ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ БУНИН О ПРОИЗОШЕДШЕЙ В РОССИИ РЕВОЛЮЦИИ И ЛИДЕРЕ БОЛЬШЕВИКОВ В. И. ЛЕНИНЕ

(10 [22] октября 1870 года, Воронеж — 8 ноября 1953 года, Париж) — русский писатель и поэт, первый лауреат Нобелевской премии по литературе из России (1933 год)

«Наши дети, внуки не будут даже в состоянии представить себе ту Россию, в которой мы когда-то жили, которую мы не ценили, не понимали — всю эту мощь, сложность, богатство, счастье…»
Иван Бунин. «Окаянные дни», 1926

Великий русский писатель Иван Алексеевич Бунин об октябрьском перевороте:
«Зрелище это было сплошным ужасом для всякого, кто не утратил образа и подобия Божия…».

Москва, 1918 г 1 января (старого стиля).
Кончился этот проклятый год. Но что дальше? Может, нечто еще более ужасное. Даже наверное так.

А кругом нечто поразительное: почти все почему-то необыкновенно веселы, — кого ни встретишь на улице, просто сияние от лица исходит:

— Да полно вам, батенька! Через две-три недели самому же совестно будет…

Бодро с веселой нежностью (от сожаления ко мне, глупому) тиснет руку и бежит дальше.

— Нынче опять такая же встреча, — Сперанский из «Русских Ведомостей». А после него встретил в Мерзляковском старуху. Остановилась, оперлась на костыль дрожащими руками и заплакала:

— Батюшка, возьми ты меня на воспитание! Куда ж нам теперь деваться? Пропала Россия, на сто тринадцать лет, говорят, пропала!

«…МОЖНО БЫЛО ПРЕТЕРПЕТЬ СТАВКУ БАТЫЯ, но ЛЕНИНГРАД НЕЛЬЗЯ ПРЕТЕРПЕТЬ…. » Иван Бунин

Соотечественники.
<…> Если бы даже наш исход из России был только инстинктивным протестом против душегубства и разрушительства, воцарившегося там, то и тогда нужно было бы сказать, что легла на нас миссия некоего указания: «Взгляни, мир, на этот великий исход и осмысли его значение. Вот перед тобой миллион из числа ЛУЧШИХ РУССКИХ ДУШ, свидетельствующих, что далеко не вся Россия приемлет власть, низость и злодеяния ее захватчиков; перед тобой миллион душ, облаченных в глубочайший траур, душ, коим было дано ВИДЕТЬ ГИБЕЛЬ И СРАМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ МОГУЩЕСТВЕННЫХ ЗЕМНЫХ ЦАРСТВ и знать, что это царство есть плоть и кровь их, дано было оставить домы и гробы отчие, часто поруганные, оплакать горчайшими слезами тысячи и тысячи безвинно убиенных и замученных, лишиться всякого человеческого благополучия, испытать врага столь подлого и свирепого, что нет имени его подлости и свирепству, мучиться всеми казнями египетскими в своем отступлении перед ним, воспринять все мыслимые унижения и заушения на путях чужеземного скитальчества: взгляни, мир, и знай, что пишется в твоих летописях одна из самых черных и, быть может, роковых для тебя страниц!»

Поистине действовали мы, несмотря на все наши человеческие падения и слабости, от имени нашего Божеского образа и подобия. И еще — от имени России: не той, что предала Христа за тридцать сребреников, за разрешение на грабеж и убийство и погрязла в мерзости всяческих злодеяний и всяческой нравственной проказы, а РОССИИ ДРУГОЙ, подъяремной, страждущей, но все же ДО КОНЦА НЕ ПОКОРЕННОЙ.

Мир отвернулся от этой страждущей России, он только порою уподоблялся тому римскому солдату, который поднес к устам Распятого губку с уксусом. Европа… спокойно смотрит на русские «внутренние дела», то есть на шестилетний погром, длящийся в России, и вот дошла даже до того, что узаконяет этот погром. НО ТЕМ ВАЖНЕЕ МИССИЯ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ.

Что произошло? Произошло великое падение России, а вместе с тем и вообще падение человека. <…> Неизбежна была русская революция или нет? Никакой неизбежности, конечно, не было, ибо, несмотря на все эти недостатки, Россия цвела, росла, со сказочной быстротой развивалась и видоизменялась во всех отношениях. Революция, говорят, была неизбежна, ибо народ жаждал земли и таил ненависть к своему бывшему господину и вообще к господам. Но почему же эта будто бы неизбежная революция не коснулась, например, Польши, Литвы? Или там не было барина, нет недостатка в земле и вообще всяческого неравенства?

Нет, НЕИЗБЕЖНОСТИ НЕ БЫЛО, а дело было все-таки сделано, и как и под каким знаменем? Сделано оно было ужасающе и знамя их было и есть интернациональное, то есть претендующее быть знаменем всех наций и дать миру,… взамен древних божеских уставов, нечто новое и дьявольское.

Была Россия, был великий, ломившийся от всякого скарба дом, населенный огромным и во всех смыслах могучим семейством, созданный благословенными трудами многих и многих поколений, освященный богопочитанием, памятью о прошлом и всем тем, что называется культом и культурою. Что же с ним сделали? Заплатили за свержение домоправителя полным разгромом буквально всего дома и неслыханным братоубийством, всем тем кошмарно-кровавым балаганом, чудовищные последствия которого неисчислимы и, быть может, вовеки непоправимы.

<…> Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее; он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек — и все-таки мир уже настолько сошел с ума, что среди бела дня спорят, благодетель он человечества или нет? На своем кровавом престоле он стоял уже на четвереньках; когда английские фотографы снимали его, он поминутно высовывал язык: ничего не значит, спорят! <…> А соратники его, так те прямо пишут: «Умер новый бог, создатель Нового Мира, Демиург!»

<…> Миссия русской эмиграции, доказавшей своим исходом из России и своей борьбой, своими ледяными походами, что она не только за страх, но и за совесть не приемлет Ленинских градов, Ленинских заповедей, миссия эта заключается ныне в продолжении этого неприятия. «Они… не хотят признать совершившегося!» <…> «Они не хотят ради России претерпеть большевика!» Да, не хотим — можно было претерпеть ставку Батыя, но ЛЕНИНГРАД НЕЛЬЗЯ ПРЕТЕРПЕТЬ…. »

Россия! Кто смеет учить меня любви к ней? <….> Пусть не всегда были подобны горнему снегу одежды белого ратника, — да святится вовеки его память! <…> В дикой и ныне мертвой русской степи, где почиет белый ратник, тьма и пустота. Но знает Господь, что творит. Где те врата, где то пламя, что были бы достойны этой могилы. Ибо там гроб Христовой России. И только ей одной поклонюсь я, в день, когда Ангел отвалит камень от гроба ее.

Будем же ждать этого дня. А до того, да будет нашей миссией не сдаваться ни соблазнам, ни окрикам. Это глубоко важно и вообще для неправедного времени сего, и для будущих праведных путей самой же России.
Говорили — скорбно и трогательно — говорили на древней Руси: «Подождем, православные, когда Бог переменит орду». Давайте подождем и мы. Подождем соглашаться на новый «похабный» мир с нынешней ордой.
————————-—
Иван Алексеевич БУНИН
МИССИЯ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ
(Речь, произнесенная в Париже 16 февраля 1924 года)

В 1929—1954 гг. произведения Бунина в СССР не издавались. С 1955 года — наиболее издаваемый в СССР писатель первой волны русской эмиграции (несколько собраний сочинений, множество однотомников). Некоторые произведения («Окаянные дни» и др.) в СССР напечатаны только с началом перестройки.

Иван Алексеевич Бунин — последний русский классик, запечатлевший Россию конца XIX — начала XX века. «…Один из последних лучей какого-то чудного русского дня», — писал о Бунине критик Г. В. Адамович.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«У русских есть защитный панцирь – это Достоевский»

Людмила Козлова о двух знаковых презентациях – трёхтомника «Евангелие Ф.М.Достоевского» и 28-го выпуска альманаха «Тобольск и вся Сибирь» …

21 декабря, в день 80-летия Государственной публичной исторической библиотеки России, в Москве, в зале «Под сводами» исторического здания ГПИБ (бывший дом Куманиных) прошли две знаковых презентации изданий общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска» – трёхтомника «Евангелие Ф.М.Достоевского» и 28-го выпуска альманаха, четырёхтомника «Тобольск и вся Сибирь. Северный морской путь». В праздничном событии участвовали сотрудники библиотеки, издатель – председатель президиума фонда «Возрождение Тобольска» Аркадий Григорьевич Елфимов, авторы презентуемых изданий, писатели, общественные деятели.

Праздничное событие ознаменовалось открытием выставки, посвящённой книгам из «Музея памяти Ф.М. Достоевского». Экспозиция открывалась разделом «Достоевский и журналистика». Собравшимся продемонстрировали экземпляр журнала «Гражданин», в котором писатель работал редактором. Именно в «Гражданине» возникла особая рубрика – «Дневник писателя». С 1876 г. под этим названием Достоевский начал выпускать отдельное ежемесячное издание. Особое внимание привлекли экземпляры журналов «Время» (издавался в 1861-1863 гг.) и «Эпоха» (издавался в 1864-1865 гг.). Их титульные листы написаны рукой А.Г.Достоевской, второй жены писателя. Журналы «Время» и «Эпоха» были совместным издательским предприятием Михаила и Фёдора Достоевских; деньги на издание «Эпохи» племянникам дала их тётушка А.Ф.Куманина. Именно на эти журналы в 1960-х гг. обратила внимание Г.Ф.Коган, директор Музея-квартиры Ф.М.Достоевского. Обратив внимание на почерк А.Г.Достоевской, она по ее регистрационным надписям нашла в фондах библиотеки значительную часть книжной коллекции из «Музея памяти Ф.М.Достоевского» — первого меморативного музея в России, основанного женой писателя — Анной Григорьевной.

Творческая деятельность писателя на выставке была представлена прижизненными изданиями его произведений, которые по большей части оформлены в едином стиле. Одинаковые чёрные переплёты с золотым тиснёным автографом Ф.М.Достоевского на обложке были сделаны специально для «Музея памяти Ф.М.Достоевского».

Испытывая постоянную нужду в деньгах, писатель пытался самостоятельно продавать свои книги. При петербургской квартире Достоевских в Кузнечном переулке находился склад его изданий. Руководила магазином А.Г.Достоевская. Став женой писателя, она фактически приняла на себя обязанности литературного и финансового агента: общалась с кредиторами, вела счетоводные книги, покупала бумагу, ездила по типографиям, вела переговоры с книгопродавцами, стенографировала, переписывала, подводила балансы, была издателем, бухгалтером, писцом.

«У русских есть защитный панцирь – это Достоевский» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

После смерти мужа Анна Григорьевна взяла на себя нелёгкий труд по собиранию и хранению всего, что было связано с его именем. Ещё при её жизни эта уникальная коллекция была передана в Исторический музей. По просьбе Анны Григорьевны коллекцию осмотрел учёный секретарь Российского исторического музея В.И.Сизов, удивился её объему и значимости. Так была решена судьба коллекции. 28 января 1891 года, в десятую годовщину смерти Ф.М.Достоевского, в музее был освящён и открыт особый отдел его имени. А.Г.Достоевская оставалась хранительницей коллекции. Пятнадцать лет отдел носил название «Отдел Ф.М.Достоевского», а в 1906 году перешёл в собственность Исторического музея и стал называться «Музеем памяти Ф.М.Достоевского».

Пополнению коллекции способствовали многочисленные дары, поступавшие от друзей и знакомых семьи Достоевских и от почитателей его творчества. Среди дарителей – о. Сергий Булгаков, историк литературы Орест Фёдорович Миллер, петербургский врач А.А.Тицнер и многие другие.

В коллекции Анны Григорьевны сохранялись и отдельные книги из личного собрания Ф.М.Достоевского. Их было не так уж много: первая библиотека писателя пропала во время ссылки, вторая – в 1867-1871 гг. распродана пасынком писателя и разошлась по лавкам петербургских букинистов. Сама Анна Григорьевна после смерти мужа вынужденно рассталась с частью его книг. Немногие оставшиеся издания представляют большую ценность – их держал в руках великий русский писатель.

«У русских есть защитный панцирь – это Достоевский» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Немало на книгах и дарственных надписей такого содержания: «в комнату Достоевского», «в собрание имени Достоевского», «для музея памяти Достоевского». Анна Григорьевна Достоевская, через руки которой проходили эти приношения, выступила в роли не только собирательницы, но и библиографа. В 1906 году ею был составлен и издан «Библиографический указатель сочинений и произведений искусства, относящихся к жизни и деятельности Ф.М.Достоевского…», где были описаны не только книги из её собрания, но и личные вещи писателя, его рукописи, скульптурные и портретные изображения и прочие предметы, так или иначе связанные с его памятью.

Современники живо откликнулись на появление в Историческом музее отдела памяти Ф.М.Достоевского. Публикации об этом появлялись на страницах таких разных периодических изданий, как «Вестник литературы», «Новое время», «Семья», «Биржевые ведомости».

«Музей памяти Ф.М.Достоевского» при Историческом музее был закрыт в 1929 году, экспонаты переданы в разные организации. В фондах Библиотеки Исторического музея остались только книги, входившие в собрание Анны Григорьевны, в 1938 году они были переданы при создании Исторической библиотеки. Так коллекция, созданная в память о Ф.М.Достоевском, оказалась в родных для него стенах.

Праздничное событие ознаменовалось приветственной речью директора ГПИБ России Михаила Дмитриевича Афанасьева, который рассказал о работе библиотеки и связи библиотеки с именем Фёдора Достоевского.

«У русских есть защитный панцирь – это Достоевский» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В 1828 году владение в Космодамианском (ныне Старосадском) переулке, где сейчас находится Историческая библиотека, приобрёл первостатейный купец Александр Алексеевич Куманин. А.А.Куманин был женат на Александре Фёдоровне Нечаевой, которая приходилась родной тёткой Ф.М.Достоевскому и всем его братьям и сёстрам. Осиротевшие младшие сёстры и братья Достоевские нашли приют в особняке Куманиных.

Два старших брата, Михаил и Фёдор, уехали в Санкт-Петербург: по воле отца они должны были учиться в Главном инженерном училище. Плату за обучение (по 950 рублей за каждого) внёс А.А.Куманин. Достоевский часто бывал в этом гостеприимном доме. В Исторической библиотеке не только хранится часть собрания «Музея памяти Ф.М.Достоевского», но и стены исторического здания библиотеки «помнят» великого писателя.

«У русских есть защитный панцирь – это Достоевский» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Михаил Дмитриевич отметил, что библиотека делится с читателями и заинтересованными людьми всем богатством её фондов, но особенно приятно бывает тогда, когда кто-то делится своими достижениями с библиотекой.

Эта фраза была адресована гостю из Тобольска Аркадию Григорьевичу Елфимову, который посвятил собравшихся в тему дня – предстоящих презентациях и передаче в собрание библиотеки уникальных изданий фонда «Евангелие Ф.М.Достоевского» и 28-го выпуска альманаха «Тобольск и вся Сибирь. Северный морской путь»:

«В феврале следующего года исполняется 25 лет Общественному благотворительному фонду «Возрождение Тобольска», поэтому мы решили собраться здесь, поговорить и наградить наших московских друзей. В этом году фонд отмечал 24-ю годовщину своей работы. Несмотря на не круглую дату было около двух десятков поздравлений. И одно, совершенно замечательное, о котором надо рассказать: известный омич, профессор, историк музыки М.А.Белокрыс в своём поздравлении пожелал продвижения наших просветительских обширных программ и рассказал, что недавно слышал интервью с одним русофобом и бандеровцем. На вопрос корреспондента о том, когда им удастся разрушить Россию и уничтожить москалей, он ответил, что мы занимаемся этим, но будет это не скоро, т.к. у русских есть защитный панцирь – это Достоевский, Чайковский….

Да, говорю я моему собеседнику из Омска: кто-то посчитал, что каждые 10 секунд в мире играется Петр Ильич Чайковский, но кроме этих имен – защитный панцирь России – это сотни имён Великой Русской культуры: писатели, философы, композиторы… Ну а М.А.Белокрыс в ответ, что наша работа фонда более 20 лет также работает на укрепление этого защитного панциря и пожелал нам успехов и новых Побед.

Переходя к трёхтомнику «Евангелие Ф.М.Достоевского», надо сказать о том, что это издание уже подарено многим культурным центрам в России и за рубежом. Год назад в Румянцевском зале Российской государственной библиотеки прошла презентация факсимильного издания, хранящегося в фонде рукописей РГБ – Евангелия, подаренного писателю в Тобольске по дороге в ссылку. Издание осуществлено общественным благотворительным фондом «Возрождение Тобольска». В подготовке его принимали участие известные исследователи творчества писателя.

Мой близкий друг из Омска Титарев Виктор Владимирович, он тоже сегодня здесь в зале, большой помощник фонда, объединяющий предпринимателей Омска для многих реализованных нами совместно-книжных проектов, сказал на презентации «Евангелия Ф.М.Достоевского» в РГБ: «…Я не очень читающий человек, но все книги фонда приобретаю для личной библиотеки, ведь если Вы рядом живёте с Микеланджело, то разве Вы не будете покупать его рисунки!».

После этого журналисты четырех каналов телевидения, присутствовавшие на этой презентации, по окончании нашего собрания обращались ко мне с вопросом: «Аркадий Григорьевич, Вас уже с Микеланджело сравнивают! Как Вы к этому относитесь?» И я ответил, что участники нашего проекта «Евангелие Ф.М.Достоевского» — выдающиеся ученые В.Ф.Молчанов, В.Н.Захаров, Б.Н.Тихомиров, художник В.Е.Валериус, полиграфист А.В.Снитенко, если каждый не Микеланджело, или Михаил Васильевич Ломоносов (лучше так сравнивать), то уж все вместе они действительно и Микеланджело, и Ломоносов. Вот одному из этих наследников Михайло Ломоносова слово – специалисту по исторической поэтике, текстологии и творчеству Фёдора Михайловича Достоевского Владимиру Николаевичу Захарову – известному исследователю жизни и творчества писателя, автору нескольких книг о нём. Владимир Николаевич Захаров – доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русской литературы Петрозаводского государственного университета, президент Международного общества Ф.М.Достоевского, один из крупнейших современных специалистов по творчеству Ф.М.Достоевского.

В.Н.Захаров подчеркнул, что день нынешней презентации включает в себя несколько знаковых совпадений – это день, когда вдова писателя Анна Григорьевна передала свою коллекцию в музей и день открытия Исторической библиотеки. Тут хранится обширная литература о жизни и смерти Достоевского. Библиотека щедро делится своими богатствами с музеями, с читателями и специалистами. Евангелие, которое мы сегодня представляем, находилось в фондах Государственной Российской библиотеки. Я, пытаясь ознакомиться с этой книгой, не сразу получил её. Всё этот момент как-то откладывался. Важно было получить ещё и «Сибирскую тетрадь», которую писатель вкладывал в Евангелие и форматы их совпадали. Сейчас «Сибирская тетрадь прошла реставрацию и уже не совсем совпадает с Евангелием по формату. В одну из встреч с Евангелием я разглядел подчёркивания ногтем: был декабрь, темнело рано, я поднес книгу к окну, включил настольный свет и заметил то, что раньше не было видно – подчёркивания ногтем. Я описал свои наблюдения, а потом страницы книги подвергли криминалистической съёмке, помет оказалось много больше, чем было видно «невооруженным глазом».

В работе над книгой очень помогли заместитель директора Литературно-мемориального музея Ф.М.Достоевского в Санкт-Петербурге Борис Николаевич Тихомиров и заведующий отделом рукописей Российской государственной библиотеки Виктор Фёдорович Молчанов – доктор исторических наук. В трёхтомный комплект, помимо факсимиле личного экземпляра Нового Завета со всеми пометами писателя, вошли исследования и комментарии к маргиналиям Фёдора Михайловича (их более 1400). Найти и различить многие из них удалось благодаря разработанной в отделе рукописей РГБ методике оптико-электронной текстологии. 4/5 объема второго тома занимает подробное описание отражений евангельского слова в текстах Достоевского, которое выполнил Б.Н.Тихомиров. Раскрыто значение Евангелия в жизни и творчестве писателя. Всё это подводит нас к важной мысли. Достоевский не случайно каждый день читал Евангелие.

Оно даёт для понимания смысла его трудов, чем критика о нем. В третьем томе представлены исследовательские работы, в которых так или иначе отражено Евангелие. Работа над трехтомником – долгий труд. Постоянно вносились изменения, уточнения. Аркадий Григорьевич нас долго терпел, и без его участия эта работа бы не состоялась. Аркадий Григорьевич – движитель таких великих по труду проектов, он и коллекционер, меценат, который дарит свои коллекции научным и культурным центрам России. И то, что сегодня происходит презентация в доме Куманиных, это не случайно, это его заслуга. И, конечно, спасибо Михаилу Дмитриевичу Афанасьеву, который бережет память о Достоевском в этих памятных, отмеченных словом история местах – доме Куманиных и Библиотеке».

Далее слово было предоставлено художнику-дизайнеру многих издательских проектов фонда «Возрождение Тобольска» Василию Евгеньевичу Валериусу. Выступающий художник рассказал, что у него две профессии – книжный дизайнер и театральный художник. И в проекте издания «Евангелие Ф.М.Достоевского» обе эти профессии соединились, так как оформление трёхтомника позволяет, фактически, сыграть короткий спектакль, который имеет начало, развитие и финал. При открытии верхнего короба, по внешнему виду, напоминающего острог, является на свет коробка, оформленная под арестантскую робу. А уже в ней и находятся три тома этого издания и «Сибирская тетрадь» Ф.М.Достоевского. Фактически, повторяется сюжет русских сказок – на дереве ларец, в нём утка, в утке яйцо, в яйце игла, а уж на её конце – самое важное! Толщина бумаги книг подобрана так, что страница Евангелия и страница с комментариями к ней (во втором томе) оказываются на одном уровне. Удобно читать и одновременно изучать комментарии».

«У русских есть защитный панцирь – это Достоевский» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Продолжил встречу А.Елфимов, который рассказал, в частности, о том, что в этом году в Новосибирске состоялся Международный фестиваль «Книжная Сибирь», где Гран-при конкурса получил Общественный благотворительный фонд «Возрождение Тобольска» за уникальное книжное издание в трех томах «Евангелие Достоевского», выпущенное тиражом всего 100 экземпляров и являющееся замечательным подарком исследователям русской литературы. А.Г.Елфимов подчеркнул, что не обольщается наградами, так как книги, издаваемые фондом, вне конкуренции. И причина этого в том, что основой масштабной издательской и просветительской деятельности Фонда выступает книга как художественное эстетическое и художественное явление, поэтому огромное значение придаётся полиграфическому качеству изданий – лучшая бумага, лучшие технологии печати и переплёта, привлечение к работе лучших художников. Соответственно, расходы на подготовку и печать каждой книги весьма значительны. Благодаря этому, уникальные издания Фонда стоят особняком в любом книжном конкурсе и находятся вне конкуренции с теми издательскими проектами, которые делают упор на коммерциализацию книгоиздательского процесса. Книжные серии Фонда высоко оценены российскими специалистами, работающими в сфере, связанной с качественной полиграфией книги. По этой же причине уникальные издания Фонда охотно приобретаются библиотеками и культурными центрами Европы. Однако книгоиздательские проекты развиваются не благодаря продажам, а благодаря помощи тех предпринимателей, которые понимают важность поддержки масштабной деятельности Фонда, избравшего для себя приоритет культуры, как необходимого и главного звена в жизни России. Речь шла и о том, что идея «красивой жизни», столь рьяно пропагандируемая сегодня, ведёт в никуда. Эта ложная идея вовлекает людей в конвейер бездумного потребительства. Богатых заставляет «вколачивать» деньги, добытые любым путём, в предметы немыслимой роскоши – дома, машины, яхты, то есть просто в мёртвые вещи. А между тем, знаменитый философ и писатель А.А. Зиновьев, утверждал, что уровень культуры человека зависит не от материальной роскоши, а роскоши мысли, роскоши духа, романтизма и идеализма. И вот такие наши помощники, попечители, в первую очередь, попечительский совет фонда во главе с Юрием Константиновичем Шафраником, давние мои друзья – И.А.Иванов, А.Д.Кот, В.В.Архипчук, Ю.Г.Ронжин, Б.И.Коваленко.

Переходя ко второй части презентации, А.Г.Елфимов и М.Д.Афанасьев вручили от фонда и библиотеки благодарственные письма попечителю Алексею Юрьевичу Устинову, благодаря которому этот дорогой дар библиотеке («Евангелие Ф.М.Достоевского») был оплачен. Благодарственные письма приняла мать попечителя – Устинова Ольга Викторовна.

А.Г.Елфимов рассказал о том, что 28-ой выпуск альманаха «Тобольск и вся Сибирь. Северный морской путь» – это масштабное издание, в котором представлена история освоения Арктики и северных морских путей русскими первопроходцами и исследователями, начиная от летописца Нестора и заканчивая сегодняшним днём. Эта огромная работа была проделана в рекордно короткие сроки. Главный редактор альманаха Юрий Петрович Перминов собрал и обработал более 200 материалов всего за два года, его вклад в это издание огромен.

С оценкой масштабной работы фонда «Возрождение Тобольска» выступили историк Николай Иванович Никитин, писатель, психолог, автор книги «Князь русской Америки» Владимир Юрьевич Ружейников, Леонид Леонидович Круглов – автор фильма-реконструкции «Великий Северный путь», военный аналитик, исследователь вопросов подводной стратегии и тактики во время Второй мировой войны Рудаков Александр Борисович, Председатель Союза писателей России Геннадий Викторович Иванов – автор стихов о полярниках, один из авторов 28-ого выпуска альманаха.

Далее состоялась церемония вручения премии имени А.А.Дунина-Горкавича и других наград фонда. Награды были вручены Владимиру Николаевичу Захарову – известному исследователю жизни и творчества писателя, автору нескольких книг о нём; заместителю директора Литературно-мемориального музея Ф.М.Достоевского в Санкт-Петербурге Борису Николаевичу Тихомирову; скульпторам-художникам Сергею Григорьевичу Мильченко, Михаилу Орестовичу Лушникову, Михаилу Владимировичу Переяславцу, российскому фотохудожнику Павлу Павловичу Кривцову; писателю, первому редактору альманаха «Тобольск и вся Сибирь» Юрию Михайловичу Лощицу, издателю Снитенко Александру Викторовичу. Все авторы 28-го выпуска «Тобольск и вся Сибирь. Северный морской путь», а также дочь знаменитого полярника адмирала Георгия Ушакова Маола получили в подарок авторские экземпляры альманаха.

Так закончилось это знаменательное событие 21 декабря, в день 80-летия Государственной публичной исторической библиотеки России в Москве, в зале «Под сводами» исторического здания ГПИБ (бывший дом Куманиных), которое фактически подвело своеобразный итог работы, проделанной в 2018 году Общественным благотворительным фондом «Возрождение Тобольска».

Людмила Козлова, Бийск, Алтай

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«Живой символ загадочного царства русской души и народа»

Президентская библиотека открыла электронную коллекцию «Ф.М.Достоевский (1821–1881). Мир Достоевского» к 197-летию

«»Туман, слякоть. Из угрюмого, враждебного неба льёт дождь, или мокрый снег с него падает. Ветер воет в темноте». Мрачная, отъединённая тоска заполняет душу. И вместе с Достоевским начинаешь любить эту тоску какою-то особенною, болезненною любовью», – пишет В.Вересаев в издании «Живая жизнь: о Достоевском и Льве Толстом» (1922), электронную копию которого можно открыть на портале Президентской библиотеки

12 ноября исполнилось 197 лет со дня рождения русского писателя, мыслителя и публициста Фёдора Михайловича Достоевского, члена-корреспондента Петербургской академии наук с 1877 года. На портале Президентской библиотеки доступна электронная коллекция «Ф.М.Достоевский (1821–1881). Мир Достоевского», в которую вошли цифровые копии текстов его произведений, материалов о жизни и творчестве, исследовательских работ прошлого века и авторефератов диссертаций наших дней.

Решив после окончания Инженерного училища в Санкт-Петербурге всецело посвятить себя литературе, Достоевский садится за роман «Бедные люди» и после ряда мучительных для неопытного литератора переделок отдаёт его в печать. Успех оглушительный! Вокруг начинающего прозаика почти сразу сложился литературный кружок. Но молодой Достоевский искал ответов на «проклятые вопросы» за границами беллетристики: весной 1847 года он становится посетителем «пятниц» М.В.Петрашевского.

Участие в организации тайной типографии для печатания воззваний к крестьянам и солдатам не обошлось без последствий: Достоевского в числе других петрашевцев арестовали в апреле 1849 года. Восемь месяцев он провел в Алексеевском равелине Петропавловской крепости под следствием. Высшего напряжения ситуация достигла 22 декабря 1849 года, когда писатель вместе с товарищами-петрашевцами ожидал на Семёновском плацу исполнения смертного приговора. Однако по воле Николая I казнь была заменена 4-летней каторгой с лишением «всех прав состояния» и последующей сдачей в солдаты.

Об этом периоде рассказывается в статье А.П.Милюкова «Фёдор Михайлович Достоевский», опубликованной в одном из номеров исторического журнала «Русская старина» в 1881 году. Автор – писатель, историк литературы, критик – посетил Достоевского в крепости: «Брякнули приклады ружей, и в сопровождении офицера вошли Ф.М.Достоевский и С.Ф.Дуров. Горячо пожали мы друг другу руки. Несмотря на восьмимесячное заключение в казематах, они почти не переменились: то же серьезное спокойствие на лицах… Ни малейшей жалобы не высказали ни тот, ни другой на строгость суда или суровость приговора».

Каторга, отмечали друзья-литераторы, не ожесточила писателя, а лишь ускорила созревание гражданских качеств. «Достоевский до Сибири – это молодой инженерный офицер, обнаруживший незаурядный литературный талант. <…> Из Сибири вернулся совершенно другой человек – не только великий писатель, дарование которого прошло закалку в горниле истинных, а не выдуманных страданий, но и человек несгибаемого гражданского мужества», – отмечается в видеолекции «Духовное рождение Ф.М.Достоевского в Сибири: книга судьбы „Записки из Мертвого дома“» (2014).

«…В какой мере каторга переродила его юношеские убеждения», – свидетельствовал также в 1917 году журнал «Современный мир», с которым писатель сотрудничал после возвращения из Сибири. «Униженные и оскорблённые» – первое большое произведение этого периода.

В электронную коллекцию вошли также современные научные работы о литературном наследии классика. Среди них авторефераты диссертаций на темы «Евангельская притча в авторском дискурсе Ф.М.Достоевского», «Исповедальность как принцип становления поэтики художественной прозы Ф.М.Достоевского», «Художественная логика стыда в прозе Ф.М.Достоевского», «„Записки из подполья“ Ф.М.Достоевского в контексте авторского мифа о богоборчестве» и многие другие. О логике психологического анализа в произведениях Достоевского размышляет О.Даниленко в автореферате диссертации: «Психологический анализ в творчестве Ф.М.Достоевского формировался на основе глубокого философски-религиозного осмысления проблем совести, своеволия, свободы и страдания в человеческой судьбе, трагического несоответствия в бытийном мире идеального и реального».

На основе такого подхода родились впоследствии «Преступление и наказание», «Братья Карамазовы» и «Бесы». В этих произведениях, отмечал исследователь творчества Достоевского А.Закржевский, писатель «измерил глубины… страсти и дал картину с провалами в такие недра, где горение плотское становится огнём духа».

«Ведая, как никто, исстрадавшуюся душу русского человека, из какого бы общественного слоя он ни был, – писал барон М.Таубе в статье «Памятка о Ф.М.Достоевском» (1906), – Ф.М. любил всецело этого русского человека и, любя его душу, знал, на что эта душа способна».

На портале библиотеки можно ознакомиться со сборником номеров журнала «Дневник писателя» за 1877 год, где нашли отражение все самые острые проблемы, которые на тот момент волновали русскую интеллигенцию. Возражая западным оппонентам, Достоевский писал: «Народ наш разумен и тих, а к тому же вовсе не хочет войны, а лишь сочувствует своим угнетённым братьям за веру Христову от горячего сердца, но уж коли надо будет, коли раздастся великое слово царя, то весь пойдёт… и сделает всё одним порывом, как един человек. Так что этакую силу единения, ввиду таинственного будущего судеб Европы, нельзя не ценить и нельзя не созерцать перед собою в минуты некоторых невольных соображений и гаданий наших».

О творчестве Достоевского, его взглядах как писателя и гражданина дают представление такие работы, как «Задачи русского народа» (1894), «Памятка о Ф.М.Достоевском» (1906) М.Ф.Таубе, «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М.Достоевского» (1894), «Достоевский и Герцен в истории русского самосознания» (1907) Т.Я.Ганжулевич.

В последней из перечисленных работ Таисия Ганжулевич обращает внимание на восприятие Достоевским петровских реформ: «История народа – это есть история его самосознания и чем шире, чем богаче оно развивается, тем могущественнее рисуется нам мировая роль этого народа. <…> Особенности русского народа Достоевский видит даже в петровской реформе, в «расширении взгляда», привнесённом ею. «Это, – пишет Достоевский, – не просвещение в собственном смысле слова и не измена народным русским началам – это одному лишь народу русскому свойственное; ибо подобной реформы нигде и никогда не было. Это на самом деле почти братская любовь наша к другим народам, это потребность наша всеслужения человечеству, даже в ущерб иногда собственным и крупным ближайшим интересам»».

В интереснейшем исследовании «Карамазовщина. Психологические параллели: Достоевский. Валерий Брюсов. В.В.Розанов. М.Арцыбашев» (1912) А.Закржевскому удалось сформулировать, в чём истинные сила и масштаб писателя: «Достоевский… стал вдохновением и отправной точкой почти всех наших писателей, поэтов, философов. И не в убожестве нашем, не в оскудении творческих сил нужно усматривать причину этого влияния, а в необычайно сильном родстве всего русского творчества с личностью Достоевского. В этом отношении Достоевский как бы является выразителем перед миром всех глубин русского духа, гениальным творцом всех бродящих, скрытых, таинственных его сил, живым символом загадочного царства русской души и народа, его исканий и его надежд».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

3 ОКТЯБРЯ РОДИЛСЯ ИВАН ШМЕЛЕВ. 145 лет со дня рождения. 

Иван Сергеевич Шмелёв (21 сентября (3 октября) 1873, Москва — 24 июня 1950, Бюсси-ан-От близ Парижа) — русский писатель, публицист, православный мыслитель из московского купеческого рода Шмелёвых, представитель консервативно-христианского направления русской словесности.

Родился 3 октября 1873 года в Донской слободе Москвы. Его дед был государственным крестьянином родом из Гуслицкого края Богородского уезда Московской губернии, поселившимся в Замоскворецком районе Москвы после устроенного французами пожара 1812 года. Отец, Сергей Иванович, уже принадлежал к купеческому сословию, но не занимался торговлей, а владел большой плотничьей артелью, в которой трудилось более 300 работников, и банными заведениями, а также брал подряды. Воспитателем (дядькой) своего сына он определил набожного старика, бывшего плотника Михаила Панкратовича Горкина, под влиянием которого у Шмелёва возник интерес к религии. В детстве немалую часть окружения Шмелёва составляли мастеровые, среда которых также сильно повлияла на формирование его мировоззрения.

Начальное образование Иван Шмелёв получил дома, под руководством матери, которая особое внимание уделяла литературе и, в частности, изучению русской классики. Затем поступил в шестую Московскую гимназию, окончив которую стал в 1894 году студентом юридического факультета Московского университета. В 1898 году окончил это учебное заведение, год отслужил в армии, затем получил место чиновника по особым поручениям Владимирской казённой палаты Министерства внутренних дел, в которой состоял на протяжении восьми лет и в это время неоднократно посещал по долгу службы различные отдалённые места Владимирской губернии; семья его тогда проживала во Владимире на Царицынской улице (ныне улица Гагарина).

Февральскую революцию писатель первоначально принял и даже отправился в Сибирь для встречи политкаторжан, однако вскоре разочаровался в её идеях. Октябрьскую революцию же не принял с самого начала, её события привели к значительным переменам в его мировоззрении. Вскоре после революции в июне 1918 года он вместе с семьёй уехал в Алушту, где сначала жил в пансионе «Вилла Роз», принадлежавшем Тихомировым, а затем приобрёл земельный участок с домом. Осенью 1920 года, когда Крымский полуостров был занят Красной армией, большевиками был арестован. Несмотря на ходатайства Шмелёва, был расстрелян его сын Сергей, офицер царской армии, которому тогда было 25 лет. Это событие и сильно ощущаемый в то время на полуострове недостаток продовольствия ещё более усилили тяжёлую душевную депрессию Шмелёва. На основе пережитого в те годы он в 1924 году, уже покинув СССР, написал эпопею «Солнце мёртвых», которая вскоре принесла ему европейскую известность.

Из Крыма Шмелёв, когда появилась такая возможность, переехал в Москву, но уже тогда серьёзно задумался об эмиграции — в значительной степени под влиянием обещания писателя И. А. Бунина оказать на первых порах помощь семье писателя. В 1922 году Шмелёв покинул Советскую Россию и отправился сначала в Берлин, а затем в Париж, прожив в этом городе до конца жизни. В Париже его произведения публиковались во множестве русскоязычных эмигрантских изданий, таких как «Последние новости», «Возрождение», «Иллюстрированная Россия», «Сегодня», «Современные записки», «Русская мысль» и других. Там же началась его дружба с русским философом-эмигрантом И. А. Ильиным и длительная переписка с ним (233 письма Ильина и 385 писем Шмелёва).
В эмиграции написаны «Солнце мёртвых» (1923).

«Это такая правда, что и художеством не назовёшь. В русской литературе первое по времени настоящее свидетельство о большевизме. Кто ещё так передал отчаяние и всеобщую гибель первых советских лет, военного коммунизма?»

«Прочтите это, если у вас хватит смелости.»
Томас Манн

Творчество первых лет эмиграции представлено в основном рассказами-памфлетами: «Каменный век» (1924), «Два Ивана» (1924), «На пеньках» (1925), «Про одну старуху» (1925); для этих произведений характерны мотивы критики «бездуховности» западной цивилизации и боль за судьбу, постигшую родину писателя после Гражданской войны.
В произведениях, написанных спустя несколько лет: «Русская песня» (1926), «Наполеон. Рассказ моего приятеля» (1928), «Обед для разных», — на первый план выходят картины «старого житья» в России вообще и Москве в частности. Для них характерны красочные описания религиозных празднеств и обрядов, прославление русских традиций. В 1929 году вышла книга «Въезд в Париж. Рассказы о России зарубежной», посвящённая тяжёлым судьбам представителей русской эмиграции. В 1930 году был опубликован лубочный роман Шмелёва «Солдаты», сюжетом для которого послужили события Первой мировой войны.

Наибольшую известность принесли Шмелёву романы «Богомолье» (1931) и «Лето Господне» (1933—1948), дающие широкую картину быта старой, «патриархальной» России, Москвы и любимого писателем Замоскворечья. Эти произведения были весьма популярны в среде русского зарубежья.
В 1931 и 1932 годах был номинирован на Нобелевскую премию по литературе.

Годы Второй мировой войны Шмелёв провёл в оккупированном нацистскими войсками Париже. Часто публиковался в прогерманской эмигрантской газете «Парижский вестник». Его старость была омрачена тяжёлой болезнью и нищетой. Скончался Шмелёв в 1950 году от сердечного приступа, погребён был на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. В 2000 году его прах вместе с прахом супруги был перевезён, согласно его предсмертной воле, на родину, где был захоронен рядом с могилами членов его семьи в некрополе московского Донского монастыря.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия