СОЗИДАТЕЛЬ НОВОРОССИИ: Знаменитейший из Воронцовых. Кавказская эпопея

От Черного до Каспийского моря на 1500 верст протянулась широкая кавказская горная цепь – одна из грандиознейших в Европе. Окутанные вечным снегом громадные вершины, над которыми слышатся крики орлов, глубокие угрюмые ущелья, в которых бешено мчатся и ревут быстрые реки и шумят водопады, цветущие плодородные долины – делают этот край по красоте и величию одною из таких местностей, каких немного найдется на земном шаре. Климат – от холодного вверху до полутропического внизу; роскошная растительность, плодородная земля в горных долинах, большое количество разнообразных ископаемых – всем наделена эта благословенная страна, представлявшая в прошлом место, куда стремились представители разных племен еще в эпоху переселения народов и куда позже крестовые походы забросили толпы искателей приключений. Такое смешение племен, говорящих на самых разнообразных наречиях, трудно отыскать на всем земном шаре. Несколько больших царств, десятки ханств, бесчисленное количество обществ, управляющихся своими старшинами, населяют Кавказ. В плодородных долинах – малокультурное оседлое население; в мрачных ущельях гор – полудикие, привыкшие к постоянным войнам и грабежам горцы. Живя часто в недоступных местах, похожих на орлиные гнезда, многие горские племена пополняли скудную добычу своего хозяйства отважными набегами на мирное население. Мусульманство, самая распространенная религия на Кавказе и в Закавказье, воодушевляющая и фанатизирующая горцев, в связи с условиями всей их наполненной опасностями жизни, делает их отчаянными храбрецами. Жилища горцев, похожие на крепости для защиты от нападений, красноречиво говорят о воинственных нравах обитателей. Обычай кровавой мести являлся одним из святых законов для этих полудиких людей.

Постоянная, вечная война племен между собою; междоусобия соседних аулов и грозные набеги хищников на мирные Грузию, Гурию и Имеретию – вот картина Кавказа до владычества русских. Немудрено, что такая жизнь способствовала выработке необычайно смелого, ловкого и хитрого воина, воодушевленного фанатизмом, презирающего смерть и привыкшего постоянно смотреть ей в глаза.

И, разумеется, борьба и покорение подобной страны должны были стоить громадных средств и тяжелых кровавых жертв тому государству, которому судьба послала эту борьбу.

Могучий кавказский хребет, обитаемый диким, воинственным населением, спускался своими предгориями к кубанским и донским равнинам громадного государства, уже много потратившего сил на свое “собирание” и развитие политического могущества. В привольные русские равнины, населенные мирным народом, где

Цвели богатые станицы,

Плясал веселый хоровод, —

с гор часто спускались хищники, грабили, жгли и убивали, и, пока успевало собраться русское войско, отважный и свирепый враг был уже далеко, исчезая как ветер.

Война – бесчеловечное, страшное явление, и не скоро еще, быть может, придет время, когда “homo homini lupus”[9].Гоббса станет окончательным анахронизмом. Но бывают роковые исторические положения, когда война является фатальною необходимостью, и как бы ни был гуманен правитель, как бы он ни осуждал свирепый обычай, остаток далекого прошлого, – производить массовые убийства, он силою обстоятельств принужден бывает санкционировать войну.

В таком же положении была и наша родина, придвинувшаяся своими равнинами к громадному горному гнезду, из которого налетали хищники на мирные села и города, производили опустошения и бесследно скрывались. Государство требовало “округления границ” и должно было с этой своей окраины опираться на мощную кавказскую цепь, способную составить прочную естественную преграду против наших закавказских соседей. Началась кавказская война – эта колоссальная драма для целых десятков племен, защищавших до последней капли крови родные гнезда и все-таки сдававшихся и покидавших их под натиском упорного врага, приводившего с севера на место погибших новые батальоны. Это была не нынешняя война, уничтожающая врага по математическим правилам, часто с дальних расстояний, и почти не нуждающаяся в солдате как в личности; это был, скорее, поединок, где враги сходились грудь с грудью и вопрос решало личное мужество.

Если бы на Кавказе были поэты, обладавшие фантазией создателей индийского эпоса, то ими созданы были бы могучие образы героев, перед которыми побледнели бы теперешние витязи северных саг и индийских сказаний. Страшно читать про эти кавказские битвы, где солдаты лезут на отвесные скалы, цепляясь за кусты, опираясь на ружья, к засевшим на вершине, поющим свою предсмертную песню, мюридам; или про эти свалки на завалах, за которыми укрылся отчаянный враг, решившийся дорого продать свою жизнь…

Много уже прогремело имен кавказских героев, воспетых в солдатских песнях и оставивших страшную память у горцев: Цицианов, Котляревский, Ермолов… К этим знаменитым именам прибавились впоследствии имена Воронцова, Барятинского и Евдокимова.

В 1844 году, 27 декабря, граф Михаил Семенович Воронцов, уже 63-летним стариком (он родился 19 мая 1782 года), был назначен наместником кавказским и главнокомандующим кавказских войск, с правом, однако, проводить некоторое время ежегодно в Крыму. На это новое служение Воронцов призывался собственноручным письмом императора Николая, надеявшегося на мужество и таланты графа. Последнему были предоставлены громадные права и полномочия, каких еще не было никому дано до того времени, и на нем же было оставлено главное заведование Новороссийским краем.

Все русское и сочувствующее нам туземное население на Кавказе ликовало: слава о Михаиле Семеновиче как о богатом, приветливом и просвещенном вельможе, как о знаменитом воине и умудренном опытом государственном муже, наконец, как о добром и прекрасном человеке – давно уже ходила по Кавказу, близкому к району недавней деятельности Воронцова. Было немало на Кавказе и прежних сослуживцев графа, сохранивших о нем хорошую память и передававших добрые вести о новом наместнике. Все были довольны, тем более, что Нейгарт, предместник Воронцова, оставил по себе не совсем хорошие воспоминания. Новый начальник, по дороге к месту службы, заехал к своему другу, старому кавказскому ветерану Ермолову посоветоваться о предстоящих задачах.

В марте 1845 года состоялся царственный, по своей торжественности и великолепию, въезд в Тифлис кавказского наместника. Далеко за город вышли к нему и власти, и обыватели. Гремела музыка, слышались выстрелы, гудела зурна; яркое и теплое кавказское солнце освещало пеструю волновавшуюся толпу, состоявшую из смеси всех племен, наречий и состояний. На другой день состоялся во дворце прием разных лиц, и новый “сардарь” (главнокомандующий) показал себя ласковым, добрым и простым человеком.

Но вовсе не в расчете на свойственную ему “мягкость” послан был Воронцов на Кавказ. Напротив, император Николай рассчитывал на его способность к энергическим мерам, на не знающее устали трудолюбие и на способность рядом мощных ударов сломить непокорный Кавказ, стоивший уже государству и бесчисленных миллионов, и громадных кровавых жертв. Рассчитывалось, кроме того, на большой административный опыт графа для водворения на месте порядка и для прочного соединения этой непокорной окраины с русским государством.

В энергической, мощной руке для ведения войны на Кавказе являлась крайняя необходимость. Во главе горцев тогда стоял Шамиль – хитрый, энергичный и смелый человек, объединивший под своею политической и религиозной властью фанатические толпы врагов и обнаруживший в успешном ведении войны с русскими несомненные военные таланты. Эти успехи, в свою очередь, еще больше подняли его авторитет в глазах населения и возбудили в последнем надежду на полное освобождение от “урусов”.

Шамиль, скромно проживавший последние годы своей жизни, после падения Гуниба, в Калуге и порою обнаруживавший совсем несвойственную герою сварливость и скаредность, много стоил крови и денег за те десятки лет, в которые он воевал с нами, пока его не сломила энергическая рука князя Барятинского в “орлином гнезде” Гунибе… Года за два-три перед назначением Воронцова успехи Шамиля достигли наивысших размеров: целые десятки русских укреплений были взяты мюридами, гарнизоны их истреблены, совершены самые отчаянные набеги в русские владения, и многие, прежде покорные нам аулы отложились от нас… В перспективе виднелись повальное восстание и неисчислимые бедствия для нашего владычества на Кавказе. Необходимо было остановить дерзкого врага, нужно было проникнуть в глубь его страны и там нанести ему решительное поражение.

Но первые шаги Воронцова в этом направлении были печальны. Экспедиция в Чечню для взятия аула Дарго, тогдашней резиденции Шамиля, завершилась громадными потерями в несколько тысяч человек и еще более подняла дух Шамиля и горцев. Правда, Дарго, аул в несколько десятков укрепленных саклей, был взят; но какое это могло иметь значение, когда Шамиль мог из каждого дагестанского или чеченского аула сделать неприступную твердыню?

Обратный поход войск через дебри Ичкеринских лесов, наполненных массами неприятеля и десятками завалов, был похож на шествие римских легионов Варра в Тевтобургском лесу. В некоторые моменты этого похода можно было опасаться гибели всего отряда и плена главнокомандующего. Знаменитый кавказский герой Пассек погиб почти со всем своим авангардом, и даже самые опытные и храбрые генералы, прокопченные порохом кавказских битв, едва спасли страшно поредевший отряд, к которому подоспело подкрепление из крепости Грозной.

Но Воронцов не так был виноват в исходе этого дела, план которого разрабатывался в Петербурге и уже готовым был вручен для исполнения. Наместник указывал на необходимость отложить экспедицию до его личного подробного ознакомления с делами, но желание императора Николая I унять Шамиля и присутствие большого количества войск на Кавказе в 1845 году решили вопрос в пользу начала немедленных действий.

Тем не менее, эта экспедиция, стоившая так много жертв, сдружила закаленные кавказские войска с их новым вождем: он сам разделял тяготы экспедиции в простой походной палатке. Во время отступления в глубине чеченских лесов для облегчения лошадей, предназначенных для раненых, он приказал вместе с имуществом отряда сжечь и свой большой, ценный багаж. Ласковое, участливое отношение к солдатам и в особенности к раненым за этот достопамятный поход надолго сохранилось в сердцах войск, а поведение вождя, его неутомимость и та постоянная нравственная бодрость, которую он проявлял в эти тяжелые дни, подкрепляли солдат и прогоняли панику.

Так началось кавказское служение Воронцова. Было еще несколько таких же, сопряженных с огромными жертвами, походов, в основе которых лежала мысль, может быть и вполне правильная по отношению к Европе, но совсем ложная на Кавказе: взятием резиденции покорить страну.

Так были взяты шамилевские укрепленные аулы в Дагестане: Гергебиль, Салты и Чох (1847 – 1849 годы).

Эти экспедиции, проникавшие в сердце родины горцев, все-таки должны были дать последним идею о могуществе русских и заставляли многие аулы приносить нам покорность. Но вышеуказанные неудачи, неизбежные в страшном деле войны, вскоре помогли Воронцову выработать более целесообразный план ее, при котором не могло уже быть таких больших жертв, как прежде. Краткая формула этой новой борьбы такова: Кавказ нужно покорять не одним штыком, но и топором. Вырубка широких просек в девственных лесах для беспрепятственного движения русских отрядов зимой, когда неприятелю труднее было действовать в безлиственных дебрях; беспощадное истребление жатвы, имуществ и аулов непокоряющихся и враждебных племен и предоставление льгот и преимуществ изъявляющим покорность горцам, заселение пространств, освобожденных от врага, казацкими станицами и постройка укреплений – вот эта программа для покорения “непокорного” Кавказа, начало осуществления которой положено Воронцовым, а окончательное выполнение доставило славу энергическому князю Барятинскому и графу Евдокимову.

Параллельно с этою программою военных действий должна была осуществиться и программа гражданских реформ и мероприятий, которые имели целью обрусение окраины.

В августе 1845 года Воронцов за экспедицию в Дарго был возведен в княжеское достоинство. “Благодарю Вас душевно, – писал император Николай I Воронцову после страшного, но геройского Дарго, – за новые Ваши подвиги. Я ожидал их от Вас, Вы их исполнили…”

Мы не можем проследить за всеми подробностями военной борьбы на Кавказе и предоставим себе только отметить некоторые ее характерные эпизоды, – пока же перейдем к “гражданской” деятельности Воронцова. Прежде всего Михаил Семенович круто изменил практиковавшееся прежде отношение к туземцам: вместо “затирания” и пренебрежения он показывал к ним все знаки уважения, в особенности к представителям родового грузинского дворянства.

В таких действиях сказывалась мысль государственного человека, желавшего “привязать” к России лучшую часть населения покоренной страны, а также и врожденное джентльменство Воронцова, не позволявшее третировать представителей благородного сословия. Местное дворянство получило право выбора и назначения на разные должности. Несколько дочерей местных князей назначены были фрейлинами к императрице. Есть, конечно, немало представителей совсем иного взгляда на этот предмет; многим удобнее кажется посылать в покоренные страны щедринских “ташкентцев”, нежели поручать работу людям из местного общества, знающим обычаи и нравы своей страны; и, конечно, люди, державшиеся такого взгляда, осуждали Воронцова. “Затирает русских!” Этот крик людей, усвоивших себе девиз “горе побежденным”, и тогда раздавался около наместника.

Но нам такой образ действий князя кажется и симпатичным, и более дальновидным, чем всякие иные взгляды на отношение победителей, к побежденным.

В эту же систему входили и другие меры: покровительство бракам русских с представительницами местных аристократических фамилий, частые балы во дворце наместника, блеск и великолепие которых действовали на восточную фантазию гостей и др.

Неутомимые занятия старого Воронцова и на Кавказе изумляли его сослуживцев и подчиненных. Вырубка лесов в Чечне и экспедиция в Дагестан заставляли его часто покидать Тифлис и участвовать во многих походах, а также делать объезды в стране, которая была ему еще мало известна. В это уже время болезнь глаз давала себя чувствовать, но не ослабляла энергии Воронцова. “Приветливость” и “мягкость” князя не оставляли его до конца его служения на Кавказе. Доступен он был всем, и это очень нравилось тщеславным туземцам, любившим часто стоять на подъезде дома сардаря (главнокомандующего) и, важно разглаживая усы, раскланиваться с проходящими приятелями, давая им таким образом знать о своем знакомстве с князем. У дома наместника был прибит ящик, куда опускались просьбы, все до одной рассматривавшиеся князем. Одним словом, поведение этого мягкого сановника, не отгораживавшего себя барьером от толпы, давало последней возможность искать у него защиты и справедливости. Рассказывают, что после ухода Воронцова с Кавказа, за которым вскоре последовала и его смерть, там сложилась следующая поговорка, указывающая на добрую память о князе: “До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер”.

Но жестоко ошибется читатель, если подумает, что “мягкость” наместника нигде ему не изменяла. Увы, и этому европейски талантливому человеку приходилось производить крутые расправы и применять по отношению к тяжело провинившимся горцам строгие меры: так, бывали дни, что на площади Тифлиса вешали за грабежи и убийства сразу по нескольку туземцев. Князь, очевидно, был последователем созданной юристами теории “устрашения”, жестокой и, может быть, не раз уже доказавшей свою несостоятельность, но до сих пор еще применяемой. И “мягкий” Воронцов в этих случаях не церемонился, чему могла способствовать и вся атмосфера тогдашней кавказской жизни, где уже доподлинно жизнь была копейкою. Возможно, впрочем, что такое отношение к преступникам выработалось у князя еще в Англии, где в то время вздергивали без церемонии на виселицу за кражу барана или подлог векселя. Известно, что безукоризненные английские джентльмены, вечно укоряющие другие государства в жестокости, употребляли утонченные казни при усмирении восстания в Индии, и уже на наших глазах произведены громадные убийства в Массове просвещенными итальянцами.

Бывают такие натуры – мягкие и приветливые, но жестко непоколебимые в исполнении того, что они считают роковою необходимостью. Одною из таких натур был Воронцов, прямолинейный человек, не терпевший возражений или помех в том, что ему представлялось государственной необходимостью.

Мягкость его обращения, не мешавшая строгости даже с теми, кому князь еще вчера жал руку, если узнавал об их виновности, подала повод к довольно забавному анекдоту. Во время объезда своих владений Воронцов подал руку одному из представлявшихся, который внезапно упал князю в ноги и умолял о помиловании. На вопрос удивленного сановника, что это значит, тот объяснил, что если сардарь кому подает руку, – этот человек погиб. Насилу князь успокоил бедняка.

А какую войну пришлось вести на Кавказе! Какие и славные и вместе глубоко трагические картины были за 60, 70 лет этой войны! Славные потому, что презрение к смерти невольно внушает уважение, как и защита слабого, и спасение раненого. Аулы разорялись, стада угонялись, жатва уничтожалась русскими, и бедные, оборванные горцы, выгнанные из своих жилищ, шли в Закавказье, шли в Турцию и погибали на дороге. Бывали не раз случаи, что горские женщины, не желая сдаваться русским, бросались в пропасти с детьми. А подвиг рядового Осипова в укреплении Михайловском. Перед ним бледнеют мифический Муций Сцевола и Коклес! Когда мюриды ворвались в укрепление Михайловское, гарнизон которого, весь перераненный, несколько суток отбивался от вдесятеро сильнейшего неприятеля, то Осипов со словами: “помните меня, братцы!” выстрелил в пороховой погреб и вместе со своими и толпою врагов взлетел в воздух. Читатель, конечно, знаком с характером кавказской войны из прекрасных рассказов Толстого, а также из Лермонтовского “Валерика” и “Максима Максимыча”. “Только выйдешь, а уж за камнем какой-нибудь косматый дьявол сидит!” – так говорил Максим Максимыч про черкесов.

Кавказские враги русских – это не знающие усталости хищники, всюду проникающие, смелые и неуловимые. При Воронцове, как и при его предшественниках, бывали удивительные случаи, будто выхваченные из сказки: генералы, уцелевшие в кровавых сражениях, погибали во время переходов по сравнительно мирным дорогам только от того, что удалялись на несколько шагов от сопровождавшей их “оказии”, а убийц и след простывал. В двадцати шагах от роты солдат, на ее глазах, несколько горцев набрасываются на офицеров, неосторожно опередивших своих провожатых, обезоруживают их и, связав добычу и схватив лошадей за узды, бросаются в волны глубокого и быстрого потока, в виду оторопевших солдат переправляются на другой берег и скачут с пленниками в горы. Но если бы мы вздумали перечислять многие эпизоды сказочной кавказской эпопеи, то нам, разумеется, не хватило бы и десятков томов. Мы здесь расскажем только один чрезвычайно интересный случай из этой войны при Воронцове. Он укажет несколько занимательных черт из отношений победителей к побежденным, а также даст понятие и о том, с какими удалыми “джигитами” пришлось мериться силами кавказским войскам.

Одним из самых знаменитых пособников Шамиля был Гаджи-Мурат, наделавший русским больших бед, в которых, может быть, были виноваты мы сами.

Гаджи-Мурат сначала служил офицером в нашей милиции, но, оскорбленный грубою формою ареста его за ссору с родственником, сделался нашим врагом. Когда Гаджи-Мурата, связанного веревкою, вели по горной дороге, он бросился в пропасть и увлек за собою державшего его солдата, убившегося до смерти. Сам же горец со сломанною ногою дополз до соседнего аула, где его и приютили. С тех пор он был грозою наших, и слава его как джигита гремела по всему Кавказу. Безумно смелые набеги, лихие схватки, неуловимость, отчаянная храбрость – все это сделало его страшным врагом, в особенности при хорошем знании местностей, куда он направлял свои удары. И легко понять радость Воронцова, когда он к концу 1851 года узнал, что знаменитый сподвижник Шамиля Гаджи-Мурат поссорился с Имамом, завидовавшим его славе, а может быть и награбленному набегами золоту. Вскоре Гаджи-Мурат с двумя-тремя преданными ему мюридами явился к сардарю с повинною.

Беглеца не только простили, но обласкали, отвели ему хорошую квартиру и дали большие деньги на расходы, хотя не перестали следить за его действиями. Джигит обещал оказать важные услуги русским и просил позволения объехать наши передовые линии, что и было ему разрешено.

Но затосковал ли горец по своей семье, захваченной Шамилем и не уступаемой нам, несмотря на усилия Воронцова, или он опять раскаялся в своем поступке и хотел идти с повинною к Шамилю – неизвестно, но на одной из своих обычных верховых прогулок Гаджи-Мурат неожиданно убил конвоировавшего его урядника, а один из мюридов тяжело ранил другого провожатого, и разбойники ускакали.

Это наделало страшного переполоха и напугало Воронцова, так как Гаджи-Мурат был бы еще опаснее для нас теперь, когда он познакомился с расположением русских войск. Но отважному джигиту не суждено было увидеть Шамиля. Совершенно случайно обнаружили его бивуак в кустах среди поля, где он остановился со спутниками, не думая, что русские пойдут искать беглецов по соседству с местом происшествия. Его окружили до трехсот милиционеров, но он не хотел сдаваться. Гаджи-Мурат был так страшен, что никто не осмелился броситься на него врукопашную и в знаменитого джигита стреляли наугад, по кустам. Только прибытие другой, более отважной кучки милиционеров, покончило эту неравную борьбу, и Гаджи-Мурат, получивший несколько ран от выстрелов и затыкавший их ватою из своего бешмета, истекая кровью, все-таки отчаянно защищался. Его убили и голову отправили в Тифлис.

Тогда только успокоился Воронцов, когда увидел это несомненное доказательство гибели джигита. Голову знаменитого разбойника многие смотрели, но, разумеется, наместник не мог воткнуть ее на кол и показать всему Тифлису: это уже слишком бы напоминало восточных ханов. Череп убитого был отправлен в анатомический музей.

Насколько важным считался Гаджи-Мурат и сенсационным этот эпизод с ним – доказывает целый ряд писем Воронцова к военному министру Чернышеву и доклады государю. Но закончим на этом рассмотрение “разрушительной” деятельности князя Воронцова, которая шла успешно благодаря, конечно, и счастливому выбору помощников, из которых самым знаменитым является Барятинский, герой Гуниба (1859 год), окончательно покоривший Кавказ. Пядь за пядью отвоевывались твердыни Кавказа у горцев, заселялись русскими, и звезда Шамиля закатывалась. Близок уже был день окончания этой более чем полувековой борьбы.

Обратимся к “созидательной” деятельности старого кавказского наместника.

По-прежнему он берег солдат и, будучи тверд в расправе с врагами, не щадил и своих русских, жестоко обращавшихся и обижавших людей, сломивших своею грудью шамилевские твердыни. В этих случаях Воронцов был неумолим, и многие при нем поплатились за покушение на “солдатский паек” и за слишком вольное обращение со шпицрутенами. Известно, между прочим, громкое дело флигель-адъютанта Копьева, сначала бывшего любимцем Воронцова.

Во время приема депутации в Прочном Окопе, при объезде подведомственного Воронцову края, князь заметил, что жители разделились на две части, причем оказалось, что большая кучка состояла из раскольников, которые рассказали о претерпеваемых притеснениях. У князя задрожали губы от волнения, и он тут же приказал отпереть молельню и дозволил богослужение. Этот эпизод характеризует веротерпимость князя, не совсем даже согласовывавшуюся с тогдашними законами. Рассказывают, что на представления об этом своих сослуживцев князь отвечал:

– Если бы нужно было здесь исполнение законов, то государь не меня бы прислал, а свод законов!

Более упрощенное разделение края в административном отношении, основание большого количества учебных заведений не только русских, но и магометанских, триангуляция края, улучшение путей сообщения, пароходство по Риону и Куре, межевание, основание театра, библиотек, фабрик и заводов, улучшение виноградарства и прочее – вот некоторые из черт созидательной деятельности Воронцова на Кавказе. Храбрые батальоны, сражавшиеся с врагом, в мирное время являлись у Воронцова культурными работниками.

Инициатор пароходства по Черному морю, князь Воронцов учредил срочное пароходство и на Каспийском. На основанные им благотворительные учреждения в крае и вообще на цели благотворения пошли его собственные сотни тысяч. Газета “Кавказ”, кавказский музей, оздоровление и обустройство грязного Тифлиса, общество сельского хозяйства – на все это хватало внимания князя, постоянно отвлекаемого военными событиями. Трудно перечислить все то, что сделано, помимо военной сферы, князем. Само собою ясно, что внимание такого деятельного, просвещенного человека, считавшего мирную работу могучим рычагом для прогресса общества, должно было захватывать все стороны жизни этого общества.

Были, конечно, большие промахи, были люди, эксплуатировавшие даже дальновидного князя, были жестокости, требовавшиеся роковым ходом событий и нуждами того могучего государственного организма, которому призван был служить князь и ради здоровья которого считалось необходимым производить ампутации и кровопускания. Есть, конечно, разные взгляды на служение государству, но, по крайней мере, свое дело князь делал бескорыстно и убежденный в его полезности.

Постоянные труды и разъезды по нездоровой местности сломили старика. В 1851 году, сопровождая отряд на реку Белую, князь заболел лихорадкою, которая окончательно подорвала его силы и заставила подумать об отдыхе.

Надвигалась крымская война. Положение наше на Кавказе было трудное: обнаженным границам государства угрожали две турецкие армии, а между тем все наши войска находились в действии против Шамиля. Усталый деятель сложил оружие и уступил место другим. Время перед его уходом было ознаменовано победами наших войск над турками – при Башкадыкларе и Ахалцыхе, а также знаменитым Аннибаловским походом князя Аргутинского через главный кавказский хребет, спасшим нас от опасного нашествия Шамиля.

Четвертого марта 1854 года, после девятилетнего наместничества, уезжал князь из Тифлиса. Хотя он уезжал в отпуск, но многие уже знали, что он не возвратится в Тифлис. Надломленное здоровье требовало окончательного отдыха от дел, и в том же 1854 году Михаил Семенович был уволен с должности наместника.

В 1856 году, в коронацию покойного государя, Воронцову, имевшему уже титул “светлейшего”, были оказаны высокие почести: он был произведен в генерал-фельдмаршалы. Шестого ноября того же года князя не стало: он скончался в Одессе, где и похоронен в Преображенском соборе.

В Одессе в 1863 году, а в Тифлисе в 1867, Воронцову, в этих двух центрах его неутомимой деятельности, поставлены памятники.

Так кончилась эта бурная и во многих своих подробностях славная жизнь. Воронцов достиг всего, чего только может добиться человек на земле: славы, почестей и богатства. Но был ли он счастлив? Давали ли его душе удовлетворение эти внешние атрибуты счастья? Неизвестно, – “чужая душа потемки”. Но, может быть, сознание того, что он исполнял свой долг, часто страшно тяжелый, и по мере сил и понимания старался быть справедливым – это сознание давало известное нравственное удовлетворение покойному фельдмаршалу.

В.В. Огарков

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

«Чем Донецк и Луганск хуже Южной Осетии или Крыма?»

Открытое письмо за признание независимости ДНР и ЛНР …

Уважаемые соотечественники! Война, развязанная в 2014 году киевским профашистским режимом против двух провозглашённых республик Донбасса — Донецкой и Луганской, вступила уже в шестой год и перешла в хроническую стадию. У людей накопились усталость и разочарование той неопределённостью, в которой они живут. Не прекращаются обстрелы окраин Луганска, Донецка и Горловки. С каждым днём множится количество жертв – защитников Донбасса и мирных жителей. Война покалечила тысячи людских судеб, и конца ей пока не видно.

В нынешнем 2019 году, в контексте международной обстановки – резкого усиления экономического, политического и религиозного давления объединённого Запада на Россию, ситуация в Донбассе может резко обостриться. Командование ВСУ вынашивает сценарий силового захвата ДНР и ЛНР: на светлодарской дуге и горловском направлении противник сосредоточил до двадцати тысяч личного состава, более ста танков и зенитных установок. С точки зрения геополитики, сторонниками автокефалии совершается попытка расколоть единый русский, славянский мир, ввергнуть его в катастрофу.

Необходимо помнить, что героический народ Донбасса тысячами жизней своих сыновей и дочерей защитил русские границы от близости военных баз киевской профашистской хунты, повторил подвиги героев Великой Отечественной войны. А между тем большинство жителей России почти ничего не знают о судьбах русских в Донбассе. Правдивых книг и кинофильмов пока что крайне мало. Среди них – документальная книга Александра Жучковского «85 дней Славянска» о том, как начиналась Русская весна, с подробными картами боев и списком всех погибших за Славянск. Необходимо отметить сборник пронзительных рассказов Сергея Шаргунова «Свои» и альманахи «Я дрался в Новороссии», «Время Донбасса», «Выбор Донбасса».

Отрадно, что в России начали снимать качественное, правдивое кино о Донбассе. В Севастополе на фестивале кино- и телефильмов духовно-нравственного содержания «Святой Владимир» Гран-При завоевал фильм кубанского режиссера Натальи Батраевой «Донецкая вратарница». Значимой картиной стал фильм Рената Давлетьярова «Донбасс. Окраина», снятый на деньги Министерства культуры РФ.

Россия оказывала и оказывает огромную гуманитарную помощь воюющему Донбассу. Ускорена процедура предоставления жителям Донбасса гражданства РФ с условием их переезда в Россию, но там им не гарантировано ни жильё, ни работа. Чем Донецк и Луганск хуже Южной Осетии или Крыма? Донбасс – это плоть от плоти и кровь от крови нашей обшей Родины. Там говорят на одном с нами русском языке, чтят общих героев, у нас одна история и православная вера. Не нужно ждать, пока войска хунты устроят в Донбассе «люстрацию», убьют и покалечат десятки тысяч русских людей, разобьют города, низведут экономику. Давно назрела насущная необходимость признать независимость двух провозглашённых республик русского Донбасса.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов так высказался об этом: «Все началось с нападения на памятники Ленину и запрета Компартии, а продолжилось, как мы видим, гонениями на верных Церкви православных христиан. На украинском направлении Россия должна твердо защищать права соотечественников и единоверцев, отстаивать идею дружбы народов, которая попирается сегодня захватившими Киев бандеровцами! Поэтому сегодня крайне важно признать независимость ДНР и ЛНР!».

Уважаемые соотечественники! В это трудное, переломное время необходимости укрепления Русского мира каждый из вас может поставить свою подпись под Открытым письмом за признание независимости ДНР и ЛНР. Письма будут направлены в государственные органы всех уровней, в СМИ и в социальные сети.

Авторы обращения:

Галина Чудинова, член Пермской краевой общественной организации Союза писателей России;

Андрей Чернов, писатель, Луганск;

Иван Донецкий, писатель, Донецк.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ВАЖНО! МНЕНИЕ «НА КОНЕЦ 2018-ГО»

От редакции: Наш единомышленник прислал нам свои размышления. Они могут показаться в чём-то спорными и чрезмерно резкими, однако, мы полагаем должным опубликовать их, ибо они затрагивают весьма больную и важную тему. Можно соглашаться или не соглашаться с приводимым мнением, но о поднятой проблеме, несомненно, нужно глубоко размышлять, а по размышлении… работать.

За последние годы погибло очень много русских добровольцев в Новороссии, и страшно смотреть на некрологи молодых парнишек. И вот что можно сказать по этому поводу.

Военная доблесть во имя русского народа свята. Но сегодня для коренного изменения печального положения русского народа нам нужно что-то совсем другое. В прошлые века, когда у нас было русское государство, военная доблесть давала максимальное КПД для выживания и процветания русского народа, который жил в условиях почти постоянных внешних вторжений.

Сегодняшний день требует от русского народа действовать в иных условиях. Без государственной поддержки военная доблесть оборачивается аккурат теми «подвигами светлыми», что являются «только ступенями в безконечные пропасти». Все войны, которые вела РФ, включая и Чеченские и Донбасс, отняв огромное число всё более дефицитных русских жизней кончились де-факто продажей русских интересов и ухудшением положения русских. Чтобы военная доблесть стала снова работать на русские интересы нам нужно русское государство. А для этого нам нужна прежде всего гражданская доблесть, люди, готовые вести кропотливую работу по изменению общественного мнения, привлекать других. Нужно чёткое понимание, что наше поле брани – это не только пылающий очаг конкретного военного конфликта. Наше поле брани – вокруг нас. Нельзя добиться победы на передовой, если проигран тыл. А тыл – проигран. Проигран в том числе из-за нашей дезорганизованности. Поэтому нужны люди, добившиеся успеха в гражданской жизни, понимающие современный мир, как в нём собирать людей и побеждать гражданской деятельностью.

Военная же доблесть в условиях проигранного тыла будет либо использована в безсмысленных авантюрах типа сирийской, либо попросту брошена истекать кровью, ничем не приближая нас к цели русского государства.

В русском народе исторически ценилась и ценится прежде всего военная доблесть. «За други своя». Наши люди являли и являют чудеса героизма на войне, но в т.н. «мирной жизни» мы вот уже сто лет неизменно оказываемся побеждёнными. Поэтому героизм на войне в итоге не приближает нас к русской победе, но лишь расточает лучшие русские силы. Лишь победив в «мирной жизни», выиграв тыл, мы сможем изменить это фатальное положение. Если хотя бы 10% людей, которые шли воевать добровольцами и жертвовали собой на передовой, стали бы такими же добровольцами «в миру», посвятили бы себя кропотливой осмысленной гражданской борьбе, то наше положение сегодня было бы много лучше. Ведь Добровольчество не ограничивается лишь боевыми действиями. Это понятие включает в себя и служение русскому делу за пределами линии фронта. Да, военный героизм освящен на подсознательном уровне в русском народе, и люди в первую очередь берутся за оружие, когда берёт боль за народ. Да, кропотливая работа скучнее, чем грохот орудий, и лишена ореола романтики. Но именно такая работа нам сегодня нужна как никогда, если мы хотим выжить как народ.

Давайте работать, братья и сёстры.

P.S. Недавно узнал про это замечательное начинание и вижу, что здесь идёт реальная гражданская работа. Вступайте в Русское Просветительское Общество им. Александра III. Здесь нужны все, а, в частности, учитывая важность в современном мире такого понятия, как «креатив», дизайнеры, программисты, маркетологи – все те, кто мог бы творчески способствовать продвижению русской идеи, используя эффективные современные технологии. Вступайте (http://rys-strategia.ru/index/0-2) и напишите чем вы можете помочь!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ПРИЗНАТЬСЯ, ДАЖЕ ПИСАТЬ ОБ ЭТОМ НЕ ХОЧЕТСЯ… повторяться в тысяче-первый раз. Но надо. Игорь Стрелков

Да, я могу написать о том, что почти всё, о чем я предупреждал в 2014-2015 г.г. — уже сбылось или сбывается на наших глазах. Санкции только усиливаются, враг — тоже, в стране — апатия и разочарование, растет возмущение властями и их действиями…

«Корпуса народной милиции» на Донбассе — «демотивированы в хлам» и «еле дышат» — совершенно не способны к наступлению и очень ограниченно — к обороне. Война-же в Сирии зашла в полный безнадежный тупик без малейших шансов на возможность победы и с более чем вероятной перспективой превращения нашего экспедиционного корпуса в «большой лагерь интернированных», заблокированный извне.

Время упущено фатально и ни одна из «хотелок» Путина и его гномьего окружения — не воплотилась в жизнь.

Но, думаете, меня это радует? Нет… не радует. Поскольку (как я и предупреждал) почти неизбежная уже «большая» (не ядерная, в возможность которой я не верю) война будет непосильным испытанием для насквозь прогнившей РФ и вызовет обрушение всего и вся.

И все-же… Раз война неизбежна — есть всего два варианта для ее хода.

Первый (по которому медленно, но неуклонно катится Наногений) — к ползучей капитуляции, которая вызовет локальные (но фатальные для внутриполитической ситуации) военные поражения на Донбассе и в Сирии, а в дальнейшем — к внутренней смуте и интервенции, распаду РФ и войне (серии войн) гражданских. С итогом — примерно как в «Мародёре» («плюс-минус»).

Второй — пока еще не поздно, принять тяжелейшее решение и начать сражаться с врагами всерьёз. Для этого необходимо (с соблюдением последовательности действий согласно нумерации пунктов):

1. Самое главное — произвести «переворот сверху» — одномоментно отстранив от власти всех высших чиновников, неразрывно связанных с «дорогими западными партнерами» семейными и финансовыми узами. Отстраненных чиновников и олигархов — немедленно арестовать, дабы избежать противодействия с их стороны дальнейшим мероприятиям.

Иначе никакого противостояния не получится в принципе — они будут (минимум) его саботировать, а максимум — сами сместят Наногения и тех, кто его поддержит. Сформировать правительство народного доверия из специалистов-профессионалов, исключив участие в нем представителей т.н. «Высшей школы экономики». Создать «военный кабинет» из таковых-же военных и государственных профессионалов.

2. В целях возвращения поддержки населения — немедленно отменить все принятые в текущем году т.н. «реформы» и срочно (указами) ввести новые — нацеленные на выполнение не задач «глобализации» (над которыми, не покладая рук, трудится по сей день правительство Медведева), а национальных и государственных.

3. Немедленно (пока не поздно) вывести в РФ войска и ЧВК из Сирии, оставив там минимальное количество советников.

4. Начать частичную мобилизацию промышленности и частичную мобилизацию ВС.

5. Начать ускоренную подготовку к войне на освобождение Новороссии и Украины, разорвав дипломатические отношения с Киевом и объявив о непризнании легитимности режима Порошенко.

Это самые-самые первые действия из сотен тех последующих, которые надо будет произвести любому (Путину или тому, кто его сменит) руководителю РФ, чтобы не допустить дальнейшего развития самого катастрофического сценария, уже реализуемого на наших глазах.

Верю-ли я, что Путин на такое способен? Нет, не верю. Способен-ли на это еще кто-либо из высших чиновников, обладающих реальной (а не фиктивной) властью? Не знаю… тоже мало верится.

Поэтому, вероятно, нас ждет и в дальнейшем почти точное повторение «пути Милошевича» — «шаг вперед — два шага назад — прыжок на месте» с нарастанием общего системного кризиса, хаоса, военно-политических (и просто военных) поражений.

А кремлевские гномы будут просто тянуть время, успокаивая себя надеждой на то, что «как-нибудь само рассосется и на их век хватит». Ну, это я не о сознательных саботажниках и вредителях (которых там полно) а о тех, кто в итоге потеряет всё — до свободы и жизни включительно.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ ДЕТКАМ ДОНБАССА. ПРОСИМ РЕПОСТ!

ДРУЗЬЯ!!!!! ДЕТИ ПРИФРОНТОВЫХ ГОРОДОВ ДОНБАССА НУЖДАЮТСЯ В НАШЕЙ ПОМОЩИ!!! СКОРО НОВЫЙ ГОД! ПОДАРИМ ИМ НЕМНОГО РАДОСТИ !!!!! СОБИРАЕМ СРЕДСТВА НА НОВОГОДНИЕ ПОДАРКИ!

pay pal — roussanov@mail.ru
яндекс кошелек — 410014278718004
№ Карты в Московском Кредитном Банке 4432 7300 1283 0768
Счет 40817810900001619531
корреспондентский счет 30101810745250000659 в Отделении 1 Главного управления Центрального банка Российской Федерации по Центральному федерального округу г. Москва, БИК 044525659.
Инн 7734202860
Адрес 107045, Москва,Луков пер. д. 2, стр 1
РУСАНОВ ЮРИЙ, 43 года, г. Обнинск. (для поиска в соц сети ВК)
Если кто не разберёт, что написано в бумаге вот дословный «перевод».

Шапка бумаги: Движение Новороссия Игоря Стрелкова.
Текст: Я, руководитель движения «Новороссия», Стрелков Игорь Иванович уполномочиваю Русанова Юрия Олеговича осуществлять сбор гуманитарной помощи в Калужской области и других регионах Российской Федерации, а также транспортировку её на территорию Луганской Народной Республики.

Руководитель движения Стрелков И. И. (печать, роспись). Дата 28.11.2014 г.

ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ ДЕТКАМ ДОНБАССА. ПРОСИМ РЕПОСТ! Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ ДЕТКАМ ДОНБАССА. ПРОСИМ РЕПОСТ! Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ ДЕТКАМ ДОНБАССА. ПРОСИМ РЕПОСТ! Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ ДЕТКАМ ДОНБАССА. ПРОСИМ РЕПОСТ! Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

В России из-под стражи освобождён гражданин Казахстана, воевавший за ДНР

Вечером 12 октября из изолятора временного содержания г. Всеволожска Ленинградской области был освобожден доброволец из Республики Казахстан Щербак Евгений Сергеевич (позывной «Казах»).

Напомним, злоключения Евгения Щербака начались 4 сентября, когда сотрудники ГАИ остановили автомобиль, которым он управлял.

При проверке выяснилось, что Щербак на своей родине находится в розыске по статье 172 УК Казахстана («Умышленное неправомерное участие гражданина Республики Казахстана в вооруженном конфликте или военных действиях на территории иностранного государства при отсутствии признаков наемничества»).

Наказание по этой статье предполагает от 5 до 9 лет лишения свободы.

С тех пор Щербак более месяца находился в петербургском СИЗО. Однако, огласка этого дела и привлечение к нему внимания общественности позволило добиться положительного решения вопроса.

МЫ ТРЕБУЕМ ОТМЕНИТЬ СТАТЬЮ 282 УК РФ, НАЗЫВАЮЩЕЙ «ЭКСТРЕМИЗМОМ» ПРАВДУ, А НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОРДОСТЬ — УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!

СВОБОДУ РУССКИМ УЗНИКАМ СОВЕСТИ!

Требуем ОТМЕНИТЬ ст.282 УК РФ!
https://otmenim282.ru

 

 

Александр Жучковский: «Новороссия — это исторический феномен досоветской, имперской России» 

В издательстве «Чёрная сотня» готовится к выходу книга русского добровольца Александра Жучковского «85 дней Славянска». Оформить предзаказ на книгу можно уже сейчас на сайте издательства. В преддверии выхода книги её автор любезно согласился ответить на вопросы «Русской Стратегии». О книге «85 дней Славянска» и духовной сути «Русской весны» с Александром Жучковским беседует редактор «РС» Елена Семёнова.

— Ваша книга посвящена обороне Славянска. Почему Вы сконцентрировали внимание именно и только на этом эпизоде войны?

— По нескольким причинам. Во-первых, мне довелось принять непосредственное участие в обороне Славянска, и я знаю этот начальный период войны на Донбассе лучше, чем другие.

Во-вторых, «славянский период» был самым важным, ключевым, решающим эпизодом русско-украинской войны, поэтому заслуживает детального описания прежде всего. Этот период определил и судьбу Донбасского восстания, и освобождение части Донбасса, которая могла бы остаться под украинской оккупацией, как остальные регионы Новороссии. Зная суть и механику процесса, происходившего весной 2014 на Донбассе, могу утверждать, что без обороны Славянска восстание, скорее всего, было бы жестоко подавлено, и Луганск с Донецком ждала бы та же участь, что и Одессу с Харьковом.

В-третьих, решение написать книгу именно об обороне Славянска продиктовано желанием сделать детальное и конкретное описание начального периода Донбасской войны. Описание всего периода войны, включающей в себя много эпизодов, обстоятельств, сражений, заняло бы очень много времени, которым я пока не располагаю. Конечно, изначально хотелось написать «обо всем», но со временем пришло понимание, что книга о всех событиях 2014-17 гг. на Донбассе будет слишком поверхностна, поэтому все же решил сосредоточиться на «Славянском периоде», который знаю лучше и который мне представляется наиболее важным.

— Что будет представлять собой книга по жанру? Это воспоминания, очерки о героях и событиях, беседы с участниками и очевидцами, хроника войны?

— Это скорее «публицистика», чем литературное произведение. В отличие от некоторых участников войны, написавших свои мемуары (например, «Записки террориста» и «Посетитель»), я не могу похвастаться большим литературным даром и способностью к художественному воспроизведению. И за исключением нескольких эпизодов, не веду повествование от первого лица. Прежде всего это, конечно, хроника военных действий, разбор ключевых боестолкновений, описание обстановки в Славянске и вокруг него, в том числе с опорой на рассказы многих участников обороны Славянска, с которыми я встречался и беседовал.

— Какую главную задачу Вы ставили перед собой, берясь за эту книгу?

— Во-первых, отобразить в повествовании то, что мы называем «духом четырнадцатого года». Эту атмосферу всеобщего национального подъема, воодушевления и единения, в которой проходила Русская весна и героическая оборона Славянска. Мы хотим помнить сами и напомнить людям то, с чего и для чего все начиналось.

Во-вторых, — это задача максимально правдиво и точно, насколько это возможно, реконструировать события в Славянске и вокруг него, а также показать политический контекст этих событий.

— В 2014 г. всем нормальным людям было очевидно, что Русская Весна — именно русская, не советская, не какая-нибудь ещё. За прошедшие годы усилиями пропаганды акценты с русскости старательно сместили. В сущности, вообще постарались вымарать слово «русский». Это очень ярко проявилось, например, в странном пропагандистском фильме «Крым». Почему, на Ваш взгляд, так боятся русскости, почему так старательно пытаются подменить суть Русской Весны и вообще предать её забвению?

— Русская весна была таковой именно потому, что началась самостоятельно, как широкое народное движение — независимо и без патронажа Российской Федерации, которая предыдущие десятилетия демонстрировала непризнание русской субъектности как внутри страны, так и за ее пределами, в том числе на территории Украины. Движение, получившее название «Русская весна», было русским именно потому, что имело национальный характер, — характер противоборства с чужой искусственной идентичностью, навязываемой русским на Украине.

Для РФ же все русские, оказавшиеся на Украине после 1991 года, стали «украинцами». Для Росфедерации и жители Донбасса до сих пор «украинцы». Исключением в 2014 году стал Крым. Потенциал Русской весны был настолько велик, что поначалу в Кремле поддались ее «национальному очарованию», и, судя по всему, имелись реальные планы присоединения к России и других регионов Новороссии. Этот момент — март-апрель 2014 года — был настолько ярким и неожиданным, что дал почву для серьезных иллюзий о национальном повороте Кремля даже у таких скептиков, как я. Помню «Крымскую речь» Владимира Путина, в которой он раз двадцать говорил о разделенном русском народе и наших национальных интересах. К сожалению, эта риторика была быстро свернута, а от «проекта Новороссия» быстро отказались под давлением западных и украинских «партнеров». Как РФ неожиданно перешла тогда на «русские рельсы», так же быстро она с них и сошла и вернулась в свое прежнее состояние. Отсюда и «информационная дерусификация» в трактовках событий в Крыму и на Донбассе того периода.

— Вы были одним из первых добровольцев, отправившихся на Донбасс в 2014-м. Какова была Ваша мотивация?

— Многие годы до русско-украинской войны я был участником большого сообщества людей, которое жило ожиданиями серьезных перемен в России, в ходе которых мы могли бы оказать существенное влияние на российскую политику и характер российской государственности. Конечно, мы ожидали социальных потрясений внутри страны. Но активные события начались не в РФ, а за ее пределами. В тот момент многие, в том числе и я, действительно расценили это как начало национального поворота в РФ. И в этом хотелось принять участие, всеми силами способствовать тому, чтобы этот процесс развивался дальше. Хотя было и очень личное эмоциональное восприятие происходящего после трагедии в Одессе 2 мая, которая заставила меня, как и сотни других добровольцев, уехать на Донбасс.

— Тогда, в 2014-м, ряд людей, которые дотоле были с нами как будто бы на одной стороне баррикад (идейно «белых», националистов), вдруг оказались по другую сторону фронта, приняв сторону Украины и записав нас в «совки», «пособники режима» и т.п. Чем объясняется подобный вывих сознания и остаются ли эти люди вправе именоваться русскими националистами и белыми?

— Это объясняется, во-первых, незнанием и непониманием русской истории, во-вторых, простой человеческой глупостью. Таких людей не так много. Но ненависть к политическом режиму у них перевешивает любовь к своему народу. Хотя говорить о любви к своему народу невозможно применительно к людям, занявшим сторону противника, одержимого идеей уничтожения всего русского. Этот вывих сознания был свойственен многим людям в иные периоды истории, начиная со времен Андрея Курбского и кончая поддержкой чеченских боевиков против «федералов» в 90-х годах. Люди со здоровым национальным чувством всегда поддерживают в военном противостоянии свой народ, независимо от существующего политического режима. Даже самые последовательные антикоммунисты и ненавистники советского строя (как Ильин, Деникин и др.) не могли поддерживать немцев против русских в годы ВОВ.

Что касается показного антисоветизма вставших на сторону Украины людей и записывание нас в «совки», то это очередное проявление деформации национального сознания этих людей. Независимая Украина и тотальная украинизация южно-русских земель России — это именно что порождение и продолжение национальной политики СССР, с последствиями которой мы пытаемся бороться. Никто на Донбассе за восстановление СССР и возрождение советских социальных и национальных практик не борется. Новороссия — это исторический феномен досоветской, имперской России. Новороссия стремится к сохранению русской идентичности и воссоединению с Россией, а не к ГУЛАГу и продолжению большевистской украинизации.

— Как бы Вы сформулировали идейную, духовную суть Русской Весны 2014 г.?

— Духовная суть Русской весны — пробуждение русского национального духа и его стремление сломать те порядки, которые насаждались и навязывались русским в течении многих десятилетий — сначала советского, и затем постсоветского периода. Русское добровольческое движение, возродившееся в 2014 году, было движимо не только идеей деукраинизации южнорусских земель России, но и «русификации» всей страны. Донбасс виделся нам плацдармом для этого процесса, мощным толчком, с помощью которого национальный поворот в РФ, наконец, начнется. «Сделаем Россию снова русской» — таков был нарратив Русской весны.

— Русскую Весну, к сожалению, давно сменила осень или даже зима… А, скорее, какое-то затяжное межсезонье. На Ваш взгляд, суждено ли нам из него выбраться, и взойдут ли добрые посевы 14-го года? Каков Ваш прогноз?

— На возрождение Русской весны стоит надеяться, пока мы живы, пока жив русский народ. Который хорошо показал, на что способен даже после десятилетий деградации и национального упадка. Ведь до 2014 года мы сами, да и весь мир, похоронили себя и уже почти согласились с тем, что русские уже не способны на национальный подвиг и деятельную самозащиту. Оказалось, что это не так.

Конкретные прогнозы давать не люблю: опыт показывает, что русская реальность слишком непредсказуема, чтобы на основании постоянно меняющихся данных что-то моделировать. Но есть ощущение, что несмотря на усилия российских властей, к прежней жизни (который все жили до 14-года) страна уже не вернется, и впереди нас ждут суровые испытания. Окончательное решение «украинского вопроса» еще впереди. Ситуация в Новороссии находится в стратегическом тупике, выход из него для миллионов людей, в т.ч. в большой России, будет очень болезненным. К этому нужно быть готовыми.

— Историю войны, как известно, пишут победители. Нынешняя война ещё идёт, и конца её не видно, но её история уже фальсифицируется на наших глазах. В т.ч. потому, что многих героев 1-го периода войны уже нет в живых, и их вовсю пытаются подменить «героями» фальшивыми. Очень надеюсь и желаю, чтобы Ваша книга стала серьёзным противовесом различным фальсификациям, барьером на их пути и одной из отправных точек для будущих исследователей.

Русская Стратегия

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

ЧТО ТАКОЕ НОВОРОССИЯ? 

«Что такое ваша Новороссия?» — этот вопрос можно услышать довольно часто. И вопрошающие не преминут указать на бандитские кланы, занимающиеся переделом на Донбассе, на подлость кураторов, на возникающие время от время кумачовые полотнища и победно высящиеся на площадях памятники создателю Украины Ленину, чтить которого должны именно украинцы, а никак не русские люди, волей Ильича прирезанные к Незалежной и подвергнутые дерусификации под руководством Кагановича…

Да, много подлости, много грязи, много застарелых болезней, коими поражена и вся Россия. Но, вот, передо мной интервью 24-летней ополченки Кати, спасавшей раненых на передовой, её рассказ о своей службе, об однополчанах, погибших и здравствующих. У них и у самой Кати подрастают дети, дети, которые живут не айфонами и инстаграмами, а совсем другими ценностями – такими, как Родина, семья, люди… Такими как совесть. Такими как жизнь. Не жизнь – «пойти потусить и бухнуть», а жизнь – выжить на передовой, под обстрелами, и защитить других, и удовольствоваться самым малым, лишь бы живы были родные… Что такое Новороссия? Это не политики, реальные или возомнившие себя таковыми, не партии, не окрасы, не бандиты и не кураторы. Новороссия – это такие вот Кати. И Люба Науменко, своего обезрученного и ослеплённого парня вернувшая к жизни и подарившая ему сына. И Валя Гетманчук, сражавшаяся на передовой и потерявшая ногу и пальцы рук. И Ольга Ищенко, вдова Евгения Станиславовича, мужественно продолжившая его дело. И сам Евгений Станиславович… И поэт Юрий Юрченко, из Франции приехавший в осаждённый Славянск защищать мирных людей… И тот парень, что, лишившись ног, руки и глаз, на вопрос журналиста ответил: «На мою Родину напали. Как я мог остаться дома?» Ответил не потому, что наслушался «киселёвской пропаганды», а потому что увидел убитую ВСУ на Троицу 3-летнюю девочку. И ещё десятки, сотни, тысячи таких же. Которые не могли остаться дома, когда напали на Родину, когда гибнут люди.

Они, наши павшие, и те, что доныне живы и чести своей не опозорили отступничеством, и есть Новороссия. Те, что высшую заповедь исполнили и исполняют доселе – за други своя! Это, высшее, в политические трафареты не вписывается и единственно истинно.

Можно умело жонглировать правильными и прекрасными словами. Но на незримых весах никакое слово не перевесит безмолвной жертвы. Безмолвная жертва – за Россию, за русских, за други своя – вот, Новороссия. Безмолвная жертва, а не спекуляции, которые разводят жонглёры словами и политические торгаши.

Новороссия – это Люди. Живые души, миром мер не укрощённые, под уродливые трафареты не отформатированные. А в этих душах и не одна только Новороссия, а вся Россия. Эти души и есть русский народ, не «россияне», а русские, русскость свою кровью и жертвой запечатлевшие. Народ, в который согласно Солженицыну, люди по душе отбираются, а не как-либо иначе.

А.Б. Мозговой верил, что из этой жертвы возрастёт новая Россия. Оправдается ли это вера? Зависит это и от нас. От того, позволим ли мы заляпать грязью подлинный образ Новороссии и переписать историю Русской Весны по лживым и быстро меняющимся методичкам пропагандистов, или сумеем сохранить его, как зерно той грядущей России, о которой долгие десятилетия грезят наши лучшие умы.

Е.В. Семёнова
для Русской Стратегии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

СОЗИДАТЕЛЬ НОВОРОССИИ: Звезда Крыма 

Этот человек был послан России Богом и сам он являлся почти богом. Сделать столько сколько сделал М.С. Воронцов не по силам обычному человеку, Воронцов был гением во всех областях жизни. Вот с кого народ и правительство России — матушки должны брать пример, воспитывать детей рассказывая о нем детям.
Из комментариев к статье

Каждый, кто хотя бы раз бывал на юге Украины, в Одессе или в Крыму – на отдыхе, по делам или проездом, обязательно слышал фамилию Воронцов. Это не удивительно – развитие «цивилизации» на крымской земле неразрывно связано с именем и судьбой этого человека. Что же это за судьба такая необычная, звучащая полуторавековым эхом над Крымом?

На самом деле, трудно найти второго такого государственного деятеля XIX века, сделавшего для России столько же, сколько сделал князь Михаил Семенович Воронцов. Поэтому, странным кажется то, что мы так прискорбно мало знаем об этом администраторе и военачальнике. Сведения о нем идут, в основном, из жизнеописаний Александра Сергеевича Пушкина: Воронцов изображается в них как гонитель и злейший враг поэта…

Английское детство Воронцова

Отца будущего губернатора Крыма, Семена Романовича Воронцова, судьба лишила счастья долгой семейной жизни: его супруга Екатерина Алексеевна скончалась спустя три года после бракосочетания, оставив мужу сына Михаила (1782 года рождения) и дочь Екатерину (родившуюся в 1783 году). Семен Романович перенес всю нерастраченную любовь на детей, так больше и не женившись. В 1785 году он перевозит сына и дочь в Лондон, куда сам отправился в качестве российского посла в Англии. Для детей «туманный Альбион» становится второй родиной.

Обучением и воспитанием Миши Семен Романович руководил лично, стремясь как можно лучше подготовить сына к служению Отечеству, которое сам любил беззаветно. Поэтому, в отличие от сверстников своего круга, Миша владел не только латынью, английским, французским и греческим языками, но отлично знал русский язык и литературу. В его расписание занятий входили архитектура, музыка, естественные науки, математика, фортификация. Кроме того, мальчик научился владеть многими видами оружия. На расширение кругозора сына Семен Романович не жалел ни времени, ни средств: он водил Михаила на светские собрания и заседания парламента, посещал с ним промышленные предприятия, порт, русские корабли, заходившие в гавань.

В 1798 году указом Павла I Михаилу Семеновичу было присвоено звание действительного камергера. Началось служение Отечеству – служение, к которому Михаил Семенович Воронцов был уже полностью готов: прекрасно воспитан, образован, с определенными взглядами на то, как должна развиваться Россия. Служение родине юноша считал своим единственным предназначением.

Сражения и походы Воронцова

В мае 1801 года, спустя два месяца после вступления на российский престол Александра I, Михаил Воронцов прибыл в Петербург. Он сразу сблизился со своими ровесниками, офицерами Преображенского полка. Юноша решает посвятить себя военной службе и сделал это «неординарно»: несмотря на то, что его чин камергера соответствовал званию «генерал-майор», он отказался от привилегий и зачислился в Преображенский полк в звании «поручик».

Праздная жизнь придворного полка Михаилу наскучила быстро: в 1803 году он оставляет плац-парады, дежурство при дворе и муштру, чтобы отправиться волонтером в Закавказье, в армию князя П. Цицианова. Прибыв на место, он не отсиживается в штабе, а активно участвует в боях и быстро становится правой рукой командующего. Храбрость и распорядительность молодого офицера не остались незамеченными – плечи его украсили капитанские эполеты, а грудь – ордена Георгия, Владимира и Анны.

В 1805 – 1807 году Воронцов участвует в военных кампаниях против Наполеона, в 1809 – 1811 – против турок. Он всегда на передовой, в самой гуще сражений… Карьера идет вверх, принося новые звания и награды. В отношениях с подчиненными он придерживается собственной теории, предполагая, что чем ласковее офицер к солдатам в мирное время, тем больше они будут стараться оправдать эту ласку во время боя.

К началу Отечественной войны 1812 года Михаил Семенович Воронцов командовал сводной гренадерской дивизией. В Бородинском сражении она понесла огромные потери, но позиции свои не оставила. В одной из штыковых атак этого сражения сам Михаил Семенович был ранен. Наблюдая за сотнями повозок, вывозящих имущество московской знати вглубь России, граф распорядился оставить богатства семьи, накопленные не одним поколением Воронцовых, и отдать подводы для эвакуации пятидесяти раненых генералов и офицеров, вместе с сотней их денщиков и тремястами солдатами. Свое имение во Владимирской губернии он отдал под военный госпиталь, где раненые лечились и жили за его счет.

Выздоровев, генерал Воронцов продолжает участвовать в заграничных походах армии России. В бою под Краоном корпус под его командованием успешно противостоял превосходящим по силам французам, которыми управлял Наполеоном. По окончании Отечественной войны во Франции остались войска победивших стран. Михаил Семенович был назначен командующим русским оккупационным корпусом. На этом посту он продолжил утверждать свои взгляды на отношения между офицерами и солдатами, одним из первых отменив телесные наказания. Он считал, что перед законом солдаты и офицеры равны. Перед возвращением в Россию, в 1818 году, Воронцов собрал сведения о долгах французам своих солдат и офицеров и из своих средств эти долги погасил. Сумма, между прочим, была немалой – около полутора миллионов рублей. Чтобы собрать столько денег, Михаил Семенович продал доставшееся ему по наследству от тетки, княгини Дашковой, имение Круглое.

Весной 1819 года состоялось бракосочетание графа Воронцова с графиней Елизаветой Браницкой. О годах, прожитых с нею, Михаил Семенович позже сказал, что это были 36 лет счастья. Военные видели в генерале Воронцове> будущего реформатора армии, однако в Петербурге считали, что либеральное отношение графа к солдатам подорвало дисциплину в корпусе. По прибытии в Россию оккупационный корпус был распущен. Видя недоброжелательное отношение к себе, Михаил Семенович подал прошение об отставке, но в ответ император назначил генерала командующим 3 корпусом.

«Хозяин» южной столицы генерал Воронцов

С принятием корпуса Воронцов затягивал. В 1820 году он попытался организовать «Общество добрых помещиков», целью которого должно было стать освобождение крестьян от крепостной зависимости. Император запретил организацию такого общества. Тогда Михаил Семенович создал условия безбедного существования и возможности хозяйственного развития для крестьян своих имений.

Неопределенность положения Воронцова завершилась в мае 1823 года, когда он был назначен генерал-губернатором Новороссийского края и наместником Бессарабии. Новоиспеченный хозяин юга страны собрал «команду» из бывших офицеров-сослуживцев и других талантливых помощников, привлекая их в Одессу заманчивыми перспективами.

В Новороссии граф Воронцов в полной мере реализовал свой администраторский талант. Ни одна сторона жизни края не осталось неисследованной Михаилом Семеновичем: он выписывал за границей саженцы фруктовых растений и ценные сорта виноградной лозы, выращивал их в своих питомниках и раздавал бесплатно всем желающим; привозил с Запада тонкорунных овец; заводил лошадей. Пример губернатора служил образцом для других – Новороссия оживилась, сельское хозяйство получило неожиданный толчок и радовало своими результатами.

Жители степного юга остро нуждались в топливе для обогрева домов и приготовления пищи. Воронцов организовал разведку месторождений угля и его добычу. Он построил первый местный пароход и положил начало судостроительству в крае. Благодаря Михаилу Семеновичу появилось постоянное пароходное сообщение между черноморскими и азовскими портами.

Очень много сделал генерал-губернатор Воронцов для изменения внешнего облика Одессы: он нашел прославленных архитекторов, по проектам которых были построены удивительные здания, Приморский бульвар, лестница, названная позднее Потемкинской. Усилиями Воронцова Одесса превратилась в один из самых красивых городов России.

Не был Михаил Семенович в стороне и от культурной жизни Новороссии. При нем были учреждены газеты, журналы «Одесские альманахи» и «Новороссийский календарь». Губернатор способствовал открытию учебных заведений, публичной библиотеки и музеев, экспонаты в которые пополнялись за счет широко развернувшихся археологических раскопок. Являясь меценатом, граф поддерживал театральные труппы… Список этот можно продолжать и продолжать, но пройдем по жизни Михаила Семеновича дальше.

Воронцов на Кавказе

В то время как под умелым управлением генерал-губернатора Бессарабия и Новороссия процветали, на Кавказе ситуация обострялась: поражения русской армии следовали одно за другим. Имам Шамиль фактически являлся правителем Кавказа. В 1844 году Николай I назначил графа Воронцова главнокомандующим кавказских войск и обладающим неограниченными полномочиями наместником на Кавказе. Хотя Михаилу Семеновичу шел тогда 63 год, отказываться от «дополнительной нагрузки» он не стал. После первого сражения, план которого был разработан в Петербурге, ситуация изменилась в лучшую для России сторону, но Шамилю удалось ускользнуть в горы. Поняв, что наскоком «кавказский вопрос» не решить, Воронцов начинает миротворческую политику, стараясь завоевать доверие у местного населения и проповедуя веротерпимость. За неполные 10 лет управления Кавказом он сумел снять напряжение в отношениях между горцами и русскими. Число сторонников Шамиля уменьшилось в несколько раз.

За заслуги в урегулировании обстановки на Кавказе император наградил графа Воронцова княжеским титулом. В августе 1856 года светлейшему князю Воронцову присвоили звание генерал-фельдмаршала. С украшенным алмазами фельдмаршальским жезлом Михаил Семенович прожил около двух месяцев: 6 ноября 1856 года он скончался в Одессе.

Сегодня именем князя Воронцова названы улицы и бульвары бывшей Новороссии. Ему стоят памятники в Тифлисе и в Одессе. Его портрет украшает первый ряд военной галереи Зимнего дворца. Его имя можно увидеть на одной из мраморных досок Георгиевского зала Московского Кремля.

Отдыхая в Крыму, посетите Алупку: почти в центре города находится отлично сохранившаяся летняя резиденция князя – Воронцовский дворец.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

 

КОНТРОЛЬНЫЙ ВЫСТРЕЛ В НОВОРОССИЮ

Мой старый друг вернулся с Донбасса. Насовсем. Ему повезло, за четыре года он ни разу не был ранен. Но есть вещи, которые ранят хуже вражеских пуль.

— Они сделали всё, чтобы превратить идею Русского мира, идею воссоединения России в пугало, чтобы убить веру.

Приблизительно то же писал Мозговой. «Похоже, дискредитация Новороссии и ее движущей силы — народного ополчения становится главной задачей российского олигархата. Чем хуже будет выглядеть Новороссия, нищая, разрушенная, с бандитской властью, тем быстрее о ней забудут в России, тем дальше шарахнутся от такого Русского мира украинцы и другие народы. И тем циничнее и подлее будет выглядеть роль России в этой войне. Вот цель — отнять веру в Россию и через это похоронить мечту народа о возрождении Русского мира.»

Мой друг хотел оставить службу уже неоднократно. Когда истребили одного за другим лучших командиров Новороссии. Когда объявили «минск» и запретили «отвечать на провокации». Он приехал туда не «работать» солдатом удачи. Не зарабатывать. А защищать людей. Потому что ему, здоровому, сильному мужику, стало невмоготу смотреть по телевизору и интернету на убитых детей, женщин и стариков. И просто матюгать «ваших и наших», как это принято, вместо того, чтобы – закрыть, защитить, спасти.

А защищать запретили. Потому что «перемирие». У «батальона Прилепина», может, и было перемирие. И мир, и дружба, и жвачка. На передовую пиар-батальон не выезжал. Что не мешало журналистам его пиарить. Даже тем, кто всё знал. Кто сам в 14-м был на переднем крае.

— Вот как? Как … может? – не раз кипятился мой друг, читая очередной заказной опус донецкого военкора. – Он же укроповский снарядов не боялся! А тут ссучился, как крыса, не за грош!

Может и не за грош, за что-то поувесистее… Пока Идея жила и цементировала всё живое в крысы подавалась лишь конченая нежить, душу во все ломбарды заложившая. Но Идею изгнали, и постепенно гангрена начала охватывать души прежде живые. Если всё гниёт, если всё предаётся и продаётся, то зачем нужны эти невыносимые вериги под названием «честь» и «совесть»? Для кого? Для чего? Чтобы оболгали и убили в спину?.. Продать этот балласт подороже и жить припеваючи. А если память, память проданной чести будет мешать – так залить её горькой…

В очередной раз мой друг собирался уходить с Донбасса, когда его командира обвинили в гнусном преступлении, и тот вынужден был бежать. Позже он явится с повинной и будет убит без суда и следа… То, что его убьют, мы ждали. Потому что командиров 14-го в живых не оставляют. Потому что был остёр на язык и независим в действиях. Но его не просто убили, но, не желая множить мучеников, очернили сперва так, чтобы и знавшие его и не верящие обвинению, не смели вспоминать…

— Я тогда не свалил потому что… Парней жалко! Они же останутся, а я что ж? Из тёплого далека на них пялиться? Мол, работайте братья?

Парни – это бойцы, которых он, летами старший и опытный, натаскивал эти годы. Он за них отвечал. Он как отвечать, когда не дают защищать? Как им, поставленным на передних рубежах защищать не Россию, а минское предательство, разоружённым перед врагом, объяснить – за что?

Недавно одного из парней снял снайпер… Просто так – для забавы. Кому какое дело… На похоронах кричала мать, руки заламывая, «за что?!!». Нет ответа.

— Хочу ответить, а нечего! Стою перед ней, как ответчик за все кремлёвские башни и за все донецкие группировки…

И что скажешь? Высокие слова про Родину и Честь? А перед глазами звёзды кремлёвские и временщики вместо родины и мурла бандитские, что кураторами насажены везде, вместо чести…

Правда, если цель была сделать из Русского мира пугало, то это удалось. Теперь все усвоят, что звонкое «своих не бросаем» — это только для тех, с кем гешефт, а не для русских людей. Что ища воссоединения с Родиной, не приходится ждать от неё даже порядочных льгот в получении гражданства. Что вместо ожидаемого порядка и достатка придёт нищета и беспредел. При котором убивают в спину, бросают на подвал, упраздняют всякие правовые институты…

Правовые институты! В РФ с ними тоже напряжно. Последние «выборы» это лишний раз доказали. Но в зоне беспредела, в который обратили Донбасс, это приобретает гиппертрофированные формы, формы трагического гротеска.

Кратковременный арест Екатерины Губаревой, отжим партии и всех ресурсов у Губарева, блокировка этих ресурсов, наконец, отказ в выдвижении кандидатом… А параллельно взрыв на съезде другого кандидата… Запрет презентации книги Жучковского о Славянске… И весь этот беспредел с одной-единственной целью – заставить ДНР принять отторгаемого дончанами проходимца Пушилина. И всё это называется громким словом «выборы». Если нужно доказать миру полную нелегитимность происходящего и позволить Украине казаться светочем демократии, то лучшего способа не придумать.

Пушилин-Душилин и стал для моего друга последней каплей. Контрольным выстрелом в Новороссию. И старый солдат покинул фронт.

— Если начнётся заваруха, и надо будет людей защищать, приеду снова. А клоуном-терпилой под началом п…сов быть не могу, — резюмировал.

А парни остались стоять. А матери и жёны – спрашивать… Зачем. За что. А ещё – что же будет дальше?.. И как – жить? И всякие бряцающие высоким штилем фразы прозвучат какой-то неуместной, глупой и кощунственной насмешкой.

Максим Герасимов
для Русской Стратегии

21 сентября 1920 года — Трагическая дата. которую надо знать: о том как большевики насильственно украинизировали Малороссию!

21 сентября 1920 года Совет народных комиссаров Украины издал указ об обязательном преподавании украинского языка во всех учебных заведениях республики. Именно с этого момента началась советская политика принудительной украинизации Малороссии и Новороссии.

В каждом крупном городе в обязательном порядке должна была издаваться большевистская газета на украинском языке, хотя бы одна. Но внедрить язык сходу не получалось. Для сельских начальных школ учителя-украинцы ещё худо-бедно нашлись, а вот со средним и уж тем более высшим образованием было совсем плохо. Спустя три года после выхода указа на украинский язык перешли только 17% вузов и еще меньше техникумов. Кадров не хватало настолько, что к работе стали привлекать даже «буржуазных националистов» — бывших функционеров петлюровской администрации.

В городах новый язык внедрялся с большим трудом, в селах было значительно легче. Кроме того, не все большевики поддерживали эту ленинскую идею, которая казалась им чрезмерно радикальной — Луначарский даже издал специальный декрет, в котором рекомендовал заботиться и о сохранении русского языка тоже.

Большевики нуждались в воспитании национальной, но советизированной элиты. Украина всегда была сельским регионом, ставившая на рабочих ВКП(б) никогда не имела там ни влияния, ни даже ячеек. Крестьянин на большевизм плевать хотел, а интеллигентам больше нравились идеи так называемого буржуазного национализма, а не интернационализма в его красной версии. Большевистская политика коренизации была попыткой экстерном вырастить лоялистов из местных.

Сталин совершенно ясно и недвусмысленно высказался о задачах, стоящих перед партией:

«Недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность — выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы».

Коренизация окончательно стала государственной политикой в 1922 году, когда большевики объявили курс на развитие туземных культур и языков. Причем одним только языком в школах дело не обошлось. В некоторых местах запрещалось, например, принимать на работу лиц, не владеющих украинским языком, а при трудоустройстве на государственные должности преимущество имели украинцы. Украинский де-факто знали только выходцы из деревни, и вкупе с позитивной дискриминацией это довольно скоро привело к настоящей кадровой революции в украинской компартии. Украинские большевики ранее составляли там меньшинство, а к концу политики коренизации стали большинством — их доля выросла более чем на 50%.

Программа целенаправленной украинизации была свернута к концу 30-х годов, поскольку выполнила свою роль: в партии и преподавательском составе местных вузов и техникумов большинством стали украинцы. Вскоре они подарят молодой советской стране множество ценных партийных кадров и одного генсека.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия