Русская Летопись

«Все мы виновны, что инородцы завладели Россией и попирают наши святыни. Все мы виновны, что чужие нам люди похитили сердце народа, что корыстными посулами сумели затмить его разум и сердце и отвратили его от Царя. На нас на всех лежит ответственность за кровь Государя и за гибель нашей Земли. Одни, в безумии своем восстали на власть, создавшую Россию, другие, по нерадению и малодушию, не сумели этот мятеж подавить, третьи, в невежестве своем, равнодушно взирали на крушение вековых устоев нашей державы. И все, и каждый из нас виновен в том, что не сумели сохранить и уберечь Царя своего. И Бог карает за это Русский народ…».

С падением Престола, со смертью Царя, всего лишилась Россия. Величие и славу. Святыни и богатства… Все… Все… и даже свое имя она потеряла… и сама отлетела, как сон… И там, на далеком Севере, где в безымянной, неотпетой могиле покоится прах ее последнего Государя, там же легла и сокрылась Россия, и будет лежать там дотоле, доколе не склонит перед этой могилой колени весь Русский Народ и не оросит ее живой водой своего покаяния.

И встанет тогда ИЗ ЦАРСКОЙ МОГИЛЫ РОССИЯ, и грозно будет ее пробуждение»
«Русская Летопись». Кн. 7. (Париж, 1925 г.)

Русская Летопись Против

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

В Новосибирске состоялась премьера оперы «Царь»

Новая опера композитора Ираиды Сальниковой посвящена 100-летию убийства Царской семьи. Выдающееся событие – премьера оперы «Царь» о последнем русском императоре и его семье – в крупных СМИ практически не нашло отражения!

Вот как о нём кратко сообщает Епархиальный медиа-центр:

Премьера состоялась 27 ноября в Новосибирском академическом театре оперы и балета. Проект был создан по благословению Митрополита Новосибирского и Бердского Тихона.

Постановка является продолжением совместного проекта Новосибирской Епархии и арт-холдинга «Святой мир» «История государства Российского в симфонических картинах», который осуществляется уже на протяжении 13 лет.

В основу либретто, написанного композитором Ираидой Сальниковой, «Царь» легли дневники Николая II и его семьи, а также лирика поэтов «Серебряного века»: Николая Гумилева, Марины Цветаевой, Александра Блока, Сергея Есенина и др.

В семи сценах оперы показаны основные вехи жизни Царской семьи и исторические события начала XX века: венчание на Царство, Первая мировая война, Революция, изгнание и расстрел, прославление в лике святых.

✅Отметим значимость новой постановки.

Зал был полон. Для зрителей двухчасовой спектакль пролетел на одном дыхании. Музыка Ираиды Сальниковой, в которую были гармонично вплетены и мотивы русских народных песен, и духовные песнопения, буквально вела наши души по вехам истории жизни императора и страны. Замечательный хор, находившийся на сцене в течение всего спектакля, создавал основу повествования. Артисты, среди которых особенно выделялся юный Лёня Степанишин, солист детского хора, исполнявший партию цесаревича Алексея, играли и пели великолепно.

Создателям оперы удалось достоверно и вместе с тем бережно воссоздать и исторические события, и зарисовки из жизни Царской семьи. На заднем плане в течение всего спектакля сменялись интерактивные картины, очень живо дополняя трогательные или трагичные события.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Царствованіе Николая II – самый динамичный періодъ въ Россійской имперіи за всю ея исторію. 

За время его правленія населеніе Россіи выросло почти на 50 милліоновъ человѣкъ. Случай небывалый въ міровой исторіи. Быстрыми темпами росла экономика. Была построена Великая Сибирская магистраль, кромѣ того, ежегодно строилось 2 тыс. км. желѣзныхъ дорогъ. Народный доходъ Россіи, по самымъ преуменьшеннымъ расчетамъ, выросъ съ 8 млрд. руб. въ 1894 до 22 — 24 млрд. въ 1914, т. е. почти въ три раза. Общіе расходы на долю народнаго образованія и культуры выросли въ 8 разъ, болѣе чѣмъ въ два раза опережая затраты на образованіе во Франціи и въ полтора раза – въ Англіи. Не лишне отмѣтить, что Россія къ тому времени была и территоріально великой державой. Это сейчасъ она скукожилась до размѣровъ XVII столѣтія, а тогда, въ ея составъ, помимо бывшихъ республикъ Совѣтскаго союза входили еще Польша и Финляндія.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

СОВРЕМЕННИКИ ОБ ИМПЕРАТОРЕ НИКОЛАЕ II 

В личном общении император производил на людей приятное впечатление, и даже его противники, заведомо несогласные с ним, слышавшие от него не то, что желали услышать, подпадали под его обаяние. Николай II вообще разговаривал с людьми очень доброжелательно.

Такой стиль общения можно объяснить особенностями характера Государя.

«Император Николай II не любил торжеств, громких речей, этикет Ему был в тягость.

Ему было не по душе все показное, искусственное, всякая широковещательная реклама.

При этом Государь обладал совершенно исключительным личным обаянием.

В тесном кругу, в разговоре с глазу на глаз, Он умел обворожить своих собеседников, будь то высшие сановники или рабочие посещаемой им мастерской».

С.С.Ольденбург. Царствование императора Николая II

21 марта 1917 г. А.Керенский, новый министр юстиции, встретился в Царском Селе с арестованным Николаем Александровичем.

Позднее Керенский заметил о своём собеседнике: «Обезоруживающе обаятельный человек!».

После второго свидания с Государем Керенский признался: «А ведь Николай II далеко не глуп вопреки тому, что мы о нём думали».( Под словом «мы» он, очевидно, подразумевал революционеров и членов думской оппозиции, которые уже создали для себя определённый «портрет» Государя ).

«Керенский был очарован приветливостью, естественно излучающейся Николаем II, и несколько раз спохватывался, что называл его: «Государь…»».

Французский посол М.Палеолог

«Когда император Николай II вступил на престол, то от него светлыми лучами исходил, если можно так выразиться, дух благожелательности; он сердечно и искренне желал России в её целом — всем национальностям, составляющим Россию, всем её подданным — счастья и мирного жития, ибо у императора, несомненно, сердце весьма хорошее, доброе…

Император Николай II обладает особым даром очарования.

Я не знаю таких людей, которые, будучи первый раз представлены Государю, не были бы им очарованы; он очаровывает как своею сердечною манерою, обхождением, так и в особенности и своей удивительной воспитанностью, ибо мне в жизни не приходилось встречать по манере человека более воспитанного, нежели ныне царствующий Император Николай II».

С.Ю. Витте. Воспоминания (приведенные выше строки написаны графом С.Ю.Витте уже в ту пору, когда он, по существу, являлся личным врагом императора)

«Десять лет я был докладчиком у Государя, я хорошо знаю его характер и могу сказать по совести, что сознательно он никому не причинил зла, а своему народу, своей стране он желал одного — величия, счастья, спокойствия и преуспевания.

Как всякий, он мог ошибаться в средствах, по мнению тех, кто его теперь так жестоко судит.

Он мог ошибаться в выборе людей, окружавших его, но за все 10 лет моей службы при нем, в самых разнообразных условиях и в самую трудную пору последнего десятилетия я не знал ни одного случая, когда бы он не откликнулся самым искренним порывом на все доброе и светлое, что бы ни встречалось на его пути.

Он верил в Россию, верил в особенности в русского человека, в его преданность себе и не было тех слов этой веры, которых бы он не произносил с самым горячим убеждением.

Я уверен, что нет той жертвы, которую бы он не принес в пользу своей страны, если бы только он знал, что она ей нужна. Быть может — повторяю — он не всегда хорошо окружен, его выбор людей мог быть не всегда удачен, но в большинстве ошибок, если они и были, виноват был не он, а его окружающие.

Я знаю это по себе.

Не мало было случаев, когда мне приходилось говорить открыто не то, что Государь хотел слышать от меня, но я не помню ни одного случая, когда я не имел возможности направить дело так, как мне казалось лучше для блага страны и его самого, и каждый раз Государь не только принимал мои возражения без всякого неудовольствия, но и благодарил меня за то, что я ему говорил правду и делал это открыто».

В.Н.Коковцов. Из моего прошлого.Воспоминания. 1903 — 1919 гг.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Подвиг Царской Семьи – наш маяк: Беседа с организатором Царских крестных ходов в Петербурге о. Алексием Масюком.

В № 22 (190), в интервью о Русских святых ХХ века и Царской Семье (см.: Царь воистину православный: Монархия в России была и должная быть удерживающей новый мировой порядок силой),  писатель и ученый Валерий Павлович Филимонов рассказал, что в Петербурге еще с начала 90-х годов регулярно совершаются многолюдные Царские крестные ходы, организует которые протоиерей Алексий Масюк. Милостию Божией, посетив Северную столицу, мы познакомились с батюшкой Алексием и расспросили его об этом важном покаянно-просветительском подвиге.

С начала 1990-х годов отец Алексий проявляет активность в общественной жизни города. Его несомненной заслугой является организация и проведение Царских крестных ходов, с 1991 года на дни памяти Царя Мученика Николая II ежегодно собирающих у храма Спаса на Крови прежде десятки, а теперь сотни верующих. Батюшка внес существенную лепту в подготовку народа России к прославлению святых Царственных Мучеников. Кроме того, в дни памяти Русских Государей он принимает участие в служении панихид в усыпальнице Дома Романовых в Петропавловской крепости. Пастырь радеет о Царском просвещении: выступает на монархических мероприятиях, на радио, публикуется в православной и патриотической прессе.

– Отец Алексий, как, с чего у Вас началось почитание Царственных Мучеников?

– Почитание Царственных Мучеников мне привито в семье, моей матерью, а ей – от ее матери. Моя бабушка, которая умерла до моего рождения, окончила гимназию и учительскую семинарию. Это дореволюционное образование сделало ее более сведущей касательно исторической памяти по сравнению с обычным советским обывателем. И хотя о злодейском убийстве Царской Семьи тогда и дома можно было говорить только шепотом, как и о Боге, эти разговоры побудили мою мать назвать меня Алексеем – в честь умученного Наследника.

– Расскажите, пожалуйста, о Царских крестных ходах, которые Вы организуете уже столько лет. С чего все начиналось? Где и как они проходят? Какие тенденции наблюдаются в настоящее время?

– Когда мы начинали свои крестные ходы, была настоящая весна Православия. Это происходило в 1991 году, с благословения владыки Иоанна (Снычева). Время, когда он возглавлял нашу кафедру, – это целая эпоха, очень благоприятная для православного и патриотического возрождения.

Подвиг Царской Семьи – наш маяк: Беседа с организатором Царских крестных ходов в Петербурге о. Алексием Масюком. Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Место, откуда идет наш крестный ход, довольно многолюдное, туристическое: Екатерининский канал, храм Спаса на Крови, или храм Воскресения Христова – памятник мученической кончине Государя Александра II Николаевича, построенный на народные средства.
Поначалу крестные ходы собирали огромное количество людей, заполнялась не только площадь перед входом в Михайловский садик, но и сам садик. У нас даже фотографии сохранились, когда шел дождь и зонтиками было покрыто огромное, насколько хватает глаз, пространство…

– А по каким критериям выбирали место?

– Чтобы была связь с Царским подвигом и – в центре города. Александр II – дед святого Царя Мученика Николая Александровича. Он тоже пролил свою Царскую кровь за те устои, которые хранил. Он желал для России процветания без революционных потрясений и, как отмечают нынешние историки, успешно совершал преобразования в Русской жизни. Конечно же, врагам нашей страны, врагам Христовым не нужно было такое мирное эволюционное развитие. Им нужны были потрясения, как говорил Столыпин, – поэтому и пролилась Царская кровь на набережной Екатерининского канала.

Подвиг Царской Семьи – наш маяк: Беседа с организатором Царских крестных ходов в Петербурге о. Алексием Масюком. Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Мы помним, как Государь явил великодушие, истинно Царскую милость, когда, несмотря на смертельную опасность, вышел к потерпевшим от первого взрыва. Было же два взрыва. Один совершенно не повредил Государю, а второй оказался смертельным. Так вот, Царь мог бы в ту же минуту скрыться, сразу удалиться от опасного места; случись это сегодня – армия телохранителей бросилась бы на него и закрыла своими телами… Нет, он по-христиански вышел к этим несчастным, которые пострадали от первого взрыва, среди них был даже подросток. К нему Царь и направился – и оказался одиноким и беззащитным перед новой бомбой – террориста Гриневицкого.

И это место, если кто бывал в храме Воскресения, огорожено сенью: с благоговением сохранена даже мостовая, на которой пролилась кровь Государя. Там все сделано добротно и с любовью. Русский народ был потрясен цареубийством и отозвался на него теми свершениями, которые прославили имя Наследника, Государя Александра III. Между прочим, будучи Наследником, именно Александр III основал нашу больницу и наш храм при ней. С Божией помощью удалось восстановить памятник Императору, разрушенный большевиками.

Начинания Царя Александра III поддержал народ. А начинания эти выразились в том, что для блага Отечества Православие, Самодержавие, Народность должны быть превыше всего. Возвращение к этим вековым устоям России и заложило основу благоденствия нашей страны. Последние два царствования мы считаем наиболее благоприятными, благодетельными для Русского народа. За это время население России увеличилось вдвое – по одному этому показателю можно судить об успехах и стремительном развитии. Это, можно сказать, некая вершина, акме Русского Самодержавия, да и всей исторической России. Она была заложена реформами Царя Александра II, но выправлена и упрочена уже волей Александра III.

Ну, а при Николае II Россия не оценила благодеяний Божиих и проводников этих благодеяний – своих Государей. Были даны свободы, которые, как оказалось, не всякий человек может с пользой употребить, во спасение своей души и для блага своего Отечества. Случилось, как в акафисте Царю Мученику сказано: «Всякими чудесы яви Господь благоволение Свое Русским людем, дондеже преогорчиша Господа зело…» И была попущена революция и все последующее…

– В какие дни вы собираетесь у Спаса на Крови?

– Три раза в год: 2/15 марта – на праздник иконы Божией Матери «Державная», 6/19 мая – в день рождения Государя Мученика Николая II, и 4/17 июля – в день Царской Голгофы.

Сначала наш крестный ход шел от Спаса на Крови до Казанского собора (ок. 1 км), такой маршрут сохранялся несколько лет. Т. е. мы перекрывали своим шествием Невский проспект (ок. 150 м). Вот какая была свобода, весна Православия! Городские власти позволяли это делать, по крайней мере не усматривали в этом каких-то нарушений порядка или создания транспортных проблем.

А потом, лет 15 назад, Матвиенко, бывшая тогда губернатором Санкт-Петербурга, категорически запретила пересекать Невский, даже был послан ОМОН, чтобы остановить наш крестный ход. Но мы шествие повернули через подземный переход и прошли к Казанскому собору, не пересекая проезжую часть. Ну, а потом нам уже и это запретили. Мы стали ходить через Итальянский мостик (400 м от храма) и, не доходя Невского, возвращались, делая положенный круг вокруг храма Воскресения. Т. е. наш маленький крестный ход, по продолжительности и длине пути, к сожалению, в итоге сократился раза в три…

– Как думаете, почему так происходит?

– Трудно сказать, что у чиновников в голове. На словах они все за сохранение традиций, за семейные ценности. Но как можно утверждать семейные ценности, если мы не чтим главную Семью России – святую Царскую?! Ведь они являются образцом высокой нравственности, истинно христианской, православной… В общем, можно сказать, наш крестный ход страдальчески пробивает себе дорогу. Добиться разрешения каждый раз очень сложно, в трех инстанциях нужно получить подписи, все это с постоянными придирками, волокитой с документацией; оформление бумаг затягивают до последнего. Уже пора давать информацию участникам о крестном ходе, а мы еще никаких разрешений не получили…

– А церковные власти как относятся к такой ситуации?

– В этом году впервые в истории нам дано письменное благословение от правящего архиерея. Раньше официальной бумаги не было. Но оказалось, что светские власти и этим готовы совершенно откровенно пренебречь. Например, в этом году нам не дали разрешения на Крестный ход в 150-летний юбилей дня рождения святого Царя Мученика Николая. Пришлось ограничиться молитвенным стоянием. Хотя мы все сроки соблюли, все было подано вовремя – нет, придрались к каким-то мелочам. Некоему комитету по транспортному движению не понравилось, что наш 20-минутный Крестный ход собрался идти по пешеходной зоне и несколько метров по узкой едва загруженной дорожке с односторонним движением.

– Что Вы думаете о нынешнем духовном состоянии Русского народа?

– Картина невеселая. Наш Крестный ход – красноречивая иллюстрация сегодняшнего положения. Очень мало молодежи. Кто продолжит многолетнюю традицию крестных ходов в Царские дни? Какое-то равнодушие и к прошлому, и к будущему Отечества. А ведь сейчас – пожалуйста, вся информация доступна, но теплохладность и лень питают друг друга; книг никто не читает, отсюда и проистекает неразвитость. Все кажется трудным, непонятным, далеким – про какого-то Царя им говорят, о каком-то туманном и непонятном прошлом. Дух времени делает свое дело. Чтобы прийти к почитанию Царской Семьи, нужно быть отзывчивым ко всему подлинному, нефальшивому, отзывчивым к истинной нравственной красоте, которой сияют Царственные Мученики. А это, увы, зачастую не востребовано нынешними людьми.

Но подвиг Царской Семьи – это наш светоч, наш маяк. Если мы хотим разобраться, что есть белое, а что черное; что добро, а что зло – то вот, мы обращаемся к этому образу. К мыслям, трудам, начинаниям Царя Мученика, а также Государыни Мученицы, их Детей – и получаем ясные исчерпывающие ответы на вопросы, как относиться ко всем этим явлениям – к глобализации, к обновленчеству, к апостасии… Все это они – Царская чета – предвидели и положили свои венценосные главы, чтобы остановить. При этом Мученики были фактически одиноки – наш Царь один шел против течения всей мировой апостасии – каково?! Какую силу духа нужно иметь, какую твердую веру!.. Сегодня даже из соображений государственной безопасности, обороны страны, нам необходимо вернуться к духовным ценностям и устоям, которыми мы все прежние века держались.

– А в церковной среде как обстоит дело с почитанием Царской Семьи и пониманием ее подвига?

– Имеющий уши да слышит… Кто-то понимает этот пример и подвиг глубже, и кого-то это острее, личностней касается, а кто-то – нет, лишь формально, поверхностно; признал потому, что Церковь признала. Поэтому, к сожалению, нельзя сказать, что в церковной среде, в отличие, например, от спящего общества в целом, присутствует всеобщее осознание и почитание Царской Семьи и их подвига. Того, что требуется – покаянного осмысления той жертвы, какую положили во основание духовного возрождения России Царь и Царица, – этого пока и здесь не видно. Не говоря уже о том, что во многих храмах даже икон-то Царственных Мучеников нет…

– Что можно ответить тем людям, которые считают, что Царская тема сегодня не актуальна? Почему, каким образом она касается всех нас?

– Надо понять, что 100 лет назад произошла трагедия, цареубийство – весь народ впал в страшный недуг, а раз так, то пора нам в конце концов выздоравливать. Не говорю уже о духовности и святости, хотя это наша цель, но для начала нужно как минимум избавиться от недуга, выздороветь, просто стать нормальными людьми… Впрочем, самые здоровые и нормальные – это и есть святые! Ну, а у нас, получается, год 100-летия Царской Голгофы запомнится проведением в России чемпионата мира по футболу… Вы посмотрите, что творится на улицах, в магазинах, в новостях… Уверен, что фетишизация спорта, футбола нагло навязывается населению. Вопрос – кому это нужно, кто так заинтересован в популяризации ложных ценностей?..

– Как мы должны встретить 100-летнюю годовщину Царской Голгофы? Следует ли священноначалию призвать православный народ к сугубому трехдневному посту перед 17 июля и соборной покаянной молитве в сам день памяти Царской Семьи?

– Об этом остается только мечтать! Ответить на вопрос о характере проведения скорбного юбилея не так уж просто. С одной стороны, у нас так сложилось, что без поддержки, указания сверху, событие не приобретает должной значимости, но это же приводит и к казенщине, вульгаризации! Очевидно, что все-таки важнее внутреннее личное обращение каждого Русского человека, как блудного сына, к своему Отцу – Царю Мученику. Он – ходатай пред Богом за нас. «Народ согрешит – Царь умолит», – так ведь мыслили некогда на Руси.

Внутренне каждый должен полюбить своего законного по сей день Государя, данного Богом для нашего спасения, и благоговейно приклониться и покаяться перед ним в том, что совершили наши предки, – в предательстве и отступлении. И в том, что сами мы тоже жили как не помнящие родства Иваны. И очень даже привыкли к такой жизни, гораздо более удобной и комфортной, чем жизнь с исторической и тем более покаянной памятью. Какая еще историческая память – только голову забивать себе… Но что мы на Страшном Суде услышим за такое жестокосердие?

А все-таки мы – страна с 1000-летней историей, культурой, каждый из нас – ее частица, носитель духовно-нравственных ценностей России, исторической традиции. Ее необходимо любить и воскрешать, каждому по мере сил.

– О чем Вы молитесь Царю Мученику?

– О Державе Российской, конечно. И народе ея. О всем, что сказано в молитвах к нему. И не устану повторять, что необходимо покаяние. Вообще, самое прочное основание для молитвы – это прежде всего и всегда покаяние, а уж в нашем-то случае это абсолютно очевидно. У нас без Царя получается – или самая кровавая власть, или самая казнокрадская, вот и выбирай! Но мы чаем от Бога данного правления. Об этом и молимся.

– Выучили ли мы уроки столетия? Что нам можно ожидать в нынешнем положении?

– Опять же – скорбями будем выздоравливать, раз не хотим свободной волюшкой, когда все уже раскрыто, показано, указано лучшими современными умами… Нет, не слышим их. Значит, посыплются ракеты на головы или еще что-нибудь. И это будет и наказанием, и спасением. Потому что Господь Свое стадо бережет – чтобы оно не рассеялось по стране далече.

– Но что-то же в этой ситуации должно нас утешать?

– Что благодеяние Царя Мученика Николая II для России, его значение и духовная сила – неисчерпаемы. Его подвигом мы и устоим.

Беседовала Анастасия Державина

+ + +

Так недавно ходили вы здесь, по земле!
Фотографии ваши остались простые.
Стали солью земною в житейской золе
Страстотерпцы святые.

Ваши кости в безвестьи омыли дожди.
Жили вы, сомневаясь, быть может, но веря.
Весь ваш подвиг простой, как и наш впереди:
Вы не приняли Зверя.

Ваша тихая горница столь же чиста,
И лампадка зажженная так же мерцает.
Губы шепчут молитву, что нас сберегает
В ожиданьи Христа.

Протоиерей Андрей Логвинов

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Потом они каялись в клевете на Царя…

Демократические СМИ продолжают повторять избитые революционные мифы и клевету о Государе Мученике и его семье. Между тем, немало бывших революционеров и либералов, клеветавших на Царя, покаялись в своей слепоте.

И.Ф. НАЖИВИН
Автор многочисленных романов, в которых клеймил монархический государственный строй

«В дни моей молодости хороший тон непременно требовал от молодого человека роли «сознательной личности» и «борьбы за народ». В ряды этих – увы!, мало-сознательных личностей становились тогда не только представители буржуазии, как я – (мы все знаем имена Рябушинских, Третьяковых, Коноваловых, Саввы Морозова и пр.), но и аристократы, как кн. П.А. Кропоткин, гр. Л. Толстой, князья Шаховские, кн. Хилков, Чертков, Чичерин и пр. Потом к ним примкнули даже и великие князья…

Красная одурь росла как на дрожжах; русский человек непременно требовал себе «неба в алмазах». Заболел этой общественной оспой и я. Неба в республиканских и социалистических алмазах хотел и я. Войдя в общественную жизнь в качестве писателя, я не замедлил, понятно, устроить России «вселенскую смазь»: только мы – «передовики», можем устроить ее дела, а все, что не с нами, подлежит анафеме и должно быть брошено на историческую свалку. Первая революция 1905 г. очень охладила мои революционные устремления, а вторая 1917 г. и совсем подсекла их в корне навсегда. Но разбег все же владел еще мною и я смотрел на деятелей «старого режима» с неприязнью. К великому моему сожалению, в их число попал и Государь Николай II.

Но, исследуя для своих романов наше прошлое, я все более и более убеждался, что он совсем не был ни глупым, ни безвольным. «Глуп» он был только потому, что не разделял наших заблуждений, а безвольным представляли мы его потому, что он не только ни в малейшей степени не обладал нашим основным и тяжким пороком – самоуверенностью («мы всё знаем»), но наоборот, был беспредельно скромен. Частые беседы с Л.Д. Корсаковым, которому случалось близко видеть жизнь Царского, окончательно убедили меня в том, что мы, «общественники», были непроходимыми ослами (один Милюков с его подлой «глупостью или изменой» чего стоит!, – и что на нас лежит ответственность за гибель несчастной, затравленной нами царской семьи.

Я посвятил этой страшной трагедии нашей целый том «Уставшая Царевна». Но когда-то он в наше смутное время еще выйдет! А смерть не ждет: мне уже 65; и потому, не откладывая дела, я считаю долгом своей совести теперь же покаяться в своей грубой и жестокой общественной ошибке: не Царь был виноват перед нами, а мы перед ним, за нас пострадавшим.

За нашу ошибку мы пострадали очень строго, но все же нет тех страданий, которыми мы могли бы до конца искупить наше преступное легкомыслие и смыть с наших рук и душ кровь наших жертв, бедного Государя и его близких.

Я очень прошу моих читателей, если они встретят в моих томах суровые отзывы о погибшем Государе, Государыне и их близких, истолковывать эти мои грехи в свете этого письма «всем»: я виноват в этой ужасной ошибке и готов еще и еще искупать ее, как мне укажет суровый Рок».

25 апр. 1939 г.

(Цит. по: «Часовой». 1951. № 304; «Вестник Храма-Памятника». 1981. № 241)

И.И. БУНАКОВ-ФОНДАМИНСКИЙ
Один из лидеров террористической организации социалистов-революционеров

Московская государственность покоилась не на силе и не на покорении властью народа, а на преданности и любви народа к носителю власти. Западные республики покоятся на народном признании. Но ни одна республика в мире не была так безоговорочно признана своим народом, как самодержавная Московская монархия. Левые партии изображали царскую власть, как теперь изображают большевиков. Уверяли, что «деспотизм» привел Россию к упадку. Я, старый боевой террорист, говорю теперь, по прошествии времени – это была ложь. Никакая власть не может держаться столетиями, основываясь на страхе. Самодержавие – не насилие, основа его – любовь к царям. Ведь Россия – государство Востока. Монархия была теократией. Царь – Помазанник Божий. И никогда не было восстаний против царя. Не только в Московский период, но и в императорский – царь был почти Бог».

(Из речей на собраниях газеты «Дни», общества «Зеленая лампа» и эмигрантов-социалистов в Париже в 1927-1929 г. – Цит. по: «Двуглавый Орел». 1929. № 25. С. 1186.)

Завершим эту подборку общими покаяниями нескольких известных февралистов за их антимонархическую революцию. Их слова опровергают расхожие мнения либеральных демократов, что большевики «исказили завоевания прогрессивного свободолюбивого Февраля».

С.П. МЕЛЬГУНОВ
Член Оргкомитета Народно-социалистической партии, назначен Временным правительством уполномоченным по обследованию архивов и разработке политических дел

«Представление о Николае II приходится сильно изменить после всего того, что теперь опубликовано. Несомненно, сильно преувеличено и представление о совершенно исключительном политическом влиянии находящегося при дворе «Друга» [Распутина]. Правая общественность грозно внушала: пошатнется власть царская и погибнет Россия, разодранная партийными распрями. Увы! она пока в значительной степени оказалась правой, как прав был и тот народоволец [Л.А. Тихомиров], который сменил вехи и который записал в свой дневник: «монархия идет к гибели, а без монархии у нас лет 10 неизбежная резня».

Никакая стихия не может оправдать тех, кто в революционную бурю взялись вести государственный корабль. Они все на первых порах, сознательно или безсознательно, потакали стихии и курили фимиам великой безкровной революции. Переворот дезорганизовывал, а не организовывал победу».

(Мельгунов С. На путях к дворцовому перевороту. Париж. 1931. С. 61-63, 225).

КНЯЗЬ Г.Е. ЛЬВОВ
Первый министр-председатель Временного правительства

Он «до самого своего конца во всем винил главным образом себя: «Ведь это я сделал революцию, я убил царя и всех… всё я»… говорил он в Париже другу своего детства Екатерине Михайловне Лопатиной-Ельцовой».

(Цит. по: Степун Ф. Бывшее и несбывшееся. Нью-Йорк. 1956. Т. II. С. 32).

П.Н. МИЛЮКОВ
Лидер кадетской партии, министр первого Временного правительства

После его удаления из Временного правительства весной 1917 г. он сказал в обращении к своим единомышленникам:

«В ответ на поставленные вами вопросы, как я смотрю на совершенный нами переворот, я хочу сказать – того, что случилось, мы, конечно, не хотели. Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета, что громадную разруху в армии остановим быстро, если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, поплатимся за свержение царя лишь некоторой отсрочкой этой победы. Надо сознаться, что некоторые, даже из нашей партии, указывали нам на возможность того, что произошло потом. Конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность лежит на нас.

Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала войны, вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования. Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю.

Что же делать теперь, спросите вы. Не знаю, то есть внутри мы все знаем, что спасение России – в возвращении к монархии, знаем, что все события последних двух месяцев явно доказывают, что народ не способен был принять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие голосующие за республику делают это из страха. Все это ясно, но признать этого мы не можем. Признание есть крах всего дела, всей нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями».

(Цит. по: Покаянное письмо П.Н. Милюкова // Русское Воскресе­ние. Париж. 1955. 17 апр. С. 3).

Ф.А. СТЕПУН
После Февральской революции был начальником Политуправления Военного министерства

Он описывает в поздних воспоминаниях, как его вместе с другими революционерами разместили в комнатах Большого дворца: «Душе было смутно и нехорошо: пребывание в царских покоях устыжало, словно я кого-то обокрал и не знаю, как бы спрятать краденое, чтобы забыть о краже…» «Чья вина перед Россией тяжелее – наша ли, людей «Февраля», или большевицкая – вопрос сложный…».

(Степун Ф. Бывшее и несбывшееся. Нью-Йорк. 1956. Т. II. С. 154, 7).

А.В. ТЫРКОВА-ВИЛЬЯМС
Одна из организаторов кадетской партии, участник Февральской революции

«Когда упала корона, многие с изумлением заметили, что ею заканчивался, на ней держался центральный свод русской государственности. Заполнить опустошение оказалось не под силу кадетам».

(Цит. по: «Грани». 1980. № 130. С. 118).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Августейшая семья государя Николая II в цвете (видео)

Наш Святой Государь Николай ll – честь и гордость Великой России!  (ВИДЕО)

«Историю нашей страны надо уважать, а веру и Святых защищать. Это не покупается и не продается.

Наш Святой Государь Николай ll – честь и гордость Великой России! Выражаю огромную, искреннюю благодарность создателям этого честного и достойного произведения, которое передает отношение людей, их истинную любовь к нашему Святому Государю Николаю ll»

Депутат Государственной Думы РФ Наталья Поклонская

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

ПОКАЯНИЕ.  Прости нас, Государь!

О, сколько можно суд вершить
Осатанелою толпою
Над той, где сорок сороков стоит с протянутой рукою?
Над той, где сорок сороков стоит с протянутой рукою?

Отчизна бедная моя,
Как я хочу, чтоб ты восстала
Из пепла, боли и руин,
Чтоб не боялась, не дрожала.

Чтобы величие твое
Не показным лишь было только.
Кругом измена и обман, паденье нравов видеть больно.
Кругом измена и обман, паденье нравов видеть больно.

В круговороте бытия,
Средь неустройства и разлада
За ширмой прячется чума, зовет к себе на пир разврата.
За ширмой прячется чума, зовет к себе на пир разврата.

Когда не будем знать, кто мы,
Своих корней и своих предков,
То пепсикольная страна
Сожрет нас мигом, без объедков.

Они и так, как злые псы
С слюной, текущею из пасти
Стоят у наших рубежей,
Скулят и лязгают от счастья.

От предвкушения того,
Что ты оплот последний христианства,
И что ты не будешь никогда
Грозой всемирного пространства.

Однажды мы, предав царя,
Должны покаяться пред Богом!
Мы, преступив закон небес,
В миг стали изгнанным народом.

Пора покаяться, понять:
Мы предавать уже не можем,
Мы все стоим у той черты, ступив во тьму, мы в свет не вхожи.
Мы все стоим у той черты, ступив во тьму, мы в свет не вхожи.

О, сколько можно суд вершить
Осатанелою толпою
Над той, где сорок сороков стоит с протянутой рукою?
Над той, где сорок сороков стоит с протянутой рукою.

Автор — Стас Михайлов.

ПОКАЯНИЕ.  Прости нас, Государь! Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

КАК НАРОД ЦАРЯ ОПЛАКИВАЛ

В подвале Ипатьевского дома еще не высохла кровь, а на Дону и Украине, где не было большевиков, уже служились панихиды. Люди рыдали, каялись и не хотели верить в случившееся. Мы собрали свидетельства участников и очевидцев одной такой всенародной панихиды — в Харькове. Только свидетельства, без заметок и комментариев. Написанные разными людьми в разное время, они отличаются в деталях, но удивительно одинаково передают настроения тех июльских дней 1918 года. Прочтите их, сравните, погрузитесь в эпоху.

Из газеты “Русская жизнь»:[3] “28 июля к Кафедральному собору стеклись громадные толпы народа, пришедшие отдать последний долг памяти убиенного царя. Присутствовало много русской интеллигенции: видные представители кадетской партии, много монархистов, но большинство беспартийных: профессора, адвокаты, врачи, судейские, некоторые гласные, земцы. Особенно поражало количество женщин. Это и понятно, так как женщина острее переживает страдания не только свои, но и других. А сейчас, когда страждет вся Русь, русская женщина пришла помолиться о несчастной нашей отчизне и за душу отошедшего царя. Когда рыдающие звуки молитв летели к голубому небу, казалось, что Бог услышит общую скорбь и не даст погибнуть земле родной. И верилось, что мученическая смерть царя разбудит всех уснувших, малодушных, вызовет на великие жертвы, ослепленные и обманутые увидят правду”.

Из газеты “Возрождение”:[4] “Вчера с утра к Кафедральному собору стали стекаться отдельные группы граждан, привлеченные анонимными извещениями и слухами, что в этот день будет отслужена панихида по убиенном бывшем императоре всероссийском. С 10 ч. утра началось служение молебна, прерванное, однако, извещением, что прибыла из Киева делегация церковно-приходских советов, ездившая туда с ходатайством за ген. П.И. Залесского, и сообщила, что Николай II действительно расстрелян, что в Киеве о нем отслужена была панихида митрополитом Антонием. По требованию молящихся отслужена была затем панихида, прерываемая рыданиями наполнившего храм народа. (Один офицер даже упал, потеряв сознание)”.

Из газеты “Русская жизнь»: “Со святыми упокой, Господи, душу убиенного благочестивейшего Государя Императора Николая второго… в месте светлом, месте злачном, идеже нет болезни, ни печали, ни воздыхания… Но жизнь бесконечная… надгробное рыдание…”, торжественно низкой сурдинкой провозглашает диакон поэтическую святую песнь и громкие рыдания заглушают последние слова. Мороз пробегает по коже. Жуткая минута: народ оплакивает убийство своего помазанника и вместе с ним хоронит все старые идеалы… Церковь тихо плачет. При пении вечной памяти многие громко рыдают. Независимо от всякой политики: убит человек, расстрелян, и невольно перед глазами встает лицо императора. Удивительно внимательные глаза останавливаются на лице каждого и как будто каждому говорят что-то хорошее, ласковое. …И чувствуется тихая боль, как у могилы близкого и родного человека”.

Из воспоминаний святителя Иоанна Шанхайского: В течение Литургии народ все прибывал и переполнил храм. Молящиеся почти были прижаты друг к другу. Во время запричастного стиха на амвон вышел протоиерей Иоанн Дмитриевский и начал слово. “Царь убит”, – сказал он. Едва он произнес это, послышалось рыдание. “Я не буду говорить от себя, – продолжал он, – я прочту то, что говорил о Нем митрополит Антоний в день десятилетия Его Царствования”. Проповедник начал читать по книге характеристику юного тогда Государя, рыдания все усиливались. Вся церковь превратилась в море рыданий и воплей, проповедника уже не было слышно. Напряжение достигло чрезмерных пределов. Слышались несвязные слова почти обезумевших людей”.

КАК НАРОД ЦАРЯ ОПЛАКИВАЛ История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Из газеты “Русская жизнь»: “Во время литургии пр. И. Дмитревский произнес слово, посвященное памяти царя-мученика. Когда семья, говорил проповедник, узнает, что ее отец и кормилец, бывший в плену у врагов, убит, ужас наполняет тогда все сердца, плачь и рыдания раздаются отовсюду. Эту семью ныне составляем мы: мы получили сведения, к сожалению, официальные, что убит помазанник Божий, пролита невинная кровь царя-мученика: без суда казнен тот, за которым не могли найти преступлений даже злейшие его враги! Помолимся об упокоении невинно убиенного царя-мученика Николая II. Оратор заметил, что есть известия и о том, что советская телеграмма не отвечает действительности. Личность императора Николая II оратор охарактеризовал со стороны его глубокой веры в Бога, смиренной покорности воле Божией и отеческой заботливости о благе церкви и о сохранении исторических заветов русского народа. При Николае II были открыты мощи Феодосия Черниговского, Иосафа Белгородского, Серафима Саровского, Питирима Тамбовского и Иоанна Тобольского. Он заботился о мире всего мира, к чему призывал правителей всех народов. Как человек, он был необыкновенно гуманным, и особенно заботился об устройстве приютов для бедных. Потеря его есть потеря цемента, связывавшего разноплеменную Россию, потеря исторических заветов ее; поэтому и так дорог он нам, поэтому и так плачем мы о нем”.

Из воспоминаний святителя Иоанна Шанхайского: “Царские врата раскрылись и Литургия продолжалась, приближаясь к своему концу. К концу Литургии народу было столько, не только в самом соборе, но и вокруг собора, что панихиду в церкви нельзя было служить. Решили служить ее на площади перед собором. Из алтаря, по окончании Литургии, потянулось духовенство во главе с епископом Неофитом Старобельским, управлявшим тогда Харьковской епархией. На площади между собором и присутственными местами было устроено возвышение, на которое взошло духовенство. Народ заполнил всю площадь. В стороне от него, в конце площади, стояла группа немецких офицеров, т.к. Харьков в то время был оккупирован, как и вся Украина, германскими войсками. Началась панихида. Поминали новопреставленного убиенного Государя Императора Николая Александровича, а также убиенного за полгода перед тем митрополита Владимира, бывшего в тот день именинником. Когда закончилась панихида, на возвышение взошел председатель Съезда мировых судей, член Московского Всероссийского Собора Иван Михайлович Бич-Лубенский. Он обратился к народу с краткой речью: “Государь убит, – сказал он, – но жива Царская Семья. Наш долг позаботиться об Ее спасении. Мы не имеем сейчас возможностей снестись с нашими союзниками. Мы имеем сейчас других союзников – обратимся к Германскому Императору, чтобы он позаботился о спасении Царской Семьи. Все согласны?” Гробовое молчание было ответом. “Все согласны?” – переспросил Бич-Лубенский. “Ваше Высокопревосходительство, вы согласны?” – обратился он к ген. Келлеру, стоявшему впереди. “Нет, не согласен, – на всю площадь ответил Келлер так, что голос его долетел до немецких офицеров, стоявших на краю площади. – Нет, не согласен! Русская Царская Семья должна быть спасена русскими руками!” Бич-Лубенский разрыдался и сказал: “Но я верю, что Царь не убит, что Царь жив!”.

Из воспоминаний святителя Иоанна Шанхайского: “Медленно расходился народ после панихиды. Через год мы узнали, что не только Государь, но и вся Царская Семья были тогда уже убиты. Впоследствии на том самом месте, где Иван Михайлович Бич-Лубенский говорил речь, он был расстрелян вновь занявшими Харьков большевиками”.
Из воспоминаний генерала Бориса Штейфона: “После литургии духовенство проследовало на Соборную площадь и в присутствии массы народа отслужило торжественную панихиду. В благоговейном молчании молились русские люди за своего царя-мученика. Редко у кого не было слез. Оплакивали царя, оплакивали и погибающую Родину! Панихида на Соборной площади произвела сильное впечатление. Площадь эта являлась традиционным местом былых парадов, торжеств. И невольно вспоминались иные дни, иные картины, с воспоминаниями о которых отождествлялось недавнее величие нашей Родины. И живым воплощением близкого прошлого являлась фигура графа Келлера. Средь огромной толпы, в мундире и орденах Императорской Армии, престарелый и величественный, на голову выше других, он так ярко олицетворял величие и блеск Империи! С тяжелой душевной болью сознавалось, что русские люди на русской земле могли свободно молиться о русском царе только потому, что город был занят вражескими войсками. Какая ужасная нелепость жизни! По окончании панихиды граф Келлер мог лишь с трудом пробраться к автомобилю. Толпа обезумела: люди плакали, крестили графа, старались дотронуться до его мундира, шашки… Всенародно, но, увы, поздно, каялись в вольных или невольных прегрешениях перед покойным Государем, перед загубленной, поверженной в уныние, еще недавно великой Россией… Потрясенные возвращались мы домой. Молчали. Да и что мы
могли сказать друг другу в те минуты, когда так остро, так больно переживали национальное горе, национальный позор?”.

Из газеты “Возрождение”: После панихиды молившиеся долго не расходились, обсуждая на площади перед собором то, что произошло с Россией после низвержения монарха. Не слышно было никаких надежд на будущее, никакой веры в возможность какой бы то ни было спасительной для нашей погибшей родины деятельности. Без страстности, которую привыкли мы встречать на таких собраниях за время революции, без ожесточенных споров, но с безнадежною скорбью признавались все, что погубили Россию. Уныло искали виноватых. Многие просто жаловались на то, до чего довела Россию революция, никого в частности не обвиняя. И от унылой пестроты всего сказанного в этот печальный день теми, кто когда-то наивно радовался весне и революции на той же самой площади, осталось одно впечатление, одна мысль: гибель монархии – гибель России. Всем было ясно, что панихида по императору – это панихида и по родине”.

[1] Цит. по: Фомин С. Доныне потрясает… Екатеринбургскому злодеянию 89 лет. // Русский вестник, 6 июля 2007 г.
[2] ГАРФ. Ф. 5881. Оп.2. Д. 754. Генерал-майор Б. Штейфон. Харьковский Главный Центр Добровольческой Армии. 1918 г.
[3] “Русская жизнь”, 30 (17) июля 1918 г.
[4] “Возрождение”, 29 (16) июля 1918 г.
[5] “Возрождение”, 30 (17) июля 1918 г.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

16 ноября. Сегодня день рождения Царевны-Мученицы Ольги Николаевны

Великая княжна Ольга Николаевна была первым ребенком у святой Царственной четы. Как и другие Царские дочери, она получили строгое воспитание. Государыня-мать не допускала излишней роскоши и в одежде дочерей. Зная, что дворцовое окружение будет тлетворно влиять на юных девушек, Александра Федоровна ограничивала их общение с придворной знатью — Ольге Николаевне лишь один раз пришлось танцевать на «взрослом» балу.

Как и все члены Царской Семьи, Ольга Николаевна обладала сильным, осмысленным чувством патриотизма. Она была шефом одного из гвардейских полков, очень любила свой мундир и гордилась им. Когда встал вопрос о сватовстве к юной русской принцессе наследного румынского принца и все располагало к этому браку, Ольга Николаевна не согласилась уезжать из России, и родители не стали ее принуждать.

Вместе с матерью и сестрой Татьяной Великая княжна Ольга в дни Первой мировой войны окончила курсы медсестер и работала в госпитале. «Великую княжну Ольгу Николаевну все обожали, боготворили; про нее больше всего любили мне рассказывать раненые» — вспоминала С.Я. Офросимова.

Как и все ее родные, находясь в заточении, Ольга Николаевна истинно по-христиански переносила все лишения и унижения. Она же передала в письме из Тобольска последние слова своего отца, Царя-мученика Николая II, обращенные к русским людям: «Отец просил передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь…»

Ольга Николаевна, как и обожаемые ею сестры и брат — Цесаревич сумела выполнить материнский завет на краю могилы. Свой долг она исполнила до конца. Старалась жить во имя того, во что она верила, любила, и шла всегда лишь своей собственной прямой дорогой.

16 ноября. Сегодня день рождения Царевны-Мученицы Ольги Николаевны История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Она не уходила от жизни, но она и не выходила в жизнь на жесткую борьбу, борьбу; в которой могли пострадать другие, ей близкие и родные люди. Нет, она не буйствовала и не кричала, но всегда, с ясной прямотой защищала свой жизненный путь, на котором ярко горели ею обретенные светлые маяки: Духовность, Нежность, Преданность, Верность Долгу и самой себе.

Все перечисленное было в ней, как «нечто твердое и незыблемое, на что опиралась ее душа»: ее глубокая, искренняя вера, безграничная любовь к России, к своей Семье, ее чистый, искренний, а этим бесценно — настоящий — путь русской девушки, Цесаревны не только по рождению, но и по той Высоте Духа и нравственной силе традиций, в которой она была столь тщательно воспитана и взращена.

16 ноября. Сегодня день рождения Царевны-Мученицы Ольги Николаевны История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Натура цельная, глубокая, она жила и ушла из мрака наступившего хаоса Времен неузнанная, неоценённая; редко кому открывая свой душевный мир (наверное, одному Государю, отчасти, сестре — Великой Княжне Татьяне). С задушевностью простого искреннего чувства, с открытым сердцем она всегда и всюду шла к людям, особенно участливо и любовно — к простым крестьянам и солдатам, и с деятельной любовью — к страдавшим.

Ее скромная жизнь должна будить живое сочувствие и глубокий интерес к себе уже по тому немногому, что она сумела сделать в своей жизни, по тому только, что приоткрылось нам, лениво не любопытствующим потомкам из ее сложного и много обещавшего душевного мира, по той роли, к которой она, быть может, была величаво призвана, но которую не успела исполнить до конца, довести до полного совершенства!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Еще один пример чиновного самодурства. Администрация городского округа Орехово-Зуево упорно сопротивляется увековечиванию памяти царских слуг — семьи Кобылинских

Орехово-Зуевское региональное краеведческое объединение «Радуница» выступило с инициативой по увековечиванию памяти семьи Кобылинских.

На месте дома № 45 по ул. Дзержинского городского округа Орехово-Зуево в рамках межрегионального туристического проекта «Императорский маршрут» под эгидой Министерства культуры России предложено установить памятную плиту в честь Кобылинских. Ныне здесь располагается городской парк, который нуждается в благоустройстве.

Также планируется разработать положение и объявить творческий конкурс на лучший монумент в честь Кобылинских.

В 1933-1937 годах в двухэтажном доме № 45 по ул. Дзержинского в Орехово-Зуево проживала с сыном Иннокентием бывшая воспитательница царских детей Клавдия Михайловна Кобылинская (Битнер), супруга Евгения Степановича Кобылинского — начальника Царскосельского караула и особого отряда по охране Царской Семьи в Тобольске.

К.М. и Е.С. Кобылинские были репрессированы, оба расстреляны, реабилитированы посмертно (она в 1956, а он в 1996 годах).

Сын Кобылинских — Иннокентий Евгеньевич Кобылинский стал участником Великой Отечественной войны, гвардии лейтенантом, был четырежды ранен (трижды тяжело), награждён орденом «Красной Звезды» и медалями «За отвагу», «За Победу над Германией». После Победы проживал в Подмосковье, Сахалинской области, Мурманске.

Однако администрация городского округа Орехово-Зуево не только не поддерживает эту инициативу, а делает все для того, чтобы она не была воплощена в жизнь, сообщил «Русской народной линии» Евгений Яковлевич Голоднов, председатель Орехово-Зуевского регионального краеведческого объединения «Радуница», член Союза журналистов России, член Союза краеведов России, кавалер памятной медали «Патриот России», ветеран труда, лауреат премии губернатора Московской области «Наше Подмосковье».

Евгений Голоднов направил обращение главе городского округа Орехово-Зуево Геннадию Панину с предложением увековечить память Кобылинских. Ответила энтузиасту-краеведу заместительница главы Ирина Кузнецова. В ее письме говорится, что это предложение принято «к рассмотрению и более глубокому анализу». В следующем письме Кузнецова, видимо, «рассмотрев и глубоко проанализировав», отказала краеведам в поддержке их прекрасного проекта.

Любопытно, как объясняет чиновница позицию администрации городского округа Орехово-Зуево и причину отказа: «В вопросе об увековечении памяти человека или семьи одним из основных условий является деятельность вышеназванных на благо родного города. В фондах МУК «Орехово-Зуевский городской историко-краеведческий музей» нет никаких материалов, связанных с семьей Кобылинских. Клавдия Михайловна, Евгений Степанович и их сын — Иннокентий Евгеньевич — не являются уроженцами г.Орехово-Зуево».

Блестящий образчик бюрократического чванства и невежества! Госпожа Кузнецова, очевидно, не знакома с установившейся в России практикой увековечивания памяти известных людей. Дай ей волю, она бы, похоже, снесла памятник в Москве Маршалу победы Георгию Жукову, ведь он родился в Калужской губернии. Как и памятники великому русскому ученому Михаилу Ломоносову в Москве и Санкт-Петербурге, ведь Михаил Васильевич родился в Архангелогородской губернии.

Кстати, в Орехово-Зуево есть памятник В.И. Ленину, за которым администрация города присматривает, хотя «вождь мирового пролетариата» родился в Симбирске и никоим образом не связан с Орехово-Зуево.

Словом, довод администрации городского округа Орехово-Зуево, что памятник может быть установлен только уроженцу города, не выдерживает никакой критики, он противоречит мемориальным традициям России и является исключительно вздорной идеей Кузнецовой (и ее начальника Панина, от имени которого чиновница выступает).

Прославление выдающихся людей нашего Отечества способствует патриотическому воспитанию народа и, кроме того, является выражением нашей благодарной памяти этим людям.

Кобылинские провели в г. Орехово-Зуево четыре страшных года репрессий и гонений. Ранее на этих людей была возложена ответственейшая миссия по охране Царской Семьи и воспитанию царский детей. Кобылинские достойно провели свою жизнь, полностью посвященную служению Отечеству.

Орехово-Зуевское региональное краеведческое объединение «Радуница» предложило в столетнюю годовщину зверского убийства Царской Семьи увековечить память людей, последние свои годы отдавших Царственным страстотерпцам.

Но, по мнению местных высокопоставленных чиновников Панина и Кузнецовой, Кобылинские не заслужили этого права! Оказались недостойны нашей памяти?!

Кузнецова пишет, что «в фондах МУК «Орехово-Зуевский городской историко-краеведческий музей» нет никаких материалов, связанных с семьей Кобылинских».

Как нам сообщили краеведы Орехово-Зуева, они в течение более десяти лет изучали материалы, связанные с судьбой Кобылинских. Материалы о Кобылинских публиковались в местных, областных, региональных и центральных СМИ. За соответствующей информацией администрации городского округа Орехово-Зуево и «Орехово-Зуевскому городскому историко-краеведческому музею» следует обратиться к члену Союза краеведов России Евгению Голоднову.

Казалось бы, администрация городского округа Орехово-Зуево должна была бы всемерно поддержать предложение по увековечиванию памяти Кобылинских, всячески способствовать его осуществлению. Ведь, прославляя Кобылинских, прославляется и Царская Семьи, а городской округ Орехово-Зуево получает еще одну достопримечательность, еще одну возможность войти в историю России.

Но нет, градоначальники упорствуют, выдвигая смехотворно неубедительные доводы. А, может, их упорство объясняется иными причинами и мотивами?! Не хотелось бы думать, что Геннадий Панин и Ирина Кузнецова ненавидят отечественную историю, ненавидят Царскую Семью, намеренно противятся патриотическому воспитанию народа и восстановлению исторической справедливости. Надеемся, что в данном случае имеет место банальное чиновничье невежество.

В последнее время мы столкнулись с проявлениями чиновничьего чванства и невежества в Саратове и Екатеринбурге. Чиновницы, дискредитировавшие звание государственных служащих, уже уволены вышестоящим начальством. Хочется надеяться, в случае с господами Кузнецовой и Паниным до этого дело не дойдет.

Редакция «Русской народной линии»

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

ПАТРИОТИЗМ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

Императрица Александра Феодоровна: «Истинная патриотическая любовь к Родине не бывает мелочной. Она великодушна. Это не слепое обожание, но ясное видение всех недостатков страны. Такая любовь не озабочена тем, как ее будут восхвалять, а больше думает о том, как помочь ей выполнить ее высшее предназначение. Любовь к Родине по силе близка любви к Богу.

Любовь к своей Отчизне сочетает в себе преданную сыновнюю любовь и всеобъемлющую любовь отцовскую, часто трудную, и эта любовь не исключает любви к другим странам и всему человечеству Во всех видах любви, которые выше простых инстинктов, есть что-то таинственное, и это же можно сказать о патриотизме. Патриот видит в своей стране больше, чем видят другие. Он видит, какой она может стать, и в то же время он знает, что много в ней остается такого, что увидеть невозможно, так как это является частью величия нации. Хотя и видимы ее поля и города, ее высшее величество и главные святыни, как и все духовное, это сфера невидимого».

Любовь к Отечеству — исходное, вложенное в каждого человека глубинное чувство, которое не надо специально усиленно взращивать — оно вызревает само при правильном воспитании, основанном на истинных ценностях, привитых к национальной почве. Ни большой процент чужеземной крови, ни знакомство с мировой культурой, знатоком которой был Николай II, ни многолетнее изучение иностранных языков (с Матерью Царские Дети говорили и переписывались по-английски) нисколько не могли повредить в Великих Княжнах и Царевиче истинного русского патриотизма, основанного прежде всего на православной вере.

Дети познавали родную культуру, знакомились с лучшими образцами русской классики и с ее первоисточником — народным творчеством. Царевич Алексей, например, очень любил слушать по ночам русские народные сказки. Но главное, Дети всегда имели перед собой пример Родителей, горячо любящих Россию, и никогда не слышали в отличие от многих современных нам детей, как старшие возмущаются «этой страной» и, чувствуя себя в ней почему-то ущербными и ущемленными, вольно или невольно передают это ложное чувство детям.

Любовь Царской Семьи к Отечеству была природной и естественной и претерпела самое сильное испытание — предательство русских людей. Когда Императрица после ареста в Царском Селе с помощью Своей подруги Лили Ден сжигала личные письма, последняя, видя слезы в глазах Царственной подруги, в сердцах воскликнула: «Ненавижу Россию!» И Александра Феодоровна ответила: «Никогда не говорите так, Лили». Для Царицы Ее подданные были по-прежнему «хорошие», хотя и ослепленные, запутавшиеся.

Письма Царственных Мучеников из заточения — лучшее свидетельство того, что святая Семья, не ослепившись в Своей любви и понимая весь трагизм и ужас происходящего, все-таки неизменно любила предавшую их, предавшую себя, несчастную, потрясенную Россию.

Из письма Государыни Императрицы Александры Феодоровны к А.В. Сыробоярскому, Царское Село, 29 мая 1917 года:

«Как тяжело читать газеты… Где мы? Куда дошли? Но Господь спасет еще Родину. В это крепко верю. Только где дисциплина? Сколько гадостей о Нем (Государе. — М.К.) пишут: слабоумие и т. д. Хуже и хуже, бросаю газеты, больно все время. Все хорошее забыто, тяжело ругательства про любимого человека читать, несправедливость людей, и никогда ни одного хорошего слова… не позволяют, конечно, печатать, но вы понимаете, что за боль. Когда про Меня гадости пишут — пускай, это давно начали травить, Мне все равно теперь, а что Его оклеветали, грязь бросают на Помазанника Божия — это чересчур тяжело.

Многострадальный Иов. Лишь Господь Его ценит и наградит за Его кротость. Как сильно внутри страдает, видя разруху. Это никто не видит. Разве будет другим показывать, что внутри делается, ведь страшно. Свою Родину любить, как же не болеть душой, видя, что творится. Не думала, что за три месяца можно такую анархию видеть, но надо до конца терпеть и молиться… молиться, чтобы Он все спас. А армия… плачешь, не могу читать, бросаю все и вспоминаю страдания Спасителя, Он для нас, грешных, умер, умилосердится еще, может быть.

Нельзя все это писать, но это не по почте, и новый комендант-цензор (полковник Кобылинский. — М.К.) не будет Меня бранить, Я думаю, а Вы не теряйте веру, не надо, не надо, а то уже не хватит сил жить. Увидят сами, что дисциплина и порядок нужны, что не надо бояться быть сильнее плохих разрушительных элементов, которые только стараются скорее видеть гибель России. Они не патриоты, ничего святого у них нет… Наступления ждут, медлят опять… О, больно, больно на душе, но Он спасет, поможет, услышит молитвы любящих Россию… Простите, что все это пишу, может, разорвут эту страницу».

Фрагменты письма Государыни Императрицы Александры Феодоровны к Юлии Ден, Царское Село, 5 июня 1917 года:

«О! Как Я рада, что они назначили нового командующего Балтийским флотом (адмирала Развозова). Надеюсь на Бога, что теперь будет лучше. Он настоящий моряк, и Я надеюсь, что ему удастся восстановить порядок теперь. Мое сердце Дочери и Жены солдата страдает ужасно при виде того, что происходит. Не могу и не хочу к этому привыкнуть. Они были такими героями, и как их испортили как раз тогда, когда настало время освободиться от врага. Придется воевать еще много лет. Вы поймете, как Он (Государь. — М.К.) должен страдать. Он читает газеты со слезами на глазах, но Я надеюсь, что они все же победят. У нас столько друзей на фронте. Представляю Себе, как ужасно они страдают. Никто, конечно, не может писать. Вчера мы увидели совсем новых людей — такая разница. Приятно было их видеть. Опять пишу то, о чем не должна писать, но это письмо пойдет не по почте, иначе Вы его не получили бы. У меня, конечно, нет ничего интересного, что написать. Сегодня в 12 часов будет молебен. Анастасии исполнилось сегодня шестнадцать лет. Как быстро бежит время. <…>

Вспоминаю прошлое. Надо смотреть на все спокойнее. Что можно сделать? Если Он (Господь. — М.К.) посылает нам такие испытания, то, очевидно, Он считает нас достаточно подготовленными для них. Это своего рода экзамен — надо показать, что Мы не напрасно через них прошли. Во всем есть свое хорошее и полезное, каковы бы ни были Наши страдания — пусть будет так, Он пошлет Нам силы и терпение и не оставит Нас.

Он милостив. Только надо безропотно преклониться пред Его волей и ждать — там, на другой стороне, Он готовит для всех, кто Его любит, несказанную радость. Вы молоды, как и Ваши дети! Как много их у Меня, помимо Моих собственных! Вы увидите, и настанет ясное и безоблачное небо, но гроза еще не прошла, и поэтому так душно, но Я знаю, что потом будет лучше. Надо только иметь немного терпения, разве это так уж трудно? Я благодарю Бога за каждый день, который проходит спокойно. <…>

Три месяца уже прошло (после революции. — М.К.)! Народу обещали, что будет больше продовольствия и топлива, но все стало хуже и дороже. Они всех обманули — Мне жаль народ. Скольким мы помогали, но теперь все кончено. <…>

Ужасно думать об этом! Сколько людей зависело от нас! А теперь? Хотя о таких вещах не говорят, Я пишу об этом, потому что Мне так жаль тех, для кого жизнь теперь станет труднее. На то Божия воля! Дорогая моя, надо кончать. Нежно целую Вас и Тити. Христос с Вами.

Сердечный привет (от Государя. — М.К.). Любящая вас тетя Беби».

От Государыни Императрицы Александры Феодоровны М. М. Сыробоярской, Тобольск, 17 октября 1917 года:

«Мои мысли Вас много окружают. Столько месяцев ничего о Вас не знала, и Вы Мои семь писем не получили. Только два… Перестала почти писать, только изредка. Боюсь другим повредить. Выдумают опять какую-нибудь глупость.

Никто никому не верит, все следят друг за другом. Во всем видят что-то ужасное и опасное. О, люди, люди! Мелкие тряпки. Без характера, без любви к Родине, к Богу. Оттого Он и страну наказывает. Но не хочу и не буду верить, что Он ей даст погибнуть. Как родители наказывают своих непослушных детей, так и Он поступает с Россией. Она грешила и грешит пред Ним и недостойна Его любви. Но Он, всемогущий, все может. Услышит наконец молитвы страдающих, простит и спасет, когда кажется, что конец уже всего. Кто свою Родину больше всего любит, тот не должен веру потерять в то, что она спасется от гибели, хотя все идет хуже. Надо непоколебимо верить. Грустно, что рука его не поправилась, что не придется вернуться на старое место, но это лучше. Невыносимо тяжело и не по силам было бы. Будьте бодрой. Оба не падайте духом. Что же делать, придется страдать, и, чем больше здесь, тем лучше там. После дождя — солнце, надо только терпеть и верить. Бог милостив, своих не оставит. И Вы увидите еще лучшие дни. Александр Владимирович молод — много впереди. Надо перенести смертельную болезнь, потом организм окрепнет и легче живется и светлее. Молюсь всем сердцем, нежно обнимаю. Сестра А.».

Из письма Государыни Императрицы Александры Феодоровны к А. В. Сыробоярскому, Тобольск, 10 декабря 1917 года: «Как Я счастлива, что Мы не за границей… Как хочется с любимым больным человеком все разделить, вместе пережить и с любовью и волнением за ним следить, так и с Родиной. Чувствовала Себя слишком долго ее Матерью, чтобы потерять это чувство, — мы одно составляем и делим горе и счастье. Больно Нам она сделала, обидела, оклеветала и т. д., но Мы ее любим все-таки глубоко и хотим видеть ее выздоровление, как больного ребенка с плохими, но и хорошими качествами, так и Родину родную».

Приведенные выдержки из писем не требуют никакого комментария. Слова Императрицы выражали, несомненно, общие мысли, общее настроение всего Семейства.

Патриотизм Царской Семьи еще до революции казался чем-то странным на общем фоне ставшей модной критики России либеральным обществом, всеобщей жажды республиканских перемен. Поэтому патриотизм Царя и Царицы, не желавших ничего менять в Отечестве в угоду европейской цивилизации и в ущерб российской самобытности, по-разному воспринимался и оценивался окружающими. Но нам дороги те воспоминания, где любовь к России Царственных мучеников оценена настоящими верноподданными.

Флигель-адъютант А. Мордвинов: «Будучи глубоко верующими христианами, Они были русскими и православными в особенности. Из этого мировоззрения главным образом и вытекали их национальный патриотизм, их мистическое настроение, их покорность судьбе и стремление полагаться во всем на волю Бога. Отсюда же проистекало и их отношение ко всему социалистически-безбожному либерально-материалистическому.

Служение России и народу Она (Государыня. — М. К) ставила главной целью Своей жизни и радовалась необычайно каждому искреннему чувству, проявленному по отношению к ней кем-либо из этого народа, знатного и ничтожного. Помню, с каким чувством удовлетворения Императрица показывала мне ту груду писем, занимавших чуть ли не целый угол Ее комнаты, которые Она получала с фронта и из отдаленных деревень с наивными выражениями любви и благодарности».

И. Степанов с восхищением рассказывает о том, что Александра Феодоровна всегда сочувственно относилась к изданиям для народа, очень любила наглядные школьные пособия, часто повторяла, что ей нравятся русский язык, русская речь: « Императрица скоро научилась прекрасно говорить по-русски и писала красиво, вполне владея литературным слогом… Все ходатайства о помощи кому-то встречались всегда Императрицей с редкой отзывчивостью, и очень много любви к народу было в этих заботах Царицы о деревенских делах. Когда мне приходилось беседовать с Александрой Феодоровной, я всегда уходил от Нее с полным убеждением, что это не только высокообразованная, чуткая женщина, но человек, полюбивший глубоко Россию и ее народ и желающий сделать для него много добра.

Юлия Ден писала: «Благодаря Своей добросовестности и доскональности, о которых я уже отзывалась как о главных Ее чертах, Государыня была более русской, чем большинство русских, и в большей степени православной, чем большинство православных».

Анна Танеева свидетельствовала, что и Дети Их Величеств были горячие патриоты и обожали Россию и все русское. Как и вся Царская Семья, сильным, осмысленным чувством патриотизма обладали старшие Великие Княжны. Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна были Шефами Гвардейских полков, очень любили Свои мундиры и гордились ими. Когда встал вопрос о сватовстве к Ольге Николаевне наследного румынского принца и все располагало к этому браку, юная русская Принцесса не согласилась уехать из России, и Родители не стали Ее принуждать. Пьер Жильяр с грустью напишет потом, что этот брак мог бы избавить Царевну от мученической смерти. Но решение юной Великой Княжны было согласно с Божией волей. В Румынии Ольгу Николаевну ждало бы несчастье, внутреннее одиночество, тоска по родине, потом — румынская революция и изгнание.

Но Господу угодно было принять к Себе всех Членов Императорской Семьи числом семь, мистически выражающим исполнение полноты, и юная Царевна вместе с родными людьми предстала пред Господним Престолом как святая мученица-дева.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

ПРАЗДНИК ВМЕСТЕ С ЦАРЕМ. 100-летие Царской Голгофы (ВИДЕО)

В Фонде славянской письменности и культуры в Москве состоялся вечер «Чудотворная икона Царя Николая: 20 лет мироточения»

7 ноября в Фонде славянской письменности и культуры в Москве состоялся вечер «Чудотворная икона Царя Николая: 20 лет мироточения». Икона святого Царя, пришедшая в Россию из Русской Православной Церкви Заграницей, в виде литографической копии, замироточила именно 7 ноября 1998 года — в день октябрьского переворота и восьмидесятилетия крушения Русского мира.

Перед началом вечера на большом экране показывалась хроника былого духовного величия Царской России. Более ста лет назад, благодаря мудрому правлению Божьего помазанника Николая Александровича Романова, Императорская Россия расправляла свои плечи. Но в погоне за земными радостями, экономическими и социальными успехами, русские люди, прежде всего аристократия, интеллигенция, многие представители священства стали уходить от наших духовных истоков — от веры православной. И Господь отвернулся от России. На Россию обрушилась страшная катастрофа, приведшая к гибели Православной Империи – наследницы Византии.

В год столетия расстрела Царской семьи особенно важно было осмыслить всем нам православным христианам путь России без Самодержавного правления, что мы имели, и что мы потеряли.

Вечер начался с молебна перед чудотворным образом святого страстотерпца, царя-мученика Николая II. Отцы протоиерей Василий Голованов и протоиерей Петр Влащенко, которые не нуждаются в представлении православным монархистам, отслужили молебен с трепетным волнением и вдохновением, которое передавалось всем пришедшим на памятный вечер почитателям царя-мученика.

Организатор вечера и ведущая, известный режиссер — Елена Юрьевна Козенкова раздала переполненному залу почитателям последнего русского царя «Молитву русского народа» и в зале громогласно зазвучало «Боже царя храни…» Фрагменты фильма «Чудотворный образ России» Елены Козенковой, погружали участников в атмосферу участия каждого из присутствующих в сегодняшней истории России.

Приходящие на вечер с волнением занимали свои места в ожидание чуда. И чудо-встречи состоялось.

Каждое выступление привносило воспоминания пламенной борьбы православных людей дальнего Зарубежья, России, уже удаляющихся от нас 90-х годов, за прославление Царя-мученика Николая II в России и уже, последующее двадцатилетие миссионерского служения России чудотворного образа. Выступающие один за другим: протоиерей Василий (Голованов); хирург Олег Иванович Бельченко, бессменный многолетний хранитель иконы; десантник Андрей Владимирович Бурмистров с 2000 по 2004 гг., объезжавший с мироточивым Образом Русского Государя, многие города и веси России, Украины, Беларуси, Молдовы; Ольга Тюрина – председатель фонда святого благоверного князя Андрея Боголюбского и многие другие рассказывали о своих личных историях помощи чудотворного образа на их жизненных дорогах.

Сюрпризом для участников встречи было прибытие из дальнего Зарубежья картины с изображением святителя Иоанна (Шанхайского и Сан-Францизского) с чудотворным образом царя-мученика Николая II, и мученика брата Иосифа (Хосе) Муньоса-Кортеса с чудотворной «Монреальской» иконой Божией Матери. Многие выступающие отмечали преемство в царском служении этих двух чудотворных икон. Эту чудесную картину привезли Алексей и Ксения Волковы, которые были близкими друзьями брата Иосифа.

Украшением вечера были песни в исполнении одних из лучших православных исполнителей России — Юлии Славянской, Людмилы Кононовой, Геннадия Пономарева.

Царское присутствие, торжество и благословение придало вечеру награждение активных монархистов — миссионеров:

— Протоиерея Василия Голованова,

— Бельченко Олега Ивановича,

— Бурмистрова Андрея Владимировича,

— Владимирову Екатерину Краснославовну,

— Тюрину Ольгу Алексеевну,

— Пономарева Геннадия Робертовича,

— Новгородову Елену Викторовну,

— православных певиц Юлию Славянскую, Людмилу Кононову

памятной медалью «В память царствования св. Государя Николая II Александровича».

Памятная медаль «В память царствования Св. Государя Императора Николая Второго Александровича» является общественной медалью, учрежденной Войсковой Православной Миссией и Обществом Русского исторического просвещения «Двуглавый Орёл» по благословлению Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона.

Памятные медали были освящены в Храме на Крови Екатеринбурга митрополитом Екатеринбургским и Верхотурским Кириллом. Вручил медали начальник Войсковой православной миссии Смыков Игорь Евгеньевич.

Все участники встречи были переполнены радостной атмосферой духовного соборного единения и в сердцах переполненных благодатью звучало: — «Царь грядет!»

Александр Федорович Чернавский, психолог, публицист

ПРАЗДНИК ВМЕСТЕ С ЦАРЕМ. 100-летие Царской Голгофы (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ПРАЗДНИК ВМЕСТЕ С ЦАРЕМ. 100-летие Царской Голгофы (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ПРАЗДНИК ВМЕСТЕ С ЦАРЕМ. 100-летие Царской Голгофы (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Об иконе

Первообраз московской мироточивой иконы Царя-Мученика был написан в 1996 г. в США, в Калифорнии иконописцем Павлом Тихомировым по заказу представителей Русской Православной Церкви Заграницей. Государь изображен в священных коронационных одеждах, с крестом на груди и знаками царского достоинства – со скипетром и державой в руках. В верхних углах иконы – клейма с изображениями святого праведного Иова Многострадального, в день памяти которого 6/19 мая 1868 г. родился Государь, и святителя Николая Чудотворца, в честь которого Он был крещен. Внизу подпись: «Сия святая икона написана к прославлению Царя-Мученика в России» (Царственные страстотерпцы были прославлены Русской Церковью Заграницей в 1981 году, а Русской Православной Церковью Московского Патриархата в 2000 году). Икона имеет торжественный и праздничный вид. Размер иконы с киотом составляет 43х37 см.

В 1997 году цветные литографии этой иконы были привезены из США в Россию и разошлись по православным приходам и семьям. Одна из них, подаренная московскому хирургу Олегу Ивановичу Бельченко, источила миро в день годовщины октябрьского переворота, 7 ноября 1998 года. С того времени благоуханное миро начало ежедневно истекать от образа. Особенно сильно благоухание и мироточение иконы происходит в памятные дни Царской Семьи. Миро зачастую истекает не только от иконы, но и поверх стекла киота.

ПРАЗДНИК ВМЕСТЕ С ЦАРЕМ. 100-летие Царской Голгофы (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В 1990-е годы икона еще не канонизированного Русской Православной Церковью Государя приносилась во многие храмы по благословению трех старцев – духовника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Кирилла (Павлова), протоиерея Николая Гурьянова с острова Залит и Валаамского старца иеросхимонаха Рафаила (Берестова).

В 1999 г. по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго икона Царя-Мученика приняла участие в Крестном облете по периметру границ б. Российской Империи.

Народное почитание Царя-мученика подготовило канонизацию Царской Семьи в лике святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 20 августа 2000 года в возрожденном Храме Христа Спасителя в Москве и облегчило процесс воссоединения двух частей Русской Церкви – РПЦ и РПЦЗ в мае 2007 года.

В последние годы икона пребывает в России и хранится представителями Войсковой Православной Миссии.

Чудотворная икона Царя Николая находится под особым духовным попечением Первоиерарха РПЦЗ митрополита Илариона.

Мироточивый образ Русского Царя известен во многих монарших домах Европы и в аристократических кругах, исповедующих традиционные христианские духовно – нравственные ценности.

Икона была принесена более чем в пятьдесят епархий и ряд стран – Германию, Австрию, Бельгию, Сербию, Францию, Черногорию, Грецию. Святой образ обильно источает миро по молитвам верующих об Отечестве, о русском народе в России и рассеянии, с ней связаны исцеления людей от разных недугов, онкологических заболеваний и разрешение сложных жизненных ситуаций, о чудотворном образе сняты документальные фильмы, изданы книги.

Икона несет очень большое социальное служение, посещая воинские части, ВУЗы, больницы и госпитали, места лишения свободы, отдаленные монастыри и храмы.

9 мая 2016 г. эту икону пронесла прокурор Крыма Наталья Поклонская в рядах «Бессмертного полка» в г. Симферополе.

ПРАЗДНИК ВМЕСТЕ С ЦАРЕМ. 100-летие Царской Голгофы (ВИДЕО) История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Когда чудотворный образ Государя не путешествует, он хранится в Москве, в храме Вознесения Господня на Гороховом поле (настоятель протоиерей Василий Голованов).

Хранителем иконы является Олег Иванович Бельченко. В региональных и зарубежных поездках икону сопровождает Игорь Евгеньевич Смыков, начальник Войсковой Православной Миссии, президент РОО «Православная миссия по возрождению духовных ценностей Русского народа».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

И.В. Огурцов: СВЕРЖЕНИЕ ГОСУДАРЯ ОЗНАЧАЛО ИСЧЕЗНОВЕНИЕ САКРАЛЬНОГО СИМВОЛА ВЛАСТИ В СТРАНЕ 

Интервью с Игорем Вячеславовичем Огурцовым, основателем и руководителем Всероссийского Социал-Христианского Союза Освобождения Народа (ВСХСОН), в советское время много претерпевшим за веру. С И.В. Огурцовым беседовал М.Н. – эксперт Общества «Двуглавый орел».

М.Н.: Можно ли утверждать, что события Февраля-Октября — есть по сути своей одно многоэтапное явление?

И.О.: Жанр интервью ставит определенные ограничения и предполагает краткие точные ответы. С исторической и хронологической точки зрения события Февраля-Октября расписаны по дням, а иногда по часам и минутам. Их последовательность нет смысла повторять. Но одновременно придется исключить местами необходимые доказательства. Итак, сначала самый краткий и определенный ответ. Февраль и Октябрь по своему характеру – два самостоятельных явления, но Февральские события почти автоматически перетекают в Октябрьские. Без Февраля Октябрьский переворот был бы совершенно невозможен.

Для того чтобы определить характер Февральских и Октябрьских событий, следует ответить на три классических вопроса, определяющие характер каждой революции: цели, движущие силы и результаты. Итак, основные участники: либеральная оппозиция, германский генеральный штаб, революционные социалистические организации. Среди них особое значение — сравнительно небольшая по численности, но определенно пораженчески настроенная ленинская группировка большевиков. Теперь посмотрим их цели и результаты. Либералы стремились произвести политическую революцию сверху. От ограничения верховной власти до установления парламентской республики. Цель Германии – ослабить своего грозного противника и принудить его к заключению сепаратного мира.

Социалисты стремились произвести социальную революцию. Из них крайне левые (ленинцы) —способствовать поражению России, превратить «империалистическую войну в войну гражданскую» и разжечь мировую революцию. Нельзя упустить из виду еще одного участника – интернациональный еврейский капитал, целью которого было добиться ликвидации в России ограничений для еврейской части населения по религиозному признаку. Теперь – результаты. Либералы, не сумевшие удержать власть, привели страну к анархии, разрушению государства и к собственной гибели. Германия добилась сокрушения своего противника на Востоке, оккупации территории России и сепаратного мира, но это не помогло ей выиграть войну и не спасло от конечного поражения. Такой исход Первой Мировой войны неизбежно влек за собой Вторую Мировую. Таким образом, решающее влияние Германии на события в Феврале-Октябре в России привело в ХХ веке к двойному поражению самой Германии и многим трагическим событиям в этом веке, которые являлись следствием этих двух мировых войн (косвенно приведших и к Холокосту). Умеренные социалисты проиграли крайне левым, не сумев осуществить свои программы и погибли как партии и физически (даже лидер левых эсеров Мария Спиридонова была уничтожена – расстреляна в тюрьме НКВД при подходе немецких войск). Единственный, кто на первый взгляд, казалось бы, остался в выигрыше в результате событий Февраля-Октября, это крайне левые, большевики-ленинцы, захватившие власть воспользовавшись той предельной свободой, которую Временное правительство ввело в стране. Захватив власть в России большевики тотальным насилием и тотальным обманом построили государственно-монополистический капитализм, тоталитарную террористическую систему особого типа. Тоталитаризм – это абсолютная диктатура во всех трех жизненно важных сферах человеческой жизни: в хозяйственно-экономической, гражданско-политической и духовно-идеологической. Просуществовав несколько десятилетий, это псевдогосударство успело погубить миллионы людей (проведя настоящий геноцид собственного народа), разрушить национальную культуру и затормозить и извратить нормальное хозяйственное развитие страны. В результате тоталитарная система рухнула, оставив страну разоренной, а народ разделенным , в осколках прежде единой державы. Вспоминается высказывание Блаженного Августина на заре христианской эры о том, что государство, в котором не соблюдаются ни Божеские, ни человеческие законы, ничем не отличается от большой шайки разбойников. Сопоставим с определением Ленина о «пролетарской» диктатуре, звучащее примерно так. Он говорит, что научное определение диктатуры подразумевает власть, не связанную никакими законами, опирающуюся непосредственно на насилие. И еще одно откровение «вождя»: «Для нас важно, что ЧК осуществляет непосредственно диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима». Так проводилось и закончилось строительство коммунизма.

Возвращаясь к сформулированному Вами вопросу, следует сказать, что некоторая неясность в том, как связаны Февраль и Октябрь возникает из-за краткости и стремительности событий. Хочется привести одно место из пророческого произведения Ф.М. Достоевского «Бесы», написанного за 40 с лишним лет до разбираемых событий. Петруша Верховенский, (главный бес) в инфернальном экстазе вещает: «В мае начнем, а к Покрову (октябрь) кончим», почти мистика!

Заканчивая ответ на заданную Вами тему можно совершенно коротко остановиться на узловых моментах Февральско-Октябрьских событий, катастрофических для нашей страны.

1.Соединение массовой забастовки на петроградских заводах с вооруженным мятежом под лозунгом «Долой войну!» (именно таков был план Парвуса, принятый германской Главной Квартирой).

2.Одновременное создание двух властных центров: Временного правительства и Совета рабочих и солдатских депутатов. Именно последний держал в руках столичный гарнизон, не желающий выступать на фронт)

3.Разлагающий армию до полной ее не боеспособности «Приказ № 1».

4.Отречение Государя, означающее исчезновение сакрального символа власти в стране.

5.Немедленно следующий за этим манифест Михаила Александровича с условным отказом воспринять верховную власть, фактически означающий устранение династии Романовых.

6.Отказ Временного правительства от суда над Лениным после неудачной двукратной попытки большевиков совершить вооруженный захват власти в июне-июле и при наличии доказательств систематического получения большевиками германских денег. Германский министр иностранных дел Кюльман пишет: «Только тогда, когда большевики начали получать от нас через различные каналы и под различным видом постоянный поток денежных средств, они оказались в состоянии создать свой собственный орган «Правда», проводить энергичную пропаганду и расширить значительно свою прежде узкую базу партии». А вот, что пишет Брокдорф-Ранцау: «Если мы вовремя сумеем революционизировать Россию и тем самым сокрушить коалицию, то призом победы будет главенство в мире».

7.Провокационное поведение Керенского в деле Корнилова и вооружение им большевиков.

8.Пассивное поведение Керенского, когда стало известно о намерении Троцкого и Ленина начать вооруженный переворот. Характерно, что в отличие от февраля большевистская акция не сопровождалась забастовками и выходом на улицы сотен тысяч рабочих, а петроградский гарнизон в большинстве объявил нейтралитет. Буквально власть валялась на улице, и большевики ее подобрали.

М.Н.: Какова роль зарубежных сил в революционных событиях 1917 года?

И.О.: Я не случайно в предыдущем ответе назвал в числе активных факторов Февральской революции Германию. Для немцев важно было не столько вызвать изменение в политическом и социальном строе России, чего добивались либералы и социалисты, сколько принудить своего противника заключить с Германией сепаратный мир или вообще вывести Россию из строя и перебросив войска с Восточного фронта на запад выиграть войну. Подрыв изнутри России и по возможности Франции был для Германии спасительным. Активная деятельность в этом отношении началась уже в 1915 году, когда Парвус-Гельфанд представил свой план организации революции германскому послу в Дании Брокдофу-Ранцау, и тот немедленно связал его с МИДом и немецкой Главной квартирой. План показался заманчивым, и Парвус систематически стал получать деньги для реализации своего плана, причем деньги немалые. В январе 1916 года он провел репетицию (в Петербурге и Николаеве), а в феврале 1917 его роль оказалась, можно сказать, решающей. Такой взрывной результат оказался неожиданным и для большевиков, и даже для немцев. Конечно, события такого масштаба как две «революции» 1917 года нельзя свести только к усилиям внешней стороны (Германии и Парвуса). Тут сказались действия нескольких факторов, причем разнонаправленных. Фундаментальные причины, могущие вызвать потрясение государственных и социальных основ страны, в Феврале оставались на заднем плане, и они, безусловно, могли бы быть (как, например, незавершенная реформа Столыпина) решены сразу после войны в нормальных условиях без революционных потрясений. Но для таких явлений как Февраль-октябрь важно было ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. А запалом послужили привходящие причины – усталость от войны, связанные с ней экономические трудности и активные подрывные действия противника. К этому времени в Петрограде атмосфера была наэлектризована до истерии. Все ждали и говорили о революции. Уже летом в 1915 году Путилов прорицал представителям Антанты о неизбежностях революционного взрыва. Поводом может послужить военная неудача, голод или стачка в Петрограде.

М.Н.: Как можно соотнести роль февралистов и большевиков в уничтожении России?

И.О.: Большевики, вызвавшие поражение России накануне победы совместно с союзниками в Первой Мировой войне и захватившие безраздельную власть с тем, чтобы любой ценой разжечь мировой пожар, осуществили геноцид народа и разорение страны. И в конечном счете привели страну к краху, в то время как февралисты, доведя Россию до полной анархии, расчистили большевикам путь к тоталитарной власти и ко всему, что за этим последовало.

М.Н.: Как можно откомментировать три революционных поезда, прибывших из Германии и пароход с Троцким, приплывшим из США?

И.О.: Добиваясь вывода России из борьбы, политический отдел Генерального штаба Германии делал ставку на пораженческие элементы внутри России. По рекомендации Парвуса была организована операция по переброске Ленина и его соратников через германскую территорию, Швецию и Финляндию в Россию сразу же после Февральских событий, поскольку по оценке германской Главной квартиры ленинцы были наиболее активными пораженцами. Что касается переброски Троцкого из США через Канаду, то в этом было заинтересовано не столько руководство США, вступившее в войну, сколько те силы, которые с самого начала были заинтересованы в захвате власти крайне левыми социалистами в России. Небезынтересно отметить, что Троцкий был снабжен весьма крупными суммами для выполнения своей задачи.

М.Н.: Каковы истинные цели большевиков в России и почему, придя к власти, они фактически подвергли русский народ геноциду?

И.О.: Марксисты и их вожди оценивали Россию как главное препятствие для чаемой и разжигаемой ими мировой революции. Они считали, что есть не только реакционные классы, но и реакционные народы. Энгельс говорил, что подавить реакционный русский народ нужно «истребительной войной и безудержным террором». На пути к захвату власти во всем мире Россия виделась им как серьезное препятствие еще и потому, что она была православной страной, а как формулировал Ф. Энгельс «Борьба с христианским миропорядком в конце концов является нашим единственным насущным делом». Вот это и было воспринято большевиками как их истинные цели в России, которую они рассматривали как плацдарм и средство для осуществления этих задач во всем мире.

М.Н.: Каковы были масштабы разгрома Церкви властью Ленина, Троцкого и Свердлова?

И.О.: Их задачей было полное искоренение веры и уничтожение Церкви, но поскольку Церковь включает в себя не только иерархию и клир, но и всех верующих людей, то эта задача оказалась слишком трудной. К ее решению большевики приступали несколько раз вплотную: при Ленине в 1922 году, во время сталинского правления с 1925 по 1943 год, в послевоенные годы, и, наконец, при Хрущеве в 1960-е годы. Ленинские гонения начались в связи с насильственным изъятием церковных ценностей, якобы для помощи голодающим, хотя Церковь жертвовала добровольно. Ленин так ставил задачу: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем…провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления». Но эта погромная политика встретила во многих местах активное сопротивление верующих. В результате террора ЧК были убиты тысячи священников и монахов, закрыты сотни монастырей. Параллельно с террором была предпринята попытка расколоть Церковь изнутри при помощи движения «живоцерковников», но эта попытка сорвалась из-за того, что не была принята верующими. С 1925 по 1943 годы существовал союз воинствующих безбожников, который возглавлялся Емельяном Ярославским (Губельманом). В связи с тем, что эта первая яростная атака на Церковь не удалась, перешли к другой тактике – взять Церковь под контроль, результатом чего явилась декларация митрополита Сергия, на которую он был вынужден пойти под угрозой массового расстрела духовенства. Однако декларация эта не была признана частью верующих, которые перешли в подпольную церковь (ИПЦ и ИПХ), а также Зарубежной Церковью. Показательными были данные всесоюзной переписи 1937 года, которые свидетельствовали, что 57% населения заявили о своей принадлежности к христианской, мусульманской и буддистской религии. При этом надо учитывать, что открытое исповедание веры означало в то время серьезный риск. Выявленная переписью картина напугала большевистское руководство, и были приняты меры для физического подавления. Около 150 тысяч священников и активных мирян было арестовано, из которых более 100 тысяч расстреляно.

Последнее время часто приходится слышать, что в 1943 году с восстановлением патриаршества Сталин резко изменил политическую линию в отношении Церкви, что ставится ему в большую заслугу. На самом деле это временное изменение отношения к религии и Церкви было продиктовано сложившейся ситуацией. К началу 1944 года Красная армия начала освобождать оккупированную территорию, где во время оккупации немцы не препятствовали открытию множества храмов и свободному богослужению. При этих обстоятельствах проводить прежнюю политику антирелигиозного террора было просто невозможно. Были и другие мотивы для такого поворота, с учетом реакции союзников и вступления на территории стран Восточной Европы, но на всех из них нет возможности сейчас останавливаться. Сразу после войны курс на подавление Церкви был Сталиным продолжен. И, наконец, последнее открытое гонение на веру, пережитое нашим народом в ХХ веке: в 1960-е годы с подачи Хрущева были закрыты половина действующих храмов, а законодательство в отношении верующих было ужесточено.

Продолжение статьи по ссылке: https://vk.com/away.php?to=http://rys-strategia.ru/ne..

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Размышления о России и Николае II

Профессор А.Н.Боханов. Размышления о России и Николае II.

Александр Николаевич Боханов— современный российский историк. Доктор исторических наук, ведущий сотрудник Института Российской истории РАН, профессор, в научном багаже которого сотни статей, более сорока монографий и учебников для школ и высших учебных заведений.

– Александр Николаевич, как бы Вы могли оценить императора Николая Второго, как государственного деятеля?
Государь Николай Второй оказался, условно говоря, на вершине вулкана перед извержением. И изменить ход событий он не мог. Он явил пример, как себя вести и каким быть правителем, при этом абсолютно благочестивым.

Он был последним настоящим христианином среди пантеона европейских правителей. Он вообще был последним. И с его уходом ушло великое чудо, которое называлось Российская империя. Она была христианская, в общем-то, это было до самого конца государство-церковь. У нас об этом не говорят, потому что не принято, а ведь степень воцерковленности была очень высокая, причем у всех. И завершал это здание император Николай Второй Александрович.

Он появился в тот момент, когда Россия бурно развивалась. Ежегодный прирост накануне Первой мировой войны был 12-15%, в ведущих отраслях до 20%. Это было русское экономическое чудо, заслуга в котором принадлежит Николаю Второму.

Сегодня по прошествии 90 лет встает вопрос: чем значима для нас эта дата? Почему нам нужен образ? А нам он сейчас нужнее, чем когда бы то ни было, потому что речь идет о существовании России, которое без самоидентификации невозможно. И самоидентификация, самоопределение, самопознание проходят через ту Россию, которая была растоптана, оболгана и исчезла в вихре лихолетья в 1917 году.

И поэтому фигура Николая Второго-мученика, и всей Царской Семьи важны для нас. Их прославил Господь, а не, так сказать, какие-то элементы Церкви, и поэтому, я думаю, о моральном и нравственном облике говорить здесь не приходится, потому что все ясно. Но остаются люди вне Церкви, остаются люди, которые не понимают всю эту духовную благодать, разлитую в мире, поэтому им надо попытаться дать простые ответы на очень непростые вопросы.

И поэтому тема о государе Николае Втором возникает снова и снова, и, я думаю, будет возникать всегда. В особенности – на переломных этапах. И еще могу сказать. Я выступал в разных аудиториях и я говорю: никого не читайте, смотрите на их портреты, смотрите на их лица, смотрите на их живые глаза, и вы все поймете, и правда сердца победит. И не надо ничего читать, не надо никому верить, потому что их портреты, они настолько сильны…

Когда в свое время снимали фильм – это еще был Советский Союз – по истории хроники, ленинградцы меня взяли в консультанты. Я посмотрел всю существующую хронику, где фигурирует Государь и Царская Семья. Там другой хроники не было, была только официозная, да еще и уличная, нечувствительная. Я просмотрел 23 часа записей и изменился. Я еще тогда многого не знал, еще Советский Союз был на дворе…

Вот какова совершенно потрясающая сила воздействия. Я знаю людей, которые совершенно скептически относились ко всему, но когда они подходят к материалам, к документам Царя, в архиве даже вызывали батюшек, окропляли. Все хранители фонда, где лежат мемориальные бумаги – они все изменяются. Сила колоссальная.

То, что русскую тысячелетнюю историю увенчал вот такой благочестивый Царь, каким являлся император Николай Второй, благочестие которого и почитание которого было абсолютно бесспорным, это, конечно, великий дар Божий

– Император Николай Второй, наверное, как никто был оболган, оклеветан. Что же на самом деле произошло 9-го января 1905 года?

– Я согласен с точкой зрения, что государь Николай Второй принадлежит к числу одних из самых оболганных персонажей русской истории, во всяком случае в истории ХХ века уж точно. Такое количество грязи и инсинуации, которые выбрасывались и выбрасываются до сих пор по адресу убиенных, я даже не знаю аналогов больше. Причем, я-то это интерпретирую, как нормальное явление: тьма бесится.

Причем вытаскивают, как правило, набор очень скудных аргументов. Во-первых, Ходынские события 1896 года во время коронации, Кровавое воскресение, Распутин, и еще иногда Первую мировую войну. Не очень-то богатый ассортимент. И вот вокруг этих тезисов все время крутятся, крутятся контраргументы, которые пытаются принизить и доказать, что вот, он был не такой, как должен был якобы быть.

Если говорить, скажем, о Кровавом воскресении, то это, конечно, была великая провокация. Государь не имел к этому никакого отношения, его вообще в Петербурге не было. Количество жертв, если вы откроете любую энциклопедию, измеряется тысячью, я даже читал где-то, что две с половиной тысячи погибло. Но ведь надо иметь в виду, что на вооружении были винтовки Мосина, потому, чтобы убить две тысячи, это должна была быть военная операция огромного масштаба. Реально там погибло и от ран, и от давки 93 человека. Это, конечно, не оправдание, но это реальная цифра.

Что касается личности Государя – ну он не мог отвечать за все. Местные власти в Петербурге проявили свою нерасторопность, доверились этому попу-провокатору Гапону, за которым стояли совершенно определенные террористические группы. Они финансировались, прямо или косвенно, из заграничных источников, были целые объединения, финансовые корпорации, которые финансировали, вкладывали огромные суммы в это. Вот, например, статистика: банкир Шиф из Нью-Йорка выделил 20 млн долларов на борьбу с правительством. На сегодняшние деньги это сотни миллионов, и это деньги лишь одного Шифа. В этом смысле есть, конечно, определенная аналогия и с оранжевыми революциями, которые делались на заграничные деньги, как правило, через систему своих, так сказать, уполномоченных.

Но события 9 января 1905 года были действительно несчастьем, это была трагедия. Государь тяжело это переживал, всем потом оказывал материальную помощь, заказал панихиды и так далее. То есть он реагировал на бедствие как христианин. Но эффект это имело колоссальный. Эхо было сильнее события. Оно получило такое мировое паблисити, все западные агентства писали, расписывали, рисунки были, я сам видел: дети на руках у матерей, облитые кровью, чего на самом-то деле не было.

Это обычный закон фальсификации: мы пустим слушок, а вы доказывайте, опровергайте, сплетня ведь хороша тем, что она не требует аргументов. Запустили дезу, как сейчас говорят, а вы доказывайте, вы опровергайте. Вот это та же самая история с 9-м января. Та же самая деза, резонанс и эффект.
И ведь это была борьба, причем не против Царя, а борьба за торжество какой-то свободы, которую никто не знал и до сих пор не знает. И, в конце концов, действительно, государство рухнуло. И не потому, что экономически плохо развивалась Россия, ибо она, напротив, блестяще развивалась.

Экономических причин для революции совершенно не было. И причины носили духовно нравственный характер. А если объяснить проще, так как это была христианская империя, то в любой христианской империи вначале падает алтарь, а потом падает трон.

Мне задавали много раз вопрос, а почему народ не встал на защиту? Народ не безмолвствовал, просто у него не было реальных рычагов, способных удержать помазанника Божия. Но почитание Царя в народной среде началось еще при его жизни, вот об этом никто не говорит. А уже потом даже за фотографию или картинку Царя можно было получить срок. Нельзя даже было принимать альбомы в букинистический магазин, если там портрет Царя. Вырывайте – тогда сдавайте….
– Существует еще такой аргумент, что Россия – тюрьма народов…
– Вы знаете, это очень популярный тезис. И до сих пор его носители утверждают, что английская империя не была тюрьмой, американская империя тоже не была, а вот Российская была. Конечно это все фальсификация. Потому что это было сообщество народов, объединенных в рамках одного дома удивительным явлением, которое называется Россия. Никакого притеснения по этническому и религиозному принципу не было. Существовали только ограничения для определенных конфессиональных групп.

Были ограничения, касающиеся исключительно лиц иудейского вероисповедания. Евреи, принявшие лютеранство или Православие, имели точно такие же права, как и все остальные граждане. Причем уже при Николае Втором эти ограничения были все уже практически сняты. Хочу уточнить, что в России гражданство и национальность определялись по конфессии. У нас не было этнического учета, в нынешнем понимании этого слова, потому что состав крови в духовном значении ничего не играл.

– Расскажите про уровень жизни в ту эпоху…

– Что касается уровня жизни, вообще, качества жизни в широком смысле, то Россия была на экономическом подъеме, который отражался и на уровне жизни. Рождаемость в России была самой высокой в Европе, резко сокращалась смертность.

Мне в свое время одна баронесса много лет назад тогда еще в Ленинграде, одну вещь сказала. Я – тогда молодой еще – говорил: «Вы там все имели до революции?», а она говорит: «Вы знаете, молодой человек, все приличные люди до революции что-то имели».
Вот я вам могу сказать, что, действительно, трудолюбивые и честные люди имели. Квалифицированный рабочий получал в Петербурге на наши деньги примерно 4 тысячи долларов. И это простой рабочий, который стоял у станка. Были, конечно, и ниже ставки. Но надо еще сказать, что в России было очень дешевое продовольствие. Что в этом смысле сравнивать Россию с Англией невозможно.
Вот если говорить о конкретных цифрах, то, скажем, чернорабочий получал 130 копеек в день. А бутылка водки стоила 17 к., курица стоила 40 к., фунт масла стоил 50 к. Вот и считайте. Квартира хорошая, с удобствами стоила в год аренды 300 р. А если человек все пропил, если у него ничего нет, на каждом углу в Москве было более тысячи благотворительных обществ. И каждое второе кормило и поило. Это была совершенно другая страна. То, что у нас по книжкам по фильмам одно, но на самом деле было совершенно другое.
За 20 лет население выросло на 40%. Общая численность населения к 1917-му году была порядка 170 млн. По прогнозам американских и французских экономистов, через 20-30 лет Россия могла стать сильнейшей державой в мире. И они ее страшно побоялись.

И ездили эксперты, и ездили. Есть такой журнал «National Geographic». В 1914 году , когда началась Первая мировая, он посвятил целый номер России. И там прямо написано, что они были потрясены. Американцы все проехали, все изучали: и жизнь, и уклад, и экономику, – и были потрясены. Они сделали вывод, что это страна неограниченных возможностей.

В общем, Россия развивалась, и падение ее не было связано с экономическими причинами. Как раз замечательное было соответствие – царская система создала, по-моему, максимально возможную степень для экономического роста. Частная инициатива прекрасно развивалась. Возникало такое количество компаний, причем, надо сказать, там были все: и татары, и евреи, и поляки, и кто угодно, бизнес сравнял всех, они все заседали в Петербурге, имели чины и звания, имели виллы и т.д. Россия начала выходить на мировой рынок, начались инвестиции и уже возникали перед Первой мировой корпорации за границей, в которых принимал участие русский капитал.
И вот в 17-ом во время войны, когда у западных стран была нехватка еды, Россия была единственной страна, где не ввели карточек, только на сахар. Все остальные продукты, а война шла три года, были доступны. Повсеместно карточки стало вводить Временное правительство.

– До сих пор остается вопрос об отречении…

– Тут все, действительно, очень сложно. Есть и юридические аспекты, и моральные, и психологические, и социальные и т.д. Начнем с юридических.
Русское законодательство не предусматривало возможность отречения императора от власти. Причем люди, которые претендовали на преемственность, как раз говорили, что нужно отречься. Законодательство исключало возможность отречения государя от власти, так что с юридической точки зрения, с позиции основных законов Российской империи это отречение было незаконным.

Теперь как оно прошло. Есть некий текст, подписанный Государем, и там написано: «Начальнику штаба…» Слова «манифест» там не существует, так как для того, чтобы манифест появился, должен быть этот документ кассирован сенатом. И издавался от имени сената. Сената уже не было, значит, Государь видит, что правительства нет, государства никого нет, единственный орган – это армия. И, понимая, что все вокруг уже двое суток взывали, кричали, умоляли, стенали, так сказать, отрекись во имя России, он отдал власть. Он отдал власть, но при этом он не изменил форму правления. Речь шла о том, что Земский собор Романовых призвал на царство, и Земский собор мог, так сказать, изменить форму правления. События дальше приняли удивительный оборот, трагический. 1 сентября 1917 года Керенский и компания взяли и провозгласили Россию республикой, хотя не имели права этого делать, а когда пришли большевики, то они вообще фактом своего прихода отменили это, как отказ от власти. Скажем так, это не манифест об отречении, это декларация о сложении с себя императорских полномочий.

Но он же оставался Царем миропомазанным – это-то никакими актами не отменить. И это миропомазание никуда не упразднялось. И он остался, и убивали в Екатеринбурге Царя, который сложил свою властную прерогативу. И формально юридически монархия в России не отменена, потому что не было национального форума какого-то, который бы, так сказать, имел право принимать решение от лица страны. Надежда была на Учредительное собрание, но его разогнали. И поэтому вопрос с формальной точки зрения решается просто – Россия де юре остается монархией, до сего дня не упраздненной законным путем.

А что касается самого отречения, то Царь был абсолютно изолирован. Ему сообщали информацию, что беспорядки в Петербурге. Он собирается послать войска туда на усмирение. Потом выясняется, что беспорядки охватили достаточно огромную массу людей и неизбежно будут кровопролития. И он больше всего боялся братоубийства, больше всего, что его подвигло, не за свою жизнь, не за жизнь даже семьи. И когда ему сказали, что если вы не сложите, не отойдете, то будет братоубийство, он тут же все отдал. Только чтобы брат не шел на брата.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

История России ХХ век. Убийство Царской семьи. Кровавая жертва. (ФИЛЬМ)

Ложь совѣтской власти. Послѣ убійства царской семьи, на протяженіи многихъ лѣтъ совѣтская власть говорила, что былъ убитъ только Николай II, а семья находится въ «надежномъ мѣстѣ». Объ этомъ писали въ газетахъ, говорилось на открытыхъ засѣданіяхъ и даже сообщалось представителямъ другихъ странъ.

Раскрыть правду пришлось послѣ того, какъ въ средѣ западнаго мiра большими стараніямъ бѣлой эмиграціи удалось распространить труды разслѣдованій убійства царской семьи. Только въ 1926 году совѣтская власть опубликовала книгу «Послѣдніе дни Романовыхъ».

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

Святая Русь (Стихи — С. Бехтеев) (ВИДЕО)

Песня эта написаны на стихи Сергея Бехтеева (1879-1954). Этот поэт, малоизвестный светской литературе, пользуется широкой популярностью среди православных верующих людей. Сам глубоко верующий человек, гвардейский офицер императорской армии, Сергей Бехтеев в годы революционных потрясений не изменил своей Присяге и остался верен своему Царю. С момента заточения Царской Семьи и до своей смерти в эмиграции всю свою поэзию он посвятил одной теме — Царственным Мученикам и многострадальной России, которую поэт призывал к покаянию за грех цареотступничества. Несколько своих стихотворений Сергею Бехтееву удалось переправить Царской Семье, находившейся в заточении. И Царственные узники не просто знали, но и любиди его стихи. Они стали для них утешением в конце их скорбного крестного пути. Не даром в дневниках Императрицы Александры и царевны Ольги записаны стихи Сергея Бехтеева, и недаром его поэзия вдохновила на создание песенного альбома Александра Верноподданного, который сам горячо любит и почитает Царя-Мученика Николая II и всю его Семью.

Где ты, кроткая, православная,
Наша матушка Русь широкая,
Меж сестер славян сестра главная,
Светлокудрая, синеокая?
У тебя ли нет голубых морей,
Вековых лесов, поднебесных гор,
У тебя ли нет тучных нив-степей,
Городов и сел, веселящих взор?
Что ж стоишь в углу, пригорюнилась,
В жалком рубище, Русь державная,
Бровью черною принахмурилась,
Обнищавшая и бесславная?
Нет парчи цветной на твоих плечах,
Нет венца Царей на твоем челе,
Грусть-тоска глядят у тебя в очах,
Сор-бурьян порос на твоей земле.
И вещает Русь, Русь убогая:
«Люди добрые, чужестранные,
Велика моя скорбь, и много я
Претерпела мук в дни желанные!
Изменила я Царю-Батюшке,
На гульбу пошла, врагом званная,
Я поверила воле-татюшке,
Продалась жиду, окаянная!
Обобрал меня душегубец-враг,
Истерзал мое тело белое,
Опоганил он мой родной очаг,
Загубил мое войско смелое.
Смолкла песня моя, песня вольная,
В дни кровавые, непогожие;
Не зовет молва колокольная
Люд молитвенный в Церкви Божий.
Вы скажите мне, где идти искать
Отца родного. Царя русского.
Исстрадалась я во крови плясать,
Под приказ-указ жида прусского.
И когда б Господь умудрил меня
Отыскать мое Солнце Красное,
Я б пошла к Нему чрез моря огня,
Чтоб узреть Его лицо ясное.
И упала б я у Царя в ногах,
Перед ним склонясь сирым колосом,
И с святой мольбой и слезой в очах
Говорила б я горьким голосом:
Прости, Батюшка, прости родненький,
Дочь распутную, дочь разгульную,
За вину мою, грех мой подленький,
Да за речь мою богохульную.
В мятежах-боях я измаялась,
Наказал Господь меня, пленницу,
Во грехах своих я покаялась,
Прости, Батюшка, дочь-изменницу!»

Сергей Бехтеев
Станция Джанкой, 1 сентября 1920 г.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

 

«Христианский монарх: глава народа и сын Церкви»: Доклад на Международных образовательных Покровских чтениях в Финляндии

ЦАРСКАЯ ВЛАСТЬ В РОССИИ. «Бога бойтесь, Царя чтите»(1 Петр. 2, 17).

Правление Царя Императора Николая Александровича было лучшим периодом истории России XX века.

«Император Всероссийский есть Монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть, Сам Бог повелевает. Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей Веры, и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния» (Из главы 1 Свода Законов Российской Империи).

«Лицо и сан Царя христианского на земле есть живой Образ и подобие Христа Царя, живущего на Небесах. Ибо как человек душой своей есть Образ Божий и подобие, так Помазанник Божий саном своим Царским есть Образ и подобие Христа Господа» (Святитель Димитрий Ростовский).

«Помышляющим, яко Православные Государи возводятся на Престол не по особливому о них Божию благоволению и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению сего великого звания в них не изливаются: и тако дерзающим против них на бунт и измену: анафема, анафема, анафема» (Одна из анафематизм чинопоследования в Неделю Православия).

«Чрез посредство Державных Лиц Господь блюдет благо Царств земных, и особенно блюдет благо мира Церкви Своей, не допуская безбожным учениям; ересям и расколам обуревать ее» (Св. прав. Иоанн Кронштадтский).

«В сознании русского народа Самодержавие не есть юридическое право, а есть явленный Самим Богом факт, — милость Божия, а не человеческая условность, так что Самодержавие Царя относится к числу понятий не правовых, а вероучительных, входит в область Веры, а не выводится из внерелигиозных посылок, имеющих в виду общественную и государственную пользу». (Отец Павел Флоренский, «Около Хомякова. Критические заметки»).

«Дело управления народами — самое трудное дело. Царская власть и Царский Престол утверждены на земле Самим Богом, безначальным Творцем и Царем всех созданий Своих. Никто не может поставлять на царство ни одного Царя земного, кроме Царя Небесного — Бога. Не сам собой, а Богом Царь царствует. Бог назначил в России быть Царям из рода Романовых, и этот род, по милости Божией, царствует… А вы, друзья, крепко стойте за Царя, чтите, любите его, любите святую Церковь и отечество, и помните, что Самодержавие — единственное условие благоденствия России; не будет Самодержавия — не будет России; заберут власть евреи, которые сильно ненавидят нас». (Из проповеди св. прав. Иоанна Кронштадтского, 14 мая 1908 г.).

«Самодержавие создало историческую индивидуальность России. Рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним рухнет и Россия. Падение исконной Русской власти откроет безконечную эру смут и кровавых между усобиц» (Из наставлений Императора Александра III Наследнику Николаю Александровичу).

«Я берёг не Самодержавную власть, а Россию. Я не убеждён, что перемена формы правления даст спокойствие и счастье народу» (Император Николай Александрович).

«Будет некогда Царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и Самодержавия, но Бог Царя возвеличит…» (Преподобный Серафим Саровский).

Монархия — это Богом данная власть, и первый удар богоненавистники всегда наносят по ней.

Российский Монарх Николай Александрович ещё в пору земного могущества, в 1911 году, сказал главе своего Правительства Петру Столыпину: «Если для спасения России нужна искупительная жертва, я буду этой жертвой. Да будет воля Божия!».

Русский народ не захотел Царя: «Не Его хотим, но Варавву» – не Помазанника Божьего, но антихриста.

Оставленность Царя русским народом произошла не без замысла и участия сил мирового зла.

«Во время визита во Францию, Государь в обмен на русский долг Франции отказал Ротшильду в равноправии евреев в России. Отойдя от Ротшильда, Государь сказал: «Сейчас я подписал себе смертный приговор»» (Е.И. Балабин «Далекое и близкое, старое и новое». Глава 19).

Равноправие евреев стало изыскиваться иным путем – через организацию революции внутри страны самим народом.

«Революция имеет свою мистику и ритуалы, которые можно назвать демонизмом и черной мессой, свою магию – тотальную ложь, превращающуюся в гипноз народа, свой культ – обоготворение вождей. Революция начинается с призыва к свободе, а кончается тиранией и постыдным рабством» (Архим. Рафаил Карелин).

О мировом значении Православного Монарха в России сам о себе говорит факт чудовищного злодейства – ритуального убиения его и его Семьи. Как Помазанник Божий, он сдерживал установление власти антихриста в мире, был помехой и повергал в трепет силы мирового зла.

Свидетельства екатеринбуржцев, видевших накануне злодеяния человека «с внешностью раввина, с черной, как смоль бородой»: его привезли в поезде из одного вагона. Сразу после злодеяния поезд уехал с какими-то ящиками.

Ритуально замучили Царя, Царицу, Царевича Алексея, Великих Княжон. Затем трупы сожгли, уничтожили дом Ипатьева, чтобы скрыть следы преступления. Четырехзнаковая надпись в Ипатьевском подвале посягает на две тетраграммы, ветхозаветную и новозаветную: «Николай Царь Русский расчленен <так же, как и Его Царство>».

Стараясь скрыть свои планы ADL, подразделение еврейской антихристианской ложи Бнай Брит пишет:
«Антидиффамационная лига выражает надежду, что решение Русской Православной Церкви о канонизации Николая II и членов его Семьи будет способствовать развенчанию бытующего среди определенной части верующих и священнослужителей антисемитского мифа о ритуальном характере убийства Царской Семьи. Для еврейской общины не может пройти незамеченным тот факт, что в процессе изучения возможности канонизации последнего Императора комиссия РПЦ сняла с повестки дня вопрос о ритуальном убийстве… Очень важно, чтобы решение о канонизации в том виде, в каком оно было принято Собором, стало известно самому широкому кругу православных мiрян и священнослужителей» (Международная еврейская газета. 2000. № 30).

После устранения Божьего Помазанника, правящего страной на христианских основах, власть захватили его противники – богоненавистники, помазанные сатанинским духом, цель которых до основания разрушать и уничтожать. В первую очередь уничтожить истинных христиан, которые мешали им подчинить все человечество для поклонения себе.

Сейчас, спустя 100 лет мы видим, что человечество готово забыть Истинного Бога и поклонится антихристу.

К чему привела власть, свергнувшая Царя? О величии и значении правления страной Монархом говорят сопоставимые факты.

Во время правления Царя Николая II, накануне революции 1917 года, могущественная Российская Империя имела доблестную армию, занимала видное место в мировой экономике, входила в пятерку самых передовых стран мира, а по темпам развития опережала все мировые державы. В правлении Царя Николая II Россия неуклонно двигалась к становлению великим государством с великим народом.

На сегодняшний день, промышленность, сельское хозяйство разрушены, расхищены и распроданы природные ресурсы и земли, снижена рождаемость, уничтожается образование, институт семьи. Уничтожается и сам образ человека, как Божье создание. Происходит духовное умирание народа и физическое вымирание государства. Православную Россию пытаются превратить в «кибергосударство», а ее граждан − в «электронных двойников».

Богоборческие силы никуда не делись и сегодня, они по прежнему правят страной и сопротивляются возрождению святой Руси. Зловещий красный призрак, как и в 1917 году над Россией. Названия площадей, улиц, памятников носят имена тех, кто участвовал в убиении христианского Монарха, стоял во главе уничтожения Самодержавия, убийства многомиллионного числа русских людей, давал указы на разворовывание и разрушение церквей и монастырей. В центре Москвы стоит для поклонения культовая ярусная башня – зиккурат, зарегистрированный в ЮНЕСКО как «исторический памятник». Памятников святым Царским мученикам – Царю, Царице, Наследнику, Великим Княжнам по всей России около 30.

Буквально на днях в Санкт-Петербурге на Дворцовой площади состоялось открытие мемориальной доски в память главы Петроградского ЧК Моисея Урицкого. По его личному распоряжению были расстреляны демонстрации рабочих, возмущенных действиями новой власти; подвергнуты пыткам, а затем убиты офицеры Балтийского флота и члены их семей. Несколько барж с арестованными офицерами были потоплены в Финском заливе. Петроградская ЧК обрела репутацию поистине дьявольского застенка, а имя ее главы наводило ужас.

Сегодня в норму жизни вошёл грех, ложь, лукавство, которыми пытаются скрыть в происходящем все тот же революционный сатанинский смысл. Сама тема ритуального убийства под негласным запретом. Священноначалие РПЦ МП уводит народ от Соборного покаяния за грех убийства Монарха, продвигае… создание единой всемирной религии – поклонение «единому богу». Архиереи при хиротонии приносят клятву на верность «придержащим властем» и правительству.

В год столетия Царской Голгофы в обществе не произошло осмысления нарушения клятвы на верность Дому Романовых, жертвенности Царя. Убийство Царя всеми силами стараются сделать безнаказанным.

Так называемые Царские дни не имели масштабного значения. В целом все свелось к концертам, конференциям, историческим фактам, освещавшим только земную сторону правления Государя Николая Александровича, замалчивая духовный смысл его жертвенного служения, его Голгофы. Небесный образ Царя Николая Александровича подменяется земным. Идя против Царя, богоборцы нашего времени очень лукаво идут и против Бога, помазавшего его на Царство.

Лукавство и парадокс. Крестный ход прошёл по свердловской области, названной в честь одного из убийц Монарха. В самом Екатеринбурге 10 памятников богоборцу Ленину. Памятники ему и в других городах России.

И ни слова в сфере общественного обсуждения и гласности о врагах Монарха, русского народа, Самодержавия и Православия, о их человеконенавистнической идеологи.

Не был осужден сам преступный факт совершения революции 1917 года, не осуждены ее вдохновители, организаторы и исполнители, не были предъявлены обвинения для возбуждения уголовного дела ритуального убийства Царской Семьи, сжигании мощей в царских гробницах, уничтожении церквей, монастырей, памятников.

Царь отвергается и сейчас, величие его подвига жертвенного служения Отечеству и народу, страшна и ненавистна. В СМИ продолжается чудовищная ложь и клевета на него. Был создан при поддержке Министерства культуры РФ, кощунственный фильм «Матильда» с целью опорочить и уничижить уже прославленный в лике святых Образ Царя, Царицы. Священноначалие РПЦ МП, имея мощные рычаги влияния, не осудило кощунство ими же прославленных святых и по праву не возбудило уголовное дело против этого фильма. Фильм вышел.

Царскую Семью вновь ведут на убийство в Ипатьевский дом, уже перед лицом всего мира в красивой, дорогой обвертке.

Вновь в СМИ муссируется проект мирового правительства о «царских останках», целью которого уничтожить все доказательства ритуального екатеринбургского злодеяния. Зачастую правда замалчивается, не предается огласке в СМИ, а ложь принимается за истину. В исследованиях прослеживался кощунственный «кладбищенский перемес» подложных черепов и зубов.

Нет у нас больше вообще никаких Императорских останков ни под Екатеринбургом, ни в Петропавловской крепости – не уберегли, а значит, и признавать нечего. Есть все основания полагать, что останки Императора Александра III и Великого Князя Георгия в Петропавловской крепости подложные, а значит, результаты экспертиз дают прямо противоположные выводы: екатеринбургские останки не принадлежат Царской семье. [1]

Заседание Комиссии в Сретенском монастыре представляло собой судилище над Царем. Все это не может не вызывать негодования к самому так называемому исследованию, и к самой конференции, торжественно организованной.

17 июля 1998 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II отказался участвовать в торжественном захоронении останков в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Не было там и никого из правящих архиереев. А служивший панихиду священник возглашал: «Упокой, Господи, души раб Твоих, имена которых Ты веси».

Монархическое устройство Российского государства является традиционным и единственно верным. Однако старец отец Кирилл Павлов относился весьма скептически к вопросу непосредственно восстановления Монархии и поставления Царя в России в наше время. Он не видел реальных условий и предпосылок для восстановления подлинной православной Монархии. Он говорил: «Для этого нужны духовно-нравственные условия. Где его взять? Откуда? Из какой среды? Не откуда брать Царя». Некоторым братиям он говорил так: «Да, если и поставят Царя, то дадут какого-нибудь масончика», «какой там Царь, антихрист уже скоро придет». (Архимандрит Кирилл (Павлов) о восстановлении в России монархии).

Слова старца Николая Гурьянова:
«Россия не поднимется, пока не осознает, кто был наш Русский Царь Николай. Без истинного покаяния нет истинного прославления Царя. Господь не дарует России нового Царя, пока не покаемся искренне за то, что допустили иноверцам очернить и ритуально умучить Царскую Семью. Должно быть духовное осознание. Господь дарует России Царя».

«Россия возродится лишь тогда, когда в душе русского человека вновь появится алтарь для Бога и Престол для Царя» (Иван Ильин).

Но мы не хотим каяться, а наши правители, не хотят служить Богу, умножать и сохранять народ, делать все для его благоденствия. Как и прежде «кругом измена, трусость и обман».

Есть духовное понятие – причинно-следственная связь. Если мы совершили грех, а убийство Помазанника Божьего есть величайший грех, Господь ждет покаяния. Если его нет, Господь начинает вразумлять, сначала слегка, и, если человек, народ не приходит в чувство покаяния, Господь посылает большие скорби, а затем большие бедствия.

Святая блаженная схимонахиня Параскева (Паша Саровская) сказала:
«Вместе с тобою будут замучены четверо твоих слуг. За каждого убиенного из 11 человек Господь кладет по 10 лет. За Твою Семью – семь человек, вынь да положь – дьявол будет ходить по России. А за каждого из Твоих слуг Господь будет через каждые десять лет перепроверять: а покаялся ли русский народ? И если не покаялся, жаль мне этот русский народ: блевотиной должен изойти, пока не закричит: Монархию нам! И здесь – чем хуже, тем лучше, скорей покается. Но говорю тебе, Царь, к концу этих 110-ти лет будет Царь на Руси из твоей династии» [2].

Возрождение исторической России видится не под силу людям. Но невозможное человекам возможно Богу (Лк. 18, 27).

Ныне весь мир, в том числе и Россия, судя по сообщения в СМИ, вступают в период больших потрясений. Господь опять поведет русский народ через тяжелейшие испытания – голодом, лишениями, катаклизмами. В этой крайности видится надежда на искреннее покаяние и понимание того, что народу нужен Богом дарованный православный Царь. В этом видится и духовное возрождение России.

Письма Императрицы Александры Федоровны написанные 100 лет назад, в мае 1917 года [3], актуальны и в наше время.

«Надо во всем хорошее и полезное искать. Ведь в нашу пользу Он [Господь] нас укоряет или попускает беды для испытания и укрепления души. Зло великое в нашем мире царствует теперь, но Господь выше этого, надо только терпеливо вынести тяжелое и не позволить худому брать верх в наших душах. Пускай зло помучает, потревожит, но душу ему не отдадим. Верим, глубоко верим, что награда там будет и, может быть, еще здесь…

<…> Испытания всем нужны, но надо показать и твердость во всем и все перенести с крепкой верующей душой. Нет таких невзгод, которые бы не проходили. Господь наш это обещал в Своем безконечном милосердии, и мы знаем, какое непостижимое Блаженство Он готовит любящим Его. Помоги Он всем перенести с такой покорностью Его Святую волю…. Его дорога оставлена, чтобы нам идти путь тернистый, но Он его перед нами прошел, – пусть и Крест наш так же, как Он, понесем.

<…> Не все потеряно, Господь спасет еще дорогую Родину, но терпеливо придется ждать (конечно, сложа руки, самое трудное), но это должно кончиться. Да, все это было раньше и будет опять, все повторяется, но иногда Господь Бог по иным путям народ спасает. В людей, Вы знаете, я почти не верю, но зато всем своим существом – в Бога, и все, что случится, не отнимет эту Веру. Не понимаю, но знаю, что Он понимает и все к лучшему творит. Люди стали все хуже и хуже. Содом и Гоморра в столице…

<…> Люди плохи, и Он [Господь] наказывает примером. Царство зла теперь на земле. Но Он выше всего, Он все может повернуть к лучшему. Увидим еще лучшие дни. У кого совесть чиста, тот и клевету и несправедливость легче переносит. Не для себя мы живем, а для других, для Родины.

<…> Надо Бога вечно благодарить за все, что дал, а если и отнял, то, может быть, если без ропота все переносить, будет еще светлее. Всегда надо надеяться. Господь так велик, и надо только молиться, неутомимо Его просить спасти дорогую Родину. Стала она быстро, страшно рушиться в такое малое время. Но тогда, когда всё кажется так плохо, что хуже не может быть, Он милость Свою покажет и спасёт все. Как и что, это только одному Ему известно… Хотя тьма и мрак теперь, но солнце ярко светит в природе и дает надежду на что-то лучшее. И за все надо благодарить, что могло бы гораздо хуже…

<…> Многое еще перенести придется. Плохие не станут лучше, но зато есть где-то хорошие, но, конечно, слабые капли в море, но все вместе могут быть со временем поток очищающей воды и смоют всю грязь».

«Зверски убитый православный Император оказался победителем духовной битвы, в извечной борьбе добра и зла. Лишенный царства и даже могилы, он нашел свое безсмертие и жизнь в сердце православного народа, который, несмотря на продолжающуюся клевету, почувствовал величие и святость Царя-Мученика страстотерпца. Впрочем, для христоубийц и цареубийц и их духовных потомков Царь тоже живой: они ненавидят его как живого врага – мертвого невозможно так ненавидеть» (Архим. Рафаил Карелин).

Духовное завещание Царя-Мученика Николая II нам:
«Отец просит передать всем, <…> что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь…».

«Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу; крепкая своей верою во Христа Бога и во Святую Троицу! И будет по завету святого Князя Владимира – как единая Церковь! Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский» (Святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. 1906–1908 гг.).

«Править народом может любой. Но умереть за народ может только Царь» (Святитель Иоанн Златоуст).

Примечания:
[1] И. А. Трушина. «Что ищете живых среди мертвых» (см.: Это не останки Царя Александра III: Эксгумированные в Петропавловской усыпальнице кости не принадлежат отцу Николая II).
[2] Дмитрий Литвин. «Последние судьбы России и мира». Предсказание Паши Саровской.
[3] Письма Императрицы Александры Федоровны от 28 и 29-го мая 1917 г., Царское Село.

Протоиерей Виктор Лютик, переводчик Марина Лачинова, Евгения Белик

Л.М. Хухтиниеми,
Председатель Общества памяти святых Царственных мучеников и
Анны Танеевой в Финляндии

15.10.2018.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Дело об убийстве Царской Семьи: История превращается в политику

Уголовное дело о расстреле последнего Российского Императора Николая II и его Семьи не закрыто до сих пор. Противоречивые результаты независимых экспертиз найденных под Екатеринбургом останков не позволяют признать их подлинными. Не признает их Царскими и Русская Православная Церковь, справедливо отмечая незавершенность следствия. Тем не менее, Следственный комитет РФ развернул целую кампанию по определению найденных в Поросенковом Логе фрагментов тел как принадлежащих членам царской семьи. Происходящее настолько возмутило православное сообщество, что инициативная группа выступила с достаточно резким обращением к властям.

С 19 августа 1993 года Генеральная прокуратура, а впоследствии – Следственный комитет РФ ведут уголовное дело №18-123666-93 по факту убийства членов Императорской Семьи Романовых в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге. С момента возбуждения, уголовное дело неоднократно закрывалось и открывалось вновь. Расследование убийства было возобновлено в 2015 году по инициативе Русской Православной Церкви.

Следователи повторно провели генетические экспертизы. Надо сказать, что подобные исследования уже проводились (и завершались) в 1995-м, и в 1998-м, и в 2007-м, и в 2008-м, и, наконец, в 2015-м годах. При этом сами результаты этих экспертиз так и не были никогда опубликованы.

И вдруг 25 июля 2018 года руководитель Следственного комитета России Александр Бастрыкин в интервью газете «Известия» фактически заявил об установленной принадлежности «екатеринбургских останков» Николаю II и его Семье. Между тем, на прошедшем накануне Синоде Русской Православной Церкви было справедливо заявлено, что продолжаются различные экспертизы, они не завершены и, более того, не опубликованы в рецензируемых научных изданиях, не изучены независимыми учеными, экспертами и православной общественностью, поэтому говорить о каких-либо выводах или решениях преждевременно.

Последовавшая после заявления Бастрыкина вакханалия в государственных СМИ по признанию останков вынудила инициативную группу православных активистов выступить с открытым письмом.

Свои подписи под обращением к властям в частности поставили президент Фонда сохранения культурного наследия «Русский Витязь» Дмитрий Лысенков, эксперт-криминалист, кандидат медицинских наук Юрий Григорьев, президент Русского культурно-просветительного фонда имени святого Василия Великого Василий Бойко-Великий, директор Международного фонда Славянской письменности и культуры Александр Бочкарев и другие ученые, журналисты, эксперты.

МОЖНО ЛИ ВЕРИТЬ ГЕНЕТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ?

«Генетическая экспертиза предполагаемых останков членов Царской Семьи и их прислуги, погибших сто лет назад, носит скорее экспериментальный характер. Чтобы быть уверенными в истинности результатов изучения останков, требуется совпадение данных по нескольким видам экспертиз – исторической, генетической, антропологической, стоматологической и другим. Кроме того, расследование любого уголовного дела должно заканчиваться не выводами следственной комиссии, а решением соответствующего судебного органа. Просим Вас, Владимир Владимирович, инициировать разработку и принятие в Государственной думе закона, позволяющего в полной мере расследовать преступление поистине мирового масштаба – злодейское убийство Царской Семьи Романовых», – утверждают авторы обращения к президенту РФ.

Подписанты обращают внимание на то, что отсутствует следственная и судебная практика, наработанная годами по идентификации людей по их останкам, пролежавшим в земле около ста лет. Поэтому невозможно применение результатов экспериментальных генетических исследований для точной идентификации останков.

Известно, что цепочки ДНК по прошествии длительного времени разделяются на мелкие фрагменты. И по этим фрагментам провести идентификацию практически невозможно, они примерно одинаковы у многих людей. Поэтому сама по себе генетическая экспертиза не может служить единственным доказательством идентификации «екатеринбургских останков», пролежавших в земле около ста лет.

«Да и вообще не может служить доказательством, тем более, что разные генетические экспертизы, проведенные разными учеными, давали разные результаты, порой прямо противоположные», — утверждают эксперты-криминалисты, подписавшие обращение к властям.

Уже давно стало аксиомой — расследование любого уголовного дела должно заканчиваться судом. Однако это простая мысль почему-то не приходит в головы руководителей Следственного комитета, когда речь заходит об идентификации якобы Царских останков. Конечно, бывают случаи, когда в связи с пропуском сроков исковой давности, либо установлением о том, что событие преступления отсутствует, либо невозможно найти преступников следствие закрывается, и материалы дела не передаются в суд. Однако и при этом следствие не может установить юридически значимые факты.

«Только суд при состязательности сторон, наличия стороны обвинения и стороны защиты и независимого суда в том числе суда присяжных может провести и установить какие-либо юридически значимые факты, тем более, если это касается достаточно масштабного злодейского убийства Царской Семьи. Поэтому следствие само по себе не может в одиночку провести даже идентификацию «екатеринбургских останков», — настаивают православные активисты.
Только суд своим решением устанавливает родственные связи между гражданами и только суд может вынести оправдательный или обвинительный приговор тем или иным лицам, повинным в злодейском убийстве Царской Семьи. В связи с тем, что сроки давности истекли, а православный народ требует расследования и установления всех обстоятельств этого злодейского убийства мирового масштаба, необходимо принять специальный закон, позволивший провести суд по этому делу. Более того, суд должен носить международный характер. В нем должны участвовать судьи-представители всех государств, которые ныне находятся на территории Российской Империи. Такое возможно при некоем общем согласии на проведение такого международного трибунала».

СЛЕДСТВИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПУБЛИЧНЫМ И ОТКРЫТЫМ

В июне 2017 года руководство Следственного комитета пообещало Синоду Русской Православной Церкви, что следствие по делу убийства Царской Семьи будет вестись открыто и публично. И действительно, во второй половине 2017 года было опубликовано несколько интервью экспертов и проведена научная конференция в Сретенском монастыре с участием следователей и их экспертов.

Однако, с января 2018 года следствие хранит полное молчание. За прошедшее время не опубликовано ни одной экспертизы, проводимой по заказу следствия и экспертам, привлеченным следствием, запрещено давать какие-либо комментарии в прессу.

«Следствие не признало ни одного человека потерпевшим, хотя живы наследники и Царской Семьи, и их верных слуг. Такая тайна следствия вызывает полное недоверие к его результатам. Только наличие потерпевших, имеющих права на защиту, открытая научная дискуссия и привлечение независимых экспертов может изменить ситуацию. Тем более, следствие отказалось исследовать и как-то комментировать проведенные независимыми экспертами историко-стоматологическую и судебно-медицинскую экспертизы, однозначно установившие, что «екатеринбургские останки» не могут быть Царскими», — подчеркивают подписанты обращения.

Совокупность этих факторов, засекреченность следствия, отсутствие потерпевших, отсутствие аргументов против независимых экспертиз у следствия вызывает у православных активистов уверенность, что следствие не ищет Истины, а преследует какие-то иные цели.

«Просим Вас, Владимир Владимирович, как Гаранта Конституции России, обеспечить открытость ведения существующего в настоящее время общественно значимого следственного дела.

Просим Вас, Владимир Владимирович, выступить с инициативой о принятии закона, который позволил бы прекратить квазиюридические мероприятия по экспериментальным исследованиям неизвестных останков, позволил бы в полной мере расследовать именно убийство Царской Семьи, являющееся преступлением мирового масштаба, и завершить по-настоящему всестороннее, комплексное расследование полноценным судом», — завершают обращение общественники.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

Довольно изворотливых слов и уклончивых посланий!: Письмо монархиста Поместному Собору 1917–1918 гг.

В продолжение публикации: Прошло 100-летие Русской Голгофы, и пришло время жатвы. О. Павел Буров о неимении всецерковного покаяния перед Царем

Всероссийскому Поместному Собору Святой Православной Церкви
о Господе нашем Иисусе Христе радоватися!

В годину тяжелых испытаний, по грехам нашим ниспосланных Господом Богом нашей несчастной Родине, да осенит вас благодать Всесвятаго Духа, отцы и братия!

Да предстанет пред вами во всей мощи и красоте образ великого священномученика, Святейшего Гермогена, Патриарха Московского и всея Руси, да воскресятся в памяти Вашей заветы его и стояльцев за землю Русскую – святителя Алексия и преподобного Сергия, игумена Радонежского!

Ей, отцы и братия, памятуйте непрестанно, что «священницы Твои, Господи, облекутся в правду». Довольно изворотливых слов и уклончивых посланий!.. Скажите прямо и определенно всем, с трепетом сердечным и болью душевною ожидающим от вас спасения Родине, что Святая Православная Церковь не знает иного государственного идеала, как Православное Самодержавие Помазанника Божия, Отца Народа, и первого сына Святой Церкви, дающего ответ Богу за свое малейшее движение. Идеал этот освящен тысячелетиями, учением Господа, Апостолов и Отцов Церкви.

Не бойтесь убивающих тело, но души не могущих погубить! Настало время исповедничества, и многих из нас ожидает венец мученичества; но вы – свет миру, вы – соль земли, и если соль потеряет силу, – чем осолится!?..

Вам долженствует быть голосом великого строителя – Православного Русского народа, единого полномочного хозяина земли Русской, и никого кроме; никакое Учредительное собрание не посмеет не принять этого во внимание.

Скажите это мощное слово спасения, воодушевляясь примером Святейшего Гермогена, положившего жизнь за национальную Православную Монархию; святителя Алексия, собирателя Русской земли, налагавшего церковные запрещения на строптивых князей и на целые непокорные Государю области; преподобного Сергия, благословлявшего на брань с врагами Отечества и затворявшего храмы в некоторых областях по повелению святителя Алексия!

Довольно лживых уверений о радостной свободе, под видом которой надевается страшное ярмо рабства на Русский народ, рабства у инородцев и иноверцев! Свобода – только во Христе Иисусе, и если не свободит вас Христос, вы – рабы князя мира сего! Народовластие и народоволие – только страшные орудия его власти. Отцы и братия, нет воли народа, а есть воля Божия, народное же – заблуждение!..

Да осияет же вас Господь светом Своего благоразумия, да не блуждаете во тьме, но явите свет миру!

Молитесь за землю Русскую, молитесь за погибающие души верных детей Русского народа, молитесь и за меня, грешного и недостойного раба Господня, уже подвергшегося гонениям и заточению, но не боящегося их и с покорностью вам Божией ожидающего смертного часа своего, дабы дать отчет Вседержителю за все, содеянное на земле!

Иван Аносов, председатель Одесского отдела «Союза Русских людей»
Одесса, не позднее 22 августа 1917 года
ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 522. Л. 61–62, 187–188, 598–598 об

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«В год столетия Русской Царской Голгофы…»: Резолюция конференции «Цифровизация российского общества»

16 сентября 2018 года в г. Перми состоялась конференция на тему «Цифровизация российского общества как уничтожение богоданной свободы человека. Время исповедничества наступило».

На Конференции были заслушаны выступления священнослужителей Русской Православной Церкви, экспертов в области геополитики, правоведения, общественных деятелей. По итогам собрания была зачитана и единогласно принята Резолюция с предложением ряда конкретных действий.

РЕЗОЛЮЦИЯ

1. В год столетия Русской Царской Голгофы призываем соотечественников переосмыслить суть подвига Святых Царственных Мучеников, отвергнуть ложные коммунистические и либеральные мифы, клевету на Святую Царскую Семью, в первую очередь на якобы произошедшее «отречение от престола» Святого Мученика Царя Николая. Здесь речь может идти только о насильственном свержении царской династии, которое признавали и сами революционеры. Призываем народ к правильному пониманию подвига Святых Царственных Мучеников, к деятельному всенародному покаянию в революционном богоборчестве. Призываем всех верных к усиленной молитве Царственным Мученикам и Страстотерпцам о спасении Святой Руси. Отвергаем версию о том, что останки неизвестных людей, найденных в урочище с названием «Поросенков лог», являются Царскими мощами. Призываем прекратить спекуляции вокруг этого подлога и признать правильным и окончательным решение Святейшего Патриарха Алексия II и священноначалия Русской Православной Церкви, которые еще много лет назад отвергли эту очевидную фальсификацию.

2. Православное собрание обращается к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, Священному Синоду, Архиерейскому Собору и ко всем верным чадам Русской Православной Церкви с просьбой о созыве Поместного Собора. Мы просим рассмотреть на этом Соборе насущные вопросы нашей жизни, которые волнуют православный народ.

– Очевидно, что завершается построение всемирной системы тотального контроля и управления населением всех стран Земли, имеющей в учении слова Божия наименование «царство антихриста». В сегодняшней российской действительности нередко попираются права и достоинства человека, который обезличивается и превращается в набор цифр, а утрата права человека на имя имеет богоборческую направленность. В России в 2018 году под мнимым предлогом улучшения качества жизни и безопасности запущен антиконституционный проект «Цифровая экономика», посягающий, среди прочего, на неприкосновенные личные биометрические данные граждан и предполагающий торговлю ими. Это можно расценивать как последний этап перед нанесением идентификационной метки на тело человека, о чем имеем предупреждения от святой жизни отцов.

Призываем всех верных чад нашей Церкви к осмыслению и осознанию духовной опасности и греховности использования новых документов с электронными идентификаторами личности (личным кодом, штриховым кодированием, идентификационными номерами человека) и дачи согласия на обработку персональных данных в свете православного вероучения и поиска правды в этом вопросе. Особую опасность усматриваем в тотальной биометрической идентификации человека в банках и магазинах, в школах, больницах и на почте, на улицах и в транспорте. Опыт Китая и некоторых других стран показывает, что за подобной всеобщей слежкой следуют тотальный духовный контроль, автоматическая оценка граждан компьютерными программами на предмет их лояльности господствующей идеологии с последующим поражением в правах людей, неугодных системе.

– На Поместном Соборе считаем необходимым рассмотреть темы, касающиеся защиты института семьи. Сегодня усилилось наступление осужденной Русской Православной Церковью ювенальной юстиции западного образца на права нашей «малой церкви», в том числе в Пермском крае. Призываем к сплочению и объединению патриотических сил, всех здравомыслящих сограждан и прежде всего юристов к противодействию ювенальному террору, облаченному в маску «заботы о правах детей».

– Необходимо требовать от властей полного запрета абортов (детоубийства) на законодательном уровне как явления не только богоборческого, но и подрывающего демографический потенциал Российского государства.

3. Осуждаем планы антиканонического и беззаконного создания так называемой автокефальной «Единой Поместной Церкви» на Украине. Вмешательство Константинопольского патриарха Варфоломея в дела Украинской Православной Церкви считаем попранием правды Божией и людской. Призываем к молитвенной поддержке порабощенных братий и сестер в Малороссии и Новороссии. Призываем всячески способствовать освобождению братской Украины, ныне фактически находящейся под оккупацией западных антихристианских сил.

4. Требуем от священноначалия осуждения внедряемой властями России так называемой гендерной идеи равенства полов, под видом которой на законодательном уровне навязывается теория и практика половых извращений – содомия.

Резолюция принята единогласно. За нее проголосовало больше 180 присутствовавших в зале граждан. Данная резолюция направляется в органы государственной власти России, а также высшему священноначалию Русской Православной Церкви и правящему архиерею Пермской митрополии.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ II

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ II

В Тобольске… 31 июля 1917 г.

По распоряжению Керенского, Царская Семья, отправилась в г.Тобольск, причем от них скрывали куда их везут. Перед отъездом из Ц.С. их продержали в ожидании, одетыми, почти всю ночь…

Граф П.К. Бенкендорф вспоминает:

«Во дворце все готово к отъезду. После ланча Их Величества послали за мной и моей женой, чтобы проститься. Император был спокоен и владел собой, как всегда. Мы все еще раз вышли в сад, и Его Величество упражнялся и пилил дрова, как раньше. Он просил меня приглядеть, чтобы овощи и напиленные дрова были розданы слугам, участвовавшим в работе. Около 10.30 вечера я узнал, что комендант приказал по телефону командиру охраны перенести багаж в круглую залу, взяв для этого пятьдесят человек. Командир охраны сказал мне, что его люди отказываются делать это бесплатно, и попросил по три рубля каждому».

Царь был удивлен, когда 4 августа прибыв в г.Тюмень на поезде их поместили на пароход под названием «Русь». По пути до места назначения, вместе со всей семьей видел дом Распутина. Под вечер 6 августа в день праздника Преображения Господня, Царская Семья прибыла в Тобольск.

Так как новое место заключения не было приготовлено в т.н. «Доме Свободы», прождав на пароходе «Русь» еще неделю, Царская Семья 13 августа перешла на новое место своего заточения. По просьбе Государя «Дом Свободы» был освящен священником.

Первые полтора месяца жизни в Тобольске до приезда в конце сентября комиссара Панкратова, сменившего Макарова, был самым спокойным временем заключения Царской Семьи. Власть была в руках полковника Кобылинского, не подчинявшегося местным властям, который сердечно привязался к Их Величествам и делал все возможное, чтобы облегчить условия заточения.

Большим утешением для Государя, Государыни и Детей была возможность посещения церкви, чего Они были лишены в Царском селе.

Вечерние богослужения совершались на дому, а на Литургию разрешалось ходить через цепь караульных солдат в находившуюся неподалеку Благовещенскую церковь, где для Них совершались ранние обедни.

Жители Тобольска всячески выражали свою преданность Царской Семье. Проходя мимо дома и видя кого-либо в окнах, они снимали шапки. Охрана их грубо отгоняла.

Многие, озираясь, чтобы не увидел караул, крестили Царственных Узников. Когда Они направлялись в церковь или возвращались оттуда через прилегающий к дому небольшой городской сад, на пути собиралась толпа, и здесь можно было видеть людей, становившихся на колени при проходе Их Величеств.

Из заточения Царская Семья писала письма своим друзьям, но не все отвечали на них, т.к. одни боялись преследования со стороны власти, вторые просто забыли про Них в круговороте революционных потрясений, третьи предали Их, другие были арестованы или убиты в первые дни революции.

Цензура строго следила за перепиской Их Величеств, но не всегда ей удавалось перехватывать письма Царской Семьи, т.к. надежные слуги придумывали все новые и новые способы пересылки писем и посылок. В основном Царская Семья писала письма сл. лицам: Государь — Матери (Марии Федоровне), сестре Вел. Кн. Ксении Александровне, Государыня — Анне Вырубовой, Сыробоярской М.М. и ее сыну, Лили (Ден) (фрейлине Императрицы), корнету Крымского полка С.В. Маркову — который один из немногих пытался спасти Царскую Семью из заточения и др.. Царевны: Ольга и Татьяна — писали тете В.Кн. Ксении А., своей преданной подруге М.С. Хитрово, В.И. Чеботаревой — мед. сестре Ц.С. лазарета, М.А. Обух, Д.П. Толстой, своему учителю — Петрову В.П. и бывшим раненым офицерам, которых они не забывали и в посылках отправляли подарки к разным датам, в т.ч. и к церковным праздникам.

Мария и Анастасия также писали письма вышеуказанным лицам и др. бывшим раненым солдатам и офицерам, которые находились в Ц.С. Лазарете Их имени.

В письмах В.Княжны справлялись об их здоровье и их жизни в новых условиях в России.

Царевич Алексей тоже писал письма, в основном своему другу Коле Деревенько — сыну лейб-хирурга В.Н. Деревенько.

В письмах Царственные Узники, в основном утешали людей и ободряли их ввиду страшных потрясений в России. Сообщали о своей жизни в заточении, в основном с оптимизмом и юмором — не показывая реальных лишений и унижений, которые Они испытывали от охраны. Однако в некоторых письмах, благополучно избежавших цензуры, Царская Семья рассказывала всю правду о своем пребывании в заточении и обо всех нововведениях новой власти:

Ольга -Ксении А. 9 ноября 1917г. Тобольск.

«…я жалею, что ты не можешь посмотреть нашего дома, т.к. мы очень хорошо устроились, и чувствуем себя совсем дома здесь. Довольно несносно, что у всех часы идут разно, т.ч. тут до Марта месяца постоянно меняют, но не помню вперед или назад, а потом обратно. С солнцем уже нисколько не считаются, и, по-моему, оно встает всегда в тот же час…».

В б. губернаторском доме в Тобольске — и позднее в доме Ипатьева в Екатеринбурге — Великие Княжны жили вчетвером в одной комнате, но Они не только никогда не жаловались на связанные с этим неудобства, но часто писали в своих письмах, что устроились они очень уютно.

Еще до революции Царь и Царица воспитывали детей в преданности русскому народу и тщательно готовили их к предстоящему труду и подвигу.

«Дети должны учиться самоотречению, учиться отказываться от собственных желаний ради других людей», — считала Государыня. — «Чем выше человек, тем скорее он должен помогать всем и никогда в обращении не напоминать своего положения, — говорил Государь, — такими должны быть и мои дети». Свои заботы и внимание Царевич и Великие Княжны распространяли на всех, кого знали. Они воспитывались в простоте и строгости. «Долг родителей в отношении детей, — писала Государыня, — подготовить их к жизни, к любым испытаниям, которые ниспошлет им Бог».

Царевич и Великие Княжны — даже старшие — никогда не имели собственных комнат, — у Них были две спальни, в которых Они жили по двое: Царевны Ольга и Татьяна — в одной, Мария и Анастасия — в другой. Спали на жестких походных кроватях без подушек; одевались просто; платье и обувь переходили от старших к младшим. Еда была самая простая. Любимой пищей Царевича Алексея были щи, каша и черный хлеб, «которые, — как говорил он, — едят все мои солдаты». «Они вели скромную жизнь, — писал близкий к ним человек, — были просты в обращении и не придавали значения своему Царскому положению».

Августейшая Семья вела замкнутый образ жизни. Они не любили торжеств и громких речей, этикет был им в тягость. Царица и Великие Княжны нередко пели в храме на клиросе во время Божественной Литургии.

«А с каким трепетом, с какими светлыми слезами приступали они к Святой Чаше!» — вспоминал архиепископ Феофан Полтавский. Царская Семья с глубоким благоговением посещала церковные богослужения, часто приобщалась Святых Тайн и строго соблюдала обычаи Православной Церкви. Вот что рассказывает один из раненых офицеров, находившийся на излечении в Царском Селе, который в одно из воскресений Рождественского поста, в середине декабря 1916г., присутствовал на литургии в Пещерном Храме Феодоровского Государева Собора, во время которой Царская Семья приобщалась Святых Тайн: «Перед принятием Святых Тайн, когда Царские Врата алтаря были закрыты, Государь, Государыня, Цесаревич и Царевны приложились к Св. Образам Спасителя и Божией Матери и, повернувшись к присутствующим в Храме, — сперва Государь, Государыня и Цесаревич, по очереди, и после Них все Царевны вместе, говорили громко «ПРОСТИТЕ МЕНЯ», дотрагиваясь рукой до земли, повторяя древний обычай, начатый еще при Удельных Князьях и утвержденный Московскими Царями… Все присутствующие в Храме молча опускались на колени перед Царственными Причастниками…».

По вечерам Царь часто читал вслух в семейном кругу. Царица и дочери занимались рукоделием, говорили о Боге и молились. «Для Бога нет невозможного, — писала Государыня. — Я верю в то, что кто чист своей душой, тот будет всегда услышан и тому не страшны никакие трудности и опасности жизни, так как они непреодолимы только для тех, кто мало и неглубоко верует».

По Промыслу Божию все это помогло Им в дальнейшем мужественно и стойко переносить все тяготы и лишения в заточении.

В сильные сибирские морозы, в комнатах б.губернаторского дома Тобольска, Царская Семья ходила в валенках и теплой одежде, стекла в комнатах покрывались льдом, тогда Они «ходили греться на кухню — где масса тараканов…» — сообщала в письмах В.Кн. Ольга.

В заточении княжны с Отцом и Братом рубили дрова, для отопления — для Них это было своего рода развлечением. Наследник писал А. Вырубовой, что у них есть хороших несколько солдат и с ними он играет в караульном помещении в шашки.

Устраивали домашние спектакли-комедии на французском и английском языках, — для них это была практика произношения иностранных слов и тренировка памяти.

Занимались уроками, читали духовную литературу.

Работали в продолжение многих недель, готовя подарки — «сюрпризы» для верных слуг и охраны. Таким образом, Государыня хотела отблагодарить всех тех, кто остался Ей преданным. Вручая подарки — «сюрпризы» на Рождество — Августейшие Дети сами радовались при этом.

П.Жильяр вспоминает:

«…Чувствовалось, что мы составляем одну большую семью; мы старались забыть все заботы и скорби, чтобы наслаждаться, не думая ни о чем, этими минутами чистой дружбы, в полном единении сердец…

… Как известно, Царская Семья, переведенная распоряжением из Москвы на солдатский паек, испытывала крайнюю нужду даже в вопросах питания. Жители Тобольска, узнав об этом, тайно посылали съестные всевозможные продукты для стола Царской Семьи, чем вызывали Их глубокую благодарность. И вот в это время Ее Величество, обеспокоенная тем, что мать Ее раненого (Сыробоярский, который ранее лечился в лазарете Императрицы) лишена пенсии и не имеет поддержки сына и, быть может, испытывает еще большую нужду, чем Ее Семья, отрывает из недостатков своих и посылает ей 300 рублей. Нам, быть может, никогда не будет известно о др. примерах этого великого милосердия Государыни, но они, безусловно, были не единичны. И это предсмертное милосердие Императрицы должно послужить нам всем примером в стремлениях наших, почтить Память Царственных Мучеников».

А тем временем «Солдатский Комитет» всячески старался сломить Государя, требуя от Него снять погоны, не смотря на сопротивление полковника Кобылинского, все же заставил Царя выполнить его требование.

Августейшие Дети, кроме В.Кн. Анастасии, в три дня Нового года успели переболеть краснухой.

С большим трудом Авг. Дети устроили ледяную горку, таская тяжелые ведра зачастую обмораживая себе пальцы на руках в сильный мороз. Пока носили ведра, вода в них замерзала.

Катание с горки для Них было большой радостью.

Но эта радость недолго продолжалась, — комендант Панкратов, заменивший Кобылинского, и караульные солдаты решили сломать горку, мотивируя это тем, что катание Царских Детей вызывает стечение к забору большого количества толпы-зевак горожан. По словам П.Жильяра — Августейшие Дети, горько прильнув к холодным стеклам комнаты б.Губернаторского Дома, с грустью наблюдали, как жестокие солдаты разбивали их ледяную горку, слезы катились по щекам Царевен и Царевича… А что в эти минуты переживали Царственные Родители, видя слезы своих детей…».

По этому поводу В.Кн.Ольга пишет своей подруге М.С. Хитрово от 19 фев./04 марта 1918г.:

«…Возились на горе (должно быть в последний раз, т.к. по-видимому, ее собираются отставить) …Ха, Ха, Ха!!! Много глупого делается на белом свете!…»

П.Жильяр 5 марта1918г. записал:

«Солдаты пришли вчера, как злоумышленники, — чтобы разломать кирками ледяную гору. Дети в отчаянии…

…На заборах, писалась всякая гадость. Всеми мерами и способами они проявляли свое хамовластие и произвол».

Но, не смотря, на все это Августейшие Дети не падали духом и зачастую Им присуще было чувство юмора, например, вот выдержки из писем В.Кн. Ольги Николаевны тете В.Кн. Ксении:

«…У нас пока все, Слава Богу, более или менее благополучно. Сюда понаехало, конечно, много пакостников и т.д. красногварда и пр. ну и держат нас опять строже….

….Знаешь, наших людей выпускать не будут, чтоб было как в Ц.С.. Не понимаю зачем, когда нас с прошлого года совершенно так и держат, и для чего других так притеснять совершенно не понятно и по моему ни к чему. Как забавно одеты, т.е. вооружены красно-гв. — прямо увешаны оружием, всюду что-нибудь висит или торчит. Вам наверно тоже делают вещи так сказать для Вашей пользы, да?…».

В письме к М.С.Хитрово от 19 февраля 1918г: «…Да, Панкратова (комиссар) у нас больше нет. Его «збросылы» — как говорят наши стрелки…».

Москва еще 25 февраля 1918г. телеграфировала, чтобы Царская Семья была переведена на солдатский паек. Нечем было платить жалование и поэтому было решено расстаться с многими преданными Царской Семье слугами.

Государыня строго соблюдала в заточении Великий пост и даже после его окончания, старалась из съестных припасов все самое лучшее отдавать своей Многострадальной Авг. Семье и верным слугам. Все очень беспокоились за Императрицу, т.к. Она до самой мученической кончины ела только, приготовленные поваром Харитоновым на спиртовке макароны. Поэтому Императрица была до крайности истощена физически, но духом Она была тверда.

Государь писал Ленину, по поводу скудного обеспечения Своей Семьи солдатским пайком, но из Москвы пришел грубый отказ Государю — в просьбе о помощи.

Государь и Государыня ни на минуту не сомневались в том, что на необъятных просторах России, все же найдутся преданные Их Величествам русские люди и спасут Их из плена-заточения. Но дни шли… и вот 13/26 марта в г. Тобольске появился отряд большевиков из Омска, Пьер Ж. записал по этому поводу в своем дневнике: «…это первые большевицкие солдаты, вступающие в гарнизон Тобольска. У нас отнята последняя возможность побега…». В действительности, как нам известно, в Тюмени в это время находились только три офицера, пытавшихся спасти Царскую Семью: штабс-ротмистр Седов, поручик Соловьев и корнет Марков…

Государыня с Авг. Дочерьми укреплялась духовно, участвуя в Богослужениях. Вот как Она сама рассказывает об этом в своем письме от 20.03/02.04.1918г. гр. Фредерикс:

«…- На первой неделе поста мы 8 раз у себя во время службы пели, и придется опять 24 и 25 (День Благовещения Пресвятой Богородицы) — трудно, т.к. собственных нот нет, а другие не можем всегда иметь, т.ч. иногда пришлось все наизусть петь — спевка не настоящая с дьяконом была, т.к. трудно было устроить, сегодня надеемся выйдет и что нам позволят достать баса. 2-я (В.Кн.Татьяна) и 3-я (В.Кн.Мария) — поют первый голос, старшая (в.Кн.Ольга) — второй, младшая (В.Кн.Анастасия) и я — альт или тенор даже. — Дни быстро летят. Много вышиваю для разных церквей — уроки — вечером чтение. — На дворе масса дров, т.ч. работы хватает на всех…

…- Как Вам бедным живется — у нас тихо — большевики приехали, но ничего. Вы голодаете несчастные, — а у нас почти все есть — такая разница. Но не падайте духом дорогая, Господь поможет — понимаю, что Вам тяжело, что Ваши нервы устали — но помните, то, что человеку не возможно, Богу возможно.

Верьте крепко, надейтесь на милосердие Господа — пошлет Он помощь свыше, умудрит сердца — только немного еще потерпеть и покрепче с убеждением молиться. Хотя часто трудно понять, когда не видишь, но все таки надо помнить, что всегда — все к лучшему. — После тяжелой болезни часто сильный организм больше крепнет — через огонь придется очиститься — вот и родина дорогая наша переходит через все это. Не отчаивайтесь, маленькая — Господь велик и долготерпелив…»

Эти слова Императрицы — Страдалицы, также современны и сейчас и складывается такое впечатление, будто они обращены и ко всем нам.

А дни заточения все шли… Дети продолжали придумывать разные развлечения, чтобы хоть как-то отвлечься от ужасной действительности, но солдаты продолжали пакостить и доводить Детей до слез. Вот, например В.Кн. Анастасия в письме Д.П. Толстой сообщала, что Они устроили на дворе качели, но и этого маленького утешения Они были скоро лишены, — революционные солдаты исписали доску непристойными словами, и Государь распорядился снять качели.

Из книги «Крестный путь святых Царственных Мучеников»
Москва 2002

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ I

Много разных книг написано о Св. Царственных Мучениках за это время. Время от времени появляются более подробные описания крестного жизненного пути Св. Царской Семьи и их мученического подвига. С Божией помощью постараемся вспомнить в хронологическом порядке, те давно минувшие трагические события последних лет земной жизни Св. Царственных Мучеников…

На третьем году тяжелой войны в феврале 1917 г. Россия стояла на пороге победы, в результате взятия Государем Николаем II на Себя Верховного командования Русской Армией — счастье вернулось русскому оружию. Из Успенского Собора Московского Кремля Государь привез на фронт чудотворную икону Божией Матери «Владимирская». До тех пор, пока икона находилась на передовых позициях Русской Армии, — ни пяди русской земли не было отдано врагу.

После двухмесячного пребывания в столице, в среду 22 февраля/7 марта, Император отбыл из Царского Села в Ставку, находившуюся в Могилеве, где Его присутствие как Верховного Главнокомандующего было необходимо в связи с подготовкой решительного весеннего наступления. Начиная с этого дня, события стали развиваться с головокружительной быстротой.

Мировая закулиса тьмы решила воспользоваться этим моментом, и от слов перешла к решительным действиям — воспользовавшись отсутствием Государя Императора, попыталась свергнуть существующий государственный строй.

Вся исполнительная власть была поражена метастазом неверия и погоней за материальным благополучием, и поэтому Царь для ближайшего окружения и общества был просто препятствием к либеральной свободе. В 18 веке благодаря реформам Петра I, которого еще в Советское время так восхваляли коммунисты, было упразднено Патриаршество, и так сказать «прорублено окно в Европу по живому телу Русского народа». В своих воспоминаниях генерал А.А. Мосолов отмечал, что Николай II испытывал антипатию к великому реформатору Петру I: «…впервые это было по случаю двухсотлетия основания Петербурга.

Столбцы газет были переполнены воспоминаниями о победах и преобразованиях Петра Великого. Я заговорил о нем восторженно, но заметил, что Царь не поддерживает моей темы. Зная сдержанность Государя, я все же дерзнул спросить его, сочувствует Он тому, что я выражал. Николай II, помолчав немного, ответил:

— Конечно, я признаю много заслуг за моим знаменитым предком, но сознаюсь, что был бы неискренен, ежели бы вторил вашим восторгам. Это предок, которого менее других люблю за его увлечения западною культурою и попирание всех чисто русских обычаев. Нельзя насаждать чужое сразу, без переработки. Быть может, это время как переходный период и было необходимо, но мне оно не симпатично.

Из дальнейшего разговора мне показалось, что кроме сказанного Государь ставит Петру и некоторую показную сторону его действий, и долю в них авантюризма…». В результате чего и была нарушена та самая основа государственной жизни в России, т.е. изменена вертикаль ценностей в государстве: 1. Вера; 2.Царь; 3.Отечество — превратилась в 1.Отечество; 2.Царь; 3.Вера.

Таким образом, вера стала на последнем месте, и отечество превратилось в идола, ради которого приносились любые жертвы.

С тех пор на Руси стала оскудевать вера, благочестие, о чем так беспокоился и бил тревогу приснопамятный св. прав. Иоанн Кронштадтский.

Начиная с верхних слоев общества, постепенно с годами происходило удаление от Бога, а затем и от Царя.

В итоге в России, Царь стал никому не нужен — им тяготились. В результате Помазанник Божий оказался уже задолго до революционных событий и последующего заточения — в полной изоляции от народа. Государь Николай II это очень четко выразил в трех словах: «Кругом трусость и измена и обман!», т.е. измена — Вере, Царю и Отечеству…

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ I История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Государыня, никогда не доверявшая ген. Рузскому, узнав, что Царский поезд задержан в Пскове, сразу поняла опасность: Она писала Его Величеству: «А Ты один, не имея за собой Армии, пойманный, как мышь в западню, что Ты можешь сделать?»

И действительно, не увенчавшаяся успехом революция 1905г. была своего рода для тайных сил мировой закулисы зла — генеральной репетицией перед роковым 1917г.

Преданный поголовно всеми Государь, вечером 7 марта собственноручно составил Свое прощальное обращение к Русской Армии, датированное 8 марта. Как известно, Временное Правительство, во главе с масоном — Керенским, запретило его распространение.

Отрекаясь от Престола в пользу брата, Великого Князя Михаила Александровича, Государь не хотел, чтобы Цесаревич, оторванный от родителей — а уж его непременно от них изолируют — был лишен родительской заботы и ласки. Многие ли смогут понять особенности его недуга? Кто сумеет его поддержать духовно? Но Император все-таки переступил через свои собственные чувства и решил пойти на невыносимую жертву. После встречи с Императрицей Матерью Император подошел к своему бывшему начальнику штаба М. Алексееву и протянул ему телеграмму.

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ I История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Отчетливым почерком Государь писал собственноручно о своем согласии на вступление на Престол сына своего, Наследника Цесаревича и Великого Князя Алексея Николаевича. Алексеев унес телеграмму. То, что он ее, оказывается, не послал — не вина Государя. Предав Отца, Алексеев предал и Его Сына, Наследника. Если бы Государь не написал телеграмму, то, действительно, передача наследия брату, а не сыну, законному наследнику Престола, явилась бы формальным нарушением Основных законов Российской Империи.

Понял ли великий Князь Михаил Александрович это, когда, в свою очередь, отрекался от Престола, не имеет значения. Как сказал один из иерархов Церкви, даже если бы Россию возглавил Архангел, мы бы оборвали ему крылья.

Верный камердинер Государя Чемодуров видел, как горячо и долго молился Император в ночь с 1 на 2 марта 1917 года, прежде чем уступить предателям, настаивавшим на Его отречении от Престола. Не в ответ ли на горячие мольбы Государя бремя Царской власти в России взяла на себя Божия Матерь. Ведь именно 2(15) марта 1917 года в подмосковном селе Коломенское явила себя Державная икона Божией Матери. Известие об этом облетело всю Россию.

Отрекаясь от Престола, Государь сделал со Своей стороны все от Него зависящее, чтобы помочь Своим преемникам справиться со стоящими перед ними задачами. Он подписал Указ о назначении кн. Львова — председателем Совета Министров, Верховным — Главнокомандующим, — Вел. Князя Николая Николаевича — который, стоя на коленях, шантажировал Царя в поезде 2/15 марта 1917г., требуя от Него отречения от Престола. Генерала Корнилова (который потом вместе с Гучковым — разукрашенный огромным красным масонским бантом, с широкими ниспадающими лентами, явится в Александровский дворец, арестовывать Государыню с Августейшими Детьми) — Командующим войсками Петроградского военного округа.

Николай II обратился ко всем русским людям с призывом поддержать новую власть. В ответ на этот благородный жест Государя уже 7 марта Временное Правительство, продолжая делать лживые заявления, вынесло на секретном заседании постановление о лишении свободы Государя и Его Авг. Семьи в нарушение данных обещаний и гарантий.

Когда поезд тронулся и арестованный Государь, стоя, у окна смотрел на Его провожающих, то генерал-адъютант Алексеев отдал честь Императору. А когда перед генералом проходил вагон с четырьмя думскими революционерами, прицепленный последним, он подобострастно снял фуражку и низко поклонился этим первым конвоирам Царя-Мученика на его крестном пути к подвалу Ипатъевского дома….

Во время отсутствия Государя, в Александровском Дворце Царского Села заболели корью Августейшие Дети. Наследник Алексей заразился от кадета Макарова корью. В то время в кадетских корпусах свирепствовала эпидемия кори. Начиная с 22.07/07.03 все Августейшие Дети, кроме Вел. Кн. Марии Николаевны, уже лежали с высокой температурой. Детей обрили наголо из-за усиленного выпадения волос.

В эти тревожные дни только Вел. Кн. Мария Николаевна служила опорой Матери и помогала ухаживать за больными. Она заболела последней. Государыня, всецело отдавшая Себя уходу за тяжелобольными, полностью вышла из строя.

Трудно даже вообразить, как тяжело переживал в этот момент Государь в Ставке, отрезанный от Семьи, когда от Него требовалось наивысшее напряжение сил, для принятия самых ответственных решений.

Он прекрасно понимал, что если он сделает неправильный шаг, то Россия утонет в крови от междоусобных войн. Враги Самодержавной Православной Руси могут убить Его беззащитную Семью.

Ввиду болезни Августейшая Семья оказалась прикованной к бунтующей столице. Если бы Ее Величеству и Августейшим детям удалось вовремя покинуть Царское Село и встретится с Государем, если бы Они не были разлучены, ход истории мог бы принять иное направление…

В Царском Селе…

Вечером 28.02 взбунтовался Царскосельский гарнизон, по улицам ходили пьяные матросы, все винные магазины, торговые лавки были разграблены и разгромлены. Толпа мятежников с воплями и криками, паля из оружия, направилась к Александровскому Дворцу, который охранялся надежными частями. Угроза приблизилась вплотную. Защитники дворца заняли боевую позицию. Столкновение казалось неизбежным. Тогда Государыня, не смотря на сильный мороз, опираясь на руку Вел. Кн. Марии Николаевны, вышла из Дворца, чтобы предотвратить кровопролитие и поношение больных Авг. Детей.

Она стала обходить верные Ей войска и обратилась к солдатам с призывом сохранять спокойствие и не открывать огонь первыми. Появление Императрицы с Дочерью внесло успокоение. Мятежники струсили нападать, видя готовность верных частей Государыни до конца исполнить свой долг. После переговоров, возбуждение улеглось и установлена нейтральная зона.

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ I История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В то время Николай II находился в пути. Страдания Императрицы были мучительны, когда Она узнала об отречении Государя. Августейшие дети, кроме Вел. Кн. Марии Николаевны, об этом известии ничего не знали.

Интересно отметить реакцию Августейшей Семьи на это известие:

В письме от 04.03 Ее Величество писала Государю: «Только сегодня утром мы узнали, что все передано Мише, и Беби теперь в безопасности — какое облегчение!»

Из письма Государыни видно, что Александра Федоровна — как любящая и преданная жена, поддержала своего мужа и не показала своей страшно мучительной сердечной боли и тревоги в связи с происшедшим.

Анна Вырубова вспоминает: «Когда Александра Федоровна посылала Государю телеграммы, — скорее вернуться домой, с характерной жестокостью для всего поведения Временного Правительства в то время, их возвращали Государыне, с пометами синим карандашом: — Адрес упомянутого лица неизвестен… <….> …Она дала волю своему горю, только сделав все во дворце и оставшись одна в своей спальне».

» … Мама ужасно плакала, сказала мне маленькая Вел. Княжна Мария, — я тоже, но не так долго, ради Мамы…»

Вел. Княжна Мария Николаевна, узнавшая об отречении Отца, в то время, когда больные Авг. Дети еще не знали об этом известии, послала Папе от имени всех Августейших детей письмо:

Мария-Ники. 3/16 марта — Ц.С.

Дорогой и любимый отец!

Я всегда с тобой в мыслях и молитвах. Сестры еще лежат в темной комнате, а Алексею это уже надоело, поэтому он в игральной с открытыми окнами. Сегодня мы отливали пули из олова с Жиликом (П. Жильяром) и он был очень доволен. Я провожу почти весь день с Мама, потому что только я теперь здорова и могу ходить. Я и сплю с ней, чтобы быть поблизости на случай, если что-то надо сказать или кто-то захочет ее видеть. Лили (Ден) спит в красной комнате возле столовой, на диване, где была Ольга.

Дорогой, любимый отец, мы все приветствуем и горячо целуем тебя. Храни Тебя Бог.

Твои дети.

А. Вырубова вспоминает:

«…Единственно, чего он (Николай II) желал и о чем был готов просить своих врагов, не теряя своего достоинства — это не быть изгнанным из России».

«…Дайте мне жить здесь, в моей родной стране, простым крестьянином, зарабатывающим свой хлеб, — восклицал он, — пошлите нас в любой отдаленный уголок нашей родины, но только оставьте нас в России».

Дневник Ники 9 марта 1917г. — Царское Село:

Скоро и благополучно прибыл в Царское Село — в 11.30. Но, Боже, какая разница, на улице и кругом Дворца внутри парка часовые, а внутри подъезда какие-то прапорщики. Пошел наверх и там увидел душку Аликс и дорогих детей. Она выглядела бодрой и здоровой, а они все лежали в темной комнате. Но самочувствие у всех хорошее, кроме Марии, у которой корь недавно началась. Завтракали и обедали в игральной у Алексея. Видел доброго Бенкендорфа. Погулял с Валей Долгоруковым и поработал с ним в садике, т.к. дальше выходить нельзя!!…»

В царском Селе караул развязанных офицеров и солдат всячески издевался над арестованным Государем и Его Семьей:

Вспоминает А.Вырубова: «В эту первую минуту радостного свидания, казалось, было позабыто все пережитое и неизвестное будущее…. Но потом, когда Их Величества остались одни, всеми преданный и оставленный Государь не мог не дать воли своему горю — и, как ребенок, рыдал на груди своей жены. Она смогла прийти ко мне только в четыре часа дня, и я тотчас прочла на ее бледном, вытянувшемся лице все, что она перенесла за эти часы. » Он теперь успокоился, — сказала она мне с храброй улыбкой, — и гуляет в саду. Посмотри в окно!»

Она помогла мне подойти к окну, и сама отдернула занавеску.

Никогда, никогда в жизни не забуду того, что мы увидели, мы обе, в стыде и печали верные нашей опозоренной родине.

Внизу, в саду дворца, который был его домом в течение двадцати лет, стоял человек, еще несколько дней назад бывший Царем — Всея Руси. С Ним был Его верный друг, князь Долгоруков (Валя), а вокруг них шесть солдат, иначе говоря, шесть хулиганов с винтовками. Кулаками и прикладами они подталкивали Государя, и это выглядело так, будто они травят какого-то несчастного бродягу на деревенской улице.

— Туда нельзя, г-н полковник. Мы вам не позволяем идти туда.

— Вернитесь, когда вам сказали. Государь, на вид невозмутимый, оглядел этих грубиянов одного за другим, с большим достоинством повернулся и направился обратно во дворец».

В своих воспоминаниях Пьер Жильяр пишет:

«…Император принял все эти стеснения с исключительным спокойствием и величием души. Ни слова упрека, ни когда не сорвалось с Его уст. Во всем Его существе доминировало одно чувство, даже более мощное, чем Его связь с семьей, — любовь к родине. Ясно было, что Он был готов простить что угодно тем, кто подверг Его таким унижениям, если только они способны спасти Россию».

Граф П.К. Бенкендорф вспоминает:

«Поведение солдат охраны становилось все более вызывающим. Ежедневно происходили стычки со слугами. Они почувствовали, что имеют право критиковать образ жизни Их Величеств. Они шлялись по дворцу, заходили во все комнаты, и мы принуждены были запирать двери».

Анна Вырубова:

» Меня провезли мимо открытой двери детской Алексея Николаевича, вот что я увидела.

Развалившись на стуле, сидел матрос Деревенько, многие годы бывший личным слугой цесаревича. Столько лет вся семья баловала его, засыпая подарками. Зараженный революционным безумием, этот человек показал теперь свою благодарность за все их милости. Он дерзко орал, приказывая мальчику, которого прежде любил и ласкал, принести то или другое, выполнить любую услугу, которую мог придумать его лакейский мозг.

Ошеломленный и, по-видимому, не вполне сознающий, что его заставляют делать, ребенок пытался повиноваться. Этого нельзя было вынести. Закрыв лицо руками, я умоляла увезти меня от этого отвратительного зрелища…»

13 марта/1апреля 1917г., последней из Царских детей заболела Вел. Кн. Мария Николаевна. Пьер Жильяр вспоминает:

«…Она заболела гораздо позднее сестер, и ее болезнь осложнилась злокачественным воспалением легких; организм Ее, хотя и очень крепкий, с трудом боролся с болезнью. Она к тому же была жертвой своего самоотвержения. Эта 17-летняя девушка без счета расходовала свои силы в дни революции. Она была самой твердой опорой матери. В ночь на 28\13 марта Она неосторожно вышла на воздух вместе с Государыней, чтобы говорить с солдатами, подвергаясь холоду в то время, как уже чувствовала первые приступы заболевания…».

Юлия Ден вспоминает: «…(9)22 марта выпало на четверг. <…> Их Высочества были в восторге, узнав, что Их отец вернулся. Думаю, что сознание того, что Он жив и здоров, подействовало на Них как целебный бальзам. Бедняжка Мария, которой так хотелось первой встретить Императора, лежала в бреду, лишь иногда приходя в сознание. Когда я вошла к Ней в комнату, девочка меня узнала.

— Ну, где же Вы пропадали, Лили? — воскликнула Она. — А я Вас так ждала. Папа здесь, правда? — Но спустя мгновение Она снова погрузилась в фантастическое и ужасное царство, имя которому — бред.

— Толпы людей… Какие они страшные… Идут сюда, чтобы убить Мама!!! Зачем они это делают? Увы, бедное дитя! Многие и поныне задают этот вопрос…»

Вот как описывает свой приезд в Ц.С. Сам Государь:

Дневник Ники. 25 марта Благовещение.

«В небывалых условиях провели этот праздник — арестованные в своем доме и без малейшей возможности сообщаться с Мама и со своими!»

Следует отметить, что даже Французкий посол Морис Палеолог, который не всегда доброжелательно и правдиво отзывался о Царской Семье, вспоминал:

«…Вчера министр юстиции Керенский отправился в Ц.С. лично проконтролировать охрану бывших царя и царицы. (ред. Любопытная деталь: Керенский приехал во Дворец на одном из личных автомобилей Императора, который вел шофер из императорского гаража) Он нашел все в порядке. Керенский беседовал с императором. Именно он спросил его, правда ли, как утверждали немецкие газеты, что Вильгельм II несколько раз советовал ему вести более либеральную политику.

— Как раз наоборот! — воскликнул император.

Беседа продолжалась в самом любезном тоне. Керенский в конце концов даже был очарован приветливостью, естественно излучающейся из Николая II , и он несколько раз спохватывался, что называл его: — Государь…».

Но Керенский, четко и неукоснительно исполнял предписания врагов России.

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ I История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

27 марта 1917г. П. Жильяр вспоминает:

После обедни Керенский объявил императору, что он обязан отделить его от императрицы, — что он должен жить отдельно и сможет видеться с Ее Величеством только за едой и при условии разговора лишь на русском языке. Чай они тоже могут пить вместе, но в присутствии офицера, т.к. при этом не бывают слуги.

Чуть позже императрица, очень взволнованная, поднялась ко мне и сказала:

— Поступать так с императором, разыгрывая эти низкие трюки, — и это после его самопожертвования и отречения, ради того чтобы избежать гражданской войны; как подло, как презренно! Император не позволил ни одному русскому пролить кровь за него. Он всегда был готов отказаться от всего, если был уверен, что это для блага России.

Спустя мгновение она продолжала:

— Да, надо испить и эту горькую чашу…».

В дневнике 27 марта Государь писал следующее:

» Начали говеть, но не к радости началось это говение. После обедни прибыл Керенский и просил ограничить наши встречи временем еды и с детьми сидеть раздельно; будто бы ему это нужно для того, чтобы держать в спокойствии знаменитый Совет рабочих и солдатских депутатов! Пришлось подчиниться, во избежание какого-нибудь насилия».

Морис Палеолог вспоминает:

«Императрица понимала все, что происходило с ней и ее многострадальным Семейством, да и всей России:

» — Это Бог посылает нам такое испытание; я принимаю его с благодарностью ради моего вечного спасения».

Но она не могла подавить вспышки негодования, когда видела, как строго соблюдаются приказания, лишающие императора всякой свободы передвижения даже в пределах дворца. Иногда часовой не пропускает его в галерею; иногда деж. офицер в конце обеда с императором приказывает ему вернуться в свою комнату. Николай II повиновался без единого слова упрека. Александра Федоровна протестует, как, если бы оскорбили ее; но скоро овладевает собой и успокаивается, шепча: И это мы должны перенести. Разве Христос не выпил Чашу до дна?…»

Граф П.К. Бенкендорф вспоминает:

30 марта:

«В первые дни Страстной недели начали копать ров возле Китайского театра для захоронения так называемых жертв революции в Царском. Место выбрали там, где Большая аллея, начинающая у Большого Дворца, пересекает аллею <…>.

В час дня Чистого четверга состоялись торжественные похороны. На самом деле это были шесть или семь пьяниц, умерших с перепою в день, когда разграбили винные лавки. Был большой парад войск, красные флаги, оркестры, игравшие «Марсельезу» и др. революционные песни».

Все это происходило перед окнами Царской Семьи, об этом пишет сам Император:

«За границей сегодня 1-е мая, поэтому наши болваны решили отпраздновать этот день шествиями по улицам с хорами музыки и красными флагами. Очевидно, они вошли к нам в парк и принесли венки на могилу! Погода как раз испортилась ко времени этого чествования — пошел густой мокрый снег! Вышел погулять в 3.15, когда все кончилось и выглянуло солнышко. Поработал полтора часа с Татьяной…».

Потом Государь, находясь в заключении, в Тобольске от 5/XI 1917г., писал своей сестре В.Кн. Ксении Александровне:

«…На улицах проходили процессии (демонстрации) с музыкой, игравшею Марсельезу и всегда один и тот же Похоронный Марш Шопена <…>. Из-за этих церемоний нас выпускали гулять позже обыкновенного, пока они не покидали парк. Этот несносный Похоронный Марш преследовал нас, потом долго и невольно все мы посвистывали и попевали его до полного одурения. Солдаты говорили нам, что и им надоели сильно эти демонстрации, кончавшиеся обыкновенно скверной погодой и снегом…».

К письму сестре приложена записка Государя Императора, расшифровывающая псевдонимы большевицких главарей:

Ленин — Ульянов (Цедерблюм), Стеклов-Нахамкес, Зиновьев-Апфельбаум, Троцкий-Бронштейн, Каменев-Розенфельд, Горев-Гольдман, Меховский-Гольденберг, Мартов-Цедербаум, Суханов-Гиммер, Загорский-Крахман, Мешковский-Голлендер,

Государь все прекрасно знал, кто руководит Россией.

27 марта/9апреля:

В г. Тобольске Государь отмечал в дневнике:

«…Вчера начал читать вслух книгу Нилуса об Антихристе, куда прибавлены «протоколы» евреев и масонов — весьма своевременное чтение».

Жизнь узников проходила во Дворце в следующем порядке: Государь вставал в 6 часов, а дети в 7 часов утра. Как Государь, так и дети совершали утреннюю молитву, читали Евангелие, затем дети приветствовали Отца, получали от него благословение и принимались за свои дела.

Государь после этого ходил по комнате с сосредоточенным вниманием, затем читал книги, вел запись своего дневника и занимался с Сыном по преподаванию наук.

Великая Княжна Ольга Николаевна находила утешение в своих неизменных друзьях-книгах, прерывая углубленное чтение рукоделием и игрой на пианино, отдыхая измученной душой. Великая Княжна Татьяна Николаевна заменяла больную свою Мать по хозяйству, в свободное время читала книги и занималась рукоделием.

Великая Княжна Мария Николаевна помогала сестре по хозяйству, рукодельничала и занималась уроками высшей науки под руководством Матери. В свободные минуты отдыха Мария Николаевна выходила к дворцовой прислуге, присаживалась к ней как крестьянская русская девушка и вела свои сердечные беседы, веселя и развлекая их.

Она всегда была желанной гостьей для прислуги, как ангел утешения. Вела Она себя просто, не походя на Царскую Дочь, а скорее на рядовую простую религиозную девушку с горячо любящим и сострадательным сердцем и кристально чистой душой. Появление Ее, куда бы Она ни пришла, вносило любовь, радость и утешение. Временами заводила разговор и с красными солдатами, которые, несмотря на свою внешнюю сердечную огрубелость, за время разговора с этой девушкой, полной любви и сострадания ко всем, включительно до своих врагов, смягчились и облагораживались. Хотя желания говорить они не выказывали, но старались находить предлоги завести разговор с этой юной Царственной Узницей.

Великая Княжна Анастасия Николаевна и Цесаревич Алексей Николаевич проводили время в изучении наук и своих невинных детских развлечениях, предпочитая свободное от занятий время проводить около Родителей и за чтением книг.

Императрица просыпалась в 7 часов утра, около часа лежала в постели, читая, в это время книги духовного содержания или углублялась в размышления. Усиливающийся от тяжелых переживаний порок сердца давал о себе знать, а потому Императрица нуждалась в отдыхе, который позволяла себе за этот час лежания в постели. Вставши с постели, приведя себя в порядок, Государыня подолгу молилась и неизменно ежедневно читала несколько глав Евангелия. После молитвы Императрица приступала к своим материнским обязанностям и занималась с детьми уроками жизни и науки.

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ I История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Все дети приходили к Матери с утренним приветствием, получали от Нее благословение и указание дневных работ и занятий. В час дня был завтрак, на который собиралась вся Семья. Бывало иногда, Государь замедлит своим приходом, тогда Семья ожидает его прихода и все вместе, помолясь Богу, садятся за стол. После завтрака Семья выходила в сад, где гуляла и занималась физическим трудом: рубка деревьев, которые пилили на дрова, а также уход за садом и огородом. Государыня же в саду гуляла мало, ибо болезнь ног и отдышка не позволяли Ей пользоваться и этим единственным удовольствием. Она в саду около своих детей сидела в кресле, занимаясь рукоделием и Иисусовой молитвой, которой училась под руководством великого молитвенника и чудотворца батюшки Св. прав. Иоанна Кронштадтского.

В это время иногда подходили к Императрице караульные солдаты из простого любопытства, задавая Ей разные вопросы, первое время с глупой иронией, но, увидев перед собой не гордую и надменную Царицу, а кроткую, любящую всех, и даже врагов, женщину, свое отношение изменяли в лучшую сторону. Кроткая и мудрая беседа Императрицы так запечатлевалась в грубых и черствых сердцах солдат, что со временем их какая-то сила тянула к тому месту, где сидела в кресле Императрица. Они уже приходили к Ней не для праздного любопытства, а послушать Ее теплые слова, исходящие из любящего сердца, приносящие облегчение их мятущейся совести. В это время в саду представлялась такая картина: Императрица сидит в кресле, около Нее сидят караульные солдаты, внимательно слушая слова Царственной Узницы, а неподалеку Государь с детьми занимается физическим трудом.

Из сада Царская Семья возвращалась в помещение в 3-4 часа, где каждый член Семьи занимался своим делом. В 5 часов был чай, за которым каждый делился своими дневными впечатлениями. После чая расходились все по своим комнатам, занимаясь по своему усмотрению. Анастасия Николаевна и Алексей Николаевич, как дети, иногда занимались детскими развлечениями, а Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна проводили время в своих комнатах за чтением книг и записями в своих дневниках о переживаемых впечатлениях.

Мария Николаевна любила в это время находиться среди прислуги, где была всегда желанной юной утешительницей. Выходила иногда к прислуге и Ольга Николаевна, а Татьяна Николаевна бывала редко и избегала разговоров, была серьезна, более остро ощущала несправедливую обиду, нанесенную народом, которому Она с юных лет отдавала всю себя на служение. Она предпочитала молчание и беседу с Богом чрез молитву, получая ответы на свои душевные запросы от святых небожителей чрез написанные ими книги. В чтении житий святых Татьяна Николаевна находила себе утешение в эти трудные дни душевных волнений и телесных страданий.

Государь и Государыня в эти часы оставляли детей, уходили в свои комнаты, проводя это время в делах и подвигах, ведомых только Богу.

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ. ЧАСТЬ I История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

В 8 часов вечера вся Семья обедала, затем дети занимались уроками, совершали вечерние молитвы, прощаясь с родителями поцелуем, получали благословение чрез ограждение крестным знамением и уходили на ночной отдых. В таком порядке проходили дни и ночи Царственных Узников, этих великих по страданию современных невольных затворников и праведных подвижников.

Из книги «Крестный путь святых Царственных Мучеников»
Москва 2002

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев) 

Прости нас, Государь!

Моральная трагедия, обусловленная неспособностью русского образованного общества уразуметь духовную красоту и нравственную высоту своего Царя, особенно сильно была выражена еп. Иоанном Шанхайским в слове, сказанном им перед богослужением об упокоении душ Царской семьи. Не менее сильно истолкован был Владыкой в этом слове и тот страшный грех цареубийства, который лег на русский народ.

«Царь-мученик, — говорил Владыка, — более всего походил на Царя Алексея Михайловича, Тишайшего, но превосходил его своей непоколебимой кротостью… Его внутренний духовно-нравственный облик был так прекрасен, что даже большевики, желая его опорочить, могут упрекнуть его только в одном — в набожности.

«Доподлинно известно, что он всегда начинал и заканчивал свой день молитвою. В великие церковные празднества он всегда приобщался, причем смешивался с народом, приступавшим к великому таинству, как это было при открытии мощей преп. Серафима. Он был образцом целомудрия и главой образцовой православной семьи, воспитывал своих детей в готовности служить русскому народу и строго подготовлял их к предстоящему труду и подвигу. Он был глубоко внимателен к нуждам своих подданных и хотел ярко и близко представить себе их труд и служение. Всем известен случай, когда он прошел один несколько верст в полном солдатском снаряжении, чтобы ближе понять условия солдатской службы. Он ходил тогда совсем один, и тем ясно опровергаются клеветники, говорящие, что он боялся за свою жизнь… Говорят, что он был доверчив. Но великий отец Церкви св. Григорий Богослов говорил, что чем чище сердце, тем оно доверчивее.

«Чем же воздала Россия своему чистому сердцем, любящему ее более своей жизни, Государю?

«Она отплатила ему клеветой. Он был высокой нравственности — стали говорить об его порочности. Он любил Россию — стали говорить об измене. Даже люди близкие повторяли эту клевету, пересказывали друг другу слухи и разговоры. Под влиянием злого умысла одних, распущенности других, слухи ширились, и начала охладевать любовь к Царю. Потом стали говорить об опасности для России и обсуждать способы освобождения от этой несуществующей опасности и, во имя якобы спасения России, стали говорить, что надо отстранить Государя. Расчетливая злоба сделала свое дело: она отдалила Россию от своего Царя, и в страшную минуту в Пскове он остался один… Страшная оставленность Царя… Но не он оставляет Россию, Россия оставляет его, любящего Россию больше своей жизни. Видя это, и в надежде, что его самоумаление успокоит и смирит разбушевавшиеся страсти народные, Государь отрекается от престола… Наступило ликование тех, кто хотел низвержение Государя. Остальные молчали. Последовал арест Государя и дальнейшие события были неизбежны… Государь был убит, Россия молчала…

«Великий грех — поднять руку на Помазанника Божия… Не остается и малейшая причастность к такому греху неотомщенной. В скорби говорим мы «кровь его на нас и на детях наших.» Но будем помнить, что это злодеяние совершено в день св. Андрея Критского, зовущего нас к глубокому покаянию… Но покаяние наше должно быть полное, без всякого самооправдания, без всяких оговорок, с осуждением и всего злого дела от самого его начала…»

Да, вся современная злодеянию Россия в какой-то мере несет на себе вину цареубийства: те, кто не были пособниками, были попустителями! Но, пожалуй, еще более устрашающим, чем признание всей России виновной в этом злодеянии, является констатирование того, каким относительно малым было впечатление, произведенное в этом именно смысле на русское общество екатеринбургским цареубийством. Все готовы обличать большевиков. На этом все сходятся. А разве в этом дело? С большевиков взятки гладки! Но они ведь только произнесли последнюю букву страшной азбуки, которую выдумали не они. Задуматься же над тем, где начинается этот жестокий и мерзостный алфавит, мало кто хочет. В частности, поразительно, как медленно и с каким трудом раскрываются глаза у даже, казалось бы, «прозревших» людей на личность Царя. С каким трудом изживается сложившееся у русского образованного общества привычка свысока смотреть на кроткого Помазанника. Вот как, задним числом, рисует лучший биограф Царя С. С. Ольденбург эту отвратительную повадку русского общества:

«Сторонясь от всяких подлинных сведений о Царе и Царской семье с упорной предвзятостью, русская интеллигенция воспринимала и запоминала то, что печаталось о Царе в подпольных революционных пасквилях, обычно по своей фантастичности относясь к области «развесистой клюквы;» ловила шепот придворных сплетен, инсинуации опальных сановников. Мнение о Государе, как о человеке невежественном, ограниченном — некоторые договаривались до выражения «слабоумный» — человеке безвольном, при этом злом и коварном — было ходячим в интеллигентских кругах. Даже военный чин его — в котором он оставался, потому что отец его скончался, когда Государю было двадцать шесть лет — обращали ему в укор, говоря о «маленьком полковнике,» об «уровне» — почему-то «армейского полковника» и т. д.»

Не нужно при этом думать, что подобное отношение к Царю было свойственно лишь злонамеренно-подозрительным людям, монархически индифферентным или даже монархизму враждебным. Люди монархически настроенные и лично Государю симпатизировавшие нередко видели в его фигуре что-то жалкое. С каким злорадством была подхвачена либеральным обществом мысль о том, что Царь является двойником Феодора Иоанновича, к тому же нарочито стилизованного, в сценическом изображении, под кроткого, но убогого «простачка!» Но ведь со скорбью, с тяжелым сердцем, сокрушенно покачивали головами, о том же говорили и убежденные монархисты, не находя в Царе того, что хотели бы видеть, и не ощущая его твердой руки на руле государственного корабля.

Можно понять и даже частично оправдать тех, кто так думали «тогда,» ведь перспектива была искажена. Но «теперь,» после всего совершившегося — дозволено ли оставаться при прежних трафаретах? А между тем, Царь оставался непонятым и после своей мученической смерти, а тем самым непонятной оставалась и объективная трагедия его взаимоотношений с обществом. Так глубок был духовный и психологический отход русского образованного общества от основ Святой Руси, от понимания существа Самодержавной власти на Руси!

Показательна в этом отношении частная и умная книжка В. И. Гурко «Царь и Царица.» Автор ее — один из лучших сынов ушедшей России, один из столпов ее государственного строительства. Человек редкого ума и исключительного образования, он был украшением сановной русской бюрократии. Имя его останется незабвенным, как подготовителя Столыпинской реформы. Пав жертвой интриг, он оказался обреченным на относительное бездействие, но не озлобился и не превратился в оппозиционера. Оставаясь в курсе того, что делалось «на верхах,» он мог наблюдать и оценивать, тем более что не принадлежал ни к каким партиям, чужд был правым и левым пристрастиям, по убеждениям же был консерватором и монархистом. Он и есть самый пригодный человек для «реабилитации» Царя в глазах общества.

И, действительно, книга Гурко, отдавая должное Царю, наповал убивает некоторые ходячие, но абсолютно лживые представления о нем, издавна отравлявшие сознание русской интеллигенции. Перед нами встает человек безупречный в семейном быту — «сияющее исключение на фоне нравов, ставших привычными в высшем обществе» — и вместе с тем образец полнейшего самоотвержения в исполнении того, что считал своим Царским Делом. Но, высоко расценивая моральный облик Царя, Гурко не находит ключа к пониманию его личности…. В государственном плане Царь и для Гурко — «маленький человек,» не стоящий на уровне задач действительности! По мнению Гурко, Царю вообще была чужда широкая картина — он был способным осознавать только детали и не отличал общее «правление» от частных распоряжений, что вело его к излишней подозрительности в отстаивании своей власти от несуществующих покушений. Гурко дает понять об обычном у слабовольных людей упрямстве, чтобы проводить в мелочах свою волю. Однако Гурко признает, что Царь упорно шел по пути собственных намерений — с одним только исключением: это капитуляция 17 октября перед внушенным и навязанным ему чужим мнением по признаку «исторической необходимости.»

Не задумываясь над тем, в какой мере это «исключение» способно раскрыть тайну личности Императора Николая 2-го, Гурко проходит мимо него. Говоря о умоначертании Царя, Гурко приводит свидетельство Половцова из дневника от 12 апреля 1902 г.: «Всем управляет Бог, Помазанником Коего является Царь, который поэтому не должен ни с кем сговариваться, а следовать исключительно Божественному внушению.» Гурко склонен искать в этом умоначертании корень лишь некоторых совершавшихся Государем (отчасти под влиянием Государыни) самоличных действий, врывавшихся в круг нормального течения государственных и церковных дел.

А между тем стоило углубить эту тему — и именно здесь можно было найти общий ключ к пониманию поведения Царя, иногда казавшегося Гурко столь загадочным. Дело в том, что Царь, при всем своем уважении к порядку и к форме, не считал царскую волю чем бы то ни было формально связанной. Поэтому там, где он иногда настаивал на ее исполнении в обход формы, значит, что его побуждали серьезные основания. Причины таких действий надо искать не в упрямстве Царя и не в мелочности, а в чем-то другом. Сам тот материал, который Гурко нам раскрывает, ни в какой мере не вяжется с его же оценкой действий Царя. Гурко отмечает безграничное самообладание Государя, исполненное внутреннего непоколебимого упора. Его никогда не видали ни бурно гневающимся, ни оживленно радостным, ни даже в состоянии повышенной возбужденности. Гнев его выражался в том, что глаза его делались пустыми — он как бы уходил вдаль, ничего не замечая и не видя. Полное спокойствие сохранял он и в моменты опасности. Вместе с тем, по указанию Гурко, он переживал весьма сильно все то, что он ощущал, как удар, наносимый России. Поражение под Сольдау стоило ему недешево. «Я начинаю ощущать мое старое сердце — писал он Царице 12 июня 1915 г. — Первый раз, ты помнишь, это было в августе прошлого года после самсоновской катастрофы, а теперь опять.» Гурко отмечает и то, что настойчиво проводил Государь свою волю в относительных «мелочах;» ни разу не нарушил он закона в вопросах общегосударственного значения!..

Вяжется ли с подобными данными упрек Царю в мелочности, в упрямстве? За чертами характера, приводимыми Гурко, чувствуется сильная, изумительно дисциплинированная воля, чувствуется глубокое сознание моральной ответственности, чувствуется и большая душа. Свойства мелочности и упрямства обнаруживаются тогда, когда человек, изображая большого человека, на самом деле таковым не является! Когда такой человек срывается со своей «позы,» тут и проявляется его подлинная мелкая природа. Но у Царя-то никакой позы не было! Если он на чем-либо настаивал, значит, в его представлении, это не было мелким, и настаивал он по существенному, морально оправданному основанию…

Чтобы нам еще отчетливее представить себе свойственную Государю нравственную серьезность, коренящуюся в высокой дисциплине его духа, приведем несколько показаний о Государе другого человека, тоже заслуживающего доверия, министра Сазонова:

«Глядя на него на церковных службах, во время которых он никогда не поворачивал головы, я не мог отделаться от мысли, что так молятся, изверившиеся в людской помощи и мало надеющиеся на собственные силы, а жаждущие указаний и помощи только свыше…»

«Что бы ни происходило в душе Государя, он никогда не менялся в своих отношениях к окружающим его лицам. Мне пришлось видеть его близко в минуту страшной тревоги за жизнь единственного сына, в котором сосредоточивалась вся его нежность, и, кроме некоторой молчаливости и еще большей сдержанности, в нем ничем не сказывались пережитые им страдания… (Спала, 1912 г.).»

«На третий день моего пребывания в Спале я узнал от лечивших Наследника врачей, что на выздоровление больного было мало надежды. Мне надо было возвращаться в Петроград. Откланиваясь Государю перед отъездом, я спросил его о состоянии Цесаревича. Он ответил мне тихим, но спокойным голосом: «надеемся на Бога.» В этих словах не было ни тени условности или фальши. Они звучали просто и правдиво.»

А вот небольшой, но очень характерный штрих в отношениях Государя к людям, ему явно неприятным! Зашла раз речь об одном бывшем министре, которого Сазонов не называет, но в котором легко угадать Витте. Между ним и Государем лежала не только пропасть непонимания, но и нечто большее. Государь не уважал Витте, а тот платил ему озлобленной антипатией, которой нередко давал волю в своих высказываниях, прикрываемых подчеркиванием «пиэтета» к памяти Александра 3-го. Государь, конечно, знал об этих чувствах к нему Витте. Велико было удивление Сазонова, когда он в высказываниях Царя о Витте не уловил ни малейшего оттенка раздражения. Сазонов не скрыл своего удивления от Царя. Государь ответил ему следующими словами: «Эту струну личного раздражения мне удалось уже давно заставить в себе совершенно замолкнуть. Раздражительностью ничему не поможешь, да к тому же от меня резкое слово звучало бы обиднее, чем от кого- нибудь другого.»

Ограничимся еще одним отзывом человека, далекого от Царя и России, но способного многое увидеть в характере Царя. Это президент французской республики Луба:

«Обычно видят в Императоре Николае 2-ом человека доброго, великодушного, но немного слабого, беззащитного против влияния и давлений. Это — глубокая ошибка. Он предан своим идеям, он защищает их с терпением и упорством; он имеет задолго продуманные планы, осуществления которых медленно достигает… Под видимостью робости, немного женственной, Царь имеет сильную душу и мужественное сердце, непоколебимо верное. Он знает, куда идет и чего он хочет.»

Не будем продолжать оценки и показания, удостоверяющие исключительные моральные свойства Царя и крепость его воли. Не будем приводить и тех отзывов, которые отмечают столь же исключительную умственную силу Царя. Отсылаем читателя к известной книге С. С. Ольденбурга. Ознакомившись с ней, читатель сам убедится в выдающихся качествах Государя, как человека и правителя.

Тем большей загадкой остается стойкость легенды, которая совершенно иначе изображала Царя, а также глубина той пропасти непонимания, которая разделяла общество от Царя и которая создала почву, благоприятную для этой легенды. Едва ли допустимо ограничиваться указанием на злостность клеветы и намеренную деятельность темных сил, а также на разномыслие и разночувствие между Царем и обществом.

Важно здесь отметить два обстоятельства, которые бросают свет на природу этого расхождения, имеющего корни не только в настроениях общества, но и в некоторой установке сознания самого Царя, которая препятствовала нахождению общего языка между ним и его современниками. Одно обстоятельство это — разность понимания Царем и русским обществом института Царской власти.

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев)  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Государь, как человек церковно-верующий, сознавал себя Помазанником и Царем в том высоком и ответственном понимании этих обозначений, которые присущи учению Церкви. Образованное общество, иногда и правое, было занято выяснением проблемы «абсолютизма» и «конституционных» ограничений этого абсолютизма. Этим исчерпывалось его уразумение отношения подданных к Царю. Этих «проблем» в глазах Императора вообще не существовало. Их не существовало и в глазах подлинноцерковного русского человека, и даже человека, далекого от точного учения Церкви, но для которого было ясно русское, историческое, юридическое понимание вопроса. Русский Царь не был и не мог стать «абсолютным» монархом в понимании Запада. Он был Царем самодержавным — по самой природе своей власти не поддающимся никаким формальным ограничениям ни с чьей стороны. Однако это никак не означало, что он только в собственной воле должен был искать границ допустимого. Религиозная природа царской власти в России указана в очерке Ю. Граббе «Святая Русь в истории России»:

«Особенно ярко обрисовывается религиозная сущность русской царской власти в чине коронования и миропомазания. В самом начале этого чина, едва Государь входит в собор и становится на свое место, он, по обычаю древних христианских монархов, вслух при своих подданных отвечает на вопрос первенствующего архиерея: «Како веруешь?» — и читает св. Символ православной веры. После этого начинается сама служба. Все реликвии принимаются Царем «во имя Отца и Сына и Святого Духа.»

Читаются глубокие по содержанию молитвы с исповеданием, что земное царство вверено Государю от Господа, с прошением о том, чтобы Господь всеял в его сердце страх Божий, соблюдал его в непорочной вере как хранителя св. Церкви, «да судит он людей Божиих в правде и нищих в суде, спасет сыны убогих и будет наследник Небесного Царствия…» Но особенно торжественный и трогательный момент — это чтение Царем коленопреклоненной молитвы, полной смирения, покорности и благодарности Богу: «Ты же, Владыка и Господь мой, наставь меня в деле, на которое меня послал, вразуми и управь в великом служении этом… Да будет сердце мое в Твоей руке, чтобы все делать к пользе врученных мне людей и к славе Твоей, яко да в день Суда Твоего непостыдно воздам Тебе слово…»

Катков говорил, что в присяге наша конституция, по которой мы имеем больше чем политические права — мы имеем политические обязанности. Это отчасти верно, но в сущности, подлинная конституция была в священном короновании. Там исповедовалась неразрывность нашей Царской власти с Православной Церковью, там Самодержец торжественно заявлял, что он ограничен Законом Божиим, что он — Божий слуга. В молитвах этого замечательного чина, углубленного уже в Императорский период, а до того весьма краткого, — самое глубокое изложение сущности русской верховной власти и ее главных задач. Тут государственные принципы Святой Руси получают свое самое яркое и глубокое выражение.»

Вне подобной религиозной осмысленности Царской власти в России нельзя вообще понять ее сущности. Тот, кто не понимает, что такое Православие, не может понять и того, что такое — Русский Царь. Отделенная от своей церковно-православной природы, несущей в себе глубочайшие «ограничения,» теряет самый свой смысл Царская власть, как она выработана тысячелетней русской историей. Это прекрасно понял знаменитый историк русского права Сергеевич, который распознал юридическое своеобразие русского самодержавия и потому решительным образом отвергал применимость к нему понятий западного абсолютизма!

Этого-то и не понимало образованное общество. Оно не имело проницательности величайшего правоведа-историка и вместе с тем утратило уже способность мыслить и чувствовать так, как велит Православная Церковь, так что смысл русского самодержавия для этого общества испарился. Тут и лежит корень безвыходного непонимания обществом Царя.

Царь, оставаясь Русским Царем, не мог себя ограничить западной конституцией, но не потому, что судорожно держался за свою власть, а потому что эта власть по своему существу не поддавалась ограничению. Ограничить ее — значило изменить не ее, а изменить ей. И тут напомним еще одно обстоятельство, еще более значительное для церковно-верующего человека: Русский Царь не просто Царь-Помазанник, которому вручена Промыслом судьба великого народа. Он — тот, единственный Царь на земле, которому вручена от Бога задача охранять Святую Церковь и нести послушание до второго пришествия Христова. Русский Царь — это Богом поставленный носитель земной власти, действием которого сдерживалась до времени сила врага. В этом и только в этом смысл преемственности русской царской власти от Византии…

Это именно нужно учесть, чтобы понять, какую трагедию переживал Император Николай 2-ой, когда у него вымучивали манифест 17 октября и, наконец, вырвали то, как он говорил, «страшное решение,» которое он, перекрестившись, принял, не видя другой возможности спасти страну.

Создав народное представительство, Царь принял, однако, новый порядок, лишь как изменение техники высшего правительственного механизма. Человек исключительно лояльный и без личных пристрастий и увлечений, он с необыкновенной скрупулезностью соблюдал закон в отношении Государственной Думы, — как он его соблюдал во всех других случаях. Но эта механика оставалась ему внутренне чуждой, как не знавшая прецедентов в русском прошлом.

Об этом ясно свидетельствует опубликованная при советской власти переписка Царя с министром внутренних дел Маклаковым. Настраивая Царя против Думы, Маклаков в 1913 году испросил у Царя разрешение распустить ее, если ему не удастся ввести ее в «законное русло.» Из замыслов Маклакова ничего не вышло, так как он встретил в Совете министров решительную и сплоченную оппозицию. Но любопытно, что Царь в своей переписке высказал свое полное несочувствие сложившемуся у нас государственному порядку. Он писал: «Также считаю необходимым и благонамеренным немедленно обсудить в Совете министров мою давнишнюю мысль об изменении статьи учреждения Государственной Думы, в силу которой, если Дума не согласится с изменениями Государственного Совета и не утвердит проекта, то законопроект уничтожается. Это — при отсутствии у нас конституции, есть полная бессмыслица. Предоставление на выбор и утверждение Государя мнения и большинства и меньшинства будет хорошим возвращением к прежнему спокойному течению законодательной деятельности, и притом в русском духе.

Таково было личное мнение Царя, на котором он, конечно, не стал настаивать, ибо был человеком, лишенным мелочности и упрямства, которые ему упорно ставят в вину. Напротив, он заботливо покрывал замечательную и своеобразную русскую «конституцию,» выраженную в Основных Законах 23 апреля, своим высоким покровительством. Но это не могло означать для него, чтобы он всегда и при всех условиях считал себя обязанным подчиняться той форме, которая была выражена в «конституционных» законодательных актах. Ведь только он один продолжал нести и в рамках новых «основных законов» ответственность перед Богом за судьбы русского народа! Никакая власть на земле неспособна была лишить Царя права и снять с него обязанность считать и чувствовать себя высшим арбитром в решениях, требуемых чрезвычайными обстоятельствами. Когда германский император предложил ему для ослабления ответственности за Портсмутский договор передать его на ратификацию Думе, Царь ответил, что ответственность за свои решения несет он перед Богом и историей…

Арбитром, на которого не может быть апелляции, продолжал себя считать Государь и во внутренней гражданской политике. Акт 3 июня 1907 г., которым была нарушена буква «конституции,» но которым Россия была выведена из тупика думской неработоспособности, явился плодом именно такого умоначертания Царя. «От Господа Бога вручена нам власть царская над народом нашим, перед Престолом Его мы дадим ответ за судьбы державы Российской,» — читаем мы в манифесте 3 июня!

На свою совесть брал иногда Царь и решения в вопросах церковных, и тут не считая себя формально связанным решением Св. Синода. Осведомленный Жевахов говорит, что Царь всего лишь 3 раза проявлял свою самодержавную власть в отношении Синода. Первый — это было в деле прославления св. Иосафа Белгородского, в 1910 году. С нетерпением ожидая назначения торжества прославления, Царь не счёл себя, однако, вправе торопить Синод. Но когда Синод счел необходимым отложить это торжество, то Царь, не согласившись с доводами обер-прокурора и Синода, сам назначил срок его. Второй раз его воля была проявлена в деле прославления св. Иоанна, митрополита Тобольского. Наконец, третий случай связан с назначением митр. Питирима на петербургскую кафедру и с перемещением митр. Владимира в Киев…Гурко приводит случай об отмене Государем предписания Синода о перемещении иеромонаха Илиодора, что произвело тягостное впечатление на митр. Антония. Эти два последних случая, касающиеся личностей, как всегда, в таких вопросах могут вызывать различные мнения и противоречивые оценки.

Что касается роли Царя в деле прославления святых, то надо признать, что в духовном плане, он шел впереди Синода, находившегося под влиянием своего века, с его равнодушием и скептицизмом в делах веры. В частности, отсрочку канонизации митр. Иоанна Синод мотивировал политическими соображениями, — в них уже во всяком случае Царь мог себя считать более компетентным, чем Синод! Значение личности Царя в деле канонизации святых при его царствовании, митр. Антоний Храповицкий характеризовал в 1930 г.:

«Царствование Императора Николая 2-го ознаменовалось открытием в России мощей святых угодников и их прославлением. Насколько в России это дело в последнее время было трудным, видно из того, что после открытия мощей св. Тихона Задонского в 1861г., сопровождавшегося народным энтузиазмом и многими чудесами, по России распространился слух, будто бы Император Александр 2-ой выразился в таком смысле, что это будет последний святой в России. Я не верю, чтобы Государь мог сказать такую фразу, но самый факт распространения такого слуха достаточно характеризует тогдашние общественные настроения. В царствование Государя Николая 2-го были открыты мощи св. Феодосия Черниговского (1896 г.), преп. Серафима Саровского (1903 г.), св. Иосафа Белгородского (1911 г.), Иоанна Тобольского, Анны Кашинской, Питирима Тамбовского. Я помню, как в одном из заседаний Св. Синода один из иерархов заметил, что нельзя же до бесконечности продолжать прославление святых. Взоры присутствующих обратились на меня, и я ответил: «Если мы верим в Бога, то мы должны быть рады прославлению св. угодников.» Из этого видно, заканчивает Владыка, насколько велико было благочестие Государя, который почти первый решился на это дело.»

Из приведенного материала достаточно разъяснена природа разномыслия и разночувствия между Царем и русским обществом, поскольку тут дело было в различии понимания и оценки существа царской власти и ее прерогативов в России. Но этим мы еще не решили вопроса в целом. Самое существенное еще не сказано! Ведь как мы знаем, это разномыслие с Царем наблюдалось не только среди людей индифферентных к Церкви (не говоря о враждебных), а и между людьми близкими к Церкви, преданными Царю, иногда до последней капли крови!

Тут мы подходим к загадке, которая находит себе разрешение только в позднейших событиях, недоступных для взоров современников эпохи последнего царствования. Мы также подходим к явлениям, на которых люди, даже недалекие от Церкви, наклеивают ярлыки «мистики и мистических настроений» и т.д. Да, Царь, несомненно, был во власти таких настроений, т.е. он способен был видеть и знать то, чего не могли видеть и знать люди духовно менее одаренные и менее живущие духом. И именно та настроенность, которая зрела у Государя в его «мистическом подсознании,» делала его относительно равнодушным ко всему тому культурному, экономическому, политическому блеску, который так украшал его царствование и на пользу которого с таким увлечением работали его приближенные, его сотрудники и впереди всех Столыпин.

Нужно, впрочем, сказать, что и Столыпин не вполне был чужд «мистического» ощущения бездны, которая грозила поглотить Россию. Чувство это, в большей или меньшей степени, было присуще чуть ли не всем очень выдающимся русским консерваторам самого разного умственного уклада. Оно лежало в основе того недоверия к положительным результатам гражданского развития страны, которое резко обнаруживалось у Победоносцева и Леонтьева. Оно, в разных дозах, имелось у многих из тех, кто были склонны идти за этими столпами «реакции.» Страх этот ощущался ими нередко совершенно инстинктивно, не поддаваясь уразумению и находясь иногда в противоречии с практически принятой ими политической позицией.

Так это было и со Столыпиным. Он своей большой душой интуитивно ощущал неблагополучие, веявшее над Россией, но, как человек практического дела и борьбы, не задумывался над этими предчувствиями, гнал их от себя и продолжал лихорадочно работать в политическом плане. И здесь, конечно, он был не всецело с Государем…

Позиция Столыпина была ясна. Россия зреет для величайшего благоденствия и славы — вернее даже, уже «дозревает» для окончательного вступления в новую блистательную фазу своего мирового существования.. Что ей нужно для этого? Относительно небольшой срок времени, потребный для ее политического перевоспитания. Это перевоспитание при Столыпине наглядно совершалось и завершалось. Россия, с одной стороны, делалась страной мелких собственников, избавлялась от проказы сельской общины и проникалась здоровым сознанием индивидуализма, хозяйственного и правового. С другой стороны, Россия в составе своих имущих классов постепенно приспособлялась и приучалась к сознательной гражданской жизни, основанной на началах разумной свободы. Государственная Дума при всех ее недочетах в этом отношении, в глазах Столыпина, служила прекрасной школой, принося вместе с тем прекрасные плоды и как бы контрольный аппарат над бюрократией. Столыпин верил, что эксцессы, отравлявшие деятельность Думы, постепенно сгладятся, как проявления детской болезни. Он уже и видел положительный успех, в этом отношении достигнутый после акта 3 июня. Незадолго до смерти, он мечтал только о том, чтобы России Бог дал мир еще на несколько лет.

Эта программа Столыпина — в плане, свободном от «мистики,» — была абсолютно правильна и совершенно убедительна. Она увлекала его, поглощая всецело его силы. Она была тем идеалом, устремляясь к котором слагалась в России новая политическая идеология. На этой идеологии и вырастала некая новая «Столыпинская» Россия. Но какое-то уже новое место занимал в ней старый русский Царь!

Формально Царь продолжал быть в центре всего. Не только никакой закон не мог получить силу без его утверждения, но и весь правительственный аппарат оставался в его руках. Важнейшие отрасли народной жизни продолжали быть всецело в его единоличном ведении, с устранением представительных учреждений. Церковь и армия жили так, как они жили до первой революции. Но внутренняя связь, соединявшая Царя с Россией, постепенно ослаблялась, сходила на нет. Россия наглядно выходила из-под власти Царя, она все больше тяготилась ею. И чем более осторожным и менее притязательным становилось воздействие на общество этой власти, тем оно раздражительнее относилось к ее проявлениям.

 

Тут мы подходим еще к одной загадке, раскрытие которой вскрывает постыдный и тягостный факт. Пока Россия жила сознанием своих исконных подневольных обязанностей, стянутая служилой и крепостной неволей, она была внутренне крепка. По мере же того как она вкушала от плода гражданской свободы, она неудержимо утрачивала внутреннюю крепость и делалась жертвой своеволия, анархии и бунтарства. Великая вещь — гражданская свобода! Но она предполагает способность и готовность свободного подчинения. Русские Цари от царствования к царствованию богато одаряли Россию благами гражданской свободы. С необыкновенной последовательностью, настойчивостью и любовью, еще задолго до Александра 2-го, властно насаждали они ее в своей стране, опираясь на тот капитал верноподданнического послушания, который Московская Русь завещала Петербургской России. И они постепенно добились грандиозных результатов. Россия росла, как на дрожжах. Мы уже отмечали громадность ее гражданских успехов.

Наступил момент, когда последние остатки крепостничества были упразднены. Это и было делом знаменитой Столыпинской реформы, которая не просто была агротехнической земельной реформой, а означала второе и подлинное освобождение крестьян от уз сословно-крепостной зависимости, с превращением их в равноправных граждан, живущих по общему гражданскому праву, как свободные собственники. Но трагедия была в том, что в глазах «свободной» России Царь не так уж казался нужен. Правда, он и раньше перестал быть нужен для темной массы общинного крестьянства, которых продолжали держать, логике вопреки, на началах устаревшего общинно-передельческого крепостничества. Реформа Столыпина ставила своей прямой задачей создать нового крестьянина- собственника, вместо общинника-передельщика, который ждал от революции черного передела, которого он не дождался и который он изверился получить от Царя.

Но, повторяем, в том-то и была беда, стыд и мрак, которые видны в процессе раскрытия русской исторической загадки, что начало гражданской свободы не уживалось в русском быту с прежним церковнославянским и верноподданическим сознанием. Русская трагедия в том-то и была, что гражданский расцвет покупался ценой отхода русского человека от Царя и от Церкви. Свободная Великая Россия не хотела оставаться Святой Русью! Разумная свобода превращалась и в мозгу и в душе русского человека в высвобождение от духовной дисциплины, в охлаждение к Церкви, в неуважение к Царю…

С гражданским расцветом России Царь становился духовно и психологически лишним. Свободной России он становился ненужным. Уже не было внутренней потребности в нем, внутренней связи с ним. И чем ближе к престолу, чем выше по лестнице культуры, благосостояния, умственного развития — тем разительнее становилась духовная пропасть, раскрывавшаяся между Царем и его подданными. Только этим можно, вообще, объяснить факт той устрашающей пустоты, которая образовалась вокруг Царя с момента революции. Ведь, не забудем, что если акт 17 октября был у Государя вымучен, то буквально вырван был у него акт отречения. При всей своей кротости и незлобии он, как то и раньше бывало по отношению к «крамоле,» готов был проявить необходимую крутость. Однако его схватили за руки. Хуже: его просто покинули. Вместо помощи он нашел не только трусость и измену, как он горестно писал своим близким, а нечто худшее. Не трусость и измена диктовали Алексееву и вел. кн. Николаю Николаевичу слова настойчивого убеждения с требованием его отречения. Это было острое проявление того психологического ощущения ненужности Царя, которое охватывало Россию.

Каждый имел свое понимание того, что нужно для спасения и благоденствия России. Тут могло быть много и ума, и даже государственной мудрости, но не было того мистического трепета перед Царской властью и религиозной уверенности, что Царь-Помазанник несет с собой благодать Божию, которую нельзя отталкивать и заменять своими домыслами. Этим объясняется еще раньше возникшее дружное сопротивление, вызванное решением Царя лично возглавить армию. Все думали сделать все лучше сами, чем это способно делать Царское правительство! Это, надо сказать, не только о земцах, тяготившихся скромной опекой министерства внутренних дел, не только о кадетах, мечтавших о министерских портфелях, но и об относительно правых общественных делателях, которые входили в прогрессивный блок. Тоже можно сказать и о царских министрах, которые уже очень легко заключали, что они все могут сделать лучше Царя.

Мы сейчас говорим о последних днях России. Но и тогда, когда еще не было на горизонте признака готовящейся беды, ее элементы были налицо. С одной стороны, стоял «Прогресс» России — величественный, не просто материальный и культурный, но и гражданский. Это последнее обстоятельство особенно искажало перспективу. Ведь Столыпин явно справлялся с революцией!… Справлялся не только на полицейском фронте, но и на фронте политическом! Россия мужала, зрела, крепла в своей новой гражданственности.

Если отбросить «мистический» план жизни, то можно было с уверенностью сказать: дайте России двадцать пять лет спокойного существования, и она будет непобедима, так как превратится в страну, застрахованную против революционного яда, крепких консервативных собственников… В перспективе социально-политической это было верно.

Иное раскрывалось глазу внутреннему, способному зреть «духовное.» В этой мистической перспективе прогресс социально-политический был чем-то вторичным, поверхностным. Все успехи, в этом направлении достигнутые в царствование Императора Николая 2-го, были последними всплесками громадной, но упадающей духовной волны. Эта волна в свое время подняла из ничего русскую землю и дала ей неслыханное величие и славу, а теперь растекалась исчезающей пеной. И это-то духовное опустошение России чувствовал и непосредственно осязал своим духовным чутьем Государь. Он сам весь, всецело, был сыном духовной России. В ней были и все его интересы. А эти интересы уже стали чуждыми, непонятными или мало понятными даже его ближайшим помощникам. Для Государя, например, вопрос канонизации св. Иоанна Тобольского был событием исключительной важности, а для умного, честного и правого Гурко, главного работника столыпинской реформы, — это была мелочь, где проявлялось лишь мелочное своеволие Царя. По мнению Гурко, это было произвольное решение, вызвавшеее справедливое негодование как среди общественности, так и у иерархов Церкви.

Да, Царь был уже несовременен России. Царь, действительно, был одного духа с царем Феодором Иоанновичем, которого, кстати сказать, ближайшие потомки готовы были ублажать как святого. Однако в отличие от немощного сына Грозного, Государь был блестящим профессионалом царского ремесла, достойным преемником своих великих предков и верным продолжателем их традиций. Но смыслом его жизни была не «профессия» высшего государственного управления, а нечто большее и высшее: принадлежность его к Церкви и сознание тех обязанностей, которые отсюда вытекали. Это и было то, что роднило его с последним Рюриковичем.

Это живое чувство всецелой принадлежности к Церкви должно было делать для него «профессию» царя иногда тягостной, в условиях отхода общества от Церкви. Как легко отказался бы он от нее! Кажется, иногда он и мечтал об этом. Но это же чувство принадлежности к Церкви исключало для него возможность не только дезертирства, но даже простой неверности своему высокому сану. Царь не просто умно и талантливо выполнял обязанности Царя, он нес «послушание» своего звания. Тем труднее было это послушание, чем яснее он видел руки, тянущиеся к его венцу, и чем больше обнаруживалась неспособность русского общества одуматься, отстать от лихорадки гражданского самомнения, которая его охватила и делала безразличным в вопросу охраны царского венца от этих кощунственных рук.

Первая встреча с народом, когда наглядно обнаружилось одиночество Царя, его покинутость народом и ненужность ему, произошла в момент созыва первой Думы. Что там ни говорить — народ прислал своих представителей в Думу, и она выражала мнения и настроения народа. Вот как описывает торжественный прием в Зимнем Дворце (27 апр. — 10 мая 1906 г). народного представительства гр. Олсуфьев:

«Государь поразил меня своим видом: цвет лица у него был необычайный, какой-то мертвенно-желтый, глаза неподвижно устремлены вперед и несколько кверху; видно было, что он внутренне страдает. Длительная церковная служба постепенно разогрела членов Думы. Начали молиться. При многолетии глубокое чувство охватило многих.

«По окончании службы Царь и Царица приложились ко кресту. Духовенство и Царская семья прошли вперед и стали на назначенных местах около трона. Среди общего движения не заметили, где Государь, который остался на прежнем месте между эстрадами. Когда все расставились возле трона, взоры зала направились на него, стоявшего одиноко. Напряжение чувств достигло высшей степени. С полуминуты он продолжал стоять неподвижный, бледный, по-прежнему страдальчески сосредоточенный. Наконец, он пошел медленным шагом по ступеням, повернулся лицом к присутствующим и, торжественно подчеркивая медленностью движений символическое значение совершающегося, «воссел на трон.» Он посидел немного в молчании, слегка облокотившись на ручку кресла. Зал замер в ожидании… Министр Двора подошел к Государю и подал ему бумагу. Государь поднялся и начал читать…

Государь читал сдержанно, не давая выхода волновавшим его чувствам. Легким повышением голоса были отмечены слова «лучшие люди,» «буду непоколебимо охранять дарованные мною учреждения,» «дорогое моему сердцу крестьянство.» Особенно осталось у меня в памяти упоминание о малолетнем Наследнике… Наконец, прозвучали последние слова, произнесенные с расстановкой: — Бог в помощь Мне и вам.

«Торжество закончилось громким ура, охватившим зал, и звуками народного гимна, который исполнял оркестр на хорах. Государь в сопровождении Царской семьи и Двора шествовал обратно, отвечая легким наклонением головы на приветствия справа и…. слева.»

Когда произошла революция 17-го года, встречи Царя с народом уже не произошло. К этому времени Царь оказался одиноким даже перед лицом своих ближайших соратников! Трудно вообразить что-нибудь более трагичное, чем положение Царя перед революцией и в первые дни ее. Когда Государь уже перестал быть Царем и стал просто «христианином,» он мог страдать от грубости, навязчивости, бестактности окружавшей его среды, но он уже был душой спокоен: он нес новый крест, на него Богом возложенный. Но достаточно вспомнить о том глубоком понимании Государем царской власти, чтобы уразуметь весь ужас, который он пережил перед уходом со своего поста под натиском революции…

И можно быть уверенным: если бы революционеры говорили с ним без подставных лиц, никогда не было бы никакого отречения и не было бы никогда «бескровной» русской революции. У Царя отняли венец не революционеры, а генералы, сановники, великие князья, спасовавшие перед ставшей на революционный путь Думой. (Почти всей Думой, а не только ее радикальным крылом). Милюков был вправе озаглавить первую главу своей «Истории русской революции» так: «Четвертая Государственная Дума низлагает монархию.»

«Ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне!»

Вот, когда Царь мог до конца реализовать смысл слов св. Иова, столько раз им повторяемых в течение своей жизни, в муках тяжкого предчувствия. Нужно, однако, поражаться, с каким самообладанием, с какой выдержкой, с какой мудростью и здесь действовал Царь. Он никогда и раньше не отделял своих интересов от интересов страны. Готов он был и сейчас стать искупительной жертвой для спасения России. Ведь этот крест свой он предсознавал в прежнее, благополучное время своей жизни! Твердо и спокойно принял он его. Все было им обдумано с точки зрения интересов России, когда он совершал отречение. Все кругом обезумели, все делали впопыхах, опрометью. Один Царь был трезв, сосредоточен, разумен.

Катастрофа

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев)  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Отец мой пал на бреши, но в его лице удар нанесен христианскому обществу. Оно погибнет, если общественные силы не объединятся и не спасут его.»

Так писал Император Александр 3-й Императору Францу-Иосифу в 1881г., под свежим впечатлением катастрофы 1 марта. Царствие Имп. Александра 3-го было временем внутреннего спокойствия; революция притаилась. Россия крепчала, наливаясь соками, но это был штиль перед бурей. Не произошло сознательного единения общественных сил вокруг Царя для спасения русского христианского общества.

Штурм возобновился с новой силой при сыне Имп. Александра. Однако не нужно думать, что уж так могучи были кадры революции в эпоху Имп. Николая 2-го: они были ничтожны по сравнению с государственной мощью России. Беда была в том, что с угрожающей быстротой убывала у общества способность оказывать сопротивление разрушительным ядам революции. Россия была больна, у общества пропало желание противодействовать. К смерти ли была болезнь?.

Увы! Самые сильные средства не помогали! Не оказала спасительного действия и грандиозная встряска 1905 г. «Люди обратились в лютых зверей, беспощадных, для укрощения которых не было других средств, кроме оружия. И вот загремели пушки, пулеметы… И в древних храмах русской столицы мы молимся при громе этих выстрелов, как будто в осажденном городе…» — писал, встречая Новый, 1906-ой год, архиепископ Никон в Троицких листках.

«Так закончился этот мрачный, позорный год — год великих скорбей и гнева Божия… Что пережило бедное русской сердце? Что перестрадало многострадальное, воистину мученическое сердце нашего доброго, кроткого, любвеобильного Царя? Не были ли муки его сердца томительнее мук великого ветхозаветного страдальца Иова?

«Господи! Доколе же это? Но уже текут реки крови и потоки слез, уже несутся к небу стоны вдов и малюток- сирот: ради этой крови, этих слез, этих стонов, смилуйся, Господи, над нашей многогрешной Русью!… Не помяни беззаконий наших, опусти карающую руку, вложи меч Твой в ножны, помяни милости Твоя древние и сжалься над нашей несчастной Родиной!

«Воздвигни силу Твою и прииди во еже спасти нас!» Так переживал смуту 1905-6 годов добрый сын Церкви. Но не так восприняло страшный урок русское общество. Не уразумело оно знамения гнева Божия! Да и мало думало оно о Боге.

Настал период нового благоденствия, еще более блистательный, чем при Имп. Александре 3-ем. Но не ко спасению пошла эта милость Божия, и дары Божией благодати не вразумили русской общество. Оно не прозрело, не опомнилось от революционного угара, ничему не научилось. В этот последний час не сложилось охранительного фронта вокруг правительственной власти. В полной силе осталась антитеза «мы» и «они.» Широко разливалась волна оппозиции, «лучшие люди» готовы были как угодно далеко идти в соглашательстве с Революцией — только бы не оказаться на стороне Царского правительства.

В февральские дни Россия испытала смертельный пароксизм революционной горячки. Беспорядки, возникшие в Петербурге, ничего угрожающего сами по себе не представляли и легко могли быть подавлены. Незначительные перебои в доставке продовольствия раздулись, в воспаленном воображении общества, в якобы «право выйти на улицу» с требованием хлеба. Объективная обстановка не отвечала этой инсценировке «голодных беспорядков»: Россия в целом, и тем более в Петербурге, жила не хуже, а, может быть, даже лучше, чем до войны. Опытный администратор, при трезвой оценке положения, легко бы нашел необходимые меры для государственного самосохранения. Однако Россия дошла уже до такого состояния, что инстинкт самосохранения у нее перестал функционировать. Не нашлось скромной военно-полицейской силы, способной подавить бунт в самом зародыше, когда Россия была, как никогда, близка к реализации военного успеха. В каком-то болезненном экстазе восторженного бунтарства Россия внезапно ополоумела, и в мгновение ока омерзительный, предательский бунт облекся в глазах общества ореолом «Революции,» перед которым бессильно склонилась и полицейская, и военная сила.

Чуть ли не единственным человеком, у которого не помутилось национальное сознание, был Царь. Его духовное здоровье ни в какой мере не было задето тлетворными веяниями времени. Он продолжал смотреть на вещи просто и трезво. В столице в разгар великой войны, от исхода которой зависела судьба мира — возник уличный бунт! Его надо на месте мгновенно подавить, что обеспечит минимальную трату крови. Царю было ясно, как и при более ранних столкновениях с общественным мнением, что во время войны и, буквально, накануне победы над внешним врагом, нельзя заниматься внутренними реформами, ослабляющими правительственную власть.

Царь был на фронте, во главе армии, продолжавшей быть ему преданной. Так, кажется, просто ему было покончить с бунтом! Но для этого надо было, чтобы происшедшее в столице, было воспринято государственно-общественными силами именно как бунт. Внутренний враг, в образе бунтующей черни, грозил самому бытию России. И включились в этот бунт не случайные люди, а целая каолиция самых разнокачественных групп людей, объединенных зловещей мыслью, как «спасти» страну от Царя и его семьи.

Что было делать Царю? Царь морально не мог открыть внутренний фронт войны, поворачивая тыл внешнему фронту. Ехать в столицу с верными войсками и подавить бунт, опираясь на военную силу? Но рвать с «лучшими людьми» страны и идти открытой междоусобной войной против столицы, ставшей центром сопротивления ему — Царь не мог.

Государь внезапно оказался «без рук»: он ощутил вокруг себя пустоту. Вместо честных и добросовестных исполнителей своих предназначений, появились «советники и подсказчики,» в глазах которых он мешал им «спасать» Россию! У него прямо вырывали «министерство общественного доверия.» Уже и раньше царь с горечью выслушивал подобные советы, которые иногда предъявлялись ему чуть ли не в ультимативной форме. Так, английский посол предложил Царю уничтожить «преграду,» отделявшую его от народа — и тем снова заслужить его доверие.

— Думаете ли вы, — с достоинством ответил ему Царь, — что я должен заслужить доверие моего народа или что он должен заслужить мое доверие?

Похожие речи пришлось выслушать Царю однажды и от председателя Государственной Думы Родзянко. Его настойчивость довела Царя до того, что он, закрыв лицо руками, произнес:

— Неужели я 22 года старался, чтобы все было лучше, и 22 года ошибался?

— Да, Ваше Величество, -послышался самоуверенный ответ, — 22 года вы стояли на неправильном пути…

И этот неумный барин, уже в качестве представителя победоносной Революции, властно от ее имени начал диктовать Царю, как ему надо поступать, пока не поздно, чтобы попасть, наконец, на «правильный путь.» Родзянко наивно верил, что правительство, «ответственное перед Думой,» сумеет остановить революцию и торопил Царя с этой мерой. О подавлении бунта силой в его глазах не могло быть и речи. Ведь то, что произошло в Петербурге, не был «бунт»: то была «Революция!» Ее надо было умилостивлять скорыми уступками, мгновенными, способными остановить ее разгорающийся аппетит. Родзянко, по прямому проводу, негодовал от того, что Царь недостаточно быстро реагирует на его требования об уступках. К сожалению, не было людей, способных оборвать бесплодные речи. В Ставке, в глазах окружавших Царя генералов, «Революция» была уже не просто внешней и враждебной силой, — она была авторитетом. Этот авторитет давил на их волю, на их совесть. Самодержавный Царь был уже как бы чем-то отжившим, устарелым. «Будущее» шло ему на смену — какое, никто толком не знал и не понимал, но во всяком случае далекое от навыков и традиций прошлого. Даже в глазах этого «генеральского» общества, судьба России бесповоротно отделилась от судьбы самодержавия. Царь один этого не понимал!

Да! Царь этого не понимал. Он готов был восстановить порядок самыми крутыми мерами — и тем спасти Россию.

— Я берег не самодержавную власть, — сказал он старому другу своей семьи Фредериксу, — а Россию.

В этом убеждении он оказался одинок. Ближайшее окружение его стало на сторону бунта и свои устремления направило на соглашательство с ним.

Психологическая опора этого настроения была в убеждении, в навязчивой идее, будто Царь, и особенно Царица, препятствуют нормальному ведению войны! Измена Царю тем самым облекалась в патриотический покров. Убрать Царя и Царицу — в этом намерении сходились и бунтовщики и патриоты. Что было делать Царю?

Оставалась одна надежда спасти Россию, признать, что по каким-то непонятным причинам он и Царица являются помехой для успокоения России. Уйти, уступить место на Троне другому и тем образумить Россию. Перед этим решением склонился Царь, как перед необходимостью, определяемой непреодолимыми обстоятельствами. На этот путь толкала его не только настойчивость петербургского прямого провода, но и армия! Не кто иной, как генерал Алексеев предложил Государю разослать запросы главнокомандующим по вопросу об отречении от престола. Самая форма запроса намеренно показывала, что ближайший к Государю человек ищет у своих помощников поддержки своему настойчивому совету. В запросе было прямо сказано: «Обстановка, по-видимому, не допускает иного решения.» Ответы были единогласны. Не составил исключения и ответ великого князя Николая Николаевича. Бывший Верховный телеграфировал:

«Считаю необходимым, по долгу присяги, коленопреклоненно молить Ваше Величество спасти Россию и Вашего Наследника. Осенив себя крестным знаменем, передайте ему Ваше наследство. Другого выхода нет.»

Запросы и ответы датированы 2-го марта 1917 г. В этот же день Государь телеграфировал Председателю Государственной Думы: «Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения России. Посему я готов отречься от престола в пользу моего сына, при регенстве брата моего Михаила.»

Судьба России была решена. С этого момента — спасения для нее не было. Генерал Алексеев едва ли не первый протрезвел, — но было поздно. Уже 3-го марта он сокрушенно говорил: «Никогда не прощу себе, что поверил в искренность некоторых лиц, послушался их и послал телеграмму главнокомандующим по вопросу об отречении Государя от престола.»

Царь только в одном изменил свое решение: он отрекся и за сына. Можно думать, что не только соображения о здоровье Наследника играли здесь роль. Вероятно, были приняты и соображения государственные: раз отречение диктовалось отрицательным отношением «народа» к личности Царя и Царицы, не лучше ли власть передать лицу совершеннолетнему, а не отроку, неотделимому от родителей? Вообще удивительна та собранность мысли и рассудительность поведения, которую проявил отрекающийся от престола Монарх: он все сделал, чтобы облегчить положение своим преемникам по власти.

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев)  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Вот как об этом говорит кн. Д. Д. Оболенский в очерке, посвященном отречению Государя: «Он сделал все от него зависящее, чтобы обеспечить своим преемникам успех в борьбе с внешним врагом и внутренними беспорядками. Понимая отлично, что регент не будет иметь того авторитета, как Император, что лица, способствовавшие перевороту, всегда будут бояться возмездия со стороны сына низложенного Императора, Государь изменил первоначальную мысль об отказе в пользу сына и отказался в пользу брата. Мало того, он указал брату путь сближения с народным представительством (присяга конституции, ответственный кабинет). Он дал приказ Армии и Флоту бороться до конца за Россию в единении с союзниками и повиноваться Временному Правительству. Он успел до отречения назначить Главнокомандующим Великого князя Николая Николаевича и Председателем Совета Министров — кн. Г. Е. Львова, которого Государственная Дума намечала на этот пост. Именно для того назначил, чтобы оставшиеся верными Государю могли со спокойной совестью подчиняться тем, кому повиновением обязан сам Государь. Все было обдумано, все взвешено…»

Государь, покидая Трон, был поглощен мыслью о том, как пойдут дела на фронте. Война была в центре его жизни. «И подумать только, — сказал он с печалью одному из офицеров свиты, — что теперь, когда я уже больше не Император, мне не позволят даже сражаться за мою родину.» С какой болью в сердце отрывался от армии ее Державный Вождь, с какой тягостной заботой: будут ли так же думать о нуждах доблестных защитников России теперь, когда не будет его неусыпного глаза?

Ген. Тихменев, начальник военных сообщений, передал свои воспоминания о прощании Государя со своими сотрудниками по Ставке и его прощальные слова ему и главному полевому интенданту ген. Егорьеву. Как характерны эти слова! Подав обоим руку и на секунду задумавшись, Государь поднял глаза на Тихменева и, глядя в упор, сказал: «Помните же, Тихменев, что я говорил вам, непременно перевезите все, что нужно для армии,» и обращаясь к Егорьеву: «А вы непременно достаньте; теперь это нужно больше, чем когда-либо. Я говорю вам, — что я не сплю, когда думаю, что армия голодает.»

А прощальное обращение Царя к Армии? Нельзя без волнения читать его. Какое беспредельное самоотвержение звучит в нем, какая преданность делу обороны страны! Страшным укором должен был прозвучать этот прощальный Царский привет войскам по адресу тех, кто боролся с Царем, сверг его и занял его место. Не этим ли объясняется, что обращение Царя, опубликованное ген. Алексеевым по Армии, не было допущено Временным Правительством к распространению?… Вот этот исторический документ:

«В последний раз обращаюсь к вам, горячо любимые мною войска. После отречения мною за себя и за сына от престола Российского, власть передана Временному Правительству, по почину Государственной Думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия. Да поможет Бог и вам, доблестные войска, отстоять нашу Родину от злого врага… Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы.

«Кто думает теперь о мире, кто желает его — тот изменник Отечества, его предатель. Знаю, что каждый честный воин так и мыслит. Исполняйте же ваш долг, защищайте же доблестно нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному Правительству, слушайтесь ваших начальников, помните, что всякое послабление порядка службы только на руку врагу.

«Твердо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к нашей Великой Родине. Да благословит вас Господь Бог и да ведет вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий.

8 марта 1917 г., Ставка.»

Для уходящего Царя думы о России были неотделимы от исповедания Православной веры: только под св. стягом Великомученика Георгия мыслил он победу! Не так уже думала и чувствовала Россия. Простившись с Царем, Россия прощалась и с верой отцов.

Во время Великой войны архиепископ Лондонский писал своим единоплеменникам и единоверцам то реальное впечатление, которое испытывал каждый вдумчивый и чуткий иностранец, прикасавшийся к России:

«Россия никогда не будет побеждена, и это не столько благодаря обширной своей территории, сколько благодаря душе своего народа, которая все будет гореть и страдать, страдать и гореть. Русские могут потерять весь мир, но они сохранят свою душу.» Так оно и было.

Теперь, с отказом от Царя, Россия отказалась и от своей души.

«Помни, Россия, — восклицал в середине 19 века, в разгар Великих Реформ, знаменитый православный проповедник, епископ Иоанн (Смоленский), — что в тот день, когда ты посягнешь на свою веру, ты посягнешь на свою жизнь…»

Это день наступил с вынужденным уходом Царя, с отречением от него русского народа. Вот, когда мог русский народ восклицать, обливаясь слезами: «Погибаем, погибает…. закатилось Солнце Земли Русской.» Оно подлинно закатилось.

Забыв о Царе, Россия забыла о войне, о Родине, о Боге. Она вообще перестала существовать, как некая соборная личность. Осталась рассыпанная храмина, в которой ничего не могло сплотиться достаточно стойкого для защиты Царя, Бога и Родины. В возникающем хаосе судьба Царя и его семьи была предрешена. С необыкновенной быстротой оказался он на положении поднадзорного арестанта. Пусть клевета немедленно замолкла, как только открылась возможность проверки на фактах: Царь и его семья были чисты как стеклышко и в политическом, и в семейно-общественном отношениях. Какое это теперь имело значение? О Царской семье мало уже кто думал: все думали о себе, о своих текущих нуждах и болезнях, которых становилось все больше и больше…

Предоставленная себе, изолированная от внешнего мира, подвергнутая режиму, колеблющемуся от домашнего ареста до политической тюрьмы, Царская семья обнаружила необыкновенную силу христианского духа. Сияние шло от этих, исполненных любви и смирения людей. Нужно было, действительно, утратить самый облик человеческий, чтобы, приблизившись к ним, не проникнуться к ним симпатией и почтением. Мне довелось слышать от известного журналиста рассказ о том, какое неизгладимое впечатление вынес некий старый революционер, приставленный одно время для наблюдения за поведением Царской семьи: он не мог иначе говорить о них, как с чувством восторженного умиления.

Достаточно прочесть книги ген. Дитрихса или Соколова, чтобы испытать на себе действие этого обаяния чистоты и святости. А стихотворение-молитва Вел. Княжны Ольги? Его должны бы знать русские дети…

Промыслительной Своей десницей Господь любовно взращивал Свое насаждение. И вот настал день, когда Ангелы приняли в свои светлые объятия светоносные души Царя и его Семьи… Роковой цепью докатились события до Екатеринбургского злодеяния. Кровью Царя обагрилась Россия. Мученической смертью почил последний Русский Царь.

Надо обратить внимание на необыкновенное совпадение: «День скорби,» день убиения последнего Царя совпал с днем памяти св. кн. Андрея Боголюбского, который, по существу, был первым русским Царем. Андрей Боголюбский погиб мученической смертью, и это потому, что он чуть ли на 4 столетия шел впереди своего века. И вот, в тот самый день, когда Церковью поминается блаженная память Святого Монарха-мученика, бывшего предтечею идеи православного Царства Российского, падает жертвой за ту же идею — последний Русский Царь.

Сомкнулась цепь времен! И что еще примечательно: падение Царского Престола и самой Державы Российской совершилось в тот самый момент, когда Россия была у конечной цели всей своей жизнедеятельности, как Царства Православного! Свержение Царя сорвало победный для русского оружия конец Великой войны. Между тем, что обещало России победоносное завершение войны? Ответ на этот вопрос дает нам замечательное слово митрополита Антония в Неделю Православия в Москве 1918 г.

Знаменитый архипастырь указал прежде всего на то, что в отличие от древнего обычая справлять торжество Православия в древнем Успенском соборе ныне оно справляется в Храме Христа Спасителя. Почему? Загражден путь в священный Кремль! Пастырей и паству не пускают в чудотворную церковь Успения! Того ли ожидали верующие на прошлогоднем Торжестве?

«Тогда наши доблестные войска грозной стеной собирались против врага и, усилившись вчетверо по своему числу и по количеству оружия, должны были победоносным потоком пройти по вражеской земле до Вены и Берлина и достигнуть тех целей, с которыми начата была русским народом та священная и самоотверженная война, т.е. — освободить племя православных сербов от поработительных посягательств еретиков; протянуть руку братского общения к умолявшим о том Россию нашим единокровным малороссам-галичанам и освободить от инородного ига их родину, — нашу родину, наследный удел Равноапостольного Владимира, Русскую Галицию и, что всего важнее, — дать ее сынам, а нашим братьям, возможность возвратиться в лоно св. Церкви от униатской ереси, куда влекли его насилием поработителей и коварством иезуитов.

«Да, год тому назад, мы, все русские люди, надеялись на то, что сегодняшнее торжество Православия мы будем справлять уже вместе с ними, что к этому дню, как было сказано, уже не будет Подъяремной Руси, а единая свободная и православная Русь.

«Но и этим не ограничивались наши желания. Уже исполнен был рисунок креста для водворения на куполе Константинопольской Софии; уже близко было к исполнению обещание царя Алексея Михайловича, данное им от имени своего потомства и всего русского народа Восточным Патриархам, — обещание освободить православные народы из-под ига неверных мусульман и возвратить христианам все древние храмы, обращенные в мусульманские мечети.

«Россия должна была занять проливы Черного моря, но не покорять себе священной столицы Византии, а восстановить это священное государство наших отцов и учителей по спасительной вере Христовой, т.е. греков, а себе приобрести отечество всех истинных христиан, т.е. Святую Землю, Иерусалим, Гроб Господень и, соединив ее широкой полосой земли с Южным Кавказом, заселить те святые места добровольными русскими поселенцами, которые ринулись бы туда в таком изобилии, что в несколько лет обратили бы Палестину и Сирию в какую-нибудь Владимирскую или Харьковскую губернию, конечно, сохранив все преимущества того полумиллиона христиан и их пастырей, которые доныне уцелели еще там от турецких насилий.

«Не один русский православный люд жил такими надеждами и полагал за них сотни тысяч своих жизней в тяжком воинском подвиге; этими надеждами жили, ими дышали, ими утешались в своих страданиях все православные народы современного мира, вся Святая Соборная и Апостольская Церковь. Вся она ожидала, что наступившее теперь 1918-е лето Господне будет таким светлым торжеством Православия, каким не было даже то 842-е лето, когда в память духовной победы над еретиками-иконоборцами был установлен настоящий праздник.

«И что же ? Вместо освобождения порабощенных православных народов, Церковь Российская впала сама в такое порабощенное состояние, какого не испытывали наши единоверные племена ни под властью мусульман, ни под властью западных еретиков, ни наши предки под игом татар.

 

«Перед этой тягостной картиной проповедник, однако, не предается унынию. Он вспоминает с горечью о той мрачной тени, которую так долго отбрасывало на Церковь «синодальное» ее возглавление и отдается радостному чувству перед лицом вожделенного переустройства нашей Церкви на началах возвращения к Патриаршеству. Теперь ее «возглавляет давно жданный жених поместной церкви, и вот она, в разоренном нашем государстве, окруженная злобствующими врагами нашей спасительной веры, торжествует и благодарит Бога за то, что Он послал ей в утешение среди настоящих скорбей то, чего она была лишена в годы своего внешнего благополучия и безопасности.

«Но этому можно радоваться только потому, что существует и еще одна причина к радости: сохранение того доброго, что взращено было прежними годами русской церковной жизни. Это — особое отношение русских пастырей и русской паствы к жизни и вере. » Запад взирает на временную жизнь, как на наслаждение, а на религию, как на одно из средств для поддержания этого благополучия. Напротив, русские люди, даже и не очень твердые в вере, понимают жизнь, как подвиг, цель жизни видят в духовном совершенствовании, в борьбе со страстями, в усвоении добродетелей, — словом, в том, чего европейцы даже и не поймут, если с ними говорить о подобных предметах.

«Проповедник убежден в том, что отошедшие от Бога не составляют большинства русского народа… «Геройство духа, понятие о жизни, как о подвиге, хранится только в Церкви, а так как оно хранится в большинстве ее сынов до наших дней, то торжество Православия совершается сегодня вполне законно; и оно будет совершаться, как в прошедшие годы, когда Церковь именовалась господствующей.» Но проповедник не закрывает глаза и на иную, более страшную перспективу, которая может ждать Россию. «Да! Оно будет продолжаться и в том случае, если государство подпадет полному подчинению врагов, если даже на православных откроется прямое гонение. Церковь будет торжествовать о своем вечном спасении, что ее чада идут ко Христу, как Он и завещал им: «Блаженны будете, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, яко бесчестное за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Аминь.»

Эта мрачная концовка только оттеняет тот удивительный оптимизм, которым проникнута проповедь, сказанная прозорливым русским иерархом перед лицом уже завладевшего Кремлем торжествующего большевизма! В глазах митр. Антония, захваченная большевиками Россия еще — Святая Русь! В его представлении императорский период был покрыт тенью Синода, как неким злым началом, сменившим Патриарха в жизни Церкви. Медленно, слишком медленно проникало в сознание русских людей понимание реальной действительности факта отречения России от своего Царя в ее «мистической сущности.» Каждый из нас, оглядываясь на себя, немало может сделать себе упреков.

Один умный французский писатель сделал правильное наблюдение: когда смотришь назад, прошлое кажется гладкой дорогой, по которой естественной чередой текут события, а когда пытаешься всмотреться в будущее, вздымается крутая скала и ломаешь себе бесплодно голову над тем, в какую же ращелину в стене устремится поток событий и превратит ее в широкий проход…

Откуда только не ждали русские политики и мыслители спасения России! А того единого на потребу, морального выздоровления России, не обнаруживали в своем духовном сознании: покаяния в великом грехе цареубийства, которое явилось одновременно и отступничеством от Веры.

Убог наш монархизм, не выходящий из утилитарно-политических размышлений! Бессилен он перед фактом духовного распада России. Восстановление Российской монархии не есть проблема политическая. Может быть, парадоксально, но в настоящее время реальным политиком может быть только тот, кто способен проникать в мистическую сущность вещей и событий. Только духовное возрождение России может вернуть ее миру. Если начать искать уроков, знамений, духовных руководителей для создания будущего, наша мысль должна обращаться не к политическим вождям и их заслугам. Чем могут нам помочь Петр Великий, Александр 2-ой, Столыпин, или поиски в древней Москве? Эти уроки использовали большевистские властители. Как верно заметил Струве, они создали универсально-крепостное государство, обезбоженное и обездушенное, по организационному опыту близкое к опыту древней Москвы…. только с обратным духовным знаком.

Есть только один вождь, способный нам вернуть Россию, — тот, который положил ее начало, в облике Святой Руси утвердив великодержавие: Владимир Святой! Россию надо «крестить». Только заново крещеная Русь может снова стать Православным Царством.

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев)  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Возможно ли это новое духовное крещение? В этом вопрос бытия России, как Исторической Личности, которая известна нам из истории и которая кончила свою государственную жизнь с падением Трона ее Царей. Другого пути восстановления Исторической России нет. И это — проблема не только наша, русская. Это проблема мировая, вселенская. Ибо от того или другого решения ее зависит и судьба мира, точнее говоря, зависит вопрос о возрасте мира и о близости наступления Восьмого Дня.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Стихи святому Царю Николаю II, его святой Семье и Матушке-России

Святому Царю Николаю II и его святой Семье посвящается

Беззвучные слова в молитву облекая,
Упав к твоим ногам, скорбит Россия Мать,
О том, что так тебя, Святого Николая,
Позволила врагам иудиным распять.

Храни Святая Русь любовь к своим пророкам.
Храни свою в веках святую простоту.
Вернись к своим святым и праведным истокам,
Люби своих царей сподобленных Христу.

Нам истину Твою держать не упуская!
Нам совесть и любовь подножие креста!
Гордись Святая Русь за то, что Ты такая,
За то, что и в беде Ты жертвенно чиста!

Тебя не замарать ни алчностью, ни злобой.
Тебя не истребить ни ложью, ни огнем.
Мы молимся, такой Ты оставалась чтобы:
Без грязи, без бельма на имени Твоем.

Гордись Святая Русь мы русские от роду.
Мы воины любви и воины Христа!
И любим мы Тебя за русскую природу,
За то, что Ты мила и жертвенно чиста!

И истина Твоя пропитанная кровью
Нам выше всех похвал, дороже всех прикрас
Мы свято дорожим Святой Твоей любовью.
Мы молим за Тебя и Ты молись за нас.

Россия наша Мать, Отчизна дорогая,
Твоих высот любви не отдадим врагам.
Несем любовь Твою, от бед оберегая,
А Ты любовь свою даешь своим сынам.

Вернусь к тебе Россия!

Сжаты слова в пружину,
Рифмы на гребне чувств,
Если тебя покину
Вскоре к тебе вернусь.
Словно пришел впервые
Мне ли грустить о чем?
Здравствуй моя Россия!
Здравствуй мой Отчий дом!
Пусть ни кому не нужен
Странник забытый твой,
Руку держу на пульсе
Факел над головой.
Совесть струной звенящей,
Истину щит к копью,
Слог наповал разящий
Честь защитит твою.
Здравствуй моя Отчизна!
Не умали мой путь
Сделать без укоризны
Дай мне хоть что-нибудь.
Если хочу и смею,
Если могу так что ж?
Дай не позволить змею
Сеять густую ложь.
Брошу любое дело,
Повод любой найду,
Чтобы хоть что-то сделать,
Чтоб отвести беду.
Здравствуй моя Россия!
Выбор таков как есть,
Дай защитить от змия
Совесть, твой ум и честь.
Вместе сомкнем ряды мы,
Дружно пойдем вперед.
Вместе необоримы
Русский мы твой народ.

От победы к победе.

По волнам бытия
Нас бросало на скалы.
Нам, Отчизна моя,
Бед досталось немало.

Мы с пути не свернем,
Кто бы нам не перечил.
Непреклонно пойдем
Мы победе навстречу.

Пусть гнусаво поют
Нам враги о потерях,
Пусть они не дают
Нам в победу поверить.

Но настанет рассвет
И Россия воспрянет.
В том сомнения нет,
Что Державою станет.

Нам не сбиться с пути
И в любви всенародной,
Ты Победа свети
Нам звездой путеводной!

Мы с Россией идем
Сквозь печали и беды.
Мы Россию ведем
От победы к победе!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

«Россия времен царствования Николая II» 100-летие Царской Голгофы

В Воронеже открылась историческая фотовыставка, подготовленная региональным отделением Движения «За Веру и Отечество» и Воронежским губернским Дворянским Собранием …

В Воронеже по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла проводятся мероприятия выставки-форума «Радость Слова» совместно с ежегодной православной Покровской выставкой-ярмаркой, проводимой по благословению Высокопреосвященнейшего Сергия, Митрополита Воронежского и Лискинского. Для участия в мероприятиях в столицу Черноземья прибыл Митрополит Калужский и Боровский Климент, председатель Издательского совета Русской Православной Церкви, говорится в пресс-релизе, поступившем в редакцию РНЛ.

Церемонию открытия духовно-просветительского форума предварило торжественное принесение ковчегов с частицами мощей святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, и святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, приуроченное к 100-летию мученической кончины Семьи Императора Николая II. Перед святыми мощами Высокопреосвященнейшие Архипастыри совершили молебный чин.

Со словами приветствия к участникам и гостям форума обратились Глава Воронежской Митрополии Высокопреосвященнейший Сергий и Митрополит Калужский и Боровский Климент, выступили представители Департамента культуры Воронежской области и Торгово-промышленной палаты Воронежской области.

Сразу после этого Высокопреосвященнейшие Архипастыри осмотрели уникальную историческую фотовыставку «Россия времен царствования Николая II», подготовленную региональным отделением Общероссийского Общественного Движения «За Веру и Отечество» и Воронежским губернским Дворянским Собранием. О представленных на стендах документах и фотографиях высоким гостям рассказал заместитель председателя Руководящего Центра Движения, предводитель Воронежского губернского Дворянского Собрания, почетный работник высшего профессионального образования РФ, кандидат архитектуры, профессор Евгений Михайлович Барсуков:

– Почему современные консервативные историки считают эпоху правления Императора Николая II (1894–1917 гг.) одной из самых выдающихся в истории и государственном строительстве России? На этот вопрос отвечают представленные на выставке материалы, отражающие экономические, социальные и военно-политические достижения Российской Империи в эпоху правления Императора Николая II (1894–1917 гг.).

Стремительное экономическое развитие, укрепление обороноспособности государства, миролюбивые внешние инициативы, выдающиеся научные открытия, успехи народного образования, передовая для своего времени социальная политика – всё это было достигнуто за короткий исторический срок. Вместе с народом трудился и русский Царь. Продуманное государственное управление и народный талант стали тем необходимым союзом, который дал такие блестящие результаты.

Огромный объем информации наглядно и концентрированно представлен на выставке с выделением ключевых статистических данных, важнейших этапов реформ и преобразований. Подробно рассмотрены денежная и аграрная реформа, индустриализация и электрификация страны, железнодорожное строительство.

В день открытия состоялся Крестный ход с мощами Святителя Николая Чудотворца, Архиепископа Мир Ликийских, и Святителя Тихона, Патриарха Московского и всея России, проследовавший из Дворца творчества детей и молодежи в Покровский собор, где ковчеги со святынями будут пребывать в течение недели.

В рамках выставки также прошла конференция «Задачи прославления и осмысления подвига Новомучеников и исповедников Российских», в ней приняли участие Митрополит Воронежский и Лискинский Сергий, Митрополит Калужский и Боровский Климент, известный исследователь русской консервативной мысли д.и.н., проф. А.Ю.Минаков, представители науки, общественности и администрации региона.

Выставочные мероприятия на площади нескольких тысяч квадратных метров воронежского Дворца детей и молодёжи продлятся до 18 октября. Посетители ознакомятся с обширной книжной экспозицией современной православной литературы. Свою продукцию демонстрируют экспоненты России, Белоруссии, Украины, Грузии, Молдавии, Греции, Сербии и Черногории, представлены сотни православных храмов, монастырей, церковных и ремесленных мастерских, фермеров. В рамках выставки пройдет фестиваль духовной авторской песни «Ковчег», концерты, встречи со священнослужителями.

Организаторы духовно-просветительского форума — Издательский Совет Русской Православной Церкви, Воронежская епархия Русской Православной Церкви, Ассоциация «Православная Книга».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Первый из Императорской Фамилии, павший от рук большевиков 

В 1918 году, в день Вознесения Господня, близ Перми большевиками был расстрелян Великий Князь Михаил Александрович, третий сын Императора Александра III Миротворца и Императрицы Марии Феодоровны, младший брат Николая II, генерал-адъютант Свиты Императора, член Государственного Совета.

Проживая в Гатчине, 21 августа 1917 года Великий Князь был арестован по приказу временного правительства и непродолжительное время находился под стражей. Царственные Мученики узнали об этом в Тобольске, 24 августа. 7 марта 1918 года Великого Князя арестовал Гатчинский совдеп и отправил в Смольный институт, откуда под конвоем его перевезли в Пермь, куда он и прибыл 17 марта.

В Перми Михаил Александрович проживал на Сибирской улице в гостинице купца Королева (в «Королевских номерах»). За Великим Князем добровольно последовали его личный секретарь Н.Н. Джонсон, камердинер В.Ф. Челышев, шофер Борунов и повар Г.Ф. Митревели. Также в Пермь был выслан арестованный вместе с Великим Князем жандармский полковник П.Л. Знамеровский, к которому приехала его супруга В.М. Знамеровская. В конце апреля в Перми недолгое время жила высланная из Москвы Великая Княгиня Елизавета Феодоровна с сестрами.

В ночь на 31 мая 1918 года Великий Князь Михаил вместе с секретарем Н.Н. Джонсоном были вывезены в места массовых расстрелов (лес в направлении Красного Лога, не доезжая 6 верст Мотовилихинского завода на Каме) и убиты. Уже будучи раненым, Великий Князь просил позволить ему проститься с секретарем, но ему не дали. По одной из версий, чтобы скрыть следы преступлений, чекисты бросили тела мучеников в доменную печь.

Великий Князь Михаил Александрович стал первым из членов Императорской Фамилии, убитым захватившими власть в России большевиками.

+ + +

Из дневника Царя-Мученика: «31.5.1918. Утром долго, но напрасно ожидали прихода священника для совершения службы: все были заняты по церквам. Днем нас почему-то не выпустили в сад».

Из дневника Царицы-Мученицы: «Они сказали, что ни один священник не может прийти, когда такой великий праздник! <…> Остальным сказали, что гулять нельзя. Авд[еев] пришел и сказал нам упаковывать вещи, так как, возможно, мы должны будем уехать в любой момент…»

Царский сборник.
М.: Паломник, 2000.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

 

Хозяин земли Русской. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ

Как только Великий князь появился в поле зрения монаха, тот пал на землю, дабы не смел поднять очи на искупителя народов мира. Они долго беседовали, при этом присутствовал князь Ухтомский.Всеми этими старцами святой жизни было поведано нашему Государю о необходимости Его жертвенного Подвига во спасение мира от грядущего антихриста на неопределенный срок, чтобы дать время Русскому народу на Покаяние за соделанный грех Богоотступничества и предательства Помазанника Божия в руки иноплеменников-сатанистов в 1917 году.

Фильм о том, как, кем и при каких обстоятельствах был убит (ритуально) последний русский Царь.»

Год выпуска: 2007
Страна: Россия

Жанр: историко-документальный
Продолжительность: 90 минут
Перевод: Не требуется
Русские субтитры: нет
Режиссер: Анна Москвина

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

«ЦАРСКИЙ КРЕСТ»  Прости нас, Государь! 

Страдалец русского Престола,
Державный Вождь родной страны,
Тебя подстерегла крамола
На склоне мировой войны.

И «верноподданные» слуги,
Столь одаренные Тобой,
Врагам оказывать услуги
Спешили все наперебой.

И каждый лжец тебя злословил,
Виня в создании невзгод,
И скорбный Крест Тебе готовил
Твой обезумевший народ.

Но Ты, не веря грозной были,
Победой грезил впереди,
Пока Тебе не изменили
Твои преступные вожди.

Тогда с покорностью великой,
На горе любящих сердец,
Склонясь пред волей черни дикой,
Ты снял монарший Свой венец.

И молча, с кротостью смиренной,
Ты Крест на плечи возложил
И дивный подвиг дерзновенный
В глазах народов совершил.

Голгофа Царского страданья
была Тобою пройдена,
И злоба буйного восстанья
Твоим Крестом побеждена.

Ницца, 1938г.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

Императоръ Николай II  2 ​марта​ 1917 года 

***
Идеей чуждой одержимый,
Неблагодарный, наглый, злой,
Ножъ въ ​сердце Матери Родимой,
Вонзилъ, и проклялъ Домъ Родной.

Она съ любовью такъ смотрѣла,
И состраданія ждала,
Кого кормила, пѣсни пѣла,
Кого растила, берегла.

Отъ боли корчась, еле слышно:
«Опомнись, Богъ съ тобой сынокъ.
За что?» — хрипитъ и еле дышитъ, —
«За что ты такъ со мной жестокъ?»

А онъ, смотрѣлъ, безъ ​состраданій​
И матерился и плевалъ.
Отъ мукъ и боли и терзаній,
Господь ​ея​ къ себѣ забралъ.

А онъ понесся за идеей,
Веселый, наглый, модно-злой,
Иуда подлый — адомъ вѣетъ,
Разрушилъ, предалъ Домъ Родной.

Опомнитесь сыны Россіи,
Великій грѣхъ, не ​замоленъ​,
​Взращенные​ подъ небомъ синимъ,
Подъ сѣнью Царственныхъ знаменъ.

Вернитесь, ползая въ колѣняхъ,
Молитву искренне творя,
И можетъ быть Господь въ знаменіяхъ,
Вамъ явитъ Батюшку Царя.

Сейчасъ у васъ одна стихія,
Передъ иконами стоять.
И можетъ быть проститъ Россія,
Сыновъ предавшихъ свою Мать.

17 ​марта​ 2018 годъ.
​Денисъ​ СЪ

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

СЕМЬЯ ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II, 1914 

Спокойный взгляд, чуть грустный взгляд
Стою я молча у портрета
Россия столько лет подряд
Любовью Их была согрета

Он принял трон своих отцов
Ему завещанный по праву
Но зло «сионских мудрецов»
Уже проникло внутрь Державы

Оно везде, оно по всюду
В крамоле армия и флот
Пришла в Россию власть «иуды»
И вот настал тот страшный год

Когда своими мы руками
Предали Белого Царя
И в миг кровавыми ростками
Взошла эпоха «октября»

Мы не смогли в своей гордыне
Понять величие Их дел
Под ноги брошены Святыни
Вершится страшный беспредел

А Он с Семьей по Божьей воле
Пошел дорогою Творца…
На свете нет прекрасней доли
Чем путь «тернового венца»!

Николай Кулешов

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

ЦАРСКИЙ КРЕСТНЫЙ ХОД ПО СЕРБИИ — 2018 ГОД

В столетнюю годовщину мученического страдания Царской семьи Романовых идет Крестный ход по многострадальной сербской земле с Казачьей Надымской Имперской иконой Царя Николая Второго, и малыми иконами Св. Мученика Царевича Алексея, прп. Сергия Радонежского и прп. Серафима Саровского.

В этот раз начало Крестного хода было положено 14 сентября в Белграде по благословению Патриарха Сербского Иринея. С упованием на возрождение Православного Самодержавия в Славянских землях люди шли с горячей единодушной молитвой о восстановлении истинных православных устоев и традиций, поскольку в середине сентября западная коалиция обычно устраивает гей-парады, с многочисленным присутствием иностранных гостей в сопровождении бронетранспортеров.

Так Запад заявляет свои права на присутствие в Сербии, декларируя власть антихристианских штампов. Крестоходная молитва пробуждает сознание сербского народа на противостояние, освобождая людей от гнета безобразия, распущенности, развращения и беззакония. Царь Николай положил свою жизнь, пожертвовав судьбой России ради спасения сербов во время Первой Мировой войны, и вновь шествует по Сербской земле, принося дух свободы от тлетворного западного смрада.

После Белграда Русско-Сербские молитвенники прибыли в городок Врбовац в храм Пророка Иеремии, где отцом Душаном (Поповичем) восстановлена костурница со времен Первой Мировой войны. Здесь 100 лет назад состоялась главная битва Сербского войска, когда Австро-венгерские и немецкие войска сосредоточили главный удар по Сербии, надеясь молниеносно захватить Сербскую землю, освободившуюся от Турецкого ига.

На этом месте полегло несметное количество сербских героев, тогда же сформировалась боевая единица, впоследствии прорвавшая Солунсий фронт. В храме была отслужена панихида по погибшим воинам в честь 100-летия со дня сражения и воздана особая честь Казачьей Надымской иконе Царя-Мученика Николая. Отец Душан в проповеди упомянул слова Св. Владыки Николая Велимировича, Сербского Златоуста:

«Совесть наша заставляет нас плакать, когда русские плачут, и радоваться, когда русские радуются. Велик долг наш перед Россией. Может человек быть должен человеку, может и народ — народу. Но долг, которым Россия обязала сербский народ в 1914 году, настолько огромен, что его не могут возвратить ни века, ни поколения. Это долг любви, которая с завязанными глазами идет на смерть, спасая своего ближнего.

Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих — это слова Христа. Русский Царь и русский народ, неподготовленными вступая в войну за оборону Сербии, не могли не знать, что идут на смерть. Но любовь русских к братьям своим не отступила перед опасностью и не убоялась смерти».

После Врбовца побывали у отца Симеона в Рукумии. Далее Крестный ход двинулся по восточной границе Сербии, посещая Тимочку и Нишку епархии. В городах Заечар и Ниш Крестный ход встретили епископы Илларион и Арсений.

В монастыре Св. Архангела Гавриила в селе Пирковац во время всенощного молитвенного бдения с чтением Псалтири и акафистов миряне заметили мироточение на Казачьей Надымской Имперской иконе в области жезла и кровавую слезу на лике.

Отец Варнава (Николич), архимандрит монастыря, рассказал о необычном происшествии перед входом Крестного хода: внезапно подул ветер, и правая створка Царских врат поднялась и распалась надвое. «Какой-то особый знак!», — с удивлением подумал священник. Батюшка с приходом вышел навстречу Крестному ходу и звоном возвестил радость молитвенного шествия.

В селе Мозгово, при встрече Крестного хода, рассказали нам о русском старце Варнаве, который долгое время служил в местной церкви, утешая и молитвенно укрепляя народ, затем перешел на службу в ближайшие монастыри, упокоился он в 1943 году, могила его сейчас находится в монастыре Сичево.

В городе Ниш в храм Царя Константина и Елены с русскими крестоходцами Георгием и Ниной в Крестный ход прибыла икона Св. Царя Лазаря, написанная по заказу сербского брата из России Зорана Божиновича. Так наш Крестный ход знаменательно продолжит молитвенное шествие с двумя Великими Царскими Мучениками, символизируя неразрывную духовную связь Русского и Сербского народов. На праздник Покрова Богородицы мы должны прийти в Косово на Престольный праздник в Печкой Патриаршии.

В монастыре Вета, куда приходит Крестный ход 30 сентября, находится могила другого русского старца, отца Даниила, который также духовно окормлял сербский народ в тяжелые времена и возглавлял Богомольческое движение. Отцу Стефану, игумену монастыря Вета, особо дорого посещение русских братьев этого святого места. Нишкая епархия после Октябрьской революции приняла огромное количество русского священства и монашества, что повлияло на духовное возрождение церковной жизни в Сербии.

Крестный ход призван объединить православные народы, дух единства в Истине способен дать сокрушительный отпор силам зла. Здесь уместны слова из песни военных лет: «Идет война народная, священная война!»… В духовной брани победит Христос, Который есть Путь, Истина и Жизнь. Да будет так!

Белград 29 сентября 2018г.
Екатерина Василевич

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмпери

САМОЕ ТЯГЧАЙШЕЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ

Убийство Царя Николая II и его семьи – самое тягчайшее преступление во всемирной христианской истории. Силы, которые замыслили и осуществили его, покушались не просто на личную жизнь русского Царя, его супруги и детей, а на мировой порядок, заповеданный человечеству Иисусом Христом.

В подвале дома Ипатьева совершилось ритуальное действо, была перейдена мистическая черта, за которой под ногами человечества разверзлась пропасть, поглотившая в революциях и войнах XX века около 100 миллионов людей, и, ускорив духовную деградацию остальной части человечества в трясине западной цивилизации и «массовой культуры», вплотную приблизила конец мира.

Мистический смысл преступления, совершенного в ночь с 16 на 17 июля 1918 г., состоял в том, что был убит не просто носитель верховной русской власти, а Удерживающий Христианской цивилизации, противостоящей тайне беззакония, воплотившейся в западной цивилизации, ядром которой сегодня являются Соединенные Штаты Америки.Ключ к пониманию убийства Николая II – в словах апостола Павла: «…Тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды Удерживающий теперь, – и тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих…» (2 Сол. 2, 6–8).

Как поясняет св. Иоанн Златоуст, здесь под именем Удерживающего имелось в виду Римское государство. «До тех пор, пока будут бояться этого государства, – писал святой, – никто скоро не подчинится антихристу; но после того, как оно будет разрушено, водворится безначалие, и он будет стремиться похитить всю – и человеческую, и Божескую – власть. Так точно прежде были разрушаемы царства: Мидийское – вавилонянами, Вавилонское – персами, Персидское – македонянами, Македонское – римлянами; так и последнее будет разорено и уничтожено антихристом; он же будет побежден Иисусом Христом».

После падения Константинополя (Второго Рима) и крушения Византийской империи вселенский центр Христианства перешел в Православное Русское Царство, его столица Москва стала прозываться Третьим Римом, а русский Государь преемственно принял на себя служение Удерживающего. Русский Царь был священным лицом, преемственным носителем особой силы благодати и Святого Духа, которая действовала чрез Него и удерживала распространение зла. Император Николай II был глубоко проникнут сознанием этой лежащей на Нем религиозно-мистической миссии. После отречения Николая II роль Удерживающего перешла к Царице Небесной, о чем русскому народу было объявлено через явление иконы Божией Матери, названной «Державной».

Царь мученик Николай II принадлежит к числу величайших духовных личностей XX века, воплотивших в себе твердое христианское сознание и готовность отдать жизнь за православную веру. Его духовный подвиг и мученическая кончина нашли отклик в сердцах миллионов православных людей. Спустя десятилетия после его злодейского убийства Русская Зарубежная и Сербская Церкви признали Царя святым. Сегодня миллионы русских православных людей почитают Николая II как святого и молятся ему. В российских церквах появились его иконы, а поклонение ему стало традицией в большинстве православных приходов.

Почитание царской власти всегда было свойственно коренным русским людям, но жизнь и смерть Николая II придали этому почитанию особый характер святости, отождествив судьбу Царя с судьбой России. Вот как говорил еще в 1916 году оптинский старец Анатолий (Потапов): «Судьба Царя – Судьба России. Радоваться будет Царь, радоваться будет и Россия. Заплачет Царь, заплачет и Россия… Как человек с отрезанною головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя будет трупом смердящим».

Для многих поколений русских людей вплоть до начала XX века понятие «Царь» выражало идею Родины, Отечества, национального единства. В народном сознании Царь именуется не иначе, как «батюшка», «отец». И не в административном смысле рабского подчинения, а в смысле высшего духовного авторитета православного человека. Многие века народное сознание рассматривает Царя как связующее звено между Богом и Отечеством. Лозунг «За Бога, Царя и Отечество!» выражал ядро русской национальной идеи.

Коренные русские люди всегда относились к Царю с чувством глубокого почитания, высшего уважения и любви. Для них он был воплощением Родины и Государства, символом России, неразделимо связанным с именем Бога. «Русский Бог велик», – считал русский человек. «Русским Богом да русским Царем святорусская земля стоит, русский народ – царелюбивый». «Нельзя быть на земле Русской без Государя», – говорят народные пословицы. «Нельзя земле без Царя стоять, без Царя земля – вдова». «Грозно, страшно, а без царя нельзя». «Светится одно солнце на небе, а Царь русский – на земле».
А почему? А потому, что «без Бога свет не стоит, без Царя земля не правится». «Бог – на небе, Царь – на земле». «Один Бог, один Государь». «Все во власти Божьей и Государевой».
В народном сознании «народ – тело, Царь – голова». «Государь – батька, земля – матка». «Царь города бережет». «Царь – от Бога пристав». «Сердце царево в руке Божьей».
Царь – помазанник Божий, и потому все, что он делает доброго, – Божья воля: «Кого милует Бог, того жалует Царь», «Виноватого Бог простит, а правого Царь пожалует», «Вся жизнь человеческая – служение Богу и Государю», «Где ни жить – одному Царю служить», «За Богом – молитва, за Царем служба не пропадает».

В народном сознании Царь получает высшие характеристики. «Где Царь, там и правда», – говорит русский человек. «Всякая вещь перед Царем не утаится». «У Царя руки долги». «Царский глаз далече сягает». «Нет больше милосердия, как в сердце Царевом». «Богат Бог милостию, а Государь – жалостию». «У Бога да у Царя всего много». «Все ведают Бог и Государь». Да и вообще слово «Царь» выражает принцип высшего совершенства. Отсюда – «Царь-колокол», «Царь-пушка», «Царь-девица», «Царь-земля».
«Государь только Богу ответ держит», – считает русский человек. «Царский гнев и милость в руке Божьей». Но ответственность Царя перед Богом очень велика, ибо «за царское согрешение Бог всю землю казнит, за угодность милует». «Народ согрешит – Царь умолит; Царь согрешит – народ не умолит».
Все русские люди «душою Божьи, а телом Государевы».
«Царь думает, а народ ведает». «Воля царская не судима». От народа Царь требует прежде всего правды: «Царю правда нужна», «Царю правда – лучший слуга».
«Правда Божья, а суд Царев». «Правда Божья, а воля царская». «Воля Царская – закон». «На всё святая воля царская». «Все во власти Божьей и Государевой». «Суди меня, Бог и Государь!»
По мнению народа, если у Царя и случается ошибка или неправда, виноват не он, а его окружение: «Не от Царей угнетение, а от любимцев царских», «Не Царь гнетет народ, а временщик», «Не Царь грешит, а думцы наводят».

В сознании русского человека крепко держится обязанность всегда молиться за Царя: «Не всяк Царя видит, а всяк за него молит», «Государь – батюшка, надёжа – православный Царь».

Русская православная мысль конца XIX – начала XX века продолжает твердо держаться убеждения, что невозможно православным христианам иметь Церковь, не имея Царя. Русский Царь, писал в конце XIX века оптинский схиархимандрит Варсонофий (Плиханков), есть выразитель воли Божьей, а не народной. Его воля священна для русского человека как воля Помазанника Божия; он любит его потому, что любит Бога. Царь дарит народу славу и благоденствие, а народ воспринимает их как милость Божию. «Постигают ли нас бесславие и бедствие, мы переносим их с кротостью и смирением, как казнь небесную за наши беззакония, и никогда не изменим в любви и преданности Царю, пока они будут проистекать из наших православно-религиозных убеждений, из нашей любви и преданности Богу».
Понятие «Царь как Помазанник Божий» развивается в трудах П. Пятницкого. По его мнению, само это название свидетельствует о том, что Цари не есть ставленники народные, но что Сам Бог облекает их властию на земле и повелевает им повиноваться, так как все помыслы и стремления Царя всегда направлены ко благу своего народа. Весь внутренний смысл этого церковного обряда ясно познается из молитвы, с которою Монарх во время коронования коленопреклонно обращается к Престолу Всевышнего и в которой молит Отца Небесного наставить в деле, которому послан служить; молит о ниспослании премудрости, дабы Господь Бог даровал Ему, Царю, способность управлять царством к пользе врученных Его управлению людей и к славе Божией (Пятницкий П.П. Сказание о венчании Русских Царей и Императоров. М., 1896). Помазанник Божий, считал архиепископ Сиракузский и Троицкий Аверкий, получал «в совершенном над ним Церковью таинстве Миропомазания особые благодатные дары, дабы быть “Царем и судиею людем Божиим”, как исповедует он сам в молитве, читаемой им при священном короновании в храме, перед всеми. Поэтому он и входит в алтарь царскими вратами и причащается перед св. престолом наравне с остальными священнослужителями, чего, конечно, не мог бы делать всякий другой монарх – не православный и не отвечающий требованиям Церкви, не облагодетельствованный ею».
Итогом исканий русской духовной мысли в понимании Самодержавия стала формулировка отца Павла Флоренского. «В сознании Русского народа, – писал он, – Самодержавие не есть юридическое право, а есть явленный Самим Богом факт, – милость Божия, а не человеческая условность, так что Самодержавие Царя относится к числу понятий не правовых, а вероучительных, входит в область веры, а не выводится из внерелигиозных посылок, имеющих в виду общественную и государственную пользу».

Эту формулировку эмоционально дополняет вывод писателя В. Розанова о том, что царская власть есть чудо. В царской власти и через ее таинственный институт, считает он, побеждено чуть не главное зло мира, которое никто не умел победить и никто его не умел избежать: злая воля, злое желание, злобная страсть. Злоумыслить что-нибудь на Царя и отказать ему в повиновении – ужасная вещь в отношении всей истории, всего будущего, на тысячи лет вперед. Вот отчего истребление всяких врагов Государя и всякой вражды к Государю есть то же, что осушение болот, что обрабатывание земли, дождь – для хлеба. Никакого черного дня Государю, все дни его должны быть белы – это коренная забота народа.

В целом русская духовная мысль все более глубоко обосновывает главную формулу Русской цивилизации, выражающуюся в святой триединой соборности: Самодержавие – Православие – Народность. В ней нет ничего случайного. Каждый элемент «выстрадан, вымолен, выпрошен у Бога». Церковь как неиссякаемый источник чистой, ничем не замутненной Христовой Истины; русский народ как хранитель и убежденный почитатель этой Истины; православный русский Царь как первый Сын Православной Церкви и первый слуга своего народа, принявший на себя подвиг служения своему великому народу в духе Церковью проповедуемого, народом хранимого и исповедуемого Православия. Здесь все – и Церковь, и Царь, и Народ – стало сознательно, убежденно нацелено на служение единой Божественной Истине. Ее духом должна была насытиться жизнь великого народа – личная, семейная и государственно-общественная. Русское государство по плоти и крови своей от мира сего, но по духу оно не от мира сего, ибо его основное задание – не только внешнее устроение жизни Русского народа, а воплощение (конечно, в меру своих сил) в жизни Русского народа Царства Божия, Царства Христовой Истины, от любви и милосердия. Вот почему Русское Царство, по глубокому пониманию русских праведников, не просто царство земное, а Русь Святая – Православная, Дом Пресвятой Богородицы.
Перед своим падением великая Русская цивилизация, Святая Русь, явила человечеству две духовно идеальные личности – Царя Николая II и святого праведника Иоан­на Кронштадтского, воплотивших в себе все лучшие духовные черты Русской цивилизации. Архимандрит Константин (Зайцев) писал: «Двоица перед нашим духовным взором стоит, являющая собою “симфоническое” единение Великой России и Святой Руси: наш последний Царь и о. Иоанн Кронштадтский! Как полон был духа Святой Руси наш последний Царь, возглавитель Великой России на ее высшем подъеме! Как полон сознания высокой качественности и промыслительной единственности и неповторимости Великой России о. Иоанн – воплощение Святой Руси, в большей целостности и полноте непредставимое!»
Пока во главе Великой России стоял Царь, считал архимандрит Константин, Россия не только содержала в себе отдельные элементы Святой Руси, но и в целом продолжала быть Святой Русью как организованное единство. При этом чем явственнее оказывалось расхождение с Церковью русской общественности, русской государственности, Русского народа, тем явственнее в личности Царя обозначались черты Святой Руси. В этом, по мнению архимандрита Константина, объяснение той трагической, безысходной отчужденности, которая наблюдалась между ним и русским обществом. «Великая Россия в зените своего расцвета радикально отходила от Святой Руси, но эта последняя как раз в это время в образе последнего русского Царя получила необыкновенно сильное, яркое, прямо-таки светоносное выражение» (В. Бощановский, протоиерей).
Гибель Русского Царя до предела обост­рила столкновение двух цивилизаций – русской, православной, духовной, и западной криминально-космополитической. Это столкновение стало и последним актом, итогом двухтысячелетнего конфликта между Православием и западной идеологией. Святая Русь, Россия с момента принятия Христианства была главной христианской страной, наиболее последовательно сохранявшей чистоту веры.
Русским людям был дан величайший дар служить главным носителем чистоты Православия. Но дар этот сопрягался с огромной духовной тяжестью и ответственностью. И русский народ на каком-то этапе, еще задолго до революции, не выдержал тяжести и ответственности. Богоотступничество – первоначально среди космополитизированного дворянства и интеллигенции уже в XVIII–XX веках – создало в русском обществе слой людей, потерявших чувство высшего служения, не понимавших духовного величия Православия и особой миссии русского Православного Царя. Духовное разложение образованного слоя постепенно вело к разложению и народных масс, хотя подавляющая часть русских людей сопротивлялась этому.
Был ли у России шанс уйти от разложения и революции? Был ли другой путь, чтобы избегнуть цареубийства и катастрофы? Безусловно, был. Об этом свидетельствует появление среди русского народа двух великих святых – Иоанна Кронштадтского и Царя Николая II. Первый огненным слогом предупреждал русских о последствиях отступничества народа от православного служения. Второй был примером православного национального вождя, способного вести народ к высочайшим духовным вершинам и земным достижениям. Под водительством этих святых русский народ мог совершить прорыв в духовном разложении российского дворянства и интеллигенции, остановить наступление западной цивилизации. Однако большая часть народа приняла сторону не святого Православного Царя, а вождей западной цивилизации – Временного правительства и большевиков, лукаво обещавших построить «рай Божий на земле». Значительная часть русского народа либо поддержала цареубийц, либо равнодушно взирала на преступления, совершаемые ими. Десятки миллионов жертв стали справедливой Божьей карой за это отступничество.
Как древние евреи лишились своего избранничества за отступление от Бога, уступив место христианским последователям Нового Завета, так и мы, русские, наказаны за свое отступничество от православного служения. Мы все, русские, виноваты, что не смогли сохранить своего православного царства, допустили уничтожение Православной Монархии.
При нашем попустительстве был отрешен от власти последний русский Царь – Помазанник Божий, при нашем попущении была убита Царская семья и власть в стране захватили большевики, носители антирусской, антиславянской идеологии.

В том кошмаре, какой создали в нашей стране последователи враждебной идеологии, нашлось немало русских людей, которые, забыв Бога и Царя, приняли сначала большевистский, а затем современный криминально-космополитический порядок. Череда чуждых России, жестоких и корыстных правителей от Ленина и Троцкого до наших дней обессилили нашу страну, превратив ее территории в кормушку для разных мастей преступников.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

Утонченное богоборчество. 100-летие Царской Голгофы

Все те, кто был очевидцем и участником духовных событий середины и конца 90-х (здесь имеется в виду небывалый духовный подъем, связанный с горячим почитанием Свв. Царственных Мучеников), ощущают, как все резко переменилось в этом вопросе. Будто вражья рука положила табу на эту святую тему.

Попробуем разобраться в этой ситуации.

Существует такое понятие как манипуляция сознанием. Начнем с конкретного примера.

Приходишь в церковную лавку, книги, посвященные Царственным Мученикам которые издаются последние годы, пишутся только в историческом контексте. Издается их переписка, безконечное обсуждение, касающееся вопроса отречения, останков, подробности убийства и т.д. То есть освящается только земная сторона этого вопроса, как будто речь идет не о святых, а об обычных людях, с которыми жестоко обошлись. Зададимся вопросом, возникает ли у читателей после прочтения таких книг, желание молится Царской Семье? Чувствуют ли, видят ли верующие в лице пострадавших, Небесных заступников? И это касается не только книг, но и фильмов , передач, конференций.

Предлагаю напрячь память и вспомнить те конференции, которые проходили до августа 2000 года, то есть до официальной канонизации Царственных Мучеников. Эти конференции, посвящались безчисленным чудесам, происходящим по молитвам Св. Царственных Мучеников. Как например в случае со свт. Иоанном Шанхайским, в Москве, несколько раз в год проводятся вечера памяти, посвященные вл. Иоанну, на которых верующие сообщают о новых свидетельствах его молитвенной помощи. И те самым, умножается почитание свт. Иоанна.

Стоит обратить внимания на то, что во многих (если не сказать во всех) публикациях последних лет, Святые Царственные Мученики именуются как семья Романовых, Император Николай Второй. Заметьте не святые, а просто семья, император.

Для сравнения приведу такой пример. В последние годы очень возросло почитание Свт. Луки Крымского. Что послужило этому причиной? В СМИ, в том числе и по ТВ, многократно стала звучать информация о многочисленных случаях чудесной помощи по молитвам к Свт. Луке. Верующие увидели в нем своего небесного заступника, молитвенника. И произошло это благодаря тому, что обнародованы были его многочисленные посмертные чудеса, то есть открылся образ не просто пастыря-хирурга, а образ великого святого, имеющего дерзновение перед Господом.

Давайте попробуем представить себе, если бы вместо вышеуказанной информации в СМИ постоянно озвучивалась тема о том, какой хороший был врач-пастырь, как много он претерпел издевательств от безбожных властей. И каков бы был результат таких повествований? Верующие видели бы в Святителе не чудотворца, а невинного страдальца, вызывающего сочувствие, слезы жалости и сожаления.

То есть происходит продуманная духовная подмена. Незаметно из сердца верующих изгоняется небесный образ и подменяется земным.

Подобный пример можно привести в отношении Св. Ксении Петербургской. Народное почитание Блаженной началось, когда разошлась молва о ее молитвенной помощи и заступничестве. Жители Петербурга увидели в Ксении небесного человека близкого к Богу. А точнее сказать, почувствовали, что Сам Бог творит Свою милость по ее молитвам. А если бы в отношении к Св. Ксении создали бы ситуацию как с Царской темой, представим к чему бы мы пришли?! На полках церковных магазинов появились бы книги, видеофильмы, проводились бы конференции о несчастной вдове с тяжелой судьбой, которая после смерти мужа много лет скиталась по городу, страдая от холода и голода. Издавалась бы их совместная переписка. И всё! И тема ее святости, великого духовного подвига, ее молитвы, а главное несомненной помощи по ее молитвам не звучала бы вообще. Как вы думаете, кого бы видели жители Петербурга в блж. Ксении? Великую угодницу Божию или лишь бедную вдову, способную вызвать лишь сострадание.

Вот это и называется манипуляцией сознанием. А цель то какая у этих псевдодуховных вождей? Чтобы не было молитвы к Свв. Царственным Мученикам!

По свидетельству священников, занимающихся отчиткой, бесноватые особенно сильно реагируют, мучаются , когда совершается молитва к Свв. Царственным Мученикам.

Люди, не способные анализировать, не замечают этой духовной подмены, которая незаметно происходит внутри их самих. Вот конкретный пример. Знакомый священник заметил, что с 2000 года, то есть с момента канонизации Свв. Царственных Мучеников, молебны Им практически никто не заказывает. Крайне редко. Поначалу почитатели Государя еще заказывали молебны, но в последние несколько лет всё сошло на нет. К своему удивлению я стала обращать внимание, что многие мои знакомые, которые являются, как мне казалось, горячими почитателями Царственных мучеников, в случае каких-либо проблем советуют обязательно помолиться свт. Николаю, свт. Спиридону и другим святым, никогда при этом не упоминая о Царственных Мучеников. А ведь еще до 2000 года эти же люди постоянно молились Царственным Мученикам. Один за одним издавались сборники, в которых печатались многочисленные чудеса Свв. Царственных Мучеников. В те годы верующие видели в них своих небесных заступников, а теперь, даже не осознавая этого, где-то на подсознательном уровне воспринимают их теперь только как безвинно пострадавших, коих в те годы было великое множество. Постепенно незаметно для них самих образ небесных заступников, угодников Божиих заменился на образ гонимых, несчастных страдальцев.

Некоторые почитатели Св.Царя наивно повторяют: «Ну прославили же…». И что? Это то же самое, что икону повесить дома на стене и не молиться перед ней. Как будто Царственным Мученикам была нужна эта канонизация!

Мироточивая икона Государя, через которую Господь явил столько чудес, даже не присутствовала на официальной канонизации в храме Христа Спасителя. Она была просто проигнорирована. И до и после канонизации эту великую святыню по чьему-то приказу боялись и до сих пор боятся принимать в своих храмах многие священнослужители.

Если тема, мягко говоря, кому-то неугодна, она покрывается замалчиванием!

Почему прекратили издаваться сборники «Чудеса Свв. Царственных Мучеников»? Почему свидетельства молитвенной помощи Св. Ксении, Св. Матроны, Свт. Луки и других святых издаются, а «Чудеса Царственных Мучеников» не издаются и не переиздаются.? Словно чья-то темная рука вот уже 18 лет успешно пытается сокрыть от нас святой, благодатный образ Великих Святых Царственных Великомучеников, открывшийся верующим через чудеса Цар. Мучеников, через их чудотворные иконы.

Утонченное богоборчество. 100-летие Царской Голгофы Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Вот несколько характерных примеров.

Для прославления святых всегда требовались два условия – почитание верующего народа и посмертные чудеса. Вспоминает прот. Александр Шаргунов: «Когда в середине 90-х годов я начал читать по радио «Радонеж» свидетельства о чудесах Царственных мучеников, я не мог предположить, что эти передачи вызовут такой отклик. С тех пор вышли четыре сборника чудес Царственных мучеников, готовится к изданию пятый, и поток свидетельств не иссякает. И вот, наконец, чудо с иконой св. Царя Мученика Николая, источающей благоуханное миро, которое началось 7 ноября 1998 года и до сих пор не перестает. На крестном ходе в Москве в день рождения Царя-мученика 19 мая 1999 года свидетелями благоуханного мироточения были пять тысяч человек. Икона переходит из храма в храм, заполняя своим благоуханием всю Церковь».

Эпизод из книги «Чудеса Свв. Царственных Мучеников»: «Одна богомольная старушка молилась в храме перед иконой Свт. Николая о спасении России. В какой-то момент перед ее глазами разостлался туман, в дымке которого явились ей двое святых: впереди шел Свт. Николай, он вел за руку Государя Николая Александровича. Обратившись к молящейся Николай Чудотворец сказал: «Почто просишь меня? У России ныне есть заступник, его и моли!». Указав на Государя, добавил: «Вот новый Николай Угодник, благоверный Царь-мученик, святой молитвенник за Россию и русский народ».

Из книги Чудеса Свв Царственных Мучеников. «…Моё отношение к Государю Императору было как и у многих – согласно информации, полученной в годы учёбы в школе. И вот однажды в лавке православной литературы мне предложили купить книгу «Новые чудеса Царственных Мучеников». Каково же было изумление по прочтении этой книги! Все мои понятия и представления о нашем Царе Николае Втором изменились сразу, сердце загорелось любовью к нему. Стала ежедневно читать молитву из этой книги…» (из письма В.С. Бондаренко в комиссию по канонизации. Июль 1997г.). Из передачи В.А.Саулкина на радио «Радонеж»: «Во время паломнических поездок к иконе Царственных Мучеников, одна женщина ко мне подошла и говорит: «Виктор Александрович мы очень любили слушать Ваши передачи, но, когда Вы говорили о Царе, мы не могли слушать, ну так воспитаны были. И сегодня я целый день слушала Вас и противилась, а сейчас, когда я вместе со всеми подошла к чудотворной мироточивой иконе Государя, у меня хлынули слёзы и я все поняла»».

Теперь должно быть понятно, что враг изощренно работает вокруг святой темы, добиваясь подмены. Искажая образ Святых Царственных Мучеников, освещая только земную сторону, умышленно не озвучивая посмертную, их небесную помощь, эти церковные цензоры борются с Богом! И вывод из вышесказанного один — происходит утонченное богоборчество!

P.S. Сразу после мученической кончины Царевича Димитрия, как и после мученической кончины Св. Кн. Бориса и Глеба начались чудеса и народное почитание. Давайте перенесем в древнюю Русь ситуацию, которая происходит вокруг имен Свв. Царственных Мучеников последнее время. Если бы многократные случаи чудесной помощи Св. Царевича Димитрия и начавшееся народное почитание сменились многолетним безконечным уголовным расследованием, судебно-медицинскими экспертизами… В этом случае духовно-мистическая сторона вопроса вытравилась бы полностью и осталась бы только картина уголовного преступления.

При таком положении дел в ближайшие несколько лет от народного почитания не останется и следа.

Лариса Московцева о почитании Свв. Царственных Мучеников после официальной канонизации в 2000 году …