Слуг народа, кажется, прорвало

Слуг народа, кажется, прорвало:

Слуг народа, кажется, прорвало Политика    «Если вас не устраивают цены, это вы мало зарабатываете, а не цены высокие», — заявил врио губернатора Липецкой области Артамонов, в прошлом году заработавший 131 млн руб. (т.е. почти по 11 млн руб. в месяц или более 350 тыс. руб. в день!).

👉 Вопрос Артамонову: а почему мало зарабатывают врачи и учителя, ведь они так же, как и чиновники, работают на государство, да и пользы приносят неизмеримо больше? Ах, да, потому бюджет — в руках у чиновников, выписывающих СЕБЕ гигантские зарплаты, пенсии, премии и льготы.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

В новом году страну ждет резкий рост инфляции и скачок цен

В будущем году Россию ждет резкое повышение цен — такой прогноз делает Центробанк в очередном «Докладе о денежно-кредитной политике». Прогноз инфляции на нынешний год — от 3,8% до 4,2%, а вот уже на 2019 год — не менее 5%.

Аналитики Центробанка считают, что в нынешнем году «разгон» инфляции произошел исключительно за счет внешних факторов. Речь идет, конечно, о катастрофическом падении курса рубля в августе на фоне американских санкций.

В ближайшие месяцы, уверены в Центробанке, инфляция в разных регионах будет крайне неоднородной. Быстрее всего станут расти цены в крупных регионах (ведь здесь высока доля импорта).

А вот в 2019 году, считают в Центробанке, инфляцию «разгонять» будут уже сугубо внутренние факторы — а именно повышение НДС. Напомним, что с первого января базовая ставка налога вырастает с нынешних 18 до 20 процентов.

Кстати, бремя повышения НДС для некоторых отраслей правительство уже поспешило переложить на граждан. Скажем, чтобы компенсировать потери предприятий ЖКХ, министр энергетики России Александр Новак предлагает в будущем году провести будет не одно, а два повышения тарифов. С первого июля (как и планировали ранее) — на 4%, в соответствие с инфляцией, но еще и с первого января на 1,9% (именно в связи с повышением ставки НДС).

Не стоит забывать и про подорожание энергоносителей. Вице-премьер Дмитрий Козак уже заявил, что с января повышаются акцизы на дизельное топливо и бензин — на 2,7 и 3,7 тысячи рублей на тонну соответственно. Напомним, что повышенные ставки должны были вступить в силу в июле — но правительство решило их временно «заморозить», чтобы затормозить рост цен на топливо.

Накормите собственную страну, а не Запад!

Центробанк считает, будто влияние повышения НДС на цены будет разовым — то есть якобы приведет к однократному повышению уровня цен. Дескать, цены значимо подскочат только в первые месяцы 2019 года, а затем снизятся. Правда, не совсем понятно, откуда столь оптимистичные прогнозы.

Сами же банковские аналитики констатируют: повышение НДС приведет к сдерживанию инвестиционной активности (по крайней мере, в секторе частного бизнеса — у государства денег все равно много).

По заказу Центробанка фонд «Общественное мнение» (ФОМ) еще в августе провел опрос среди российских бизнесменов. Только четверть предприятий отметили, что не будут повышать отпускные цены (мол, просто перенесут увеличение налогов в издержки).

Каждое седьмое предприятие предупредило, что повысит цены так сказать, превентивно — уже до конца 2018 года (сказывается еще и курсовая динамика). 13% опрошенных предпринимателей признались, что их цены вырастут более чем на 5%, а вот у 4% бизнесменов цены подскочат сразу на 8%. Какой уж тут оптимизм?!

Самый крутой рост цен (в ответ на повышение НДС) ожидается в обрабатывающей промышленности, строительстве и торговле. Ну а что касается нынешнего года, то, как отмечают в Центробанке, один из основных факторов — это подорожание продовольствия.

Вроде, и министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев обещает накормить Европу и Азию российскими продуктами на $ 50 миллиардов. Но при этом, констатируют в Центробанке, уже и внутри страны масса проблем: дорожает мясо и птица (уже нет былого переизбытка продукции), снизился урожай зерна и овощей…

Даже Росстат отмечает: с начала года сахар-песок подорожал на 14% (за тот же период 2017 года он, напротив, подешевел), мясо и птица — почти на 6% (в прошлом году также дешевели), рыба и морепродукты — почти на 3%, хлеб — почти на 2,5%… В общем, тут бы собственную страну накормить, а мы все грезим о Западе.

Инфляция в России стала налогом на бедных

— Инфляция снова становится проблемой для российских монетарных властей, — отмечает в беседе со «Свободной прессой» директор аналитического департамента финансовой компании «Альпари» Александр Разуваев. — Центробанк уже сыграл на опережение, недавно подняв ключевую ставку с 7,25% до 7,5%. Сентябрьская инфляция составила 3,4% при таргете (целевом показателе) Центробанка 4%. Однако, не стоит обольщаться: в 2019 инфляция вполне может превысить этот показатель.

Причин несколько — рост НДС, ослабление рубля и, конечно, рост самих инфляционных ожиданий россиян, что ведет к росту скорости обращения денег.

В 2019 году коммуналка станет не по карману

Вероятно, Центробанк России продолжит повышать ставку, это делает Федеральная резервная служба США и центробанки основных развивающихся рынков. Повышение ключевой ставки Центробанка России приведет к росту процентных ставок по банковским вкладам, соответственно, это позволит защитить сбережения россиян от инфляции. С другой стороны, рост ключевой ставки Центробанка России будет сдерживать рост экономики и, как следствие, рост зарплат.

В Интернете часто можно прочитать, что инфляция на самом деле выше официальных цифр. Называются 10−20%. Возможно, люди, которые это пишут, правы. Инфляция — это налог на бедных. Для наименее обеспеченных слоев она реально выше официальных цифр. Понятное дело, что в буржуазном обществе никто о бедных особо не думает: их просто не замечают.

Антон Чаблин

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЭТО НЕПРИКРЫТЫЙ ГРАБЕЖ… Последние данные о повышение тарифов ЖКХ 2018. (ВИДЕО)

По заявлениям Путина и его медведевых с силуановыми — народ стал жить лучше, зарплаты и уровень благосостояния растут и т.д. Это наглое и циничное враньё. Вырос пенсионный возраст, выросли налоги, цены на ЖКХ, бензин, продукты и в следущем году цены на всё рванут стремительно вверх.

 

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ДОСТУПНОСТЬ ЖИЛЬЯ «ПО ГРЕФУ»: СБЕРБАНК ПОВЫСИЛ СТАВКИ ПО ИПОТЕКЕ

Ипотека в России стала дороже. Первым ставку жилищных кредитов поднял Сбербанк, однако аналитики предупреждают, что скоро его примеру последуют и другие финансовые организации страны

Ставки  теперь дороже. Сбербанк повысил стоимость ипотечных кредитов. Рост составил 0,4 процентных пункта — об этом говорится в сообщении крупнейшей коммерческой финансовой организации страны. Решение Сбера не стало неожиданностью для профучастников рынка. Подорожание ипотеки напрашивалось после повышения ключевой ставки Центробанком. В сентябре регулятор увеличил шаг с 7,25 до 7,5 процентного пункта.

Непопулярные решения подожгли фитиль инфляции, а соответственно и неуверенности Центробанка в светлом завтра. Плюс к этому – геополитические риски, которые формирует волатильность на финансовом рынке. Об этих рисках говорила председатель Банка России Эльвира Набиуллина, объясняя принятое решение по итогам заседания Совета директоров 14 сентября:

Инфляция возвращается к нашей цели чуть быстрее, чем мы прогнозировали раньше, в том числе и прежде всего из-за внешних факторов, курсовой динамики, чуть подросли инфляционные ожидания – мы тоже будем это учитывать. Кроме того, повышение НДС добавит, по нашим оценкам, примерно 1 процентный пункт в инфляцию.
Кто успел, тот оформил жилищный кредит вовремя: до повышения сначала ключевой ставки, а затем — и ставок по ипотеке. Дальновидные соотечественники с начала текущего года взяли более миллиона кредитов на общую сумму в 2 триллиона 100 миллиардов рублей.

Это превысило показатели за весь прошлый год и стало новым рекордом российского рынка ипотеки. Среди дальновидных счастливчиков – молодая семья Дмитриевых, которая обзавелась квартирой в новостройке. Вот что  рассказал москвич Иван Дмитриев:

С женой посовещались и решили – если сейчас не возьмём ипотеку, то потом будет дороже. На то, чтобы окончательно определиться с квартирой, ушла неделя. Выбор был сделан в пользу покупки «двушки» в Новой Москве. В июле обратились в Сбербанк — там была самая низкая ставка – 8,7%, но нам отказали ввиду низкой зарплаты. Вторая попытка оказалась удачной – ВТБ одобрил ипотеку под 9% годовых.

Эксперты соглашаются: лето этого года стало самым благоприятным периодом для приобретения жилья, и не только по причине рекордно низких ставок. Повышение НДС не только разгоняет инфляцию, но также ведёт к удорожанию строительных материалов. А эти издержки неминуемо будут переложены на плечи покупателей квадратных метров. Рост цен может составить от 10 до 15%. Об этом заявил председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова профессор Валентин Катасонов:

На росте цен на квартиры это, безусловно, отразится. Несмотря на то, что рынок недвижимости проседает, фактор роста издержек, а НДС включается в издержки. В строительной отрасли как раз много материалов, которые попадают под эту новацию НДСовскую. Они подорожают. Называется 10% прироста.

Не только потенциальный рост НДС толкает цены на жильё вверх. Большее влияние оказывает ужесточение правил для застройщиков. С 1 июля 2019-го вступит в силу запрет на заключение новых договоров долевого строительства. Для возведения жилья будут привлекаться исключительно средства банков. Эксперты рынка полагают, что отказ от долевого строительства в совокупности с другими шоками приведёт к росту цен на жильё как минимум на 18% уже в будущем году. Между тем семья Дмитриевых отмечает, что квартира, которую они так удачно купили, уже выросла в цене.

«Мы забронировали квартиру 30 июня, а 1 июля я зашёл на сайт застройщика и не поверил своим глазам. Квартира аналогичной площади этажом выше стала стоить на 800 тысяч рублей больше. Это при том, что у нас есть небольшой, но балкон, а в той квартире балкона нет. Девелопер объяснил, что изменение цены – следствие ужесточения правил для застройщиков», — рассказал Иван Дмитриев.

Эксперты теряются в оценках – когда вновь наступит благоприятный период для покупки жилья. Понятно, что в ближайшей перспективе удешевления ипотечных ставок ждать не приходится. Напротив, профучастники рынка прогнозируют дальнейшее ужесточение денежно-кредитной политики. Президенту Союза предпринимателей и арендаторов России Андрею Буничу ситуация напомнила события 2014 года:

Ещё неизвестно, сможет ли такое небольшое повышение ставки остановить инфляцию. Мы помним 2014 год. Тогда Банк России сначала незначительно повысил ключевую ставку, а затем им пришлось собираться ночью на экстренное заседание — и тогда уже ставка была повышена более существенно. Сейчас похожая ситуация.

Сбербанк, который первым принял решение о повышении ставок по ипотеке, можно считать локомотивом российской банковской сферы. Вслед за ним, как ожидается, цену жилищных кредитов повысят и другие финансовые организации. Но и одного Сбера, чья доля на рынке превышает 40%, достаточно, чтобы понять: займы становятся дороже — в том числе и на приобретение жилья. Между тем это идёт вразрез с указанием президента.

Ранее Владимир Путин называл стратегической задачей значительное повышение доступности жилья для граждан России: «Считаю, что мы вышли на такой уровень, обладаем такими ресурсами, чтобы ставить перед собой стратегическую, общенациональную задачу, а именно в предстоящие годы значительно повысить доступность жилья для наших граждан».

Парадоксально, но повысить доступность жилья для граждан могут сами граждане. В условиях падения реальных располагаемых доходов населения спрос, точнее, его отсутствие неминуемо будет давить на предложение. Проще говоря, тех денег, которые застройщики просят за квадратные метры, у людей просто нет. Несмотря на рыночные условия, девелоперы будут вынуждены снижать стоимость жилья, а это означает либо банкротство застройщиков, либо сокращение издержек – в первую очередь за счёт снижения качества строительства. Что же касается ставок по ипотеке, то в ближайшие полтора года они дешевле не будут. Доступность жилья для населения, которая является стратегической задачей государства, пока остаётся миссией из разряда невыполнимых.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Автор: Иваткина Мария

Правительство больше не гарантирует сдерживание цен на бензин

Обещать – не значит жениться. Именно этим выражением можно описать последнее заявление вице-премьера Дмитрия Козака о том, как правительство намерено сдерживать рост цен на бензин в 2019 году. Почему власти отказываются взять на себя ответственность?

Ситуация на топливном рынке России с каждым днем становится все сложнее и запутаннее. Чем ближе обещанный рост акцизов на бензин и дизельное топливо, который неминуемо вызовет и рост цен на заправках, тем выше градус напряженности. Понимая это, курирующий ТЭК вице-премьер Дмитрий Козак 24 октября провел совещание с представителями нефтяных компаний. Важно понимать, зачем и с какой целью прошло это совещание. Вероятнее всего, исключительно с информационной: стране было необходимо новое заявление о том, что росту цен на бензин поставят надежный заслон. При этом никакого сдерживающего решения не прозвучало, господин Козак лишь заверил – если ситуация выйдет из-под контроля, то власти что-нибудь придумают. Пока что необходимо просто смотреть на ситуацию. Чего в реальности стоит ждать жителям России?

Крепкие обещания

Первое и самое главное, о чем заявил вице-премьер Дмитрий Козак, – правительство будет бороться с повышением цен. Напомним, что рост цен на бензин в России с 2019 года неизбежен. Причина – разморозка топливных акцизов, размер которых был зафиксирован в июле 2018 года, чтобы хоть как-то притормозить небывалое подорожание топлива. Теперь же акцизы будут повышены на 2,7 тыс. рублей за тонну дизельного топлива и 3,7 тыс. рублей за тонну бензина.

Господин Козак, к сожалению, говорил не об акцизах. Кабмин намерен бороться с повышением цен заградительными экспортными пошлинами. Как это будет работать? Логично, что если продавать нефтепродукты за границу станет менее выгодно, то их станет больше оставаться в стране, а, следовательно, внутренние цены будут ниже. Впрочем, вице-премьер тут же сделал несколько серьезных оговорок, которые мы рассмотрим ниже.

Сегодня есть инструмент установления заградительных пошлин на нефтепродукты с тем, чтобы снизить экспортный netback (прибыль нефтяников от продажи нефтепродуктов за границу минус транспорт), обсуждали и альтернативные варианты, пока о них говорить преждевременно, решение еще не принято, – сказал вице-премьер.

Заявление господина Козака по пошлинам можно считать попыткой наступить на горло собственной песне. Дело в том, что экспортные пошлины являются составной частью налогового маневра в нефтяной отрасли, который проводит правительство. Суть его состоит в том, чтобы переложить нагрузку на отрасль, снизив пошлины, но взимать с компаний налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Поэтому сейчас нефтепродукты выгодно гнать на экспорт, а не продавать внутри России.

Вилами на воде писано

Отказ от снижения пошлин – дело хорошее применительно к топливному рынку России. Однако вряд ли речь идет о пересмотре правительством параметров налогового маневра – слишком серьезно уже взят курс на эту реформу с целью увеличить доходы от всей «нефтянки», несмотря на проблемы компаний и цены для населения. Но, возвращаясь непосредственно к словам Козака, нельзя не отметить то самое спасительное «если».

«Эти инструменты будут вводиться при условии, если будет угроза существенного превышения стоимости моторного топлива на розничном рынке выше инфляции», – сказал вице-премьер.

Мы обсудили с нефтяниками возможные варианты действий, чтобы прекратить ручное управление на рынке, у государства есть различные механизмы регулирования, – заявил господин Козак.

Что это значит? Во-первых, поднимать экспортные пошлины правительство будет только в том случае, если произойдет резкий рост цен на бензин, который сильно обгонит инфляцию. Никаких точных параметров указано не было.
Во-вторых, для этого должны серьезно вырасти мировые цены на нефть, которая уже сейчас достигает пиковых значений с 2014 года. При этом станы ОПЕК+ начинают наращивать добычу, чтобы сдержать экстремальный рост цен. Увеличила добычу и Россия.

В-третьих, должна произойти новая девальвация рубля. Этот вариант теоретически возможен, так как в ноябре будут введены очередные санкции США против России, что начнет топить рубль. Однако пока непонятно, насколько жесткими будут новые антироссийские меры. Наконец, как мы видим, Козак говорил о неких других инструментах воздействия, не пояснив, о чем вообще идет речь.

Как рассказал ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев, рост цен на бензин в России с наступлением 2019 года неизбежен, вопрос только в масштабах:

Все изменения, которые поддержали внутренний рынок на плаву в этом году, со следующего года будут отыграны. Плюс НДС увеличивается на 2%, к тому же продолжается налоговый маневр – увеличивается НДПИ. Если все пойдет так, как сейчас, то за первые два месяца 2019 года цены на бензин должны подняться на 15%. То есть где-то на 7 рублей за литр. Конечно, это вызовет серьезную социальную напряженность.

Именно поэтому правительству нужно не делать заявлений, основанных на «если», а переходить к конкретным действиям, уверен господин Танкаев. В конце концов, Дмитрий Козак абсолютно прав, когда говорит, что все рычаги у правительства для этого есть. Первое, что необходимо, – отмена налогового маневра. Однако он, по словам Танкаева, отменен не будет, потому что служит «высшей цели» – закрытию черной дыры в нефтяной отрасли России. Эта дыра образуется из-за поставок нефти в Белоруссию по ценам российского внутреннего рынка. Нагрузка за недополучение средств ложится на отрасль и потребителей.

«Следующий шаг, который может быть сделан, – это отмена акциза. Или его резкое снижение. Но лучше отмена», – сказал Танкаев.

Мы с вами знаем, что этого тоже не будет. Речь идет только о повышении акцизов с 1 января 2019 года. Точка.

Третий шаг, который нужно сделать и который, похоже, понемножку все-таки делается, — необходимо укрепить национальную валюту. Необходимо укрепить рубль для того, чтобы разница в цене между нашими соседями и нами была поменьше. Сейчас, если мы будем говорить в среднем о европейских странах, разница в цене между бензином в России и бензином у соседей – 2,5 раза. Все-таки это многовато. Это провоцирует экспорт бензина и дизтоплива из России,

– сказал господин Танкаев.

С этим трудно спорить. Курс рубля из-за недавнего увеличения ключевой ставки ЦБ России, действительно, немного вырос. Но вспомним здесь же, что обещания вице-премьера Козака, сделанные накануне, предусматривают действия в случае обрушения рубля. С этой точки зрения, если следовать «рецептам Козака», делать пока ничего не надо.

Наконец, есть и четвертая мера. Вы удивитесь, но речь как раз о повышении экспортной пошлины, что идет вразрез с налоговым маневром. В последнее время много говорится о необходимости российского протекционизма – разумных мер по защите внутреннего рынка и производства. Такой шаг помог бы самой оборотистой отрасли российской промышленности и самой доходной для госбюджета сфере. Экспортная пошлина, уверен Танкаев, должна быть увеличена.
«Сейчас она у нас в 10 раз ниже, чем была в 2014 году. Дело в том, что у нас таможенная пошлина на вывоз нефтепродуктов привязана к таможенной пошлине на вывоз нефти. А это разные вещи совершенно. И все-таки внутренний рынок бензина и дизельного топлива необходимо защитить», – сказал эксперт.

Подведем итог. Из всего спектра действенных методов для того, чтобы избежать появления астрономических цифр за литр бензина на заправках, господин Козак предлагает всего одну. Причем с огромным количеством оговорок, которые противоречат нынешней ситуации как на мировом, так и на внутреннем рынке. Более глобальные поступки для кабмина пока невозможны, так как привели бы к пересмотру вообще всей стратегии развития ТЭК и системы налоговых поступлений. Не будем забывать также, что бюджет на ближайшую трехлетку уже сверстан и принят Госдумой в первом чтении.

Таким образом, совещание у вице-премьера имело целью не решить проблемы, а просто послать сигнал, что если будет совсем плохо, то правительство в пожарном режиме придумает какие-то меры, а пока что (вспомним слова Козака) «говорить о них преждевременно, так как решение еще окончательно не выработано».

МЫ ТРЕБУЕМ ОТМЕНИТЬ СТАТЬЮ 282 УК РФ, НАЗЫВАЮЩЕЙ «ЭКСТРЕМИЗМОМ» ПРАВДУ, А НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОРДОСТЬ — УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!

СВОБОДУ РУССКИМ УЗНИКАМ СОВЕСТИ!

Требуем ОТМЕНИТЬ ст.282 УК РФ!
https://otmenim282.ru

БЕНЗИН ЕЩЕ ПОДОРОЖАЕТ. Нефтянники предупредили россиян о новом скачке цен на топливо

Российские нефтяные компании считают невозможным дальнейшее сдерживание цен на автозаправочных станциях. Об этом газете «Ведомости», принадлежащей семье Демьяна Кудрявцева, рассказал собеседник, близкий к участникам совещания у вице-премьера Дмитрия Козака, курирующего топливно-энергетический комплекс.

«Все как один били в колокол: цены на автозаправочных станциях сдерживать дальше невозможно, заправки работают в убыток», — отметил источник.

Другой собеседник издания, сотрудник одной из нефтяных компаний, участвовавший в совещании, подтвердил готовность участников рынка отпускать розничные цены. В качестве другой меры нефтяники предлагают распродавать топливо из Росрезерва, объем которого засекречен.

Нефтяники просят Минфин отложить налоговый маневр. Свои убытки компании компенсируют за счет роста оптовых цен, который начался в сентябре, пишут «Ведомости». Это спровоцировало подорожание бензина на независимых заправках, которые, хотя и не обещали сдерживать цены на топливо, были вынуждены делать это, чтобы не потерять клиентов.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

ЛОЗУНГИ — ОДНИ, ЦЕЛИ — ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ… Китай снижает налоги для разгона экономики. В РФ повышают налоги для разгона грабежа народа

Китайцы надеются ускорить экономику за счет роста внутреннего потребления, а в РФ надежда опять на запуск мегастроек, которые позволят украсть десятки и сотни миллиардов народных денег.

Китай намерен снизить фискальную нагрузку для граждан КНР. Ожидается, что мера позволит простимулировать внутренний спрос, а значит, разогнать и замедляющуюся экономику. В РФ власти повышают налоговую нагрузку, а с ней и пенсионный возраст, надеясь при этом ускорить рост экономики.

Китайские регуляторы обнародовали предварительный план снижения налоговой нагрузки для граждан КНР, сообщает агентство «Синьхуа». Новый план предусматривает возможность вычета из налогооблагаемой базы расходов на медобслуживание, образование, оплату процентов по ипотеке и других расходов. Ожидается, что новшество вступит в силу с 1 января 2019-го.

Размер налоговых вычетов будет составлять от 1 тыс. юаней (144 долл.) до 2 тыс. юаней в месяц и зависеть от категории расходов, следует из текста плана, обнародованного Минфином и Государственным налоговым управлением Китая. В результате, к примеру, граждане КНР, потратившие средства на образование детей, смогут вычесть из годового налогооблагаемого дохода по 12 тыс. юаней на каждого ребенка.

«В случае расходов на собственное образование вычет составит 3,6–4,8 тыс. юаней, на поддержку родителей в возрасте от 60 лет – 24 тыс. юаней, на медицинское обслуживание – до 60 тыс. юаней, если расходы, не покрытые страховкой, превысили 15 тыс. юаней», – указывают СМИ.

Вычет на аренду жилья составит 800 юаней для жителей небольших городов, 1 тыс. юаней – для средних городов и 1,2 тыс. юаней – для крупных городов. При этом вычеты на уплату процентов по ипотечным кредитам составят 12 тыс. в год и коснутся лишь семейных пар, покупающих жилье впервые, подчеркивают китайцы.

Отметим, в прошлом месяце Пекин повысил порог не облагаемого налогом ежемесячного дохода до 5 тыс. юаней в месяц с 3,5 тыс. юаней. Тогда же премьер Госсовета КНР Ли Кэцян заявил, что власти страны планируют существенное снижение налогов, в то время как представители Минфина дали понять, что шаги в этом направлении уже готовятся.

Ожидается, что потребительский сектор Китая, являющийся главным двигателем экономики страны, поможет защитить ее от внешних шоков и поддержит снижение налоговой нагрузки на граждан. Кроме того, налоговые предложения китайских властей были позитивно восприняты инвесторами как сигнал того, что Пекин намерен принимать меры для поддержки экономики, рост которой в третьем квартале текущего года замедлился до минимума почти за 10 лет.

Так, по данным Государственного статистического управления Китая, в третьем квартале рост ВВП КНР замедлился до 6,5% и стал минимальным с 2009 года. Причем опубликованная цифра оказалась на 0,1 процентных пункта (п.п.) меньше ожиданий и 0,2 п.п. не дотянула до результата предыдущего квартала, в то время как рост розничных продаж ускорился до 9,2% год к году. Рост промпроизводства составил 5,8% – на 0,3 п.п. меньше, чем во втором квартале, и на 0,2 п.п. ниже прогноза. Объем капитальных инвестиций вырос на 5,2%, что стало худшим результатом за 20 лет доступной официальной статистики.

Эксперты такое замедление связывают с закредитованностью реального сектора, дорожающей рабочей силы и торговой войной с США, в результате которой под пошлинами оказался китайский экспорт на 250 млрд долл. в год.

В отличие от Китая, который хочет стимулировать рост экономики потребительским спросом, в России все происходит с точностью до наоборот. Власти намерены какими-то неведомыми силами ускорять экономику до среднемировых темпов, параллельно повышая налоговую нагрузку на население и бизнес.

Так, со следующего года ставка налога на добавленную стоимость (НДС) повышается с 18 до 20%. Многие эксперты предрекали неминуемый рост цен в связи с повышением, так как бизнес будет закладывать свои издержки в конечную стоимость товаров и услуг. А аналитики оценивали, что в результате повышения НДС при одновременном сокращении пенсионных выплат кошельки граждан РФ в совокупности похудеют на 800 млрд руб. (см. «НГ» от 02.10.18).

«Решения в области налоговой политики не позволят нарастить темпы роста экономики выше среднемировых. Повышение ставки НДС, реформа пенсионного возраста, налоговый маневр, обложение самозанятых, постоянные изъятия доходов у регионов – все эти меры только повышают нагрузку на бизнес, ведут к перераспределению доходов в пользу государства, а значит, лишают бизнес, граждан и регионы стимулов развивать свою экономическую деятельность», – соглашается депутат Госдумы Михаил Щапов.

Действия властей в виде повышения ставки НДС, а также реализации пенсионной реформы говорят в пользу замещения вектора экономического роста в виде активизации потребительского спроса вектором роста за счет масштабных государственных проектов, считает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. «Именно на данные, видимо инфраструктурные, «мегастройки» будут расходовать дополнительно аккумулированные бюджетом средства населения. В свою очередь, экономика сможет получить существенный импульс для роста от данных госпроектов лишь в случае их высокой эффективности», – отмечает он. (прим.ред. — Чего никогда в путинской Эрэфии не происходило и не произойдет, т.к. главной целью всех этих мегастроек и мегапроектов — распил бюджетных средств друзьями президента)

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

 

ОДНОЙ РУКОЙ ДАЮТ, ДРУГОЙ ОТНИМАЮТ: ГДЕ ЛОГИКА В ДЕЙСТВИЯХ ВЛАСТИ

Запад готовит ряд новых санкций против России. Но в первую очередь не внешняя, а внутренняя конъюнктура влияет на положение дел в российской экономике. Рост НДС и недоступность заёмных средств для предприятий реального сектора создают серьезные препятствия для развития.
Тему экспорта и развития промышленности в целом мы обсудили с заместителем директора Ассоциации «Росспецмаш» Вячеславом Прониным.

Мария Иваткина. Вячеслав, почему нам пока с трудом удается нащупывать путь в экспортно-ориентированное будущее?

Вячеслав Пронин. Действительно, у нас много проблем. Но все-таки хочется более оптимистично смотреть на вещи. Конечно, денежно-кредитная политика, проводимая ЦБ, нас как промышленников очень тормозит и ограничивает наши амбиции, наш потенциал, наши возможности. Но когда вы на эту ситуацию смотрите, важно понимать, как много предприятий, даже в этих условиях, даже при этой денежно-кредитной политике сохранились и умудряются развиваться и экспортировать.
М.И. То есть это ситуация, при которой предприятия развиваются не благодаря, а вопреки?

В.П. Да. Для оценки нашего потенциала важно понимать, что даже в супернегативных условиях предприятия умудряются выживать. А если им создать какие-то мало-мальски комфортные условия… Мы не говорим о тепличных условиях, мы говорим просто о выравнивании условий с нашими конкурентами. Чтобы мы кредиты могли брать на тех же условиях, чтобы у нас налоги были такие же, как в странах Запада или Востока, неважно, в странах наших конкурентов.

Ведь даже в сегодняшних условиях мы очень активно развиваемся. В таких, например, секторах, как сельхозмашиностроение, пищевое машиностроение, строительно-дорожная техника. Это как раз сектора гражданского инвестиционного машиностроения, которые представляет моя ассоциация.

М.И. Мы можем конкурировать с импортными аналогами?

В.П. Во-первых, то, что эти предприятия действуют, то, что они наращивают объемы, что они что-то экспортируют, это уже показывает их конкурентоспособность. Мы не только могли бы конкурировать, в сослагательном наклонении, мы конкурируем. И доказываем каждый день, что наш потенциал, наша инженерная мысль, наша компетенция – они ничем не уступают нашим прямым конкурентам.

М.И. Приятно слышать. Куда мы экспортируем? Это страны Европы, Азии? Например, сельхозтехнику.

В.П. Достаточно широкая география поставок. Порядка 40 стран, куда стабильно поставляется отечественная техника. Это и Европа, и Восточная и Западная, и в Германию наши производители поставляют, и в США, и в Канаду.

М.И. Я думала, наоборот, мы у Германии покупаем. Оказывается, мы поставляем?

В.П. Но это же такая двусторонняя дорожка. Наши предприятия представлены на всех рынках. Они едут на выставки и в Китай, и в Северную Америку, и в Южную. Они не сидят на месте, они ищут рынки сбыта. И зачастую преуспевают.

Другое дело, что по структуре экспорта пока у нас превалируют, конечно, страны СНГ. Это исторически знакомые нам, понятные рынки. Если говорить про сельхозтехнику, то в 2017 году порядка 60-65% сельхозтехники поставлялось в Казахстан. Да, география широкая, но поставки пока еще не достигли того объема, которого хотелось бы.

Опять-таки, то, что эти поставки есть, это показывает нашу конкурентоспособность. А если государство снимет с нас пресс, который не дает нам расцвести, мы очень быстро на этих рынках свою нишу займем, свою долю отвоюем.

М.И. Ну, то, что государство снимет пресс, пока в это верится, к сожалению, с трудом. Повышение НДС, энергоресурсы дешевле не становятся, топливо дешевле не становится.

В.П. Это правда. Тут странная ситуация возникает. Государство одной рукой забирает, поддавливает нас, ухудшает условия. А другой рукой через различные механизмы, такие как Российский экспортный центр, еще какие-то субсидии по линии Минпромторга, Минсельхоза старается экспорт развить, то есть тратит еще и на это деньги. С одной стороны, через непомерные налоги и ставки кредитные изымает у нас деньги, а с другой стороны, пытается их нам дать.

М.И. Достаточно субсидий?

В.П. Нет, к сожалению. Даже речь не об объемах субсидий, а об их эффективности. Приведу пример. Опять-таки, возвращаясь к сельхозтехнике. Сельхозмашиностроение стало одной из пяти приоритетных отраслей в рамках паспорта кооперации экспорта. И при этом, например, для сельхозмашиностроителей на 2019 год предусмотрено всего лишь финансирование коллективных стендов на двух выставках. Казалось бы, если это приоритетная отрасль, если разработана и утверждена правительством стратегия развития экспорта сельхозмашиностроения, наверное, Российский экспортный центр должен максимально широкий круг выставок поддерживать.

М.И. Думаю, это не так уж дорого.

В.П. Это абсолютно недорого. И при этом эффективно — уже много раз доказано, когда государство поддерживало наши какие-то коллективные стенды либо индивидуальное участие компаний на зарубежных выставках, всегда в течение двух-трех лет рост поставок экспортных полностью перекрывал эти затраты многократно.

Если эти выставки выбраны с разумом, то есть, посоветовавшись с промышленностью, выбрали выставку и отправили туда наши образцы, наши экспонаты, то эффект получается моментально. Последний раз мы ездили в Ганновер, в Германию, уже на выставке практически все образцы техники были проданы.

То есть поддержка есть, но она недостаточная и не всегда адекватная. Еще один пример. Есть субсидия на погашение транспортных расходов при экспорте для высокотехнологичной продукции. Так вот, большую часть этой субсидии выбрали лесники с необработанным лесом. Это у нас, оказывается, высокотехнологичная продукция.

М.И. Продукция «с высокой добавленной стоимостью».

В.П. Да. Компаниям нашим они уже, понадеявшись на эту субсидию, осуществили поставки, а возместить, получить эту субсидию им не представляется возможным. По сути, опять они оказались в, мягко говоря, неравных условиях по сравнению с нашими, например, китайскими партнерами, у которых эти субсидии работают как часы, и они значительно больших объемов. И компаниям не нужно доказывать, обивать пороги, для того чтобы эту субсидию получить. За ними, наоборот, бегают, чтобы они эти субсидии взяли.
М.И. Когда же за нашими производителями будут бегать?

В.П. Будем надеяться, что очень скоро.

М.И. А что касается субсидий на развитие предприятий и компаний? Очень часто с голубых экранов говорят о том, что требуется цифровизация, роботизация производств. Это все происходит, деньги выделяются?

В.П. Напрямую пока на какие-то проекты по цифровизации именно самих предприятий – пока еще нет. Но при этом государство поддерживает, очень точечно, отдельные проекты по выпуску инновационной техники. Как раз роботов, это и в сельхозмашиностроении, и в стройдортехнике, и для пищевых машин. Либо роботы, либо какие-то автоматизированные системы, системы со спутниковым наведением, беспилотные технологии и так далее. Минпромторгу надо отдать должное, они действительно понимают, в каком направлении развивается сектор, и поддерживают проекты, которые поддерживают этот тренд.

М.И. Мы можем в ближайшей перспективе увидеть, например, трактор-беспилотник или какой-нибудь комбайн, который управляется искусственным интеллектом?

В.П. Вы его уже можете увидеть, на самом деле. Завершилась выставка «Международный агросалон» в Москве. В рамках этой выставки каждый раз проводится конкурс инноваций в сельхозмашиностроении. Так вот, золотую медаль, одну из трех врученных, получила отечественная компания «Россельмаш», которая представила полностью автономный беспилотный комбайн зерноуборочный. То есть он может в любое время дня и ночи, ориентируясь по валку либо по кромке поля, убирать урожай, объезжать препятствия.

М.И. Пока комбайнер спит.

В.П. Комбайнер в этот момент может заниматься каким-то более творческим трудом. Например, продумывать, как более грамотно отладить комбайн, какую скорость сделать и так далее. То есть он может не тратить время на механический и некреативный труд, а может, в том числе, готовить какие-то предложения для своего руководства по совершенствованию системы хозяйствования.

Машины могут заменить людей. Но творческие, нестандартные, неординарные задачи решать все равно придется человеку. С другой стороны, человеку интереснее заниматься именно решением таких задач, чем просто механическим трудом. Поэтому, в принципе, не стоит бояться высоких технологий, работы для всех хватит. А беспилотные тракторы появились уже несколько лет назад. Попали даже в серийное производство у некоторых производителей.

М.И. Это, конечно, радует. Я помню, как комбайнеры удивлялись и радовались тому, что кондиционеры у них в кабине появились. А тут, оказывается, уже сам комбайн может по полю передвигаться.

В.П. Все изменяется, развивается. И сельское хозяйство уже – не как раньше, помните, черная дыра. Сейчас это совершенно не так. Сельское хозяйство и авторитет какой-то получило, и с экранов стали звучать отсылки к сельскому хозяйству постоянные. Это успехи страны, страна гордится своими аграриями.

Но и сам труд механизаторов, операторов очень изменился. Потому что сменились машины, сменились технологии. Уже нет той картинки — по уши в мазуте, механизатор с каким-то огромным ключом что-то пытается в поле отладить и починить. Это уже давно кануло в Лету. И в хозяйствах, которые нацелены на развитие, у них уже парк машин по комфортности не уступает личным автомобилям достаточно высокого класса.

М.И. Но механизаторы, операторы, комбайнеры и еще большое количество профессий точно не останутся без работы?

В.П. Нет, не останутся. Во-первых, они могут переквалифицироваться. Кроме того, снижение потребности в постоянном контроле за машинами со стороны человека приводит к повышению потребности в контроле вообще технологического цикла на хозяйстве. И, соответственно, тот же самый оператор, если он вложится в свое образование, потратит какие-то усилия на повышение своей квалификации, сможет перейти на более высокооплачиваемый и более творческий вид деятельности.

М.И. Но здесь тоже должна быть поддержка государства.

В.П. Конечно. Сельхозмашиностроение из большинства отраслей машиностроения получило такую фору, скажем так. Начиная с 2013 года действует постановление правительства 1432, в рамках которого государство финансирует предоставление скидок на приобретение сельхозпроизводителями отечественной техники. Конечно же, в рамках этих скидок стимулируется реализация именно более высокотехнологичных продуктов.

Когда машина становится на 15% дешевле, сельхозпроизводитель не пытается эти 15% забрать к себе в карман. Он просто выбирает модель подороже, которая уже включает в себя системы подруливания, навигации и так далее.

Для продавца это расширение рынка. Потому что больше могут купить сельхозпроизводители. А сельхозпроизводители либо покупают дешевле, либо за те же деньги, но более продвинутую модель техники.

М.И. Еще какие-то меры защиты или поддержки отечественного производителя нужны? Например, повышение ставок ввозных пошлин на продукцию пищевой промышленности.

В.П. Пищевое машиностроение также является объектом интереса нашей ассоциации, и у нас многие компании представлены. Очень болезненный для них этот вопрос. Потому что в начале 2000-х какие-то силы пролоббировали обнуление импортных пошлин на продукцию пищевого машиностроения. Даже на ту продукцию, аналоги которой производились и производятся на территории России.

Более того, пищевое машиностроение попало в перечень, который позволяет не облагать НДС импортное оборудование. Возьмем хлебопечку — российская и импортная. Мало того, что нет пошлины. Так российский производитель 18%, а с будущего года 20% включает стоимость в НДС, а зарубежный производитель не обязан этого делать.
М.И. Понятно, что человек пойдет и купит немецкую хлебопечку.

В.П. Конечно.

М.И. Сейчас ситуация каким-то образом меняется?

В.П. Пока нет. Нас не слышат. Мы пытаемся достучаться, хотя бы эту льготу с НДС убрать. Либо оставить, но распространить и на российских производителей. Чтобы хоть как-то выровнять условия. Сами понимаете, что 20% — это очень серьезная фора для импортеров.

М.И. И что вам отвечают? Действительно это нарушение условий.

В.П. Отвечают, что пострадают переработчики. Соответственно, если пострадают переработчики, они будут вынуждены повысить стоимость своей продукции. Когда они повысят стоимость своей продукции, малообеспеченные слои населения, соответственно, еще больше обеднеют и не смогут потреблять какой-то минимум.

Какая-то логика в этом есть. Но мы всегда выступали за то, что нельзя за счет каких-то отраслей отечественной промышленности или экономики улучшать условия для других отраслей. Нельзя помочь, например, переработчикам и сельхозпроизводителям, тем самым угробив сельхозмашиностроение.

М.И. Конечно, должна быть двусторонняя поддержка.

В.П. Всегда должен быть баланс. Если мы говорим, что переживаем, что пострадают малообеспеченные слои населения, тогда нужно поддержать эти малообеспеченные слои, но при этом не сдерживать нормальную экономику в цепочке, которая производит для них продукцию.

М.И. Это предполагает наличие комплексной программы развития отрасли.

В.П. Конечно.

М.И. Ее у нас, я так понимаю, сейчас нет.

В.П. Ну, для сельхозмашиностроения есть. В прошлом году в августе Дмитрий Анатольевич Медведев подписал стратегию развития сельскохозяйственного машиностроения. Наша ассоциация активное участие принимала в разработке этого документа. И мы очень благодарны правительству за его утверждение. Потому что хороший ли, плохой ли этот документ, можно спорить, но он определил правила игры, какие-то рамки. Он определил, что господдержка конечна.

То есть наши предприятия понимают, что их будут поддерживать, но эта поддержка будет снижаться и в какой-то момент она прекратится. Они не могут паразитировать на этой господдержке. Они должны пользоваться этим, так скажем, льготным периодом, чтобы активно инвестировать, развиваться, модернизироваться, а потом уже выйти на свободный рынок и конкурировать уже по-честному.

Хотя в тех условиях, в которых мы присутствуем, я считаю, любая поддержка, которая есть сейчас, носит не стимулирующий характер, а просто компенсирует неудачи в экономической политике.

М.И. Там забрали, тут добавили.

В.П. Да. Это просто некая компенсация, чтобы мы хотя бы могли оставаться на плаву. Не то что развиваться. А в отношении пищевого машиностроения – да, пока стратегия не утверждена. Она уже несколько месяцев активно обсуждается в Белом доме. Ее то дорабатывают, то корректируют. Но сейчас, насколько мне известно, это уже финишная прямая. И в ближайшее время можно ожидать, что документ увидит свет и будет утвержден на высшем уровне, в Белом доме.

Я примерно знаю, что он предполагает. Цель документа не изменилась в процессе его доработок. Это увеличение реализации продукции пищевого машиностроения. То есть это рост доли на внутреннем рынке, рост доли отгрузок на экспорт в производстве. И еще один параметр добавился – рост доли отгрузок на экспорт в страны дальнего зарубежья.

М.И. Цель хорошая.

В.П. Государство будет стимулировать именно выход в Африку, в Азию, в Южную Америку и так далее.

М.И. Хочется верить, что скоро мы эту программу увидим. А что касается кредитных рычагов? Стало проще компаниям получить заемные средства в банке?

В.П. Разные комментарии я по этому поводу слышу. Кому-то повезло, они без проблем получают кредиты. Кто-то бьется уже полтора года, и даже маленький кредит не может себе оформить. Даже не знаю, от чего это зависит.

М.И. Хочется понять, это проблема или нет сейчас?

В.П. Да, это проблема. И она усугубляется. Потому что редкую неделю мы не слышим об отзыве лицензии у каких-то региональных банков. Мы вопрос этот изучали и поняли, что далеко не всегда это объективная необходимость. Далеко не всегда какие-то жулики в этих банках сидят или еще что-то. Даже если это жулики, снимать нужно руководство, а не уничтожать банк.

М.И. И что важно, частные банки, которые работают непосредственно в регионе, они ближе к бизнесу.

Новая афера: Чубайс «вымогает» у государства 1,7 трлн рублей
В.П. Конечно, они ближе к бизнесу. Даже если это банк, который работает, грубо говоря, с одной фирмой. У них получается слишком концентрированный портфель, это случилось в Казани, их закрыли за это. Просто других не могло быть клиентов у этого банка, потому что у них была такая структура бизнеса. Бизнес, с которым они работали, успешно развивался, банк тоже успешно развивался. Зачем его так было резко уничтожать – непонятно.

Все эти действия приводят, во-первых, к монополизации банковского сектора. Уже просто бизнесмены, рассматривая, где держать счет, где кредитоваться, скорее пойдут в большую, даже не «пятерку», а большую «тройку», которая чуть ли не 90% банковского сектора у нас сейчас занимает, чтобы избежать рисков, что завтра их банк ликвидируют.

Это приводит, например, к росту спредов при валютно-обменных операциях. Если малые банки, чтобы привлечь клиента, делали минимальный спред между ценой покупки и продажи, то крупные банки не смущаются, и сейчас мы уже видим, что до 10% этот спред доходит. Это колоссальные деньги, на самом деле.

И плюс даже те банки, которые остались, они начинают перестраховываться, они начинают вводить какие-то дополнительные проверки. Всё это приводит к усложнению процесса кредитования бизнеса.

М.И. А льготированные ставки для бизнеса сейчас существуют?

В.П. Для машиностроителей есть программа по линии Фонда развития промышленности. Это льготные кредиты на какие-то проекты. Условно, строительство цеха, либо строительство новой производственной линии, либо какой-нибудь окрасочной камеры или еще чего-нибудь. Если не ошибаюсь, до 5% этот кредит стоит. Для производителей компонентов еще более льготные условия, под 1% им могут дать кредит. Но там тоже не все так просто. Нужно доказать перспективность проекта, пройти некоторые комиссии, собрать документы. То есть не пришел и взял. Тоже нужно потрудиться, но в принципе такие программы есть.

А вот для потребителей техники, и сельскохозяйственной, и строительно-дорожной, и пищевой, есть программы льготных кредитов в коммерческих банках. Под, по-моему, 5,7% они могут без каких-нибудь дополнительных документов приобрести технику отечественного производства. Это либо в Сбербанке, либо в ВТБ и так далее.

М.И. Остается пожелать нашим производителям больше льготных кредитов и прозрачных условий для ведения бизнеса.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия