Урок «Закон Божий»

В образовательной системе Российской империи существовал особый урок под названием «Закон Божий».

История этого урока уходит далеко в Российскую империю. Изначально он не был обязательным, он преподавался лишь в церковно-приходской школе.

Обязательным уроком сделал его Александр I, после Французской революции (1789-1799). Тогда, Император  проводил реформу образования и с 1811г Божий закон стал обязательным в средних учебных заведениях. Александр поручил Н.С. Струдзе, который на то время был известен по произведению «Записки о настоящем положении Германии». Струдзе в этой книге обвинял Германию в пропаганде атеизма и революционных идей.  Тогда же по благословению митрополита Филарета в гимназиях было введено ежедневное чтение Нового Завета, помимо уроков Закона Божиего.

Любопытным представляется то, что не все гимназии приняли распоряжение и ввели в свою программу этот урок. Так, педагогический совет Костромской губернской гимназии лишь в 1819 году согласился с тем, что знание Закона Божиего не мешает благовоспитанному человеку, и этот предмет наконец-таки получил свое место в учебном плане. Причем, на педагогический совет этой гимназии не было оказано никакого административного давления, и решение об обязательности его преподавания оказалось результатом свободного волеизъявления учительского коллектива.

В 1823 году был опубликован Православный катехизис, составленный митрополитом Филаретом, — основное учебное пособие по Закону Божиему в средних учебных заведениях всех ступеней. Он стал основой для составления программы по этому предмету.

Обязательность преподавания Закона Божиего была подтверждена в новом Уставе о средних учебных заведениях, изданном 8 декабря 1828 года, в царствование Николая I. В основу Устава легла уже упомянутая учебная программа графа С.С. Уварова, к тому времени министра народного просвещения. Так, в Российской империи была установлена система классического образования.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Система образования в царской России

Отличительной чертой русских ученых является широта научных интересов и универсализм знаний, целостное восприятие картины мира, охват исследуемого предмета целиком и глубина проникновения в него, высокое качество проводимых исследований в сочетании с относительно скромными затратами на их проведение, самостоятельное изготовление оригинальных лабораторных приборов, активное участие в образовательном процессе.
Затрагивая тему об особенностях и достижениях русской научной школы, нельзя не сказать о вкладе системы народного образования в достижения Государства Российского в области науки и техники. Именно образованием, которое давала русская национальная школа, объясняются успехи русских ученых.
В Царской России система народного образования имела статус государственной службы, а учителя были государственными служащими, причем высокооплачиваемыми. Минимальная зарплата учителя в 1912 г. составляла 1600 руб. в год (более 25000 долл. США по нынешнему курсу). Рядовой профессор университета имел чин генерал-майора.
Каждый преподаватель классической гимназии должен был знать не менее трех иностранных языков, опять же кроме латыни и древнегреческого, а каждый выпускник — не менее двух иностранных языков, кроме латыни и древнегреческого. Учителя в народе уважительно называли барином, а студентов — господами.
Учащиеся в России воспитывались в духе Православия, основным изучаемым предметом наравне с математикой был Закон Божий. Поэтому, по меткому выражению И.А. Ильина, представители инославных конфессий также получали Дары Божьи, а принявшие Православие получали их в полной мере.
Образование в России всегда ценилось. Темпы роста затрат на образование с 1906 по 1914 гг. были выше темпов роста затрат на оборону. В 1908 г. в ряде губерний России было введено обязательное начальное безплатное образование, а к 1921 г. планировалось сделать его всеобщим на всей территории страны.
О качестве образования в России можно судить по высказываниям членов представительной немецкой комиссии, изучавшей в 1913 г. в течение полугода ход аграрной реформы в России, которые оценили чиновников, занимающихся аграрной реформой, как высокообразованных, высококлассных специалистов европейского уровня (каких мало в Европе), прекрасно знающих свое дело.
Основной вывод комиссии был таков, что если аграрная реформа будет продолжена, то через 10 лет Россия будет недосягаема и непобедима с экономической и военной точек зрения1.
Однако П.А.Столыпин, великий русский государственный деятель, считал, что уровень образования чиновников министерств, вплоть до руководителей, уже не соответствует нуждам времени, что грядущие задачи, стоящие перед государством, невозможно решить без повышения квалификации (выражаясь современным языком) чиновников существующих министерств и давно назревшей реорганизации правительства, без привлечения большого количества высокообразованных специалистов в управление государством и в народное хозяйство.
Летом 1911 г. Петр Аркадьевич Столыпин по заданию Императора разработал программу развития России до 1935 г., по которой было намечено вывести Россию на первое место в мире по всем направлениям уже к 1925 г.: по уровню социально-экономического развития, по объемам и качеству промышленного производства, по уровню жизни населения и т. п., опираясь на передовые достижения отечественной науки и техники.
В частности, Столыпин предложил в ближайшее время в три раза увеличить бюджет России. Предполагалось создать академию госслужбы с отраслевыми отделениями с целью подготовки руководящих работников для министерств и ведомств. В нее планировалось принимать лучших выпускников вузов с обязательным знанием не менее двух иностранных языков.
Главную роль в предложенной грандиозной программе преобразования России Столыпин отводил системе народного образования. Россия должна была стать самой передовой страной мира с высокообразованным народом и высочайшей культурой. Предполагалось увеличить количество вузов до 1000-1500 уже к 1933-1938 гг2.
Минимальный уровень знаний, необходимый для профессионального образования, население должно было получать безплатно, в т. ч. планировалось со временем перейти к безплатному высшему образованию, по крайней мере, для малообезпеченных слоев населения.
Особое внимание Столыпин уделял преподаванию Закона Божьего в школах. Зарплату священников (60 руб. в год) он считал унизительной и планировал повысить ее до 1600 рублей в год1,2
Несмотря на большие потери, понесенные в годы революционных смут, советская школа унаследовала лучшие черты русской дореволюционной школы, технология и методология образования была сохранена. Да и учились в Советской России по дореволюционным учебникам, многие из которых и сейчас не устарели, например учебник по математике нашего земляка А.П.Киселева.
Уважительное отношение к педагогам долгое время сохранялось и в СССР. Люди старшего и среднего поколений это помнят. Профессия педагога была престижной.
В 1934 г., когда в СССР начались гонения на математика Лузина, академика АН СССР, Петр Леонидович Капица написал И.В.Сталину письмо в защиту Лузина в частности и русской научной школы в целом. Он указал на то, что академик Лузин прав, когда говорит, что «институт красной профессуры» годится, в крайнем случае, для организации педагогического процесса, но является помехой для настоящей науки и что он, академик, в таких помощниках не нуждается.
Далее Капица писал, что академик Лузин не виноват в том, что русская математическая школа была и есть лучшая в мире, а лично Лузин входит в пятерку лучших математиков-теоретиков мира. Он также писал, что русская научная школа никогда не станет «красной» или советской, и с этим надо смириться. Что касается возможного предательства Лузина, то можно смело сказать, что классическая математика не может быть носителем государственной тайны.
Сталин заинтересовался русской научной школой и попросил Капицу написать по этой теме подробную справку, что тот и сделал. Как результат, — травля Лузина прекратилась, в 1938 г. он выехал с разрешения правительства СССР за границу и оставался там до самой смерти, не порывая с родиной.
Эта справка в дальнейшем переросла в книгу «Письма о науке». Статус академиков был значительно повышен (до чина генерала армии, маршала СССР). Профессора стали получать зарплату на уровне секретарей обкомов. Финансирование народного образования в СССР стало приоритетным, как вклад в будущее страны.
Наибольший расцвет (вернее подъем) науки и техники в СССР пришелся на конец 40-х — начало 60-х годов.
У.Черчилль говорил, что разница между депутатом и государственным деятелем заключается в том, что депутат думает о текущем моменте, а государственный деятель на поколения вперед. Это справедливо по отношению и к Столыпину, и к Сталину.
Заложенный в конце 30-х годов приоритетный, уважительный подход к образованию сказался через поколение.
Даже после разрушительной войны государство много внимания уделяло науке и образованию. Отдавало последнее, чтобы люди учились, а ученым не отказывало ни в чем, в том числе и в зарубежном научном оборудовании (даже очень дорогостоящем).
Руководители СССР, включая Генерального Секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров, принимали академика АН СССР, как правило, сразу после его обращения, в крайнем случае, не позднее 2-х недель.
В настоящее время академику РАН невозможно достучаться в оперативном порядке даже до министра, не говоря уже о премьер-министре.
В этот же период уделялось особое внимание и Православной Церкви. В 1943 г. было восстановлено Патриаршество, а к 1953 г. действовало около 22000 храмов, при этом следует отметить, что до 1941 г. во многих епархиях не было ни одного действующего храма3.
После полета Гагарина в космос в 1961 г. американские эксперты, объясняя причины успехов СССР в науке, технике и космонавтике, в частности, доложили президенту США Кеннеди, что главной причиной следует считать престижность и приоритетность образования в СССР. В качестве убедительного довода привели тот факт, что в России на образование расходуется 13% бюджета страны, а в США только 3%.
С тех пор в США сделали соответствующие выводы. Сейчас 11% бюджета Америки расходуется на образование, а в России не более 3%! С точки зрения здравого смысла такое отношение государства к образованию своих граждан объяснить нельзя.
Главным критерием оценки работы системы образования является качество образования, получаемого выпускниками. Можно смело сказать, что оно по-прежнему остается на достаточно высоком уровне, одном из лучших в мире. Достаточно сказать, что в 9 из 10 случаев наши школьники и студенты до настоящего времени побеждают на международных олимпиадах, как и в советское время.
Казалось бы, следуя логике рыночной экономики, наши педагоги должны получать зарплату не ниже, чем была в советское время, а при учете стремления цен к мировым, зарплата их также должна приближаться к мировым стандартам (около 100 тыс. долл. в год). Однако реальная зарплата учителя в России сейчас в несколько раз (6-10) меньше, чем была в СССР и находится на уровне прожиточного минимума, а то и ниже.
Подсчитано, что инновационный потенциал России по самым скромным подсчетам составляет более 400 млрд долл. США. Известно также, что только за счет внедрения инновационных технологий и проектов Россия может выйти в число первых стран мира.
В мире стремительно идет капитализация знаний. В структуре себестоимости высокотехнологической продукции знания составляют более 50%. Внедрение инновационных проектов и технологий становится самым эффективным инвестированием промышленности. Вот почему передовые государства, чтобы не отстать, переходят на безплатную систему образования, а многие уже перешли. Например, Япония планирует в ближайшее время перейти на всеобщее обязательное безплатное высшее образование. У нас же, наоборот, оно, фактически, стало платным и недоступным большинству населения.
Правительство РФ сбрасывает все заботы об образовании на нищие местные уровни управления. Записные эксперты Правительства, все его министры, уши прожужжали про необходимость вкладывания скудных бюджетных средств в самые эффективные отрасли народного хозяйства. В то же время Правительство РФ упорно игнорирует тот факт, что вложение средств в образование и науку России на порядок эффективнее, чем многие другие капиталовложения.
Эффективность вложений бюджетных средств в науку и образование в России значительно выше, чем на Западе.

источник: христиан-спирит.ру

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Ядерная бомба, подложенная под судьбу нашего Отечества: Взгляд ученого о внутренних врагах в системе образования

Отечественная школа, отказавшись от грамотной постановки гуманитарных дисциплин, ныне в целом утратила роль учреждения, формирующего основы знаний, то есть осмысленных и осмысленно связанных между собой основополагающих понятий и представлений. Базовые понятия, отражавшие начала содержания и смысла научной картины мира, сегодня всё чаще подменяются безграмотными «проектами», лишёнными усвоенных фундаментальных сведений о предмете изучения. Эта «новая стратегия», прикрывается словами о новациях, идеями «творческого подхода», но по существу лишена научной основы и сколько-нибудь ясно определённого образовательного содержания.

С отечественным образованием ведётся открытая и тайная война, успехам которой активно содействуют у нас агенты и резиденты иностранных служб, легионеры глобализма, невежды и предатели в системе управления и научного обеспечения нашей средней и высшей школы. Под их «чутким руководством» информационная нагрузка учащихся растёт, а количество знаний – уменьшается. Ибо полноценное (нормальное) образование утверждается на усвоении основ базовых знаний, на принципах научности, системности и должной полноты изучения базовых предметов, то есть на том, чего последовательно лишают нашу школу (и среднюю и высшую) посредством «реформ».

В 1990 году на международной конференции «Образование для всех»[1] принят документ[2] в котором установлено: исходить из принципов, знаний, навыков и ценностей, обеспечивающих так называемое «безопасное и устойчивое развитие». Что это значит – определяют такие предписания: «отказ от абсолютной истины и переход к терпимости в отношении религиозных систем», также – «обезпечение и соблюдение «общепризнанных гуманистических ценностей и прав человека»». В 1995 г. ЮНЕСКО была одобрена «Декларация принципов толерантности», в которой во утверждение «глобальной духовности» – единственным законом при решении гуманитарных проблем объявляются международные правовые акты по «правам человека». В 2000 году в Дакарте «был принят документ «Дакартские рамки действий. Образование для всех: выполнение наших общих обязательств», который предписал правительствам 164 стран реализовать «образование для всех к 2015 году»[3].
В названных соглашениях определена международная задача: подготовить «»толерантные» массы примитивных людей через образовательные стандарты, основанные на качественно новых базисных принципах, применяемых на всех уровнях образования – начальном, среднем, высшем и распространяемых на всю сферу воспитания»[4] (выделено мной – В.Т.).

Сознание таких людей должно стать толерантным, то есть индивидуалистически-самодостаточным, «гибким», избавиться от исторических и национальных духовных ценностей и предпочтений, а значит – от непременных собственно человеческих свойств: исторического сознания, веры и культуры. К этому ведут гласные и негласные «главари»реформ…

Отступать некуда! Налицо – созданное с помощью информационного оружия «вавилонское столпотворение» в сознании многих и многих граждан России. Стало реальностью безконтрольное и цинически-наглое «продвижение» английского языка в условиях колониального угнетения – русского, государственного языка России.

Несомненно – осуществлённое недругами разрушение полноценного отечественного образования и продолжающееся «выстраивание» его по чужим, губительным, образцам.
Очевидно – полное отсутствие озабоченного и созидательного отношения к состоянию школы у руководящего большинства…

Едва ли не самая большая беда России – невежество или чужемыслие значительной части «руководящих кадров». Говорят, кадры – решают всё. Вопрос в том, каковы эти кадры: невежественны или образованы, честно служат России или не отвечают её интересам, но преследуют какие-то иные цели.

Под знаменем плюрализма, под предлогом восприятия «мировых» новаций и единения с «цивилизованным миром» эти нынешние «руководящие кадры», пользуясь полной безнаказанностью за производимое ими разрушение, вот уже несколько десятилетий открыто навязывают нашему образованию ложные установки, псевдонаучные идеи, методы, противоречащие педагогическим основам овладения знанием, опыту и здравому смыслу.

Современное убогое состояние нашей средней и высшей школы – не «ошибка», но следствие преступлений государственного уровня, связанных с заведомо порочными, разрушительными идеями, заложенными в «перестроечных» документах, оторванных от интересов нашего государства, от живого и богатого наследия отечественного просвещения. Всё это даёт основания утверждать: сегодня открыты все пути духовному геноциду народа России.

Уместно вспомнить В.Г.Белинского: «Человек силён и обзспечен только в обществе; но чтобы и общество в свою очередь было сильно и обезпечено, ему необходима внутренняя, непосредственная, органическая связь – национальность…

Даже и тогда, когда прогресс одного народа совершается через заимствование у другого, он тем не менее совершается национально. Иначе нет прогресса. Когда народ поддаётся напору чуждых ему идей и обычаев, не имея в себе силы перерабатывать их силою собственной национальности в собственную же сущность, – тогда он гибнет политически».

России не было, нет и не может быть без русской основы, без русского духа, без Православия и русской культуры. Корневая черта русского духа – общероссийское государственное самосознание. Русская традиционная культура, устоявшаяся на православной веротерпимости, русский язык и русская школа служили и служат объединяющими началами сплочённости многонациональной России. Подрывать эти начала – значит идти к гибели.

Станем ли покорно дожидаться этого? Может, наконец отвергнем «дары» тайных и видимых недругов и подтвердим достоинство великого и героического прошлого России?

Язык – основа жизни и душа народа. Языковой уровень в сущности соответствует уровню культуры и образования страны.

Сегодня изучение русского языка в средней и высшей школе усилиями легионеров глобализма из сферы образования и вражеской агентуры ВШЭ позорно снижено как в научном отношении, так и со стороны системности, научно-образовательной целесообразности и воспитательной ценности. «Изменения к лучшему» в самые последние годы имеют косметический характер и ничего принципиально не изменили и не могут изменить…

Не так давно глобалисты распорядились в метрополитене столицы ввести объявления станций на языке своих хозяев. В реальных условиях «деидеологизации культуры» вред от этого исчисляется не рублями и долларами, но незримым оскорблением и растлением души народа!

Состояние и уровень преподавания русской словесности ныне соответствует условиям «оккупированной территории». Программы школы сокращены под стать программам колониальных учебных заведений. Сокращены так, чтобы народ (в массе) не владел русским литературным языком, как это по преимуществу было в лучшие для школы годы ХХ века. Сокращены так, чтобы у окончивших школу не могло сформироваться должного для свободного человека независимой страны запаса культурной памяти в виде знания традиционного объёма произведений русской классики, того «школьного литературного канона», который был «не вся классика, но ворота в неё» (А.В.Фёдоров). Без всего этого, как и без изучения правдивой истории Отечества, немыслимо формирование нормального гражданского и патриотического сознания человека независимой страны. Этого и добиваются легионеры глобализма.

Под знаменем инноваций программы нередко лишают содержания, без которого не может быть элементарно грамотного человека в России. Образование из выработки достойных умственных и душевно-духовных свойств человека, из осмысленного познания мира через рассуждение, понимание, душевно-духовное отношение к изучаемому и безусловное утверждение творческого начала в обретении знаниями и опытом превратилось (в значительной мере посредством «генератора манкуртов» ЕГЭ) – в дрессировку, в натаскивание по нелепым тестам, что при освоении гуманитарных дисциплин совершенно непригодно или крайне ограничено по возможностям.

В созданных обстоятельствах необходимо возвращение русскому языку и литературе в школе научных основ, на которых строилось ранее их изучение, а также научной методики преподавания этих предметов. Этого достичь не легко, если учесть проведённую наследниками Даллеса работу по разрушению в России программ грамотного преподавания гуманитарных дисциплин. А также – практическое уничтожение многих научных и образовательных учреждений России, служивших арсеналом научно-исследовательской и образовательной работы в этой области.

Падение языкового уровня граждан определяет ещё одну беду: многие школьники в массе не только разучились грамотно говорить по-русски, но нередко оскверняют родную речь непотребными словами и почти перестали читать.

Рассуждать при этом о каком-либо повышении культуры нелепо: значительная часть обывателей её почти лишена и продолжает терять под руководством тёмных сил СМИ… Те, кто захватили власть, «с лёгкостью отдали телевидение и другие СМИ в руки антинациональных сил и нарекли это «свободой слова» (хотя на самом деле это есть не что иное, как подавление слова патриотического)»[5]. А то, что называют сейчас «культурными мероприятиями», весьма часто не имеет отношения к культуре (по основным её признакам). Это субкультура, антикультура и в лучшем случае, как теперь выражаются, «развлекаловка».

Только начальник, убогий умом и лишённый самой малости понимания обстановки, может радоваться, как это нам не так давно продемонстрировали, победе школьников России на международных олимпиадах по лакейской тематике: ремонт автомобилей, устроение и обслуживание гостиничных офисов и т.п. Что же с нами сделалось?

В.Г.Распутин отвечает:

Россия вталкивается в «оголённо циничный мир, где…права человека выше прав народа, …где из всякого своеобразия, и прежде всего из национального, вырабатывается стандартный продукт…»[6]

Бездействие «верхов» в таких обстоятельствах можно расценить только как следствие или равнодушного невежества или преступного вредительства. Третьего не дано.

Что делать, когда любые попытки исправить положение буксуют благодаря массовому равнодушию, а также преступному саботажу мнимо усердствующих командиров и администраторов от образования?.. Может, с языком — подождём?

В.Г.Распутин отвечает:

«Нет, это нельзя оставлять на задний план, в этом, похоже, и коренится прочность русского человека. Без этого, как дважды два, он способен заблудиться и потерять себя. Сколько развелось ходов, украшенных патриотической символикой, гремящих правильными речами и обещающих скорые результаты, что ими легко соблазниться, ещё легче в случае разочарования из одного хода перебраться в другой, затем третий, и теряя порывы и годы, ни к чему не прийти. И сдаться на милость исчужа заведённой жизни. Но когда звучит в тебе русское слово, издалека-далёко доносящее родство всех, кто творил его и им говорил; когда великим драгоценным закромом, никогда не убывающим и не теряющим сыта, содержится оно в тебе в необходимой полноте, всему-всему на свете зная подлинную цену; когда плачет оно, это слово, горькими слезами уводимых в полон и обвязанных одной вереёй многоверстовой колонны молодых русских женщин; когда торжественной медью гремит во дни побед и стольных праздников; когда безошибочно знает оно, в какие минуты говорить страстно и в какие нежно, приготовляя такие речи, лучше которых нигде не сыскать, и как напитать душу ребёнка добром, и как утешить старость в усталости и печали – когда есть в тебе это всемогущее родное слово рядом с сердцем и душой, напитанными родовой кровью, – вот тогда ошибиться нельзя. Оно, это слово, сильнее гимна и флага, клятвы и обета; с древнейших времён оно само по себе непорушимая клятва и присяга. Есть оно — и всё остальное есть, а нет – и нечем будет закрепить самые искренние порывы.»

Овладение родным словом подменено ныне формальным и механическим, часто обезсмысленным ознакомлением с основами орфографии и пунктуации. Исчезли уроки развития речи. В рамках программы школьники лишены возможности познавать богатство её содержания и смыслов. Практически отсутствуют разделы культуры речи и языкового этикета, чрезвычайно важные в нынешних условиях.

За формализацией обучения и навязываемыми тестово-дрессировочными методами «освоения» родного языка – следует естественная скука и нелюбовь к родному слову. Чиновники от образования словно стараются, чтобы так и было. Например, из прежних стандартов средней школы, на определённом этапе, как известно, были выброшены, например, такие разделы (вдумайтесь: каково!): «Богатство, красота, выразительность русского языка», «Роль церковнославянского языка в развитии русского языка», «Однокоренные слова», «Этимологические словари русского языка», «Основные толковые словари русского языка», «Принципы русской орфографии», «Орфографические словари» и проч…

 

Необходимо помнить, что за годы «реформирования» образования –

1) разрушена высококачественная научная и методическая система изучения словесности;

2) повреждены и во многом отвергнуты плодотворные методы традиционного научно и педагогически обоснованного обучения грамоте;

3) недопустимо обеднено содержание осваиваемой лексики, необходимой для нормальной жизнедеятельности и здорового языкового мироощущения.

Последние десятилетия резко ухудшили состояние языковой среды, изменился и запас слов, которым насыщаются наши учебники: исчезли из школьного лексикона многие основополагающие слова, дающие возможность осмыслить картину мира, сформировать мировоззрение (Бог, народ, Родина, святыня, долг, совесть, честь, подвиг, а также – служение, верность, достоинство, гражданственность, ответственность, самосознание, национальное достоинство и др.).

В ХХ веке эти слова осваивались при изучении русской классики. Теперь при злонамеренном сокращении круга литературных произведений, допущенных к изучению в школе, и при катастрофическом снижении уровня изучения литературы в школе учащимся просто неоткуда заимствовать понятия, необходимые при формировании патриотического мировоззрения. Тем самым подорвана языковая основа мировоззренческой составляющей школьного образования.

4) выведена за рамки изучения языка коренная задача – овладение ясным и точным смыслом слов, оттенками их значений; практически отсутствуют как жанр уроки по развитию речи;

5) губительно сокращено количество текстов классики, на которых только и можно утвердить полноценное знание литературного языка;

6) изъята, а затем заменена фактически суррогатом основная форма обучения письменной речи – сочинение. Тематика экзаменационных сочинений не связана, как должно, с произведениями русской классики, зачастую не соотнесена с реальным возрастным жизненным опытом школьника и нередко напоминает завуалированный социально-психологический тест для ориентировочного определения некоторых склонности экзаменующегося;

7) пагубно деформирована направленность обучения: значительно сужена сфера получаемых знаний; системное изучение предмета подменено формированием механических навыков для выполнения заданий по предлагаемым моделям;

8) вредительски сокращено количество часов по русскому языку и литературе;

9) старые учебники и пособия заменены новыми, многие из которых не выдерживают критики ни с научной ни с методической стороны, но активно внедряются через систему официального механизма разного рода «надёжных» рецензентов, часто не исполняющих своих элементарных обязанностей;

10) фактически перестали принимать во внимание современное состояние языковой и культурной среды, испытавшей в последние 40 лет катастрофические изменения. Средства массового тиражирования и современная реклама нередко отучают от грамотности посредством: искажения и подмены смысла слов, неточного толкования их содержания, через изменение истинного значения, ложное их употребление и даже – орфографическую неграмотность, которую можно встретить и в рекламе и на этикетках продуктов массового использования. Законы России в их настоящем виде не защищают русский язык от этих пороков СМИ.

Преподавание языка в целом подменено формальным и механическим, ознакомлением с основами орфографии и пунктуации. В рамках программы школьники лишены возможности познавать богатство его содержания.

Ни одну из основных задач полноценного обучения родному языку массовая школа в настоящее время, как должно, не решает. В этой области нормальное образование в целом уничтожено. Задача в том, чтобы восстановить преподавание русского языка на научной основе (с возвращением утраченного содержания) и решительно увеличить количество учебных часов…

За четверть века квалифицированного и системного разрушения программ по словесности, мы потеряли литературу как научный предмет школьного изучения. В созданных условиях невозможно научить в школе главному: вчитываться в книги, верно и полноценно осознавать художественный мир и смысл произведения, наконец – ценить и любить литературу.

Изучение литературы – это насущное дело школы; говоря словами Ф.И.Буслаева, «настоящая её (литературы – В.Т.) опора и твёрдая основа состоит в нравственных убеждениях всего народа». Известно, что литература – искусство, воссоздающее с помощью слова образную, целостную, и творчески преображённую картину действительности, выводящую сознание на новый уровень восприятия. Известно также, что классика (истинно художественные произведения) вмещает в себя сердечное созерцание, чувство, опыт, духовное видение, познание и разумение. В классическом произведении – нет «случайного»: в нём каждая деталь, каждое слово художественно оправданы и значимы. По всему этому в основе изучения литературы – творческое постижение целостного художественного образа, его идейного и духовно-нравственного смысла, его пафоса.

Лишь целостное осознание произведения в контексте эпохи обнаруживает соприродные его сущности красоты и истинный смысл. Всякое «вырывание частей» или основание на отдельных из них обобщённого смысла произведения – означает фальсификацию и искажение.

При этом нередко забывают, что литература – искусство, т.е. переживание и познание действительности посредством воссозданного в формах самой жизни «параллельного», целостного, образно-творческого её изображения, подводящего к художественному открытию.

Забывают, что русская классическая словесность – это запечатлённая народная память, исторический опыт, средоточие наших духовных святынь и национальных идеалов, без которых немыслимо становление здорового самосознания, самостоятельности и свободы человека и народа.

Забывают, что классическая литература воссоздаёт целостный образ, сформированный и выстроенный творчески, в свете духовного и эстетического идеала писателя. Ибо идеальные начала освещают историческое движение.

Забывают, что путь ко грамотному разумению художественного произведения доступен тем, кто умеет читать, отвечая на вопросы: что изображено, как изображено и почему именно так.

Известно, что читатель-недоучка, не достигший некоторого уровня знаний и воспринимающий всё в соответствии со своими убогими представлениями, не может верно понять прочитанное, то есть извлечь из произведения его истинный смысл. Грамотное, полноценное понимание доступно лишь читателю, обладающему умением читать. Этому и учила раньше школа, опираясь на основы гуманитарных наук.

Первостепенная задача образования в России – вновь утвердить в школе знание отечественной словесности на научно-методических основах, знание, «возвращающее нашим современникам полноту изначальных смыслов слов, образующуюся лишь через личностное, живое восприятие в живом потоке времени.».

Для восстановления нормального образования нам не обойтись в школе без восстановления в программах школ основ литературной науки с элементами теории словесности. Нужно восстановить также традиции обучения историческому мышлению. Живое представление о времени должно войти в сознание ученика до того, как он обратиться к тексту произведения.

Без этого все усилия – безплодны.

Наперекор этим задачам за последнее десятилетие были «сверху» ликвидированы кафедры литературы в иных «провинциальных» вузах; некоторым гуманитарным вузам были нанесены разрушительные удары путём искусственного «объединения», подрывающего их целостность, научный статус и уклад. Продолжается преступное планомерно-разрушительное, насильственно-обязательное вредоносное сокращение «сверху» гуманитарных программ и уменьшение часов по гуманитарным предметам, этому фундаменту культуры в вузах; санкционировано заведомо разрушительное и пресекающее рост отечественных научных кадров высшей квалификации увеличение «часовых нагрузок» отечественной профессуры.

Ведутся стимулируемые «свыше» и заведомо бесплодные словопрения об улучшении преподавания в школе литературы и русского языка. Но улучшение разрушенного – нелепость! Продолжается навязанное «свыше» поспешное обсуждение новых «кустарных» заведомо ущербных и совершенно не пригодных для полноценной школы концепций и программ по литературе, обсуждение, нарочито отданное по преимуществу в руки невежественных непрофессионалов-«менеджеров».

При этом характерным политическим приёмом нынешних «властей» являются хорошие и «правильные» слова при действиях, приводящих к результату, противоположному этим словам.

Для исправления недостатков, заблуждений в административных нововведениях по устроению школы конца ХХ — начала ХХI века предлагается:

а) разработать и принять систему законов России, безусловно препятствующих разрушительной политике в области культуры и образования;

б) перейти к реальной, действенной и целенаправленной политике защиты государственных интересов, определяемой «Концепцией информационной безопасности России» (подписана Президентом России В.В. Путиным 9 сентября 2000 года);

в) постепенно, но основательно пересмотреть проведённые в ХХI веке административные нововведения в устроении общеобразовательной школы России, а также законы в области образования, науки и культуры, достойным образом учитывая и привлекая при этом незаконно «отодвинутое» во время реформ богатейшее наследие русской культуры и образования для определения соответствия названных нововведений и их последствий государственным и национальным интересам;

г) начать созидательную законодательную и педагогическую работу по возвращению в среднюю школу несомненных достоинств, утраченных ею вследствие разрушительных буржуазно-либеральных «реформ» ХХI века;

д) провести разумную кадровую политику, препятствующую антигосударственной деятельности облечённых властью людей, явно или скрыто проводивших и проводящих разрушительную для государства политику недооценки и ущемления не соприродной им русской культуры и отечественного образования; здесь не следует избегать постановки вопроса о соответствии области руководства менталитету руководящего этой областью.

Каждый честный гражданин, не потерявший совести, должен неколебимо встать на защиту отечественного образования: отступать некуда: стимулируемое невежество и низкая культура молодёжи – это ядерная бомба, подложенная под судьбу нашего Отечества.

Нужно прекратить наконец наглую ложь о действительном состоянии нашей школы. Кстати, более всего способствуют лжи «руководящие кадры» (в том числе сферы образования), которым спокойнее руководить, если «всё в порядке».

Путь к гибели страны открыт. Восстановить образование, соответствующее независимой державе, – путь к спасению страны! Отступать некуда!.. Наше дело правое! Победа будет за нами!

Примечания:

[1] Её организаторы: ЮНЕСКО совместно с ЮНИСЕФ, Всемирный банк и другие международные организации паразитического капитала.

[2] «Всемирная декларация об образовании для всех — рамки действий для удовлетворения базовых образовательных потребностей».

[3] О.Н.Четверикова. Разрушение будущего. Кто и как разрушает суверенное образование в России. М. 2015, с.9.

[4] Там же. С.11. См.кн.:О создании конвейера «людей примитивного типа». Ход и результаты обсуждения проекта федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования. Сборник материалов. М.2009, а также кн.: «Эвриканец Адамский». Екатеринбург.2007 (Общероссийское общественное движение «Всероссийское родительское собрание». Серия: «Разрушители Российского образования»).

[5] Т.Л.Морозова. О национальном достоинстве великороссов // Филология и школа. Выпуск II М. 2008. ИМЛИ РАН. С.380

[6] В.Г.Распутин. Сегодня Родина ещё молчит. // Земский вестник, №2, 2002; с.9.

Всеволод Троицкий

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Хотели как лучше, а уничтожат «все живое»: «Кочующие дискуссии» в Иркутске о переходе вузов на онлайн-образование

Недавно ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов сообщил, что намерен отменить в подопечном учебном заведении традиционные лекции, заменив их онлайн-курсами, которые должны будут записывать преподаватели. В качестве причин он обозначил слабую посещаемость лекций в вузе и загруженность преподавателей. Предполагается, что теоретический материал будет передаваться с помощью видеокурсов, а студенты смогут встречаться с преподавателями на семинарских занятиях. При этом у учащихся появится возможность больше заниматься исследовательской деятельностью и проводить семинарские занятия более эффективно. При этом, по словам многих сотрудников вузов, эффективная работа возможна лишь в небольших группах, но этот вопрос пока никак не решается. Кузьминов также заявил, что, вероятно, подобный формат будет внедрён впоследствии и в остальных российских вузах. В связи с этим высшие учебные заведения планируется поделить на базовые, продвинутые и ведущие. Ведущие будут создавать онлайн-контент для себя и базовых, а у продвинутых будет право самим создавать и использовать свой контент. Кто силен, а кто слаб, определит система аккредитации вузов, над ней в данный момент работает межведомственная рабочая группа.

…а уничтожат «все живое»

В университетской среде  не все согласны с такой перспективой, так как не уверены, что такие видеокурсы станут качественной заменой традиционных лекций. Кроме того, удар будет нанесён и по гуманитарной, научной среде, необходимой любому городу. И что же делать преподавателям региональных вузов, которые в условиях новой образовательной программы будут не нужны? Это-то и обсудили в Иркутске в рамках проекта «Кочующие дискуссии». Многих преподавателей, как выяснилось, волнует вопрос, смогут ли они повлиять на ситуацию или на их долю выпадет лишь роль наблюдателей.

По мнению Андрея Тесли, преподавателя Института гуманитарных наук БФУ им. И. Канта, принятие этого решения окажется разрушительным для провинциальных вузов, которым до недавнего времени удавалось выживать, образовывать интеллектуальные сообщества, несмотря на ухудшающуюся ситуацию. Но то, что предлагается сейчас, Тесля воспринимает как конец всей «провинциальной истории».

– Предлагаемый формат обучения хорошо работает с большими потоками, используется в качестве дополнительного источника контента – однако в качестве абсолютной замены университетскому образованию мне трудно его представить. Как тогда может сохраниться в этом всём что-то живое?

Но Тесля считает, что в сегодняшней ситуации преподаватели не могут ничего сделать – кроме как возмутиться. Леонид Бляхер, доктор философских наук, заведующий кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, отметил, что считается, будто вуз должен только готовить специалистов, в то время как он выполняет огромное количество функций, из которых подготовка специалистов как раз не является главной.

– Во-первых, университет позволяет преодолеть географическое неравенство, создавая возможность миграции для наиболее талантливой молодёжи в большие города. Во-вторых, это та самая игровая неконкурентная среда, где формируется солидарность. Также вуз выполняет функцию воспроизводства социальной структуры. Все эти функции уйдут, если университет исчезнет как некая институция. А вот что касается возможности как-то повлиять на это, то в рамках сегодняшней административной системы действительно сделать ничего нельзя.

Однако, поскольку сегодня фантастическую популярность приобретают разнообразные формы интеллектуального досуга, одним из вариантов может стать деятельность преподавателей вне стен вузов. Может быть, предполагает Бляхер, решение проблемы в выстраивании другой системы образования, которая никак не будет связана с Министерством образования и другими подобными структурами.

Евгений Волосов, доктор исторических наук, являвшийся директором Усть-Илимского филиала Иркутского педагогического института с 2000 по 2014 годы, также отметил, что региональные университеты ценны именно своей уникальной средой и влиянием на социум.

Танцплощадка не место для танцев

Евгений Волосов вспомнил, как однажды слышал от московского социолога такое заявление: танцплощадка не место для танцев.

– Исходя из этого хочу сказать, что образование прежде всего выполняет важные социальные, а не образовательные функции, ведь далеко не все выпускники работают по специальности. И это правильно. Если бы все выпускники шли в свою профессию, то представьте, например, какой вал педагогов накрыл бы школы – в условиях нашей «скукоживающейся» экономики не нужно столько специалистов. Поэтому университеты ценны прежде всего своей социальной функцией. Я считаю, что вузы выживут.

В поддержку своей уверенности он привел такое доказательство: был ведь когда-то один учебник истории КПСС на всю страну, все преподаватели читали лекции по нему и воспитали следующее поколение. При этом история КПСС не помешала разномыслию, потому что работали живые люди.

– А вот когда это будет делать одна «говорящая голова», в режиме офлайн, ничего хорошего не будет.

Относительно этого нововведения иркутский издатель и профессор Александр Гимельштейн, который возглавляет кафедру журналистики ИГУ и местное отделение Союза журналистов России, поднял и вопросы, связанные с уровнем восприятия, поскольку подобный формат лекций психологически воспринимается хуже. С одной стороны, дистанционное обучение хорошо для людей с ограниченными возможностями, но сегодня в эту категорию хотят записать всех студентов, таким образом их отчасти лишат возможности социализации в коллективе. По его мнению, произойдёт некое «растворение» региональных университетов – параллельно созданию мегакомплексов по генерации контента.

Преподаватели иркутских вузов также отметили, что уже проводили подобные эксперименты для своих студентов, включая 1,5-часовую лекцию, и уже через 15 минут внимание обучающихся рассеивалось. Ведь чтение лекции предполагает массу методик, позволяющих удержать внимание студента.

На подмене понятий

Ирина Басалаева, сотрудник Новокузнецкого института Кемеровского государственного университета, подчеркнула, что идея не нова – это продолжение того режима принуждения, который наблюдается уже с десяток лет. Она находит, что пространство высшего образования весьма нездорово.

– Это принуждение интеллектуальное и моральное по отношению и к студентам, и к преподавателям. Я вижу, что речь идет о стандартизации, унификации и фактически об идеологической индоктринации всего живого, что есть в университетах, под живым я подразумеваю разнообразие, разницу подходов и точек зрения. В ситуации, когда всё подменятся одной монологической системой диктовки «сверху», пусть и не в буквальном смысле слова, всё имеющееся разнообразие гибнет. Ранее такие курсы, которые сейчас обретают контуры обязательных программ, были факультативными. Да, здорово, когда есть возможность утолить культурный голод, припав к источнику зданий. Другое дело, когда то же самое предлагается студентам. Процедура обучения и образования значительно отличается от процедуры просвещения.

Члены университетского сообщества в Иркутске пришли к общему выводу: видеокурсы, предлагаемые сегодня Высшей школой экономики, представляют собой качественный контент, который хорошо передаёт содержание, но в принципе не учит мыслить.

Некоторые преподаватели высказывались и за идею бойкотирования нововведения. Однако это вряд ли поможет делу, поскольку финансовые вопросы решаются через Министерство образования, которое, судя по всему, не отвергает идею «повысить» качество образования таким вот сомнительным образом. Еще преподаватели провинциальных вузов обратили внимание на то, что происходит подмена понятий: на деле речь идёт не об онлайн-, а об офлайн-курсах – проще говоря, записанных видеолекциях. Онлайн-обучение сделать практически невозможно – разве что если только синхронизировать часовые пояса.

Преподавателей возмущает, что в то время, когда речь идёт об образовании в масштабах России, пытаются принять такие легковесные и рискованные решения. Тем более что еще недавно Рособрнадзор сообщал: «Внедрение и развитие цифровых технологий в сфере образования не должно понижать качество образования, поэтому данное предложение требует тщательного и всестороннего обсуждения»
+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В ЭПОХУ ПРАВЛЕНИЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II 

НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Император Николай II осуществил масштабную и выдающуюся реформу народного образования, Государь так формулировал суть своих требований к правительству: «Чтобы в школе с образованием юношества соединились воспитание в его духе веры, преданности престолу и отечеству и уважение к семье, а также забота о том, чтобы с умственным и физическим развитием молодежи приучать её с ранних лет к порядку и дисциплине».

🔻ЗНАНИЯ — ГЛАВНЫЙ КАПИТАЛ:
В эпоху правления Императора Николая II расходы на народное образование выросли в 8 раз, более чем в два раза опережая затраты на образование во Франции и полтора раза- в Англии. Бюджет народного просвещения в 1914 году достиг около половины Миллиарда рублей золотом. В 1904 году был принят принцип ежегодного увеличения кредитов по народному образованию на 20 миллионов рублей(10 миллионов на постройку новых школ, 10 миллионов на их содержание).

🔻БЕСПЛАТНОЕ И ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ:
По указу императора Николая II Министерство народного просвещения в 1904 году приступило к разработке проекта всеобщего обучения. Первоначальное обучение было бесплатным по закону, а с 1908 года оно сделалось обязательным. С 1904 года ежегодно в России открывалось около 10 000 народных школ.
К 1817 году 86% российской молодёжи умели читать и писать(В 1897 году- 21%).

🔻УЧИТЕЛЬ НАРОДНОЙ ШКОЛЫ:
В годы правления Николая II в России было открыто:
33 учительских института, 122 учительские семинарии, 147 педагогических курсов, готовивших 20 000 будущих педагогов для народных школ.

🔻ДОСТОЙНЫЙ СТАТУС ПЕДАГОГА:
Правительство Императора Николая II проявляло большую заботу о педагогических кадрах.
25-летний педагогический стаж обеспечивал учителю пенсию в размере годового оклада. Каждые пять лет стажа сверх этого добавляли еще 1/5 пенсии. После смерти педагога пенсия выплачивалась его семье.

Существенные доплаты полагались за проверку письменных работ, проведение дополнительных уроков сверх ставки и классное руководство. Директора, инспекторы, врачи, библиотекари гимназий жили в казенных квартирах, помимо жалования получали «столовые» деньги. Учительский персонал министерских мужских гимназий был причислен к рангу государственных служащих. Профессор университета (согласно Табели о рангах) имел чин генерал-майора.

🔻В УНИВЕРСИТЕТ — ИЗ ДЕРЕВНИ:
ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛУЧИТЬ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ СТАЛА РЕАЛЬНОЙ ДЛЯ ВЫХОДЦЕВ ИЗ ВСЕХ СОСЛОВИЙ.
К 1914 году 49,7% студентов университетов составляли дети мещан, купцов, крестьян, казаков, причём последние освобождались от платы за обучение и были стипендиатами. По количеству женщин, обучавшихся в вузах, Россия занимала первое место в Европе.

🔻ВЫСШАЯ ШКОЛА ИМПЕРИИ:
В годы царствования Николая II высшее образование в России по качеству и доступности стало одним из ведущих в мире.
Если в 1894 году в России было 48 вузов, то к январю 1917-го их число достигло 118(64 государственных и 54 частных). Государственные вузы: университеты – 11, юридические – 4, востоковедения – 3, медицинские – 2, педагогические – 4,военные – 8, богословские – 6, инженерно-промышленные – 15, земледельческие – 6, ветеринарные – 4, художественные – 1. В 1894-1917 годах в России было подготовлено более 150 тысяч специалистов с высшим образованием.

🔻РОССИИ НУЖНЫ ИНЖЕНЕРЫ :
Император Николай II лично инициировал открытие 15 технических вузов, а также создание техникумов. В апреле 1912 года Государь направил письмо в Совет министров : «Я считаю, что Россия нуждается в открытии высших специальных заведений, а ещё больше – в средних технических и сельскохозяйственных школах. Принять эту революцию за руководящее моё указание».

🔻ЦИФРЫ И ДОСТИЖЕНИЯ:
Высшее образование в России в 1917 году:
-118 вузов
-4477 профессоров и преподавателей
-135 065 студентов

Начальные учебные заведения в 1914 году — 123 745 , — 8 902 621 учащихся

Профессионально-технические учебные заведения в 1910 году — 3 136, -213 880 учащихся

Женское образование в 1914 году:
-873 гимназии
-92 прогимназии
-31 институт Благородных девиц
-51 епархиальное училище
-49 вузов

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия