Рост российской экономики по Медведеву-2018: Россия по росту ВВП отстала даже от Киргизии

Массовая бедность превратила РФ в экономического аутсайдера среди пятерки стран ЕАЭС

Темпы роста российской экономики сегодня оказались самыми плохими по всему Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Однако члены правительства продолжают настаивать на том, что даже низкие показатели необходимо считать за большой успех.

В кулуарах XVII Форума стратегов в Санкт-Петербурге министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что народное хозяйство России сможет по итогам текущего года выйти на рост в 1,8%. Несмотря на то, что в пересчете на год рост в августе-сентябре составил всего 1,1%. «Значительное влияние оказала история, связанная с сельским хозяйством, у нас урожай в этом году хуже, чем он был в прошлом. Два месяца подряд сельское хозяйство показывает отрицательную динамику, есть ряд волатильных компонентов в промышленном производстве. Поэтому мы в целом ожидаем, что динамика в ближайшие месяцы улучшится, и мы будем выходить на те показатели, которые в прогнозе заложены плюс-минус», — заметил Орешкин.

Однако рассчитывать на серьёзные улучшения россиянам всё-таки не стоит. Если всё будет так, как говорит министр экономического развития, в следующем году рост должен замедлиться и составить уже не 1,8%, а всего 1,3%. И это намного хуже, чем в других государствах.
Понятно, что сравнивать российскую экономику с американской, европейской или китайской просто бессмысленно. Однако удручающим выглядит сопоставление и с ближайшими партнёрами. Например, правительство соседней Белоруссии ожидает в этом году рост ВВП на уровне 3,5%, а в следующем — от 2,8 до 4,1%. При этом все отрасли промышленности в 2018-м показали рост производства.

Не хуже обстоят дела в Казахстане. Там ожидают по итогам этого года прирост ВВП на 3,8%. В дальнейшем возможно снижение темпов (3,3% в 2019 году), но и это всё равно будет превосходить российские «успехи».

В Армении, которая недавно пережила смену власти и где до сих пор наблюдается политическая нестабильность, ожидается рост примерно в 4,5% ВВП. Различные прогнозы на 2019 год дают от 4,7 до 5,8%. Это при том, что Армения практически не обладает природными ресурсами и имеет очень непростые отношения с некоторыми соседями, что затрудняет торговлю. Национальный комитет статистики показывает, что небольшое замедление роста в Армении было только весной, в самый разгар уличных митингов.

Самый низкий рост среди стран Средней Азии, по данным МВФ, ожидается в этом году в Киргизии — 2,8%. Но это всё равно почти вдвое выше, чем в России, богатой природными ресурсами и обладающей высококвалифицированными и образованными кадрами.

Руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников считает, что низкий рост российской экономики обусловлен системными ограничениями:

— Министр Орешкин продолжает излучать оптимизм, но это его работа. Однако даже его прогноз звучит хорошо, потому как прогноз ЦБ — рост в пределах 1,7−1,8%. Причем Орешкин и ЦБ расходятся в оценке тенденций. Орешкин обещает в четвертом квартале рост, а ЦБ ожидает замедления.

Проблема в том, что сам по себе потенциал роста у российской экономики равен примерно 1,5−2% в год. Народное хозяйство имеет ряд структурных ограничений. И по рынку труда, и по экспорту, и по инвестициям. Диагноз был поставлен специалистами еще несколько лет назад. Без серьезного реформирования экономики, перехода на новую модель развития, экономике нельзя будет расти быстрее, чем на 2%. Но надо вкладывать в человеческий капитал, развивать инфраструктуру и менять систему государственного регулирования экономикой.

«СП»: — Получается, что с этими проблемами другие государства ЕАЭС справляются?

— Другие члены ЕАЭС немного отстают от России по структуре экономики, примерно на десятилетие. Они сейчас проходят то, что Россия в 2000-е. Но скоро рост замедлится и у них, тоже придется проводить структурные преобразования.

В России реформы уже назрели. Если рост будет меньше 2%, то это фактически будет означать отставание. Но и прогноз в 2% кажется сегодня очень оптимистичным.

Профессор кафедры экономической политики Санкт-Петербургского государственного университета Геннадий Алпатов видит главную причину низкого роста российской экономики в бедности граждан:

— Главная беда — несбалансированный рынок труда. Люди получают очень низкую зарплату, а это означает, что будет маленьким потребительский спрос. Сейчас же, по сути, сокращены еще и пенсии. Работающим пенсионерам ведь не индексируют пенсии, значит, они уменьшаются из-за инфляции.

Низкий спрос ограничивает возможности вложения в инфраструктуру. Сейчас загрузка производственных мощностей составляет примерно 60%, в строительство новых предприятий вкладывать не имеет смысла, ведь их продукцию некому будет покупать. Вот если потребительский спрос домохозяйств будет расти, то можно будет вкладывать и в инфраструктуру.

Конечно, сыграли свою роль санкции, так как сократился экспорт. Выручает продажа энергоресурсов.

«СП»: — То есть, дело в маленьких зарплатах?

— Они маленькие потому, что люди не могут нормально отстаивать свои права. В США во время Великой депрессии приняли законы, которые давали большие полномочия профсоюзам, и это сыграло положительную роль.

Дело в том, что в развитых странах во время кризиса растет безработица, но не падает зарплата, и спрос сохраняется на высоком уровне. Но в России наблюдается бесправие трудящихся. Они не могут объявить даже забастовку, слишком сложна процедура согласования. Тяжело создать новый профсоюз. В развитых странах профсоюзы помогают сбалансировать рынок труда и сохранить спрос.
Одновременно должна быть помощь со стороны государства в сторону увеличения тех платежей, которые становятся доходом домохозяйств. Скажем, в России очень низкое пособие по безработице, при этом человек не имеет права нигде подработать.

В своё время пример успешной политики показали, когда был премьер-министром Евгений Максимович Примаков. Он начал выплачивать пенсии и зарплаты, по которым была задолженность, и сразу начался экономический рост. У людей появились деньги, которые они начали тратить.

Сейчас же в российской экономике наблюдается «замкнутый круг»: людям не платят нормальных зарплат, а потом они не могут ничего купить, из-за этого не загружены предприятия.

Андрей Иванов

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО МЕДВЕДЕВА ЗАСЛУЖИЛО ПОХВАЛУ МВФ ЗА ОБНИЩАНИЕ СТРАНЫ

Западные аналитики говорят об эффективности экономической политики в нашей стране.

На Западе увидели небывалые успехи российской экономики. По мнению авторов немецкого издания Die Welt, несмотря на санкции, экономика РФ в целом показывает хороший рост.

Западные эксперты отметили несколько позитивных факторов в российской экономике. Во-первых, впервые с 2011 года государственный бюджет России в 2018 году оказался с профицитом. При этом ожидается, что в ближайший год он вырастет в четыре раза.

Второй позитивный фактор — уменьшение зависимости между ценой на нефть и курсом рубля. Ранее, как замечает Die Welt, если доходы от нефти росли, то укреплялась и российская национальная валюта. Однако теперь правительство смогло добиться того, что даже при возвращении стоимости нефти к пиковым значениям прошлого, рубль всё равно остается дешевым, а это делает неконкурентоспособной импортную продукцию на внутреннем рынке. Соответственно, выигрывают российские производители.

Третий фактор, о котором упоминает немецкое издание, это рост золотовалютных резервов. За первые восемь месяцев 2018 года они выросли по сравнению с тем же периодом в прошлом году на 27,7%.

Die Welt замечает, что для повышения экономического роста необходимо проводить структурные реформы. Однако и нынешние действия российского правительства немецким аналитикам нравятся. По их мнению, кабинет министров действует осторожно, что позволяет избежать потрясений и накопить ресурсы.

Сложно сказать, чем вызвано одобрение действий правительства Медведева на Западе. Наиболее возможных вариантов тут два. Первый — за границей удивлены, что несмотря на санкции экономика России окончательно не уничтожена. Поэтому даже маленький рост, не позволяющий решить никаких принципиальных задач, выглядит как чудо.

Второе возможное объяснение — Запад радуется тому, что в реальности российская экономика никак не может выйти из кризиса. Финансовые показатели, которыми оперирует Die Welt, используются и для оптимистичных отчетов российскими министрами. Однако за этими цифрами стоят снижение реальных доходов граждан, уменьшение зарплат, планы по повышению пенсионного возраста и рост цен на все основные товары и услуги. Проще говоря, на Западе удивляются, как можно стагнировать в условиях, когда цена на нефть растет, бюджет оказывается с профицитом, а золотовалютные запасы увеличиваются.

Заведующий кафедрой политической экономии РЭУ им. Плеханова Руслан Дзарасов считает, что приведенные Die Welt данные не отражают истинного положения дел в российской экономике

— Выводам немецкого издания не стоит верить, там опубликовано очень оптимистическое преувеличение. С 2014 года сильно сократилось промышленное производство, а главное — упали реальные доходы граждан. Экономика приспособилась к условиям внешнего шока именно за счёт сокращения доходов россиян. Сейчас говорят о небольшом росте, но он не компенсирует потерь. Сегодня экономика приспосабливается к новым условиям просто на низком уровне. И вот эта стабилизация выдается за благоприятные явления, случившиеся благодаря правительству.

Конечно, рост цены на нефть увеличивает доходы России от экспорта природных ресурсов. Но надо брать и другие показатели экономического развития. Народное хозяйство не перестроилось, от нефтяной и газовой иглы не освободилось. Главное ведь не соблюдение внешних показателей, а норма накопления капитала, то есть доля инвестиций в ВВП страны. В России этот показатель колеблется около 20%, это очень мало. Для сравнения, в китайском ВВП доля инвестиций составляет 50%, для нас был бы приемлемым уровень в 30−35%. Тогда в России можно было бы провести модернизацию, слезть с углеводородной иглы.

Конечно, в такой огромной стране как Россия что-то строится, открываются новые предприятия. Но не видно, чтобы в целом кто-то думал о повышении доли российской экономики в мировом ВВП.

«СП»: — Разве профицит бюджета не показатель успешного развития?

— На мой взгляд, нынешняя политика достижения бюджетной сбалансированности скорее вредна, нежели полезна. Происходит так называемая «стерилизация» доходов. С повышением цен на нефть растёт приток долларов в страну, но укрепление рубля не выгодно для российских экспортеров. Поэтому скупается дополнительная валюта, которая складывается. Фактически осуществляется политика вывода средств из экономики.

Чтобы достичь сбалансированности бюджета, решили сократить расходы на науку, образование, развитие. Сбалансированный бюджет мы получим, но тем самым подрываем возможности для долгосрочного развития. Нужны инвестиции в производство, в образование, в науку, в рост доходов граждан.

Если доходы у людей падают, то сужается емкость внутреннего рынка, что, в свою очередь, приводит к снижению объема продаж и прибыльности инвестиций. В итоге желающих эти инвестиции делать становится еще меньше.

При этом внешний рынок стагнирует. Нам надо развивать внутренний спрос, наращивать обрабатывающую промышленность, чтобы ослабить зависимость от внешних факторов. Но это предполагает перераспределение доходов в пользу наемных работников, так как они определяют внутренний спрос. У нас же жертвуют благосостоянием людей ради финансовых показателей.

«СП»: — Вызывает ли политика российского правительства удовлетворение на Западе?

— Экономический блок российского правительства последовательно проводит неолиберальный курс. Можно зайти на сайт отделения МВФ в Москве. Там есть материалы, которые появились в результате консультации сотрудников МВФ российских министров в 2017 году. И можно заметить, что многие из этих событий выполнены. Например, начата пенсионная реформа.

Повышение пенсионного возраста имеет целью снизить государственные расходы. Но тем самым сужается внутренний рынок. По всему миру неолиберальная реакция на кризис состоит в обеспечении финансовой стабилизации за счет сокращения государственных расходов. Это оборачивается обеднением людей. По существу, бремя кризиса перекладывается на простых людей, чтобы меньше пострадал крупный капитал. И вот эта политика фактически последовательно реализуется в России.

— Дорогая нефть хорошо воздействует на экономику, но дешевый рубль дает лишь кратковременный эффект, — комментирует статью в немецком издании профессор Кубанского государственного университета Александр Ишханов. — Экономике нужен стабильный курс. Да, дешевый рубль положительно влияет на производителей в течение нескольких месяцев. Но бизнесу важно знать, что будет завтра. Есть даже мнение, что пусть доллар стоит 100 рублей, но курс не меняется в течение 10 лет.

Сегодня курс рубля фактически раскачивают, на инсайдерской информации о колебаниях котировок делают состояния. Если российскому истеблишменту выгодно раскачивать курс национальной валюты, то появляется сильная нестабильность, которая вредит экономике.

«СП»: — Какие показатели корректно использовать для оценки состояния экономики?

— Все наши показатели считают без учета инфляции. Например, среднюю зарплату. Получается везде рост, а в реальности это не рост, а самый настоящий спад. Все показатели, которые использует правительство, липовые. Например, человека переводят на полторы ставки, заставляют работать за двоих, а на бумаге виден рост зарплат. На себе же люди чувствуют постоянное ухудшение жизни.

«СП»: — Зато у нас увеличиваются резервы.

— Если нынешние резервы разделить на численность населения России, то получится примерно по 3 тысячи долларов на человека, это средняя зарплата в США. Эти резервы можно проесть за пару месяцев.

Конечно, надо иметь запасы для стабилизации курса. Но какой смысл иметь запасы, чтобы перебиться пару месяцев? Не будем забывать, что большая часть резервов хранится в долларах и евро, то есть они подпитывают экономику Европы и США. Вот на Западе и хвалят экономическую политику российского правительства.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия