ЛЮБОВЬ БЕЗ ГРАНИЦ. СВЯТАЯ ЦАРИЦА.

«Александра Ѳедоровна была надѣлена удивительнымъ Даромъ любви. Она умела любить такъ беззавѣтно и преданно, на что способны только избранные люди. Никогда не принижала этого высокаго и свѣтлаго чувства, никогда не произносила слово «любовь» по отношенію къ кому-то и чему-то, если это чувство не владѣло Ею цѣликомъ, если Она не готова была отдать во имя этого Свою жизнь. Подобная самозабвенность свидѣтельствовала объ исключительныхъ душевныхъ качествахъ Царицы. Ихъ часто не замѣчали, имъ старались не придавать значенія, нерѣдко имъ предписывали какую-то бытовую мотивацію. Но все это — изъ области мелкой, завистливой и корыстной человеческой суетности.

У Нея же не было подобныхъ грѣховныхъ побужденій и себялюбивыхъ устремленій. Ея любовь — это неизменно беспредѣльная правда сердца. Она умела разглядѣть великое въ простомъ и обиходномъ. Потому что для христіанина Правда Божія — всегда рядомъ, во всѣмъ и вѣзде. Ея надо лишь ощутить, понять и съ благодарностью принять. Послѣдняя Царица на это была способна.

В одномъ изъ своихъ писемъ, написанномъ въ концѣ 1916 года и адресованномъ своей фрейлинѣ графинѣ Анастасіи Васильевнѣ Гендриковой («Настѣнькѣ») (1886–1918), Александра Ѳедоровна сформулировала принципы сохраненія «душевнаго равновесія» дажѣ въ самые безрадостные моменты жизни.

«Я сожалею, что Вашѣ настроеніе снова ухудшилось, но такіе моменты неизбежны. Если бы мы могли всегда соблюдать нашѣ душевное равновесіе (какъ намъ, вообще-то говоря, слѣдуетъ), мы были бы совершенны. Это одна изъ самыхъ трудныхъ вещей. А когда нашѣ внешнѣе состояніе оставляетъ желать много лучшего, настроеніе нашѣ падаетъ, и тогда милость Божія оставляетъ насъ на время. Но не тревожьтесь: съ помощью молитвы Вы снова воспрянетѣ. Было бы слишкомъ легко жить, если бы благополучіе всегда было съ нами; Вы должны его достичь и укрѣпить собственный характеръ. Нужно подавлять вспышки гнѣва. Нужно усердно работать, чтобы стать совершеннымъ. Имейтѣ мужество и молитесь, какъ насъ учили. Зло всегда старается побѣдить и тревожить насъ въ тѣ времѣна, когда мы падаемъ духомъ. Жизнь — вѣчная борьба, и всемогущій Богъ поможетъ намъ побѣдить, если мы будемъ смиренны передъ Нимъ и подчинимъ себя Его волѣ».

Она дѣйствительно всю жизнь боролась за нравственное совершенство; съ присущей Ей цѣлеустремленностью старалась преодолѣвать слабости, внѣ зависимости отъ того, какъ и по какому поводу они проявлялись. Александра Ѳедоровна переживала, когда не сдерживалась и въ состояніи минутнаго возбужденія говорила что-то и такъ, какъ было недопустимо. Это проявлялось дажѣ въ незначительныхъ деталяхъ каждодневнаго уклада. Не терпя лжи, Она иногда позволяла себѣ повышенный тонъ въ разговорѣ съ горничной, уличенной во враніе. Когда возбужденіе момента проходило, неизменно говорила: «Зачемъ Я сорвалась?» и просила прошенія у Всевышнего за несдержанность.

При всѣмъ томъ, Она всегда оставалась сердечной и отзывчивой, и всегда интересовалась текущими или семейными нуждами горничныхъ, нянь, камердинеровъ и вообще, какъ сказали бы сейчасъ, «обслуживающего персонала». Здѣсь не было никакаго празднаго любопытства сентиментальной барыни. Во всѣхъ, внѣ зависимости отъ соціальнаго статуса, Она умела видѣть Человѣка и всегда готова была протянуть руку помощи. Душевность Царицы вызывалась и питалась великимъ духовнымъ чувствомъ православной христіанки.

Няня Царскихъ дѣтей А.А. Теглева , прослужившая въ Семіе семнадцать лѣтъ, уже послѣ революціи говорила о Государынѣ: «Она была властна. Но Она была добра и весьма доступна. К Ней можно было пойти всегда, и Ей можно было сказать все. Она была сердечна». Горничная Е.Н. Эрсбергъ, проведшая въ Царскомъ Домѣ шестнадцать лѣтъ, свидѣтельствовала: Императрица «была властная, съ сильнымъ характеромъ. Но для насъ Она была весьма доступна и простая…»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия