НАСТОЯЩИЕ ГЕРОИ РОССИИ ЗАБЫТЫ, ВРАГАМ РУССКОГО НАРОДА И ГОСУДАРСТВА ДО СИХ ПОР СТАВЯТ ПАМЯТНИКИ.

Россия отметила 200-летие Царя-Освободителя… Очень хотелось бы, чтобы это было именно так, но, увы, обстоит всё иначе. Россия забыла 200-летие своего Государя. Это дату отметили у нас лишь отдельные организации бело-монархического толка, отдельные неравнодушные и помнящие родную историю люди. На государственном уровне о Царе-реформаторе не вспомнили. Соответственно практически не вспомнили и СМИ. Особенно контрастным это беспамятство выглядит на фоне шабашей по случаю рядовых дней рождения и дней смерти величайших истребителей русского народа – Ленина и Сталина. На фоне нескончаемых чествований ещё одного красного монстра – Дзержинского, которому второй (или третий?) год подряд открывают у нас памятник за памятником. Какой уж тут Государь-Освободитель! Иными «героями» заполонены наши экраны, наши крупные печатные и медиа-ресурсы.

В высшей степени характерно и в не меньшей позорно, что «Почта России» выпустила марку, посвященную 200-летию со дня рождения Карла Маркса, а на предложение почтить память Александра Второго руководство ведомства ответило отказом.

Замечательны и отдельные «православно-патриотические» порталы, управляемые членами секты Свидетелей Кобы-победителя. О растерзанном террористами Государе на них практически не вспомнили. Пожалуй, эти-то и обоснование «позиции» найдут – непременно на «патриотическом» и «православном» основаниях: мол, либерал и западник был Александр Николаевич, и как семьянин примером нам быть не может, и т.д., и т.п. То ли дело Коба или Дзержинский! Примеры всех добродетелей!

Что до общества, то ему за беспамятство и претензий предъявлять не приходится. Кто и когда просвещал наше общество в подлинно национальном духе? Кто и когда возвращал ему нашу исковерканную и оплёванную историю – в её подлинной красоте и значении? Да, написаны и изданы книги. Да, сняты документальные программы. Но кто их читал, и кто их видел? Книги издаются у нас тиражами небольшими, а для того, чтобы быть прочитанными, тиражи те должны быть миллионными и распространяться бесплатно или же по самой дешёвой цене. А фильмы и передачи? Иногда, правда, проскальзывает что-то порядочное на ТВ. Но ведь это – ничто в сравнении с морем всевозможной мерзости, окончательно уродующих мировосприятие и самосознание наших людей. Где же здесь требовать от общества, чтобы оно было просвещено и сознательно?

И, вот, опять навязывают нам в герои наших палачей. Изо дня в день, мы обсуждаем их, спорим о них, изо дня в день маячат перед нами из заклеймённые лица, изо дня в день слышим и читаем мы их проклятые из рода в род имена. Это ли не болезнь духовная? И болезнь эту не только не пытаются лечить или хотя бы локализовать, доведя до стадии ремиссии, но напротив – всемерно растравляют, разжигают шабашами на ТВ, статьями в СМИ, акциями вековечных подстрекателей смут…

Прошлую статью я завершала напоминанием 100-летнего юбилея А.И. Соженицына, и той кампании, что ведётся против нашего национального писателя красными дьяволятами и гейшами на зарплате. И тотчас вновь напомнили они о себе! 30 мая в разных городах России члены секты свидетелей Кургиняна провели акции протеста против отмечания юбилея А.И. и установки ему памятника в Москве.

Внимание, вопрос! Когда устанавливался памятник Б.Н. Ельцину, проходили ли акции протеста в различных городах России? Когда устанавливался памятник Е.Т. Гайдару выходи ли от Москвы до самых до окраин возмущённые граждане с плакатами? Нет, конечно. Ибо просто так подобные акции не проходят. Они тщательно и с целью организуются и оплачиваются.

Если Вы зайдёте на ютуб, то обнаружите там сотни всевозможных роликов на тему «солженицер-власовец-предатель-хотелсброситьбомбу-враг-сволочь-абырвалг». Боря Юлин о Солженицыне… Гоблин о Солженицыне… Прилепин о Солженицыне… Вася Пупкин о… Вы всерьёз думаете, что такое количество подобной продукции – это всё сугубо народное негодование, спонтанное и т.д.? А теперь попробуйте выложить какой-нибудь положительный ролик об А.И. или просто его выступление. К нему развернётся ежедневное «паломничество» неведомых шариков, которые будут метить территорию (по-другому тут и не скажешь) одним и тем же набором бессвязных штампов. И так будет продолжаться месяц за месяцем. Вы всерьёз полагаете, что вся эта орда – это реальные люди? Простые озабоченные и возмущённые граждане? Любой человек, имеющий даже весьма общее представление об организации сетевых кампаний и провокаций, проанализировав это явление, определит, что мы имеем дело с троллями.

Теперь пройдём в соцсети. Здесь мы обнаружим некоторое количество прекрасных по своей безрамотности демотиваторов, где А.И. приписывается ровно то, против чего он из года в год выступал. И наши разученные читать пользователи, не вникая и не проверяя, тащат, тащат эту дребедень на свои стены. Тут уж приходится сталкиваться с теми «святыми простаками», что из лучших побуждений будут подкладывать хворост в костёр своим гениям.

Ну, а демотиваторы-то? Ведь кто-то же рисовал их в изрядном числе и в одном и том же ключе? Кто-то раз за разом вбрасывает их – на радость не читавшим и осуждающим? Что же, тоже – исключительно из любви к искусству?..

Итак, налицо масштабная, организованная и проплаченная кампания против русского национального писателя. Возникают вопросы: почему именно Солженицын стал в очередной раз мишенью для такой ожесточённой травли? И кому она нужна, кто заказывает музыку?

На вопрос почему ответить несложно. Задача разномастных провокаторов и их хозяев – лишить русских их героев и пророков. И, вот, под ударом – в который раз! – оказываются «белогвардейцы»! «Власовцы-хрустобулочники, которые поголовно Царя предали и нашу советскую Родину Антанте продавали…» Коммунисты, «православные сталинисты», провокаторы, обряженные в монархические ризы – всем выданы методички, и все брошены в атаку. И точно также – в который раз! – главным врагом становится Солженицын! Который, как и Белые, был не ко двору ни Совдепу, ни Западу, ни либералам, ни сталинистам. Потому что носители русской идеи, отстаивающие всегда и всюду русское имя, русскую историю и традицию, не могут быть ко двору русофобам всех мастей. Они для них самые непримиримые, самые опасные, самые ненавистные враги. И тем более, когда неотступно стоят они в своей правде. И тем более, когда велико значение их, и на весь мир слышен голос.

««…Мы дожили до того, что словоупотребление «русский» как бы под моральным запретом, оно уже кажется дерзким вызовом: а что мы хотим этим «выразить»? от кого «отгородиться»? а как же, мол, остальные нации? Но остальные нации держатся за свои наименования увереннее нас. Сегодня и особенно официально пытаются внедрять термин «россияне». Смысловая клетка для такого слова есть, да, как соответствующая необходимому прилагательному «российский». Однако слова этого не услышишь ни в каком простом, естественном разговоре, оно оказалось безжизненно. Ни один нерусский гражданин России на вопрос «кто ты?» не назовет себя «россиянином», а с определенностью: я татарин, я калмык, я чуваш, либо «я русский, если душой верно чувствует себя таковым. И в остатке расплывчатое «россияне» достается нам в удел разве что для официальных холодных обращений да взамен полного наименования гражданства. Но никогда нам не определиться и не понять самих себя, если примем негласный запрет называть себя «русскими»», — говорил А.И.

Эту-то русскость и невозможно вынести ни тем, кто желает нас вновь осоветить, ни тем, кто нас так настойчиво ороссиянивает, стыдясь и боясь самого слова – «русский»!

Отнимите у народа его гениев, его пророков, его героев, убедите его в том, что все они были врагами и негодяями, и ничто уже не будет препятствовать тому, чтобы вместо них возвести на пьедестал настоящих врагов и негодяев. В этом суть нынешней борьбы и с Белым движением, и с Солженицыным. И в борьбе этой внимательные и чуткие люди уловят прообраз борьбы куда более страшной, борьбы главной. Отнимите у народа Христа, убедите его в том, что он и его апостолы были разбойниками и шарлатанами, и ничто уже не будет препятствовать тому, чтобы возвести на престол Того, что вместо… И над этим главным сколькие же хлопочут теперь! От воинствующих наследников Губельмана типа т. Юлина до неоязычников… И как удобно им для вящей убедительности приводить в пример каких-нибудь недостойных служителей Церкви! Точно также борцы с «белогвардейцами» всегда обеспечены материалов для дискредитации – в виде каких-нибудь петлюровцев, позволяющих себе марать белое знамя и имеющих на то полный карт-бланш от заказывающих музыку.

В сущности, приведённые механизмы весьма нехитры. Однако, к нашему несчастью, эффективны. Ведь духовная смута, в которой мы живём который год – самая лучшая среда для соблазнения «малых сих».

Впрочем, Белую Идею не смог уничтожить весь истребительный ХХ век. А о Солженицына, как о скалу, разбились все те, кто надеялся его сокрушить. А посему призыв «гасить свечи» оставим на совести персонажа известной советской оперетты. Борьба продолжается, и по тому бешенству, какое наблюдаем мы в наших врагах, врагах нашего Отечества, можно уверенно заключить, что борьба эта отнюдь не бесплодна.

Елена Семёнова
для Русской Стратегии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

НАСТОЯЩИЕ ГЕРОИ РОССИИ ЗАБЫТЫ, ВРАГАМ РУССКОГО НАРОДА И ГОСУДАРСТВА ДО СИХ ПОР СТАВЯТ ПАМЯТНИКИ.

Россия отметила 200-летие Царя-Освободителя… Очень хотелось бы, чтобы это было именно так, но, увы, обстоит всё иначе. Россия забыла 200-летие своего Государя. Это дату отметили у нас лишь отдельные организации бело-монархического толка, отдельные неравнодушные и помнящие родную историю люди. На государственном уровне о Царе-реформаторе не вспомнили. Соответственно практически не вспомнили и СМИ. Особенно контрастным это беспамятство выглядит на фоне шабашей по случаю рядовых дней рождения и дней смерти величайших истребителей русского народа – Ленина и Сталина. На фоне нескончаемых чествований ещё одного красного монстра – Дзержинского, которому второй (или третий?) год подряд открывают у нас памятник за памятником. Какой уж тут Государь-Освободитель! Иными «героями» заполонены наши экраны, наши крупные печатные и медиа-ресурсы.

В высшей степени характерно и в не меньшей позорно, что «Почта России» выпустила марку, посвященную 200-летию со дня рождения Карла Маркса, а на предложение почтить память Александра Второго руководство ведомства ответило отказом.

Замечательны и отдельные «православно-патриотические» порталы, управляемые членами секты Свидетелей Кобы-победителя. О растерзанном террористами Государе на них практически не вспомнили. Пожалуй, эти-то и обоснование «позиции» найдут – непременно на «патриотическом» и «православном» основаниях: мол, либерал и западник был Александр Николаевич, и как семьянин примером нам быть не может, и т.д., и т.п. То ли дело Коба или Дзержинский! Примеры всех добродетелей!

Что до общества, то ему за беспамятство и претензий предъявлять не приходится. Кто и когда просвещал наше общество в подлинно национальном духе? Кто и когда возвращал ему нашу исковерканную и оплёванную историю – в её подлинной красоте и значении? Да, написаны и изданы книги. Да, сняты документальные программы. Но кто их читал, и кто их видел? Книги издаются у нас тиражами небольшими, а для того, чтобы быть прочитанными, тиражи те должны быть миллионными и распространяться бесплатно или же по самой дешёвой цене. А фильмы и передачи? Иногда, правда, проскальзывает что-то порядочное на ТВ. Но ведь это – ничто в сравнении с морем всевозможной мерзости, окончательно уродующих мировосприятие и самосознание наших людей. Где же здесь требовать от общества, чтобы оно было просвещено и сознательно?

И, вот, опять навязывают нам в герои наших палачей. Изо дня в день, мы обсуждаем их, спорим о них, изо дня в день маячат перед нами из заклеймённые лица, изо дня в день слышим и читаем мы их проклятые из рода в род имена. Это ли не болезнь духовная? И болезнь эту не только не пытаются лечить или хотя бы локализовать, доведя до стадии ремиссии, но напротив – всемерно растравляют, разжигают шабашами на ТВ, статьями в СМИ, акциями вековечных подстрекателей смут…

Прошлую статью я завершала напоминанием 100-летнего юбилея А.И. Соженицына, и той кампании, что ведётся против нашего национального писателя красными дьяволятами и гейшами на зарплате. И тотчас вновь напомнили они о себе! 30 мая в разных городах России члены секты свидетелей Кургиняна провели акции протеста против отмечания юбилея А.И. и установки ему памятника в Москве.

Внимание, вопрос! Когда устанавливался памятник Б.Н. Ельцину, проходили ли акции протеста в различных городах России? Когда устанавливался памятник Е.Т. Гайдару выходи ли от Москвы до самых до окраин возмущённые граждане с плакатами? Нет, конечно. Ибо просто так подобные акции не проходят. Они тщательно и с целью организуются и оплачиваются.

Если Вы зайдёте на ютуб, то обнаружите там сотни всевозможных роликов на тему «солженицер-власовец-предатель-хотелсброситьбомбу-враг-сволочь-абырвалг». Боря Юлин о Солженицыне… Гоблин о Солженицыне… Прилепин о Солженицыне… Вася Пупкин о… Вы всерьёз думаете, что такое количество подобной продукции – это всё сугубо народное негодование, спонтанное и т.д.? А теперь попробуйте выложить какой-нибудь положительный ролик об А.И. или просто его выступление. К нему развернётся ежедневное «паломничество» неведомых шариков, которые будут метить территорию (по-другому тут и не скажешь) одним и тем же набором бессвязных штампов. И так будет продолжаться месяц за месяцем. Вы всерьёз полагаете, что вся эта орда – это реальные люди? Простые озабоченные и возмущённые граждане? Любой человек, имеющий даже весьма общее представление об организации сетевых кампаний и провокаций, проанализировав это явление, определит, что мы имеем дело с троллями.

Теперь пройдём в соцсети. Здесь мы обнаружим некоторое количество прекрасных по своей безрамотности демотиваторов, где А.И. приписывается ровно то, против чего он из года в год выступал. И наши разученные читать пользователи, не вникая и не проверяя, тащат, тащат эту дребедень на свои стены. Тут уж приходится сталкиваться с теми «святыми простаками», что из лучших побуждений будут подкладывать хворост в костёр своим гениям.

Ну, а демотиваторы-то? Ведь кто-то же рисовал их в изрядном числе и в одном и том же ключе? Кто-то раз за разом вбрасывает их – на радость не читавшим и осуждающим? Что же, тоже – исключительно из любви к искусству?..

Итак, налицо масштабная, организованная и проплаченная кампания против русского национального писателя. Возникают вопросы: почему именно Солженицын стал в очередной раз мишенью для такой ожесточённой травли? И кому она нужна, кто заказывает музыку?

На вопрос почему ответить несложно. Задача разномастных провокаторов и их хозяев – лишить русских их героев и пророков. И, вот, под ударом – в который раз! – оказываются «белогвардейцы»! «Власовцы-хрустобулочники, которые поголовно Царя предали и нашу советскую Родину Антанте продавали…» Коммунисты, «православные сталинисты», провокаторы, обряженные в монархические ризы – всем выданы методички, и все брошены в атаку. И точно также – в который раз! – главным врагом становится Солженицын! Который, как и Белые, был не ко двору ни Совдепу, ни Западу, ни либералам, ни сталинистам. Потому что носители русской идеи, отстаивающие всегда и всюду русское имя, русскую историю и традицию, не могут быть ко двору русофобам всех мастей. Они для них самые непримиримые, самые опасные, самые ненавистные враги. И тем более, когда неотступно стоят они в своей правде. И тем более, когда велико значение их, и на весь мир слышен голос.

««…Мы дожили до того, что словоупотребление «русский» как бы под моральным запретом, оно уже кажется дерзким вызовом: а что мы хотим этим «выразить»? от кого «отгородиться»? а как же, мол, остальные нации? Но остальные нации держатся за свои наименования увереннее нас. Сегодня и особенно официально пытаются внедрять термин «россияне». Смысловая клетка для такого слова есть, да, как соответствующая необходимому прилагательному «российский». Однако слова этого не услышишь ни в каком простом, естественном разговоре, оно оказалось безжизненно. Ни один нерусский гражданин России на вопрос «кто ты?» не назовет себя «россиянином», а с определенностью: я татарин, я калмык, я чуваш, либо «я русский, если душой верно чувствует себя таковым. И в остатке расплывчатое «россияне» достается нам в удел разве что для официальных холодных обращений да взамен полного наименования гражданства. Но никогда нам не определиться и не понять самих себя, если примем негласный запрет называть себя «русскими»», — говорил А.И.

Эту-то русскость и невозможно вынести ни тем, кто желает нас вновь осоветить, ни тем, кто нас так настойчиво ороссиянивает, стыдясь и боясь самого слова – «русский»!

Отнимите у народа его гениев, его пророков, его героев, убедите его в том, что все они были врагами и негодяями, и ничто уже не будет препятствовать тому, чтобы вместо них возвести на пьедестал настоящих врагов и негодяев. В этом суть нынешней борьбы и с Белым движением, и с Солженицыным. И в борьбе этой внимательные и чуткие люди уловят прообраз борьбы куда более страшной, борьбы главной. Отнимите у народа Христа, убедите его в том, что он и его апостолы были разбойниками и шарлатанами, и ничто уже не будет препятствовать тому, чтобы возвести на престол Того, что вместо… И над этим главным сколькие же хлопочут теперь! От воинствующих наследников Губельмана типа т. Юлина до неоязычников… И как удобно им для вящей убедительности приводить в пример каких-нибудь недостойных служителей Церкви! Точно также борцы с «белогвардейцами» всегда обеспечены материалов для дискредитации – в виде каких-нибудь петлюровцев, позволяющих себе марать белое знамя и имеющих на то полный карт-бланш от заказывающих музыку.

В сущности, приведённые механизмы весьма нехитры. Однако, к нашему несчастью, эффективны. Ведь духовная смута, в которой мы живём который год – самая лучшая среда для соблазнения «малых сих».

Впрочем, Белую Идею не смог уничтожить весь истребительный ХХ век. А о Солженицына, как о скалу, разбились все те, кто надеялся его сокрушить. А посему призыв «гасить свечи» оставим на совести персонажа известной советской оперетты. Борьба продолжается, и по тому бешенству, какое наблюдаем мы в наших врагах, врагах нашего Отечества, можно уверенно заключить, что борьба эта отнюдь не бесплодна.

Елена Семёнова
для Русской Стратегии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Сбережение народа. Одно из последних интервью А.И. Солженицына  (ВИДЕО)

Одно из последних интервью Александра Исаевича Солженицына. И каждое слово актуально и своевременно сейчас.
«Оранжевая революция — по приёмам своим напоминала нашу Февральскую революцию».
«Ограбили Россию до нитки. Это что — демократия? Это народ осуществлял свою власть? Нарастили из мусора, из ничего каких-то миллиардеров. У нас культ миллиардеров! Только бы миллиардерам было хорошо — а нам уж ладно!»
«Каждый шаг, каждый закон должен быть направлен — сберегает он народ или нет?»
+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

М.М. Дунаев: «Солженицын — это нравственный образец» 

Этот текст мы уже публиковали почти месяц назад, когда страна провожала Александра Исаевича Солженицына. Сегодня пришло известие, что не стало и автора статьи — профессора МДА Михаила Михайловича Дунаева. Интервью о творчестве нашего великого современника стало последней прижизненной публикацией церковного труженика…

Михаил Дунаев: Солженицын был, по сути, первооткрывателем тюремной, лагерной темы. Для того, чтобы полно раскрыть эту тему, должно быть соединение двух начал: великий писатель должен оказаться на каторге. Это произошло в XIX веке с Достоевским и в XX веке с Солженицыным. Так гениально раскрыть эту тему не смог никто: я бы даже Шаламова не поставил рядом, потому что он слишком односторонен. Отличие Солженицына от Шаламова как раз в том, что он пытался дать и духовное осмысление происходящего.

Когда он писал чисто художественные произведения, начиная с «Ивана Денисовича», он в значительной степени расширил границы литературы — не только в отношении темы. У него поразительный язык, он совершенно по-новому дал синтаксические конструкции — они вначале даже многих оттолкнули, потому что были очень непривычными. Он обновил, иногда даже несколько перегибая палку, и лексический состав русского языка — это было тоже очень важно.

И, кроме того, важно то, что он стал первооткрывателем жанра художественного исследования. «Архипелаг ГУЛАГ» — это не просто документально-историческое или бытовое описание, это именно художественное исследование: он очень точно обозначил этот жанр. Ведь что делает писатель? Он берёт какие-то явления жизни и осмысляет их на эстетическом уровне, прибегая к вымыслу. Своеобразие Солженицына в том, что он вымысел исключил, но сумел при этом сохранить эстетическое начало, что, вообще-то, очень трудно. Этого достигали очень большие писатели в мемуарах, и Солженицын вызывает огромное восхищение, потому что один сделал работу, которую должен был делать целый научно-исследовательский институт. Может быть, он отчасти утратил чувство меры в «Красном колесе», когда чересчур перенасытил документальным материалом свою эпопею. Но, как говорится, недостатки — продолжение достоинств. «Красное колесо» трудновато читать нынешнему читателю, который отучился от такой литературы.

Я не во всём согласен с Солженицыным, когда он начинает трактовать те или иные конкретные вещи, но, думаю, сейчас не время спорить с ним и говорить о том, что, на мой взгляд, является недостатком. У любого, даже великого, писателя бывают недостатки; если кто-то очень захочет, можно и Достоевского в пух и прах разбить, и Льва Толстого, и кого угодно. Солженицыну тоже много доставалось, но, тем не менее, я искренне убеждён, что он великий писатель, сделавший очень много для русской литературы. Это последний из тех, кого мы знаем сейчас (что будет дальше, нам неведомо) как великих классиков русской литературы. Это — один из гигантов мировой литературы XX века.

— Солженицын — не только писатель, но и выдающийся мыслитель, крупнейший общественный деятель. Как вы оцениваете эту сторону его творчества — тоже очень известную и памятную многим?

Михаил Дунаев: — Любой писатель является мыслителем, сознаёт он это или нет. Мы делаем ошибку, когда отрываем Солженицына — писателя от Солженицына — общественного деятеля: одно с другим сплавлено, ведь публицистика — тоже литература. Многие русские писатели отметились в этом жанре — я даже не говорю о Достоевском или Льве Толстом. Даже когда Солженицын выходит за рамки литературы, всё равно это проявление его основного начала — писательского. Когда он обращается к вождям — он писатель, когда говорит, как обустроить Россию — писатель, даже когда критикует Союз писателей — всё равно писатель. И его сильная сторона в том, что он всё осмысляет с позиций нравственных и отчасти религиозных, духовных. На мой взгляд, он не был сугубо церковным человеком: у него проявлялось недоверие к Церкви, и это чувствуется в его рассуждениях. Но у каждого человека своеобразное видение мира, и это его особенность, от которой не отвернёшься. Кого бы вы ни взяли, пусть самого великого художника — всегда чего-нибудь у него да не хватает, чего-то он нам недодал. Достоевский ничего не писал о войне — ну и что, мы его ценим не за то, что у него нет батальных сцен. Так и с Солженицыным: нужно сознавать, что он своеобразно относился к Церкви. Но он, пусть и малоцерковный, несомненно, христианский мыслитель.

— После возвращения писателя из изгнания мы столкнулись со странным феноменом. В советское время, когда его произведения были запрещены, для живших в России он являлся безусловным авторитетом — и нравственным, и идеологическим. А после возвращения Солженицына его взгляды сначала стали оспариваться и восприниматься как всего лишь одно из частных мнений, а в конце жизни он уже почти не публиковался, раз в год выступая по телевидению, два-три раза — в прессе, и, по сути, из общественной жизни он оказался выключен. С чем, на ваш взгляд, это связано?

Михаил Дунаев: — Тут причин много. Одна из них — литература вообще утратила ту роль, которую когда-то играла. Согласитесь: если в годы советской власти появление художественного произведения часто становилось событием, то сейчас этого просто нет. Во-вторых, Солженицына, по сути, выгнали с телеэкрана. Сначала ему дали час для выступления, но когда власти почувствовали, что он не подпевает им, а очень много и резко критикует причём бьёт по самому больному месту, его, естественно, вышвырнули. Конечно, с ним не могли обойтись как прежде — изгнать или подвергнуть остракизму — но, тем не менее, он оказался лишён возможности сказать многое, что могло бы взбудоражить общественное мнение. Так что не Солженицын отошёл на периферию, а его туда отодвинули.

И кроме того, Солженицын не мог не быть воспринят некоторыми людьми как нечто чужеродное, поскольку он был слишком самостоятелен и шёл наперекор общественному мнению. Ведь с ним это произошло и на Западе, когда он стал говорить не то, чего ждали. Он прекрасно осознал, что такое Запад, а людям хотелось, чтобы он продолжал ругать советскую власть и гладить их по шёрстке. А он этого не сделал и тоже начал подвергаться критике. И потому, когда приехал сюда (я скажу откровенно, что не во всём с ним согласен), он шёл в своих высказываниях наперекор общественным шаблонам. Общество в массе своей не любит того, что выходит за рамки стереотипов: людям нравится, когда говорят банальные вещи, а он этого не делал. Многое и нами потом было осмыслено: вспомните шаблон о том, что рынок сам всё устроит. Сказать что-то против этого в своё время было невозможно, а Солженицын такие вещи говорил и поэтому был отторгаем.

Естественно, что-то из того, что он говорил, было трудно принять, но ведь этого даже не обсуждали! В своё время был замечательный кадр, когда Солженицын выступал в Думе наперекор всем стереотипам: показали наглое, ухмыляющееся лицо Гайдара с таким выражением: «Что ты, дурак, говоришь, что ты вообще понимаешь?! Ладно, послушаем, а вообще — пошёл вон!» Они же так и сделали: какие-то реверансы исполнили, но не выслушали. Это наша беда: в своё время говорить что-то откровенное по поводу «реформаторов» было невозможно. Ему же дали высший орден — на, радуйся! — а он своим отказом показал, как воспринимает этих людей. Не ко двору он пришёлся многим и многим.

— Как лично на вас повлияли произведения Александра Исаевича?

Михаил Дунаев: — Я и сейчас перечитываю Солженицына. Некоторые вещи мне меньше нравятся: допустим, «В круге первом» — не самое сильное из его произведений, хотя, конечно, это литература высокого уровня. Но такие вещи, как «Раковый корпус» — я уже не говорю об «Иване Денисовиче» и «Матрёнином дворе» — доставляют огромное удовольствие. Не нужно забывать, что литература — это не только идеи: она должна брать за душу.

Солженицын — это нравственный образец: он вызывает и стыд за себя, и, как бы банально это ни звучало, гордость за человека. Человек мог смело делать то, чего все остальные боялись. Мог бесстрашно встать перед тем, что мы воспринимали как силу, с которой и не поборешься. Подражать ему лично я не мог, но понимал, что есть люди, которые не боятся лишений, и поэтому они — настоящие. Они не хотят жить по лжи и не живут по лжи. А мы даже молчанием своим эту ложь поддерживали. Что было, то было: давайте не будем скрывать, что боялись. А он — не боялся.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных