КОЛОНИЗАЦИЯ СЕЛЬСКОЙ ГЛУБИНКИ: уничтожая деревни — власть проводит геноцид коренного русского народа России!

На карте России появилось новое село. Нет бы порадоваться, на фоне печального демографического положения российской глубинки, да только вот название нового населенного пункта в Тульской области смущает: Ала-Тоо-1. И правильно смущает: жить там будут киргизы, на выкупленной ими земле уже поселились почти четыре десятка человек. Неужели власти в РФ видят спасение наших сел исключительно в заселении их мигрантами?

В 120 километрах от Москвы полным ходом идет строительство нового поселка. Руководитель компании «Ала-Тоо-1», именем которой и названо село, Гульмира Казыбекова сообщила сайту 24.kg, что уроженцы центрально-азиатской страны выкупили пять гектаров земли в районе поселка Пахомово.

«Земля относится к Тульской области, но расположена ближе к Москве, всего лишь час езды от столицы. В Ала-Тоо-1 проданы все 600 участков, примерно 40 человек уже поселились. Есть свет, но газ проведут после того, как построим половину села. Здесь поблизости есть заводы, фабрики. Так что наши соотечественники могут устроиться на работу и отдать детей в детский сад. Участок можно купить и по паспорту Кыргызстана», — рассказала Казыбекова.

По ее словам, почти 80% киргизских мигрантов в России уже получили гражданство РФ. «Поэтому мы хотели, чтобы было одно наше село. Слышала, что в Рязанской области тоже начали продавать участки для киргизов. Но мы, наверное, пока первые в РФ», — с гордостью отметила Казыбекова.

Прискорбно, но факт: село Ала-Тоо-1 – далеко не первое село на карте России, заселенное исключительно мигрантами. И уж точно не последнее. Русская глубинка бедствует не первое десятилетие, работать на селе некому, и мигранты-аграрии создают острую конкуренцию с местными за счет более низкой оплаты труда, круговой поруки. А еще – за счет более высокой рождаемости, с которой у нас, как известно, проблемы…

Больше половины русских деревень практически опустели, и восполняют эти людские потери в основном мигранты из Средней Азии. Пустующие села занимают выходцы из Таджикистана, Узбекистана, той же Киргизии. Яркий пример – русская деревенька в Тверской области Рождествено, ныне в ней проживает почти 47 семей выходцев из горного района Бадахшана, беднейшего района республики Таджикистан. Доля таджиков в деревне – почти треть. Но, к слову, пример с Рождествено – не совсем типичный: коренные жители в деревне все же есть, а благодаря позиции местных властей приезжие живут, уважая местные традиции, в том числе православные – либо уезжают.

Но надо понимать, что так будет не всегда и не везде. Мигранты во всём мире живут скученно, и при преобладании их в доле от населения неизбежно начинают устанавливать свои порядки, о чём нам во всех красках говорит сегодня опыт Европы. Нельзя сказать, чтобы в России не видели в этом проблему, но пока что бьются за русские села в основном лишь местные власти (и то не везде), потому как с основными проблемами, которые несут с собой чужаки, столкнутся в первую очередь они, а не чиновники в далеких московских кабинетах.

Власти Краснодарского края, например, даже ввели норму, согласно которой в регионе должно постоянно проживать не менее 85% русского населения. Помогает и препятствие компактному проживанию мигрантов, рассредоточение их по городам и весям значительно снижает риск конфликтов с местным населением, они ассимилируются, учатся жить так же, как живут россияне.

Количество приезжих из средней азии в российских селах составляет порядка 145 тысяч человек, и это не учитывая тех, кто уже получил российское гражданство. Приезд мигрантов, как рассказал в интервью газете «Взгляд» депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Иванов, связан в первую очередь с тем, что «жирные коты», которые управляют такими сферами, как строительство, производство, сельское хозяйство, считают только деньги. «Им выгоднее нанимать дешевую рабочую силу, чем платить хорошую зарплату своим жителям. Поэтому пока они будут заботиться больше о своем кошельке, чем о развитии собственного государства, то «захват» России − вполне реальная перспектива», — считает депутат.

В новости о строительстве киргизского села есть и еще один настораживающий момент. Это село изначально построено именно для киргизов, ему дано киргизское название. Разумеется, нет правового механизма в отказе приобретения земли тем, у кого уже есть российское гражданство. Но очень больно осознавать тот факт, что исконно посконное русское село все чаще оказывается не нужным в нынешней экономической политике.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ГЕННАЯ КОРРЕКЦИЯ МЛАДЕНЦЕВ… С какой целью Минздрав вводит поголовное геномное обследование в утробе матери

На панельной сессии «85 проекций национального проекта “Здравоохранение”», прошедшей в рамках Гайдаровского форума, министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила о начале реализации проекта с 1 января 2019 года.

«Сейчас мы находимся на низком старте, и есть основные составляющие, которые должны нам позволить эффективно реализовать этот проект», — подчеркнула чиновница.

В чем же заключаются особенности амбициозного плана Скворцовой и её коллег по медицинскому ведомству, которые не могут не настораживать? В первую очередь, это внедрение так называемой цифровой медицины.

«Мы сможем выйти на ситуацию к 2024 году, когда люди, прежде всего, пациенты из группы риска, смогут постоянно передавать информацию в облако, содержащее деперсонализированные данные, которое с помощью интеллектуальных программ сможет формировать для каждого человека рекомендации — коррекцию образа жизни, факторов риска. А если необходимо обратиться к врачу, система тоже даст об этом знать пациенту. Таким образом, мы будем свидетелями изменений самой архитектуры здравоохранения. И из сегодняшней трехуровневой иерархической системы мы перейдем в сетевую, цифровую систему, центром, которой является каждый человек», — сообщила Скворцова. По мнению министра, «такая система сделает все управленческие процессы прозрачными и ресурсоэффективными».

«Глава Минздрава обратила внимание, что уже сегодня для этого в России есть прорывные технологии в медицине, в ближайшем будущем они будут внедрены в систему здравоохранения. Это редактирование генома и генная терапия, регенеративные технологии, которые позволяют формировать из собственных клеток ткани и органы на основе 3D-принтинга. Это нанотехнологии. Например, сегодня в России уже используются нанокапсулы для адресной доставки лекарств. По словам министра, уже через несколько лет нанороботы или наноботы будут разрушать тромбы, опухолевые клетки и изнутри наблюдать за состоянием человека», — сообщают «Медицинские вести».

Вспоминаются здесь слова из «Стратегии развития электронной промышленности РФ на период до 2025 года»: «Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства».

Как «гармонируют» две программы правительства по «улучшению качества жизни», не правда ли!?

«Медицина из медицины лечения перейдет в медицину сопровождения здоровых. За счет того, что в перинатальный период будет проведена генетическая диагностика и при необходимости — генетические коррекции», — заявила Скворцова.

Это уже через край!

Кто давал право на подобные процедуры с детьми в утробе и с новорожденными младенцами? По сути, это вмешательство в природу человека и открытое богоборчество. Не случайно, на демонстрационном экране при этом появилась надпись «Управление человеческими ресурсами». Значит, так «откорректируют», что все всегда всем будут довольны. «Мёртвый сезон» помните? Как там человечки пасутся и траву жуют?

Поэтому далее «Медицинские вести» пишут: «Одна из самых важных составляющих всего этого, по мнению министра — это образование и воспитание человека, которое должно формировать у него оптимистичный взгляд на жизнь и высокий уровень эмпатии (Эмпа́тия — осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека) и ответственности за свое здоровье. Это тот тренд, без которого мы с задачей не сможем справиться никогда. Потому что все болезни сначала возникают в наших мыслях. Поэтому максимальное влияние на здоровье человека может оказать только сам человек».

Не означает ли «формирование оптимистичного взгляда на жизнь и высокого уровня эмпатии» прямого вмешательства в психику — в сознание и подсознание человека?

А далее Скворцова предлагает в качестве рецепта «пропаганду здорового образа жизни, регулярные скрининги (Скрининг — от англ. screening «отбор, сортировка» — означает систему медицинского обследования групп клинически безсимптомных лиц с целью выявления случаев заболевания, включая беременных женщин и новорожденных) и мероприятия по ВАКЦИНАЦИИ».

Вот, вкратце, планы, которые собираются внедрять в ближайшие годы чиновники Минздрава, возомнившие себя богами. А пока с разных концов России ряд за рядом идут сообщения о серьёзной нехватке медицинских работников всех уровней и принуждении пациентов к переходу на платную медицину.

11 января 2019 специалисты столичной Контрольно-счетной палаты заявили, что число работающих в Москве врачей и медсестер продолжает сокращаться. Уже в 2017 году их штатное количество было меньше, чем предусмотрено государственными гарантиями безплатного оказания медпомощи.

В связи с так называемой «оптимизацией» катастрофически сокращается число медицинских учреждений в регионах. Вот только один из многих сигналов о сложившейся ситуации: «Сокращают больницы целых районов, лечитесь как хотите… У нас в районе уже убрали терапию, лабораторию, морг (на вскрытие родственников — за 200 км) остальные отделения на подходе… никто людей не спросил, как они будут выживать, и это Забайкальский край, где расстояния между населенными пунктами не как в западной части страны!»

«В России не хватает более 240 тысяч медиков», — сообщала еще в декабре 2016 вице-премьер Ольга Голодец в письме Президенту РФ В. Путину.

Угрожающий характер приняло сокращение младшего и среднего медперсонала. Врачи и эксперты медицинской отрасли предупреждают, что скоро придётся отменять срочные операции из-за отсутствия операционных медсестёр. Основная причина их нехватки — низкие зарплаты. Работники сами увольняются, не желая работать за 12-16 тыс. рублей при неимоверной нагрузке и ответственности.

Кроме того, что работники сами не выдерживают и увольняются, часто сама администрация медицинских учреждений старается сэкономить на младшем и среднем персонале. Самый популярный способ экономии — нанять вместо нянечек клининговую компанию (происходит от английского «cleaning» — уборка). «Санитарка причастна к пациенту, она протирает тумбочку, меняет постельное бельё, поправляет подушку, может повернуть, помочь в плане гигиены, покормить. А уборщик только моет пол», — говорит исполнительный директор общественной организации «Ассоциация медицинских сестёр России» Ольга Фролова.

Замена санитарок профессиональными уборщиками «стимулирует» родственников пациентов к платным услугам. В общей сложности граждане доплачивают системе здравоохранения уже более полтриллиона рублей (!) «Людям приходится платить за то, что положено им безплатно по полису ОМС», — отмечает директор фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов.

Валерий Павлович Филимонов,
русский православный писатель

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЛИКВИДАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РОССИИ: НЕСКОРАЯ «СКОРАЯ» ПОМОЩЬ.

Житель Дзержинского умер, после того как к нему не приехала скорая, возбуждено уголовное дело. Подросток из Долгопрудного, выбросившийся из окна, скончался на глазах у матери, приехавшей через 20 минут. Сотрудники ГБУ «Ритуал» тоже оказались на месте раньше, чем скорая помощь. Другому жителю Долгопрудного пришлось везти мать в больницу на такси, так как скорая предупредила — ждать придется долго.

Все эти новости последнего времени — иллюстрация коллапса скорой медицинской помощи в Подмосковье (подробнее об этом читайте в материале «Не слишком скорая. Почему жители Подмосковья умирают, не дождавшись приезда скорой помощи»). The Insider на условиях анонимности поговорил с фельдшером скорой помощи в Балашихе и узнал, почему задержки приезда бригады скорой могут достигать 12 часов.

«Вместо 50 машин числится 20, из них на ходу 7-8»

До октября 2017 года все подстанции скорой помощи относились к центральным районным больницам, но затем была создана единая Московская областная скорая помощь, все подстанции забрало под себя руководство, которое находится в Красногорске. После этого у нас снизилось обеспечение, в том числе автозапчасти для машин, медикаменты и т.д.

На нашей подстанции официально числится порядка 20-21 машины. Из них где-то машин 6-7 просто стоят в ремонтной зоне — сломаны. Очень часто бывает, что в сутки на город у нас 7-8 машин. При этом население Балашихи составляет около полумиллиона человек, соответственно, такого количества машин не хватает , что и приводит к задержкам <по старой норме — 1 машина на 10 тысяч человек — на Балашиху должно было бы приходится 50 машин — The Insider>.

Машины, как любая техника, ломаются, и из-за того, что нет финансирования, администрация в Красногорске кормит нас обещаниями — мол, ребята, потерпите, заживем красиво, заживем счастливо, и тому подобное. Работаем в условиях времен Великой Отечественной войны. Когда мы были при центральных районных больницах, если ломалась машина, у нас делалась заявка в администрацию больницы, та находила денежные средства, и машина в течение 3-4 дней вставала на линию, если там какой-то мелкий ремонт.

В Москве в каждом районе имеется своя подстанция. Отзвонилась бригада, едет к себе в район, быстренько словили и через 10-15 минут уже приехали на другой вызов. В области бригада освободилась, поступает вызов — и ее гонят на другой конец города, а в этот момент поступает еще какой-нибудь экстренный вызов, который в 5-10 минутах досягаемости. И начинается такой перекрестный огонь.

«Работаем в бешеном графике, отцы не видят своих жен и детей»

После того, как нас отдали Красногорску, многие сотрудники уволились. Раньше было много приезжих, кто-то из Орехово-Зуево, кто-то из Павловского Посада, и когда сделали единую службу Московской областной скорой, народ начал подтягиваться поближе к дому. Из-за этого у нас на подстанции в Балашихе дай Бог работает 50 человек. Работаем в бешеном графике, бывает и сутки через сутки, бывает и двое суток подряд. К сожалению, на областную зарплату на скорой помощи идут только герои, потому что зарплаты у нас очень плачевные, и порой машины стоят просто из-за нехватки медиков.

ЛИКВИДАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РОССИИ: НЕСКОРАЯ "СКОРАЯ" ПОМОЩЬ. Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Если сотрудники скорой работают на ставку или ставку с четвертью, по нормальному графику, то получается, сутки они проводят на работе и три-четыре дня дома. Но по факту многие, как я, отрабатывают сутки, приходят домой, несколько часов отдыхают и сразу же выходят на 12-часовую подработку в ночь. Если бы я работал по нормальному графику, я бы со всеми вычетами получал на руки тысяч 40. У врача, который вырабатывает бешеное количество часов в месяц не на голую ставку, зарплата получается тысяч 90 с натяжкой. У водителей — от 24 тыс. руб. с натяжкой до 40 тыс. руб.

У меня 15 лет стажа, высшая категория.

Сейчас, выработав 300 с лишним часов в месяц, я получил зарплату на руки 65 тыс. руб. Когда я прихожу домой, от меня четырехлетний сын не отходит вообще, скоро придется вывешивать свою фотографию на стене, чтобы ребенок не скучал по папе. У нас, к сожалению, сотрудники работают в таком ритме, что отцы очень редко видят своих детей и жен. Бывший министр здравоохранения Татьяна Голикова и нынешняя Вероника Скворцова бьют себя в грудь и кричат, что простой рядовой водитель получает зарплату 70 тыс. руб. в Москве, но это все неправда.

Дошло до того, что нам форменную одежду не выдают. Вы посмотрите, в каком печальном виде ездят сотрудники областной скорой помощи: либо джинсы, в которых он пришел на работу, сверху 10-летней давности запчасть от формы, по которой уже не поймешь, что это скоропомощная форма была. Красногорская администрация нашей скорой помощи говорит: ребята, вы потерпите, мы сейчас вам закупим зимнюю форму, но выдадим ее в августе. А как, извините меня, когда на улице будет +30, работать в синтетической форме с длинным рукавом? Мы тогда даже посмеялись, сказали: ребята, вы нам зимнюю форму дадите в августе, а летнюю форму дадите в январе, когда на улице будет -30. Бардак полный.

«Лекарства закупаем за свои деньги»

Медикаментами до реорганизации тоже стабильно обеспечивали каждую неделю, а сейчас дошло до того, что во многих городах Московской области мы, медики, для того чтобы как-то оказать помощь населению, лекарства закупаем за свои деньги. За несколько дней до дежурства я смотрю, что у нас закончилось, и иду в аптеку. Меня уже как постоянного клиента узнают, спрашивают: «Для работы идешь покупаешь или что-то для себя?». Покупаю те препараты, которые продаются без рецепта, — от банального анальгина и до препаратов посложнее. Я сегодня после суток пришел к себе в аптеку на подстанцию: «Ребята, — говорю, — я на детские температуры выезжаю». А при детской температуре надо всегда колоть ту же литическую смесь — анальгин, супрастин, чтобы снизить температуру, чтобы у ребенка не пошли судороги. Мне на сутки выдали три ампулы анальгина, сказали: «Извини, больше нет».

А если мы приедем на вызов и не окажем пациенту помощь, и у пациента потом будут печальные последствия — либо его состояние ухудшится, либо, не дай бог, скончается, то родственники, сейчас все же грамотные, сразу привлекут адвокатов-юристов, а это статья «неоказание медицинской помощи», и медработнику грозит два варианта наказания: либо тюремный срок, либо же увольнение с дисквалификацией, с лишением диплома сроком до пяти лет. То, что это не наша вина, никого не волнует.

У меня был в прошлую смену вызов — женщина, 70 лет, с давлением. Я приезжаю, а у меня препаратов, которые идут в виде уколов, ни одного нет, все закончились. Остались только таблетки. Я открываю таблетку, даю женщине, чтобы она приняла. Она начала себя бить в грудь: «Я плачу налоги, да что это за скорая помощь, почему вы мне не делаете укол, да я вас по прокуратурам затаскаю» и тому подобное. И для того, чтобы избежать такого рода жалоб, чтобы спасти себя от поездки в Минздрав, если жалоба поступит, чтобы в худшем случае не посадили, приходится идти на такие затраты.

 

«Не нравится — увольняйтесь, наймем таджиков по 10 тысяч»

Я на скорой помощи работаю 15 лет. До того, как перейти в Балашиху, работал в Москве. И на московской скорой, и в Московской области были моменты, где медик скорой помощи не виноват, а его из-за этого увольняли. Если какая-то проблема была не по вине медиков — к примеру, врач приехал и не сделал укол, а лекарства в этот момент нет, заведующая нашей подстанции отписывается.

Молодая девочка, и при этом для своих коллег как телохранитель — закрывает всю скорую, «стреляйте в меня, только моих ребят не трогайте». А вышестоящее руководство в Красногорске, когда мы начали к ним предъявлять претензии, что этого нет, того нет, говорит: «Ребята, кому не нравится, пишите заявления на увольнение, наберем узбеков, таджиков, которые будут работать за 10 тыс. руб. в месяц».

Мы боремся, пишем и жалуемся. Мы и в «Добродел» <Единая книга жалоб и предложений Московской области — The Insider> писали, и в Минздрав. Минздрав Красногорска, который сидит рядом с администрацией областной скорой помощи, на наши жалобы просто-напросто закрывает глаза.

На днях было собрание всех заведующих областной скорой помощи в Красногорске, в администрации. Старшие врачи предъявили претензии по поводу отсутствия медикаментов на скорой, на что было сказано, что пока нет возможности обеспечить нас в полном объеме медикаментами и запчастями для машин, после чего заявили, что с медиков снимают оплату интенсивности труда. Про премии сказали, что денег нет и в ближайшее время не будет.

«Пациент вызвал скорую в 7 вечера, мне дали на исполнение в 7 утра»

Были у меня моменты, когда поступал вызов, и из-за того, что нехватка бригад, наступало ухудшение самочувствия пациента, но, слава Богу, до летального исхода пока не доходило. Один раз вызов на скорую помощь поступил в семь часов вечера, а мне его дали на исполнение в семь часов утра. Повод был «боли в животе». Казалось бы, боли в животе подразумевают очень много диагнозов. Это может быть и аппендицит, и воспаление желчного пузыря, и воспаление поджелудочной железы, у женщин это могут проблемы со стороны гинекологии.

И в результате 12 часов женщина ждала. У нее был аппендицит чистой воды, но когда ее привезли в больницу, за это время аппендикулярный отросток лопнул, и у нее все пошло в брюшную полость, появился перитонит. В результате женщину я отвез в больницу, ее благополучно прооперировали, через 15 дней она выписалась. Ко мне не оказалось никаких претензий: я ее вовремя диагностировал, вовремя отвез в больницу, а потом уже разбирательства были на уровне пациентки и администрации скорой помощи, но администрация отписалась тем, что не было свободных бригад на тот момент, и заявила, что женщина могла и сама доехать до больницы.

«На моей памяти пять раз сотрудниц скорой пациенты брали в заложники»

Когда вы набираете «1-1-2», у нас сразу фиксируется ваш номер и во сколько поступил звонок. Из системы «112» эту информацию вы никак не уберете. Если вы звоните не через «112», а набираете «103», то попадаете сразу на подстанцию. У них нет ни определителя номера, ни монитора, как в системе «112», и диспетчеры записывают вызов на бумажке. А потом могут подписать время, например, на два часа позже.

Из-за того, что косячат диспетчеры, очень сильно страдают медики, которые приезжают на вызовы. У меня была ситуация, когда мне дают вызов с задержкой в два с половиной часа, муж пациентки звонил: «Где скорая, где скорая?», а его диспетчеры откровенно посылали на три веселых буквы. У нее ничего серьезного не было — она неделю болела с температурой, вызвали скорую помощь, чтобы послушать.

И когда я приехал на вызов, из-за хамства диспетчеров муж пациентки на меня накинулся с ножом. Это хорошо, что он орал громко, когда ругался со скорой помощью: «я вас приеду переубиваю» и «ноги из одного места повыдергиваю». Кто-то из соседей, услышав крики, вызвал сотрудников полиции. Я захожу в квартиру, он на меня летит с ножом, а сзади сотрудники полиции видят всю эту картину. Они меня убрали и, применив к нему газовый баллончик, скрутили и доставили в отдел.

В каждом городе нападения на бригады скорой помощи происходят по 2 или по 3 раза за неделю, а то и за дежурство. У нас же не только мужчины работают врачами, фельдшерами — работают молоденькие хрупкие девушки. На моей практике раз пять девчонок брали в заложники на вызовах. Мы их отбивали либо своими усилиями — свободные бригады, которые находились рядом с этим вызовом, прилетали и оттуда их выбивали, либо при помощи сотрудников полиции.

Бывало, что в заложники брали те люди, которые недовольны работой скорой помощи, были и наркоманы. Мы на скорой помощи, у нас есть препараты из списка «А» — наркотические препараты: морфин, фентанил, которые мы применяем для обезболивания при сильной травме, чтобы обезболить человека, чтобы он не ушел в травматический шок, при остром инфаркте миокарда, когда боль идет в область сердца, чтобы человек не умер. И многие наркоманы, зная, что у нас это есть, вызывают и нападают на нас, чтобы заполучить эти наши ампулы.

«Многие вызывают скорую, потому что не хотят идти в поликлинику»

Вызовы делятся на шесть категорий срочности. Вызовы категории, которые идут с прямой угрозой жизни для пациента, мы стараемся обслуживать в первую очередь, а вызовы, например, из-за повышения температуры оставляем на потом. У нас нет никакого распределения по возрасту, то есть мы можем приехать одинаково по времени и к новорожденному, и к человеку 80-90 лет. Нулевая категория вызова — это когда есть угроза жизни: автотравма, дорожно-транспортное происшествие, железнодорожная травма — под электричку кто-то попал, с высоты кто-то упал. Нам на доезд на такие вызовы дается 20 минут. А все остальные идут в другие категории.

К примеру, взять температуру, которая может потерпеть, — она выставляется на исполнение на бригаду скорой помощи в течение двух часов. Потому что направление скорой — это именно оказание экстренной медицинской помощи. Но почему-то в последнее время, к сожалению, наши пациенты вызывают скорую помощь, когда человек неделю болеет, в поликлинику обратиться не хочет, вызывает скорую помощь, чтобы послушать, лечение расписать или справку выдать. Этим должна заниматься поликлиника, но никак не скорая помощь.

Сейчас начали организовывать такую службу, как «неотложная помощь». То есть врачи поликлиник ездят на такие вызовы, как температура, повышение давления, которые подразумевают, что не будет госпитализации в стационар. Если, к примеру, врач поликлиники приезжает на вызов, осматривает больного, оказывает ему помощь, чувствует, что не справляется, то тогда уже вызывает нас либо для госпитализации в стационар, либо для того, чтобы мы ему помогли, вмешались в оказание помощи пациенту. Эта «неотложка» должна облегчать нам работу. Но там тоже ребята умные и ушлые, они не все вызовы принимают. Могут не прийти на вызов, или, например, пациенты звонят, говорят, что их что-то беспокоит, а им отвечают: у нас врачей мало, вызывайте скорую помощь.

Очень много у нас ложных вызовов, то есть когда кто-то вызывает скорую помощь, а мы там не нужны. Идет какая-нибудь сознательная бабушка, лежит на остановке мужчина, она ему вызывает скорую помощь. Мы приезжаем, а его либо нет на месте, либо он нас трехэтажным матом покрывает — «какого хрена вы ко мне приехали, я лежу, отдыхаю». И мы с такими пациентами возимся, а человек, которому действительно нужна скорая помощь — инфаркт у него там или инсульт — умирает, не дождавшись нас.

О том, почему жители региона фактически остались без скорой медицинской помощи, читайте в материале «Не слишком скорая. Почему жители Подмосковья умирают, не дождавшись приезда скорой помощи».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЛИКВИДАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ… По количеству больниц Россия вернулась в 1932 год

Министерство здравоохранения методично сокращает количество мест в российских больницах вот уже несколько последних лет. Оправданием служит европейский опыт, где развита система дневного стационара. В итоге больше всех страдают жители сельской России.

Реформа по «стационарозамещению» началась в 2014 году, а сокращение больниц — еще в 2000-м. По данным фонда «Здоровье», за 2016 год было упразднено 23 тысячи условных коек. В 2017 году тенденция продолжилась, но точных цифр пока нет. Минздрав объясняет сокращение койко-мест их «избыточностью». Мол, деньги на них из госбюджета выделяются, а никто не лечится.

Однако визуально все не так, как считают медики. Корреспонденты в прошлом году посетили пять больниц в Санкт-Петербурге. Везде недостаток койко-мест, люди вынуждены лежать в коридорах. Их скарб располагается прямо на полу, на нем же и кружки с питьем. Выглядит это кошмарно. Врачи в беседах на правах анонимности бурно возмущаются реформой Минздрава: мол, лишь бы экономить этим чинушам. Больницы ведь для того и придуманы человечеством, чтобы в них оказывать экстренную помощь людям. Речь идет во многом о сохранении жизни.

Больница переполнена, около 15 кроватей стоит в коридоре — напоминает прифронтовой госпиталь .

А ведь перед началом реформы президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль предупреждал:

«Нам нельзя сокращать койки. Пусть они используются не 360 дней в году, а 320, но ведь нужно учитывать сезонность. Например, у меня сегодня в реанимации два ребенка, а завтра не протолкнуться».

Совсем плохо другое — как рассказал врач петербургской скорой помощи, есть негласное указание Минздрава госпитализировать людей – только в самых крайних случаях.

Такое пожелание, если оно, конечно, существует, нашло отражение в цифрах по всей стране — число госпитализированных пациентов за 2016 год уменьшилось на 147 тысяч, с 30 млн 411 тыс. до 30 млн 264 тыс. Из этих 147 тысяч на 60 тысяч госпитализаций меньшее стало в сельской местности, и это, наверное, ключевой момент.

Если в больших российских городах гражданин еще может «покачать права» и быть доставленным в больницу, то в сельской местности это уже невозможно. Такое отношение к собственному «деревенскому» населению – характерный момент нынешней социальной политики.

И половина сокращенных за последнее время больничных койко-мест пришлись именно на сельскую территорию страны. У нас и так глубоко зацентрализированная страна, а описанные выше вещи лишь подчеркивают страшную мысль – сельское население, похоже, «лишние» люди.

Больница и единственная машина скорой помощи в Измайловском городском поселении (Барышского района Ульяновской области).

Это единственная техника и единственная больница, которая приходится на один поселок и четыре близлежащих села. По состоянию на 2017 год, численность населения составляла 2543 человека.

ЛИКВИДАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ... По количеству больниц Россия вернулась в 1932 год Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

А как же зарубежный опыт?

А директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики Лариса Попович говорит на этот счет:

«В среднем, по данным ВОЗ, пациент в России лежит в больнице десять дней, а развитых странах — четыре дня. Сокращение койко-мест в больницах — общемировой тренд, и он не вызовет проблемы, если параллельно в стране создаются условия для альтернативных видов помощи — послеоперационного наблюдения за больным дома или в дневном стационаре. Кроме того, уровень распространения внутрибольничных инфекций в стране высок — в больнице велик риск заболеть чем-нибудь еще».

ЛИКВИДАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ... По количеству больниц Россия вернулась в 1932 год Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Может быть и так. Но Россия с ее огромными просторами – не Европа, и жители сел и деревень никак не смогут ежедневно мотаться на процедуры в больницу условного «райцентра». Тем паче люди пожилые.

Последняя редакция закона об обязательном медицинском страховании (ОМС) была принята 24 ноября 2010 года.

Именно работающий человек за счет отчислений в Фонд медицинского страхования формирует его бюджет.

Получается, россияне оплачивают себе больницы, но экстренной медицинской помощи их методично лишают.

Так, по информации Росстата, с конца 2000 года по конец 2016-го количество больниц в России сократилось с 10 тысяч 700 до 5 тысяч 400 (меньше, чем было в РСФСР в 1932 году — 5 тысяч 962 больницы), число больничных коек — с 1 миллиона 671 тысяч до 1 миллиона 197 тысяч, количество поликлиник — с 21 тысячи 300 до 19 тысяч 100.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Телемедицина в России — доступная помощь или «оптимизация» здоровья (Видео)

В 2017 году в России был принят закон о телемедицине, согласно которому врачи получили право проводить удаленно консультации пациентов. Вокруг этой темы велось множество обсуждений, а эксперты пророчили быстрое развитие сегмента.

Это неспроста: по оценке statista. com к 2021 году мировой рынок телемедицины достигнет оборота в $41 млрд.  Однако не стоит забывать о сложностях, которые могут этому препятствовать.

Квалифицированная онлайн-консультация врача для многих российских регионов сейчас фактически единственная возможность получить медицинскую помощь быстро, качественно и недорого. Здесь можно привести пример любого отдаленного населенного пункта, к которым не организован быстрый и беспрепятственный доступ медицинских работников. Кроме того, телемедицина — это экономия времени сотрудников и заполнение «пустых окон» в расписании врачей.

Но индустрия телемедицины — это не просто удаленный разговор с врачом через приложение на телефоне. Фактически, это целое направление медицины, которое включает в себя системы видеонаблюдения, специальные станции для быстрого анализа показателей пациента, трекеры и другие гаджеты.

Так как закон был принят только лишь в прошлом году, в России по большей степени пока что развивается только онлайн-связь с врачом. Но на Западе гаджеты и технологии в сегменте телемедицины ушли далеко вперед.

Гаджеты, продвигающие телемедицину

1. Телемедицинские киоски

Многие не слышали о существовании специальных киосков, где можно не только провести консультацию с врачом, но и проанализировать состояние своего здоровья и физические показатели.

Для рынка Европы и США это уже не новшество: к примеру, одна из крупнейших американских страховых компаний Anthem за 18 месяцев установила 34 телемедицинских киосков у 20 работодателей. Работодателям это обходится дешевле, чем оплата полного медицинского обслуживания для своих сотрудников.

Но и у нас уже был сделан первый шаг в этом направлении: «Сбербанк» в прошлом году представил вариант такого киоска «Модульздоровья». Киоск обеспечивает дистанционное общение пациента и врача и позволяет удаленно пройти медицинское обследование.

На Западе распространение таких киосков идет гораздо масштабнее. Размер инвестиций в индустрии исчисляется совершенно иными суммами. Не так давно компания HealthSpot получила от интернет-провайдера Cox Communications финансовые инвестиции в размере $20 млн для строительства производственных площадей в Дублине, которые должны содействовать развитию бизнеса HealthSpot, направленному на производство и установку медицинских онлайн-киосков

Почему в России пока нет перспектив для широкого распространения технологии киосков? Затратно, технологично и, скорее всего, доступно более крупным компаниям. Инвестиционная среда на Западе позволяет инвестировать в технологические телемедицинские проекты. А также большую роль возможность крупных компаний предоставлять своим сотрудникам услуги по медицинскому обслуживанию. В России, на мой взгляд, такие возможности будут минимум через 5 лет.

2. Мобильные приложения для контроля здоровья

В России таких приложений насчитывается всего несколько десятков и все они направлены, скорее, на соблюдение ЗОЖ, нежели на серьезный контроль здоровья. На Западе есть приложения которые позволяют более внимательно следить за здоровьем. Здесь можно выделить приложение Propeller Нealth для астматиков. Приложение Glooko помогает больным диабетом контролировать уровень инсулина, а Kardia представляет из себя мобильное ЭКГ. Очень важно, что эти программы позволяют оперативно отправить данные лечащему врачу.

Приложения для здоровья в русскоязычном сегменте App Store и Google Play в основном посвящены контролю качества сна, количеству выпитой воды и съеденных калорий. То есть подходят скорее для поддержания здорового образа жизни.

3. Смарт-браслеты

Через смарт-браслеты и трекеры врачи уже наблюдают за пациентами и собирают данные о давлении, пульсе, температуре тела, потреблении кислорода. В России сейчас такая технология почти не внедряется — это дорого и технически не всегда реализуемо. Но в перспективе смарт-браслеты могут стать отличным способом оперативно реагировать на изменения в состоянии больного.

Рыночные тенденции
Кроме масштаба распространения и внедрения телемедицинских технологий и гаджетов, сильно отличаются рынки и характер поведения игроков. Главные тенденции, которые можно выделить:

1. Объем и количество инвестиций в медицинские и телемедицинские проекты

Крупные компании инвестируют огромные суммы в медицинские стартапы, в том числе и в телемедицинские сервисы. Этим занимают гиганты Google и Apple, а также такие крупные венчурные фонды, как GE Ventures.

Например, не так давно Apple приобрел стартап Gliimpse — сервис, позволяющий собирать показатели, формировать из них общую карту, которой можно поделиться. А GE Ventures Genme Medical инвестировал в Genome Medical, сервис телемедицинских консультаций по вопросам генетики.

Телемедицинское страхование сотрудников

В последние несколько лет все больше работодателей в Европе и США стали предоставлять страховку на использование услуг телемедицины, когда работник может связаться с врачом по телефону с помощью видеозвонка. Для компаний это, конечно же, в разы дешевле, нежели предоставлять сотруднику полное медицинское страхование, которое в США стоит несколько тысяч долларов в год. Такая тенденция также способствует росту и развитию рынка телемедицинских услуг.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

В Забайкалье уборщица лечила пациентов из-за нехватки врачей

Уборщица фельдшерско-акушерского пункта (ФАП) в одном из сел Забайкальского края лечила пациентов, пока фельдшер отсутствовал. Об этом сообщает издание «Чита. Ру».

По распоряжению заместителя главного врача уборщица делала больным перевязки и уколы. Единственный фельдшер села в это время был в отпуске. Узнав об этом, местные жители обратились в прокуратуру.
В руководстве больницы составили график дежурств, по которому врачей будут отправлять работать в село, пока фельдшер не выйдет из отпуска. Кроме того, заместителя главврача, отдавшего распоряжение уборщице, привлекут к дисциплинарной ответственности. В прокуратуре отметили, что будут добиваться для медика более серьезного наказания.

ФАП призваны обеспечить помощью населенные пункты, расположенные далеко от участковых больниц. По нормам Минздрава, в штате пункта должно быть несколько сотрудников, способных проводить медицинские манипуляции: фельдшер, медсестра и санитар. Тем не менее, в российской прессе регулярно появляются сообщения о дефиците медицинских кадров в селах.

МЫ ТРЕБУЕМ ОТМЕНИТЬ СТАТЬЮ 282 УК РФ, НАЗЫВАЮЩЕЙ «ЭКСТРЕМИЗМОМ» ПРАВДУ, А НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОРДОСТЬ — УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!

СВОБОДУ РУССКИМ УЗНИКАМ СОВЕСТИ!

Требуем ОТМЕНИТЬ ст.282 УК РФ!
https://otmenim282.ru

 

Очередная «оптимизация»: в Перми начали объединять больницы 

Процесс объединения больниц и создание медицинских кластеров в Перми запустили власти региона, 4 октября сообщает «Коммерсантъ-Прикамье».

Минздрав Пермского края завершил процесс объединения четырех учреждений здравоохранения в Кировском районе Перми, создав так называемый медицинский кластер. В состав первой такой структуры вошли больница № 10, клиническая больница № 21, поликлиника № 12 и медсанчасть № 11. Возглавила «супербольницу» экс-глава краевого минздрава Анастасия Крутень.

Предполагается, что всего в городе появится пять таких кластеров, каждый из которых будет иметь в своей структуре стационар. Объединение коснется городской клинической больницы № 1 и МСЧ № 9; медсанчастей №№ 6 и 7, а больница № 4 может стать обособленным кластером. Также возможно объединение центральной ГКБ № 3 и клинической медсанчасти № 1.

Также отмечается, что в некоторых организациях процесс объединения столкнулся с противодействием. Так, объединение ГКБ № 3 и МСЧ № 1 заморожено из-за того, что первым учреждением руководит депутат Пермской гордумы Александр Буторин.

В минздраве заверяют, что слияние учреждений позволит повысить эффективность работы и не отразится на пациентах.

«По факту мы просто создадим единую администрацию для нескольких рядом стоящих учреждений. Это чисто формальное, юридическое объединение. Все медики останутся на своих местах, просто учреждения начнут работать более эффективно с точки зрения экономики», — заявили изданию в краевом минздраве.

Напомним, проектом объединения больниц ранее занимался предыдущий министр здравоохранения Дмитрий Матвеев, покинувший регион в сентябре 2018 года. Он заявлял, что этот процесс необходим для сокращения расходов на управление, исключения дублирующих служб, таких как лаборатории, прачки, пищеблоки, хозблоки, сокращения транспортных расходов.

Добавим, что, несмотря на заявления чиновников о том, что оптимизация направлена исключительно на благие цели, на практике этот процесс практически всегда отрицательно сказывается на всем процессе работы медучреждений. В частности, происходит сокращение медицинского персонала, уменьшение количества коек. Чиновники реализуют свои непрозрачные схемы с финансированием, а в результате страдает такой социально значимый сегмент здравоохранения, как общедоступная и бесплатная медицина.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

ТАКАЯ «ОПТИМИЗАЦИЯ» ПО ВСЕЙ СТРАНЕ…

А у нас в стране ОПТИМИЗАЦИЯ по всей социалке — хотя либералы рапортуют обратное! Садиков не хватает, родился 2-й малыш, а мамочка не может устроить и первого; школы до такой степени оптимизировали — что дети зимой — по замёрзшей речке пешком топают, в том числе и совсем малыши, летом и в распутицу -на лодке (у кого есть), причём переправа опасная, в других местах детей отправляют попутками, забирают обратно на такси (деньги то ведь «девать некуда»), а автобусы не ходят или с большими промежутками.

С медициной ещё тяжелее — рожать надо или за 2 месяца ложиться в областную больницу или перинатальный центр (даже если проблем со здоровьем нет) или , если успеешь доехать, аж за тысячи километров — это кому не повезло и живут на периферии, а не в городе миллионнике; настоящая беда когда ребёнок заболеет -скорые не добираются до отдалённых деревень, в некоторых местах, только поездом!

Представьте себе больного малыша везти за «тридевять земель», потому что — дорог нет, скорые не ходят, врачи очень далеко! Специалистов не хватает, диагностика онкологии уже на поздних стадиях, да и то, если дозвонишься (раз в год) президенту Путину! Только, что до этого, нынешним либералам!? В посёлках и деревнях библиотеки все позакрывали, мало кому повезло, если в этой деревне остался домик родителей известной актрисы, которая и помогла отстоять для деревенских эту библиотеку! Каждую копейку у народа «отжали» либералы!

А в глухой деревушке, для местных — библиотека — единственное место общения. Даже в ближайшем Подмосковье нет у деревенских газа!? Вот вам и результаты капиталистической системы отношений, в деревне валютой за газ не заплатят, так что бегайте хоть до смерти за газовыми баллонами. Когда же либеральная власть — последователей Ельцина, Гайдара, Чубайса и Путина с Медведевым, позаботится и о коренных народах России?

Когда же и до нас дойдёт эта «очередь»? Или нас всех скорее «оптимизируют»? Пути к сокращению коренных народом намечены ещё с 90-х годов! Вероятно либералы хотят править пришлым, чужим народом?

По ТВ — «красивые картинки» и рапортуют как и и раньше, только в советское время всё делалось для большинства, а в нынешней либеральной капстране — всё только лишь ради кошельков олигархата!
+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия