Помнить, чтобы не повторилось. В Севастополе вспомнила Русский Исход (Видео)

Ноябрь для Севастополя является особенным месяцем. Уже много лет в это время в городе проводятся памятные мероприятия, приуроченные к годовщине эвакуации частей Белой армии и гражданских лиц в 1920 г.

98-ю годовщину Исхода город встретил пасмурной осенней погодой. Небо заволокли свинцово-серые тучи, из которых время от времени мелко накрапывал дождь. Окрестности Центрального городского холма оглашали гулкие удары церковного колокола. Палая листва золотым покрывалом устилала тротуары и булыжники мостовой.

Казалось, сама природа скорбела о людях, которые почти сотню лет назад были вынуждены уйти на чужбину, и тех, кто не смог это сделать.

Ноябрь 1920 г. – трагическая страница в истории города и всей страны. Тяжелые испытания выпали на долю изгнанников, но поистине страшна была участи тех, кто остался. Многие из них вскоре нашли свой конец в многочисленных оврагах и балках, став жертвами войны, которую победители вели с побежденными. Сегодня о трагедии красного террора в Крыму в начале 1920-х гг. напоминают поклонные кресты и мемориальные доски, установленные в разных городах полуострова.

Очередную годовщину Исхода жители Севастополя отметили традиционным крестным ходом, в котором приняло участие духовенство Севастопольского благочиния, представители органов государственной власти, казачьих организаций и просто неравнодушные люди. Крестный ход прошел по маршруту: Князь-Владимирский собор-усыпальница адмиралов — ул. Суворова — ул. Воронина — ул. Ленина— пл. Нахимова — площадка у колоннады Графской пристани.

На Графской пристани была отслужена заупокойная лития. После завершения богослужения благочинный Севастопольского церковного округа протоиерей Сергий Халюта обратился к присутствующим с речью:

«…98 лет со дня тех трагических событий. Десятки тысяч человек в эти ноябрьские дни были на Графской пристани, на площади Нахимова, на близлежащих улицах…не было, как говорится, негде яблоку упасть, — такое количество было людей, уходящих в изгнанье. Уходящих в небытие. Но эти люди, уходя отсюда, они сохранили самое главное. Они сохранили веру в свое Отечество. Они сохранили веру в Бога, который создал это Отечество. Они сохраняли веру в Государя, который был попран, растоптан, убит вместе с семейством. И даже его честные останки, его тело было уничтожено, дабы никто не смог его никогда обрести. Какие выводы из истории мы должны сделать сегодня? Наверное, сегодня нужно говорить о том, что то безумие, которое охватило в семнадцатом, восемнадцатом, девятнадцатом, двадцатом году – годы Гражданской войны наш народ, это безумие не должно вернуться к нам, в современную нашу жизнь. Ничто не разделяет людей, как пролитая братская кровь. Эта кровь в семнадцатом году начала в изобилии изливаться на землю русскую. Сегодня мы молимся не только о тех людях, которые уходили отсюда. Не только о тех людях, которые лишились своего Отечества. Но и о гонителях их. Мы сегодня вспоминаем и тех заблудших, которые ради светлого будущего, ради призрачного счастья, ради обещаний, которые давали большевики, пошли на пролитие братской крови. Мы молимся и о этих людях. Которые тоже пострадали невинно во многом, которые тоже свою кровь пролили, за свою правду. Но сегодня истинной правдой для нас является Бог. Правда, это там, где есть спасение. Правда, это там, где есть любовь посреди нас. Правда, это там, где мы любим Бога и любим ближнего. Своей кровью наши предки эту правду для нас скрывали, чтобы мы ее сохранили. Чтобы мы ее берегли и передавали своим потомкам. Чтобы никогда безумие гражданской войны не посетило нашу землю.

Мы все с вами сделали в 2014-м году, чтобы эта гражданская война не началась здесь. И здесь, на Графской пристани не повторился двадцатый, девятнадцатый, восемнадцатый год. И милостью Божьей, крепостью сил, любовью, которая была посреди нас (действительно была посреди нас!), когда мы могли вступать в диалог, общаться, убеждать друг друга, но не убивать друг друга, не проливать кровь на эту землю, — мы смогли сохранить мир.

Мы смогли не повторить гражданскую войну, — здесь, на этой земле. И во многом благодаря вот этому крестному ходу, который мы совершаем с вами уже на протяжении десяти лет. Вспоминая о трагедии, которая произошла с нашим русским народом, с Русским миром. Говоря «русский народ», я подразумеваю не национальность, а подразумеваю тех людей, которые объединены верой Христовой. Которые объединены любовью к Отечеству и любовью к своему Государю…»

Помнить, чтобы не повторилось. В Севастополе вспомнила Русский Исход (Видео) Против

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В завершение мероприятия его участники возложили венки и живые цветы к мемориальной табличке на Графской пристани, установленной в память о соотечественниках, которые были вынуждены покинуть страну в далеком 1920 году.

Дмитрий Соколов

для Русской Стратегии

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.»

С 13 по 17 ноября 1920 года проходила Крымская, или Севастопольская эвакуация морем частей Русской армии и сочувствующего ей гражданского населения из Крыма. Операция была заранее проработана и спланирована штабом генерала П. Н. Врангеля. За время эвакуации из портов Крымского полуострова (Севастополь, Евпатория, Керчь, Феодосия, Ялта) вышло 126 судов, почти 150 тысяч человек покинули Родину.

Многие участники Крымского исхода отмечали, что эвакуация военных и гражданских проходила мирно. Никого не принуждали выезжать или оставаться. На суда этой русской эскадры были погружены войска, семьи офицеров, часть гражданского населения крымских портов. Погрузка лазаретов, многочисленных управлений и служб, а также населения шла довольно организованно и в полном порядке. Отвратительные сцены, происходившие при эвакуации из Одессы и Новороссийска, когда люди давили, выбрасывали за борт друг друга в Крыму не повторились.
Последние месяцы белого Крыма неразрывно связаны с именем генерала барона Петра Николаевича Врангеля. Сменив своего предшественника – генерала Антона Деникина, на посту главнокомандующего весной 1920 года, Врангель проявил себя не только как опытный военачальник, но и как замечательный организатор, который сумел в условиях катастрофы фронта и тыла осуществить невозможное: получив в наследство от своего предшественника деморализованную и разбитую армию, в предельно короткие сроки восстановил ее дисциплину и боеспособность.

Приняв Добровольческую армию в обстановке, когда Белое дело было уже обречено, генерал барон Врангель тем не менее сделал почти невозможное для спасения ситуации. Но когда, оставленный союзниками без поддержки, он вынужден был принять решение об уходе из Крыма, то спланировал и эту горестную операцию блистательно.

«Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив в тяжелой обстановке» – писал о главнокомандующем Русской армии в Крыму – бароне Врангеле один из его прежних командиров в Первой мировой войне. Эти качества барона спасли тысячи жизней и в трагические дни ноября 20-го на полуострове.
11 ноября 1920 года началась подготовка к погрузке на корабли. На основании данных, полученных от начальника Морского управления и командующего Черноморским флотом, вице-адмирала Михаила Кедрова, Врангель распределил тоннаж по портам. Для погрузки в Керчи отводилось 20 тыс. тонн, в Феодосии – 13 тыс., в Ялте – 10 тыс., в Севастополе – 20 тыс., в Евпатории – 4 тыс. Кроме того, главнокомандующий дал указание разработать порядок погрузки тыловых и гражданских учреждений, больных, раненных, особо ценного имущества, запасов продовольствия и воды. Для эвакуации задействовались не только имеющиеся в наличии корабли, но и иностранные военные суда.
В Севастополе улицы патрулировали чины комендатуры, казаки и юнкера. Случаи мародерства немедленно пресекались. На улицах, примыкавших к порту, было поставлено оцепление, пройти через которое можно было, только имея при себе специальные пропуска. С раннего утра 13 ноября по улицам Севастополя начали передвигаться повозки и группы людей, направлявшихся в сторону порта. Желающие выехать записывались в штабе генерала Скалона, и их количество оказалось столь велико, что уже тогда стало ясно, что расчеты Южнорусского правительства и штаба Врангеля будут значительно превзойдены, а тоннажа судов может оказаться недостаточно. Днем 13 ноября в Севастополь прибыли перегруженные людьми последние поезда, в том числе поезд командующего 1-й армией генерала Кутепова.

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

С утра следующего дня стали проходить на погрузку воинские части. Следовали они в образцовом порядке, не останавливаясь и не растягиваясь. Их встречали специально выделенные офицеры и провожали прямиком к пристани. К 14 часам 14 ноября 1920 года погрузка на корабли была завершена. Несколькими часами ранее, в 10 утра, Врангель объехал на катере грузящиеся суда, затем вернулся на Графскую пристань, где в это время снимались последние заставы юнкеров. Главнокомандующий обратился к ним с речью:

«Оставленная всем миром, обескровленная армия, боровшаяся не только за наше русское дело, но и за дело всего мира, оставляет родную землю. Мы идем на чужбину, идем не как нищие с протянутой рукой, а с высоко поднятой головой, в сознании выполненного до конца долга. Мы вправе требовать помощи от тех, за общее дело которых мы принесли столько жертв, от тех, кто своей свободой и самой жизнью обязан этим жертвам…»
Днем Врангель с сопровождавшими его офицерами вновь погрузился на катер, который доставил барона на борт крейсера «Генерал Корнилов». Судно простояло на рейде до ночи, и после того, как бухту покинули почти все корабли, снялось с якоря. Но взяло курс не к берегам Турции, а в Ялту и Феодосию. Врангель пожелал лично убедиться, что и здесь погрузка прошла успешно.

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Сложно проходила эвакуация из Феодосии и Керчи. Здесь уже шли погромы, пытались распоряжаться вышедшие из подполья большевистские военно-революционные комитеты. Поэтому, чтобы обеспечить погрузку, врангелевцам пришлось восстанавливать элементарный порядок. Кроме того, эвакуацию осложняли скверные погодные условия. Из Азовского моря в Керченский залив течение нанесло большое количество льда, который заставлял суда дрейфовать. Некоторые из них вскоре сели на мель. Определенные трудности сопровождали погрузку на корабли в Ялте и Евпатории. Как и в соседних портах, здесь остро ощущалась нехватка судов, воды и угля. И все же эвакуация их этих портов прошла относительно спокойно.

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Последние корабли Русской эскадры отплыли от крымских берегов 17 ноября 1920 года. Генералу Врангелю удалось эвакуировать с полуострова 145 693 человек, не считая судовых команд. В том числе около 50 тыс. чинов армии, свыше 6 тыс. раненных, остальные – служащие различных учреждений и гражданские лица и среди них около 7 тыс. женщин и детей. Из флота юга России ушли все суда, которые смогли устоять на воде: 66 вымпелов (18 боевых судов, 26 транспортов и 22 мелких судна), 9 торгово-пассажирских пароходов, мелкие суда торгового флота и почти все частновладельческие.

На кораблях условия у беженцев были разные: «Я не говорю про американские пароходы, на которых беженцы пользовались всеми удобствами и даже комфортом… Это – иностранные пароходы, и пассажиры их – случайные счастливцы… Но, казалось бы, на русских судах условия эвакуации должны были быть более или менее одинаковы. Между тем на одних пароходах была грязь, давка и голод, и лишний багаж сбрасывали в море. На других же была и вода, и провиант, и разрешали брать с собой все, что угодно», — писал в своих воспоминаниях Петр Семенович Бобровский, один из руководителей Симферопольской городской думы. Кто-то смог выехать лишь с одним вещевым мешком. А у кого-то оказались захвачены с собой и мебель, и дуговые электрические фонари, и клетки с курами. Из-за этих «запасливых» людей на кораблях многим не хватило места.

«Все пароходы были битком набиты, некоторые оказались на полпути без воды и без угля… Люди стояли плечо к плечу. Я думал, что это временно, что их разместят по каютам. Но потом я узнал, что каюты были уже переполнены, и все эти люди так и доехали до Константинополя, стоя в страшной тесноте на палубе», – вспоминал П. С. Бобровский.
Путь на чужбину был трудным. Перегруженные людьми и ценным имуществом, корабли добирались до берегов Турции в течение нескольких дней. Скученность, теснота, отсутствие бытовых удобств, не были единственными проблемами, которые военным и беженцам пришлось испытать на себе. Не хватало питьевой воды и провизии. В день на человека выдавалось по стакану жидкого супа и по нескольку галет. Через четыре дня такого питания те, кто не имел с собой никаких съестных припасов, уже не могли подняться, чтобы сделать глоток свежего воздуха. Сложнее всего приходилось тем судам, которые вышли из Керчи. Они попали в семибальный шторм, в результате чего затонул эсминец «Живой», на борту которого находилось 260 человек.

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Все корабли, ушедшие из Крыма, благополучно прибыли в Константинополь, кроме одного. Миноносец «Живой» бесследно исчез в штормовом море. Но об этом узнали, только достигнув берега, так как с кораблем не было радиосвязи. «Живой» из-за неисправностей шел на буксире «Херсонес». В штормовом море буксирный конец лопнул, а новый подать не получалось, и «Живой» был оставлен. Когда стало известно о крушении, спасательные суда повернули к предполагаемому месту гибели эскадренного миноносца, но корабль, его пассажиры и экипаж бесследно исчезли. Не удалось найти ни одного человека.

Многие верили, что эвакуация – дело временное, и вскоре они вернутся, чтобы продолжить борьбу. Лишь самые прозорливые понимали, что покидают Россию навсегда.

Играет стяг над головой,
А душу надрывает грусть:
Мы оставляем за спиной
Родной очаг — Святую Русь.
Растаял берег за кормой,
А впереди глухая тьма.
Мы проиграли этот бой
За наши храмы и дома.

И на парижских мостовых
Мы будем вспоминать порой
Узоры куполов цветных,
По утру тронутых зарёй.
Там вихри тёмные взмели
Тебя на деревянный брус.
Мы на подошвах унесли
Твой горький прах, Святая Русь.

Ещё не сломана печать,
И реют над страною вновь
Неутолимая печаль
И пригвождённая любовь.
Вернутся блудные сыны,
И снова повлекут нас в храм
Колокола своей страны,
Любовь к отеческим гробам.

Прости, родная сторона!
Прости, оболганный народ!
Ты до сих пор ещё больна,
И до сих пор твой заткнут рот.
Но сквозь кровавую печать,
Плечей твоих на дыбе хруст,
Я узнаю в твоих очах
Тот тихий свет, Святая Русь.

Святая Русь, твой скорбный лик
Запечатлён в твоих сынах.
И всякий русский — твой должник,
И каждый воин твой — монах.
В горниле Страшного Суда
Расплавится кровавый бред —
Мы будем вместе навсегда,
Святая Русь — Фаворский Свет.
Геннадий Галкин

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия