их южную группу (Кунашир, Итуруп, и Малая Курильская гряда, в которую входит о. Шикотан) был заявлен в результате итогов Второй мировой войны. Теперь же настойчивые попытки японского руководства, предлагающего в обмен на расширение японо-российского сотрудничества, включая инвестиционное, различные схемы организации некоего «совместного хозяйственного освоения» южных Курил, нацелены на удовлетворение территориальных претензий к островам.

«Хотели бы подчеркнуть, что формальный мирный договор с Японией в нынешних условиях является явным анахронизмом. Пора твердо заявить японскому руководству, что время реанимации не состоявшихся по вине Токио и Вашингтона соглашений давно прошло, — пишут ученые в письме к Путину. — Очевидно, что для Японии мирный договор является сейчас не целью, а средством реализации своих корыстных и ничем ни исторически, ни юридически не обоснованных территориальных притязаний к нашей стране».

Ученые напоминают: несмотря на то, что мирный договор не заключен с Германией, развитие сотрудничества с этой страной активно продолжается уже несколько десятилетий. Они не верят, что после заключения мирного договора с Японией в России начнутся «иеновые инвестиционные дожди», так как японские банки и корпорации «не подчиняются токийским политикам и дипломатам и никогда не пойдут на альтруистические, благотворительные финансовые и экономические операции». Они также говорят о том, что в политическом плане любые уступки приведут к активизации в Японии реваншистских сил, выступающих с притязаниями не только на группу южных островов, но и на весь Курильский архипелаг, а также на южную половину Сахалина.

«Экономическое сотрудничество с Японией, как и с любым другим иностранным государством в этом регионе, возможно на основе взаимной выгоды без каких-либо увязок его с политическими требованиями и ссылок на события давно минувшего прошлого», — отмечают авторы послания.

Ранее премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что готов положить конец территориальной проблеме в отношениях с Россией, пишет «Национальная служба новостей».

Нина Калинина

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

В МИД РФ В КУРСЕ, ЧТО ЯПОНИЯ ДАВНО НАРУШИЛА УСЛОВИЯ СОГЛАШЕНИЯ ОТ 1956 ГОДА?

В январе в Москву должен приехать премьер Японии Синдзо Абэ, чтобы провести с президентом России Владимиром Путиным раунд переговоров по южным Курильским островам. Визит Абэ уже омрачён реакцией российского МИД на необдуманные слова премьера, а также внесением в Госдуму законопроекта о запрете передачи этих островов японской стороне. КОРАБЛЬ УПЛЫЛ, НА ЧТО РАССЧИТЫВАЕТ ТОКИО?

Понимая, что автоматическая передача островов может нанести президенту и правительству серьёзный рейтинговый удар, пресс-секретарь Путина Песков в своём выступлении заявил, что сейчас ведутся переговоры с японским лидером, где за основу взято соглашение 1956 года.

В 1956 году была подписана Советско-японская декларация, по которой прекращено состояние войны и установлены дипломатические и консульские отношения СССР с Японией. В статье 9 Декларации, в частности, сказано: «СССР, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения Мирного Договора». Однако, данное соглашение имело одно важное условие, ради которого всё и затевалось (несмотря на сумасбродность Хрущёва) – прекращение совместной военной деятельности с США и отказ в размещении военных баз США на территории Японии.

Япония нарушила условия соглашения 1956 года уже спустя 4 года в 1960 году.

19 января 1960 года Япония подписала с США «Договор о взаимодействии и безопасности между США и Японией», согласно которому, японские власти разрешили американцам пользоваться в течение последующих 10 лет военными базами на своей территории, содержать там сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы.

27 января 1960 года правительство СССР заявило, что поскольку данное соглашение направлено против СССР и КНР, советское правительство отказывается рассматривать вопрос о передаче островов Японии, поскольку это приведёт к расширению территории, используемой американскими войсками.

Активно продвигаемые Японией переговоры по заключению мирного договора с Россией и принадлежности Южных Курил с началом 2019 года приобретают новую проблематику. Дело даже не в том, что ещё раньше Владимир Путин и Синдзо Абэ в целом согласились разговаривать на основе договора 1956 года, затрагивающего два из четырёх южных Курильских островов.

В МИД РФ В КУРСЕ, ЧТО ЯПОНИЯ ДАВНО НАРУШИЛА УСЛОВИЯ СОГЛАШЕНИЯ ОТ 1956 ГОДА? Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В начале января Абэ позволил себе весьма некрасивое высказывание в адрес жителей Южных Курил, отметив, что Япония не будет просить граждан России уехать, а возьмёт острова вместе с ними. По логике Абэ, это весьма неоднозначное высказывание должно было звучать как послабление для России и готовность Токио идти на уступки.
Итак, 10 января в Госдуму был внесён законопроект «О территориальных претензиях к РФ со стороны Японии». Его внёс депутат ЛДПР Сергей Иванов, информация о законопроекте уже доступна в базе данных Госдумы. Проект закона предусматривает полный запрет на передачу Курильских островов.
В пояснительной записке к законопроекту сказано, что он был разработан «в связи с принятием парламентом Японии поправки к закону «Об особых мерах для форсирования решения проблемы Северных территорий», в которых зафиксирована принадлежность четырёх Курильских островов Японии». В японском документе также была поставлена задача «прилагать максимальные усилия для реализации скорейшего возвращения Северных территорий как территорий, принадлежащих Японии».

Курильские острова принадлежат РФ по итогам Второй мировой войны на основании Каирской декларации от 1 декабря 1943 года, Потсдамской декларации от 26 июля 1945 года, мирного договора с Японией, подписанного в городе Сан-Франциско 8 сентября 1951 года, уточняется в записке к документу.
Там также сказано, что в акте своей капитуляции от 2 сентября 1945 года Токио безоговорочно признал содержание Потсдамской и Каирской деклараций, а по статье 2 Сан-Францисского мирного договора 1951 года Япония отказалась от дальнейших притязаний на Курильские острова. Также Токио не должен иметь претензий к той части Сахалина и соседних островов, которые достались японцам по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года.

Логика тут такова, что по идее Япония даже не имеет юридического права требовать какие-то из вышеупомянутых территорий. Перечисленные документы также появились гораздо раньше, чем была заключена Совместная декларация 1956 года между СССР и Японией.

Тем не менее в июле парламент Японии совершил очередной не объяснимый этой логикой кульбит и принял поправки к закону о Курильских островах. В этих поправках было сказано не только о совместной хозяйственной деятельности России и Японии на Южных Курилах, но и об «исконной принадлежности Южных Курил Японии».
Теперь же имеется и совсем недавнее заявление премьера Японии, которое станет ещё одним подобным фактором. Именно на таком фоне во второй половине января и должна пройти встреча Владимира Путина с Синдзо Абэ.

В своём интервью телеканалу Asahi Синдзо Абэ заявил не только о готовности принять в японскую юрисдикцию жителей Курил вместе с территорией, но и о том, что в переговорах с Россией якобы наметился поворот. Кроме этого, премьер заявил о необходимости добиться от жителей России на этих островах понимания «перехода территориальной принадлежности островов к Японии».

Этот призыв звучит, безусловно, дико. Однако он небезоснователен, потому что жители Южных Курил действительно не понимают, почему они, граждане России, вдруг должны оказаться жителями Японии, совершенно другого государства, которое к тому же является союзником США.

Между тем Абэ не просто дал интервью телеканалу Asahi. Он заверял японцев в грядущем «прорыве» также на своём выступлении в Токио перед японским истеблишментом, затем – на встрече с избирателями. Последнее представляло для премьера особую важность, так как его будущая политическая карьера напрямую зависит от того, как электорат оценит результаты переговоров с Россией.

В МИД РФ В КУРСЕ, ЧТО ЯПОНИЯ ДАВНО НАРУШИЛА УСЛОВИЯ СОГЛАШЕНИЯ ОТ 1956 ГОДА? Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Наконец, открытым остаётся вопрос безопасности. Синдзо Абэ не предоставил (а скорее всего, и не может предоставить) никаких юридических доказательств того, что после передачи Японии даже какой-то части совершенно необитаемых островов, там в одночасье не появятся военные базы США. Ведь Токио – давний союзник Америки.

Достаточно вспомнить пример с военной базой США на японском острове Окинава. Местные жители неоднократно жаловались на американских военных, на их поведение и преступления, на невозможность жить там, где в воздух поднимаются конвертопланы Osprey, и там, где вообще расположено множество военной инфраструктуры. Однако власти Японии, даже несмотря на проведение референдума в октябре 2018 года, всё равно решили не только оставить военных США на острове, но и построить для них новый аэродром.
Если власти Японии так относятся к собственному населению, то чего стоит ждать гражданам России, если они согласно сюрреалистичному сценарию господина Абэ вдруг окажутся в Японии, войдя в её состав вместе с островами?

Таким образом, пока остаётся не понятно, о чём вообще может говорить Абэ в Москве. В МИД России же неоднократно говорили, что переговоры могут вестись о совместной деятельности, и это более чем конструктивно. На повестку дня возможно вынести, например, конкретные контракты между компаниями, вопрос инвестиций, суммы, цифры. Пока же очевидно, что премьер Японии подвергся большому давлению в своей стране и наговорил многое из разряда желаемого, а не действительного, за что и будет вскоре отвечать перед собственными гражданами.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

КУРИЛЫ — ЭТО НАШИ ПОБЕДЫ!

Курильские острова – это не только Русская земля, это территориальное подтверждение трудных побед наших предков. Сегодня происходит постепенная сдача земель России, что можно вполне расценивать, как предательство по отношению к завоеваниям России со стороны нынешнего правительства, в угоду никому неизвестных интересов.

Многолетний спор за Курильские острова сегодня грозит закончится в пользу Японии, которая в течении многих десятилетий претендует на не принадлежащие ей территории. Правительство РФ уже практически озвучило свои планы о совместном владении двумя островами. Понимая, что автоматическая передача островов может нанести президенту и правительству серьёзный рейтинговый урон, пресс-секретарь Путина Песков в своём выступлении заявил, что сейчас ведутся переговоры с японским лидером, где за основу взято соглашение 1956 года.

В 1956 году была подписана Советско-японская декларация, по которой прекращено состояние войны и установлены дипломатические и консульские отношения СССР с Японией. В статье 9 Декларации, в частности, сказано: «СССР, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения Мирного Договора».

Однако, данное соглашение имело одно важное условие, ради которого всё и затевалось (несмотря на сумасбродность Хрущёва) – прекращение совместной военной деятельности с США и отказ в размещении военных баз США на территории Японии.

Япония нарушила условия соглашения 1956 года уже спустя 4 года в 1960 году.

19 января 1960 года Япония подписала с США «Договор о взаимодействии и безопасности между США и Японией», согласно которому, японские власти разрешили американцам пользоваться в течение последующих 10 лет военными базами на своей территории, содержать там сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы.

27 января 1960 года правительство СССР заявило, что поскольку данное соглашение направлено против СССР и КНР, советское правительство отказывается рассматривать вопрос о передаче островов Японии, поскольку это приведёт к расширению территории, используемой американскими войсками.

А теперь немного предыстории, как именно Курилы стали окончательно Русскими:

В 1945 году Япония полностью отказалась от каких-либо притязаний на Курильские острова, подписав акт о капитуляции.

18 августа — 1 сентября 1945 года советские войска в рамках Советско-японской войны (8 августа — 2 сентября 1945 года) провели Курильскую десантную операцию и заняли Курильские острова, в том числе южные — Итуруп, Кунашир и Малую Курильскую гряду.

А уже 2 сентября 1945 года Япония подписала Акт о капитуляции. Акт о капитуляции, в виде мирного договора, в котором проигравшая войну сторона полностью соглашается с условиями победителей, но может оговорить некоторые исключения. Условия союзников при подписании капитуляции содержались в Ялтинском соглашении и Потсдамской декларации 1945 года. При подписании Акта о капитуляции японская сторона сделала лишь одну оговорку о личной неприкосновенности Императора, подтвердив тем самым своё согласие на условия, изложенные

в Ялтинском соглашении 1945 года. После подписания этого документа Южный Сахалин и Курильские острова перешли под юрисдикцию Советского Союза и вновь стали российскими. Прохождение государственной границы Российской Федерации на курильском участке вернулось к состоянию 1778 года.

Российское правительство, сегодня по сути отказывается от самого главного критерия, по которому Курилы и вообще весь Южный Сахалин принадлежат России – это итоги Второй мировой войны. Практически эти итоги такими действиями полностью сводятся на нет, и это на фоне ежегодного «победобесия» россиян, отмечающих победу 1945 года, как главный праздник страны.

Конечно, можно предположить, что данная мера предпринимается не от хорошей жизни и является вынужденным стратегическим шагом навстречу предполагаемому союзнику Японии, в условиях обостряющихся отношений с США, грозящих нам третьей мировой войной. Однако, судя по последним антинациональным и антипатриотичным законам, принятым правительством РФ, можно предположить, что данный маневр имеет лишь экономическую подоплёку, выгоду от которой получат избранные, перепутавшие свой карман с государственным.

Можем ли мы сегодня доверять такие наиважнейшие геополитические шаги антинациональной элите, в головах у которой идёт бесконечный торг? Могут ли «барыги» принимать грамотные геополитические решения в пользу народа и страны, а не в пользу сиюминутных экономических интересов, которые на самом деле направлены лишь на одно — удержание себя у власти любыми способами.

Можем ли мы довериться тем, кто сдал Новороссию и отдал уже несколько островов (пусть и небольших) Китаю абсолютно безвозмездно?

Как уже показала история, лишиться территории очень просто, для этого не нужно обладать сверхумом и быть великим стратегом. А вот присоединить к стране какие-нибудь земли, вот это требует огромных усилий, а часто и человеческих жизней тысяч соотечественников.

На фоне только что присоединённого Крыма, который по праву всегда принадлежал России, откуп островами для Японцев выглядит как сдача государственных позиций по всем фронтам.

Конечно, в ближайшем будущем мы услышим следующие речи от наших властей: мы отдаём всего лишь два маленьких острова Японии, зато обретаем надёжных союзников на Дальнем Востоке. Однако, этот, как им кажется, очень грамотный геополитический шаг, вполне может обернуться не на пользу, а во вред всей нынешней сложной ситуации назревающего конфликта с США.

Если Россия готова к таким шагам, как сдача своих территорий, ради союзничества (которое никто не гарантирует), это означает, что Русские пошли на попятную.

Валентина Боброва

для Русской Стратегии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«Янки, гоу хоум!»: Не уйдете в дверь – выкинем в окно, и не придуривайтесь, что хотите нам добра

В продолжение публикации: Наш народ Самим Богом закален: Мозаика русской мысли от В.Н. Крупина

Предлагаем к прочтению рассказ Русского православного писателя, Друга нашей редакции (что считаем за честь и счастье), Владимира Николаевича Крупина. Хотя написан он был еще в 1990-е годы, но, как и всякое правдивое и сердечное творческое слово, воспринимается весьма современным.

Обычно фронтовики не любят смотреть военные фильмы. Даже не оттого, что в фильмах – «киношная» война, – оттого, что слишком тяжело вспоминать войну. Один ветеран, боец пехоты, пристрастился смотреть всякие военные сериалы, смотрел и плакал и говорил соседу, тоже фронтовику: «Вот ведь, Витя, как люди-то воевали, какая красота, а мы-то все на брюхе, да все в грязи, да все копали и копали…». Ветерану начинало казаться, что он был на какой-то другой войне, ненастоящей, а настоящая – вот эта, с музыкой и плясками.

Мы, послевоенные мальчишки, прямо-таки бредили войной. Она была и в фильмах («Александр Матросов», «Голубые дороги», «Подвиг разведчика», «Молодая гвардия», «Падение Берлина»…), и в каждом доме. Там отец не вернулся, там вернулся весь искалеченный, там все еще ждали. Мой отец, прошедший со своим единственным глазом еще и трудармию (а что это такое – лучше не рассказывать), разговоры о войне не выносил, и я не приставал. Дяди мои, на мой взгляд, тоже не подходили для боевых рассказов. Уж больно как-то не так рассказывали.

– Дядь Федя, тебя же ранило, – приставал я. – Ну вот как это?
– Как? А вот становись, я тебе по груди с размаху колотушкой охреначу, вот так примерно.

Другой дядя, моряк, был даже офицер. После войны он вернулся к своему плотницкому ремеслу. Мы крутились около, помогая и ожидая перекура. Спрашивать опасались, мог нас послать не только в сельпо – подальше. Но дядька и сам любил вспомнить военные денечки.

– Ох, – говорил он, – у нас в буфете, в военторге, две бабы были, умрешь – не встанешь. К одной старлей ходил, к другой вообще комдив. Однажды… – Тут нам приказывали отойти, ибо наши фронтовики, в отличие от сегодняшней демократической прессы, заботились о нравственности детей. Но то, что нам позволяли слушать, было каким-то очень не героическим.

– Дядь, – в отчаянии говорил я, – ведь у тебя же орден, ведь ты же катерник, ты же торпедник, это же, это же!

– Ну и что орден? Дуракам везет, вот и орден, – хладнокровно отвечал дядя, плюя на лезвие топора и водя по нему бруском.

– Ну расскажи, ну расскажи!

– Не запряг, не нукай. Уж рассказывал. Подошел транспорт, надо потопить.

– Транспорт чей? – уточнял я. Это больше для друзей.

– Немецкий, чей еще? Послали нас. Как начальство рассуждало: пошлем катер, загнутся четверо – невелика потеря, и рассуждали правильно: война. Четыре торпеды. Торпеды нельзя возвращать, надо выпустить. Мы поперли. Я говорю, дуракам везет, на наше счастье – резко туман. Везет-то везет, но и заблудились. Прем, прем, да на транспорт и выперли. С перепугу выпустили две торпеды и бежать со всех ног…

– Почему с перепугу?

– А ну-ка сам вот так выпри на транспорт, это ж гора, а мы около как кто? То-то. Бежать! Утекли. Еле причал нашли. Ну, думаем, будет нам. Торпеды две обратно приперли. Я с горя спирту резанул. Вдруг из штаба – ищут, вызывают. А куда я пойду, уж расколотый, мутный. «Скажите, – говорю, – что башкой треснулся, к утру отойду». В общем-то кто-то все равно настучал, что я взболтанный. А почему вызывали – транспорт-то мы потопили! Вот мать-кондрашка, сдуру потопили. Так еще как приказ-то звучал: «…используя метеорологические условия и несмотря на контузию, и экономя, слышь, боезапас…» – вот как!

– За это надо было Героя дать, – убежденно говорил я.

Спустя малое время, окончив десятилетку, я стал работать литсотрудником районной газеты. И получил задание написать о Героях Советского Союза. Их у нас в районе было четверо. Но один уже сидел в тюрьме за то, что надел свои ордена и медали на собаку, а сам стрелял из охотничьего ружья в портрет «отца народов». Второй, инвалид, ездивший на трехколесной трещащей инвалидной самоходке, был куда-то увезен, говорили, что в интернат для ветеранов. На самом же деле инвалидов просто убирали с глаз долой, была такая политика, чтоб поскорее забыть войну, чтоб ничего о ней не напоминало.

Уже и холодная война заканчивалась, уже Хрущев съездил в Америку, постучал ботинком по трибуне ООН, уже велел везде сеять кукурузу, уже по пьянке подарил Крым своей бывшей вотчине, тут и фронтовиков решили вспомнить. И мне – не все же кукурузу воспевать – выпала честь написать очерк для нашей четырехполоски «Социалистическая деревня».

Редактор узнал, кто из двух оставшихся Героев передовик мирного труда, и выписал командировку. Мы не ездили в командировку, а ходили. Так и говорили: пошел в командировку. На юг района – сорок километров, на запад и восток – по тридцать, на север – шестьдесят; все эти километры я исшагал и по жаре, и по морозу, и в дождь, и в метель.

И какое же это было счастье, это только сейчас доходит до сознания. Как мела через дорогу узорная поземка, как напряженно и все-таки успокаивающе гудели столбы, как далеко по опушке леса пролетало рыжее пламя лисы, как проносился, ломая наст, тяжелый лось, а весной далеко и просторно разливалась река и попадали в заречную часть только на катерах сплавконторы. А летние вечера, белые от черемухи улицы деревень, а девичий смех, от которого туманилась голова и ощутимо билось сердце, что говорить!

Герой будущего очерка был механизатором. В военкомате я выписал все данные на него и знал, что он получил Золотую Звезду за форсирование Днепра. Готовые блоки фраз уже были в фундаменте очерка: «В то раннее утро рядовой такой-то такого-то энского полка встал до соловьев (мне очень хотелось про соловьев). Он подошел к Днепру, умылся речной водой и вспомнил родную реку детства, свое село» (мне очень хотелось, чтобы на Днепре вспомнили Вятку и мое село)… Ну и далее по тексту.

– А Вы вспоминали в то утро свою родину? – спросил я, когда, найдя Героя, стал его допрашивать.

– В какое утро?

– В утро форсирования Днепра.

– А, нет, мы ночью погребли.

– Но вспоминали? (Я мысленно переделал «утро» на «тревожную ночь».)

– Может быть, – неохотно отвечал механизатор. – Тут баба с печки летит, сто дум передумает.

– Вы вызвались добровольцем?

– Да, вызвался.

– Почему именно?

– Молодой был. – Механизатор посмотрел на меня. – Вроде вас возрастом. Там как заинтересовывают – сто первых выйдут на плацдарм, зацепятся, день продержатся – Герой. Кто? Ну и пошел два шага вперед.

– Но Вы же потом не жалели, когда получили награду?

– Чего жалеть, вот она. Сейчас, правда, льготы за ордена и проезд безплатный сняли, а так чего ж… в школу приглашали.

– Да, правильно (надо в школе побывать), дети должны стать патриотами.

Сделаю отступление. Мы вырастали так, что умереть за Родину было нашей главной мечтой. О, сколько раз мы играли в Матросова, сколько же раз закрывали грудью амбразуру и умирали. Умереть за Родину было так же естественно, как дышать…

Я принес очерк редактору. Отдал и встал навытяжку. По лицу читающего очерк редактора понял, что отличился. Только два места он похерил:
– Что это такое – «вспомнил родину»? А Днепр разве не наша родина? (Тогда не было позднее выдуманного термина «малая родина».) И второе: «Прямо в песке закопали убитых товарищей». Напишем: «После боя отдали воинские почести павшим».

Я не возражал. Но за день до запуска очерка в печать редактор позвонил в колхоз, где работал механизатор, и узнал, что тот напился и наехал трактором на дерево. Редактор срочно послал меня на лесоучасток, где жил последний, четвертый, Герой.

Лесоучасток назывался красиво – Каменный Перебор, – может, оттого, что стоял на берегу прозрачной каменистой реки Лобани. Этот Герой тоже был механизатором и тоже получил Звезду за форсирование реки. Но не Днепра, а Одера.

– Да и Вислу форсировали, – сказал он. Он все-таки был хоть чуть-чуть поразговорчивей, чем сельский. – Потом всяких французов, датчан выколупывали.

– Как? – спросил я потрясенно. – Французы же наши союзники.

– Да ладно, союзники, – отвечал он. – Какие там союзники, все они там повязаны. Европа вся сдалась немцам, они ее не тронули, потом они им и отрабатывали. Ну-ка, сравни Минск и Париж, чего от них осталось?

– Но французское Сопротивление?

– Было. Но раздули, – хладнокровно отвечал он. – У них по лагерям лафа, артисты ездили, нашим – смерть. Это, братишка, была война великая, но помогать они стали, притворяться, когда мы переломили Гитлеру хребет. Еще те сволочи, – неизвестно о ком сказал он. – Да вот хоть и американцы. Встреча на Эльбе, встреча на Эльбе – кукарекают. А что встреча? Вот я тебе про встречу расскажу. Мы пошли мая десятого-одиннадцатого по Берлину – уже везде американские часовые торчат, патрули американские, они большие мастера победу изображать. Зашли, сели в ресторане. Второй этаж. Внизу лужайка. В углу американцы гуляют, ржут. И чего-то в нашу сторону дали косяка, чего-то нам это не понравилось. Ну мы и выкинули их в окно.

– Как? – спросил я потрясенно. – В окно? Американцев?

– Ну. Да там же лужайка, не камни же. Потом туда им стол выкинули и стулья. И велели официанту отнести чего закусить и выпить.

– А… а дирекция ресторана?

– Эти-то? Еще быстрее забегали. Мы так хорошо посидели. Серьезно посидели, – добавил он, – и пошли. И идем мимо американцев. Вскакивают с лужайки, честь отдают. Вот это встреча на Эльбе. С ними только так. А то сейчас развякались: дружба, дружба. Это с американцами-то? Да эти бы Макартуры и Эйзенхауэры первыми бы пошли давить нас, если бы Гитлер перевесил. Вот немцы, если без Гитлера, могут быть друзьями, это да.

Я был так потрясен этой крамольной мыслью, что зауважал фронтовика окончательно.

Вот такие дела. И еще и сорок, и пятьдесят лет прошло, протекло как песок в песочных часах. Живы ли вы – мои милые герои? Я вспоминаю вас и низко кланяюсь всем вам, моим отцам, спасшим Россию.

И думаю: вы-то спасли, а мы продали.

Продали, и нечего искать другого слова. Продали и предали. И вот я иду по оккупированной России, через витрины, заваленные западным химическим пойлом и куревом, отравленной пищей, лаковой порнографией, смотрю на лица, искалеченные мыслью о наживе, смотрю, как ползают на брюхе перед американской помощью экономисты, как политики гордятся тем, что их позвали посидеть на приставном стуле какого-то саммита, и думаю: Россия ты, Россия, вспомни своих героев.

Вспомни Александра, Царя, который в ответ на какие-то претензии англичан к нам, высказанные послом Англии за обедом, молча скрутил в руках тяжелую серебряную вилку, отдал послу и сказал: «Передайте королю». Или, когда он ловил рыбу, ему прибежали сказать, что пришло какое-то важное донесение из Европы, а он ответил: «Европа подождет, пока Русский Царь ловит рыбу».

Еще могу добавить, уже от себя, что не только те, при встрече на Эльбе, американцы трусливы, но и теперешние. У меня есть знакомый американец, русист. Он с ужасом сказал, что все эти «марсы», «сникерсы», стиральные порошки, средства для кожи и волос – все это жуткая отрава и зараза.

– Тогда спаси моих сограждан, – попросил я, – выступи по телевизору. Тебе больше поверят, чем мне.

И что же? Испугался смертельно мой американец. Разве осмелится он хоть слово вякнуть против тех компаний, которые наживаются у нас? Не посмеет.

А еще почему трусливы американцы? Они жадны. А жадность обязательно обозначает трусость. Давайте проверим – вот придет в России к власти то правительство, которое любит Россию, не шестерит перед разными валютными фондами, верит в народ, в Бога, знает, что нет запасной Родины, и что? И все эти «сникерсы» сами убегут.

В годы детства и отрочества, помню, часто печатались в газетах и журналах фотографии и рисунки из разных стран, на которых были написаны слова: «Янки, гоу хоум», т. е. – «Янки, уходите от нас». Все беды мира связывались с американской военной или экономической оккупацией. И наши беды отсюда. Так что на вопрос «что делать?» отвечаем: писать на заборах и в газетах: «Янки, гоу хоум!» Не уйдете в дверь – выкинем в окно. И не придуривайтесь, что хотите нам добра, – это я о политиках говорю, простые люди здесь ни при чем.

Выкинем. Перед Белым домом о-очень хорошая лужайка.

Владимир Крупин

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия