Забытые герои Великой войны: Николай Кокорин

16 мая 1917 г. сразу пять немецких истребителей напали на один русский самолёт. Лётчик мужественно оборонялся, но силы были слишком неравны, неприятельская пуля пробила ему грудь, навсегда оборвав полёт русского аса…

Николай Кириллович Кокорин родился 20 мая 1889 г. в деревне Лом Казанского уезда Казанской губернии в крестьянской семье. Окончив церковно-приходскую школу, он в 1910 г. вступил рядовым в Вислинскую речную минную роту. Годом позже смелый и быстро всему обучающийся солдат был направлен в Офицерскую школу авиации, а затем в Севастопольскую лётную школу. Её Николай окончил в 1914 г. и сразу получил назначение в 4-й корпусной авиаотряд. Регулярно выполняя рискованные разведывательные полёты, Кокорин уже в марте 1915 г. получил свой первый Георгиевский крест.

Об одном из таких полётов в официальном донесении сообщалось: «…лётчик-наблюдатель 4-го корпусного авиаотряда Подпоручик Белокуров с лётчиком Унтер-офицером Кокориным, производя на аппарате «Моран-Парасоль» разведку глубокого тыла противника и будучи вооружёнными только револьверами, при встрече с неприятельским «Альбатросом», направляющимся в нашу сторону, вступили с ним в бой, вынудили его повернуться в своё расположение и, несмотря на рану в лицо, полученную Подпоручиком Белокуровым, продолжали полёт до тех пор, пока не выполнили задание до конца».

В том же 1915 г. он переквалифицировался в истребители и, показав отличные результаты, в 1916 г. был уже полным Георгиевским кавалером. Всего за свой недолгий боевой путь отважный лётчик заслужил шесть георгиевских наград – четыре солдатских креста, офицерский орден и Георгиевское оружие. Примечательно, что как и первый Георгиевский крест, три последующих были получены Кокориным за разведывательные полёты:
3 ст. — «за самоотверженные разведки в апреле, мае, июне месяце 1915 г., и за то, что смело и отважно производил полеты над позицией противника и в его тылу, произведя разведку, доставлял ценные сведения о противнике, метал бомбы в различного рода цели, каждый раз летая под беспрерывным и ожесточенным огнём противника; два раза возвращался с пробитым осколками снарядов самолетом»;
2 ст. — «за разведки и бомбометания в течение августа, сентября и октября месяца 1915 г., и за то, что… во время своих разведок, находясь в тылу противника и держась в воздухе до 5 часов непрерывно, старший унтер-офицер Кокорин давал возможность наблюдателю детально расследовать наблюдаемый район и отметить скопление и передвижения противника. Кроме того, за свои разведки сбросил с самолета 13 бомб и одна из них 19 сентября 1915 г., по сведениям пленных, попала в походную кухню противника»;
1 ст. — «за боевые разведки тыла противника и бои с немецкими самолетами в течение апреля месяца 1916 г., и за то, что 20-го марта сего года летчиком Кокориным был совершен полет в м. Свенцяны для обследования тыла противника. Во время всего полета над расположением противника (более 100 верст) был обстреливаем сосредоточенным огнём его артиллерии, снарядами которой сделано 7 пробоин в аппарате и сломан лонжерон крыла, но несмотря на это, мужественно выполнил свою задачу, дал возможность своему наблюдателю подробно обследовать тыл противника и кроме того сам лично, несмотря на особенно сильный огонь над Свенцянами, заметил узкоколейную железную дорогу противника, снизился и убедившись в этом точно, определил её направление».
Первый сбитый Кокориным самолёт принёс ему Георгиевское оружие. Как следует из приказа, 12-го ноября 1916 г. лётчик, «взлетев на самолете системы «Ньюпор», встретил в нашем расположении немецкий самолет и решительно двинулся на него в атаку. Заметив это, с немецкого самолета был открыт пулеметный огонь, но, невзирая на явную опасность быть сбитым, подпоручик Кокорин подошел к самолету противника на весьма короткое расстояние и только тогда, в свою очередь, открыл пулеметный огонь, ранил немецкого летчика и заставил самолет противника опуститься в нашем расположении».

20 декабря точной очередью из пулемёта Кокорин поразил экипаж немецкого самолёта, вылетевшего на перехват русской авиагруппы. За этот бой он получил орден Св. Георгия Победоносца. Спустя два дня, им был сбит австрийский «Альбатрос».

Меткий стрелок, Николай Кириллович расстрелял из пулемёта ещё один вражеский экипаж, после чего самолёт рухнул на землю. Командующий авиацией генерал В.М. Ткачёв неслучайно называл Кокорина «грозой немцев».
Всего русский ас успел сбить 8 неприятельских машин, пока не пал жертвой развёрнутой на него охоты. Гроб и винт от самолета, на котором он разбился, были доставлены в его родное село. Винт был установлен на могиле Николая Кирилловича. Увы, в годы советской власти кладбище со всеми могилами и памятниками было уничтожено.

Е. Фёдорова

для Русской Стратегии

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных