Государыня Императрица Екатерина II дала ответ на вопрос, как стать русским, и в чем состоит понятие «русский человек» 

Своей жизнью, своим подвигом Императрица доказала, что понятие «русский» — более глубокое и широкое, чем просто этническая принадлежность. Это, прежде всего, цивилизационная, духовная принадлежность, и эту мысль Государыня как-то выразила словами: «Я немка по рождению и русская душой». Может, этим самым она и раскрыла тайну русскости — что это понятие и состояние прежде всего духовное? В том, что немецкая принцесса стала русской Царицей есть некое чудо русской истории.

Ее царствование невозможно объяснить естественными законами. Она была немкой, и до 15 лет не представляла, где находится Россия, и не слышала ни одного русского слова. Тем не менее, ее жизнь оказалась тесно связана с Россией, она стала русской Императрицей не только по своему сану, но и по духу своего царствования.

Как она этого добилась, как она совершила это чудо? Прежде всего, конечно, тем, что она приняла Православие. Когда будущая Императрица приехала в Россию, она стала изучать русский язык, русскую историю, готовиться к принятию Православия, Господь попустил ей момент духовного испытания — она тяжко заболела.

Заболевание было таким серьезным, что могло иметь самые трагические последствия. К ней пришел пастор, чтобы ее напутствовать, но она ему отказала и пригласила к себе своего духовного наставника — православного священника, и это был действительно ее духовный выбор. Она почувствовала полноту Христианства именно в Православии.

Екатерина II полюбила Россию и смогла влюбить Россию в себя. Она прямо говорила — я хочу понравиться всем своим поданным. Это не было, как может показаться, каким-то женским кокетством. Это было мистическое, духовное соединение с Россией. Она добилась, казалось, невозможного: внушить к себе любовь верноподданных после стольких лет «бироновщины», когда все русское общество получило устойчивую прививку против всего немецкого.

С верноподданными Императрицу соединяло не только величие сана и страх наказания, а, прежде всего, именно любовь. Показательно, что за все царствование Екатерины II не было дворцовых заговоров и мятежей, если не брать в расчет пугачевский бунт (это был особый феномен, стихия, которая не поддавалась ее влиянию). Не было массовых репрессий, опал, жестоких казней. Это было царствование благоденствия, изобилия и процветания, причем на всех уровнях. Екатерина II сделала своей системой, программой — понравиться русским. Она выучила дни рождения всех своих придворных чинов, никого не забывала поздравить с именинами. Один из принципов ее царствования были достойные награды верноподданных. Императрица говорила: «Я говорю громко, а порицаю вполголоса». В этом смысле она вела себя как мать.

Неслучайно Сенат присвоил ей официальное звание Матери Отечества вслед за Императором Петром, который был удостоен титула Отца Отечества. Это был не формальный титул, а выражение ответной любви верноподданных к своей Государыне. Не секрет, что Императрицу в народе так и называли — Матушка Екатерина. Что такое слово «матушка» для русского человека, для русской души, пояснять не надо. Это одно из самых емких, теплых понятий в русском лексиконе. То, что Императрица удостоилась этого звания, говорит о многом.

Екатерина II мыслила себя как продолжательница дел Петровых. Тот памятник, который она воздвигла в центре Петербурга, был ее программой, воплощенной в бронзе. Как-то мало обращают внимание на то, что она и свое имя — Екатерина Алексеевна — приняла неслучайно. Ведь это точное повторение имени супруги Петра Великого, матери Елизаветы Петровны. Таким образом, Екатерина II обозначала свою преемственность петровских преобразований, петровского духа. Она действительно продолжила курс Петра. И то, что две главы Российской Империи имеют титул Великих, — также объединяет Петра I и Екатерину II.

Императрица прожила в России полвека и никогда не уезжала в Германию, оставшись верной России, русской земле. Ее царствование, основанное на любви к России, дало удивительные плоды. Это была эпоха блистательных побед. Турция, с которой Россия воевала еще со времен Алексея Михайловича, наконец, была сокрушена. Состоялось присоединение Крыма, Белоруссии, Курляндии, Северного Казахстана. Именно при Екатерине II было заложено единство России и Закавказья (Георгиевский трактат).

При Екатерине Великой был беспримерный рост народонаселения и городов. Население России умножилось практически вдвое. Если в первой половине XVIII века в Империи проживало около 17 млн, то к концу века — уже 36 млн. То же самое можно сказать о городах — только личными указами Императрицы было основано более 150 городов. Если в конце царствования Петра I было около 300 городов, то в конце царствования Екатерины II — почти 600.

Неслучайно в последнее десятилетие мы стали свидетелями настоящего парада памятников Екатерине II. Кроме известных дореволюционных памятников в Петербурге появились памятники в Екатеринодаре, Одессе, Севастополе, Подольске и во многих других местах. Потенциально 150 городов должны украсить свои площади памятниками своей основательнице — Государыне Императрице Екатерине Великой.

Екатерина II оставила большое литературное наследие в самых разных формах — государственные наказы, драматургические рассказы, сказки, письма. Она переписывалась с европейскими просветителями своего времени — такими, как Вольтер, Дидро и др.

Удивительна была у нее какая-то веселость, бодрый оптимистический дух, ее хорошее чувство юмора. Она царствовала с удовольствием и радостью. Ей нравилось быть русской Царицей. Она говорила: «Кто веселиться не может, тот болен», «Народ, который поет и пляшет, — зла не думает». С другой стороны, она отличалась системностью, строгостью к себе в быту и распорядке дел. Но, будучи Императрицей, она оставалась в то же время женщиной, что придавало ей особое очарование. Будучи русской в душе, она не потеряла немецкую организованность, подтянутость.

В начале царствования Екатерина II составила известную программу из пяти пунктов, отображающих первейшие потребности в государстве. Первое — необходимость просвещения нации. Второе — введение доброго порядка в государстве, дабы заставить всех равно соблюдать законы. Третье — учреждение хорошей полиции. Четвертое — способствовать расцвету государства и сделать его изобильным. Пятое — сделать государство грозным для внутренних врагов и внушающим уважение у соседей.

Эта программа остается актуальной и поныне, особенно, что касается последнего пункта. Нашим политикам есть чему поучиться у Екатерины Великой».

Источник: «Русский монархист», www.ruskmir. ru

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Духовные истоки Святой Руси

На каком фундаменте была построена наша Родина и в отдельности каждая семья, кто питал и укреплял в трудные минуты русский народ? Православная вера. Вся жизнь наших предков строилась и вдохновлялась ею. После принятия Русью христианства все воспитание, культура и искусство воздвигались на базе православной веры.

Кто сохранил наш народ в течение стольких веков, после стольких переворотов, посреди врагов, посягавших на нее и с востока, и с запада, и с севера, и с юга? Православная вера. Именно она составила живую и крепкую связь между народами всей Руси, укрепила любовь к родной земле.

С Божьей помощью отражались неприятельские атаки, сохранялась и приумножалась, крепла вся Российская держава. Люди мерили свою жизнь не по богатству, не по знатности, не по преуспеванию, а по святости угодников Божиих, людей, живших праведной жизнью, более духом, чем плотью. Этот идеал служил примером и вдохновлял русских следовать их примеру на протяжении целых веков. Поэтому наше Отечество и называется Святой Русью!

По преданию, когда князь Владимир послал своих подданных выбирать веру для русского народа, то послы поехали в Константинополь. Вошли они в Софийский храм и почувствовали себя, как на небе, такая красота дивная им открылась, и после этого к язычеству невозможно было возвратиться. Вот так Русь крестилась – через Божественную, неописуемую красоту. Это было в IX веке. С этого времени большинство русских стало православными.

В России всегда жил единый русский народ, он включал в себя более 150 национальностей. Православие на протяжении более 1000 лет являлось общегосударственной и культурообразующей конфессией всего русского народа. Оно скрепляло собой все в единое государство, единый духовный организм.

Русский – это не прилагательное, а существительное. Быть русским означало жить по многовековым традициям Святой Руси. Отличительными чертами русского народа являлись не только принадлежность к православной вере, но и особые человеческие качества – добродетели, они отличали и выделяли его как русского человека. Недаром во всем мире любого выходца из России, независимо от его национальности, называли русским.

Слово «Православие» является переводом с греческого языка «ортодоксия». Православие в прямом смысле слова есть, в отличие от ложного, правильное (правое) вероучение. Именно в этом значении оно употребляется с эпохи Вселенских Соборов (IV–VIII вв.), когда представители всех церквей, ограждая христианское учение от искажающих его идей, доктрин, формулировали положения изначальной веры. Эти формулировки выражали смысл православного учения, православными были и церкви, содержащие его.

Хотя все христианские исповедания основываются на Библии, понимание ее и христианского учения в целом различно у христиан разных ветвей. Критерием верного понимания Священного Писания для католиков является слово Папы, для протестантов – убеждения основателя данного вероисповедания, того или иного богослова или даже личное мнение самого верующего. Для православных единственно достоверный критерий – Священное Предание, т. е. истинное понимание Библии основано на традиции, преданиях, преемственно передаваемых от апостолов через их учеников, их преемников.

Традиция духовной жизни, передаваемая из поколения в поколение и из века в век, соответствующее ей толкование Библии, всех основных истин веры и принципов христианской веры называется Священным Преданием. Священное Предание позволило Православию сохранить верность изначальному христианству.

В XI веке Римско-католическая церковь в одностороннем порядке включила в общецерковное исповедание веры принципиально новое утверждение о Святой Троице. Это явилось одной из причин Великого раскола. «Восточные церкви с того времени» стали называться православными, а все западные епархии (области), подчиненные Риму, оказались в Римско-католической или просто католической церкви.

Православная вера – это вера в любовь, в добро, милосердие, она за правое дело стоит, доброе прославляет и учит жить в любви, терпении друг к другу. Еще совсем недавно, каких-то сто лет назад, все жили по-православному, сам правитель нашей Руси – Царь, был первым православным христианином, подававшим пример христианской жизни. Например, государь Николай I считал, что «Закон Божий есть единственное твердое основание всякому полезному учению», дети обязательно в школах должны были знать молитву Господнюю, Символ веры, 10 заповедей, стих «Богородице, дева, радуйся.». И в школах, и в гимназиях, и в лицеях христианская вера составляла главнейший предмет учения».

Хотя и раньше большинству людей жилось очень трудно: приходилось много работать, много людей болело и умирало, но переживать свои тяготы, невзгоды помогала вера. Жить по вере Христовой – это значит своими добрыми делами исполнять волю Божию. Добрые дела – это выражение нашей любви, а любовь – основа всей христианской жизни.

Отечество, как мать родную, не выбирают. Не достойны уважения ни сын, отказавшийся от матери своей, ни мать, бросившая своего ребенка. Истинная любовь не столько в дни расцвета проявляется, сколько в минуты роковые.

Сейчас, в дни нестроения Отечества, весь русский народ терпит скорби, лишения, утраты вместе со своей Родиной, разграбленной, обманутой и затоптанной «друзьями России».

Нам всем выпало трудное время, когда надо подставить свои плечи и руки и поддержать Россию, несущую свой тяжкий крест. Нет ничего более великого, чем разделить судьбу Отечества, своего народа – и в радости, и в горести!

Вера в Россию жива. Валерий Балабанов – заведующий одной из кафедр ИЗО Академии славянской культуры несколько лет назад побывал в США с миссией духовной помощи русским беженцам. В православных храмах он видел стариков, по несчастью покинувших родину. Они сохранили в себе истинную русскую культуру, сохранили чистоту русского языка. Они живут думой и памятью о России. И богатые, и бедные – все собирают деньги для создания фонда «Возвращение в Отечество». Они хотят вернуться, чтобы «умереть в России!». Как же и нам, русским людям, не верить в Отечество?!

Образ Святой Руси, с ее 1000-летней русской национальной идеей, российской государственностью, складывался из трех начал: Православие – Самодержавие – Народность. Вспомним, что российские солдаты воевали за Веру, Царя и Отечество. Именно это гармоничное российское триединство является ключом к пониманию исторических процессов в России XX века.

Огромный многовековой опыт Отечества показал, что все чужеродные модели устройства общества, не соответствующие гармоничному российскому триединству, освященному Божественной благодатью, обречены на отторжение и гибель. Мы должны вернуться к идее соборности, духовного и гражданского единства, вновь зажечь свечу веры православной, спасать не тело, а душу, творить добро в любви друг к другу и воспитывать наших детей в этом духе.

«Отнимите от нашего русского народа, от нашей русской жизни Православие, и от нее ничего своего родного не останется», – как справедливо писал Ф.М. Достоевский.

В Киево-Печерской лавре ежесубботно читается на заутрени акафист Божией Матери и после него длинная молитва, в которой воздается хвала Пречистой за то, что Она избавила Свой царствующий град от нашествия нечестивых язычников и потопила их в волнах Черного моря с их кораблями. Эта молитва была составлена нашими предками, когда они были язычниками и обложили Константинополь в IX веке! Не с ними, значит, душа и молитва русского духовенства и народа, а с православными, нашими отцами по вере.

Ф.И. Тютчев в 1848 г. писал: «… Россия прежде всего Христианская Империя; русский народ-христианин не только в силу Православия своих убеждений. он – христианин в силу той способности к самоотвержению и самопожертвованию, которая составляет как бы основу его христианской природы».

А старец Оптинский, преподобный Макарий, в этом же году восклицал, что «сердце обливается кровью при рассуждении о нашем любезном отечестве России, нашей матушке, куда она мчится, чего ищет? Чего ожидает? Просвещение возвышается, но мнимое; оно обманывает себя в своей надежде; юное поколение питается не млеком учения Святой нашей Православной Церкви, а каким-то иноземным мутным, ядовитым заражается духом; и долго ли это продолжится?.. Нам надо, оставя европейские обычаи, возлюбить Святую Русь, и каяться о прошедшем увлечении в оные, быть твердыми в Православной вере, молиться Богу, приносить покаяние о прошедшем».

Святой праведный о. Иоанн Кронштадтский в 1907 году указывал, как «безумны и жалки интеллигенты наши, утратившие по своему легкомыслию веру отцов своих, веру – эту твердую опору жизни нашей во всех скорбях и бедах, этот якорь твердый и верный, на котором незыблемо держится жизнь наша среди бурь житейских и – отечество наше!»

Митрополит Иоанн Санкт-Петербургский и Ладожский, умерший в 1995 г. в приемной бывшего мэра Собчака, так и не дождавшийся, когда его примут, всю свою жизнь был печальником Земли Русской. Он служил Святой Руси, хотел ее возрождения из хаоса и мрака. Его оружием было слово – слово правды, горькой истины, сказанное с любовью. По его благословению было создано издательство «Царское дело», оно осуществляло программу «Духовное возрождение Отечества». Вышли труды владыки Иоанна – 5 томов, среди них «Самодержавие духа», «Стояние в вере», «Русь соборная». Девизом его жизни было «Во славу Божию жить для России».

Он писал о том, что одной из важнейших задач сегодня является возвращение россиянам понимания того, что без Веры и Родины невозможна полноценная жизнь личности и семьи, общества и государства. В связи с этим необходимо возрождение идеологии Великой России, основанной на древних православных святынях и традиционных народных идеалах…

«Многие напасти и беды сумела одолеть наша страна за десять веков своей суровой истории благодаря великой приверженности русского народа Святому Православию. Именно Церковь, скрепив Русь прочным союзом благодатных Заповедей Христовых, не позволила Русской нации раствориться.» (Митрополит Иоанн. Русь соборная. – С. 183).

Духовной добродетелью благочестивого христианина было любить «врагов своих», сокрушать врагов Отечества, гнушаться врагами Божиими. Святая Русь служила опорой «небесным» добродетелям, надежным заслоном на пути мировой злобы. Ей всегда были свойственны преданность «возвышенным» идеалам, готовность «положить душу свою за други своя». Она всегда была самобытна, ей была свойственна традиционная русская духовность, основанная на тысячелетних святынях Православия.

Отрывок из книги Ольги Федоровны Киселевой
«Традиции православного воспитания. Духовность и послушание детей в семье третьего тысячелетия»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Российский либерализм всегда был связан с троцкизмом и сионизмом: Интервью О.А. Платонова сербскому журналу «Печат»

Олег Платонов в интервью сербскому журналу «Печат» рассказывает о своей издательской и общественной деятельности и раскрывает причины его преследования.

От редакции: Сегодня в 17.00 в Пресненском районном суде Москвы, расположенном по адресу Зоологическая ул., д. 20, состоится очередное заседание по делу известного русского писателя, издателя и общественного деятеля Олега Анатольевича Платонова. Предыдущее заседание прошло 16 ноября. Православные москвичи приходят к зданию суда, чтобы выразить свой протест над заказным процессом. Буквально накануне судебного заседания в авторитетном сербском еженедельнике «Печат» опубликовано интервью с О.А. Платоновым, в котором он рассказывает в том числе и о причинах преследований. Предлагаем вниманию читателей русскую версию интервью.

1. Уважаемый Олег Анатольевич! Конечно, тема Вашего преследования — на сегодняшний момент самая важная, но мы начнём разговор с хорошего. В этом году отмечалось 25 лет «Института русской цивилизации». Мало сказать, что результаты деятельности впечатляющи. Прошу Вас, расскажите сербским читателям о начале работы над этим проектом, о благословении Митрополита Иоанна, о работе Вашего Института на протяжении 25 лет…

– Наш Институт создан в самые тяжелые для России времена, когда внутренние и внешние враги нашего Отечества расчленили и ограбили нашу страну. После расстрела Белого дома меня позвал великий православный подвижник Митрополит Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв) и благословил начать работу над созданием организации, которая бы сделала все возможное, чтобы сохранить главные духовные итоги существования исторической России. Позднее мы назвали ее Институт русской цивилизации. Фактически наш Институт возник на базе возглавляемой мной научно-исследовательской группы, занимавшейся изучением неизвестных или почти неизвестных страниц русской истории и идеологии. Группа существовала с н. 90-х, в нее входили ученые, архивисты, бывшие работники спецслужб, с помощью которых в 1991 мне удалось проникнуть в сверхсекретный архив – Особый архив КГБ СССР. Более чем за 2 года работы в нем с помощью сотрудников мне удалось собрать тысячи страниц документов о закулисных механизмах русской истории (деятельности тайных масонских лож, сионистских организаций, зарубежных разведок против России).

На материалах Особого архива КГБ, Государственного архива РФ и некоторых других мною был подготовлен 3-томное исследование «Тайная история масонства» и 2-томная «История русского народа». Эти исследования получили благожелательную оценку непредвзятых критиков и вышли в свет по благословению великого подвижника Православной России Митрополита Иоанна. На рукописи книги «Тайна истории масонства» и велел назвать ее «Терновый венец России» он написал: «Эту книгу нужно издать как можно большим тиражом и на все деньги».

Работая в этих архивах, я и мои сотрудники должны были часто пользоваться различными справочниками и энциклопедиями. Характер исследуемых мною документов требовал точных и непредвзятых справочных материалов. Ну вот тут-то мы и столкнулись с невидимой цензурой, которая явно и почти в одинаковых контурах распространялась и на дореволюционные, советские и постсоветские справочники и энциклопедии. Все они давали много технических подробностей, но не раскрывали главных духовно-нравственных понятий, в которых существовала жизнь человека – Бог, душа, любовь, грех, добро, правда, кровь, раса, пол и мн. др. Трактовка многих событий и личностей русской истории давалась с антихристианских (а часто и с антирусских) позиций. По этим же причинам в энциклопедиях отсутствовали сведения о важных для русского народа вещах и предметах и, конечно, о выдающихся деятелях русской культуры. Отсутствовали в энциклопедиях и сведения, позволявшие оценить размах деятельности закулисных (антихристианских, антирусских) сил в нашей истории.

Этими соображениями в октябре 1995 г. я поделился с митрополитом Иоанном. В этой встрече с ним незадолго до его смерти я вижу промыслительное значение. По сути дела, именно в этот день и было принято решение о необходимости выпуска энциклопедии «Святая Русь – Русская цивилизация». Выслушав мои сетования по поводу несовершенств энциклопедий, митрополит Иоанн сказал (привожу его слова по отрывочным записям, сделанным мной после встречи с ним: «Иначе быть не может, в основе их (кроме немногих православных) — нехристианский подход», «В основе любой истинной энциклопедии должна быть православная духовность», «Образцом создания энциклопедий может считаться труд митрополита Макария, который в 1-й половине XVI в. выпустил «Великие Четьи Минеи», в которых подвел итог русской духовности с древнейших времен до XVI в. История Святой Руси требует подведения итогов в наше время». Прощаясь, митрополит Иоанн подписал мне свою книгу «Одоление смуты» со знаменательными словами «во умножение любви к Святой Руси».

2. Нужно воспевать Историческую Россию в качестве счастливых и славных лет Русской истории и ИРЦ именно это и делал на протяжении 25 лет. О громадных результатах, сделанных за этих 25 лет, сказать в одном интервью невозможно, но, пожалуйста, подчеркните наиболее выдающиеся достижения…

-– Слова благословения митрополита Иоанна об «умножении любви к Святой Руси» стали ключевыми в нашей деятельности. Святая Русь – это целостная совокупность духовно-нравственных и материальных форм существования русского народа, определившая его историческую судьбу и сформировавшая национальное сознание. Эти духовные формы существования пронизывают всю историческую жизнь русского народа, отчетливо прослеживаются по первоисточникам в течение более чем 2 тыс. лет, проявляясь, конечно, не одинаково в разные периоды и в разных областях России.

Наиболее конкретно духовно-нравственные ценности Святой Руси – русской цивилизации проявляются в православной этике и добротолюбии, русской иконе, церковном зодчестве, трудолюбии как добродетели, нестяжательстве, взаимопомощи и самоуправлении русской общины и артели, – в общем, в том структуре бытия, где духовные молитвы жизни преобладали над материальными, где целью жизни была не вещь, не потребление, а совершенствование, преображение души, стремление к Божественному идеалу в Царствии Небесном.

Опираясь на ценности своей цивилизации, русский народ сумел создать величайшее в мировой истории государство, объединившее в гармоничной связи многие народы, развить великую культуру, искусство, литературу, ставшие духовным богатством всего человечества.

Развитие русской цивилизации определялось прежде всего духовно-нравственными ценностями русского народа, ядром которого с принятием христианства стала Святая Русь.

Святая Русь – особое благодатное свойство русского народа, сделавшее его оплотом христианской веры во всем мире. Жертвенное служение идеалам добра и справедливости, стяжание Духа Святого, устремленность к безгрешности и совершенству сделали русских новым Богоизбранным народом. Осознание русским народом своего особого духовного предназначения прослеживается в «Повести временных лет» (XIв.). Причем богоизбранность понимается не как противостояние другим народам, а как особая миссия борьбы с мировым злом, миссия добротолюбия.

Святая Русь является духовным ядром, идеологическим и организационным началом русской цивилизации и в самых общих чертах ее синонимом. Святая Русь, русская цивилизация понятие диаметрально противоположное понятию «западной цивилизации». Если последняя основывается на идеологии Талмуда, то Святая Русь воплощает в себе высшие достижения Нового Завета и по-христиански противостоит тайне беззакония, которую рождает сионистская идеология избранничества и вытекающая из нее антихристианская глобализация.

По благословению и с молитвой митрополита Иоанна с 1993 по 2018 год Институт русской цивилизации осуществил самый большой национальной проект в области русской культуры, вернув в духовный оборот России сотни книг русских мыслителей, философов, ученых, чьими идеями и усилиями было создано великое Российское государство. За четверть века Институт подготовил к изданию и выпустил в свет более 500 книг, большинство которых было запрещено в советское время и не поощрялось к распространению более поздними властями либерального ельцинского времени. Институтом было составлено 25 энциклопедических изданий и словарей, десятки этнографических, биографических изданий и монографий.

3. Однажды услышал от Вас, что достаточно ещё пяти лет, чтобы задуманная работа благополучно окончилась. Какие планы поставлены на следующую «пятилетку»?

– Эти слова я говорил почти три года назад. Преследования антирусских, антиславянских сил отняли у нас по крайней мере два года. Если раньше наша организация в год осуществляла 50-55 проектов, то в этом году не более пяти. Запугали сотрудников, спонсоров. «Правоохранительные органы» выполнили заказ пятой колонны и сумели приостановить нашу работу.

Тем не менее, мы продолжаем работать. Завершается составление «славянской энциклопедии» в 3-х томах, в подготовке которой участвовали представители многих славянских стран.

В ближайшие 5-7 лет мы будем работать над созданием первой в истории отечественной культуры русской энциклопедии в 30 томах, которая будет содержать главные сведения о русском народе: о его истории, географии, этнографии, философии, литературе, искусстве, науке и просвещении. Одновременно Институтом ведется работа над созданием истории русского народа с древности до наших дней (10 томов).

4. А сейчас о странном преследовании. Как стало известно, оно не прекращается. После обыска у Вас дома, недавно сотрудниками Следственного комитета РФ проведены обыски и в Институте русской цивилизации, который Вы возглавляете. Православная общественность это воспринимает как попытку либеральной русофобской общественности остановить возрождение православной России…

– Так оно и есть. В нашей стране существует достаточно влиятельные антирусские, антиславянские, антиправославные силы, мы их называем пятой колонной, которые не хотят идти по пути Святой Руси, по-звериному ненавидят ее, любыми способами пытаются дискредитировать ее, замедлить и даже остановить движение православных русских патриотов.

Они есть всюду и даже в высших эшелонах власти. Один из них в 2016 г. получил видный пост и немедля стал сводить счеты с представителями русского движения. Обладая рычагами власти этот представитель пятой колонны усилил гонения на патриотов, начались обыски, преследования по 282 русской статье. У русских организаций стали отбирать здания и помещения, в которых они размещались — Международный славянский центр, Союз писателей России и др.

Был устроен погром в помещении Института русской цивилизации, все перевернуто, вывезены документы, книги, компьютеры. Уже пошел второй год, а нам их не возвратили. Действительно пятая колонна пытается остановить возрождение Святой Руси, православной России.

5. Впечатление такое, что Вас судят не по определенной статье (зловещей 282-й Уголовного кодекса РФ), но Вас судят за Ваше дело. Пожалуйста, выскажите Ваше мнение о судебном иске…

– Мне инкриминируется 282 русская статья. «Правоохранительные органы» выполняют заказ пятой колонны. Меня судят за книгу, которая вышла еще в 1999 году, а после этого переиздавалась почти 10 раз, в том числе на иностранных языках. Следователь три раза направлял письмо прокурору об отказе о возбуждении уголовного дела против меня, и три раза «сверху» поступало указание продолжить дело.

Мне также пытаются инкриминировать книгу, которую я редактировал, но отказался издавать.

Все доказательства против меня фальсифицированы. На всех этапах следствия сталкивался с грубейшими нарушениями правосудия. На своем примере должен констатировать, что в нашей стране «правоохранительная система» работает только по заказу и по звонку.

6. В прошлом году началось Ваше преследование, и оно продолжилось и в этом году. Примечательно, что это проходить именно во время столетия падения монархии в России и убийства св. Царя Николая. Ваши заслуги в озвучивании правды об этих событиях громадны. Можно ли Ваше преследование связать и с тем, (хотя это и выглядит довольно стирано), что, похоже на то, что дух русских либералов до сих пор питается из русофобского троцкизма…

– Российский либерализм всегда был связан с русофобским троцкизмом и сионизмом. В ряде своих книг я на фактах показываю, что либералы, участвовали во многих случаях подготовки цареубийства еще задолго до 1917 года, и сделали все, чтобы не допустить спасения Царской семьи, попавшей в лапы последователей Ленина и Троцкого.

В трудах Института русской цивилизации уже доказывается, что либерализм — антихристианская идеология, ставящая своей конечной целью «развенчание» вечных истин Нового Завета, уничтожение религии, монархии и национального мировоззрения и подмену их идеями стяжательства, погони за деньгами и плотскими удовольствиями, выдаваемыми за истинное выражение свободы человека. Либерализм отрицает непогрешимость Священного Писания, стремится свести на нет роль национальных традиций и обычаев, а также признанных национальных авторитетов. Разрушение христианства либерализм начинает с требования критических проверок вероучения, призывает адаптировать христианские идеи к современному нерелигиозному мышлению, изменить язык и форму передачи Евангельской вести, изъять из Нового Завета часть текстов, раскрывающих роль виновников Богоубийства.

Последнее требование является ключом к раскрытию сионистских корней генезиса либерализма. Развитие либерализма от Спинозы и Дизраели до Фридмана и Хайека показывает, что его крупнейшими идеологами были сионисты, и первые требования, которые выдвигал либерализм, касались введения свободной торговли, ограничения прав христианской Церкви и христианской монархии.

Сейчас в кругах близких верховной власти присутствует довольно много особенно одиозных либералов, среди них Кириенко (ответственен за дефолт 1997 г.), Юмашев (через которого осуществлялись темные операции семьи Ельцина), Чубайс, Собчаки, Станкевич и т.п.

7. В одном частном совместном разговоре, услышал от Вас, что по Вашем мнению, президент Путин всё-таки положительно относиться к Вам и к Вашим трудам. Можно ли тогда сказать, что преследование выдающих русских учёных и патриотов России, одновременно является и атакой на авторитет Путина в православном обществе?

– Большинство главных трудов мы направляли на имя президента, это тома наших энциклопедий, а так же ряд книг великих русских мыслителей. Нам известно, что некоторые наши книги: Бердяев «Философия неравенства» и Катков «идеология охранительства» особенно заинтересовали В.В. Путина. По книге Бердяева у меня взяли интервью для «ТВ Россия-24». Именно они и сообщили, что книгу прочитал президент.

Согласен, что преследования патриотов и нападки на наши организации – это одна из форм борьбы пятой колонны против В.В. Путина. Грустно осознавать, что либералы многого добились в дискредитации образа В. В. Путина среди патриотов. Повышение пенсионного возраста, переназначение в премьеры нелюбимого большинством Медведева, назначение в Администрацию президента печально известных деятелей лихих 90-х (Кириенко, Юмашева), преследование патриотических организаций и отдельных русских патриотов, привели к заметному уменьшению популярности президента.

Недавно я был на Всемирном русском соборе в Большом Кремлевском дворце. На нем выступал В.В. Путин. Меня поразила реакция зала на его выступление. Значительная часть зала не хлопала ему. Чего ранее не было.

8. Замечательна и Ваша работа в качестве главного редактора «Русского Вестника». Примечательно, что практически в каждом номере озвучиваются темы, злободневные для сербской патриотической общественности, темы сербских ветеранов, сербско-русской дружбы… То же самое можно сказать ещё и о Русской Народной Линии. А в остальных СМИ в России, сербская тема поднимается только в «шумных» новостях. Почему Вам интересна поддержка сербской патриотической общественности?

– Тема развития международного движения за славянское единство и взаимность одна из важнейших в газете «Русский Вестник», которую я возглавляю с сентября 2013 года. Еще раньше наш Институт занял издания трудов по славистики. Мы выпустили десятки томов произведений самых выдающих славистов – Ламанского, Будиловича, Миллера, Зеленина, Риттиха. Подготовили и издали труды практически всех славянофилов от Киреевского и Самарина до Шарапова и Щербатова.

Наших сотрудников и многих читателей волнует «восточный вопрос», судьба Балкан и югославянских территорий.

В конце 1980-х годов, когда в нашей стране протекала преступная «перестройка» мы с содроганием наблюдали за трагедией Югославии, обреченной мировой закулисой на заклания. Наша страна была тяжело ранена преступным руководством Горбачева и Ельцина, выполнявших указания западных правительств, не позволивших России прийти на помощь братскому народу.

Планы варварской вооруженной агрессии Запада против Югославии были разработаны на совещаниях Совета по международным отношениям и Трехсторонней комиссии. Именно эти органы приняли политическое решение «наказать» православный сербский народ за нарушение «правил игры» мировой закулисы. Главной виной сербов, с точки зрения мировой закулисы, считалось их твердость в отстаивании национальных интересов своего народа, главным из которых является сохранение православия и территориальной целостности и вера в Великую Сербию. В глазах руководителей мировой закулисы сербский народ являлся величайшим еретиком, так как единственный среди балканских народов сумел сохранить национальное правительство, нашедшее в себе силы и мужество противостоять диктату мировой закулисы. Я был в Югославии в это время, видел результаты варварской бомбардировки и разрушенные мосты.

Вооруженная агрессия США и их сателлитов по блоку НАТО в Югославии в апреле — июне была карательной операцией мировой закулисы, одним из этапов установления «нового мирового порядка». В результате этой операции пострадали миллионы людей, десятки тысяч были убиты во время бомбардировок (в том числе с использованием запрещенного международными конвенциями оружия), разрушена большая часть экономики Югославии. Мировая закулиса попрала принятые нормы международного права и конвенций ООН. Фактически официально провозгласив силу главным инструментом международных отношений.

Ввод на значительную часть территории Югославии в Косове войск НАТО является фактической оккупацией этой страны, направленной на ее постепенное уничтожение с передачей территории сопредельным государствам. Будь проклята система Запада, позволившая себе эти страшные преступления против славян!

9. Вы активны в ещё одном направлении – во Всеславянском движении. Связана ли возможно и эта работа с иском? Ведь понятно, что нашим врагам невыгодно сотрудничество между славянами?

– В мае 2015 года меня избрали председателем президиума Всеславянского союза. Это очень напряженная работа. Из важнейших мероприятий в этом направлении хотелось бы отметить создание трехтомной Славянской энциклопедии, работа над которой заканчивается в этом году. В ней подытоживаются главные факты и события славянского мира с древнейших времен до наших дней.

В 2016 г. мы осуществили Славянский ход по Белоруссии и странам западных славян — Польше, Чехии, Словакии. Проехали так же славянские территории Германии и Австрии. Посетили, в частности, Аркону на острове Тюген, Прагу, Братиславу, Будишип, Нитру. Бывшие славянские земли Берлина и Вены. Ход сопровождался различными культурными мероприятиями, возрождающими духовное единство славян.

Антиславянские силы в Западной Европе организовали злобную кампанию против нас. Они обвинили участников хода в намерении разрушить Евросоюз и НАТО, как будто мы ехали на танках, а не в автобусе.

А антиславянские силы внутри России организовали против нас провокации, потребовали, чтобы я вернулся в Россию, грозя мне арестом.

В 2017 г. нам удалось провести Юбилейный славянский съезд в память о Славянском съезде 1867 года, определившего славянскую идеологию на многие годы вперед. На съезде собрались более 220 делегатов из всех славянских государств мира. Это мероприятие стало важнейшим историческим событием в деле выработки современной идеологи славянского единства и взаимности.

Проведя первое заседание в Москве, у стен Кремля, делегаты продолжили свою работу на борту теплохода «Княжна Анастасия», прошедшего по маршруту Углич – Ярославль – Кириллов – Кижи – Свирострой – Валаам – Петербург. В рамках 14 конференций и круглых столов было заслушано более 300 докладов, выступлений, сообщений и презентаций.

Делегаты Юбилейного Всеславянского Съезда призвали общественность Белоруссии, России, Украины продемонстрировать свою волю к единству и выступить единым фронтом за создание Союзного государства Русь. В итоговых документах Съезда, принятых большинством делегатов, главной целью славянского движения провозглашено создание Содружества независимых славянских государств – Всеславянского Союза. Вместе с тем следует понимать, что, учитывая исторический путь России, объединившей в единой государство более сотни народов, она будет не только общеславянским объединительным ядром, но и центром притяжения народов как ранее входивших в Российскую империю, так и других государств. Созданный в 2011 году Евразийский Союз будет успешен только в том случае, если в нем будет усилена славянская доминанта. Союза славянских государств, объединенных Россией на началах равноправия, станет одной из основ многополярного мира.

Главный вывод, который сделали многие делегаты съезда – всемирная задача славянских народов и прежде всего России состоит в том, чтобы освободить человечество от того однобокого и ложного развития, которое получила история под влиянием Запада.

10. Читаем про поддержку русского православного общества, недавно и в Сербии свое отношение к вопиющему нарушению свободы слова выразили известные сербские культурные деятели. Насколько важна для Вас такая поддержка общественности?

– Нам очень важна поддержка международной славянской общественности и прежде всего сербов. У нас сейчас с сербами общая судьба. Мы должны друг друга поддерживать.

Но подрывные технологии Запада вслед за развалом Югославии так же мечтают разрушить и Российскую Федерацию.

Один из вождей нового мирового порядка Дж. Сорос в статье «Подрыв границ» через месяц после окончания бомбардировок НАТО заявил, что «Балканы нельзя реконструировать на основе национальных государств». По его мнению, чтобы покончить с национальной государственностью стран Юго-Восточной Европы, нужно взять их под протекторат Европейского Союза, который «должен развернуть свой зонтик над всем регионом». Новые границы предполагается установить для всех балканских стран, включая Югославию (без Косова), Албанию, Румынию и Болгарию. Во всех этих странах предполагается ликвидировать таможни, отменить государственное регулирование экономики, уничтожить национальные валюты и ввести евро.

Аналогичные идеи проводятся в документах Совета по международным отношениям. В программе «Реконструкция Балкан», разработанной по поручению Совета членом этого совета, президентом Фонда Карнеги М. Абрамовичем, Югославия отсутствует на карте Европы. Согласно этой программе 2реконструкция» Балкан будет осуществляться в условиях «мощного военного присутствия НАТО на его долговременных базах в Албании, Боснии, Македонии и Косове. В результате реконструкции на карте Балкан будут оставлены следующие государства: Албания, Косов, Румыния, Греция, Хорватия и Черногория».

Операция по переду границ и уничтожению национальных государств на Балканах в Совете по международным отношениям и других организациях мировой закулисы рассматривается как испытательный полигон расчленения России и уничтожения ее государственности. Тайная поддержка антирусских бандформирований в Чечне, Дагестане и на других кавказских территориях, осуществляемая американским правительством через режимы Саудовской Аравии, Пакистана, Турции, Азербайджана и Грузии, а также организованного на деньги ЦРУ движения «Талибан» и ИГИЛ (запрещенных в нашей стране) ставит своей целью отторгнуть от России территории, богатые нефтью, подготовить этот регион к роли российского Косова.

11. В сентябре 2017 года был запланирован Ваш визит к южным славянам с друзьями из славянского движения, в том числе и в Сербию, но это перенесено на весну 2019 года. Имея в виду сегодняшнюю ситуацию, насколько реален Ваш визит в Сербию весной 2019 года?

– Антиславянские, антирусские силы остановили Южный славянский ход. Мне запретили выезжать за границу. Начальник Пресненского следственного отдела издевательски заявила, что они боятся, что я сбегу от следствия за границу.

На самом деле выполняется заказ антиславянских, антирусских структур в нашем государстве, всеми силами препятствующих развитию славянского единства и взаимности.

Хочется верить, что благоразумие в нашем госаппарате победит и весной 2019 года мы совершил Славянский ход по всем Югославским странам – Сербия, Болгария, Македония, Хорватия, Черногория, Словения, Босния и Герцеговина – во имя духовного возрождения славян.

12. Спасибо за беседу, удачи в работе и в судебном разбирательстве, счастья в жизни… В заключении, кратко о Вашем отношении к Сербии и сербском народу…

– Русские любят Сербию и сербский народ. Многие из нас уверены, что направление развития идет в сторону возрождения понятия Великая Сербия, говорящая на едином языке. У меня до сих пор сохранились старые словари сербо-хорватского языка, вышедшие в начале 1950-х годов. Запад сделал все, чтобы разделить сербов и ослабить славян.

Но Запад в значительной степени проел свое будущее, глубокие тектонические изменения ведут к его разрушению и одновременно к возрождению единения югославянских народов при поддержке России. В этом будущее.

Источник: Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»? Правда о «русском» мате. Епископ Митрофан.

Не секрет, что мат в России в прошедшем XX веке обрел статус чуть ли не национального достояния, пытаясь утвердиться как неотъемлемый признак самоидентичности русского народа. Происходила героизация мата. Его представляли непременным фоном успешного выполнения особо ответственных задач, единственно возможным средством мобилизации как воинских подразделений, так и трудовых коллективов и, по сути, важнейшей духовной составляющей побед нашего народа в мирное и военное время.

С горечью приходится признать, что хотя сказанное, возможно, несколько и грешит преувеличением, но, по сути, поднимает большую морально-нравственную проблему, серьезную духовную беду, случившуюся с нашим народом в XX веке.

При этом, что скрывать, в наибольшей степени этим недугом поражены воинские коллективы – армия и флот. Прошедшие в 1990-е годы тяжелые локальные войны очевидным образом показали, что никакой иной аргументации в словесном противостоянии с врагом, кроме дикого мата, у российского воина на сегодня нет. И эту войну слов и духовных ценностей, стоящих за этими «боевыми» словами, проиграли мы вчистую.

Так с горечью долгое время считал и я, автор этих строк, пока не так давно познакомился с активным и весьма известным участником тех тяжелых событий на Северном Кавказе. Речь идет о легендарном «Чукче-снайпере», в прошлом бойце нашего спецназа ВДВ, а ныне священнике Русской Церкви отце Николае Кравченко.

Именно настоящая мужская работа, которая досталась ему на войне, и очень важное слово, прозвучавшее в бою, привели его к Богу.

Священник Николай Кравченко

СЛОВО СПАСЕНИЯ

«Смерть и жизнь – во власти языка» Притч. 18, 21.

В январе 1994 года группа разведки нашего спецназа ВДВ, уходя от преследования отрядов чеченских сепаратистов, укрылась в полуразрушенном здании Госуниверситета Чечни, что недалеко от знаменитой площади Минутка. Здесь же на одном из этажей спецназовцы обнаружили бойцов нашей пехоты – это были пацаны «срочники» с капитаном во главе.

Объединившись и заняв в здании круговую оборону, наши ребята вступили в тяжелый бой. Была надежда, что соседи услышат звуки боя и придут на выручку. Со своей неразлучной СВД лейтенант Кравченко делал все, что могло зависеть от отличного снайпера. И хотя эту работу он делал весьма успешно, ситуация неумолимо ухудшалась. Огонь и натиск «духов» нарастали, а наши возможности таяли…

«Через сутки стало понятно: подмоги не будет. Патроны практически у всех уже закончились, и нас все сильнее стало охватывать чувство обреченности, предчувствия неминуемой страшной развязки. И вот тогда я, наверное, впервые в жизни так явно, напрямую, взмолился к Богу: «Господи, сделай так, чтобы мы сумели вырваться живыми из этого ада! Если останусь жив – построю Тебе храм!”

Тут же пришла мысль: надо решаться на прорыв, и как можно скорее. Мы, офицеры, хорошо понимали, что эта отчаянная попытка вырваться безнадежна и, по сути, безумна, тем более с такими «вояками-срочниками”, совсем еще детьми. Максимум, на что мы надеялись, – так это на то, что, может, хоть кому-то удастся прорваться и остаться в живых. Может, потом хоть расскажут о нас…

Все приготовились к этому броску в вечность. Вокруг нас враг непрестанно голосил свои заклинания: «Аллах акбар!”, давя на психику и пытаясь парализовать волю.

И тут мы как-то разом решили, что будем кричать наше русское: «Христос Воскресе!” Это было странное, подсказанное извне решение. Не секрет, что во всех крайних, предельных ситуациях войны мы обычно орали диким, яростным матом. А тут вдруг совсем противоположное – святое: «Христос Воскресе!” И эти удивительные слова, едва мы их произнесли, неожиданно лишили нас страха. Мы вдруг почувствовали такую внутреннюю силу, такую свободу, что все сомнения улетучились. С этими словами, закричав, что есть мочи, мы бросились в прорыв, и началась страшная рукопашная схватка. Выстрелов не было. Лишь звуки страшных ударов и хруст, боевые выкрики, брызги крови, предсмертные хрипы и стоны заколотых и задушенных «духов”.

В результате мы все прорвались. Все до единого! Да, мы все были ранены, многие серьезно, кое-кто и тяжело. Но все были живы. Все потом попали в госпитали, но все и поправились. И я точно знаю, что если бы пошли на прорыв с нашим традиционным матерным криком – не прорвались бы, все бы там полегли.

Я стал священником и сейчас строю храм, работаю там же, в войсках. И теперь хорошо понимаю, что от слова, наполненного силой Божией, больше противника поляжет, чем от пули снайперской. И еще, что самое главное: тем же словом Божиим я теперь больше людей спасти смогу…»

Так почему же столь прилипчиво матерное слово и почему так трудно бывает отказаться от него? Что за сила живет в этих грязных словах? Откуда она черпается, где истоки той черной энергетики, воздействие которой ясно чувствует как сам матерящийся, так и объект его матерных поношений?

Пора сказать правду о русском мате.

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»

Много чего печального приключилось с нашей Родиной в прошедшем XX веке. Каких только социальных и экономических экспериментов, равно как и духовных опытов, не было поставлено над русским народом. Пагубные последствия этих испытаний довлеют над нами и поныне, отравляя нашу жизнь. Среди этого «наследия мрачных времен» оказалась и эта – особо прилипчивая – зараза, которая постепенно вошла в наш быт, в наши мозги и душу, цинично претендуя на часть российской «культурной традиции».

Тяжелое, грязное слово мата почти победило российский народ. Грех языка, грех похотливых, скабрезных слов, по сути, обрел в России статус нормы и уверенно и нагло претендует на некий героический «символ» российской духовной традиции. На этом нашем печальном заблуждении успешно спекулируют националистические силы бывших республик СССР, умело разыгрывая, надо признать, справедливое утверждение: «Жить с Россией – значит жить в матерщине». «В России матом не ругаются – на нем разговаривают» и т. п.

И действительно, матерное слово отвоевывает себе все новые территории, на которые еще совсем недавно вход ему был заказан. Еще в 60-е – 70-е годы XX века молодые люди никогда не допускали «крепких выражений» в присутствии девушек, строго оберегая девичий слух от этой грязи. Тогда еще срабатывал инстинкт сохранения рода, забота о здоровом потомстве.

О том, кого родят девицы нынешнего времени, можно себе представить, если они без стеснения стремятся перещеголять парней в умении материться. Будущая мама запросто поливает словесной грязью своих еще не родившихся чад, а потом будет удивляться, за что Господь наказывает ее скорбными обстоятельствами незадавшейся жизни. И уж точно вряд ли такое поврежденное грехом чадо будет утешением ей в старости.

Что же такое, собственно, есть мат? Мат с духовной точки зрения – это есть антимолитва. Через матерные слова происходит поклонения «князю тьмы» и, как следствие, человек отступает от Бога. При этом человек, конечно же, чувствует эту черную энергию, и она его возбуждает. Матерящийся притягивает силы зла и доверяется им.

Эта разрушительная энергия обладает способностью вызывать в человеке привыкание, зависимость наподобие наркотической. Привычка к мату во многом носит характер зависимости от наркотического вещества: человек уже не может жить без этой подпитки, но плата за этот допинг непомерно велика – он лишает себя помощи Божьей.

Даже когда человек искренне стремится избавиться от этой зависимости, он вынужден прибегать в своей речи к словам-заменителям типа «блин» и т.п., точно так, как отвыкающие от наркотических средств или от алкоголя взамен подчас пьют крепкий кофе или заваривают чифирь.

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»? Правда о "русском" мате. Епископ Митрофан. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ДРЕВНИЕ КОРНИ МАТА

Матерный язык есть наследие языческий верований, как славянских, так и индоевропейских. Во времена магических цивилизаций древности главной задачей выживания в тех условиях являлось привлечение на свою сторону энергий темных сил – падших ангелов или бесов, которых было принято уважительно называть «богами». Этим мрачным тварям строились величественные храмы и давались учтивые имена: Аполлон, Артемида, Перун, Велес, Осирис, Анубис, Ваал… В общем, «легион имя мне, потому что нас много» (Мк. 5, 9). Каждый стремился ублажить этих «богов» жертвоприношениями и заручиться их помощью в различных непростых жизненных ситуациях.

Наиболее мощной энергией всегда обладал базовый инстинкт человека – инстинкт продолжения рода, и были соответствующие духи-помощники, контролировавшие эту сферу человеческой жизни. Так называемые «фаллические культы», распространенные по всему древнему языческому миру, основывались на всемерном привлечении помощи «богов» через сексуальные оргии (вакханалии), храмовую проституцию, попрание стыда и целомудрия, плотскую вседозволенность и воспевание греха блуда. Этот механизм срабатывал безотказно, поскольку эти «боги-помощники» подпитываются греховной энергией человека и, паразитируя на человеческих страстях, превращаются в мощный генератор мирового зла.

Те словосочетания, которые сейчас сохранились под названием «матерщина», использовались в этих обрядах и ритуалах как магические заклинания, как проверенное средство привлечения «нечистых духов». При этом надо подчеркнуть, что к этим силам обращались с осторожностью и нечасто. Как уверяют исследователи тех культов древности, «употреблять эти слова можно было лишь мужчинам и не чаще нескольких дней в году, после чего они были под строжайшим запретом».

Одним из важнейших предназначений этих слов в магических обрядах славянских народов было наведение порчи на врага, проклятие его рода. Недаром все эти слова так или иначе связаны с детородными органами мужчин и женщин и процессом воспроизводства. Так в анонимной болгарской хронике XIII–XV веков слово «изматерили» означает вовсе не «обругали», но именно «прокляли».

Нынешние любители крепких выражений выглядят наивными детьми, плохо представляющими, чем, собственно, легкомысленно балуются и какие последствия навлекают на себя и на окружающих.

Как известно, принятие христианства на Руси положило конец «воспеванию» этой черной энергетики, этому служению силам тьмы. Важнейшей духовной задачей стало преодоление в людях прежних языческих законов нравственности, формирование христианской морали и введение табу на сакральную сексуальную лексику.

В средневековой русской религиозной литературе эти «срамные» словосочетания справедливо называются «еллинскими», поскольку в христианстве под словом «еллины» подразумевались все народы, жившие в языческой духовной традиции и поклонявшиеся идолам. При этом обряды этого поклонения во многом включали сексуальную лексику. Известно, что в христианской Руси это «кобелиное» непотребство образно и довольно точно именовали «собачьей лаей», или «лаей матерной».

Надо признать, что, несмотря на открытое и искреннее принятие русским народом Благовестия Христова, старые верования, по сути, в полной мере так и не были изжиты никогда. Можно даже сказать, что произошло некое слияние, приспособление старого, дохристианского, восприятия сакрального мира с новым христианским учением.

В указах царя Алексея Михайловича 1648 года указывается на недопустимость ритуального сквернословия в ходе свадебных обрядов, а именно «песен бесовских и срамных слов матерных и всякой неподобной лаи». В постановлениях Стоглавого собора и указах Ивана Грозного середины XVI века также воспрещается вспоминать языческие обычаи и сходиться «в святочные и купальские дни» на «бесчинный говор и на бесовские песни».

Но, тем не менее, колдуны, ведуны, знахари продолжали поддерживать в народе старую языческую духовность, и бытовая крестьянская магия полностью так и не была искоренена. Потому нет ничего удивительного, что те сакральные слова темных магических обрядов древности продолжали жить в памяти народа и временами прорывались в народном говоре.

Сейчас отдельные защитники матерного слова любят ссылаться на берестяные грамоты древнего Новгорода XII–XIII веков, где была замечена так называемая обсценная лексика (матерные слова). Но сразу заметим: из тысячи с лишним берестяных грамот, найденных археологами, эти нечистые слова упомянуты только лишь в четырех. Учитывая многотысячелетний опыт языческой культуры на Руси, можно сказать, что это вполне объяснимо и совсем не много.

Если оценить по существу причины и поводы применения обсценной лексики в берестяных грамотах, то, например, в первом случае – в грамоте из Новгорода № 330 – зафиксирована коротенькая шутка-дразнилка, довольно глупая, где «эффект непристойности помножен на эффект абсурда». В грамоте из Старой Руссы № 35 после длинного серьезного текста в конце дописано грубовато-шуточное приветствие брату – адресату послания.

В грамоте из Новгорода № 955 некая сваха Милуша употребляет слова из того самого языческого заговора «на успех свадьбы» – «конкретное» пожелание жениху с невестой, что вовсе не является матерным поношением, как было с восторгом растиражировано многими СМИ.

В последней грамоте из Новгорода № 531, по сути, обсцененных слов вовсе нет. Здесь изложена просьба некоей Анны вступиться за ее честь, поскольку ее «назвали «курвою”, а дочь ее б…». При этом надо сказать, что в те времена это слово (производное от слова «блуд») не было запрещенным (оно встречается и в церковнославянских текстах). Это нейтральное обозначение блудницы или проститутки. Публичное называние замужней женщины этим словом, согласно русскому праву, было тяжелым оскорблением чести и достоинства и влекло за собой серьезное наказание обидчика.

«ПОЖИРАТЕЛЬ» ПОТЕНЦИИ

«Известно, что врачи узнают, здоров человек или болен, осматривая язык.
Можно сказать, что и наши слова служат верным признаком здоровья или болезни нашей души».
Святитель Тихон Задонский

В наше время, когда представители «сильного пола» с такой лихостью употребляют эти сакральные и запрещенные слова, они вряд ли задумываются, сколь большому вреду подвергаются. Запросто можно утратить эту упомянутую силу своего пола и лишиться потенции, поскольку «незнание закона не освобождает от ответственности». Не так давно было установлено, что пребывание в атмосфере мата помимо возникающего «гормонального дисбаланса» в организме вызывает еще и «мутацию молекул ДНК».

Именно об этих трагических последствиях свидетельствует статистика нашего времени. Более 35 % (!) современных мужчин в возрастной группе от 18 и до 60 лет имеют серьезные (устойчивые) проблемы с потенцией. В дореволюционной России такой проблемы практически не было. Зарубежные медики, приезжавшие практиковать в Россию в конце XIX – начале XX веков, с удивлением отмечали, что «в сфере интимных отношений имеет место учащение случаев венерических заболеваний, но практически полностью отсутствует проблема мужской импотенции».

На сегодняшний день врачи свидетельствуют, что «90% случаев мужской эректильной дисфункции связаны с так называемыми психологическими факторами, и лишь 10 % вызваны реальными физическими расстройствами». Как мы понимаем, упомянутые «психологические факторы» – категория весьма «округлая» и неопределенная. В то же время, духовное здоровье, выбор и сохранение своих внутренних нравственных ориентиров – вещь вполне конкретная.

И когда говорят о пагубном влиянии на эту проблему современного состояния экологии, то с этим надо согласиться, однако, уточнив, что речь идет о духовной экологии, о том словесном фоне, в котором вынужден обитать современный человек. Идет целенаправленное разрушение духовной атмосферы, в которой живет, которую «вдыхает» человек и которая просто отравлена ядовитыми испарениями мата, миазмами гнилого слова.

Нет никаких сомнений, что энергетика сексуально-скабрезных ругательств реальна и сильна и в плане чисто физического воздействия на организм. Как подтверждают проведенные научные исследования, матерящийся испытывает приток в кровь мужских половых гормонов (андрогенов), что вызывает прилив сил, эйфорию, кураж, после чего наступают неизбежный тяжелый «откат», депрессия, уныние и, что самое печальное, обессиливание половой сферы и эндокринной системы, которая не выдерживает такой постоянной изнуряющей гормональной эксплуатации.

В то же время, приведенный факт активизации мужских половых гормонов научно объясняет и механизм физического воздействия матерных слов на женщин и девушек, для которых дополнительно образующиеся андрогены вредны и приводят к гормональным нарушениям, росту волос на теле, ломке и огрублению голоса и иным печальным проблемам. Об этом можно узнать у опытных косметологов: женщина, употребляющая матерные выражения, медленно, но верно на генетическом уровне превращается в мужика.

Есть еще одно народное наблюдение: у матерщинников «со стажем» гораздо быстрее наступают возрастные изменения, и внешне они выглядят много старше и «изношеннее» своих сверстников, которые счастливо избежали этой привычки.

Особенно опасно находиться в атмосфере матерщины в подростковом возрасте, когда закладываются важнейшие функции организма. Именно здесь кроются столь очевидные проблемы всеобщего нездоровья молодых людей нашего времени.

О том, что сейчас творится со здоровьем наших ребят, говорят факты. Каждый, кто помнит 60–70-е годы прошлого века, засвидетельствует, что ограничение для призыва в армию по состоянию здоровья было крайне редким, и если случалось, то воспринималось как жизненная катастрофа. По сути, это становилось невольным позором для юноши.

На сегодня, по информации Генерального Штаба, примерно 35 % юношей призывного возраста вообще не могут пойти в армию по причине серьезных проблем со здоровьем. Из оставшихся для призыва 65 % приблизительно треть имеет существенные ограничения по несению службы, также связанные с хроническими заболеваниями.

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»? Правда о "русском" мате. Епископ Митрофан. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ПАМЯТЬ ВОДЫ

«Кто хранит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою». Притч. 21, 23

Чтобы было понятно, насколько серьезны те пагубные изменения, которые провоцирует мат в организме человека, вспомним, что человек на 70% состоит из воды, а вода, как известно, имеет способность к восприятию и запоминанию информации.

В наше время проведены весьма обстоятельные исследования, показывающие разительные перемены, наступающие в составе воды под воздействием слов, имеющих как положительную, добрую направленность, так и отрицательную, агрессивную, злую.

Вода есть первооснова жизни, и неудивительно, что она реагирует и запоминает все, что происходит рядом с ней в окружающем пространстве. Запечатлевая в себе эту информацию, она приобретает новые свойства, изменяя свою структуру.

Уже давно установлено, что состояние воды меняется под воздействием физических полей. Однако теперь достоянием общественности стали и иные удивительные результаты научных исследований: вода воспринимает человеческие мысли, не говоря уже о словах. В Федеральном научном клинико-экспериментальном центре традиционных методов диагностики и лечения Минздрава России совместно с биофаком МГУ было проведено более 500 опытов с различными людьми, и в зависимости от их внутренних установок, нравственных и этических привычек вода изменяла свои свойства в ту или иную сторону.

Автор, не занимаясь специальными исследованиями, тем не менее, имел возможность убедиться в этом на собственном опыте. В течение многих лет, проходя службу в далекой поморской деревне, наблюдал, как в алтаре храма в сильные морозы все перемерзало, в том числе и вода, хранившаяся в банках. Так вот, замерзшая крещенская святая вода всегда представляла собой изумительное зрелище – чистейший лед с очень красивыми расходящимися от центра ледяными кристаллами в виде сияния. В то же время, хранящаяся для разных нужд неосвященная вода из деревенского колодца (наверняка не раз «обработанная» колхозным матом) превращалась в обычный мутный кусок льда, подчас со странными затемнениями в его структуре.

В упомянутом выше Центре экологического выживания и безопасности был поставлен эксперимент с целью еще раз проверить характер перемен, происходящих с водой после воздействия на нее нецензурной брани. Ради эксперимента исследователи «обругали» емкости с водой матерными словами. Ставилась задача выявления разницы в свойствах воды, духовно поврежденной матом, и воды, освященной в церкви на водосвятном молебне. Одной и другой водой были политы приготовленные для прорастания семена пшеницы. «В результате из тех зерен, которые были политы водой, «обработанной” матом, взошли только 48%, а семена, политые святой водой, прорасли на 93%».

Наверное, есть смысл задуматься, сколь катастрофически изменяются свойства воды питающей все внутренние ткани организма, живущего в атмосфере нецензурщины, и насколько больным становится такой человек. Страшно представить, какие разрушительные процессы происходят в тех упомянутых семидесяти процентах воды, что входят в состав каждого человеческого тела, после воздействия матерных слов. А уж тем более в мозгу человека, на 90 % состоящем из воды.

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»? Правда о "русском" мате. Епископ Митрофан. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ПОТЕРЯ ОРИЕНТИРОВ

«От гнилого сердца и слова гнилые». Русская поговорка

Как отмечают социологи, всплеск неудержимого распространения мата в обществе происходит в особые, трагические, переломные и революционные периоды истории. Так было в революционные годы начала XX века, это же повторилось и в «лихие 90-е».

Революция 1917 года (от revolutio (лат.) – переворот) вообще изменила качественный состав российского общества, изгнав из него наиболее образованные, культурные и нравственно крепкие слои населения. Таким образом произошло разрушение фундаментальных основ традиционной российской жизни и физическое уничтожение всех ее реальных носителей – русского дворянства, интеллигенции, офицерства, священства, промышленников, купцов, инженеров, крепкого трудолюбивого крестьянства и казаков.

Не секрет и то, каковым был состав «революционных масс», той самой движущей силы революционных событий октября 1917 года. Вместе с этим городским люмпеном и сбродом мат шагнул из бараков и питейных заведений на улицы и площади. Чтобы захватить власть и стать во главе этой распоясавшейся стихии, нужно было показать массам свое «недворянское» происхождение и заговорить с бунтовщиками на привычном для них языке. Именно с тех пор стихия нецензурщины и откровенной матерщины охватила всех пришедших к власти представителей государственного и политического руководства страны и в полной мере закрепилась в структуре РККА и ВМФ, на всех уровнях военного командования.

По сути, в стране возникла круговая порука: все были повязаны грехом. Кто матерится – тот «свой». Особенно наглядно этот принцип проявлялся в лагерях НКВД. Об этом вспоминал академик Д. С. Лихачев: «В лагере тех, кто не матерился, расстреливали первыми. Они были «чужие”. Когда человек матерился – это означало, что он «свой”. Если он не матерится, значит, имеет свое мнение, и от него можно было ожидать, что он будет сопротивляться».

Кроме того, в такие переломные исторические моменты (типа «перестройки») в обществе возникает масштабная потеря прежних ориентиров и острая нехватка подлинных ценностей, незыблемых принципов, то есть наступает массовая дебилизация.

При этом наиболее психологически не защищенные социальные слои, такие как молодежь, люди с низким уровнем образования и культуры, при отсутствии надежных вероучительных ориентиров стремятся компенсировать возникшую пустоту, эротизируя свою словесную (вербальную) активность, используя это как некую защиту, как неосознанный протест против социального давления.

Речь начинает изобиловать сексуально-скабрезными выражениями как некими словесными протезами. Таким образом нецензурщина восполняет скудость языка, а «междометный» мат для людей с недоразвитой речью становится единственным средством хоть как-то заполнить постоянные запинания при подыскивании нужных слов.

Но подчас бывает и наоборот. Изначально способный, талантливый человек, пристрастившись к мату, неизбежно теряет былые навыки полноценной речи. Матерные словосочетания и их примитивные конструкции убивают прежде богатый запас его слов, парализуют способность вызывать их из своей памяти и применять в нужном месте. В результате вся его речь скатывается к отчаянному «тасованию» одних и тех же бранных слов и междометий – к «собачьей лае».

ПОПЫТКИ БОРЬБЫ

«Indignus qui inter mala verba» (лат.) – «Позорно жить среди сквернословия»

Надо сказать, что, согласно с опросом Всероссийского центра изучения общественного мнения, российское общество сейчас в целом «негативно относится к использованию обсценной лексики в публичных выступлениях, в программах и материалах, рассчитанных на массовую аудиторию, считая употребление матерных выражений недопустимым проявлением распущенности».

Такую позицию занимает 80 % наших граждан. Но так же, как и с иными скандальными проявлениями «либерализма» меньшинств, оставшиеся 20 % защитников «свободы самовыражения» более крикливы и агрессивны. Особенно в условиях, когда активного и решительного противодействия матерщине в обществе и государстве не происходит. В бывшем СССР за произнесение нецензурщины в общественном месте органы правопорядка могли наложить взыскание в виде штрафа без судебного разбирательства.

В законодательстве Российской Федерации нецензурная брань в общественных местах квалифицируется как мелкое хулиганство и влечет наложение штрафа в размере от пятисот до тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток. В то же время, если оскорбление было нанесено «в неприличной форме» или «содержится в публичном выступлении», то вступает в силу уже УК РФ и полагается «штраф до 100 МРОТ, работы до 120 часов, исправительные работы до 6 месяцев». Но работают ли эти защитные механизмы, применяется ли эта статья? Конечно же, нет, посколькуте, кто должны ее применять, на практике сами постоянно под ней ходят.

Между тем государственный контроль в этом вопросе присутствовал еще со времен глубокой древности. «Законодатель, – справедливо указывал в IV веке до Р. Х. философ Аристотель, – должен удалять из государства сквернословие, потому что из привычки сквернословить непременно развивается склонность к совершению дурных поступков».

В дореволюционной России, когда открытый сквернослов был еще в диковинку, поскольку в абсолютном большинстве народ был верующим и боялся совершать такой тяжкий грех, было замечено, что матерщинники часто умирают скоропостижно. Для православного мира того времени это воспринималось как закономерная и заслуженная кара Божья. Нормальный человек, который беспокоился о своей загробной участи, стремился перед смертью непременно поисповедоваться, пособороваться, причаститься Святых Христовых Тайн и с чистой душей отойти ко Господу с миром.

Можно представить, как и с какой черной душой и с замершей на устах матерной бранью уходят в мир иной сквернословы. Какое ужасное легкомыслие в таком виде предстать пред Господом… Господь предупреждает в Евангелии: «За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36–37). И говорится здесь всего лишь о «праздном слове», то есть о легкомысленной, пустой болтовне. Что же ждет тогда человека на Суде Божьем за богохульное матерное слово…

Воздействие матерных слов на окружающих аналогично пассивному курению, когда от табачного дыма страдает не только курящий, но и люди, находящиеся рядом с ним. Получается, что все становятся «без вины виноватыми», вынужденными терпеть хамство и словесную грязь.

Речь идет о здоровье всей нации, о духовном здравоохранении, и здесь необходимы активные и превентивные меры, поскольку проблема сквернословия имеет государственный масштаб.

Матерящийся без всякого на то права насильно и внаглую вкладывает нам в уши вонючую грязь, словесное дерьмо. Помню, как однажды одному непрестанно матерящемуся субъекту я задал вопрос: «Если я сейчас принесу баночку с дерьмом, попрошу Вас открыть рот и буду ложечкой вкладывать Вам в рот это пахучее содержимое – Вы обидитесь на меня или нет? Будете ли согласно и терпеливо проглатывать или станете сопротивляться?» Он, конечно, был возмущен таким предложением, но при этом вкладывать в чужие уши свое словесное дерьмо он считал вполне допустимым и даже нормальным.

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»? Правда о "русском" мате. Епископ Митрофан. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ПОД МАСКОЙ МАТА

Если спросить психологов, то с психологической точки зрения нецензурной лексикой люди чаще всего маскируют свою жизненную неуверенность, заглушают чувство страха перед окружающими. Это характерно для ситуации войны, революционных беспорядков, социального беззакония, когда происходит разрушение прежнего привычного и стабильного мироустройства. Мат, как мы знаем, имеет активную атакующую направленность на все окружающее. Однако, став обыденным фоном и постоянно сопровождая речь человека, мат обличает его носителя, свидетельствует о его духовной, эмоциональной и психической слабости, о боязни окружающего мира, о постоянном ожидании неприятностей извне.

В то же время мат, сознательно допускаемый начальником в отношении подчиненного, явно служит средством грубого подавления личности, что приводит к болезни и разрушению коллектива и, в конечном итоге, к параличу в его работе. Упование командира на «матерный разнос» свидетельствует лишь об отсутствии профессионализма, о неспособности начальника четко и доходчиво поставить задачу, донести свои требования до сознания подчиненных, заинтересовать и простимулировать инициативу, создать коллектив единомышленников.

При этом надо честно признать, что подчас под таким «ревностным служением» и якобы «радением о службе» скрывается подлое животное желание «выспаться» на подчиненном, излить грязь своей души, свою злобную энергию и половую неудовлетворенность, свои нереализованные сексуальные фантазии, а чаще всего свою несостоятельность в сфере интимных отношений.

Нечто подобное проявляется и в известном факте демонстративной матерной речи у людей, так сказать, «воспитанных, культурных и образованных», что, по мнению психологов, является следствием снижения их сексуальной потенции. Они, не осознавая того, во-первых, пытаются восстановить потенцию, стимулируя себя «сексуальными парадигмами» в матерном выражении, а во-вторых, подбадривают себя, защищаясь от внутренних опасений перед наступившими неудачами на «половом фронте». Хрестоматийный пример – упоение матерщиной стареющих Льва Толстого и Ивана Бунина.

Любители всячески оправдать засилье мата в нашей жизни стремятся сослаться на авторитеты и непременно упоминают наших знаменитых поэтов – Пушкина, Лермонтова, Маяковского, Есенина… Что об этом можно сказать? Даже эти люди, «золотой фонд» нашей литературы, всегда оставались, по сути, простыми смертными со своим недостатками, многочисленными искушениями, страстями, грехами.

Выдергивать из их величайшего поэтического наследия несколько строк с «непечатными» выражениями и размахивать ими, как «грязным бельем», недостойно воспитанного человека. Кроме того, нецензурные эпиграммы и четверостишия Пушкина, Лермонтова и некоторых других авторов никогда не публиковались и вообще обнародованию не подлежали. Эти «опусы» стали достоянием гласности в Европе благодаря нашим политическим эмигрантам лишь во второй половине XIX века.

Что касается поэтов «революционной эпохи», то их матерные строки отражают эпатажный, распутный дух того времени, свидетельствуют об утрате привычных ориентиров и, в конечном счете, о трагической судьбе каждого талантливого и творческого человека, доверившегося стихии революционного хаоса и разрушения.

ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

Мат – страшная бесовская сила. Ее нарастание в обществе неизбежно приведет к деградации русского языка, к его угасанию как великого мирового языка. По сути, это война с целью лишить нас этого величайшего богатства, доставшегося русскому народу от предков. Надо сказать, что подчас мы даже и не замечаем, каким сокровищем обладаем. Пусть не обижаются иные нации, но насколько порой бедно и невыразительно по сравнению с русским выглядят языки других, казалось бы, весьма достойных наций мира.

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»? Правда о "русском" мате. Епископ Митрофан. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Бывая на международных конференциях, проводимых Пушкинским Домом (Институтом русской литературы), я неизменно удивлялся неподдельному интересу и любви к нашему языку и русской литературе со стороны литературоведов других стран мира.

Итальянские ученые-слависты неожиданно открыли мне то, о чем я никогда не задумывался. Они утверждают, что помимо того духовного богатства и глубины, что являет миру наша литература, необычайной притягательностью обладает само звучание нашего языка. «Вы даже не представляете, как красиво звучит русская речь, ваш язык очень благозвучен для восприятия на слух, – говорила мне итальянский филолог, профессор Стефания Сини, – очень приятно изучать и произносить ваши слова».

Те же россияне, кто принял для себя мат как языковую норму, похоже, и не задумываются над тем, какую страшную работу по разрушению нашего национального достояния они проводят, занимаясь целенаправленной дебилизацией русской речи, великого русского языка. При этом эти люди подчас искренне любят Россию и не задумываясь станут на защиту ее национальных интересов. А вот в вопросе матерщины они будто бы и не понимают, насколько серьезна задача сбережения чистоты нашего языка.

При этом, надо заметить, далеко не все члены нашего общества столь легкомысленны. Так, например, уголовный мир, «блатная» среда матерщину в своих рядах, как известно, жестко пресекает. Там существует табу на мат. Причина такого странного «благочестия» весьма поучительна для наших рассуждений. Как мы уже сказали, матерщина представляет собой угрозу для любого языка, следовательно, и для «фени», воровского жаргона.

Поскольку в этом тайном языке заложена вся система ценностей жизни «по понятиям», внутренняя иерархия преступного мира, воровская романтика и традиции, то профессиональный преступный мир строго охраняет «чистоту» своего языка. Мат же, как известно, приводит к деградации языка, по сути, парализует его жизненную силу, подменяя живую речь первобытным примитивизмом «собачьей лаи».

О страшных пределах деградации речи, до которых может докатиться человек, полностью отдавшийся во власть матерных слов, писал еще До- стоевский в «Дневнике писателя». Писатель, что называется, «диву давался», как некий его собеседник с помощью вариаций одного матерного слова выражал всю гамму своих чувств и мыслей.

Очень точно заметил один наш известный современник: «Совершенствовать свой язык – громадное удовольствие, не меньшее, чем хорошо одеваться, только менее дорогое…»

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»? Правда о "русском" мате. Епископ Митрофан. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

НА ФЛОТЕ

С печалью следует признать, что наиболее стойкие, можно сказать, «героические традиции» повседневной грязной матерщины сложились в армии и на флоте. Сейчас, когда речь идет о введении института войсковых священников, о необходимости перемены духовной атмосферы в армейских коллективах, возвращения чистоты в души воинов, самым явным препятствием этому процессу станет грязная привычка материться.

О какой молитве на кораблях и частях Российского флота, о каких прошениях к Богу за дорогих людей, «за тех, кто в море», может идти сейчас речь? Это, увы, исключено, поскольку ни для кого не секрет, что вся жизнь моряка постсоветского времени, его душа и сердце отравлены откровенной матерщиной. Просто диву даешься, с каким упоением и даже гордостью моряки флота российского изливают друг на друга эту словесную грязь.

Этот ублюдочный язык страшно не вяжется с мужественной красотой морской службы, со старинными морскими традициями, корабельными терминами, благородной строгостью морской формы. Все потрясающие возможности нашего языка, самого красивого в мире, удивительного по богатству слов, разнообразию нюансов и оттенков речи, свелись к этой примитивной словесной грязи. Временами даже становится странным то, что этот лексикон почему-то до сих пор не введен в официальный перечень командных слов, не закреплен в уставах как официальный язык общения в армии и на флоте.

Современная Российская армия и флот стоят перед огромной проблемой – духовной пустотой бытия. Каждый человек, настоящий мужчина, а уж тем более военный профессионал, должен иметь в сердце основополагающую идею своего служения, ту, что составляет главный смысл его жизни. Эту великую духовную цель, за которую можно и умереть. Та составляющая веры Христовой, которой была так сильна Русская армия в прошлой истории нашего государства, сегодня практически полностью отсутствует.

Российские ребята лишены самого главного оружия воина – стержня Веры, без которого невозможно быть уверенным в правоте своего дела, обрести бесстрашие и спокойную силу, ясное чувство бессмертия души, которое более всего духовно подавляет противника. И которое, скажем честно, явным образом смело демонстрирует нынешний враг и глумится, видя эту нашу позорную «духовную кастрацию».

Почему все-таки эта гнусная традиция, принесенная так называемыми «революционными матросами», опьяневшими от офицерской крови и вседозволенности 1917 года, оказалась для нас дороже традиций российского офицерства, этой «белой кости и голубой крови», традиций святого адмирала Федора Ушакова, генералиссимуса Суворова, адмиралов Нахимова, Синявина, Макарова?.. Неужели и сейчас мы будем продолжать следовать этому главному признаку «рабоче-крестьянского» происхождения как необходимому условию проявления лояльности к безбожному режиму кровавого XX века?

Так не было в Российском флоте. Мой прадед в конце XIX века 12 лет отслужил на кораблях царского флота. По свидетельству моей бабушки, самым страшным словом, которое он мог позволить себе «во гневе», было: «У, чумичка!» Произнести слова грязной ругани, употребить «гнилое слово» не мог ни один воин-христианин, потому как это – явный грех. И Господь может наказать, отступив от тебя.

Активное внедрение мата в народ, и в частности в ряды рабоче-крестьянской красной армии и флота, было непременным условием и главным рычагом искоренения в них христианской морали и нравственности, неизбежным фоном отлучения человека от Бога, от веры его предков. Творцы безжалостного эксперимента, проведенного над Россией в XX веке, хорошо это понимали. Воин, допустивший в свой повседневный обиход матерные слова, автоматически отгоняет от себя Силу Божью, Его помощь и защиту. И, конечно же, Ангел Хранитель, данный каждому христианину при Крещении, отходит от своего подопечного, уступая место темным силам зла, падшим ангелам, или, проще, бесам.

Выбор в пользу сил тьмы делает сам человек, «прикармливая» их своими «гнилыми словами».

«КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ»? Правда о "русском" мате. Епископ Митрофан. История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

ЧЕРНАЯ ЭНЕРГИЯ ЗЛА

С кем же конкретно, с какими невидимыми темными силами общается человек, используя «матерные мантры»? Откуда взялись эти твари, что непрестанно крутятся возле человека, готовые спровоцировать очередное злое дело?

Священное Писание говорит об этой давней трагедии мирового масштаба, изменившей ход вселенской истории. В стародавние времена случилось так, что самое великое творение Божье, «печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты» (Иез. 28, 12) – всесильный архангел Денница, впав в тяжкий грех гордыни и зависти, восстал на своего Творца. «От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою; за то Я повергну тебя на землю», – произнес Господь приговор над этим великим гордецом. В своем падении он получил новое имя – Сатана, или Дьявол.

В этот богоборческий бунт падший архангел сумел втянуть и увлечь за собой треть всех некогда подчиненных ему духовных сил вселенной, изначально именуемых ангелами. Теперь, будучи проклятыми Богом, они утратили свой прекрасный облик и прежнее имя, стали безобразными тварями – бесами. Оставшиеся верными Господу духовные силы во главе с архангелом Михаилом, получившим чин Архистратига Божьего, вступили в сражение с изменниками. Случилась великая битва, и Дьявол со своими клевретами был низвергнут на землю. Отныне местом их обитания стала наша материальная среда.

Как известно, с человеком в то время также произошла беда. Будучи в Эдеме, люди, прельстившиеся ласковыми обещаниями «великого лжеца», по сути, вошли в сговор с Дьяволом. Наши праотцы поверили этому «лукавому змию» и пошли по пути союза с падшими ангелами для достижения силы тайных знаний. С тех пор человечество вступило на путь формирования магической духовности, языческих культов – и были созданы великие оккультные цивилизации древности. Но с того же времени человечество потеряло и свое счастье в жизни. Почему?

Силы, которым доверился человек, будучи проклятыми Богом, абсолютно злы. Они злы по определению и потому не способны творить добро. Они вроде бы действительно могут оказать помощь человеку, будь то, маг, колдун, шаман, волхв… И при этом вроде бы творят добро, облегчают жизненные ситуации, даруют исцеления в болезнях, дают сверхсилу в единоборствах, наводят беду на врагов… Но всегда остается одно неизменное, абсолютное и вечное условие оказания этих «добрых» услуг – непременное большее зло, которое произойдет в будущем. Это онтологическое свойство сил бесовских, которое является следствием проклятия, что было произнесено над Сатаной: «И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты» (Быт. 3, 14).

Эти твари полностью утратили потребность в красоте, любви, доброте, но при этом остро нуждаются в нечистоте, зловонии, безобразии. Потому самой вожделенной и питательной средой для них является духовная атмосфера мата, зловоние гнилостного слова, бездумно изливаемые легкомысленным человеком. Черная энергетика зла, которая возникает от такого симбиоза мира духов и мира людей, неизбежно подрывает духовное и физическое здоровье человека, наваливается на него тяжелыми психическими состояниями, тоской, хронической усталостью. В жизни человека плодятся изнурительные проблемы и довлеет угроза серьезных происшествий.

И еще: надо помнить, что даже в случае наступления критической, опасной для жизни ситуации Господь не нарушит основополагающего закона человеческого бытия – свободы выбора, и не поможет несчастному – конечно, в том случае, если человек выбрал сторону сил тьмы, что регулярно подтверждает матерными выражениями.

Свобода выбора, дарованная Богом каждому из нас, – фундаментальное отличие человека от всех иных тварей. Каждый день человек свободно выбирает между добром и злом, ориентируясь на закон совести – закон Божий, живущий внутри его сердца. Подобный выбор абсолютно невозможен даже для самого высокоорганизованного представителя животного мира, всегда действующего по законам своей природы и неспособного сопротивляться властному указанию врожденных инстинктов. Выбор в пользу добра и света, который ежедневно должен совершать человек, есть тяжкий труд, но и величайшее достоинство человека.

Даже столь весьма условно верующий человек – Эммануил Кант – вынужен был с «удивлением и благоговением» назвать две неизменно присутствующие в мире вещи: «звездное небо надо мной и моральный закон во мне».

Поэтому, каким бы негодяем или извергом ни являл себя тот или иной человек, все равно в нем остается врожденный «камертон» морали и нравственности. Потому главная задача, изначально стоявшая перед «князем тьмы», а затем и перед его многочисленными последователями, пытавшимися повести ход мировой истории по пути зла и богоборчества, – заглушить этот врожденный, дарованный Богом голос совести. Гитлер, например, в полной мере понимал важность этой задачи, инструктируя солдат вермахта перед решающими битвами на Востоке: «Я освобождаю вас от химеры, именуемой совестью».

Кстати, недалеко от этих призывов возвести безнравственность в норму ушли и наши недавние «учители». Так, «великий вождь революции» В. Ленин в известной работе «Задачи союзов молодежи» дает молодым строителям коммунизма конкретную жизненную установку: «Нравственно то, что выгодно пролетариату». Эти слова равнозначны призыву завершить историю человечества, ибо принятие подобного постулата делает дальнейшее бытие мира лишенным смысла.

Для сил тьмы вопрос всегда состоит только в том, в какой мере удастся заглушить человеческую совесть, какие средства действуют наиболее радикально. Так вот, мат – весьма надежная анестезия от этого беспокоящего человека голоса совести, от нравственной чистоты и порядочности. Мат оглушает человека, парализует способность контролировать чувства, желания, действия и, примитивизируя их, делает «простыми, как мычание».

ПЛАЧУЩИЙ АНГЕЛ

«Гнилыми», грязными словами матерящийся оскорбляет, унижает, «опускает» своего собеседника. На сакральном же уровне происходит подавление собеседника через натравливание на объект матерного поношения так называемых бесов, или падших ангелов.

Вследствие такой привычки человек переходит на сторону сил тьмы. Еще раз предупредим, Ангел Хранитель, который даруется каждому христианину от Господа при Крещении, непременно отходит от человека и не вмешивается в происходящее, поскольку уважает свободу своего подопечного, добровольно выбравшего себе иных помощников. Святое Писание учит: никто «не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Лк. 16, 13).

Таким образом, все то великое множество святых угодников Божьих, кои по роду своего служения были верными заступниками и хранителями «всех сущих в море далече», – со времен 1917 года моряков Российского флота больше не охраняет. Это была величайшая победа князя тьмы, и до сегодняшнего дня российские моряки «твердо стоят на страже этих завоеваний». Поэтому так неуютно человеческой душе внутри современного корабельного пространства, наполненного грязным словом: там все «нечисто», там живет зло, которое в любое время может вырваться на свободу и разгуляться в полную силу, разрушая и калеча всех и вся.

Человек добровольно отдал свою жизнь во власть дьяволу, забыв Божье предупреждение: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места Диаволу. Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно давало благодать слушающим. И не оскорбляйте Святаго Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления» (Еф. 4, 29).

Не искоренив матерщину, ситуацию в армии и на флоте не изменить. Время, в течение которого Господь жестоко наказывал Россию, дав неограниченную власть над ней силам зла в лице безбожного режима, наконец истекло. Мат теперь не будет прощен Господом, как это было во времена советского флота. Теперь от самих людей зависит, когда они расстанутся с этой «отрыжкой» мрачных времен. Господь ясно говорит: «Не может из тех же уст исходить благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть. Течет ли из одного источника сладкая и горькая вода?» (Иак. 3, 5).

ПОБЕДА ПЕРЕСВЕТА

«Удар языка сокрушит кости;
многие пали от острия меча, но не столько, сколько павших от языка».
Сир. 28, 21

Современные апологеты матерного языка часто ссылаются на его энергетику, утверждая, что с ее помощью легче решать особо трудные задачи, идти в атаку или просто преодолевать страх.

Духовная сила, естественно, имеет и материальное измерение. Не секрет, что помощь воину в сражении подчас приходит сверхестественным образом, поступает извне. Сейчас среди молодых людей, служащих в армии и во флоте, и особенно в спецподразделениях, становится популярным неоязычество. За стремлением обратиться к духовной практике восточных единоборств, равно как и славянских магических воинских обрядов, стоит попытка вернуться к темным силам прошлого, вновь призвать давно побежденных и изгнанных христианством так называемых «богов, которые в существе не боги» (Гал. 4, 8).

Восточные единоборства имеют свою строгую духовную практику: мантры, молитвы, дыхательные упражнения и прочие формы «работы с энергиями», что в переводе на язык христианина означает «привлечение себе в помощь падших духов», или, проще говоря, «бесов».

Желанная цель каждого адепта этой системы – получить себе в помощь ангела тьмы, желательно высшего ранга. Но этот вопрос «ранга», или достижения высших уровней «посвящения», находится в прямой связи с достигнутой степенью контакта, или вверения себя во власть этих сил. Достижение такого духовного симбиоза человека и беса как раз и дает те самые удивительные физические сверхвозможности, так очаровывающие нетвердых в вере молодых людей. (Почитайте воспоминания знаменитого и плохо кончившего Брюса Ли, который хорошо знал эту свою «тень», своего «помощника» и даже не раз видел его).

Недавно на собеседовании у Святейшего Патриарха я обратил внимание на картину, висящую в его приемной. Это был подлинник картины Павла Рыженко «Победа Пересвета». На полотне изображена знаменитая схватка непобедимого татаро-монгольского богатыря Челубея и нашего Александра Пересвета – монаха, который по особому благословению преподобного Сергия Радонежского вышел со своим собратом Андреем Ослябей на бой на Куликовом поле.

Великая мудрость и прозорливость замечательного русского святого, преподобного Сергия, проявилась в самой сути этой схватки. Это была битва сил света и сил тьмы. И это вовсе не образное выражение, а самое существо событий, произошедших 8 сентября 1380 года.

Когда мы стояли перед этой картиной, один из игуменов Троице-Сергиевой лавры рассказал нам такую историю. В лавре есть монах, который во времена своей юности, как и многие тогда, был увлечен восточными духовными традициями и боевыми искусствами. Когда началась перестройка, он с друзьями решил поехать в Тибет, дабы поступить в какой-нибудь буддийский монастырь. С 1984 года, когда монастыри Тибета открыли для доступа, правда, по ограниченным квотам, туда стало приезжать множество иностранцев. И надо прямо сказать, что к чужеземцам отношение в монастырях было крайне скверное: все-таки это тибетская национальная духовность.

Наш будущий монах и его друзья были разочарованы: они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам и молитвам… Такое отношение продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Они стали переговариваться между собой, и в разговоре прозвучало слово «Пересвет». Стали выяснять, и оказалось, что имя этого русского монаха записано в особой святой книге, где фиксируются их важнейшие духовные события.

Победа Пересвета занесена туда как событие, которое выпало из привычного хода вещей. Оказывается, Челубей был не просто опытным воином и богатырем – это был тибетский монах, прошедший подготовку не только в системе боевых искусств Тибета, но и освоивший древнейшую практику боевой магии – Бон-по. В результате он достиг вершин этого посвящения и обрел статус «бессмертного».

Словосочетание «Бон-по» можно перевести как «школа боевой магической речи», то есть искусство борьбы, в котором эффективность приемов боя беспредельно возрастает за счет привлечения путем магических заклинаний силы могучих сущностей потустороннего мира – демонов (бесов). В результате человек впускает в себя «силу зверя», или, проще говоря, превращается в единое с демоном существо, некий симбиоз человека и беса, становясь бесноватым. Платой за такую услугу является бессмертная душа человека, которая и после смерти не сможет освободиться от этих жутких посмертных объятий сил тьмы.

Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких, избранных духами, воинов-тибетцев всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то Челубей и был выставлен на единоборство с Пересветом – чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских.

На известной картине В. М. Васнецова оба воина изображены в доспехах, что искажает глубинный смысл происходившего. Павел Рыженко написал этот сюжет вернее: Пересвет на схватку вышел без доспехов – в облачении русского монаха великой схимы и с копьем в руке. Поэтому он и сам получил тяжелую рану от Челубея. Но «бессмертного» он убил. Это вызвало полное замешательство татарского войска: на их глазах произошло то, чего в принципе не может быть. Нарушился привычный ход вещей и пошатнулись незыблемые законы языческого мира.

И по сей день служители духов тьмы, мастера восточных единоборств, хранят память о том, что есть некие «русские», у которых есть свой Бог, сила которого неодолима. И этот русский Бог выше всех их богов, и воины этого Бога – непобедимы.

Вспомним, именно такими непобедимыми стали наши ребята в январе 1994 года (с чего мы начали нашу книжку), прорвавшиеся из окружения чеченских боевиков, как только вспомнили веру своих предков и призвали на помощь не грязную силу языческого мата, а неодолимую силу святых слов христианской молитвы.

Думается, сейчас на Руси завершается наконец мрачный период духовного безвременья. Пора всем нам вернуться к духовным истокам нашей великой страны, припасть к ним. Сила нашего народа и российского воинства – не в доспехах и не в мантрах. Еще в первые века христианства язычнику, римскому императору Константину Великому перед решающим сражением приснилось изображение Креста и слова: «Сим победишь». Он поверил, нанес Крест на свои знамена – и победил. Этот языческий правитель тогда хорошо усвоил, что в мире есть нечто большее, чем языческие грязные словосочетания, магические приемы и «тантрические практики».

Есть Господь наш, Который над всем миром и над всеми «богами». Если мы действительно Ему верны, то мы непобедимы.

МАТ есть сквернословие, то есть, словестная скверна.

«Скверна это – мерзость, гадость, пакость, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно, нечистота, грязь, гниль, тление, мертвечина, извержения, кал, смрад, вонь, непотребство, разврат, нравственнон растление, все богопротивное, противоположное молитве».

Толковый словарь
живого великорусского языка
Владимира Даля

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Подвиг Царской Семьи – наш маяк: Беседа с организатором Царских крестных ходов в Петербурге о. Алексием Масюком.

В № 22 (190), в интервью о Русских святых ХХ века и Царской Семье (см.: Царь воистину православный: Монархия в России была и должная быть удерживающей новый мировой порядок силой),  писатель и ученый Валерий Павлович Филимонов рассказал, что в Петербурге еще с начала 90-х годов регулярно совершаются многолюдные Царские крестные ходы, организует которые протоиерей Алексий Масюк. Милостию Божией, посетив Северную столицу, мы познакомились с батюшкой Алексием и расспросили его об этом важном покаянно-просветительском подвиге.

С начала 1990-х годов отец Алексий проявляет активность в общественной жизни города. Его несомненной заслугой является организация и проведение Царских крестных ходов, с 1991 года на дни памяти Царя Мученика Николая II ежегодно собирающих у храма Спаса на Крови прежде десятки, а теперь сотни верующих. Батюшка внес существенную лепту в подготовку народа России к прославлению святых Царственных Мучеников. Кроме того, в дни памяти Русских Государей он принимает участие в служении панихид в усыпальнице Дома Романовых в Петропавловской крепости. Пастырь радеет о Царском просвещении: выступает на монархических мероприятиях, на радио, публикуется в православной и патриотической прессе.

– Отец Алексий, как, с чего у Вас началось почитание Царственных Мучеников?

– Почитание Царственных Мучеников мне привито в семье, моей матерью, а ей – от ее матери. Моя бабушка, которая умерла до моего рождения, окончила гимназию и учительскую семинарию. Это дореволюционное образование сделало ее более сведущей касательно исторической памяти по сравнению с обычным советским обывателем. И хотя о злодейском убийстве Царской Семьи тогда и дома можно было говорить только шепотом, как и о Боге, эти разговоры побудили мою мать назвать меня Алексеем – в честь умученного Наследника.

– Расскажите, пожалуйста, о Царских крестных ходах, которые Вы организуете уже столько лет. С чего все начиналось? Где и как они проходят? Какие тенденции наблюдаются в настоящее время?

– Когда мы начинали свои крестные ходы, была настоящая весна Православия. Это происходило в 1991 году, с благословения владыки Иоанна (Снычева). Время, когда он возглавлял нашу кафедру, – это целая эпоха, очень благоприятная для православного и патриотического возрождения.

Подвиг Царской Семьи – наш маяк: Беседа с организатором Царских крестных ходов в Петербурге о. Алексием Масюком. Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Место, откуда идет наш крестный ход, довольно многолюдное, туристическое: Екатерининский канал, храм Спаса на Крови, или храм Воскресения Христова – памятник мученической кончине Государя Александра II Николаевича, построенный на народные средства.
Поначалу крестные ходы собирали огромное количество людей, заполнялась не только площадь перед входом в Михайловский садик, но и сам садик. У нас даже фотографии сохранились, когда шел дождь и зонтиками было покрыто огромное, насколько хватает глаз, пространство…

– А по каким критериям выбирали место?

– Чтобы была связь с Царским подвигом и – в центре города. Александр II – дед святого Царя Мученика Николая Александровича. Он тоже пролил свою Царскую кровь за те устои, которые хранил. Он желал для России процветания без революционных потрясений и, как отмечают нынешние историки, успешно совершал преобразования в Русской жизни. Конечно же, врагам нашей страны, врагам Христовым не нужно было такое мирное эволюционное развитие. Им нужны были потрясения, как говорил Столыпин, – поэтому и пролилась Царская кровь на набережной Екатерининского канала.

Подвиг Царской Семьи – наш маяк: Беседа с организатором Царских крестных ходов в Петербурге о. Алексием Масюком. Монархия

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Мы помним, как Государь явил великодушие, истинно Царскую милость, когда, несмотря на смертельную опасность, вышел к потерпевшим от первого взрыва. Было же два взрыва. Один совершенно не повредил Государю, а второй оказался смертельным. Так вот, Царь мог бы в ту же минуту скрыться, сразу удалиться от опасного места; случись это сегодня – армия телохранителей бросилась бы на него и закрыла своими телами… Нет, он по-христиански вышел к этим несчастным, которые пострадали от первого взрыва, среди них был даже подросток. К нему Царь и направился – и оказался одиноким и беззащитным перед новой бомбой – террориста Гриневицкого.

И это место, если кто бывал в храме Воскресения, огорожено сенью: с благоговением сохранена даже мостовая, на которой пролилась кровь Государя. Там все сделано добротно и с любовью. Русский народ был потрясен цареубийством и отозвался на него теми свершениями, которые прославили имя Наследника, Государя Александра III. Между прочим, будучи Наследником, именно Александр III основал нашу больницу и наш храм при ней. С Божией помощью удалось восстановить памятник Императору, разрушенный большевиками.

Начинания Царя Александра III поддержал народ. А начинания эти выразились в том, что для блага Отечества Православие, Самодержавие, Народность должны быть превыше всего. Возвращение к этим вековым устоям России и заложило основу благоденствия нашей страны. Последние два царствования мы считаем наиболее благоприятными, благодетельными для Русского народа. За это время население России увеличилось вдвое – по одному этому показателю можно судить об успехах и стремительном развитии. Это, можно сказать, некая вершина, акме Русского Самодержавия, да и всей исторической России. Она была заложена реформами Царя Александра II, но выправлена и упрочена уже волей Александра III.

Ну, а при Николае II Россия не оценила благодеяний Божиих и проводников этих благодеяний – своих Государей. Были даны свободы, которые, как оказалось, не всякий человек может с пользой употребить, во спасение своей души и для блага своего Отечества. Случилось, как в акафисте Царю Мученику сказано: «Всякими чудесы яви Господь благоволение Свое Русским людем, дондеже преогорчиша Господа зело…» И была попущена революция и все последующее…

– В какие дни вы собираетесь у Спаса на Крови?

– Три раза в год: 2/15 марта – на праздник иконы Божией Матери «Державная», 6/19 мая – в день рождения Государя Мученика Николая II, и 4/17 июля – в день Царской Голгофы.

Сначала наш крестный ход шел от Спаса на Крови до Казанского собора (ок. 1 км), такой маршрут сохранялся несколько лет. Т. е. мы перекрывали своим шествием Невский проспект (ок. 150 м). Вот какая была свобода, весна Православия! Городские власти позволяли это делать, по крайней мере не усматривали в этом каких-то нарушений порядка или создания транспортных проблем.

А потом, лет 15 назад, Матвиенко, бывшая тогда губернатором Санкт-Петербурга, категорически запретила пересекать Невский, даже был послан ОМОН, чтобы остановить наш крестный ход. Но мы шествие повернули через подземный переход и прошли к Казанскому собору, не пересекая проезжую часть. Ну, а потом нам уже и это запретили. Мы стали ходить через Итальянский мостик (400 м от храма) и, не доходя Невского, возвращались, делая положенный круг вокруг храма Воскресения. Т. е. наш маленький крестный ход, по продолжительности и длине пути, к сожалению, в итоге сократился раза в три…

– Как думаете, почему так происходит?

– Трудно сказать, что у чиновников в голове. На словах они все за сохранение традиций, за семейные ценности. Но как можно утверждать семейные ценности, если мы не чтим главную Семью России – святую Царскую?! Ведь они являются образцом высокой нравственности, истинно христианской, православной… В общем, можно сказать, наш крестный ход страдальчески пробивает себе дорогу. Добиться разрешения каждый раз очень сложно, в трех инстанциях нужно получить подписи, все это с постоянными придирками, волокитой с документацией; оформление бумаг затягивают до последнего. Уже пора давать информацию участникам о крестном ходе, а мы еще никаких разрешений не получили…

– А церковные власти как относятся к такой ситуации?

– В этом году впервые в истории нам дано письменное благословение от правящего архиерея. Раньше официальной бумаги не было. Но оказалось, что светские власти и этим готовы совершенно откровенно пренебречь. Например, в этом году нам не дали разрешения на Крестный ход в 150-летний юбилей дня рождения святого Царя Мученика Николая. Пришлось ограничиться молитвенным стоянием. Хотя мы все сроки соблюли, все было подано вовремя – нет, придрались к каким-то мелочам. Некоему комитету по транспортному движению не понравилось, что наш 20-минутный Крестный ход собрался идти по пешеходной зоне и несколько метров по узкой едва загруженной дорожке с односторонним движением.

– Что Вы думаете о нынешнем духовном состоянии Русского народа?

– Картина невеселая. Наш Крестный ход – красноречивая иллюстрация сегодняшнего положения. Очень мало молодежи. Кто продолжит многолетнюю традицию крестных ходов в Царские дни? Какое-то равнодушие и к прошлому, и к будущему Отечества. А ведь сейчас – пожалуйста, вся информация доступна, но теплохладность и лень питают друг друга; книг никто не читает, отсюда и проистекает неразвитость. Все кажется трудным, непонятным, далеким – про какого-то Царя им говорят, о каком-то туманном и непонятном прошлом. Дух времени делает свое дело. Чтобы прийти к почитанию Царской Семьи, нужно быть отзывчивым ко всему подлинному, нефальшивому, отзывчивым к истинной нравственной красоте, которой сияют Царственные Мученики. А это, увы, зачастую не востребовано нынешними людьми.

Но подвиг Царской Семьи – это наш светоч, наш маяк. Если мы хотим разобраться, что есть белое, а что черное; что добро, а что зло – то вот, мы обращаемся к этому образу. К мыслям, трудам, начинаниям Царя Мученика, а также Государыни Мученицы, их Детей – и получаем ясные исчерпывающие ответы на вопросы, как относиться ко всем этим явлениям – к глобализации, к обновленчеству, к апостасии… Все это они – Царская чета – предвидели и положили свои венценосные главы, чтобы остановить. При этом Мученики были фактически одиноки – наш Царь один шел против течения всей мировой апостасии – каково?! Какую силу духа нужно иметь, какую твердую веру!.. Сегодня даже из соображений государственной безопасности, обороны страны, нам необходимо вернуться к духовным ценностям и устоям, которыми мы все прежние века держались.

– А в церковной среде как обстоит дело с почитанием Царской Семьи и пониманием ее подвига?

– Имеющий уши да слышит… Кто-то понимает этот пример и подвиг глубже, и кого-то это острее, личностней касается, а кто-то – нет, лишь формально, поверхностно; признал потому, что Церковь признала. Поэтому, к сожалению, нельзя сказать, что в церковной среде, в отличие, например, от спящего общества в целом, присутствует всеобщее осознание и почитание Царской Семьи и их подвига. Того, что требуется – покаянного осмысления той жертвы, какую положили во основание духовного возрождения России Царь и Царица, – этого пока и здесь не видно. Не говоря уже о том, что во многих храмах даже икон-то Царственных Мучеников нет…

– Что можно ответить тем людям, которые считают, что Царская тема сегодня не актуальна? Почему, каким образом она касается всех нас?

– Надо понять, что 100 лет назад произошла трагедия, цареубийство – весь народ впал в страшный недуг, а раз так, то пора нам в конце концов выздоравливать. Не говорю уже о духовности и святости, хотя это наша цель, но для начала нужно как минимум избавиться от недуга, выздороветь, просто стать нормальными людьми… Впрочем, самые здоровые и нормальные – это и есть святые! Ну, а у нас, получается, год 100-летия Царской Голгофы запомнится проведением в России чемпионата мира по футболу… Вы посмотрите, что творится на улицах, в магазинах, в новостях… Уверен, что фетишизация спорта, футбола нагло навязывается населению. Вопрос – кому это нужно, кто так заинтересован в популяризации ложных ценностей?..

– Как мы должны встретить 100-летнюю годовщину Царской Голгофы? Следует ли священноначалию призвать православный народ к сугубому трехдневному посту перед 17 июля и соборной покаянной молитве в сам день памяти Царской Семьи?

– Об этом остается только мечтать! Ответить на вопрос о характере проведения скорбного юбилея не так уж просто. С одной стороны, у нас так сложилось, что без поддержки, указания сверху, событие не приобретает должной значимости, но это же приводит и к казенщине, вульгаризации! Очевидно, что все-таки важнее внутреннее личное обращение каждого Русского человека, как блудного сына, к своему Отцу – Царю Мученику. Он – ходатай пред Богом за нас. «Народ согрешит – Царь умолит», – так ведь мыслили некогда на Руси.

Внутренне каждый должен полюбить своего законного по сей день Государя, данного Богом для нашего спасения, и благоговейно приклониться и покаяться перед ним в том, что совершили наши предки, – в предательстве и отступлении. И в том, что сами мы тоже жили как не помнящие родства Иваны. И очень даже привыкли к такой жизни, гораздо более удобной и комфортной, чем жизнь с исторической и тем более покаянной памятью. Какая еще историческая память – только голову забивать себе… Но что мы на Страшном Суде услышим за такое жестокосердие?

А все-таки мы – страна с 1000-летней историей, культурой, каждый из нас – ее частица, носитель духовно-нравственных ценностей России, исторической традиции. Ее необходимо любить и воскрешать, каждому по мере сил.

– О чем Вы молитесь Царю Мученику?

– О Державе Российской, конечно. И народе ея. О всем, что сказано в молитвах к нему. И не устану повторять, что необходимо покаяние. Вообще, самое прочное основание для молитвы – это прежде всего и всегда покаяние, а уж в нашем-то случае это абсолютно очевидно. У нас без Царя получается – или самая кровавая власть, или самая казнокрадская, вот и выбирай! Но мы чаем от Бога данного правления. Об этом и молимся.

– Выучили ли мы уроки столетия? Что нам можно ожидать в нынешнем положении?

– Опять же – скорбями будем выздоравливать, раз не хотим свободной волюшкой, когда все уже раскрыто, показано, указано лучшими современными умами… Нет, не слышим их. Значит, посыплются ракеты на головы или еще что-нибудь. И это будет и наказанием, и спасением. Потому что Господь Свое стадо бережет – чтобы оно не рассеялось по стране далече.

– Но что-то же в этой ситуации должно нас утешать?

– Что благодеяние Царя Мученика Николая II для России, его значение и духовная сила – неисчерпаемы. Его подвигом мы и устоим.

Беседовала Анастасия Державина

+ + +

Так недавно ходили вы здесь, по земле!
Фотографии ваши остались простые.
Стали солью земною в житейской золе
Страстотерпцы святые.

Ваши кости в безвестьи омыли дожди.
Жили вы, сомневаясь, быть может, но веря.
Весь ваш подвиг простой, как и наш впереди:
Вы не приняли Зверя.

Ваша тихая горница столь же чиста,
И лампадка зажженная так же мерцает.
Губы шепчут молитву, что нас сберегает
В ожиданьи Христа.

Протоиерей Андрей Логвинов

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Я люблю тебя, Россия…

Я люблю тебя, Россия,
Дорогая наша Русь.
Нерастраченная сила,
Неразгаданная грусть.
Ты размахом необъятна,
Нет ни в чём тебе конца.
Ты веками непонятна
Чужеземным мудрецам.
Много раз тебя пытали,
Быть России иль не быть,
Много раз в тебе пытались
Душу русскую убить,
Но нельзя тебя, я знаю,
Ни сломить, ни запугать.
Ты мне — Родина родная,
Вольной волей дорога.
Ты добром своим и лаской,
Ты душой своей сильна.
Неразгаданная сказка,
Синеокая страна.
Я б в берёзовые ситцы
Нарядил бы белый свет.
Я привык тобой гордиться,
Без тебя мне счастья нет!

М. Ножкин

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.»

С 13 по 17 ноября 1920 года проходила Крымская, или Севастопольская эвакуация морем частей Русской армии и сочувствующего ей гражданского населения из Крыма. Операция была заранее проработана и спланирована штабом генерала П. Н. Врангеля. За время эвакуации из портов Крымского полуострова (Севастополь, Евпатория, Керчь, Феодосия, Ялта) вышло 126 судов, почти 150 тысяч человек покинули Родину.

Многие участники Крымского исхода отмечали, что эвакуация военных и гражданских проходила мирно. Никого не принуждали выезжать или оставаться. На суда этой русской эскадры были погружены войска, семьи офицеров, часть гражданского населения крымских портов. Погрузка лазаретов, многочисленных управлений и служб, а также населения шла довольно организованно и в полном порядке. Отвратительные сцены, происходившие при эвакуации из Одессы и Новороссийска, когда люди давили, выбрасывали за борт друг друга в Крыму не повторились.
Последние месяцы белого Крыма неразрывно связаны с именем генерала барона Петра Николаевича Врангеля. Сменив своего предшественника – генерала Антона Деникина, на посту главнокомандующего весной 1920 года, Врангель проявил себя не только как опытный военачальник, но и как замечательный организатор, который сумел в условиях катастрофы фронта и тыла осуществить невозможное: получив в наследство от своего предшественника деморализованную и разбитую армию, в предельно короткие сроки восстановил ее дисциплину и боеспособность.

Приняв Добровольческую армию в обстановке, когда Белое дело было уже обречено, генерал барон Врангель тем не менее сделал почти невозможное для спасения ситуации. Но когда, оставленный союзниками без поддержки, он вынужден был принять решение об уходе из Крыма, то спланировал и эту горестную операцию блистательно.

«Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив в тяжелой обстановке» – писал о главнокомандующем Русской армии в Крыму – бароне Врангеле один из его прежних командиров в Первой мировой войне. Эти качества барона спасли тысячи жизней и в трагические дни ноября 20-го на полуострове.
11 ноября 1920 года началась подготовка к погрузке на корабли. На основании данных, полученных от начальника Морского управления и командующего Черноморским флотом, вице-адмирала Михаила Кедрова, Врангель распределил тоннаж по портам. Для погрузки в Керчи отводилось 20 тыс. тонн, в Феодосии – 13 тыс., в Ялте – 10 тыс., в Севастополе – 20 тыс., в Евпатории – 4 тыс. Кроме того, главнокомандующий дал указание разработать порядок погрузки тыловых и гражданских учреждений, больных, раненных, особо ценного имущества, запасов продовольствия и воды. Для эвакуации задействовались не только имеющиеся в наличии корабли, но и иностранные военные суда.
В Севастополе улицы патрулировали чины комендатуры, казаки и юнкера. Случаи мародерства немедленно пресекались. На улицах, примыкавших к порту, было поставлено оцепление, пройти через которое можно было, только имея при себе специальные пропуска. С раннего утра 13 ноября по улицам Севастополя начали передвигаться повозки и группы людей, направлявшихся в сторону порта. Желающие выехать записывались в штабе генерала Скалона, и их количество оказалось столь велико, что уже тогда стало ясно, что расчеты Южнорусского правительства и штаба Врангеля будут значительно превзойдены, а тоннажа судов может оказаться недостаточно. Днем 13 ноября в Севастополь прибыли перегруженные людьми последние поезда, в том числе поезд командующего 1-й армией генерала Кутепова.

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

С утра следующего дня стали проходить на погрузку воинские части. Следовали они в образцовом порядке, не останавливаясь и не растягиваясь. Их встречали специально выделенные офицеры и провожали прямиком к пристани. К 14 часам 14 ноября 1920 года погрузка на корабли была завершена. Несколькими часами ранее, в 10 утра, Врангель объехал на катере грузящиеся суда, затем вернулся на Графскую пристань, где в это время снимались последние заставы юнкеров. Главнокомандующий обратился к ним с речью:

«Оставленная всем миром, обескровленная армия, боровшаяся не только за наше русское дело, но и за дело всего мира, оставляет родную землю. Мы идем на чужбину, идем не как нищие с протянутой рукой, а с высоко поднятой головой, в сознании выполненного до конца долга. Мы вправе требовать помощи от тех, за общее дело которых мы принесли столько жертв, от тех, кто своей свободой и самой жизнью обязан этим жертвам…»
Днем Врангель с сопровождавшими его офицерами вновь погрузился на катер, который доставил барона на борт крейсера «Генерал Корнилов». Судно простояло на рейде до ночи, и после того, как бухту покинули почти все корабли, снялось с якоря. Но взяло курс не к берегам Турции, а в Ялту и Феодосию. Врангель пожелал лично убедиться, что и здесь погрузка прошла успешно.

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Сложно проходила эвакуация из Феодосии и Керчи. Здесь уже шли погромы, пытались распоряжаться вышедшие из подполья большевистские военно-революционные комитеты. Поэтому, чтобы обеспечить погрузку, врангелевцам пришлось восстанавливать элементарный порядок. Кроме того, эвакуацию осложняли скверные погодные условия. Из Азовского моря в Керченский залив течение нанесло большое количество льда, который заставлял суда дрейфовать. Некоторые из них вскоре сели на мель. Определенные трудности сопровождали погрузку на корабли в Ялте и Евпатории. Как и в соседних портах, здесь остро ощущалась нехватка судов, воды и угля. И все же эвакуация их этих портов прошла относительно спокойно.

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Последние корабли Русской эскадры отплыли от крымских берегов 17 ноября 1920 года. Генералу Врангелю удалось эвакуировать с полуострова 145 693 человек, не считая судовых команд. В том числе около 50 тыс. чинов армии, свыше 6 тыс. раненных, остальные – служащие различных учреждений и гражданские лица и среди них около 7 тыс. женщин и детей. Из флота юга России ушли все суда, которые смогли устоять на воде: 66 вымпелов (18 боевых судов, 26 транспортов и 22 мелких судна), 9 торгово-пассажирских пароходов, мелкие суда торгового флота и почти все частновладельческие.

На кораблях условия у беженцев были разные: «Я не говорю про американские пароходы, на которых беженцы пользовались всеми удобствами и даже комфортом… Это – иностранные пароходы, и пассажиры их – случайные счастливцы… Но, казалось бы, на русских судах условия эвакуации должны были быть более или менее одинаковы. Между тем на одних пароходах была грязь, давка и голод, и лишний багаж сбрасывали в море. На других же была и вода, и провиант, и разрешали брать с собой все, что угодно», — писал в своих воспоминаниях Петр Семенович Бобровский, один из руководителей Симферопольской городской думы. Кто-то смог выехать лишь с одним вещевым мешком. А у кого-то оказались захвачены с собой и мебель, и дуговые электрические фонари, и клетки с курами. Из-за этих «запасливых» людей на кораблях многим не хватило места.

«Все пароходы были битком набиты, некоторые оказались на полпути без воды и без угля… Люди стояли плечо к плечу. Я думал, что это временно, что их разместят по каютам. Но потом я узнал, что каюты были уже переполнены, и все эти люди так и доехали до Константинополя, стоя в страшной тесноте на палубе», – вспоминал П. С. Бобровский.
Путь на чужбину был трудным. Перегруженные людьми и ценным имуществом, корабли добирались до берегов Турции в течение нескольких дней. Скученность, теснота, отсутствие бытовых удобств, не были единственными проблемами, которые военным и беженцам пришлось испытать на себе. Не хватало питьевой воды и провизии. В день на человека выдавалось по стакану жидкого супа и по нескольку галет. Через четыре дня такого питания те, кто не имел с собой никаких съестных припасов, уже не могли подняться, чтобы сделать глоток свежего воздуха. Сложнее всего приходилось тем судам, которые вышли из Керчи. Они попали в семибальный шторм, в результате чего затонул эсминец «Живой», на борту которого находилось 260 человек.

РУССКИЙ ИСХОД…. «МЫ НА ПОДОШВАХ УНЕСЛИ ТВОЙ ГОРЬКИЙ ПРАХ, СВЯТАЯ РУСЬ.» История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Все корабли, ушедшие из Крыма, благополучно прибыли в Константинополь, кроме одного. Миноносец «Живой» бесследно исчез в штормовом море. Но об этом узнали, только достигнув берега, так как с кораблем не было радиосвязи. «Живой» из-за неисправностей шел на буксире «Херсонес». В штормовом море буксирный конец лопнул, а новый подать не получалось, и «Живой» был оставлен. Когда стало известно о крушении, спасательные суда повернули к предполагаемому месту гибели эскадренного миноносца, но корабль, его пассажиры и экипаж бесследно исчезли. Не удалось найти ни одного человека.

Многие верили, что эвакуация – дело временное, и вскоре они вернутся, чтобы продолжить борьбу. Лишь самые прозорливые понимали, что покидают Россию навсегда.

Играет стяг над головой,
А душу надрывает грусть:
Мы оставляем за спиной
Родной очаг — Святую Русь.
Растаял берег за кормой,
А впереди глухая тьма.
Мы проиграли этот бой
За наши храмы и дома.

И на парижских мостовых
Мы будем вспоминать порой
Узоры куполов цветных,
По утру тронутых зарёй.
Там вихри тёмные взмели
Тебя на деревянный брус.
Мы на подошвах унесли
Твой горький прах, Святая Русь.

Ещё не сломана печать,
И реют над страною вновь
Неутолимая печаль
И пригвождённая любовь.
Вернутся блудные сыны,
И снова повлекут нас в храм
Колокола своей страны,
Любовь к отеческим гробам.

Прости, родная сторона!
Прости, оболганный народ!
Ты до сих пор ещё больна,
И до сих пор твой заткнут рот.
Но сквозь кровавую печать,
Плечей твоих на дыбе хруст,
Я узнаю в твоих очах
Тот тихий свет, Святая Русь.

Святая Русь, твой скорбный лик
Запечатлён в твоих сынах.
И всякий русский — твой должник,
И каждый воин твой — монах.
В горниле Страшного Суда
Расплавится кровавый бред —
Мы будем вместе навсегда,
Святая Русь — Фаворский Свет.
Геннадий Галкин

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Фильм по предисловию к книге «Покаяние спасёт Россию. О Царской семье».

«Мы верим, что Россию ожидает великое будущее. Но чтобы открылся новый светлый Путь для России, каждый член общества должен пройти через раскаяние и покаяние в своём сердце. Для покаяния не нужны толпы народа, митинги и демонстрации. Тихое сердечное раскаяние даже одного человека воспринимается всей нацией. Достижения на духовном пути одного человека ложатся в копилку духовных достижений нации».

Автор фильма Анна Борисова (Россия, Новосибирск)

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Протоиерей Александр Малых. Патриарх Тихон и Белое движение

Среди советских патриотов, да и среди духовенства, достаточно широко распространено мнение, что белые были ничем не лучше красных, что красные были даже более правы и поэтому создали «великую империю» СССР, что патриарх Тихон отказывался благословлять белых в их борьбе с большевизмом и что Церковь не должна быть ни белой, ни красной, т. к. всё это политика, а Церковь должна быть аполитичной.

В подтверждение тезиса об аполитичности приводят заявление патриарха Тихона о невмешательстве в политическую борьбу от 8 октября (25 сентября старого стиля) 1919 года и позднейшие еще более компромиссные заявления.

Патриарх Тихон, действительно, отказался благословить генерала Деникина на борьбу с красными. Но этот факт можно объяснить тем, что Добровольческая армия под возглавлением Деникина была сильно зависима от Антанты, белые вожди находились под политическим руководством февралистов, будучи сами выдвиженцами Временного правительства.

В качестве иллюстрации духовного состояния Белой армии на ее начальном этапе можно привести слова архиеп. Аверкия (Таушева): «Есть люди, до сих пор продолжающие смущаться и соблазняться тем, будто святейший патриарх Тихон не дал благословение кому-то, кто просил его благословить борьбу Белой армии против большевиков. Но ведь мы не знаем, как все это доподлинно было, при каких обстоятельствах и в какой обстановке все это происходило. А кроме того, к прискорбию нашему приходится признавать, что и в Белой армии не все было духовно благополучно. Нередки были случаи, когда белые воины, с таким подъемом певшие «Смело мы в бой пойдем за Русь Святую!» о Святой Руси по-настоящему и не помышляли и вели себя нисколько не лучше, чем самые отъявленные большевики».

Но исчерпывают ли эти факты вопрос отношения патриарха Тихона к Белому движению? Почему говоря от отказе патриарха благословить Деникина, не упоминают о свидетельствах, говорящих о благословении патриархом графа Келлера и Верховного Правителя России адмирала Колчака? Почему забывают, что при всех несовершенствах своего духовного облика Белое движение боролось за православную Россию, за Святую Русь, за Церковь, а красные стремились их уничтожить?

В защиту Белого движения приведем здесь мнение доктора исторических наук Василия Жановича Цветкова:

«…представители Белого движения были, конечно, людьми православными. Оказавшись в изгнании, в зарубежье, в послании, как тогда говорилось, они продолжали сохранять православные традиции. Но, если посмотреть на период Гражданской войны, то есть на период 1917–1922 годов, то здесь положение Русской Православной Церкви, отношение Церкви в Белому движению было не таким однозначным.

Начнем с того, что Святейший Патриарх Тихон, как известно, ни в одной из своих деклараций, ни в одном из своих заявлений официально не заявил о поддержке Белого движения. На этом основании сейчас очень часто утверждается, что Святейший Патриарх не благословил Белое движение… И отсюда наиболее активные публицисты подчас делают вывод о том, что раз Патриарх не благословил Белое движение, значит, косвенно он, наверное, сочувствовал советской власти, большевикам, которые потом как бы осуществили мессианскую задачу русского православия.

Если посмотреть на те конкретные условия, в которых находился Святейший Патриарх Тихон, мы ни в коем случае не должны забывать, где он находился в период Гражданской войны. Это было, не побоюсь этого слова, заточение, в Москве, в условиях постоянной, ежедневной, может быть, даже ежечасной слежки, которую вели за ним органы ЧК. И в таких условиях провозглашать официальное благословение даже не Белому движению, а, может быть, какому-то конкретному его лидеру, невозможно.

С другой стороны, мы знаем протоколы допросов Святейшего Патриарха, когда он, не скрывая своих симпатий, сказал, что он оказывал молитвенную поддержку Деникину, Колчаку. То есть он молился за них, может быть, с точки зрения православных ценностей это было даже гораздо важнее, чем передача формального благословения.

С другой стороны, если мы посмотрим на положение дел на территориях Белых правительств, там мы увидим, что православные приходы восстанавливаются, открываются храмы, совершаются богослужения, более того, проходят два региональных Собора: Юго-Восточный Собор и Всесибирский Собор Русской Православной Церкви, которые устанавливают временный порядок управления епархиями, контролируемыми Белыми правительствами, до того момента, пока не произойдет воссоединение со Святейшим Патриархом. Тогда те архиереи, правители, политики, военные и церковные лидеры должны будут как бы отчитаться перед Святейшим Патриархом о том, что происходило за это время на территориях, где были белые. То есть никакого раскола с Москвой, никакого отделения от нее и Святейшего Патриарха, как это иногда приходится слышать, мы здесь не видим. Наоборот, здесь как раз стремление к сохранению единства этой структуры управления.

Очень важный момент, что отношение лидеров Белого движения к Русской Православной Церкви было уже иным, чем в синодальный период до 1917 года. И здесь мы можем отметить тот факт, что Колчак официально заявил о признании всех актов и распоряжений, которые были сделаны Поместным собором Русской Православной Церкви в 1917–1918 годах. Предполагалось введение специального ведомства, которое бы не контролировало, не руководило Церковью, как это было со времен Петра Великого, а оказывало бы ей поддержку, прежде всего поддержку финансовую, и тут мы тоже можем отметить факт, что адмирал Колчак неоднократно заявлял о первенствующем характере Русской Православной Церкви по отношению ко всем другим конфессиям, существовавшим на тот момент на территории бывшей Российской империи. Оказывается материальная поддержка, обязательно восстанавливается преподавание Закона Божьего и в обязательном порядке Церковь сохраняет статус регистрации гражданских актов – то, что было исключено советской властью: рождение, крещение, венчание, отпевание – все эти обряды должны быть обязательно освящены, сохранить свой сакральный, православный смысл именно как таинств Русской Православной Церкви.

В отношении военных показательным примером может служить Белая Сибирь, где осенью 1919 года зарождается так называемое крестоносное движение, создаются дружины Святого Креста. Это очень интересный факт, который до недавнего времени трактовался подчас в публицистике как какое-то проявление мракобесия, когда православные священники чуть ли не одевают на себя пулеметные ленты, берут в руки винтовки и идут в штыковую атаку. Конечно, ничего подобного не было. Дружины Святого Креста создавались именно как дружины добровольцев, в основном состоявшие из беженцев из европейских губерний, контролировавшихся советской властью. Эти дружины Святого Креста должны были стать своего рода стержнем, вокруг которых образовались бы какие-то новые воинские формирования, основанных на духовном значении борьбы с большевизмом.

Борьба с большевизмом – это не просто борьба с захватчиками власти, как это можно понять с точки зрения права, политики, но это борьба с безбожной властью, с безбожной идеологией, это борьба с теми, кто поставил власть земных законов выше власти небесной. Конечно, такого рода движение воинских частей тоже получало поддержку со стороны Колчака.

А на Белом Юге, например, предполагалось создание легионов (термин, может быть, не очень уместный, но тем не менее) Святейшего Патриарха Тихона. То есть в честь Святейшего Патриарха предполагалось создать отдельные воинские части.

Что касается благословений, то они преподавались, и преподавались неоднократно иерархами Русской Православной Церкви, которые были на территории Белых правительств. И здесь уместно привести пример священномученика Сильвестра, архиепископа Омского и Павлодарского. Архиепископ Сильвестр (в миру Ольшевский Иустин Львович) причислен к лику святых русских мучеников Русской Православной Церкви. Он был известен как духовник адмирала Колчака. Сохранилось всего несколько писем, написанных владыкой к адмиралу, но в них сквозит забота, попечение о своем духовном сыне. Владыка пишет о том, что, возможно, стоит заботиться о военных победах, нужно думать о победах на фронте, но, с другой стороны, ни в коем случае нельзя забывать о духовном возрождении и в частности есть указание об отправке на фронт Евангелий и нательных крестов. А это было на тот момент актуально: те же самые красноармейцы, попадая в плен, ни креста, ни Евангелия при себе не имели. И, возвращая в белую армию, их надо было вернуть обратно в лоно Русской Православной Церкви. Думаю, что эти моменты очень важные.

И в завершение, наверное, имеет смысл сказать, было или нет благословение адмирала Колчака лично Святейшим Патриархом Тихоном. Мы имеем тому достаточно достоверные свидетельства, сохранившиеся у адъютанта Колчака, о том, что Колчаку была передана очень маленькая фотокопия иконы Николая, архиепископа Мир Ликийских, Чудотворца (Можайского), покровителя моряков (это тоже важно отметить), с ворот московской башни ворот Московского Кремля. Этот образ пострадал во время обстрелов боев 1917 года и тем не менее сохранилась как раз та часть иконы, где Николай Чудотворец держал в руках меч. И в письме Святейшего Патриарха Тихона было отмечено, что этим мечом духовным благословляется и адмирал Колчак на свершение своего духовного подвига борьбы за возрождение России. Эта иконка была передана очень сложным путем, прошла через линию фронта, что лишний раз подтверждает, что в условиях постоянной, тотальной слежки Святейший Патриарх Тихон, конечно, не мог официально выразить свою позицию».

Белое движение и Православие

О благословении патриархом Тихоном Верховного Правителя России и главы Белых армий адмирала Колчака свидетельствовал в своих записках личный адъютант Александра Васильевича ротмистр Владимiр Князев. Вот что он писал: (Князев В.В. Жизнь за всех и смерть за всех. США, Джорданвилль, 1971, с. 20-23):

«В первых числах января 1919 года к Верховному Правителю, адмиралу А.В. Колчаку приехал священник, посланный Святейшим Тихоном [Беллавиным], Патриархом Московским и всея Руси, с фотографией образа Св. Николая Чудотворца с Никольских ворот Московского Кремля. Так как эта фотография была очень малого размера, с ноготь пальца, она была отдана в Пермь для увеличения.

Священник был в костюме бедного крестьянина, с мешком на спине. Кроме крошечного образа, с большим риском для жизни священник пронёс через большевицкий фронт ещё письмо от Патриарха, зашитое в подкладке крестьянской свитки. Мне удалось наскоро скопировать части прекрасного благословляющего письма Патриарха Тихона Адмиралу:

«Как известно всем русским и, конечно, Вашему Высокопревосходительству, перед этим чтимым всей Россией Образом, ежегодно 6 декабря, в день Зимнего Николы, возносилось моление, которое оканчивалось общенародным пением: «Спаси, Господи, люди Твоя…» всеми молящимися на коленях. И вот 6 декабря 1917 года, после октябрьской революции, верный вере и традиции народ Москвы по окончании молебна, ставши на колени, запел: «Спаси, Господи…»

Прибывшие войска и полиция разогнали молящихся, стреляя по Образу из винтовок и орудий. Святитель на этой иконе Кремлёвской стены был изображён с крестом в левой руке и мечом в правой. Пули изуверов ложились кругом Святителя, нигде не коснувшись Угодника Божия. Снарядами же, вернее, осколками от разрывов была отбита штукатурка с левой стороны Чудотворца, что и уничтожило на Иконе почти всю левую сторону Святителя с рукой, в которой был крест.

В тот же день по распоряжению властей антихриста эта Святая Икона была завешана большим красным флагом с сатанинской эмблемой. Он был плотно прибит по нижнему и боковым краям. На стене Кремля была сделана надпись: «Смерть Вере — Опиуму Народа».

На следующий год, 6 декабря, собралось множество народу на молебен, который никем не нарушимый подходил к концу! Но, когда народ, ставши на колени, начал петь: «Спаси, Господи…» — флаг спал с Образа Чудотворца. Аура атмосферы молитвенного экстаза не поддаётся описанию! Это надо было видеть, и, кто это видел, он это помнит и чувствует сегодня. Пение, рыдание, вскрики и поднятые вверх руки, стрельба из винтовок, много раненых, были убитые… и… место было очищено. На следующее раннее утро по Благословению Моему про Образ было всенародно объявлено, что показал Господь через Его Угодника Русскому народу в Москве в 1918 году 6 декабря.

Посылаю фотографическую копию этого Чудотворного Образа как Моё Вам, Ваше Высокопревосходительство, Александр Васильевич — благословение — на борьбу с атеистической временной властью над страдающим народом Руси.
Прошу Вас, усмотрите, досточтимый Александр Васильевич, что большевикам удалось отбить левую руку Угодника с крестом, что и является собой как бы показателем временного попрания веры Православной… Но карающий меч в правой руке Чудотворца остался в помощь и Благословение Вашему Высокопревосходительству в Вашей христианской борьбе по спасению Православной Церкви и России «.

Я помню, как адмирал, прочитав письмо Патриарха, сказал:
— Я знаю, что есть меч государства, ланцет хирурга, нож бандита… А теперь я знаю, я чувствую, что самый сильный — меч духовный, который и будет непобедимой силой в Крестовом походе против чудовищного насилия!

Увеличенная фотография Святителя Николая была преподнесена адмиралу Колчаку в Перми как освященный благословляющий образ Чудотворца — Патриархом Мучеником Тихоном, при большом собрании народа освобождённого города, городских и военных властей, генералитета иностранных войск и представителей дипломатического корпуса. На задней стороне Иконы была сделана надпись следующего содержания:

«Провидением Божьим поставленный спасти и собрать опозоренную и разорённую Родину, прими от Православного града первой спасённой области дар сей — Святую Икону Благословения Патриарха Тихона. И да поможет тебе, Александр Васильевич, Всевышний Господь и Его Угодник Николай достигнуть до сердца России Москвы.
В день посещения Перми 19/6 февраля 1919 г.»»

Патриарх Тихон передавал свое благословение не одному только адмиралу Колчаку, но и графу Келлеру, который был, пожалуй, одним из наиболее последовательных монархистов в то время. Он не изменил ни Царю, ни данной ему присяге, отказавшись присягать Временному правительству, за что был уволен из армии. Впоследствии он принял приглашение генерала Деникина сформировать Северную группу Добровольческих войск в районе Пскова и Витебска. И именно перед этим генерал Келлер получил благословение патриарха Тихона. Как пишет Михаил Викторович Назаров, «факт этот был обнародован десятилетия спустя Е.Н. Безак, женой Ф.Н.Безака, тогда назначенного Келлером председателем Совета обороны при главнокомандующем» (https://rusidea.org/25122104).

Е.Н. Безак писала: «Патриарх Тихон прислал тогда (в конце 1918 года) через еп. Нестора Камчатского графу Келлеру (рыцарю чести и преданности Государю) шейную иконочку Державной Богоматери и просфору – когда он должен был возглавить Северную Армию…»
(Еще раз о Державной иконе Божией Матери // Православная Русь. Джорданвилль, 1967. № 8. С. 9.)

«Патриаршие дары были доставлены в Киев владыкой Нестором Камчатским. В своем обращении к военным соратникам Федор Келлер говорил: «Настала пора, когда я вновь зову вас за собою. Вспомните и прочтите молитву перед боем – ту молитву, которую мы читали перед славными нашими победами, осените себя крестным знамением и с Божией помощью вперед за Веру, за Царя и за неделимую нашу родину Россию». Символикой Северной армии Келлер утверждает в качестве нарукавного знака белый восьмиконечный православный крест» (https://rusidea.org/25122104)

О благословении, данном патриархом Тихоном, Верховному Правителю России адмиралу Колчаку, писалось в газете Омска, печаталось как о контрреволюции в советской прессе и, наконец, упоминалось среди других обвинений во время следствия, которое было заведено на патриарха большевицкой ВЧК. Однако ни тогда, ни во время обвинения патриарх не опроверг этого своего деяния. Вот как об этом свидетельствует чекистский «Доклад об основаниях и причинах содержания Патриарха Тихона под домашним арестом», сделанный в январе 1920 года:

«Поэтому ВЧК, возобновив работу, обратило внимание на один эпизод, находящийся в тесной связи с вышеизложенным – на появление известия в белогвардейской зарубежной (тогда в Омске) газете о том, что Патриарх Тихон через Епископа Камчатского Нестора послал одобрительное приветствие Колчаку и благословение его победам [здесь а далее подчеркнуто в оригинале]. Известие сенсационное, перепечатанное «РОСТОЙ» во всех газетах и получившее широкое распространение, естественно вывало сенсацию, особенно в связи и после появления в свет последнего послания Тихона с призывом к духовенству о невмешательстве его в политическую жизнь и междоусобицу. Казалось бы, что Патриарх, учитывая момент и его значение, с гневом выступит против возводимого на него обвинения и окончательно раз навсегда покончит со своими прежними посланиями. Но три недели спустя, вызванный Чрезвычайной Комиссией в связи с полученными последней новыми данными Тихон остался на прежней своей позиции. – Патриарх в ожидании побед Деникина, уже захвативших Орел и подступавших к Туле не считал для себя удобным делать какие бы то ни было опровержения. Приглашенный в Чрезвычайную Комиссию к т. Лацису для объяснений, Патриарх вынужден был дать ответы по следующим вопросам:

1) почему он прочтя известие «Роста», следовательно, официально распространяемое известие и требующее поэтому естественно опровержения или хотя бы объяснения, также официального, ни одним словом не обмолвился по этому поводу и, точно вкушая плоды победоносного в то время шествия Деникинских войск, оставил таким образом в силе среди масс известие о посылке к Колчаку Нестора, а следовательно, и уверенность в сочувствии ему Патриарха, а с ним и всего православного духовенства, контрреволюции, возглавляемой Колчаком и Деникиным.

Патриарх объяснил, что он не считал нужным делать опровержения по явной несообразности обвинений, к нему предъявленных, ибо он Нестора к Колчаку не посылал, и этот Епископ уехал из Москвы после собора в ту пору, когда еще о Колчаке и не было помина, но что он, Патриарх, еще и потому стеснялся посылать опровержения, что на опыте убедился, что опровержения его, как и остального духовенства не печатаются, а если иногда и помещаются, то с неприятными для духовенства комментариями»
(Следственное дело патриарха Тихона. Сборник документов по материалам Центрального архива ФСБ РФ. М.: Памятники исторической мысли, 2000, с. 94-95).

Патриарх, действительно, к Колчаку еп. Нестора не посылал. Последний был отправлен им к графу Келлеру в Киев, а к Верховному Правителю России ездил с патриаршим посланием безвестный священник, как об этом пишет адъютант Колчака ротмистр Князев. Таким образом св. патриарх Тихон так и не опроверг факта благословения им сначала графа Келлера, а затем адмирала Колчака.

Правда, во время допроса 23 января 1923 года патриарх заявил:

«Во время гражданской войны 1917-1919 г.г. я никакой практической поддержки белым армиям, генералу Деникину и адм. Колчаку не оказывал. В виду моих настроений в то время я лишь оказывал Деникину и Колчаку моральную поддержку, не доходившую, однако, до дачи им благословения» (Следственное дело патриарха Тихона. Сборник документов по материалам Центрального архива ФСБ РФ. М.: Памятники исторической мысли, 2000, с. 198).

Данное признание следует, очевидно, рассматривать, как сделанное под давлением, а поэтому ему не следует доверять. В противном случае, мы должны верить и другим заявлениям патриарха, сделанным также под давлением, о том, что гонений в Советской России на веру нет, что Церковь пользуется полной свободой и т. п.

Патриарх Тихон – надо это признать – не был патриархом Ермогеном, он, бывало, поддавался влиянию враждебного внешнего окружения. Но свои, скажем так, компромиссные заявления он не делал политикой Церкви, не заставлял других повторять подобное, в отличие от митр. Сергия (Страгородского). Поэтому, помня его мужественные обличения богоборцев в 1917-1918 годах, мы чтим патриарха Тихона как исповедника и молимся ему вместе со святыми новомучениками, чтобы на трудном пути к Царству Небесному нам не свернуть на широкую дорогу греха и апостасии.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

И.В. Огурцов: СВЕРЖЕНИЕ ГОСУДАРЯ ОЗНАЧАЛО ИСЧЕЗНОВЕНИЕ САКРАЛЬНОГО СИМВОЛА ВЛАСТИ В СТРАНЕ 

Интервью с Игорем Вячеславовичем Огурцовым, основателем и руководителем Всероссийского Социал-Христианского Союза Освобождения Народа (ВСХСОН), в советское время много претерпевшим за веру. С И.В. Огурцовым беседовал М.Н. – эксперт Общества «Двуглавый орел».

М.Н.: Можно ли утверждать, что события Февраля-Октября — есть по сути своей одно многоэтапное явление?

И.О.: Жанр интервью ставит определенные ограничения и предполагает краткие точные ответы. С исторической и хронологической точки зрения события Февраля-Октября расписаны по дням, а иногда по часам и минутам. Их последовательность нет смысла повторять. Но одновременно придется исключить местами необходимые доказательства. Итак, сначала самый краткий и определенный ответ. Февраль и Октябрь по своему характеру – два самостоятельных явления, но Февральские события почти автоматически перетекают в Октябрьские. Без Февраля Октябрьский переворот был бы совершенно невозможен.

Для того чтобы определить характер Февральских и Октябрьских событий, следует ответить на три классических вопроса, определяющие характер каждой революции: цели, движущие силы и результаты. Итак, основные участники: либеральная оппозиция, германский генеральный штаб, революционные социалистические организации. Среди них особое значение — сравнительно небольшая по численности, но определенно пораженчески настроенная ленинская группировка большевиков. Теперь посмотрим их цели и результаты. Либералы стремились произвести политическую революцию сверху. От ограничения верховной власти до установления парламентской республики. Цель Германии – ослабить своего грозного противника и принудить его к заключению сепаратного мира.

Социалисты стремились произвести социальную революцию. Из них крайне левые (ленинцы) —способствовать поражению России, превратить «империалистическую войну в войну гражданскую» и разжечь мировую революцию. Нельзя упустить из виду еще одного участника – интернациональный еврейский капитал, целью которого было добиться ликвидации в России ограничений для еврейской части населения по религиозному признаку. Теперь – результаты. Либералы, не сумевшие удержать власть, привели страну к анархии, разрушению государства и к собственной гибели. Германия добилась сокрушения своего противника на Востоке, оккупации территории России и сепаратного мира, но это не помогло ей выиграть войну и не спасло от конечного поражения. Такой исход Первой Мировой войны неизбежно влек за собой Вторую Мировую. Таким образом, решающее влияние Германии на события в Феврале-Октябре в России привело в ХХ веке к двойному поражению самой Германии и многим трагическим событиям в этом веке, которые являлись следствием этих двух мировых войн (косвенно приведших и к Холокосту). Умеренные социалисты проиграли крайне левым, не сумев осуществить свои программы и погибли как партии и физически (даже лидер левых эсеров Мария Спиридонова была уничтожена – расстреляна в тюрьме НКВД при подходе немецких войск). Единственный, кто на первый взгляд, казалось бы, остался в выигрыше в результате событий Февраля-Октября, это крайне левые, большевики-ленинцы, захватившие власть воспользовавшись той предельной свободой, которую Временное правительство ввело в стране. Захватив власть в России большевики тотальным насилием и тотальным обманом построили государственно-монополистический капитализм, тоталитарную террористическую систему особого типа. Тоталитаризм – это абсолютная диктатура во всех трех жизненно важных сферах человеческой жизни: в хозяйственно-экономической, гражданско-политической и духовно-идеологической. Просуществовав несколько десятилетий, это псевдогосударство успело погубить миллионы людей (проведя настоящий геноцид собственного народа), разрушить национальную культуру и затормозить и извратить нормальное хозяйственное развитие страны. В результате тоталитарная система рухнула, оставив страну разоренной, а народ разделенным , в осколках прежде единой державы. Вспоминается высказывание Блаженного Августина на заре христианской эры о том, что государство, в котором не соблюдаются ни Божеские, ни человеческие законы, ничем не отличается от большой шайки разбойников. Сопоставим с определением Ленина о «пролетарской» диктатуре, звучащее примерно так. Он говорит, что научное определение диктатуры подразумевает власть, не связанную никакими законами, опирающуюся непосредственно на насилие. И еще одно откровение «вождя»: «Для нас важно, что ЧК осуществляет непосредственно диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима». Так проводилось и закончилось строительство коммунизма.

Возвращаясь к сформулированному Вами вопросу, следует сказать, что некоторая неясность в том, как связаны Февраль и Октябрь возникает из-за краткости и стремительности событий. Хочется привести одно место из пророческого произведения Ф.М. Достоевского «Бесы», написанного за 40 с лишним лет до разбираемых событий. Петруша Верховенский, (главный бес) в инфернальном экстазе вещает: «В мае начнем, а к Покрову (октябрь) кончим», почти мистика!

Заканчивая ответ на заданную Вами тему можно совершенно коротко остановиться на узловых моментах Февральско-Октябрьских событий, катастрофических для нашей страны.

1.Соединение массовой забастовки на петроградских заводах с вооруженным мятежом под лозунгом «Долой войну!» (именно таков был план Парвуса, принятый германской Главной Квартирой).

2.Одновременное создание двух властных центров: Временного правительства и Совета рабочих и солдатских депутатов. Именно последний держал в руках столичный гарнизон, не желающий выступать на фронт)

3.Разлагающий армию до полной ее не боеспособности «Приказ № 1».

4.Отречение Государя, означающее исчезновение сакрального символа власти в стране.

5.Немедленно следующий за этим манифест Михаила Александровича с условным отказом воспринять верховную власть, фактически означающий устранение династии Романовых.

6.Отказ Временного правительства от суда над Лениным после неудачной двукратной попытки большевиков совершить вооруженный захват власти в июне-июле и при наличии доказательств систематического получения большевиками германских денег. Германский министр иностранных дел Кюльман пишет: «Только тогда, когда большевики начали получать от нас через различные каналы и под различным видом постоянный поток денежных средств, они оказались в состоянии создать свой собственный орган «Правда», проводить энергичную пропаганду и расширить значительно свою прежде узкую базу партии». А вот, что пишет Брокдорф-Ранцау: «Если мы вовремя сумеем революционизировать Россию и тем самым сокрушить коалицию, то призом победы будет главенство в мире».

7.Провокационное поведение Керенского в деле Корнилова и вооружение им большевиков.

8.Пассивное поведение Керенского, когда стало известно о намерении Троцкого и Ленина начать вооруженный переворот. Характерно, что в отличие от февраля большевистская акция не сопровождалась забастовками и выходом на улицы сотен тысяч рабочих, а петроградский гарнизон в большинстве объявил нейтралитет. Буквально власть валялась на улице, и большевики ее подобрали.

М.Н.: Какова роль зарубежных сил в революционных событиях 1917 года?

И.О.: Я не случайно в предыдущем ответе назвал в числе активных факторов Февральской революции Германию. Для немцев важно было не столько вызвать изменение в политическом и социальном строе России, чего добивались либералы и социалисты, сколько принудить своего противника заключить с Германией сепаратный мир или вообще вывести Россию из строя и перебросив войска с Восточного фронта на запад выиграть войну. Подрыв изнутри России и по возможности Франции был для Германии спасительным. Активная деятельность в этом отношении началась уже в 1915 году, когда Парвус-Гельфанд представил свой план организации революции германскому послу в Дании Брокдофу-Ранцау, и тот немедленно связал его с МИДом и немецкой Главной квартирой. План показался заманчивым, и Парвус систематически стал получать деньги для реализации своего плана, причем деньги немалые. В январе 1916 года он провел репетицию (в Петербурге и Николаеве), а в феврале 1917 его роль оказалась, можно сказать, решающей. Такой взрывной результат оказался неожиданным и для большевиков, и даже для немцев. Конечно, события такого масштаба как две «революции» 1917 года нельзя свести только к усилиям внешней стороны (Германии и Парвуса). Тут сказались действия нескольких факторов, причем разнонаправленных. Фундаментальные причины, могущие вызвать потрясение государственных и социальных основ страны, в Феврале оставались на заднем плане, и они, безусловно, могли бы быть (как, например, незавершенная реформа Столыпина) решены сразу после войны в нормальных условиях без революционных потрясений. Но для таких явлений как Февраль-октябрь важно было ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. А запалом послужили привходящие причины – усталость от войны, связанные с ней экономические трудности и активные подрывные действия противника. К этому времени в Петрограде атмосфера была наэлектризована до истерии. Все ждали и говорили о революции. Уже летом в 1915 году Путилов прорицал представителям Антанты о неизбежностях революционного взрыва. Поводом может послужить военная неудача, голод или стачка в Петрограде.

М.Н.: Как можно соотнести роль февралистов и большевиков в уничтожении России?

И.О.: Большевики, вызвавшие поражение России накануне победы совместно с союзниками в Первой Мировой войне и захватившие безраздельную власть с тем, чтобы любой ценой разжечь мировой пожар, осуществили геноцид народа и разорение страны. И в конечном счете привели страну к краху, в то время как февралисты, доведя Россию до полной анархии, расчистили большевикам путь к тоталитарной власти и ко всему, что за этим последовало.

М.Н.: Как можно откомментировать три революционных поезда, прибывших из Германии и пароход с Троцким, приплывшим из США?

И.О.: Добиваясь вывода России из борьбы, политический отдел Генерального штаба Германии делал ставку на пораженческие элементы внутри России. По рекомендации Парвуса была организована операция по переброске Ленина и его соратников через германскую территорию, Швецию и Финляндию в Россию сразу же после Февральских событий, поскольку по оценке германской Главной квартиры ленинцы были наиболее активными пораженцами. Что касается переброски Троцкого из США через Канаду, то в этом было заинтересовано не столько руководство США, вступившее в войну, сколько те силы, которые с самого начала были заинтересованы в захвате власти крайне левыми социалистами в России. Небезынтересно отметить, что Троцкий был снабжен весьма крупными суммами для выполнения своей задачи.

М.Н.: Каковы истинные цели большевиков в России и почему, придя к власти, они фактически подвергли русский народ геноциду?

И.О.: Марксисты и их вожди оценивали Россию как главное препятствие для чаемой и разжигаемой ими мировой революции. Они считали, что есть не только реакционные классы, но и реакционные народы. Энгельс говорил, что подавить реакционный русский народ нужно «истребительной войной и безудержным террором». На пути к захвату власти во всем мире Россия виделась им как серьезное препятствие еще и потому, что она была православной страной, а как формулировал Ф. Энгельс «Борьба с христианским миропорядком в конце концов является нашим единственным насущным делом». Вот это и было воспринято большевиками как их истинные цели в России, которую они рассматривали как плацдарм и средство для осуществления этих задач во всем мире.

М.Н.: Каковы были масштабы разгрома Церкви властью Ленина, Троцкого и Свердлова?

И.О.: Их задачей было полное искоренение веры и уничтожение Церкви, но поскольку Церковь включает в себя не только иерархию и клир, но и всех верующих людей, то эта задача оказалась слишком трудной. К ее решению большевики приступали несколько раз вплотную: при Ленине в 1922 году, во время сталинского правления с 1925 по 1943 год, в послевоенные годы, и, наконец, при Хрущеве в 1960-е годы. Ленинские гонения начались в связи с насильственным изъятием церковных ценностей, якобы для помощи голодающим, хотя Церковь жертвовала добровольно. Ленин так ставил задачу: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем…провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления». Но эта погромная политика встретила во многих местах активное сопротивление верующих. В результате террора ЧК были убиты тысячи священников и монахов, закрыты сотни монастырей. Параллельно с террором была предпринята попытка расколоть Церковь изнутри при помощи движения «живоцерковников», но эта попытка сорвалась из-за того, что не была принята верующими. С 1925 по 1943 годы существовал союз воинствующих безбожников, который возглавлялся Емельяном Ярославским (Губельманом). В связи с тем, что эта первая яростная атака на Церковь не удалась, перешли к другой тактике – взять Церковь под контроль, результатом чего явилась декларация митрополита Сергия, на которую он был вынужден пойти под угрозой массового расстрела духовенства. Однако декларация эта не была признана частью верующих, которые перешли в подпольную церковь (ИПЦ и ИПХ), а также Зарубежной Церковью. Показательными были данные всесоюзной переписи 1937 года, которые свидетельствовали, что 57% населения заявили о своей принадлежности к христианской, мусульманской и буддистской религии. При этом надо учитывать, что открытое исповедание веры означало в то время серьезный риск. Выявленная переписью картина напугала большевистское руководство, и были приняты меры для физического подавления. Около 150 тысяч священников и активных мирян было арестовано, из которых более 100 тысяч расстреляно.

Последнее время часто приходится слышать, что в 1943 году с восстановлением патриаршества Сталин резко изменил политическую линию в отношении Церкви, что ставится ему в большую заслугу. На самом деле это временное изменение отношения к религии и Церкви было продиктовано сложившейся ситуацией. К началу 1944 года Красная армия начала освобождать оккупированную территорию, где во время оккупации немцы не препятствовали открытию множества храмов и свободному богослужению. При этих обстоятельствах проводить прежнюю политику антирелигиозного террора было просто невозможно. Были и другие мотивы для такого поворота, с учетом реакции союзников и вступления на территории стран Восточной Европы, но на всех из них нет возможности сейчас останавливаться. Сразу после войны курс на подавление Церкви был Сталиным продолжен. И, наконец, последнее открытое гонение на веру, пережитое нашим народом в ХХ веке: в 1960-е годы с подачи Хрущева были закрыты половина действующих храмов, а законодательство в отношении верующих было ужесточено.

Продолжение статьи по ссылке: https://vk.com/away.php?to=http://rys-strategia.ru/ne..

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Это вместе Святая Русь: «Как нельзя разделить Святую Троицу – так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию» 

Есть на стыке Брянской, Черниговской и Гомельской областей место под названием «Три сестры», где встречаются три границы: российская, украинская и белорусская. Ещё совсем недавно это место было точкой притяжения для всех, здесь по благословению Патриарха Алексия II собирались построить храм во имя Пресвятой Троицы – символ Святой Руси, её триединства. Более сорока лет каждый год летом у монумента проходил фестиваль «Славянское единство» – праздник, на котором встречались молодые люди из России, Украины и Белоруссии.

Сегодня здесь встречаются разве что дальнобойщики – в очереди на границе. Зарастают бурьяном памятники, стела, закладные таблички и крест, напоминающие о прошлом. В 2014 году здесь чуть не началась война – с обеих сторон стояла военная техника, и ходили упорные слухи о вполне возможном столкновении. Некогда популярное место превратилось в очередную точку запустения затянувшегося безвременья…

Всего лишь тридцать лет назад никакой границы здесь не было и в помине – административные деления соседних районов, и не более. Жители соседних сел ходили друг к другу в гости без пограничных пунктов и досмотров. Знакомились и женились, ссорились и мирились – жили одной жизнью, говорили на одном местном диалекте, верили в Единого Бога. Вплоть до 2014 года можно было, минуя таможни, перейти границу прямо через поле. Теперь поля перегородили колючая проволока и заграждения. Деревни и села у «Трех сестер» пустеют и вымирают одинаково, но уже поодиночке.

Кто разделил нас и когда? Ельцин, Кравчук и Шушкевич в декабре 1991го в «Беловежской Пуще»? «Майдан», события в Крыму и на Донбассе в 2014 году? Или тот, кто впервые внедрил в массовое сознание мысль о том, что мы – не один народ, со своими местными самобытными традициями, фольклором и говором, а три разных нации, с разными историческими корнями и теперь уже разной верой?

Всего лишь сто лет назад в результате революции появилось политическое разделение на три «независимых» государства. На обломках Империи поднялись самостийные флаги и зазвучали выстрелы. В 2018 году наступило столетие «независимости», а выстрелам нет конца и края. И если мы действительно независимы то что, в этой жизни от нас зависит? Бедность – одинаковая на троих? Цена на водку, которой одинаково заливаем мы пустоту безпросветной жизни? Или выборы, на которых год за годом «отдаем голоса», бросая белые листы в большую урну?

Пока вопросы остаются без ответов, а вчерашние братья смотрят друг на друга как на врагов, люди успевшие поучаствовать в братоубийственной битве ищут пути к примирению. Так, известный в русскоязычном медийном пространстве Сергей Разумовский – бывший командир украинского батальона «Каскад», в последнем интервью (он умер 27 января 2018 года) сказал: «вот такая вот зона, не люблю это слово – «территория», вольная земля, давайте ее по примеру Нового Иерусалима назовем Новая Русь, она должна появиться, и она появится, я верю в это всей душой, что она появится, где вот эти распри будут забыты. Я думаю, что оно появится там, где оно появлялось всегда – на стыке. Великий русский лес… Беларусь, Смоленск, Украина, вот это… именно сюда выйдут те люди, которым надоели все эти игры, где их держат за скотов, за биомусор и расходный материал. И она будет успешной… И вот отсюда родится все – новая Россия, новая Украина, новая Беларусь… Потому, что Господь не фраер, Он не даст этому мраку сомкнуться окончательно, Он нас испытывает. Они сильны, они безусловно сегодня сильны со своими этими движениями, мостами, кровью, деньгами, от их силы, казалось бы в небе не видно ничего. Но там, кроме свиста адских крыл, есть ещё кусочек радуги и радуга это вот оно – Русь Святая и Новая Русь, куда выйдут все, все это будет забыто, те, кто стреляли друг в друга на Донбассе, выйдут и обнимутся, другого не будет… и оттуда все родится».

Конечно, пока это больше похоже на легенду или сказку. Сегодня в Брянско-Черниговско-Гомельских лесах, где в своё время сражался с разбойниками казак Илья Муромец, не собираются на троих мужики, чтоб обсудить судьбу некогда единой Родины. Но и в самые темные часы ночи рассвет не за горами. И как сказал легендарный комбриг Новороссии Алексей Мозговой: «На крови воинов-мучеников, на братской крови русского и украинского народа воскреснет наше единое государство. Это для нас набатом звучат слова святого Лаврентия Черниговского: «Как нельзя разделить Святую Троицу – Отца и Сына и Святого Духа – это един Господь Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию – это вместе Святая Русь!».

Настанет день, и вновь сойдутся вместе люди с трех сторон в месте под названием «Три сестры» и храм во имя Святой Троицы станет точкой примирения и объединения.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Иллюминація.

Вчера вечеромъ по случаю прибытія въ Москву Ихъ Величествъ городъ былъ иллюминированъ. Особенно красиво былъ иллюминированъ путь слѣдованія Ихъ Величествъ отъ Александровского вокзала до Кремля. Также красиво иллюминированы были Воскресенская, Театральная площади, Мясницкая, вокзалы на Каланчевской площади. Выдѣлялся по эффектности иллюминаціи домъ Благороднаго собранія, на которомъ горѣло по всѣмъ архитектурнымъ линіямъ 10 тыс. электрическихъ лампочекъ. На фасадѣ дома, выходящемъ на Охотный рядъ, вверху горѣлъ красивыми огнями государственный гербъ. Подъ нимъ сіяла синими огнями надпись «Боже, Царя храни». Ниже блистали вензеля Ихъ Величествъ. На фронтонѣ Большого театра — большой государственный гербъ, по бокамъ — даты 1613 – 1913.

«Русскія вѣдомости». 7 іюня 1913 годъ.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день

В 1917 году Россия была потрясена социальной катастрофой, самой страшной и кровавой из всех, известных человечеству. Ни по грандиозным масштабам, ни по своей жестокости, ни по продолжительности (ибо она не окончилась до сих пор) «русская» революция не знает себе равных.

И тем не менее, несмотря на многодесятилетний опыт безмерных скорбей и невероятных тягот, мы в большинстве своем так и не поняли – что же произошло (и происходит) с Россией, какая сила превратила цветущую, бурно развивающуюся страну сперва в арену кошмарной братоубийственной бойни, затем в огромный концлагерь, в полигон разнузданного, откровенного и циничного богоборчества, а в завершение всего отдала одураченную, ограбленную и преданную Русь «на поток и разграбление» алчной своре международных преступников и проходимцев, действующих под глумливой вывеской «демократии». Не разобравшись во всем этом, не осознав причин нашей великой всенародной беды, не поняв, как действуют разрушительные механизмы, запущенные на Русской земле много лет назад, не сможем мы восстановить здоровое, естественное течение русской жизни, обезвредить ядовитые всходы безбожия и сатанизма, воскресить Святую Русь.

Среди свидетельств крестных страданий России особое место занимает книга воспоминаний товарища (говоря современным языком – первого заместителя) обер-прокурора Святейшего Синода князя Николая Давыдовича Жевахова. Он занимал этот высокий пост с 15 сентября 1916 года по 1 марта 1917-го, когда был арестован «революционными солдатами» по приказу Керенского. Заняв должность по личному распоряжению Государя, знавшего глубокую религиозность князя и его твердые державные убеждения, Жевахов, естественно, рассматривался новой властью как опасный враг. Для нас же немаловажным будет тот факт, что он являлся духовным чадом знаменитого Оптинского старца Анатолия и согласился на работу в Синоде по его прямому благословению.

После освобождения из-под ареста, зная, что очередное столкновение с революционной властью наверняка станет для него роковым, Жевахов тайно покинул Петроград. С этого момента для него началась, по его собственному выражению, «скитальческая жизнь, полная невзгод, страданий, лишений, но в то же время и удивительных, чудесных проявлений милости Божией».

Немало постранствовав по вздыбившейся России, побывав и «под белыми», и «под красными», Жевахов в конце концов оказался за границей, где и издал свои «Воспоминания». Их первый том вышел в Мюнхене в 1923-м, а второй – в Сербии, в 1928 году. Значительная его часть посвящена анализу того явления, которое в официальной «советской» историографии получило название «Великая Октябрьская социалистическая революция».

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Жевахов пишет:

«Задача революции 1917 г. заключалась в уничтожении России и образовании на ее территории… опорного пункта для последующего завоевания западно-европейских христианских государств… Впереди стояли гонения на Православную Церковь, расхищение несметных богатств России, поголовное истребление христианского населения, мучения, пытки, казни, воскресали давно забытые страницы истории, о которых помнили только особо отмеченные Богом люди… Предупреждали о наступлении этого момента преподобный Серафим Саровский, Илиодор Глинский, Иоанн Кронштадтский и мудрецы-миряне, один перечень имен которых мог бы составить целую книгу, но им никто не верил…

И когда наступил этот – давно предвозвещенный – момент, то его не только не узнали, а наоборот, думали, что «новыми» людьми строится «новая» Россия, создаются «новые» идеалы, указываются «новые» пути к достижению «новых» целей. Везде и повсюду только и были слышны «новые» слова, люди стали говорить на «новом», непонятном языке, и с тем большим изуверством и ожесточением уничтожали все «старое», чем больше стремились к этому «новому», с коим связывали представления о земном рае.

В действительности же происходило возвращение к такому седому, покрытому вековой пылью старому, происходила не «классовая» борьба, или борьба «труда с капиталом», торжествовали не эти глупые, рассчитанные на невежество масс лозунги, а была самая настоящая, цинично откровенная борьба жидовства с христианством, одна из тех старых попыток завоевания мира,.. какая черпала свои корни в древнеязыческой философии халдейских мудрецов и началась еще задолго до пришествия Христа Спасителя на землю, повторяясь в истории безчисленное количество раз одинаковыми средствами и приемами.

Ни для верующих христиан, привыкших с доверием относиться к Слову Божию, ни для честных ученых, видевших в достижениях науки откровение Божие, не было ничего нового в этих попытках уничтожить Христианство и завоевать мир, и только безверие, с одной стороны, и глубокое невежество, с другой, не позволяли одураченным людям видеть в происходящем отражения давно забытых страниц истории».

Сегодня для нас такое свидетельство чрезвычайно важно, ибо указывает, подтверждая, на религиозный характер второй, Великой Русской Смуты, продолжающейся и по сию пору.

Православная Церковь сформировала и воодушевила русскую государственность, даровала народному бытию великую цель и вечный смысл бытия, образовала наш национальный характер, соделав его драгоценным ковчегом для благоговейного хранения Истин Божественного вероучения. Русская духовность неразделимо срослась с державностью, и уничтожить одно без другого было просто невозможно.

Потому-то издавна, осторожно и терпеливо, маскируясь и лукавя, подтачивали русоненавистники и богоборцы это соборное единство.

Программы, имевшие своей целью уничтожение России как оплота христианской государственности в мире, были спланированы не вчера и выполнялись тщательно и неуклонно.

«К концу 1917 года все эти программы были уже окончательно выполнены, – пишет Жевахов, – и по всей России царил неописуемый террор, посредством которого новая власть закрепляла позиции, завоеванные глупостью, изменой и предательством вожаков русского народа.

Вся Россия буквально заливалась потоками христианской крови, не было пощады ни женщинам, ни старикам, ни юношам, ни младенцам.

Изумлением были охвачены даже идейные творцы революции, не ожидавшие, что работа их даст в результате такие моря крови. Не удивлялись только те, кто помнил §15 «Сионских протоколов», где говорится: «Когда мы, наконец, окончательно воцаримся при помощи государственных переворотов, всюду подготавливаемых…, мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров. Для этого мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках…»

Развал России явил такую грандиозную картину разрушения во всех областях государственной, общественной и личной жизни, что потребуются не только тома для описания этой картины, но и великий талант, способный передать потомству весь ужас пережитого…

Придет время, когда правдиво написанная «История русской революции» сделается настольной книгой для каждого честного, мыслящего христианина – как грозное предостережение грядущим поколениям, как свидетельство попранных гордым человеком законов Божьих, как страшный результат противления воле Божьей».

И действительно, духовной первопричиной русской трагедии XX века стало помрачение религиозно-нравственного самосознания народа, поддавшегося льстивым посулам земных, тленных благ и ради них отвергшегося того великого служения народа-богоносца, которое было даровано ему свыше и составляло смысл русской жизни на протяжении многих веков.

Стоило пошатнуться краеугольному камню веры, как все огромное здание русской государственности обрушилось, похоронив под своими обломками неисчислимые жертвы материалистического обмана.

Более того, религиозная энергия и сила русской души, до того верой и правдой служившие делу спасения, делу торжества евангельской нравственности и истины Христовой – потеряв православную опору, были легко «перенацелены» на достижение безумных, губительных псевдорелигиозных целей: «торжества мировой революции», «интернациональной солидарности», «построения коммунизма» и тому подобных химер, скрывавших за привлекательной внешностью смертельное для России богоборческое содержание.

Творцы революции, обладая многовековым опытом организации антихристианских социальных катаклизмов, рассчитали точно. Они знали, что всякий народ – дитя. Русский же народ, сверх того – дитя доверчивое, доброе и простосердечное. Одурачив его сказками о «народовластии», «всеобщем равенстве», «классовой справедливости», веру России подвергли страшному, огненному, кровавому испытанию…

«Разрушалась Россия сознательно, – говорит Жевахов, – и ее развал явился не результатом теоретических ошибок и заблуждений идейных борцов революции, желавших взамен дурного старого создать что-то лучшее и новое, как думали и продолжают даже теперь думать непрозревшие люди, а выполнением давно задуманных, гениально разработанных программ, обрекавших Россию на вымирание».

Факты, приводимые князем в своих воспоминаниях, столь жутки, что невольно возникает вопрос: стоит ли такое помнить?

К сожалению, помнить это надо, чтобы ужас пережитого стал надежным препятствием на пути всех и всяческих русоненавистников, новых обманщиков и разорителей России. Итак, укрепив свои сердца незлобием и кротостью, исполнив их христианским милосердием, наберемся мужества и взглянем тяжелой правде в глаза.

«С молитвой за несчастных, невинно замученных жертв богоборческого фанатизма подойдем ближе к местам их мучений и страданий, – призывает Жевахов, – войдем в глубь кровавых застенков, где миллионы православных христиан кончали свои счеты с жизнью среди оргий обезумевших сатанистов, войдем туда не для праздного любопытства, а во имя долга перед человечеством, чтобы поведать всему миру о том, что мы там увидели… и чему до сих пор еще так мало верят. Не верят потому, что никакое воображение не в силах нарисовать картины таких ужасов, какие испытала великая христианская Россия, очутившись в когтях вампира, высасывающего ее кровь… Будем помнить, что все эти ужасы, все то, что рассматривается Европой как «сказка» или преувеличение…, станет ясным и понятным, если мы не забудем основную цель русской революции – истребление христианского населения России».

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Этой страшной цели была подчинена деятельность всех «силовых» структур новорожденной советской власти, служившей на деле лишь декорацией, скрывавшей зловещий механизм воинствующего человеконенавистничества. С полной ясностью и циничной откровенностью он явил себя в деятельности ЧК, укомплектованной в подавляющем большинстве инородцами и иноверцами, ставшей по роду своей деятельности настоящей «всероссийской бойней», возведшей на уровень официальной государственной задачи убийства, пытки и истязания людей.

Говорит Жевахов:

«Никакое воображение не способно представить себе картину этих истязаний. Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а потом медленно и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов. Пулеметчик раздроблял сначала ноги для того, чтобы они не могли поддерживать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял висеть свою жертву, истекающую кровью… Насладившись мучением страдальцев, он принимался снова расстреливать их в разных местах до тех пор, пока живой человек не превращался в кровавую массу и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнями приглашенные «гости», которые пили вино, курили и играли на пианино или балалайках…

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кисти рук, щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз… Этот способ практиковался в харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли «товарищ Эдуард» и каторжник Саенко. По изгнании большевиков из Харькова Добровольческая армия обнаружила в подвалах чрезвычайки много «перчаток». Так называлась содранная с рук вместе с ногтями кожа. Раскопки ям, куда бросали тела убитых, обнаружили следы какой-то чудовищной операции над половыми органами, сущность которой не могли определить даже лучшие харьковские хирурги… На трупах бывших, офицеров, кроме того, были вырезаны ножом или выжжены огнем погоны на плечах, на лбу – советская звезда, а на груди – орденские знаки; были отрезаны носы, губы и уши… На женских трупах – отрезанные груди и сосцы, и пр. и пр. Много людей было затоплено в подвалах чрезвычаек, куда загоняли несчастных и затем открывали водопроводные краны.

В Петербурге во главе чрезвычайки стоял латыш Петерс, переведенный затем в Москву. По вступлении своем в должность «начальника внутренней обороны», он немедленно же расстрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров. К концу 1917 года в Петербурге оставалось еще несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны, и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем жидом Урицким. Даже по советским данным, явно ложным, Урицким было расстреляно свыше 5000 офицеров.

Переведенный в Москву, Петерс, в числе прочих помощников имевший латышку Краузе, залил кровью буквально весь город. Нет возможности передать все, что известно об этой женщине-звере и ее садизме. Рассказывали, что она наводила ужас одним своим видом, что приводила в трепет своим неестественным возбуждением… Она издевалась над своими жертвами, измышляла самые жестокие виды мучений преимущественно в области половой сферы и прекращала их только после полного изнеможения и наступления половой реакции. Объектами ее мучений были главным образом юноши, и никакое перо не в состоянии передать, что эта сатанистка производила со своими жертвами, какие операции проделывала над ними… Достаточно сказать, что такие операции длились часами и она прекращала их только после того, как корчившиеся в страданиях молодые люди превращались в окровавленные трупы с застывшими от ужаса глазами…

Ее достойным сотрудником был не менее извращенный садист Орлов, специальностью которого было расстреливать мальчиков, которых он вытаскивал из домов или ловил на улицах… Если мои сведения кажутся неправдоподобными, а это может случиться – до того они невероятны, и с точки зрения нормальных людей недопустимы, то я прошу проверить их, ознакомившись хотя бы только с иностранной прессой, начиная с 1918 года, и просмотреть газеты «Victoire», «Times», «Le Travail», «Journal de Geneve», «Journal des Debats» и другие… …

В Киеве чрезвычайка находилась во власти латыша Лациса. Его помощниками были изверги Авдохин, жидовки «товарищ Вера», Роза Шварц и другие девицы. Здесь было полсотни чрезвычаек, но наиболее страшными были три, из которых одна помещалась на Екатерининской ул., № 16, другая на Институтской ул., № 40 и третья на Садовой ул., № 5… В одном из подвалов чрезвычайки, точно не помню какой, было устроено подобие театра, где были расставлены кресла для любителей кровавых зрелищ, а на подмостках, то есть на эстраде, которая должна была изображать собой сцену, производились казни.

После каждого удачного выстрела раздавались крики «браво», «бис» и палачам подносились бокалы шампанского. Роза Шварц лично убила несколько сот людей, предварительно втиснутых в ящик, на верхней площадке которого было проделано отверстие для головы. Но стрельба в цель являлась для этих девиц только шуточной забавой и не возбуждала уже их притупившихся нервов. Они требовали более острых ощущений, и с этой целью Роза и «товарищ Вера» выкалывали иглами глаза, или выжигали их папиросой, или же забивали под ногти тонкие гвозди.

В Киеве шепотом передавали любимый приказ Розы Шварц, так часто раздававшийся в кровавых застенках чрезвычаек, когда ничем уже нельзя было заглушить душераздирающих криков истязуемых: «Залей ему глотку горячим оловом, чтобы не визжал, как поросенок»… И этот приказ выполнялся с буквальной точностью. Особенную ярость вызывали у Розы и Веры те из попавших в чрезвычайку, у кого они находили нательный крест. После невероятных глумлений над религией они срывали эти кресты и выжигали огнем изображение креста на груди, или на лбу своих жертв…

Практиковались в киевских чрезвычайках и другие способы истязаний. Так, например, несчастных втискивали в узкие деревянные ящики и забивали их гвоздями, катая ящики по полу…

Когда фантазия в измышлении способов казни истощалась, тогда страдальцев бросали на пол и ударами тяжелого молота разбивали им голову пополам с такой силой, что мозг выдавливался на пол. Это практиковалось в чрезвычайке, помещавшейся на Садовой, 5, где солдаты Добровольческой армии обнаружили сарай, асфальтовый пол которого был буквально завален человеческими мозгами…

В Полтаве неистовствовал чекист «Гришка», практиковавший неслыханный по зверству способ мучений. Он предал лютой казни 18 монахов, приказав посадить их на заостренный кол, вбитый в землю. Этим же способом пользовались и чекисты Ямбурга, где на кол были посажены все захваченные на Нарвском фронте офицеры и солдаты. Никакое перо не способно описать мучения страдальцев, которые умирали не сразу, а спустя несколько часов, извиваясь от нестерпимой боли. Некоторые мучились даже более суток. Трупы этих великомучеников являли собой потрясающее зрелище: почти у всех глаза вышли из орбит…

В Благовещенске у всех жертв чрезвычайки были вонзенные под ногти пальцев на руках и ногах граммофонные иголки.

В Омске пытали даже беременных женщин, вырывали животы и вытаскивали кишки.

В Казани, на Урале и в Екатеринбурге несчастных распинали на крестах, сжигали на кострах или же бросали в раскаленные печи…»

Человеколюбие и милосердие по отношению к читателям этих строк требует ограничить цитирование – не всякое сердце способно вместить в себя тот груз горечи и скорби, какой неизбежно ложится тяжким бременем на каждого, прикасающегося к страшным тайнам «русской» революции.

Мы оставим за рамками нашего труда дальнейшие описания насилий и мучений, страшных последствий искусственно созданного голода, погубившего миллионы людей, сделавшего обыденностью ужасы трупоядения и людоедства.

Мы воздержимся от публикации списка главных палачей России – почти сплошь нерусских – дабы не обострять национальной обиды, не давать места бесу злобы и вражды.

Надо лишь твердо помнить, что все пережитое нашим народом окажется напрасным, а сами мы станем предателями и изменниками великого русского дела, если не сделаем должных выводов из горького опыта, доставшегося нам безмерной, невосполнимой ценой…

Князь Жевахов о революции, второй «великой Русской смуте», продолжающейся по сей день История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Правильная оценка феномена Октябрьской (да и Февральской тоже) революции – ключ к пониманию всей русской истории советского периода, с ее многочисленными загадками и противоречиями, героическими свершениями и позорными провалами. Только овладев этим ключом, можно рассчитывать, что он откроет дверь к русскому возрождению, к воскресению Святой Руси, а не к новой эпохе гибельных катаклизмов.

Mитрополит Иоанн (Снычев). Самодержавие Духа.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Выдающийся Русский мыслитель: К 185-­летию со дня рождения А.А.Киреева, лидера позднего славянофильства

Выдающийся Русский мыслитель, государственный и военный деятель Александр Алексеевич Киреев (1833–1910) происходил из семьи, которой покровительствовал сам Николай I. Выполняя желание Императора, он закончил Пажеский корпус (престижное военно-учебное заведение Российской Империи, – примеч. ред.) и в 1853–1862 годах служил в любимом полку Самодержца – конной гвардии. На протяжении трех десятилетий (в 1862–1892 гг.) Киреев был адъютантом брата Александра II Великого Князя Константина Николаевича, а затем состоял при его вдове Великой Княгине Александре Иосифовне. В 1907 году он достиг вершины своей военной карьеры – Николай II произвел его в полный генеральский чин.

Родившись в семье с сильными славянофильскими настроениями, Александр Алексеевич с детства формировался как человек консервативных убеждений. Он мечтал о возрождении Русской соборности времен Московского Царства и отстаивал знаменитый славянофильский лозунг: «Силу власти – Царю, силу мнения – народу». С конца 1860-х годов он был одним из активнейших членов Петербургского славянского комитета. Киреев прославился как одаренный публицист и популяризатор славянофильских идей, а со временем стал постоянным автором «Московских ведомостей», «Славянских известий», «Русского обозрения», «Нового времени» и других периодических изданий консервативного направления. В начале XX века он примыкал к кружку «москвичей», в который входили известные консервативные общественные деятели: Д. А. Хомяков, К. Н. Пасхалов, С. Д. Шереметев, братья Самарины, братья Голицыны и др.

Православие Киреев считал высшим выражением этического начала Русского народа. Мыслитель много лет посвятил изучению религиозно-философских вопросов, плодотворно сотрудничал в «Богословском вестнике», в 1872 году был избран секретарем петербургского отдела вновь образованного Общества любителей духовного просвещения, а в 1904 году – почетным членом Московской духовной академии.

Революционные события 1905–1907 годов Киреев воспринял резко отрицательно. Он стоял на позициях Совета объединенного дворянства, «Союза Русского Народа» и других консервативно-монархических организаций, боровшихся против революции и выступавших за незыблемость Самодержавия. Александр Алексеевич несколько раз обращался к Николаю II со всеподданнейшими записками, умоляя его следовать «заветам старины» и не вводить в Империи систему представительства по западному образцу. Спасение России он видел в уничтожении бюрократического «средостения» между Монархом и народом и учреждении чисто законосовещательной Думы в качестве «совета всей земли».

Выдающийся Русский мыслитель: К 185-­летию со дня рождения А.А.Киреева, лидера позднего славянофильства История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

А. А. Киреев был одним из тех деятелей Русской политики, философии и культуры, которые старались в меру своих сил бороться за сохранение истинно Русских начал и при этом не стремились к публичности. В XXI веке имя и дела Александра Алексеевича мало известны Русским патриотам. Между тем многое из того, о чем писал «последний могиканин» славянофильства, в наши дни звучит уже сбывшимся пророчеством или актуальнейшим размышлением о давних проблемах, стоящих перед Россией на новом историческом этапе.

Татьяна Виноградова

Выдающийся Русский мыслитель: К 185-­летию со дня рождения А.А.Киреева, лидера позднего славянофильства История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

,,,В чем же заключаются идеалы, которым служило и будет служить Славянское Общество? (Славянское благотворительное общество, также Славянский благотворительный комитет или Славянский комитет – общественная организация в Российской Империи, учрежденная в начале 1858 г. кружком московских славянофилов в Москве как Славянский благотворительный комитет, имевший целью благотворение православным и другим славянам из добровольно собираемых пожертвований. – Примеч. ред.) Какие это идеалы? Это те же самые, перед которыми преклоняется и Русский народ: Православие (здесь и далее выделения авторские, – примеч. ред.), понимаемое как сумма всех этических взглядов народа, Самодержавие как выражение его взглядов политических, и то и другое неразрывно и органически связанное с Русской Народностью, которая им служит сферою действия и которой они служат высочайшим выражением. Им искони верила Россия, ими она жила и «стояла», ими же она будет стоять и впредь!

Христианская вера, и притом в ее восточной православной форме, есть тот идеал, который наиболее дорог Русскому народу, который для него выше всего на свете; он обусловливал исстари, обусловливает и поныне всю нравственную жизнь Русского народа, всю его многострадальную тысячелетнюю историю. Ни доведенный до абсурда авторитет римского первосвященника (непогрешимость), поглотившего совесть католического мира и оставившего своим «подданным» одно только право – радоваться своему нравственному рабству (cadaver esto), ни протестантская атомизация Церкви, перенесшая церковный авторитет в душу каждого отдельного человека и тем уничтожившая и само понятие об этом авторитете, не удовлетворяют, да и не могут удовлетворить Русского православного человека, ясно сознающего, с одной стороны, необходимость авторитета Церкви, с другой – желающего сохранить свою нравственную свободу. По его и нашим понятиям, авторитет церковный коренится в Священном Писании и в догматических постановлениях Вселенских Соборов. <…>

Такая, и исключительно такая Церковь служит опорой и для самого государства; она никогда не может стать во враждебные к нему отношения, разве само государство поднимет на нее святотатственную руку и вынудит Церковь <понимая, конечно, под этим словом не только духовенство, но и всех детей ее, т. е. и мирян> к самозащите. Но такие минуты нравственного затмения не могут превратиться в ту постоянную борьбу, которая раздирает Запад, с тех пор как католическая церковь превратилась в политическую державу, а государство стало нехристианским, даже «безбожным». У нас отношения между Церковью и государством не должны и не могут быть враждебны, для этого нет логического повода. Такой повод нужно бы сочинить (об этом, впрочем, начинают, по-видимому, хлопотать некоторые представители т. н. «либерального» лагеря, которые отыскали у нас какую-то «клерикальную» партию и которые собираются бороться с «Русским клерикализмом»). России не нужны хитроумные (и все-таки неприменимые) теории и формулы, выработанные на Западе, вроде знаменитой формулы графа Кавура – свободная Церковь в свободном государстве. Они с грехом пополам, и то лишь временно, могут быть применяемы на Западе, где между церковью (говорю, конечно, не о протестантских церковных союзах, а о церкви католической) и государством возможен не мир, а лишь перемирие, где то одна, то другая сторона поборола соперницу, где то государство шло с повинною в Каноссу, то Христос уступал место французской «богине Разума» (La deesse Raison). У нас, повторяем, такой вражды между Церковью и государством не может быть. Это станет особенно очевидным, когда мы вникнем в дух Русского народа, в его взгляд на Церковь: Русский человек более, «первее» сын Православной Церкви, нежели гражданин Российского государства; он, во-первых, православный, а потом уже Русский. Даже в делах чисто гражданского свойства, например на мирских сходках, Русский обращается к миру словами «православные»; ему и в голову не придет начать свою речь словами «граждане» (citoyens). Этим взглядом Русского человека объясняется тот факт, что он скорее будет смотреть на православного грека или араба как на «своего», на близкого, родственного ему человека, нежели, например, на своего согражданина, русско-подданного поляка, говорящего на языке, почти ему понятном, но не принадлежащего к его Церкви.

Отделить Церковь от Русского народа, представить его себе «обезверенным», почерпающим свои этические, политические и общественные идеалы из какого-нибудь курса «Гражданской морали» – просто невозможно; страшно и подумать о том, что стало бы с Россией, ежели бы она оказалась без Церкви, без религии, ежели бы она превратилась в «атеистическое государство», к чему неудержимо идет Запад. Россия есть и представительница, и защитница Православия, как и Православие – защитник России. Ведь именно оно спасло Россию в «смутное» время.

Ставя так круто и резко вопрос об органической связи между Россией и Православием, связи, в которой мы видим залог ее силы и будущего ее величия, мы считаем необходимым оговориться. Придавая великое значение этой связи, желая и ожидая усиления в нашем отечестве Православия, мы весьма далеки от мысли проповедовать нетерпимость к другим вероисповеданиям; сочувствуя присоединению к Православию всякого иноверца, мы отнюдь не желаем, однако, чтобы такое присоединение совершалось путем физического или нравственного насилия. <…>

В Cамодержавии мы видим ту силу, которая «собрала» Россию, раздробленную на мелкие безсильные уделы, и освободила ее от ига монголов, которая затем поборола и остальных врагов России и, наконец, возвела ее на степень первенствующей славянской державы, могучей и безкорыстной покровительницы своих меньших сестер. По нашему глубокому убеждению, Самодержавие, неразрывно связанное с Православием, твердо верящее в себя, не боящееся лежащей на нем тяжелой ответственности, угадывающее стремления и нравственные потребности своего народа и ведущее его к тем идеалам, которым он верит, – конечно, наилучшая из всех форм правительства (по крайней мере, для России). Она наилучшая уже и потому, что глубоко укоренена в народном сознании, а это, конечно, главное условие полезной и плодотворной деятельности всякого правительства! Для нас Царь есть тот человек, который олицетворяет народную силу, власть, всю народную совокупность; мы ни на кого и ни на что его не хотим менять. Народ наш – строгий монархист. <…>

Мы не только не желали бы видеть умаления самодержавной власти, но, напротив, желали бы ее усиления, особенно в отношении ее способности узнавать действительные нужды и желания народа, а для сего мы желали бы, чтобы самодержавная власть, подобно мифическому Антею (которому во время борьбы стоило только прикоснуться к земле, его матери, чтобы получить новые, свежие силы), тоже искала бы усиления и действительно усиливалась бы от непосредственного соприкосновения с «душою», с умом и сердцем Русской земли, Русского народа. Однако ежели бы самодержавная власть сочла уместным посоветоваться со своим народом (это бывало не раз и всегда с пользой), мы не желали бы, чтобы она сочла нужным поступиться при этом своими правами и обязанностями в пользу каких-либо сословий или партий; такая «абдикация», такое самовольное отречение было бы преступлением гораздо более тяжким, нежели принятие ею даже самых деспотических мер. Русский народ не ищет и не желает никакого иного государственного устройства, никакого нового правового порядка, кроме ныне существующего; он желает лишь одного – чтобы Царю его были действительно известны его нужды и желания, чтобы он имел возможность доводить о них до сведения своего Государя-Отца. Право или возможность такого обращения к верховной власти вытекает из самого взгляда Русского народа на Царя; оно столь же священно, как и право детей обращаться без страха и с верой к их родному отцу; без этого права, без отношений, основанных на взаимном понимании и взаимной любви, и семейство, и Самодержавие превращаются в жесточайшую деспотию. Повторяем: Русский народ верит в Самодержавие, а что оно в силах для него сделать, оно доказало освобождением крестьян на таких началах, о которых не могло и мечтать никакое конституционное правительство! <…>

Понятие о Cамодержавии неразрывно связано в наших мыслях с нашей народностью. Она служит опорой для нашей веры, она оберегает Самодержавие и должна быть оберегаема им. Мы дорожим ею даже в частностях, даже в мелких особенностях, придающих народу его отдельный от других характер и своеобразный тип. Мы думаем, что стремление оградить народность от всяких на нее посягательств ни в каком отношении не может препятствовать народу достичь высокой степени общечеловеческого «гуманитарного» развития. Мы никак не думаем, что Русский, англичанин, немец, для того чтобы сделаться образованным, развитым человеком, непременно должен предварительно себя обезличить; думаем совершенно наоборот – что общечеловеческое может быть привито лишь к чему-нибудь сильному и самостоятельному, а не к обезличенному и расслабленному. Разве лучшие, «гуманнейшие» наши люди, хотя бы, например, Пушкин или Жуковский, возвышаясь до чистейших общечеловеческих идеалов, переставали быть Русскими? Разве самые типичные представители т. н. «народной» Русской партии (le parti russe, moscovite) – «славянофильской», Хомяковы, Самарины, Тютчевы, Аксаковы, не заслуживают в полном смысле слова имени гуманных, образованных людей? Едва ли у нас найдется много личностей, могущих стать с ними наравне и по глубине мысли, и по всесторонности знания, и по эстетическому развитию! Каких же еще людей нужно ревнителям гуманности?

Только тот народ, который чувствует и ясно сознает свою индивидуальность, личность, который имеет резко очерченную нравственную физиономию, имеет и будущность, может играть роль в истории человечества, ибо только такой народ верит в себя и, стало быть, способен к энергичной деятельности.

Но, скажут нам, не вселит ли столь сильное чувство самобытности и некоторой горделивой враждебности к остальному человечеству? Не разовьет ли оно некоторой ветхозаветной, еврейской исключительности? – Ничуть! Чувство самобытности не есть чувство превозношения себя над другими. Правда, народ, сознающий свою личность, дорожащий ею, не склонен к принятию внешних особенностей других народов, внешнего их вида, он не будет рабски подражать формам их жизни, не будет, так сказать, обезьянничать; но самобытность его нисколько не помешает ему воспользоваться действительными плодами их культуры. Истины, до которых доработалось человечество, начиная от древнейших времен и кончая нашим, неисчерпаемое наследство, завещанное нам классическим миром, составляют и наше достояние; но из этого общего достояния нужно брать лишь то, что вечно, а не то, что преходяще. <…>
Киреев А. Учение славянофилов.
М., 2012. С. 91–113

Что значит «возвращение домой»
Выдержки из письма А. А. Киреева в газете «Русское Дело» (1903 г.)

Выдающийся Русский мыслитель: К 185-­летию со дня рождения А.А.Киреева, лидера позднего славянофильства История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

…Все это я старался объяснить и доказать в моем «Кратком изложении славянофильского учения», в «славянофильском катехизисе», как его некоторые называют. Я изложил в нем то, что составляет сущность нашего Русского, славянофильского консерватизма (полагаю, что тождество этих прилагательных доказывать нечего), равно и то, о чем нам в настоящее время преимущественно следует заботиться.

…Все мы, и особенно петербуржцы, придаем слишком большое значение внешней материально-фактической стороне нашей общественной жизни, забывая о главном: о необходимости выяснить и установить самые основоположения нашей жизни. Конечно, нельзя не пожалеть о какой-нибудь неудаче, какой-нибудь глупости или не порадоваться чему-нибудь хорошему, удачному; конечно, пожалеешь об успехах какого-нибудь глупца или интригана и порадуешься, когда его устранят. Несомненно верно, что поправлять неудачи нелегко; недаром говорит пословица: «Один дурак камень в воду кинет – десять умных не вытащат». Все это верно; верно, что ошибки могут быть роковые, почти неисправимые или, по крайней мере, трудно исправимые (особенно ошибки дипломатические).

…Вот мы, сидя здесь, видим, как все это делается; нервы натянуты от постоянных ожиданий и опасений, и кажется нам, что вот все погибло или все спасено, что вот если бы сделать то-то или не делать того-то, все, все пошло бы иначе…

…Но все это преувеличено; ничего сразу не погубишь и ничего сразу не починишь; такого рода дела не сдвинут нас (пока) с нашего исторического пути. Россия, как гигант-корабль, идет своей дорогой, мало заботясь о разных крысах, которые шныряют по каютам и буфету, ссорятся из-за столовых крошек и интригуют друг против друга.

Мощный корабль еще держится того курса, который ему был дан московскими Государями. Много он вынес бурь и непогод и все еще не отклонился от своего исторического пути! Но ведь мы не одни на свете, у нас есть умные враги… Как бы не сбиться! Мы приближаемся к распутью, пора подумать о выборе курса… Некоторые петербургские консерваторы недовольны этими рассуждениями: «Какой там курс? Какое распутье? Ничего этого нет, стало быть, ни о каком выборе нечего и толковать. Не о чем думать, а то мало ли до чего додумаетесь! Дело совсем не так сложно, как вам, господам славянофилам, кажется; менять ничего не надо, охраняйте то, что есть, и старайтесь о хорошей администрации! Un peuple qui est bien administre – et qui s’amuse – est toujours content!» («Люди, которые хорошо управляемы и при этом веселятся, – всегда довольны!» (фр.)).

Но ведь и для того, чтобы администрировать, нужна голова, одной палкой администрировать нельзя! «Дайте panet et circenses („Хлеба и зрелищ“ (лат.)) – и все будете хорошо!» – говорят нам. Да, таков завет мудрого политика и великого юриста Рима; так он и жил! Но вот пришел некто и возгласил: «Не о хлебе едином жив будет человек», и пала мудрость древнего Рима перед «безумием» нового духа!.. Нет, одним хлебом и развлечениями не проживешь!..

«…Охраняйте существующее, – говорит петербургский консерватор современного типа. – Главное – чтобы фасад как-нибудь не пострадал, обнесите его забором… да не мудрствуйте лукаво, не философствуйте! На наш век хватит!» Да, на наш век, конечно, хватит, а далее? Или – apres nous le deluge? («После нас хоть потоп!» (фр.)). Ведь это подлость.

Мы должны понять, что мы на перепутье, что мы в переходном состоянии, что оно может именно продлиться одно, много два поколения, но что на третье – нам придется выбирать: идти ли «в парламент», или возвратиться «домой». Нам нужно все это обдумать, нужно приготовиться, нужно теперь же решить, куда нам лежит путь. Среднего пути нет, а стоять на месте тоже нельзя – другие, враги обойдут!

Медлить с выбором нельзя, цель следует наметить уже теперь… Руководящая государственная мысль, как бы верна она ни была, как бы ни соответствовала истинным духовным потребностям народа, все же должна быть разработана, усвоена и выяснена, должна быть представлена в ясных, конкретных формах, должна выйти из сферы чувства и стать определенной программой…

…Какая же должна быть наша руководящая мысль? Что значит «возвращение домой»?

Чему учит нас великая, непогрешимая учительница народов – история? Она говорит нам, что государство административного типа (как бы умны и велики ни были его представители) в конце концов оказывается несостоятельным для решения новых вопросов, неотвратимых и грозных.

Как же вышли они из затруднения? Все эти государства перешли к форме парламентарной и теперь идут к катастрофе. Они хотели идти к «умеренной свободе» – таков был их девиз. На время они ее и достигали; полвека она давала прекрасные плоды; но к чему пришли теперь западные народы? В конце концов, им пришлось принять основанием своей политической жизни желания парламентского большинства; и теперь они идут туда, куда идти и не желали бы, идут фатально и неудержимо! Этические основы западного общества погибают, они заменяются правом большинства!

…Что значит славянофильское «пора домой»? Оно значит, что, научившись у Европы техническим приемам цивилизованной жизни и усвоив, сколько сумели, плоды научной и художественной культуры Запада, мы должны остановиться в подражании, должны выйти из европейской школы и приступить к устройству своей собственной жизни, но не на западных юридических, а на древних наших этических началах, то есть в органическом единстве с Церковью (Православие, наш краеугольный камень), на основе нашей древней московской политической формы правления (Самодержавие, усиленное совещательным голосом народа) и в союзе с нашим народом (Народность).

Обо всем этом должно и пора крепко подумать; два столетия жили мы чужим умом, пора снова жить своим – но для этого не должно бояться мысли, или, вернее, для этого должно не бояться мысли! Должно идти к ней навстречу, а не ждать, пока она сама как-нибудь случайно к нам заглянет, ведь мысли есть всякие! Если на пути встретится мысль ложная – то встретить ее и побороть должно и можно лишь мыслью же, но мыслью истинной, а не чем иным…

Киреев А. Учение славянофилов.
М., 2012. С. 357–360.

Источник: Газета «Православный Крест»*, № 21 (213) от 1 ноября 2018 г.

___________________
* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям.
Телефон редакции: 89153536998

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

«Безнравственно нам, украинцам, отказываться от нашей общей истории»

Академик НАН Украины Петр Толочко уверен, что историческая правда не позволит разорвать кровный союз наших братских народов

Вчера в Государственном Кремлевском дворце состоялось пленарное заседание XXII Всемирного русского народного собора, посвященное теме «25 лет по пути общественного диалога и цивилизационного развития России». Мероприятие посетили Президент Российской Федерации В.В.Путин и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

К собравшимся обратился со словом член Президиума ВРНС, академик Национальной академии наук Украины, иностранный член Российской академии наук, почетный директор Института археологии Национальной академии наук Украины Петр Петрович Толочко, сообщает Патриархия.ru.

«Почему я здесь, на Всемирном русском соборе? – задается ученый вопросом. — Прежде всего потому, что считаю это данью уважения моему другу Валерию Ганичеву, который созидал вместе с вами эту организацию. К сожалению, он ушел от нас, но я отдаю ему дань памяти своим присутствием здесь. Во-вторых, потому, что я считаю себя частицей Русского мира».

«Русский мир начинался не с Московского царства, — отметил он. — Он рождался на берегах Днепра, на древней Киевской Руси. Когда первые летописцы и первые богословы пытались осознать, что такое Русь, они идентифицировали это огромное пространство от Новгорода до Киева, от Карпатских гор до Волго-Донского междуречья как единое православное русское пространство. Митрополит Иларион, сподвижник Ярослава Мудрого, в своем знаменитом «Слове о законе и благодати» говорит, что русские князья «не в худой и неведомой стране владычествоваша, но в Русской, яже ведома и слышима всеми четырьмя концами земли». Таким осознавалось это огромное пространство в полтора миллиона квадратных километров. Игумен Даниил путешествует ко Гробу Господню, он черниговский игумен, но ставит на Гробе Господнем кадило от всей Русской земли и представляет себя Русской земли священником. Он не сузил свое представительство до Черниговского княжества, а выступает как посол всей Русской земли».

«Понятие Русской земли, Русского мира было и в народном сознании. Знаменитые былины, которые отображают историю Руси, словно высказанную самим народом, показывают русских богатырей, которые живут вне времени, вне пространства, но они защищают Святую Русь, они стремятся в Киев, чтобы защитить стольный град Руси, — так что общее понятие Русского мира формировалось уже тогда, — напомнил Петр Петрович. — А послание епископа Симона, епископа Суздальского и Владимирского, монаху Киево-Печерского монастыря, начало XIII века? Епископ Симон вспоминает о первом епископе Ростовском Леонтии, который был растерзан язычниками, и называет его третьим гражданином Русского мира. А кто же первые два гражданина Русского мира? Это варяги Федор и Иоанн, растерзанные на Киевских холмах неистовыми язычниками».

«В этой дефиниции Русского мира отображена вся его суть, — заявил он. — Во-первых, это, по существу, русский православный мир, во-вторых, он не сведен до русского в этническом смысле, — это и русские, и варяги, и все, кто исповедует русскую православную веру».

Ученый уверен, что «даже если бы не было всей нашей последующей истории, если бы случилось так, что моя родная Украина осталась в составе Великого княжества Литовского или Польши, то и в этом случае мы имели бы полное право причислять себя к Русскому миру. Но ведь были целые столетия нашей общей истории, истории наших братских народов — сейчас немодно так говорить, но ведь, по существу, именно так! Немыслимо православное просвещение на Украине, в Малороссии, и в России без взаимодействия Киево-Могилянской академии и московской Греко-латинской академии. Мы не можем себе представить Русскую Православную Церковь без Димитрия Ростовского, выходца из Малороссии. Мы не можем себе представить исторический процесс времен Петра I без Феофана Прокоповича, ректора Киево-Могилянской академии, а затем сподвижника Петра I, который, по существу, дал идеологическое обоснование рождающейся империи. Мы не можем себе представить историю нашу без братьев Разумовских во времена Елизаветы и Екатерины, без канцлера Безбородко, без графа Кочубея, канцлера в правительстве Николая I. Думаю, мы не можем себе представить и советскую историю без наших малороссов, наших украинцев. Сидели тут, даже в Кремле, управляли огромной страной, и я считаю, что безнравственно сегодня нам, украинцам, отказываться от этой нашей общей истории. В ней было все — взлеты и падения, достижения и неудачи, — но говорить, что это все не наше, что мы к этому не имеем отношения, мне кажется безнравственным».

«Безнравственно нам, украинцам, отказываться от нашей общей истории» Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«В свое время я даже предлагал дать Русскому миру второе название — Восточнославянский православный мир. Оно более нейтральное, хотя, по существу, то же самое, и, конечно, этот мир включает в себя и мою родную Украину. Хотел бы надеяться, что время нестроения завершится и история вырулит на столбовую дорогу. Не знаю, что нам делать в Брюсселе или Вашингтоне, я там чужой, но я свой в Москве и Петербурге, и таких в Украине миллионы, — подчеркнул ученый. — Мне приятно, что процесс нашего соработничества, начавшись Бог знает когда, не заканчивается и сегодня. Сейчас в зале сидит Василий Семенович Лановой, и он мне сказал: «Ну що, почекаємо ще трошки?» Подождем еще немного? Думаю, подождем. Историческая правда не позволит разорвать наш кровный союз восточнославянских братских народов!»

Выступление украинского ученого прокомментировал Святейший Патриарх Кирилл:

«Уважаемый Петр Петрович, хотел бы сердечно поблагодарить Вас за слова, которые Вы только что произнесли. Очень важно, что это слова ученого, а не политика. Человека, который изучает источники и ясно, с научной точки зрения, представляет себе картину нашего национального генезиса, «откуда есть пошла Русская земля».

Совершенно очевидно, что Украина, которую называли в царское время Малороссией, была названа так не потому, что кто-то хотел ее унизить и подчеркнуть значимость Великороссии, но потому что все, кто знал историю, всегда сознавали, что Киев — мать городов русских, источник русской цивилизации. Поэтому название «Малороссия» можно сопоставить с тем, как мы говорим сейчас об исторической Москве и Большой Москве, как есть Лондон и Большой Лондон. Вот так же и Малороссия, и Большая Россия. В самом этом названии есть указание на огромное цивилизационное значение южнорусских земель, откуда действительно пошла Русская земля. Но опять-таки, нельзя забывать и варяжский фактор. Когда византийцы использовали наименование «россы», они имели в виду, конечно, не какое-то отдельное славянское княжество, — они имели в виду все это огромное пространство от Черного до Балтийского моря.

Конечно, то, что сейчас происходит, — это очень опасный политический процесс. Но в его основе — ложная историософия и подтасовка исторических фактов. Поэтому наш самый важный и правильный ответ всем тем, кто пытается разрушить наш мир, — это ответ, который мы должны черпать из нашей истории. И то, что Вы, Петр Петрович, столь открыто обозначаете свою позицию, в том числе на Украине, свидетельствует о том, что Вы не только замечательный историк, но и очень сильный человек, преданный науке, преданный исторической правде. Дай Вам Бог здоровья, и благодарю Вас за это выступление».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

3 ноября-восшествие на Всероссийский престол Государя Императора Николая-II

2 ноября 1894 г. в Ливадии (Крым) скончался Государь Александр III. На российский престол вступил престолонаследник, сын Александра III Николай. Был опубликован манифест о кончине его родителя и его вступлении на престол («Правительственный вестник», 21 октября (2 ноября) 1894 , № 229, стр. 1.).

Также запись была занесена в месяцеслов как официально отмечаемый день восшествия на престол Николая II.

«Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родной матушки-России» — эти слова Царь-Николай II засвидетельствовал и своей жизнью, и своей мученической смертью.

Царствование Николая II в течение всех 23 лет проходило при упорнейшем сопротивлении врагов внешних и внутренних. Они не гнушались ни провокациями, ни бунтами, ни ложью, ни убийствами. Весь богоборческий мир вел скрытую или явную войну против Православной Монархии.

«Дневник Его Императорского Высочества
Великого Князя Николая Александровича,
Божьей милостью наследника престола,
сына и подданого Всероссийского монарха,
защитника, государства, народа и веры.
21 октября 1894 года. «Слез моих теченьми пустыни.. »

Сего дня, 21 октября 1894 года, начну я запись в своем дневнике со слов, с которых необходимо начинается утро 21 октября для каждого достойного христианина. «Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси и, иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней..» Произносил эти слова сегодня при утренней молитве и не подозревал, что свершаться сказанные слова. В 8 часов 45 минут утра явился на доклад к матушке со слезами на глазах граф Илларион Иванович Воронцов и директор Военно-медицинской академии Виктор Васильевич Пашутин.

В 7 часов 45 минут при посещении государя в его палате Виктор Васильевич Пашутин зарегистрировал смерть государя от Fatica 5 Vertebra, 6 Vertebra, 8 Vertebra, 9 Vertebra, 13 Vertebra Spina Dorsale, произошедшую около 3 часов ночи. «Восстановить позвоночную жидкость нам так и не удалось, Ваше Императорское Величество, что и стало окончательно губительным для спины императора, — произнес с горечью Виктор Васильевич Пашутин: — Как доктор, я ни разу не позволил себе произнести для Вас, что «доктора бессильны», но, увы, Господь пожелал сделать нас бессильными. Спасти императора нашему медицинскому составу оказалось не под силу. Говорю о сем событии с превеличайшей горечью подданного и приношу соболезнованием Вам и Вашей семье.»

На руки матушке были переданы заключения медицинской комиссии госпиталя Императорской Военно-Медицинской Академии, актировавшей в 4 часов 59 минут 21 октября 1894 года смерть Его Императорского Величества Александра III Александровича Романова, от Fatica Spina Dorsale, случившейся в ареях 5 Vertebra, 6 Vertebra, 8 Vertebra, 9 Vertebra, 13 Vertebra. Матушка сделалась словно каменной и молвила мне, что необходимо сбираться в госпиталь, чтобы создать Свидетельство об упокоении батюшки. Для сего необходимо дать распоряжение Председателю Государственного Совета Князю Боголюбскому и Председателю Кабинета Министров Князю Глинскому собрать в Госпитале Императорской Военно-медицинской академии полные составы, подлежащих им государственных органов для свидетельствования Упокоения Государя.

Время необходимо было выбрать с 12 до 15 часов пополудни, я предположил, что наилучшим вариантом является 15 часов пополудни. Матушка произнесла: «Хорошо, что у меня неторопливый сын» и, приняв мое решение, отдала графу Воронцову распоряжение для Министерства Императорского Двора о созыве Комитета по Личным делам императорской семьи и престолонаследию к 18 часам 21 октября 1894 года в Тронном зале Большого Императорского Дворца. После сего Граф Илларион Иванович Воронцов и Виктор Васильевич Пашутин удалились, мы же с матушкой стали сбираться в госпиталь дабы проститься с телом отца без посторонних лиц. В палате матушка предалась рыданиям и прощальным речам. К одиннадцати часам к нам присоединились Сергий с Елизаветой. К двенадцати в госпиталь прибыл граф Илларион Иванович Воронцов с фельдъегерями и стопками бумаг, в коих содержалось 87 копий утреннего заключения медицинской комиссии госпиталя и столько же копий медицинского дела батюшки, содержавшего результаты всех медицинских комиссии по обследованию батюшки, проводившихся с 18 февраля по 20 октября 1894 года. Также в стопках были принесены особые бланки Государственного совета по случаю упокоения императора, тоже в количестве 87 копий.

Заседании Комиссии по Свидетельствованию об Упокоении Его Императорского Величества было решено провести в стенах библиотеки Госпиталя Императорской Военно-Медицинской Академии. Было печально наблюдать за ловкостью фельдъегерей, раскладывавших бумаги с вензельными орлами, и ощущать насколько не достает батюшки, сквозь серьезность и строгость сияющего не то своими золотыми волосами, не то бюргерским довольством на заседаниях Государственного Совета.

Хотел было отправиться к матушке, чтобы утешить ее рыданиями, но был остановлен графом Илларионом Ивановичем Воронцовым, сообщившем мне о возможном отсутствии Министра горной промышленности князя Василия Ивановича Шемячича, находящегося в поездке по серебряным рудниками, и Министра торговли князя Александра Степановича Верейского, находящегося с делегацией на Международной торговой выставке во Франкфурте. Посему отправился к матушке уже не столько с сожалениями и успокоениями, сколь с необходимостью решить насущные государственные вопросы.

К 15 часам в госпиталь прибыли все 85 участников Государственного Совета и Кабинета Министров. К 16 часам 45 минутам работа по заполнению особых бланком Комиссии по Упокоению Его Императорского Величества были завершены и бумаги сданы на досмотр главы Министерства Императорского Двора Иллариона Ивановича Воронцова и главы Канцелярии Его Императорского Величества князя Дмитрия Ивановича Волынского. Дмитрий Иванович пуще всех лил слезы и печаловался. «Вот уж не думал, что переживу второго императора, — ронял он слезы на реестр членов Государственного Совета, согласившихся с медицинским заключением по освидетельствованию смерти батюшки, предоставленное Госпиталем Военной-Медицинской Академией: — Что-то не то делается в березовой России, раз уж мне 88-летнему старику приходится хоронить золотоволосого красавца, которого я знал воистину славным и крепким юношей, и державным воином, и дельным отцом.

Вы уж постарайтесь, батюшка Николай Александрович, не уходите так скоро, как Ваш державный отче, не оставляйте Русь сиротинушкой! А я уж до конца дней своих буду корпеть тут над архивами, чтобы по силе моей помочь Вам и передать Волю и Дела былых правителей.» Этими речами, признаться, я был тронут более всего! Воистину велика скорбь стариков, переживающих своих юных руководителей, которые при них вставали на ноги и при них вершили великие дела свои! Я позволил себе вольность и, присев рядом, обнял Дмитрия Ивановича. Друг мой разрыдался и измочил мой жилет на плече до нитки. Впрочем, вскоре с умилением успокоился. Да и мои глаза, признаться, были мокры.

В 17 часов скорбная процессия, состоящая из экипажей участников Государственного Совета и Кабинета Министров направилась в сторону Большого Императорского Дворца. Многие из участников скорбного утреннего совещания нашего прибыли в госпиталь Академии пешим ходом, посему и до Большого Императорского Дворца тоже отправлялись пешими. Пешком, следуя за компанией, возглавляемой князем Долгоруким, отправились и Сергий с Елизаветой. Я же оказался в экипаже матушки вкупе с графом Илларионом Ивановичем Воронцовым и юным другом моим князем Дмитрием Ивановичем Волынским. В Тронном Зале Большого Императорского Дворца было уже все подготовлено.

Даже не представляю, как графу Иллариону Ивановичу удалось проследить за порядками в двух столь разрозненных местах. Определенно, уставшие участники Государственного Совета и Кабинета Министров не были обойдены вниманием и прежде рассмотрения дела всех ждала кофейная пауза. В 18 же часов 45 минут приступили к рассмотрению вопросов о назначении времени похорон, уведомлению общества и иностранных держав, назначении времени миропомазания и коронации. Заседании Комитета длилось два часа пятьдесят минут. В 21 час 15 минут князь Дмитрий Иванович Волынский свидетельствовал журналистам и заинтересованным лицам подписанный 87 участниками Государственного Совета и Кабинета Министров Акт о Престолонаследовании Его Императорскому Величеству Александру III Александровичу Романову сыном и подданным Его Императорским Высочеством Великим Князем Николаем Александровичем Романовым.

Также журналистам и заинтересованным лицам было объявлено о назначении похорон батюшки на 24 октября в 15 часов и о моем миропомазании 3 ноября в 12 часов. Журналистские релизы, созданные скоропечатниками, граф Илларион Иванович Воронцов обещался разослать фельдегерской службой в газеты к 5 утра. Матушка, ныне утомленная, уснула в гостинной в одежде, и чем-то своими детскими чертами лица напоминает мне друга моего, князя Дмитрия Ивановича. Схожесть скорби внутренней, вероятно, способствует и схожести внешностей.

Закончить же сегодняшнюю запись я хочу Тропарем преподобного Илариона Псковоезерского и Гдовского, ибо иные слова не подходят к моему бдению над сном матушки и к созерцанию золотых огней ночного Санкт-Петербурга: «В молитвах бодрствуя, пресветлый храм Духа Святаго был еси, тем же и чудотворец предивный явился еси, преподобне отче наш Иларионе. О нас моли Христа Бога светом Божественнаго познания просветити ны и спасти души наша.»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЧТО МЫ ПРАЗДНУЕМ 4 НОЯБРЯ

4 ноября в России отмечается День народного единства и праздник Казанской иконы Божией Матери. Он посвящен событиям, произошедшим четыре века назад…

ЧТО ПРОИЗОШЛО В ЭТОТ ДЕНЬ В 1612 ГОДУ

4 ноября (22 октября по старому стилю) 1612 года народное ополчение во главе с земским старостой Кузьмой Мининым и князем Дмитрием Пожарским освободило Москву от польских интервентов.

ПОЧЕМУ ЭТА ДАТА ТАК ВАЖНА

С изгнанием поляков из Кремля завершился долгий период Смутного времени в России. Через несколько месяцев после освобождения Москвы Земский собор, куда входили представители всех сословий страны: дворянство, боярство, духовенство, казачество, стрельцы, крестьяне и делегаты от русских городов, избрали нового царя — представителя династии Романовых Михаила Федоровича.

ЧТО МЫ ПРАЗДНУЕМ 4 НОЯБРЯ Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

КАК ИКОНА КАЗАНСКОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ОКАЗАЛАСЬ СВЯЗАННОЙ С ИСТОРИЕЙ ОСВОБОЖДЕНИЯ МОСКВЫ

В период польского нашествия (1605–1612) и «смутного времени», Русскую Церковь возглавлял великий исповедник Православия – священномученик Ермоген, Патриарх Московский и всея Руси, почитатель Казанской иконы Пресвятой Богородицы, автор «Сказания» о ней и Службы ей.

Находясь под стражей, священномученик Ермоген, Патриарх Московский и всея Руси сумел тайно отправить в Нижний Новгород воззвание:

«Пишите в Казань митрополиту Ефрему, пусть пошлет в полки к боярам и к казацкому войску учительную грамоту, чтобы они крепко стояли за веру, унимали грабеж, сохраняли братство, и как обещались положить души свои за дом Пречистой и за чудотворцев и за веру, так бы и совершили. Да и во все города пишите… везде говорите моим именем».

Нижегородцы откликнулись на призыв первосвятителя. Собранное ополчение возглавил князь Димитрий Михайлович Пожарский.

Присоединившиеся к ополчению казанские дружины принесли с собой список с Казанской чудотворной иконы, которую в Ярославле передали князю Димитрию. Пресвятая Владычица взяла ополчение под Свое покровительство, и Ее заступлением была спасена Россия.

ЧТО МЫ ПРАЗДНУЕМ 4 НОЯБРЯ Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

22 октября 1612 г. воины народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и продемонстрировав образец героизма и сплочённости всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе.

Сегодня на Красной площади стоит собор Казанской иконы Божией Матери, освященный в 1637 году в память о героях, освободивших столицу.

ЧТО МЫ ПРАЗДНУЕМ 4 НОЯБРЯ Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

КОГДА 4 НОЯБРЯ СТАЛО ПРАЗДНИКОМ?

В 1613 году царь Михаил Федорович учредил День очищения Москвы от польских интервентов.

В 1649 году по указу царя Алексея Михайловича дата была объявлена церковно-государственным праздником. Русская православная церковь в этот день чтит память Казанской иконы Божией Матери «за избавление Москвы и России от нашествия поляков 1612 года».

В советские годы 4 ноября не отмечалось и не было выходным. Праздничным днем считалось 7 ноября — День Великой Октябрьской социалистической революции. В 1996 году праздник переименовали в День примирения и согласия.

В сентябре 2004 года Межрелигиозный совет России предложил сделать 4ноября праздничным днем и отмечать его как День народного единства. Госдума поддержала инициативу. Этот день стал выходным вместо 7 ноября, которое имело статус памятной даты — День Октябрьской революции 1917 года.

ЧТО МЫ ПРАЗДНУЕМ 4 НОЯБРЯ Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

С 2005 ГОДА ДЕНЬ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА — ОБЩЕРОССИЙСКИЙ ПРАЗДНИК — ПРАЗДНИК ИКОНЫ КАЗАНСКОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

День народного единства — это воскрешённый государственный праздник, учреждённый в 1649 году указом царя Алексея Михайловича. По этому указу церковный праздник Казанской иконы Божией Матери приобретает статус государственного.

Идея сделать праздничным день 4 ноября как День народного единства была высказана Межрелигиозным советом России в сентябре 2004 года.

Она была поддержана думским Комитетом по труду и социальной политике и, таким образом, приобрела статус думской инициативы.

29 сентября 2004 Патриарх Московский и всея Руси Алексий публично поддержал инициативу Думы установить празднование 4 ноября.

«Этот день напоминает нам, как в 1612 году россияне разных вер и национальностей преодолели разделение, превозмогли грозного недруга и привели страну к стабильному гражданскому миру», — заявил Патриарх Алексий.

ЧТО МЫ ПРАЗДНУЕМ 4 НОЯБРЯ Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

 

 

 

Святая Русь (Стихи — С. Бехтеев) (ВИДЕО)

Песня эта написаны на стихи Сергея Бехтеева (1879-1954). Этот поэт, малоизвестный светской литературе, пользуется широкой популярностью среди православных верующих людей. Сам глубоко верующий человек, гвардейский офицер императорской армии, Сергей Бехтеев в годы революционных потрясений не изменил своей Присяге и остался верен своему Царю. С момента заточения Царской Семьи и до своей смерти в эмиграции всю свою поэзию он посвятил одной теме — Царственным Мученикам и многострадальной России, которую поэт призывал к покаянию за грех цареотступничества. Несколько своих стихотворений Сергею Бехтееву удалось переправить Царской Семье, находившейся в заточении. И Царственные узники не просто знали, но и любиди его стихи. Они стали для них утешением в конце их скорбного крестного пути. Не даром в дневниках Императрицы Александры и царевны Ольги записаны стихи Сергея Бехтеева, и недаром его поэзия вдохновила на создание песенного альбома Александра Верноподданного, который сам горячо любит и почитает Царя-Мученика Николая II и всю его Семью.

Где ты, кроткая, православная,
Наша матушка Русь широкая,
Меж сестер славян сестра главная,
Светлокудрая, синеокая?
У тебя ли нет голубых морей,
Вековых лесов, поднебесных гор,
У тебя ли нет тучных нив-степей,
Городов и сел, веселящих взор?
Что ж стоишь в углу, пригорюнилась,
В жалком рубище, Русь державная,
Бровью черною принахмурилась,
Обнищавшая и бесславная?
Нет парчи цветной на твоих плечах,
Нет венца Царей на твоем челе,
Грусть-тоска глядят у тебя в очах,
Сор-бурьян порос на твоей земле.
И вещает Русь, Русь убогая:
«Люди добрые, чужестранные,
Велика моя скорбь, и много я
Претерпела мук в дни желанные!
Изменила я Царю-Батюшке,
На гульбу пошла, врагом званная,
Я поверила воле-татюшке,
Продалась жиду, окаянная!
Обобрал меня душегубец-враг,
Истерзал мое тело белое,
Опоганил он мой родной очаг,
Загубил мое войско смелое.
Смолкла песня моя, песня вольная,
В дни кровавые, непогожие;
Не зовет молва колокольная
Люд молитвенный в Церкви Божий.
Вы скажите мне, где идти искать
Отца родного. Царя русского.
Исстрадалась я во крови плясать,
Под приказ-указ жида прусского.
И когда б Господь умудрил меня
Отыскать мое Солнце Красное,
Я б пошла к Нему чрез моря огня,
Чтоб узреть Его лицо ясное.
И упала б я у Царя в ногах,
Перед ним склонясь сирым колосом,
И с святой мольбой и слезой в очах
Говорила б я горьким голосом:
Прости, Батюшка, прости родненький,
Дочь распутную, дочь разгульную,
За вину мою, грех мой подленький,
Да за речь мою богохульную.
В мятежах-боях я измаялась,
Наказал Господь меня, пленницу,
Во грехах своих я покаялась,
Прости, Батюшка, дочь-изменницу!»

Сергей Бехтеев
Станция Джанкой, 1 сентября 1920 г.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

 

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев) 

Прости нас, Государь!

Моральная трагедия, обусловленная неспособностью русского образованного общества уразуметь духовную красоту и нравственную высоту своего Царя, особенно сильно была выражена еп. Иоанном Шанхайским в слове, сказанном им перед богослужением об упокоении душ Царской семьи. Не менее сильно истолкован был Владыкой в этом слове и тот страшный грех цареубийства, который лег на русский народ.

«Царь-мученик, — говорил Владыка, — более всего походил на Царя Алексея Михайловича, Тишайшего, но превосходил его своей непоколебимой кротостью… Его внутренний духовно-нравственный облик был так прекрасен, что даже большевики, желая его опорочить, могут упрекнуть его только в одном — в набожности.

«Доподлинно известно, что он всегда начинал и заканчивал свой день молитвою. В великие церковные празднества он всегда приобщался, причем смешивался с народом, приступавшим к великому таинству, как это было при открытии мощей преп. Серафима. Он был образцом целомудрия и главой образцовой православной семьи, воспитывал своих детей в готовности служить русскому народу и строго подготовлял их к предстоящему труду и подвигу. Он был глубоко внимателен к нуждам своих подданных и хотел ярко и близко представить себе их труд и служение. Всем известен случай, когда он прошел один несколько верст в полном солдатском снаряжении, чтобы ближе понять условия солдатской службы. Он ходил тогда совсем один, и тем ясно опровергаются клеветники, говорящие, что он боялся за свою жизнь… Говорят, что он был доверчив. Но великий отец Церкви св. Григорий Богослов говорил, что чем чище сердце, тем оно доверчивее.

«Чем же воздала Россия своему чистому сердцем, любящему ее более своей жизни, Государю?

«Она отплатила ему клеветой. Он был высокой нравственности — стали говорить об его порочности. Он любил Россию — стали говорить об измене. Даже люди близкие повторяли эту клевету, пересказывали друг другу слухи и разговоры. Под влиянием злого умысла одних, распущенности других, слухи ширились, и начала охладевать любовь к Царю. Потом стали говорить об опасности для России и обсуждать способы освобождения от этой несуществующей опасности и, во имя якобы спасения России, стали говорить, что надо отстранить Государя. Расчетливая злоба сделала свое дело: она отдалила Россию от своего Царя, и в страшную минуту в Пскове он остался один… Страшная оставленность Царя… Но не он оставляет Россию, Россия оставляет его, любящего Россию больше своей жизни. Видя это, и в надежде, что его самоумаление успокоит и смирит разбушевавшиеся страсти народные, Государь отрекается от престола… Наступило ликование тех, кто хотел низвержение Государя. Остальные молчали. Последовал арест Государя и дальнейшие события были неизбежны… Государь был убит, Россия молчала…

«Великий грех — поднять руку на Помазанника Божия… Не остается и малейшая причастность к такому греху неотомщенной. В скорби говорим мы «кровь его на нас и на детях наших.» Но будем помнить, что это злодеяние совершено в день св. Андрея Критского, зовущего нас к глубокому покаянию… Но покаяние наше должно быть полное, без всякого самооправдания, без всяких оговорок, с осуждением и всего злого дела от самого его начала…»

Да, вся современная злодеянию Россия в какой-то мере несет на себе вину цареубийства: те, кто не были пособниками, были попустителями! Но, пожалуй, еще более устрашающим, чем признание всей России виновной в этом злодеянии, является констатирование того, каким относительно малым было впечатление, произведенное в этом именно смысле на русское общество екатеринбургским цареубийством. Все готовы обличать большевиков. На этом все сходятся. А разве в этом дело? С большевиков взятки гладки! Но они ведь только произнесли последнюю букву страшной азбуки, которую выдумали не они. Задуматься же над тем, где начинается этот жестокий и мерзостный алфавит, мало кто хочет. В частности, поразительно, как медленно и с каким трудом раскрываются глаза у даже, казалось бы, «прозревших» людей на личность Царя. С каким трудом изживается сложившееся у русского образованного общества привычка свысока смотреть на кроткого Помазанника. Вот как, задним числом, рисует лучший биограф Царя С. С. Ольденбург эту отвратительную повадку русского общества:

«Сторонясь от всяких подлинных сведений о Царе и Царской семье с упорной предвзятостью, русская интеллигенция воспринимала и запоминала то, что печаталось о Царе в подпольных революционных пасквилях, обычно по своей фантастичности относясь к области «развесистой клюквы;» ловила шепот придворных сплетен, инсинуации опальных сановников. Мнение о Государе, как о человеке невежественном, ограниченном — некоторые договаривались до выражения «слабоумный» — человеке безвольном, при этом злом и коварном — было ходячим в интеллигентских кругах. Даже военный чин его — в котором он оставался, потому что отец его скончался, когда Государю было двадцать шесть лет — обращали ему в укор, говоря о «маленьком полковнике,» об «уровне» — почему-то «армейского полковника» и т. д.»

Не нужно при этом думать, что подобное отношение к Царю было свойственно лишь злонамеренно-подозрительным людям, монархически индифферентным или даже монархизму враждебным. Люди монархически настроенные и лично Государю симпатизировавшие нередко видели в его фигуре что-то жалкое. С каким злорадством была подхвачена либеральным обществом мысль о том, что Царь является двойником Феодора Иоанновича, к тому же нарочито стилизованного, в сценическом изображении, под кроткого, но убогого «простачка!» Но ведь со скорбью, с тяжелым сердцем, сокрушенно покачивали головами, о том же говорили и убежденные монархисты, не находя в Царе того, что хотели бы видеть, и не ощущая его твердой руки на руле государственного корабля.

Можно понять и даже частично оправдать тех, кто так думали «тогда,» ведь перспектива была искажена. Но «теперь,» после всего совершившегося — дозволено ли оставаться при прежних трафаретах? А между тем, Царь оставался непонятым и после своей мученической смерти, а тем самым непонятной оставалась и объективная трагедия его взаимоотношений с обществом. Так глубок был духовный и психологический отход русского образованного общества от основ Святой Руси, от понимания существа Самодержавной власти на Руси!

Показательна в этом отношении частная и умная книжка В. И. Гурко «Царь и Царица.» Автор ее — один из лучших сынов ушедшей России, один из столпов ее государственного строительства. Человек редкого ума и исключительного образования, он был украшением сановной русской бюрократии. Имя его останется незабвенным, как подготовителя Столыпинской реформы. Пав жертвой интриг, он оказался обреченным на относительное бездействие, но не озлобился и не превратился в оппозиционера. Оставаясь в курсе того, что делалось «на верхах,» он мог наблюдать и оценивать, тем более что не принадлежал ни к каким партиям, чужд был правым и левым пристрастиям, по убеждениям же был консерватором и монархистом. Он и есть самый пригодный человек для «реабилитации» Царя в глазах общества.

И, действительно, книга Гурко, отдавая должное Царю, наповал убивает некоторые ходячие, но абсолютно лживые представления о нем, издавна отравлявшие сознание русской интеллигенции. Перед нами встает человек безупречный в семейном быту — «сияющее исключение на фоне нравов, ставших привычными в высшем обществе» — и вместе с тем образец полнейшего самоотвержения в исполнении того, что считал своим Царским Делом. Но, высоко расценивая моральный облик Царя, Гурко не находит ключа к пониманию его личности…. В государственном плане Царь и для Гурко — «маленький человек,» не стоящий на уровне задач действительности! По мнению Гурко, Царю вообще была чужда широкая картина — он был способным осознавать только детали и не отличал общее «правление» от частных распоряжений, что вело его к излишней подозрительности в отстаивании своей власти от несуществующих покушений. Гурко дает понять об обычном у слабовольных людей упрямстве, чтобы проводить в мелочах свою волю. Однако Гурко признает, что Царь упорно шел по пути собственных намерений — с одним только исключением: это капитуляция 17 октября перед внушенным и навязанным ему чужим мнением по признаку «исторической необходимости.»

Не задумываясь над тем, в какой мере это «исключение» способно раскрыть тайну личности Императора Николая 2-го, Гурко проходит мимо него. Говоря о умоначертании Царя, Гурко приводит свидетельство Половцова из дневника от 12 апреля 1902 г.: «Всем управляет Бог, Помазанником Коего является Царь, который поэтому не должен ни с кем сговариваться, а следовать исключительно Божественному внушению.» Гурко склонен искать в этом умоначертании корень лишь некоторых совершавшихся Государем (отчасти под влиянием Государыни) самоличных действий, врывавшихся в круг нормального течения государственных и церковных дел.

А между тем стоило углубить эту тему — и именно здесь можно было найти общий ключ к пониманию поведения Царя, иногда казавшегося Гурко столь загадочным. Дело в том, что Царь, при всем своем уважении к порядку и к форме, не считал царскую волю чем бы то ни было формально связанной. Поэтому там, где он иногда настаивал на ее исполнении в обход формы, значит, что его побуждали серьезные основания. Причины таких действий надо искать не в упрямстве Царя и не в мелочности, а в чем-то другом. Сам тот материал, который Гурко нам раскрывает, ни в какой мере не вяжется с его же оценкой действий Царя. Гурко отмечает безграничное самообладание Государя, исполненное внутреннего непоколебимого упора. Его никогда не видали ни бурно гневающимся, ни оживленно радостным, ни даже в состоянии повышенной возбужденности. Гнев его выражался в том, что глаза его делались пустыми — он как бы уходил вдаль, ничего не замечая и не видя. Полное спокойствие сохранял он и в моменты опасности. Вместе с тем, по указанию Гурко, он переживал весьма сильно все то, что он ощущал, как удар, наносимый России. Поражение под Сольдау стоило ему недешево. «Я начинаю ощущать мое старое сердце — писал он Царице 12 июня 1915 г. — Первый раз, ты помнишь, это было в августе прошлого года после самсоновской катастрофы, а теперь опять.» Гурко отмечает и то, что настойчиво проводил Государь свою волю в относительных «мелочах;» ни разу не нарушил он закона в вопросах общегосударственного значения!..

Вяжется ли с подобными данными упрек Царю в мелочности, в упрямстве? За чертами характера, приводимыми Гурко, чувствуется сильная, изумительно дисциплинированная воля, чувствуется глубокое сознание моральной ответственности, чувствуется и большая душа. Свойства мелочности и упрямства обнаруживаются тогда, когда человек, изображая большого человека, на самом деле таковым не является! Когда такой человек срывается со своей «позы,» тут и проявляется его подлинная мелкая природа. Но у Царя-то никакой позы не было! Если он на чем-либо настаивал, значит, в его представлении, это не было мелким, и настаивал он по существенному, морально оправданному основанию…

Чтобы нам еще отчетливее представить себе свойственную Государю нравственную серьезность, коренящуюся в высокой дисциплине его духа, приведем несколько показаний о Государе другого человека, тоже заслуживающего доверия, министра Сазонова:

«Глядя на него на церковных службах, во время которых он никогда не поворачивал головы, я не мог отделаться от мысли, что так молятся, изверившиеся в людской помощи и мало надеющиеся на собственные силы, а жаждущие указаний и помощи только свыше…»

«Что бы ни происходило в душе Государя, он никогда не менялся в своих отношениях к окружающим его лицам. Мне пришлось видеть его близко в минуту страшной тревоги за жизнь единственного сына, в котором сосредоточивалась вся его нежность, и, кроме некоторой молчаливости и еще большей сдержанности, в нем ничем не сказывались пережитые им страдания… (Спала, 1912 г.).»

«На третий день моего пребывания в Спале я узнал от лечивших Наследника врачей, что на выздоровление больного было мало надежды. Мне надо было возвращаться в Петроград. Откланиваясь Государю перед отъездом, я спросил его о состоянии Цесаревича. Он ответил мне тихим, но спокойным голосом: «надеемся на Бога.» В этих словах не было ни тени условности или фальши. Они звучали просто и правдиво.»

А вот небольшой, но очень характерный штрих в отношениях Государя к людям, ему явно неприятным! Зашла раз речь об одном бывшем министре, которого Сазонов не называет, но в котором легко угадать Витте. Между ним и Государем лежала не только пропасть непонимания, но и нечто большее. Государь не уважал Витте, а тот платил ему озлобленной антипатией, которой нередко давал волю в своих высказываниях, прикрываемых подчеркиванием «пиэтета» к памяти Александра 3-го. Государь, конечно, знал об этих чувствах к нему Витте. Велико было удивление Сазонова, когда он в высказываниях Царя о Витте не уловил ни малейшего оттенка раздражения. Сазонов не скрыл своего удивления от Царя. Государь ответил ему следующими словами: «Эту струну личного раздражения мне удалось уже давно заставить в себе совершенно замолкнуть. Раздражительностью ничему не поможешь, да к тому же от меня резкое слово звучало бы обиднее, чем от кого- нибудь другого.»

Ограничимся еще одним отзывом человека, далекого от Царя и России, но способного многое увидеть в характере Царя. Это президент французской республики Луба:

«Обычно видят в Императоре Николае 2-ом человека доброго, великодушного, но немного слабого, беззащитного против влияния и давлений. Это — глубокая ошибка. Он предан своим идеям, он защищает их с терпением и упорством; он имеет задолго продуманные планы, осуществления которых медленно достигает… Под видимостью робости, немного женственной, Царь имеет сильную душу и мужественное сердце, непоколебимо верное. Он знает, куда идет и чего он хочет.»

Не будем продолжать оценки и показания, удостоверяющие исключительные моральные свойства Царя и крепость его воли. Не будем приводить и тех отзывов, которые отмечают столь же исключительную умственную силу Царя. Отсылаем читателя к известной книге С. С. Ольденбурга. Ознакомившись с ней, читатель сам убедится в выдающихся качествах Государя, как человека и правителя.

Тем большей загадкой остается стойкость легенды, которая совершенно иначе изображала Царя, а также глубина той пропасти непонимания, которая разделяла общество от Царя и которая создала почву, благоприятную для этой легенды. Едва ли допустимо ограничиваться указанием на злостность клеветы и намеренную деятельность темных сил, а также на разномыслие и разночувствие между Царем и обществом.

Важно здесь отметить два обстоятельства, которые бросают свет на природу этого расхождения, имеющего корни не только в настроениях общества, но и в некоторой установке сознания самого Царя, которая препятствовала нахождению общего языка между ним и его современниками. Одно обстоятельство это — разность понимания Царем и русским обществом института Царской власти.

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев)  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Государь, как человек церковно-верующий, сознавал себя Помазанником и Царем в том высоком и ответственном понимании этих обозначений, которые присущи учению Церкви. Образованное общество, иногда и правое, было занято выяснением проблемы «абсолютизма» и «конституционных» ограничений этого абсолютизма. Этим исчерпывалось его уразумение отношения подданных к Царю. Этих «проблем» в глазах Императора вообще не существовало. Их не существовало и в глазах подлинноцерковного русского человека, и даже человека, далекого от точного учения Церкви, но для которого было ясно русское, историческое, юридическое понимание вопроса. Русский Царь не был и не мог стать «абсолютным» монархом в понимании Запада. Он был Царем самодержавным — по самой природе своей власти не поддающимся никаким формальным ограничениям ни с чьей стороны. Однако это никак не означало, что он только в собственной воле должен был искать границ допустимого. Религиозная природа царской власти в России указана в очерке Ю. Граббе «Святая Русь в истории России»:

«Особенно ярко обрисовывается религиозная сущность русской царской власти в чине коронования и миропомазания. В самом начале этого чина, едва Государь входит в собор и становится на свое место, он, по обычаю древних христианских монархов, вслух при своих подданных отвечает на вопрос первенствующего архиерея: «Како веруешь?» — и читает св. Символ православной веры. После этого начинается сама служба. Все реликвии принимаются Царем «во имя Отца и Сына и Святого Духа.»

Читаются глубокие по содержанию молитвы с исповеданием, что земное царство вверено Государю от Господа, с прошением о том, чтобы Господь всеял в его сердце страх Божий, соблюдал его в непорочной вере как хранителя св. Церкви, «да судит он людей Божиих в правде и нищих в суде, спасет сыны убогих и будет наследник Небесного Царствия…» Но особенно торжественный и трогательный момент — это чтение Царем коленопреклоненной молитвы, полной смирения, покорности и благодарности Богу: «Ты же, Владыка и Господь мой, наставь меня в деле, на которое меня послал, вразуми и управь в великом служении этом… Да будет сердце мое в Твоей руке, чтобы все делать к пользе врученных мне людей и к славе Твоей, яко да в день Суда Твоего непостыдно воздам Тебе слово…»

Катков говорил, что в присяге наша конституция, по которой мы имеем больше чем политические права — мы имеем политические обязанности. Это отчасти верно, но в сущности, подлинная конституция была в священном короновании. Там исповедовалась неразрывность нашей Царской власти с Православной Церковью, там Самодержец торжественно заявлял, что он ограничен Законом Божиим, что он — Божий слуга. В молитвах этого замечательного чина, углубленного уже в Императорский период, а до того весьма краткого, — самое глубокое изложение сущности русской верховной власти и ее главных задач. Тут государственные принципы Святой Руси получают свое самое яркое и глубокое выражение.»

Вне подобной религиозной осмысленности Царской власти в России нельзя вообще понять ее сущности. Тот, кто не понимает, что такое Православие, не может понять и того, что такое — Русский Царь. Отделенная от своей церковно-православной природы, несущей в себе глубочайшие «ограничения,» теряет самый свой смысл Царская власть, как она выработана тысячелетней русской историей. Это прекрасно понял знаменитый историк русского права Сергеевич, который распознал юридическое своеобразие русского самодержавия и потому решительным образом отвергал применимость к нему понятий западного абсолютизма!

Этого-то и не понимало образованное общество. Оно не имело проницательности величайшего правоведа-историка и вместе с тем утратило уже способность мыслить и чувствовать так, как велит Православная Церковь, так что смысл русского самодержавия для этого общества испарился. Тут и лежит корень безвыходного непонимания обществом Царя.

Царь, оставаясь Русским Царем, не мог себя ограничить западной конституцией, но не потому, что судорожно держался за свою власть, а потому что эта власть по своему существу не поддавалась ограничению. Ограничить ее — значило изменить не ее, а изменить ей. И тут напомним еще одно обстоятельство, еще более значительное для церковно-верующего человека: Русский Царь не просто Царь-Помазанник, которому вручена Промыслом судьба великого народа. Он — тот, единственный Царь на земле, которому вручена от Бога задача охранять Святую Церковь и нести послушание до второго пришествия Христова. Русский Царь — это Богом поставленный носитель земной власти, действием которого сдерживалась до времени сила врага. В этом и только в этом смысл преемственности русской царской власти от Византии…

Это именно нужно учесть, чтобы понять, какую трагедию переживал Император Николай 2-ой, когда у него вымучивали манифест 17 октября и, наконец, вырвали то, как он говорил, «страшное решение,» которое он, перекрестившись, принял, не видя другой возможности спасти страну.

Создав народное представительство, Царь принял, однако, новый порядок, лишь как изменение техники высшего правительственного механизма. Человек исключительно лояльный и без личных пристрастий и увлечений, он с необыкновенной скрупулезностью соблюдал закон в отношении Государственной Думы, — как он его соблюдал во всех других случаях. Но эта механика оставалась ему внутренне чуждой, как не знавшая прецедентов в русском прошлом.

Об этом ясно свидетельствует опубликованная при советской власти переписка Царя с министром внутренних дел Маклаковым. Настраивая Царя против Думы, Маклаков в 1913 году испросил у Царя разрешение распустить ее, если ему не удастся ввести ее в «законное русло.» Из замыслов Маклакова ничего не вышло, так как он встретил в Совете министров решительную и сплоченную оппозицию. Но любопытно, что Царь в своей переписке высказал свое полное несочувствие сложившемуся у нас государственному порядку. Он писал: «Также считаю необходимым и благонамеренным немедленно обсудить в Совете министров мою давнишнюю мысль об изменении статьи учреждения Государственной Думы, в силу которой, если Дума не согласится с изменениями Государственного Совета и не утвердит проекта, то законопроект уничтожается. Это — при отсутствии у нас конституции, есть полная бессмыслица. Предоставление на выбор и утверждение Государя мнения и большинства и меньшинства будет хорошим возвращением к прежнему спокойному течению законодательной деятельности, и притом в русском духе.

Таково было личное мнение Царя, на котором он, конечно, не стал настаивать, ибо был человеком, лишенным мелочности и упрямства, которые ему упорно ставят в вину. Напротив, он заботливо покрывал замечательную и своеобразную русскую «конституцию,» выраженную в Основных Законах 23 апреля, своим высоким покровительством. Но это не могло означать для него, чтобы он всегда и при всех условиях считал себя обязанным подчиняться той форме, которая была выражена в «конституционных» законодательных актах. Ведь только он один продолжал нести и в рамках новых «основных законов» ответственность перед Богом за судьбы русского народа! Никакая власть на земле неспособна была лишить Царя права и снять с него обязанность считать и чувствовать себя высшим арбитром в решениях, требуемых чрезвычайными обстоятельствами. Когда германский император предложил ему для ослабления ответственности за Портсмутский договор передать его на ратификацию Думе, Царь ответил, что ответственность за свои решения несет он перед Богом и историей…

Арбитром, на которого не может быть апелляции, продолжал себя считать Государь и во внутренней гражданской политике. Акт 3 июня 1907 г., которым была нарушена буква «конституции,» но которым Россия была выведена из тупика думской неработоспособности, явился плодом именно такого умоначертания Царя. «От Господа Бога вручена нам власть царская над народом нашим, перед Престолом Его мы дадим ответ за судьбы державы Российской,» — читаем мы в манифесте 3 июня!

На свою совесть брал иногда Царь и решения в вопросах церковных, и тут не считая себя формально связанным решением Св. Синода. Осведомленный Жевахов говорит, что Царь всего лишь 3 раза проявлял свою самодержавную власть в отношении Синода. Первый — это было в деле прославления св. Иосафа Белгородского, в 1910 году. С нетерпением ожидая назначения торжества прославления, Царь не счёл себя, однако, вправе торопить Синод. Но когда Синод счел необходимым отложить это торжество, то Царь, не согласившись с доводами обер-прокурора и Синода, сам назначил срок его. Второй раз его воля была проявлена в деле прославления св. Иоанна, митрополита Тобольского. Наконец, третий случай связан с назначением митр. Питирима на петербургскую кафедру и с перемещением митр. Владимира в Киев…Гурко приводит случай об отмене Государем предписания Синода о перемещении иеромонаха Илиодора, что произвело тягостное впечатление на митр. Антония. Эти два последних случая, касающиеся личностей, как всегда, в таких вопросах могут вызывать различные мнения и противоречивые оценки.

Что касается роли Царя в деле прославления святых, то надо признать, что в духовном плане, он шел впереди Синода, находившегося под влиянием своего века, с его равнодушием и скептицизмом в делах веры. В частности, отсрочку канонизации митр. Иоанна Синод мотивировал политическими соображениями, — в них уже во всяком случае Царь мог себя считать более компетентным, чем Синод! Значение личности Царя в деле канонизации святых при его царствовании, митр. Антоний Храповицкий характеризовал в 1930 г.:

«Царствование Императора Николая 2-го ознаменовалось открытием в России мощей святых угодников и их прославлением. Насколько в России это дело в последнее время было трудным, видно из того, что после открытия мощей св. Тихона Задонского в 1861г., сопровождавшегося народным энтузиазмом и многими чудесами, по России распространился слух, будто бы Император Александр 2-ой выразился в таком смысле, что это будет последний святой в России. Я не верю, чтобы Государь мог сказать такую фразу, но самый факт распространения такого слуха достаточно характеризует тогдашние общественные настроения. В царствование Государя Николая 2-го были открыты мощи св. Феодосия Черниговского (1896 г.), преп. Серафима Саровского (1903 г.), св. Иосафа Белгородского (1911 г.), Иоанна Тобольского, Анны Кашинской, Питирима Тамбовского. Я помню, как в одном из заседаний Св. Синода один из иерархов заметил, что нельзя же до бесконечности продолжать прославление святых. Взоры присутствующих обратились на меня, и я ответил: «Если мы верим в Бога, то мы должны быть рады прославлению св. угодников.» Из этого видно, заканчивает Владыка, насколько велико было благочестие Государя, который почти первый решился на это дело.»

Из приведенного материала достаточно разъяснена природа разномыслия и разночувствия между Царем и русским обществом, поскольку тут дело было в различии понимания и оценки существа царской власти и ее прерогативов в России. Но этим мы еще не решили вопроса в целом. Самое существенное еще не сказано! Ведь как мы знаем, это разномыслие с Царем наблюдалось не только среди людей индифферентных к Церкви (не говоря о враждебных), а и между людьми близкими к Церкви, преданными Царю, иногда до последней капли крови!

Тут мы подходим к загадке, которая находит себе разрешение только в позднейших событиях, недоступных для взоров современников эпохи последнего царствования. Мы также подходим к явлениям, на которых люди, даже недалекие от Церкви, наклеивают ярлыки «мистики и мистических настроений» и т.д. Да, Царь, несомненно, был во власти таких настроений, т.е. он способен был видеть и знать то, чего не могли видеть и знать люди духовно менее одаренные и менее живущие духом. И именно та настроенность, которая зрела у Государя в его «мистическом подсознании,» делала его относительно равнодушным ко всему тому культурному, экономическому, политическому блеску, который так украшал его царствование и на пользу которого с таким увлечением работали его приближенные, его сотрудники и впереди всех Столыпин.

Нужно, впрочем, сказать, что и Столыпин не вполне был чужд «мистического» ощущения бездны, которая грозила поглотить Россию. Чувство это, в большей или меньшей степени, было присуще чуть ли не всем очень выдающимся русским консерваторам самого разного умственного уклада. Оно лежало в основе того недоверия к положительным результатам гражданского развития страны, которое резко обнаруживалось у Победоносцева и Леонтьева. Оно, в разных дозах, имелось у многих из тех, кто были склонны идти за этими столпами «реакции.» Страх этот ощущался ими нередко совершенно инстинктивно, не поддаваясь уразумению и находясь иногда в противоречии с практически принятой ими политической позицией.

Так это было и со Столыпиным. Он своей большой душой интуитивно ощущал неблагополучие, веявшее над Россией, но, как человек практического дела и борьбы, не задумывался над этими предчувствиями, гнал их от себя и продолжал лихорадочно работать в политическом плане. И здесь, конечно, он был не всецело с Государем…

Позиция Столыпина была ясна. Россия зреет для величайшего благоденствия и славы — вернее даже, уже «дозревает» для окончательного вступления в новую блистательную фазу своего мирового существования.. Что ей нужно для этого? Относительно небольшой срок времени, потребный для ее политического перевоспитания. Это перевоспитание при Столыпине наглядно совершалось и завершалось. Россия, с одной стороны, делалась страной мелких собственников, избавлялась от проказы сельской общины и проникалась здоровым сознанием индивидуализма, хозяйственного и правового. С другой стороны, Россия в составе своих имущих классов постепенно приспособлялась и приучалась к сознательной гражданской жизни, основанной на началах разумной свободы. Государственная Дума при всех ее недочетах в этом отношении, в глазах Столыпина, служила прекрасной школой, принося вместе с тем прекрасные плоды и как бы контрольный аппарат над бюрократией. Столыпин верил, что эксцессы, отравлявшие деятельность Думы, постепенно сгладятся, как проявления детской болезни. Он уже и видел положительный успех, в этом отношении достигнутый после акта 3 июня. Незадолго до смерти, он мечтал только о том, чтобы России Бог дал мир еще на несколько лет.

Эта программа Столыпина — в плане, свободном от «мистики,» — была абсолютно правильна и совершенно убедительна. Она увлекала его, поглощая всецело его силы. Она была тем идеалом, устремляясь к котором слагалась в России новая политическая идеология. На этой идеологии и вырастала некая новая «Столыпинская» Россия. Но какое-то уже новое место занимал в ней старый русский Царь!

Формально Царь продолжал быть в центре всего. Не только никакой закон не мог получить силу без его утверждения, но и весь правительственный аппарат оставался в его руках. Важнейшие отрасли народной жизни продолжали быть всецело в его единоличном ведении, с устранением представительных учреждений. Церковь и армия жили так, как они жили до первой революции. Но внутренняя связь, соединявшая Царя с Россией, постепенно ослаблялась, сходила на нет. Россия наглядно выходила из-под власти Царя, она все больше тяготилась ею. И чем более осторожным и менее притязательным становилось воздействие на общество этой власти, тем оно раздражительнее относилось к ее проявлениям.

 

Тут мы подходим еще к одной загадке, раскрытие которой вскрывает постыдный и тягостный факт. Пока Россия жила сознанием своих исконных подневольных обязанностей, стянутая служилой и крепостной неволей, она была внутренне крепка. По мере же того как она вкушала от плода гражданской свободы, она неудержимо утрачивала внутреннюю крепость и делалась жертвой своеволия, анархии и бунтарства. Великая вещь — гражданская свобода! Но она предполагает способность и готовность свободного подчинения. Русские Цари от царствования к царствованию богато одаряли Россию благами гражданской свободы. С необыкновенной последовательностью, настойчивостью и любовью, еще задолго до Александра 2-го, властно насаждали они ее в своей стране, опираясь на тот капитал верноподданнического послушания, который Московская Русь завещала Петербургской России. И они постепенно добились грандиозных результатов. Россия росла, как на дрожжах. Мы уже отмечали громадность ее гражданских успехов.

Наступил момент, когда последние остатки крепостничества были упразднены. Это и было делом знаменитой Столыпинской реформы, которая не просто была агротехнической земельной реформой, а означала второе и подлинное освобождение крестьян от уз сословно-крепостной зависимости, с превращением их в равноправных граждан, живущих по общему гражданскому праву, как свободные собственники. Но трагедия была в том, что в глазах «свободной» России Царь не так уж казался нужен. Правда, он и раньше перестал быть нужен для темной массы общинного крестьянства, которых продолжали держать, логике вопреки, на началах устаревшего общинно-передельческого крепостничества. Реформа Столыпина ставила своей прямой задачей создать нового крестьянина- собственника, вместо общинника-передельщика, который ждал от революции черного передела, которого он не дождался и который он изверился получить от Царя.

Но, повторяем, в том-то и была беда, стыд и мрак, которые видны в процессе раскрытия русской исторической загадки, что начало гражданской свободы не уживалось в русском быту с прежним церковнославянским и верноподданическим сознанием. Русская трагедия в том-то и была, что гражданский расцвет покупался ценой отхода русского человека от Царя и от Церкви. Свободная Великая Россия не хотела оставаться Святой Русью! Разумная свобода превращалась и в мозгу и в душе русского человека в высвобождение от духовной дисциплины, в охлаждение к Церкви, в неуважение к Царю…

С гражданским расцветом России Царь становился духовно и психологически лишним. Свободной России он становился ненужным. Уже не было внутренней потребности в нем, внутренней связи с ним. И чем ближе к престолу, чем выше по лестнице культуры, благосостояния, умственного развития — тем разительнее становилась духовная пропасть, раскрывавшаяся между Царем и его подданными. Только этим можно, вообще, объяснить факт той устрашающей пустоты, которая образовалась вокруг Царя с момента революции. Ведь, не забудем, что если акт 17 октября был у Государя вымучен, то буквально вырван был у него акт отречения. При всей своей кротости и незлобии он, как то и раньше бывало по отношению к «крамоле,» готов был проявить необходимую крутость. Однако его схватили за руки. Хуже: его просто покинули. Вместо помощи он нашел не только трусость и измену, как он горестно писал своим близким, а нечто худшее. Не трусость и измена диктовали Алексееву и вел. кн. Николаю Николаевичу слова настойчивого убеждения с требованием его отречения. Это было острое проявление того психологического ощущения ненужности Царя, которое охватывало Россию.

Каждый имел свое понимание того, что нужно для спасения и благоденствия России. Тут могло быть много и ума, и даже государственной мудрости, но не было того мистического трепета перед Царской властью и религиозной уверенности, что Царь-Помазанник несет с собой благодать Божию, которую нельзя отталкивать и заменять своими домыслами. Этим объясняется еще раньше возникшее дружное сопротивление, вызванное решением Царя лично возглавить армию. Все думали сделать все лучше сами, чем это способно делать Царское правительство! Это, надо сказать, не только о земцах, тяготившихся скромной опекой министерства внутренних дел, не только о кадетах, мечтавших о министерских портфелях, но и об относительно правых общественных делателях, которые входили в прогрессивный блок. Тоже можно сказать и о царских министрах, которые уже очень легко заключали, что они все могут сделать лучше Царя.

Мы сейчас говорим о последних днях России. Но и тогда, когда еще не было на горизонте признака готовящейся беды, ее элементы были налицо. С одной стороны, стоял «Прогресс» России — величественный, не просто материальный и культурный, но и гражданский. Это последнее обстоятельство особенно искажало перспективу. Ведь Столыпин явно справлялся с революцией!… Справлялся не только на полицейском фронте, но и на фронте политическом! Россия мужала, зрела, крепла в своей новой гражданственности.

Если отбросить «мистический» план жизни, то можно было с уверенностью сказать: дайте России двадцать пять лет спокойного существования, и она будет непобедима, так как превратится в страну, застрахованную против революционного яда, крепких консервативных собственников… В перспективе социально-политической это было верно.

Иное раскрывалось глазу внутреннему, способному зреть «духовное.» В этой мистической перспективе прогресс социально-политический был чем-то вторичным, поверхностным. Все успехи, в этом направлении достигнутые в царствование Императора Николая 2-го, были последними всплесками громадной, но упадающей духовной волны. Эта волна в свое время подняла из ничего русскую землю и дала ей неслыханное величие и славу, а теперь растекалась исчезающей пеной. И это-то духовное опустошение России чувствовал и непосредственно осязал своим духовным чутьем Государь. Он сам весь, всецело, был сыном духовной России. В ней были и все его интересы. А эти интересы уже стали чуждыми, непонятными или мало понятными даже его ближайшим помощникам. Для Государя, например, вопрос канонизации св. Иоанна Тобольского был событием исключительной важности, а для умного, честного и правого Гурко, главного работника столыпинской реформы, — это была мелочь, где проявлялось лишь мелочное своеволие Царя. По мнению Гурко, это было произвольное решение, вызвавшеее справедливое негодование как среди общественности, так и у иерархов Церкви.

Да, Царь был уже несовременен России. Царь, действительно, был одного духа с царем Феодором Иоанновичем, которого, кстати сказать, ближайшие потомки готовы были ублажать как святого. Однако в отличие от немощного сына Грозного, Государь был блестящим профессионалом царского ремесла, достойным преемником своих великих предков и верным продолжателем их традиций. Но смыслом его жизни была не «профессия» высшего государственного управления, а нечто большее и высшее: принадлежность его к Церкви и сознание тех обязанностей, которые отсюда вытекали. Это и было то, что роднило его с последним Рюриковичем.

Это живое чувство всецелой принадлежности к Церкви должно было делать для него «профессию» царя иногда тягостной, в условиях отхода общества от Церкви. Как легко отказался бы он от нее! Кажется, иногда он и мечтал об этом. Но это же чувство принадлежности к Церкви исключало для него возможность не только дезертирства, но даже простой неверности своему высокому сану. Царь не просто умно и талантливо выполнял обязанности Царя, он нес «послушание» своего звания. Тем труднее было это послушание, чем яснее он видел руки, тянущиеся к его венцу, и чем больше обнаруживалась неспособность русского общества одуматься, отстать от лихорадки гражданского самомнения, которая его охватила и делала безразличным в вопросу охраны царского венца от этих кощунственных рук.

Первая встреча с народом, когда наглядно обнаружилось одиночество Царя, его покинутость народом и ненужность ему, произошла в момент созыва первой Думы. Что там ни говорить — народ прислал своих представителей в Думу, и она выражала мнения и настроения народа. Вот как описывает торжественный прием в Зимнем Дворце (27 апр. — 10 мая 1906 г). народного представительства гр. Олсуфьев:

«Государь поразил меня своим видом: цвет лица у него был необычайный, какой-то мертвенно-желтый, глаза неподвижно устремлены вперед и несколько кверху; видно было, что он внутренне страдает. Длительная церковная служба постепенно разогрела членов Думы. Начали молиться. При многолетии глубокое чувство охватило многих.

«По окончании службы Царь и Царица приложились ко кресту. Духовенство и Царская семья прошли вперед и стали на назначенных местах около трона. Среди общего движения не заметили, где Государь, который остался на прежнем месте между эстрадами. Когда все расставились возле трона, взоры зала направились на него, стоявшего одиноко. Напряжение чувств достигло высшей степени. С полуминуты он продолжал стоять неподвижный, бледный, по-прежнему страдальчески сосредоточенный. Наконец, он пошел медленным шагом по ступеням, повернулся лицом к присутствующим и, торжественно подчеркивая медленностью движений символическое значение совершающегося, «воссел на трон.» Он посидел немного в молчании, слегка облокотившись на ручку кресла. Зал замер в ожидании… Министр Двора подошел к Государю и подал ему бумагу. Государь поднялся и начал читать…

Государь читал сдержанно, не давая выхода волновавшим его чувствам. Легким повышением голоса были отмечены слова «лучшие люди,» «буду непоколебимо охранять дарованные мною учреждения,» «дорогое моему сердцу крестьянство.» Особенно осталось у меня в памяти упоминание о малолетнем Наследнике… Наконец, прозвучали последние слова, произнесенные с расстановкой: — Бог в помощь Мне и вам.

«Торжество закончилось громким ура, охватившим зал, и звуками народного гимна, который исполнял оркестр на хорах. Государь в сопровождении Царской семьи и Двора шествовал обратно, отвечая легким наклонением головы на приветствия справа и…. слева.»

Когда произошла революция 17-го года, встречи Царя с народом уже не произошло. К этому времени Царь оказался одиноким даже перед лицом своих ближайших соратников! Трудно вообразить что-нибудь более трагичное, чем положение Царя перед революцией и в первые дни ее. Когда Государь уже перестал быть Царем и стал просто «христианином,» он мог страдать от грубости, навязчивости, бестактности окружавшей его среды, но он уже был душой спокоен: он нес новый крест, на него Богом возложенный. Но достаточно вспомнить о том глубоком понимании Государем царской власти, чтобы уразуметь весь ужас, который он пережил перед уходом со своего поста под натиском революции…

И можно быть уверенным: если бы революционеры говорили с ним без подставных лиц, никогда не было бы никакого отречения и не было бы никогда «бескровной» русской революции. У Царя отняли венец не революционеры, а генералы, сановники, великие князья, спасовавшие перед ставшей на революционный путь Думой. (Почти всей Думой, а не только ее радикальным крылом). Милюков был вправе озаглавить первую главу своей «Истории русской революции» так: «Четвертая Государственная Дума низлагает монархию.»

«Ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне!»

Вот, когда Царь мог до конца реализовать смысл слов св. Иова, столько раз им повторяемых в течение своей жизни, в муках тяжкого предчувствия. Нужно, однако, поражаться, с каким самообладанием, с какой выдержкой, с какой мудростью и здесь действовал Царь. Он никогда и раньше не отделял своих интересов от интересов страны. Готов он был и сейчас стать искупительной жертвой для спасения России. Ведь этот крест свой он предсознавал в прежнее, благополучное время своей жизни! Твердо и спокойно принял он его. Все было им обдумано с точки зрения интересов России, когда он совершал отречение. Все кругом обезумели, все делали впопыхах, опрометью. Один Царь был трезв, сосредоточен, разумен.

Катастрофа

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев)  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

«Отец мой пал на бреши, но в его лице удар нанесен христианскому обществу. Оно погибнет, если общественные силы не объединятся и не спасут его.»

Так писал Император Александр 3-й Императору Францу-Иосифу в 1881г., под свежим впечатлением катастрофы 1 марта. Царствие Имп. Александра 3-го было временем внутреннего спокойствия; революция притаилась. Россия крепчала, наливаясь соками, но это был штиль перед бурей. Не произошло сознательного единения общественных сил вокруг Царя для спасения русского христианского общества.

Штурм возобновился с новой силой при сыне Имп. Александра. Однако не нужно думать, что уж так могучи были кадры революции в эпоху Имп. Николая 2-го: они были ничтожны по сравнению с государственной мощью России. Беда была в том, что с угрожающей быстротой убывала у общества способность оказывать сопротивление разрушительным ядам революции. Россия была больна, у общества пропало желание противодействовать. К смерти ли была болезнь?.

Увы! Самые сильные средства не помогали! Не оказала спасительного действия и грандиозная встряска 1905 г. «Люди обратились в лютых зверей, беспощадных, для укрощения которых не было других средств, кроме оружия. И вот загремели пушки, пулеметы… И в древних храмах русской столицы мы молимся при громе этих выстрелов, как будто в осажденном городе…» — писал, встречая Новый, 1906-ой год, архиепископ Никон в Троицких листках.

«Так закончился этот мрачный, позорный год — год великих скорбей и гнева Божия… Что пережило бедное русской сердце? Что перестрадало многострадальное, воистину мученическое сердце нашего доброго, кроткого, любвеобильного Царя? Не были ли муки его сердца томительнее мук великого ветхозаветного страдальца Иова?

«Господи! Доколе же это? Но уже текут реки крови и потоки слез, уже несутся к небу стоны вдов и малюток- сирот: ради этой крови, этих слез, этих стонов, смилуйся, Господи, над нашей многогрешной Русью!… Не помяни беззаконий наших, опусти карающую руку, вложи меч Твой в ножны, помяни милости Твоя древние и сжалься над нашей несчастной Родиной!

«Воздвигни силу Твою и прииди во еже спасти нас!» Так переживал смуту 1905-6 годов добрый сын Церкви. Но не так восприняло страшный урок русское общество. Не уразумело оно знамения гнева Божия! Да и мало думало оно о Боге.

Настал период нового благоденствия, еще более блистательный, чем при Имп. Александре 3-ем. Но не ко спасению пошла эта милость Божия, и дары Божией благодати не вразумили русской общество. Оно не прозрело, не опомнилось от революционного угара, ничему не научилось. В этот последний час не сложилось охранительного фронта вокруг правительственной власти. В полной силе осталась антитеза «мы» и «они.» Широко разливалась волна оппозиции, «лучшие люди» готовы были как угодно далеко идти в соглашательстве с Революцией — только бы не оказаться на стороне Царского правительства.

В февральские дни Россия испытала смертельный пароксизм революционной горячки. Беспорядки, возникшие в Петербурге, ничего угрожающего сами по себе не представляли и легко могли быть подавлены. Незначительные перебои в доставке продовольствия раздулись, в воспаленном воображении общества, в якобы «право выйти на улицу» с требованием хлеба. Объективная обстановка не отвечала этой инсценировке «голодных беспорядков»: Россия в целом, и тем более в Петербурге, жила не хуже, а, может быть, даже лучше, чем до войны. Опытный администратор, при трезвой оценке положения, легко бы нашел необходимые меры для государственного самосохранения. Однако Россия дошла уже до такого состояния, что инстинкт самосохранения у нее перестал функционировать. Не нашлось скромной военно-полицейской силы, способной подавить бунт в самом зародыше, когда Россия была, как никогда, близка к реализации военного успеха. В каком-то болезненном экстазе восторженного бунтарства Россия внезапно ополоумела, и в мгновение ока омерзительный, предательский бунт облекся в глазах общества ореолом «Революции,» перед которым бессильно склонилась и полицейская, и военная сила.

Чуть ли не единственным человеком, у которого не помутилось национальное сознание, был Царь. Его духовное здоровье ни в какой мере не было задето тлетворными веяниями времени. Он продолжал смотреть на вещи просто и трезво. В столице в разгар великой войны, от исхода которой зависела судьба мира — возник уличный бунт! Его надо на месте мгновенно подавить, что обеспечит минимальную трату крови. Царю было ясно, как и при более ранних столкновениях с общественным мнением, что во время войны и, буквально, накануне победы над внешним врагом, нельзя заниматься внутренними реформами, ослабляющими правительственную власть.

Царь был на фронте, во главе армии, продолжавшей быть ему преданной. Так, кажется, просто ему было покончить с бунтом! Но для этого надо было, чтобы происшедшее в столице, было воспринято государственно-общественными силами именно как бунт. Внутренний враг, в образе бунтующей черни, грозил самому бытию России. И включились в этот бунт не случайные люди, а целая каолиция самых разнокачественных групп людей, объединенных зловещей мыслью, как «спасти» страну от Царя и его семьи.

Что было делать Царю? Царь морально не мог открыть внутренний фронт войны, поворачивая тыл внешнему фронту. Ехать в столицу с верными войсками и подавить бунт, опираясь на военную силу? Но рвать с «лучшими людьми» страны и идти открытой междоусобной войной против столицы, ставшей центром сопротивления ему — Царь не мог.

Государь внезапно оказался «без рук»: он ощутил вокруг себя пустоту. Вместо честных и добросовестных исполнителей своих предназначений, появились «советники и подсказчики,» в глазах которых он мешал им «спасать» Россию! У него прямо вырывали «министерство общественного доверия.» Уже и раньше царь с горечью выслушивал подобные советы, которые иногда предъявлялись ему чуть ли не в ультимативной форме. Так, английский посол предложил Царю уничтожить «преграду,» отделявшую его от народа — и тем снова заслужить его доверие.

— Думаете ли вы, — с достоинством ответил ему Царь, — что я должен заслужить доверие моего народа или что он должен заслужить мое доверие?

Похожие речи пришлось выслушать Царю однажды и от председателя Государственной Думы Родзянко. Его настойчивость довела Царя до того, что он, закрыв лицо руками, произнес:

— Неужели я 22 года старался, чтобы все было лучше, и 22 года ошибался?

— Да, Ваше Величество, -послышался самоуверенный ответ, — 22 года вы стояли на неправильном пути…

И этот неумный барин, уже в качестве представителя победоносной Революции, властно от ее имени начал диктовать Царю, как ему надо поступать, пока не поздно, чтобы попасть, наконец, на «правильный путь.» Родзянко наивно верил, что правительство, «ответственное перед Думой,» сумеет остановить революцию и торопил Царя с этой мерой. О подавлении бунта силой в его глазах не могло быть и речи. Ведь то, что произошло в Петербурге, не был «бунт»: то была «Революция!» Ее надо было умилостивлять скорыми уступками, мгновенными, способными остановить ее разгорающийся аппетит. Родзянко, по прямому проводу, негодовал от того, что Царь недостаточно быстро реагирует на его требования об уступках. К сожалению, не было людей, способных оборвать бесплодные речи. В Ставке, в глазах окружавших Царя генералов, «Революция» была уже не просто внешней и враждебной силой, — она была авторитетом. Этот авторитет давил на их волю, на их совесть. Самодержавный Царь был уже как бы чем-то отжившим, устарелым. «Будущее» шло ему на смену — какое, никто толком не знал и не понимал, но во всяком случае далекое от навыков и традиций прошлого. Даже в глазах этого «генеральского» общества, судьба России бесповоротно отделилась от судьбы самодержавия. Царь один этого не понимал!

Да! Царь этого не понимал. Он готов был восстановить порядок самыми крутыми мерами — и тем спасти Россию.

— Я берег не самодержавную власть, — сказал он старому другу своей семьи Фредериксу, — а Россию.

В этом убеждении он оказался одинок. Ближайшее окружение его стало на сторону бунта и свои устремления направило на соглашательство с ним.

Психологическая опора этого настроения была в убеждении, в навязчивой идее, будто Царь, и особенно Царица, препятствуют нормальному ведению войны! Измена Царю тем самым облекалась в патриотический покров. Убрать Царя и Царицу — в этом намерении сходились и бунтовщики и патриоты. Что было делать Царю?

Оставалась одна надежда спасти Россию, признать, что по каким-то непонятным причинам он и Царица являются помехой для успокоения России. Уйти, уступить место на Троне другому и тем образумить Россию. Перед этим решением склонился Царь, как перед необходимостью, определяемой непреодолимыми обстоятельствами. На этот путь толкала его не только настойчивость петербургского прямого провода, но и армия! Не кто иной, как генерал Алексеев предложил Государю разослать запросы главнокомандующим по вопросу об отречении от престола. Самая форма запроса намеренно показывала, что ближайший к Государю человек ищет у своих помощников поддержки своему настойчивому совету. В запросе было прямо сказано: «Обстановка, по-видимому, не допускает иного решения.» Ответы были единогласны. Не составил исключения и ответ великого князя Николая Николаевича. Бывший Верховный телеграфировал:

«Считаю необходимым, по долгу присяги, коленопреклоненно молить Ваше Величество спасти Россию и Вашего Наследника. Осенив себя крестным знаменем, передайте ему Ваше наследство. Другого выхода нет.»

Запросы и ответы датированы 2-го марта 1917 г. В этот же день Государь телеграфировал Председателю Государственной Думы: «Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения России. Посему я готов отречься от престола в пользу моего сына, при регенстве брата моего Михаила.»

Судьба России была решена. С этого момента — спасения для нее не было. Генерал Алексеев едва ли не первый протрезвел, — но было поздно. Уже 3-го марта он сокрушенно говорил: «Никогда не прощу себе, что поверил в искренность некоторых лиц, послушался их и послал телеграмму главнокомандующим по вопросу об отречении Государя от престола.»

Царь только в одном изменил свое решение: он отрекся и за сына. Можно думать, что не только соображения о здоровье Наследника играли здесь роль. Вероятно, были приняты и соображения государственные: раз отречение диктовалось отрицательным отношением «народа» к личности Царя и Царицы, не лучше ли власть передать лицу совершеннолетнему, а не отроку, неотделимому от родителей? Вообще удивительна та собранность мысли и рассудительность поведения, которую проявил отрекающийся от престола Монарх: он все сделал, чтобы облегчить положение своим преемникам по власти.

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев)  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Вот как об этом говорит кн. Д. Д. Оболенский в очерке, посвященном отречению Государя: «Он сделал все от него зависящее, чтобы обеспечить своим преемникам успех в борьбе с внешним врагом и внутренними беспорядками. Понимая отлично, что регент не будет иметь того авторитета, как Император, что лица, способствовавшие перевороту, всегда будут бояться возмездия со стороны сына низложенного Императора, Государь изменил первоначальную мысль об отказе в пользу сына и отказался в пользу брата. Мало того, он указал брату путь сближения с народным представительством (присяга конституции, ответственный кабинет). Он дал приказ Армии и Флоту бороться до конца за Россию в единении с союзниками и повиноваться Временному Правительству. Он успел до отречения назначить Главнокомандующим Великого князя Николая Николаевича и Председателем Совета Министров — кн. Г. Е. Львова, которого Государственная Дума намечала на этот пост. Именно для того назначил, чтобы оставшиеся верными Государю могли со спокойной совестью подчиняться тем, кому повиновением обязан сам Государь. Все было обдумано, все взвешено…»

Государь, покидая Трон, был поглощен мыслью о том, как пойдут дела на фронте. Война была в центре его жизни. «И подумать только, — сказал он с печалью одному из офицеров свиты, — что теперь, когда я уже больше не Император, мне не позволят даже сражаться за мою родину.» С какой болью в сердце отрывался от армии ее Державный Вождь, с какой тягостной заботой: будут ли так же думать о нуждах доблестных защитников России теперь, когда не будет его неусыпного глаза?

Ген. Тихменев, начальник военных сообщений, передал свои воспоминания о прощании Государя со своими сотрудниками по Ставке и его прощальные слова ему и главному полевому интенданту ген. Егорьеву. Как характерны эти слова! Подав обоим руку и на секунду задумавшись, Государь поднял глаза на Тихменева и, глядя в упор, сказал: «Помните же, Тихменев, что я говорил вам, непременно перевезите все, что нужно для армии,» и обращаясь к Егорьеву: «А вы непременно достаньте; теперь это нужно больше, чем когда-либо. Я говорю вам, — что я не сплю, когда думаю, что армия голодает.»

А прощальное обращение Царя к Армии? Нельзя без волнения читать его. Какое беспредельное самоотвержение звучит в нем, какая преданность делу обороны страны! Страшным укором должен был прозвучать этот прощальный Царский привет войскам по адресу тех, кто боролся с Царем, сверг его и занял его место. Не этим ли объясняется, что обращение Царя, опубликованное ген. Алексеевым по Армии, не было допущено Временным Правительством к распространению?… Вот этот исторический документ:

«В последний раз обращаюсь к вам, горячо любимые мною войска. После отречения мною за себя и за сына от престола Российского, власть передана Временному Правительству, по почину Государственной Думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия. Да поможет Бог и вам, доблестные войска, отстоять нашу Родину от злого врага… Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы.

«Кто думает теперь о мире, кто желает его — тот изменник Отечества, его предатель. Знаю, что каждый честный воин так и мыслит. Исполняйте же ваш долг, защищайте же доблестно нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному Правительству, слушайтесь ваших начальников, помните, что всякое послабление порядка службы только на руку врагу.

«Твердо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к нашей Великой Родине. Да благословит вас Господь Бог и да ведет вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий.

8 марта 1917 г., Ставка.»

Для уходящего Царя думы о России были неотделимы от исповедания Православной веры: только под св. стягом Великомученика Георгия мыслил он победу! Не так уже думала и чувствовала Россия. Простившись с Царем, Россия прощалась и с верой отцов.

Во время Великой войны архиепископ Лондонский писал своим единоплеменникам и единоверцам то реальное впечатление, которое испытывал каждый вдумчивый и чуткий иностранец, прикасавшийся к России:

«Россия никогда не будет побеждена, и это не столько благодаря обширной своей территории, сколько благодаря душе своего народа, которая все будет гореть и страдать, страдать и гореть. Русские могут потерять весь мир, но они сохранят свою душу.» Так оно и было.

Теперь, с отказом от Царя, Россия отказалась и от своей души.

«Помни, Россия, — восклицал в середине 19 века, в разгар Великих Реформ, знаменитый православный проповедник, епископ Иоанн (Смоленский), — что в тот день, когда ты посягнешь на свою веру, ты посягнешь на свою жизнь…»

Это день наступил с вынужденным уходом Царя, с отречением от него русского народа. Вот, когда мог русский народ восклицать, обливаясь слезами: «Погибаем, погибает…. закатилось Солнце Земли Русской.» Оно подлинно закатилось.

Забыв о Царе, Россия забыла о войне, о Родине, о Боге. Она вообще перестала существовать, как некая соборная личность. Осталась рассыпанная храмина, в которой ничего не могло сплотиться достаточно стойкого для защиты Царя, Бога и Родины. В возникающем хаосе судьба Царя и его семьи была предрешена. С необыкновенной быстротой оказался он на положении поднадзорного арестанта. Пусть клевета немедленно замолкла, как только открылась возможность проверки на фактах: Царь и его семья были чисты как стеклышко и в политическом, и в семейно-общественном отношениях. Какое это теперь имело значение? О Царской семье мало уже кто думал: все думали о себе, о своих текущих нуждах и болезнях, которых становилось все больше и больше…

Предоставленная себе, изолированная от внешнего мира, подвергнутая режиму, колеблющемуся от домашнего ареста до политической тюрьмы, Царская семья обнаружила необыкновенную силу христианского духа. Сияние шло от этих, исполненных любви и смирения людей. Нужно было, действительно, утратить самый облик человеческий, чтобы, приблизившись к ним, не проникнуться к ним симпатией и почтением. Мне довелось слышать от известного журналиста рассказ о том, какое неизгладимое впечатление вынес некий старый революционер, приставленный одно время для наблюдения за поведением Царской семьи: он не мог иначе говорить о них, как с чувством восторженного умиления.

Достаточно прочесть книги ген. Дитрихса или Соколова, чтобы испытать на себе действие этого обаяния чистоты и святости. А стихотворение-молитва Вел. Княжны Ольги? Его должны бы знать русские дети…

Промыслительной Своей десницей Господь любовно взращивал Свое насаждение. И вот настал день, когда Ангелы приняли в свои светлые объятия светоносные души Царя и его Семьи… Роковой цепью докатились события до Екатеринбургского злодеяния. Кровью Царя обагрилась Россия. Мученической смертью почил последний Русский Царь.

Надо обратить внимание на необыкновенное совпадение: «День скорби,» день убиения последнего Царя совпал с днем памяти св. кн. Андрея Боголюбского, который, по существу, был первым русским Царем. Андрей Боголюбский погиб мученической смертью, и это потому, что он чуть ли на 4 столетия шел впереди своего века. И вот, в тот самый день, когда Церковью поминается блаженная память Святого Монарха-мученика, бывшего предтечею идеи православного Царства Российского, падает жертвой за ту же идею — последний Русский Царь.

Сомкнулась цепь времен! И что еще примечательно: падение Царского Престола и самой Державы Российской совершилось в тот самый момент, когда Россия была у конечной цели всей своей жизнедеятельности, как Царства Православного! Свержение Царя сорвало победный для русского оружия конец Великой войны. Между тем, что обещало России победоносное завершение войны? Ответ на этот вопрос дает нам замечательное слово митрополита Антония в Неделю Православия в Москве 1918 г.

Знаменитый архипастырь указал прежде всего на то, что в отличие от древнего обычая справлять торжество Православия в древнем Успенском соборе ныне оно справляется в Храме Христа Спасителя. Почему? Загражден путь в священный Кремль! Пастырей и паству не пускают в чудотворную церковь Успения! Того ли ожидали верующие на прошлогоднем Торжестве?

«Тогда наши доблестные войска грозной стеной собирались против врага и, усилившись вчетверо по своему числу и по количеству оружия, должны были победоносным потоком пройти по вражеской земле до Вены и Берлина и достигнуть тех целей, с которыми начата была русским народом та священная и самоотверженная война, т.е. — освободить племя православных сербов от поработительных посягательств еретиков; протянуть руку братского общения к умолявшим о том Россию нашим единокровным малороссам-галичанам и освободить от инородного ига их родину, — нашу родину, наследный удел Равноапостольного Владимира, Русскую Галицию и, что всего важнее, — дать ее сынам, а нашим братьям, возможность возвратиться в лоно св. Церкви от униатской ереси, куда влекли его насилием поработителей и коварством иезуитов.

«Да, год тому назад, мы, все русские люди, надеялись на то, что сегодняшнее торжество Православия мы будем справлять уже вместе с ними, что к этому дню, как было сказано, уже не будет Подъяремной Руси, а единая свободная и православная Русь.

«Но и этим не ограничивались наши желания. Уже исполнен был рисунок креста для водворения на куполе Константинопольской Софии; уже близко было к исполнению обещание царя Алексея Михайловича, данное им от имени своего потомства и всего русского народа Восточным Патриархам, — обещание освободить православные народы из-под ига неверных мусульман и возвратить христианам все древние храмы, обращенные в мусульманские мечети.

«Россия должна была занять проливы Черного моря, но не покорять себе священной столицы Византии, а восстановить это священное государство наших отцов и учителей по спасительной вере Христовой, т.е. греков, а себе приобрести отечество всех истинных христиан, т.е. Святую Землю, Иерусалим, Гроб Господень и, соединив ее широкой полосой земли с Южным Кавказом, заселить те святые места добровольными русскими поселенцами, которые ринулись бы туда в таком изобилии, что в несколько лет обратили бы Палестину и Сирию в какую-нибудь Владимирскую или Харьковскую губернию, конечно, сохранив все преимущества того полумиллиона христиан и их пастырей, которые доныне уцелели еще там от турецких насилий.

«Не один русский православный люд жил такими надеждами и полагал за них сотни тысяч своих жизней в тяжком воинском подвиге; этими надеждами жили, ими дышали, ими утешались в своих страданиях все православные народы современного мира, вся Святая Соборная и Апостольская Церковь. Вся она ожидала, что наступившее теперь 1918-е лето Господне будет таким светлым торжеством Православия, каким не было даже то 842-е лето, когда в память духовной победы над еретиками-иконоборцами был установлен настоящий праздник.

«И что же ? Вместо освобождения порабощенных православных народов, Церковь Российская впала сама в такое порабощенное состояние, какого не испытывали наши единоверные племена ни под властью мусульман, ни под властью западных еретиков, ни наши предки под игом татар.

 

«Перед этой тягостной картиной проповедник, однако, не предается унынию. Он вспоминает с горечью о той мрачной тени, которую так долго отбрасывало на Церковь «синодальное» ее возглавление и отдается радостному чувству перед лицом вожделенного переустройства нашей Церкви на началах возвращения к Патриаршеству. Теперь ее «возглавляет давно жданный жених поместной церкви, и вот она, в разоренном нашем государстве, окруженная злобствующими врагами нашей спасительной веры, торжествует и благодарит Бога за то, что Он послал ей в утешение среди настоящих скорбей то, чего она была лишена в годы своего внешнего благополучия и безопасности.

«Но этому можно радоваться только потому, что существует и еще одна причина к радости: сохранение того доброго, что взращено было прежними годами русской церковной жизни. Это — особое отношение русских пастырей и русской паствы к жизни и вере. » Запад взирает на временную жизнь, как на наслаждение, а на религию, как на одно из средств для поддержания этого благополучия. Напротив, русские люди, даже и не очень твердые в вере, понимают жизнь, как подвиг, цель жизни видят в духовном совершенствовании, в борьбе со страстями, в усвоении добродетелей, — словом, в том, чего европейцы даже и не поймут, если с ними говорить о подобных предметах.

«Проповедник убежден в том, что отошедшие от Бога не составляют большинства русского народа… «Геройство духа, понятие о жизни, как о подвиге, хранится только в Церкви, а так как оно хранится в большинстве ее сынов до наших дней, то торжество Православия совершается сегодня вполне законно; и оно будет совершаться, как в прошедшие годы, когда Церковь именовалась господствующей.» Но проповедник не закрывает глаза и на иную, более страшную перспективу, которая может ждать Россию. «Да! Оно будет продолжаться и в том случае, если государство подпадет полному подчинению врагов, если даже на православных откроется прямое гонение. Церковь будет торжествовать о своем вечном спасении, что ее чада идут ко Христу, как Он и завещал им: «Блаженны будете, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, яко бесчестное за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Аминь.»

Эта мрачная концовка только оттеняет тот удивительный оптимизм, которым проникнута проповедь, сказанная прозорливым русским иерархом перед лицом уже завладевшего Кремлем торжествующего большевизма! В глазах митр. Антония, захваченная большевиками Россия еще — Святая Русь! В его представлении императорский период был покрыт тенью Синода, как неким злым началом, сменившим Патриарха в жизни Церкви. Медленно, слишком медленно проникало в сознание русских людей понимание реальной действительности факта отречения России от своего Царя в ее «мистической сущности.» Каждый из нас, оглядываясь на себя, немало может сделать себе упреков.

Один умный французский писатель сделал правильное наблюдение: когда смотришь назад, прошлое кажется гладкой дорогой, по которой естественной чередой текут события, а когда пытаешься всмотреться в будущее, вздымается крутая скала и ломаешь себе бесплодно голову над тем, в какую же ращелину в стене устремится поток событий и превратит ее в широкий проход…

Откуда только не ждали русские политики и мыслители спасения России! А того единого на потребу, морального выздоровления России, не обнаруживали в своем духовном сознании: покаяния в великом грехе цареубийства, которое явилось одновременно и отступничеством от Веры.

Убог наш монархизм, не выходящий из утилитарно-политических размышлений! Бессилен он перед фактом духовного распада России. Восстановление Российской монархии не есть проблема политическая. Может быть, парадоксально, но в настоящее время реальным политиком может быть только тот, кто способен проникать в мистическую сущность вещей и событий. Только духовное возрождение России может вернуть ее миру. Если начать искать уроков, знамений, духовных руководителей для создания будущего, наша мысль должна обращаться не к политическим вождям и их заслугам. Чем могут нам помочь Петр Великий, Александр 2-ой, Столыпин, или поиски в древней Москве? Эти уроки использовали большевистские властители. Как верно заметил Струве, они создали универсально-крепостное государство, обезбоженное и обездушенное, по организационному опыту близкое к опыту древней Москвы…. только с обратным духовным знаком.

Есть только один вождь, способный нам вернуть Россию, — тот, который положил ее начало, в облике Святой Руси утвердив великодержавие: Владимир Святой! Россию надо «крестить». Только заново крещеная Русь может снова стать Православным Царством.

ПАМЯТИ ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ. Архимандрит Константин (Зайцев)  История

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Возможно ли это новое духовное крещение? В этом вопрос бытия России, как Исторической Личности, которая известна нам из истории и которая кончила свою государственную жизнь с падением Трона ее Царей. Другого пути восстановления Исторической России нет. И это — проблема не только наша, русская. Это проблема мировая, вселенская. Ибо от того или другого решения ее зависит и судьба мира, точнее говоря, зависит вопрос о возрасте мира и о близости наступления Восьмого Дня.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

Царствование Феодора Алексеевича 

Перемены при дворе в начале царствования. Новый царь, воспитанник Симеона Полоцкого, был очень хорошо, по тогдашнему времени, образован, но ему было только 14 лет, и притом он имел очень слабое здоровье.

Рождался вопрос, кому владеть доверенностью царя; начались движения партий. Самым доверенным лицом при царе Алексее, как мы видели, был Матвеев, но Матвеев был самый близкий человек к мачехе царской царице Наталье Кирилловне и ее сыну царевичу Петру; поэтому Матвеев был ненавистен родственникам первой жены царя Алексея, Милославским, и друзьям их; теперь, когда вступил на престол сын Милославской, Милославские и друзья их воспользовались своим временем, чтоб низвергнуть Матвеева; его обвинили в чернокнижии, в нерадении о здоровье царском и сослали сперва в Казань, а оттуда в Пустозерск, лишивши имения и боярства.

Тщетно старик писал к царю и вельможам оправдательные и умилостивительные письма, в которых сравнивал свою участь с участью Велисария и умолял Феодора уподобиться императору Титу, жаловался, что его осудили без суда, не дали очной ставки с обвинителями, что ему с сыном и хлеба на две деньги купить негде в Пустозерске; только в конце царствования участь его была облегчена: его перевели из Пустозерска в город Лух и возвратили ему одну вотчину. Тогда же и умирающего Никона позволено было перевезти с Белого озера в Воскресенский монастырь, но он умер на дороге в Ярославле. Но не Милославским удалось занять самое видное место в царствование Феодора: это место заняли Языков и Лихачев.

Война и перемирие с турками. Во время этих придворных перемен на юге продолжалась война с Дорошенком, против которого под Чигирин отправились в 1676 году князь Григорий Ромодановский и гетман Самойлович. Дорошенко, видя невозможность защищаться против них, сдал Чигирин и отказался от гетманства. Но этим дело не кончилось, потому что турки не хотели выпускать из рук своих Украины. В августе 1677 года сорокатысячное турецкое войско осадило Чигирин, осажденные оборонялись отчаянно, а между тем к ним на выручку спешили князь Ромодановский и гетман Самойлович; турки и татары не могли помешать им переправиться через Днепр и, поражаемые с одной стороны этими войсками, а с другой осажденными, ушли от Чигирина.

В июле следующего года вдвое большее число турок опять осадило Чигирин; опять пошли к нему на выручку Ромодановский и Самойлович, но на этот раз не могли помешать туркам истребить Чигирин подкопами.

Наконец в начале 1681 года заключено было с турками и татарами двадцатилетнее перемирие, по которому Россия уступила туркам западную украйну, прежние владения Дорошенки, представлявшие пустыню.

Уничтожение местничества. После чигиринских походов, кончившихся не так, как бы хотелось, возник вопрос о преобразовании войска. Мы видели, что еще в царствование Михаила Феодоровича не только были приглашены иностранцы в русскую военную службу, но из русских людей были составлены полки, обученные иностранному строю; теперь же возник вопрос о необходимости преобразования в целом составе русского войска.

В начале 1682 года царь Феодор Алексеевич поручил рассмотрение этого вопроса князю Василию Васильевичу Голицыну и выборным из военных чинов.

Выборные объявили, что, по их мнению, надобно разделить полки не по- прежнему, на сотни, а на роты, полк должен состоять из 6 рот, каждая рота из 60 человек, вместо сотенных голов выбрать ротмистров и поручиков, которым между собою не местничаться. Тут же выборные объявили, что необходимо уничтожить местничество не только в ратных, но и в посольских и всяких делах, чтоб всякий от великого до малого чина был безпрекословно на том месте, которое ему государь укажет. 12 января был созван собор из знатного духовенства и членов думы, на котором прочли мнение выборных и царь объявил, что сам дьявол посеял среди русских людей местничество, от которого во всяких делах была большая пагуба, а ратным людям в битвах поражение, что дед его, отец и сам он много заботились об искоренении этого зла, и спросил: «Отменить ли по челобитью выборных местничество или оставить его по- прежнему?» Патриарх Иоаким отвечал, что местничество есть источник всякого зла и потому он со всем духовенством не знает, как благодарить государя за намерение искоренить его; светские члены собора объявили, что согласны с патриархом; тогда государь велел принести разрядные книги и сказал: «Для совершенного искоренения и вечного забвения все просьбы и записки по местничеству приказываем предать огню».

Присутствующие сказали: «Да погибнет в огне это богоненавистное, братоненавистное, любовь отгоняющее местничество и вперед да не вспомнится вовеки!» Книги были тут же сожжены. После этого государь объявил, что прикажет составить несколько родословных книг, в которые внесутся фамилии, смотря по их знатности.

Славяно-греко-латинская академия. К царствованию же Феодора относится состояние проекта высшего училища, или академии. Монах Тимофей, возвратившись из Греции, рассказал царю о жалком положении православной Церкви на Востоке, происходящем от недостатка образования; тогда Феодор признал необходимым поддержать православие на Руси распространением просвещения; учреждено было училище, где собрано 30 человек детей изо всех сословий; царь писал к патриархам, чтоб прислали в Москву учителей, искусных в греческом и латинском языках и в науках, особенно же твердых в православии; ему хотелось, чтоб это училище объемом преподавания равнялось другим европейским академиям.

Написан был устав для академии, в котором царь говорит, что он, подобно Соломону, вступив юношею на престол, ни о чем не хочет так заботиться, как о мудрости, царских должностей родительнице, всяких благ изобретательнице и совершительнице. Начальник академии, или блюститель, и учители могли быть только русские или греки, и последние должны были иметь от патриархов свидетельство в православии. В ученики академии могли вступать люди всех сословий и возрастов; никто не смел держать домашних учителей иностранных языков, но мог, если хотел, посылать детей своих в академию; ученики, с успехом окончившие свое воспитание в академии, жаловались в приличные чины и как мудрые пользовались особенною царскою милостию. Все ученые иностранцы, приезжавшие в Россию, подвергались испытанию в академии и только вследствие одобрения ее принимались в службу.

Академия должна была смотреть, чтоб иноверцы не распространяли своих учений между православными, блюститель смотрел за поведением всех иностранцев, обратившихся в православие; блюститель и учителя наблюдали, чтоб ни у кого не было запрещенных Церковью книг; всякий уличенный в хуле на православную веру отдавался на суд блюстителю и учителям, и если обвинение оказывалось верным, то преступник подвергался сожжению. Таким образом, новая московская академия, несмотря на то что не была училищем духовным, а всенародным, учреждалась, однако, в видах церковных, должна была служить Церкви, охранять православие от иноверных учений.

Царь Феодор в 1681 году лишился сына и жены (Агафий Семеновны Грушецкой); несмотря на слабое здоровье царя, Языков убедил его вступить во второй брак с Марфою Матвеевною Апраксиной в феврале 1682 года, но после свадьбы болезнь Феодора усилилась, и он скончался 27 апреля того же года.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«ЦАРСКИЙ КРЕСТ»  Прости нас, Государь! 

Страдалец русского Престола,
Державный Вождь родной страны,
Тебя подстерегла крамола
На склоне мировой войны.

И «верноподданные» слуги,
Столь одаренные Тобой,
Врагам оказывать услуги
Спешили все наперебой.

И каждый лжец тебя злословил,
Виня в создании невзгод,
И скорбный Крест Тебе готовил
Твой обезумевший народ.

Но Ты, не веря грозной были,
Победой грезил впереди,
Пока Тебе не изменили
Твои преступные вожди.

Тогда с покорностью великой,
На горе любящих сердец,
Склонясь пред волей черни дикой,
Ты снял монарший Свой венец.

И молча, с кротостью смиренной,
Ты Крест на плечи возложил
И дивный подвиг дерзновенный
В глазах народов совершил.

Голгофа Царского страданья
была Тобою пройдена,
И злоба буйного восстанья
Твоим Крестом побеждена.

Ницца, 1938г.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

 

ДОНБАСС — ЮГО-ЗАПАД РОССИИ! 

Сообщение блогера «Донбасс-Россия».

«Обращаюсь ко всем неравнодушным к судьбе Донбасса, России, желающим воссоединения земли русской! Сколько я ни читал статей, ни смотрел видео о Донбассе, ни слушал интервью, везде говорят «юго-восток Украины». Начитаешься и сам уже начинаешь верить, что живешь не в отдельной от Украины республике, а на полноценной её территории, на юго-востоке, на Украине. Слово «украина» западает в сознание настолько глубоко, что уже начинаешь повторять «украина-украина-украина». Это самое настоящее НЛП.

Ведь говорят же, скажи человеку пятьсот раз, что он собака, и он в это поверит. Недаром сейчас в РФ избегают слова «русский» и нарочно говорят «россиянин», чтобы у человека в сознании произошла подмена. Чтобы слово «россиянин» навсегда заменило слово «русский» в сознании людей. Тогда и мы давайте тоже действовать на этом уровне.

Я обращаюсь ко всем блогерам, редакторам групп в соцсетях, вообще ко всем неравнодушным людям и прошу избегать в своих статьях, даже в своей речи словосочетания «юго-восток Украины». Давайте говорить и писать «юго-запад России» или «будущий юго-запад России». На ментальном уровне это ой как действует! Ведь даже русский город Киев по отношению к РФ находится на юго-западе, не говоря уже о Новороссии и Донбассе.

Я знаю Донбасс, весь край знаю. Но никакого «юго-востока» давно нет. Ведь юго-восток чего? Зимбабве или страны «404-украина»? Нет, Донбасс – это не юго-восток. Донбасс – это Новороссия, неотъемлемая часть России, Потёмкинско-Екатерининские земли! Юго-восточникам – на йух, это туда. Само название «юго-восток» никого не тревожит? Хватит пиарить непонятную территорию фашистов – укРуину. Донбасс – это юго-запад России!!!

Что бы ни говорили политики, чего бы они ни желали, на зло всем паразитам, на зло украм, которые говорят «Донбасс – цэ украина», они нам про украину, а мы им: «Нет, Это Россия!». Убирайте границы из головы, нет украины, а есть одна большая Россия! Юго-запад России Донбасс, и точка!!! Писать и говорить всегда и везде! Вот и посмотрим сколько нас, настоящих русских».

Сводки от ополчения Новороссии.
Центральное информационное агентство Новороссии

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

«РУССКАЯ СИМФОНИЯ». Митрополит Иоанн (Снычев). 

Эту книгу должен прочитать каждый русский.

Книга митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) «Русская Симфония» состоит из двух самостоятельных частей — «Самодержавие Духа» и «Русь Соборная», представляющих, по замыслу автора, право­славную историософскую концепцию русской истории, русской судьбы, русского религиозного избранничества.

Слова Владыки Иоанна обращены к тем, кому небез­различны судьбы Отечества, кто не может смириться с пору­ганием родных святынь, кто верит, что безграничное милосердие Божие даст нам еще один шанс для возрождения Святой Руси во всей славе ее державного величия и пра­вославного благочестия.

НО ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВАГО…
Вместо предисловия

ПЕРЕСТАЛИ ПОНИМАТЬ русские люди, что такое Русь! Она есть подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога зато, что он русский» (1). Эти слова всенародного российского па­стыря, святого праведного отца Иоанна Кронштадтского как нельзя более злобо­дневны сегодня, когда решается судьба От­чизны. Наше будущее зависит от того, сумеем ли мы ныне восстановить историческую преемственность русской жизни, осознать себя продолжателями великого русского дела, храните­лями и защитниками духовных сокровищ тысячелетней россий­ской истории.

Горе нам, если под грузом тягот и лишений нынешней смуты, перед лицом предательства, ненависти и злобы, обрушившихся на нас со всех сторон, дрогнем и отречемся от служения, дарованного Господом нашему народу за веру и верность, самоот­верженность и готовность к бескорыстной жертве.

Тяжко смотреть на разорение державы Российской. Пророче­ским набатом звучат сегодня давние призывы великого Крон­штадтского старца: «Да подумайте же вы, русский народ, трезво, здраво — к чему вы стремитесь? К низвержению всякого обще­ственного строя и уклада житейского, к хаосу общественному? Познайте вы, ведь это дьявольские, а не Божеские дела! Вы забыли Бога и оставили Его, и Он вас оставил Своим отеческим промыслом и отдал вас в руки собственного необузданного, дикого произвола: вы губите и себя, и Россию. Опомнитесь, одумайтесь, покайтесь, исправьтесь… Господи — всемогущий, всеблагий, премудрый Царь царств земных! Устрой и утверди русское царство с русскою Православной Церковью на непоколе­бимом Камне, каковой еси Ты, Иисусе Христе, Боже наш! Да не поколеблют державы Российской инородцы, и иноверные, и ино-славные! Сохрани целость державы и Церкви всемогущею Твоею Державою и правдою Твоею!» (2).

Сейчас впору нам всем присоединиться к молитвенному воп­лю угодника Божия, взывая ко Господу об избавлении от страш­ной напасти — от пленения сатанинского, в коем вот уже многие десятилетия страждет Святая Русь: «Отче наш!.. Не введи нас во искушение, но ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВАГО…».

Это седьмое, последнее прошение молитвы Господней знако­мо каждому христианину. Звучит оно в домашних молитвословиях, возносится под сводами храмов Божиих. Но каждый ли знает, о чем оно? Казалось бы, ответ прост. Лукавый — это дьявол, источник и причина всякого греха и страсти: злобы, зависти, похоти, тщеславия, гордости, ненависти… «В конце говорим: но избави нас от лукаваго, разумея под тем всякие беды, которые в сем мире замышляет против нас враг и против которых у нас будет верная и крепкая защита, если избавителем от них будем иметь Бога, если но нашему прошению и молению Он будет подавать нам Свою помощь», — поучает святой Киприан (3).

Воистину так! Но почему же часто бессильна наша молитва? Почему нередко остаются холодными и черствыми наши сердца? Есть в этом какая-то тайна… Есть. Но тайной она остается только для нас — современных немощных христиан, христиан скорее по имени, чем по духу. Для нас, молящихся об избавлении от своих личных, малых скорбей и соблазнов, устами произнося «избави нас», а на деле разумея «меня, меня»! Эта тайна — тайна церков­ной СОБОРНОСТИ, когда КАЖДЫЙ молится и просит за ВСЕХ, как за себя.

Мы забыли, что мы НАРОД, русский православный народ, народ Божий, и многие беды наши — личные, мелкие — суть лишь следствия одной великой всенародной беды: безудержного разгула в России безбожия и сатанизма. А мы все будто чужие друг другу. Каждый сам за себя, каждый сам по себе. И в молитве, и в жизни. И в Церкви, и в миру. Может, стоит оглянуться, прислушаться? Из глубины веков доносится до нас увещеваю­щий глас святоотеческих поучений. «Мы не говорим: «Отче мой,

иже еси на небесех — хлеб мой даждь ми днесь, — вразумляет тот же святой Киприан. — Каждый из нас не просит об оставлении своего только долга и не об одном себе молится, чтобы не быть введену во искушение и избавиться от лукавого. У нас всенарод­ная и общая молитва, и когда мы молимся, то молимся за весь народ, потому что все мы составляем едино» (4).

Не с того ли, что мы нарушили это всенародное единство, скрепленное смиренными подвигами русских святых и бранной кровью русских ратников, началось наше падение — с высоты Православного Царства в смердящую пропасть разложившейся «совдепии»?

Похоже, пришло все же время покаяния и прозрения. Похо­же, Россия допивает последние капли из чаши гнева Божия. Теперь, обладая огромным трагическим опытом десятилетий сатанинского пленения, нам особенно важно заново осмыслить пройденный путь, научиться отличать добро от зла, истину от лжи, настоящую духовность от лукавой подделки. Так заново учится ходить больной после долгой и тяжелой болезни. Лишь восстановив благодатную преемственность русского религиозно-национального самосознания, можем мы рассчитывать на ус­пешное выздоровление. Иного пути — нет!

В надежде на помощь Божию, осознавая безмерную важ­ность задачи и слабость собственных сил, спешу внести свою лепту в это великое дело. Господи, благослови!

ВЫ ЖЕ РОД ИЗБРАН ЧУДО КРЕЩЕНИЯ РУСИ

ГЛЯДЫВАЯ РУССКУЮ историю, право­славный наблюдатель повсюду находит не­сомненные следы промыслительного Божия попечения о России. События здесь происходят почти всегда вопреки «объек­тивным закономерностям», свидетельствуя о том, что определяют историю не земные, привычные и, казалось бы, незыблемые законы, а мановения Божий, сокрушающие «чин естества» и недалекий человеческий расчет.

Чудо сопровождает Россию сквозь века. В конце X века вошли в купель святого крещения племена полян, древлян, кривичей, вятичей, радимичей и иных славян. Вышел из купели — русский народ, в течение шести веков (с X по XVI) вдумчиво и сосредо­точенно размышлявший о месте Святой Руси в мироздании, пока, наконец, в царствование Иоанна IV не утвердился в своем национально-религиозном мировоззрении. И все это — вопреки обстоятельствам, условиям, возможностям, выгоде, расчету.

С этого «вопреки» и начинается русская история. Ибо угодно было Господу явить здесь чудо крещения, положившего начало тысячелетнему служению соборного и державного православного народа тогда, когда это казалось невозможным и невыполни­мым. Чтобы показать это с ясностью на исторических примерах, обратимся к моменту, когда Русь еще пребывала в языческом заблуждении, не догадываясь о своей будущей великой судьбе.

О демократии и русской монархии. Из трудов архиепископа Серафима (Соболева)

Нынешнее время характеризуется великим разбродом и шатанием умов. Идут поиски новых идеологических путей развития страны. Делаются попытки повернуть Россию на путь некоего общечеловеческого цивилизованного развития. Появляются в печати статьи некоторых авторов (именующих себя православными), в которых положительно оценивается отделение Церкви от государства (давняя мечта масонства!) и демократизация республиканской России.

Многие миряне и священники приняли настоящее государственное устройство как должное. Однако великий подвижник благочестия архиепископ Серафим (Соболев) учил совершенно другому. Он прямо писал: «Будем свидетельствовать, что никакая иная форма правления /кроме монархии/ в России неприемлема, что наш государственный строй может быть только сообразным православной вере русского народа, так как только об этой власти говорят нам богооткровенные писатели и святые Отцы».

Однако и ныне в среде даже православных русских людей каким-то странным образом уживается унаследованный от советской идеологической системы антимонархизм, сочетающийся с невежественным пренебрежительным отношением к Царской власти, к Помазанникам Божиим. Что самое печальное, подобное встречается не только среди мирян, но и священства. И уж совсем непонятна нынешняя лояльность нашей церковной цензуры в отношении антимонархических публикаций в православной периодической печати.

Здесь уместно напомнить достойные признания в качестве канонической истины слова священномученика Владимира (Богоявленского,1848 -1918): «Священник не монархист не достоин стоять у святого Престола». Насколько же актуально звучат слова Владыки в наши дни!

Особенно печальна позиция, заключающаяся в полном безразличии, выдаваемом за христианское смирение и терпимость, в том числе, ко всякой внешней и внутренней политике государства. Такая позиция ущербна и гибельна, ибо по сути своей близка к осужденной в Священном Писании «теплохладности».

Архиеп. Серафим (Соболев), глубоко и всесторонне исследовавший аспекты православного учения, касающиеся монархии, говорил: «Если мы будем считать вопрос о царской власти только проблемой, не будем иметь к ней надлежащего отношения на почве православной веры; если будем рассуждать — установлена она от Бога или нет, и даже утверждать, что она на священном Писании не основана, что сама по себе не имеет ценности и не может быть предметом нашего внимания, то при наступлении возможности возрождения России враги ее снова воспользуются недостойным отношением нашим к царской самодержавной власти. В таком случае этого возрождения мы не увидим никогда».

Отвергать Священную Монархию (к чему так настойчиво призывают нас ныне демократы и республиканцы всех мастей в России и вне ее), значит отвергать русский путь, русскую идеологию, богословие святых Отцов наших, погубить дело возрождения Святой Руси!

По словам архиепископа Серафима (Соболева), те православные люди, которые исполнены антимонархическим настроением, должны немедленно покаяться в этом, ибо антимонархизм есть не что иное, как внутренне носимое бунтарство против Помазанника Божия, грех противления, иными словами, скрытое беснование. Эта мысль, проистекающая из трудов архиеп. Серафима, основывается на так называемых Патриарших свитках, присланных на Поместный Московский Собор 1666 года. Во второй главе Патриарших свитков сообщается: «Мы считаем, что как отрицающий веру в Бога изгоняется из собрания православных, так НАРУШАЮЩИЙ ВЕРНОСТЬ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ И НАСТРОЕННЫЙ К НЕЙ ИЗМЕННИЧЕСКИ НЕ ДОСТОИН НАЗЫВАТЬСЯ ХРИСТИАНИНОМ, ибо носящий корону власть и диадему есть также Христос или Божий помазанник…»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Митр. Иоанн Снычев о смысле русской истории 

«Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет. 2:9). Св. апостол Пётр

Отечество наше, народ наш – переживают ныне лютые, тяжелейшие времена смуты и безначалия. Святыни попраны и оплеваны, государство предано и брошено на разграбление бессовестным и алчным стяжателям, жрецам новой официальной религии – культа духовного и физического разврата, культа безудержной наживы – любой ценой.

Процесс апостасии, разложения живого и цельного христианского мироощущения, предсказанный Господом Иисусом Христом почти два тысячелетия назад, близок к завершению. По всей видимости, Бог судил нам стать современниками «последних времен». Антихрист как реальная политическая возможность наших дней уже не вызывает сомнений.

В этих условиях, когда делается все, «чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24: 24), необходимо вернуть человеку понимание истинного смысла его существования. Но одного этого мало: нужно вернуть смысл и нашему соборному, народному бытию. Вопросы религиозного осмысления истории русского народа приобретают в этой связи особую злободневность. Тем более, что события русской истории ни по своим масштабам, ни по нравственному значению не укладываются в рамки рационалистического познания.
Оглядывая отечественную историю, непредвзятый наблюдатель повсюду находит несомненные следы промыслительного Божия попечения о России. События здесь происходят почти всегда вопреки «объективным закономерностям», свидетельствуя о том, что определяют историю не земные, привычные и, казалось бы, незыблемые законы, а мановения Божии, сокрушающие «чин естества» и недалекий человеческий расчет. Чудо сопровождает Россию сквозь века. Вот и нынче – по всем планам закулисных дирижеров современной русской трагедии наше национально-религиозное самосознание давно должно было захлебнуться в смрадном и мутном потоке пропаганды насилия и безстыдства, космополитизма, богоборчества и животных страстей. Наша государственность должна была давно рухнуть под грузом бесконечных предательств и измен, внутренних интриг и внешнего давления. Наши дети давно должны были бы убивать друг друга на полях новой братоубийственной гражданской войны, для разжигания которой было приложено столько усилий мнимыми «миротворцами» и лукавыми «посредниками». Наша хозяйственная жизнь должна бы давно замереть, опутанная удушающей сетью «реформ», ввергнув страну в экономический и политический хаос.

Ан нет – хранит Господь! Гнется Русь – да не ломается, и зреет в народе (прежде всего – в народе церковном) понимание своей великой судьбы, своего подлинного призвания: быть народом Божиим, неся жертвенное, исповедническое служение перед лицом соблазнов, искушений и поношений мира, по слову Господа Иисуса Христа: «Будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое… и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется» (Мф. 24: 9,11-13).

Невозможно человеку обрести смысл существования, пока он не осознает себя как религиозную (т. е. связанную с Богом известными отношениями и обязательствами) личность. Одно из непременных условий для этого – религиозно-национальное самосознание, т. е. осмысление религиозного содержания народного бытия, его промыслительной направленности и определенности. Никогда не поймут таинственного смысла человеческой истории те, для кого она представляется лишь скопищем случайных совпадений, разрозненных событий, поступков и явлений. Недоступным останется понимание истории для тех, кто во всем стремится отыскать действие мертвых, безличных и неизменных «закономерностей», с равной неизбежностью определяющих жизнь природы и человечества. Лишь в рамках церковного вероучения история народов и царств, завоеваний и революций наряду с вопросами, жизненно важными для каждого отдельного человека, получает цельное и непротиворечивое объяснение.
Ход истории зависит не от нас. Но от нашего выбора зависит то место, которое мы займем в ее течении. То ли, руководимые законом Божиим и совестью, мы осознаем свой личный религиозный долг как частицу всенародного служения, промыслительно определенного нам неисповедимыми судьбами Божиими; то ли, боясь лишений и тягот этого пути, отречемся. Тогда – неизбежное отлучение от благодати и соучастие в «тайне беззакония» мира сего лишат всякой надежды на помощь Божию и личное спасение.

Внимательному взору благочестивого наблюдателя открывается картина взаимной гармонии, сокровенных движений человеческой души с историческими потрясениями, изменяющими судьбы народов; свободного человеческого выбора со всемогущим действием промысла Божия. Всемерно побуждают нас к подобным исследованиям святоотеческие наставления, содержание которых коротко и ясно совокупил в своих словах святой Игнатий (Брянчанинов), епископ Кавказский и Черноморский: «Себе внимай, о человек! Вступи в труд и исследования, существенно нужные для тебя, необходимые. Определи с точностью себя, твое отношение к Богу и ко всем частям громадного мироздания, тебе известного. Определи, что дано понимать тебе, что предоставлено одному созерцанию твоему, и что скрыто от тебя».

Лишь совершив этот труд, обретает человек драгоценный талант осмысленной веры, являющийся утешением в скорбях и соблазнах и залогом спасения. За малое усилие – награда неоценимая…
Религиозный смысл русской истории выходит далеко за рамки национального значения. «На костях мучеников, – пророчествовал задолго до революции о. Иоанн Кронштадтский, – как на крепком фундаменте будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу; крепкая своей верой в Христа Бога и Святую Троицу; и будет по завету святого князя Владимира – как единая Церковь». Именно эта роль России, как последнего убежища истинной веры, последней, всеми гонимой Церкви времен общей апостасии и воцарения антихриста, придает русской истории вселенское, космическое значение.

На протяжении десяти веков соответствие внешней судьбы страны внутреннему состоянию народного духа заставляло русских людей с сугубым вниманием относиться к поучениям, предсказаниям и пророчествам об особой судьбе России, тщательно и благоговейно доискиваясь — в чем же неповторимый смысл русской истории, какое служение уготовал Господь для русского народа? Результаты этого кропотливого, осененного молитвами труда могут быть кратко изложены в виде нескольких положений, определяющих церковный взгляд на родную историю. Вот они:
1. Понимание русской судьбы – истории России с ее взлетами и падениями, благодатными прозрениями и соблазнами богоборчества – возможно лишь в рамках исторического осмысления извечной борьбы, ведущейся падшим духом против человеческого рода. Оторвать душу человека от спасительной церковной благодати, исказить евангельские истины, уничтожить Православную Церковь и ее ограду – русскую государственность, – эти богоборческие порывы сатаны были теми внутренними толчками, которые на поверхности русской жизни отражались войнами и смутами, революциями и «перестройками».
2. Русская история — лишь часть общей истории человечества, начавшейся с момента грехопадения первых людей и изгнания их из рая. Концом ее станет второе славное пришествие Христово с последующим Страшным Судом и преображением мира. Главное событие истории – воплощение Иисуса Христа, Сына Божия, «нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася», основавшего на земле с целью усвоения людьми дарованного Им спасения «едину святую соборную и апостольскую Церковь».
3. Отношение людей и народов к дару спасения (принятие или отвержение) в конечном счете определяет судьбу как отдельного человека, так и целого народа. В своем отношении к Церкви, хранящей дар спасения, человек свободен. Свобода заключается в выборе между добром и злом, добродетелью и страстью, законом Божиим и беззаконием, христианским долгом служения и своеволием, произволом. «Поток истории» есть лишь реализация этого религиозно-нравственного выбора в событиях и поступках.
4. Народы, как и люди, неповторимы. Дарования Божии каждому из них определяют его роль и место в истории человечества. Русскому народу определено Богом особенное служение, составляющее смысл русской жизни во всех ее проявлениях. Это служение заключается в обязанности народа хранить в чистоте и неповрежденности нравственное и догматическое вероучение, принесенное на землю Господом Иисусом Христом. Этим русский народ призван послужить и всем другим народам земли, давая им возможность вплоть до последних мгновений истории обратиться к спасительному, неискаженному христианскому вероучению.
5. Понятие «русский» в этом смысле не является исключительно этнической характеристикой. Соучастие в служении русского народа может принять каждый, признающий Богоустановленность этого служения, отождествляющий себя с русским народом по духу, цели и смыслу существования, независимо от национального происхождения.
6. История русского народа есть история его призвания к этому служению, история осознания и добровольного вступления в служение, история борьбы народа с искушениями, соблазнами и гонениями, грозившими извратить идею служения или воспрепятствовать ему. Нашу историю можно разделить на три периода:
Первый этап – становление русского самосознания, охватывающий период со времени крещения Руси до эпохи Иоанна IV. В это время оформилась и закрепилась религиозная основа национального самосознания. Приняли окончательную форму понятия о смысле существования народа, его идеалах в жизни личной, семейной, общественной и государственной.
Второй этап – период борьбы русского самосознания с многочисленными богоборческими и материалистическими, антинациональными соблазнами. Его хронологическими рамками являются Смута XVII века, с одной стороны, а с другой — революция 1917 года и ее последствия. Временной точкой, завершающей этот этап русской жизни, можно (с известной долей условности) признать 1988 год – дату тысячелетия Крещения Руси.
Третий этап – время возрождения русского самосознания во всей его религиозной и исторической полноте. Свидетелями и современниками этого процесса являемся все мы, независимо от того, признаем его или отвергаем…

Только осознав свое место в истории нашего народа, определив в этой связи понятия своих нравственных обязанностей, своего религиозного долга, мы сможем существовать осмысленно и полноценно. Сможем достойно, преемственно продолжить исповедническое служение русского народа, не прекращавшего его в самые лютые времена, чему свидетели перед престолом Божиим — сонмы новомучеников российских, за веру Христову и Русь Святую от богоборцев мученический конец приявших. И главное – существование наше будет приведено в соответствие с Божиим смотрением о нас, о России, о русском народе.
Только в таком случае сумеем мы удалить из нашей жизни отраву богоборчества, отличить друзей от врагов, возродить Святорусскую державу и примириться с Богом. Помоги нам, Господи! Верно и неизменно слово Твое, реченное некогда в утешение маловерным: «Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь Бог твой везде, куда ни пойдешь» (Нав. 1: 9).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

День начала Русского государства! Сегодня нашему Отечеству — 1156 лет.

8.09.862 (21.09). — Праздник Рождества Пресвятой Богородицы считается ДНЕМ НАЧАЛА РУССКОГО ГОСУДАРСТВА. Призвание новгородцами на княжение трех братьев-варягов: Рюрика, Синеуса и Трувора

«Откуду есть пошла Земля Русская»

День 8 сентября 862 г., приходящийся на Праздник Рождества Пресвятой Богородицы, считается днем начала Русского государства. Так обозначено на памятнике Тысячелетия Руси (скульптора М. Микешина), воздвигнутом в Новгороде в этот день в 1862 г., когда происходило торжественное празднование Тысячелетия нашего Отечества.
Русское государство, разумеется, существовало и ранее в виде общности племен, но с этого момента оно впервые приобретает более четкую и единую центральную власть.

В этот день новгородцы призвали на княжение из близкого им славянского племени братьев-«варягов» Рюрика, Синеуса и Трувора. По преданию, родословие их было следующим:

«Август, кесарь Римский… Пруса, родича своего, послал на берега Вислы-реки в город Мальборк, и Торунь, и Хвоини, и преславный Гданьск, и во многие другие города по реке, называемой Неманом и впадающей в море. И жил Прус очень много лет, до четвертого поколения; и с тех пор до нынешних времен зовется это место Прусской землей. И вот в то время некий воевода Новгородский по имени Гостомысл перед кончиной своей созвал всех правителей Новгорода и сказал им: «О мужи новгородские, советую я вам, чтобы послали вы в Прусскую землю мудрых мужей и призвали бы к себе из тамошних родов правителя». Они пошли в Прусскую землю и нашли там некоего князя по имени Рюрик, который был из Римского рода Августа-Царя.

И умолили князя Рюрика посланцы от всех новгородцев, чтобы шел он к ним княжить. И князь Рюрик пришел в Новгород вместе с двумя братьями; один из них был именем Трувор, а второй – Синеус, а третий – племянник его по имени Олег. С тех пор стал называться Новгород Великим; и начал первым княжить в нем великий князь Рюрик» («Сказание о Великих Князьях Владимірских Великой Руси», ХVI в.). Правда, предание это датируется уже временем, когда Московская Русь осознала себя Третьим Римом, и оно, возможно, было необходимо для подтверждения римской преемственности.

В Лаврентьевском списке «Повести временных лет» о призвании Рюрика говорится: «…»реша сами в себе поищем собе князя иже бы володел нами и судил по праву»… Идоша за море к Варягом к Руси, сице бо ся зваху тьи Варязи Русь… «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет; да приидите княжить и володеть нами»…».

Исходя из того, что приглашенные князья называются в летописи варягами, в ХVIII в. немецкие ученые (Байер, Миллер, Шлёцель, на выводы которых затем доверчиво опирался Карамзин) выдвинули так называемую «норманнскую» теорию, что русское государство якобы основано иностранцами неславянского происхождения – норманнами (скандинавами или германцами). В принципе ничего зазорного в этом не было бы, ибо эти «иностранцы» моментально обрусели, и тем самым русские показали уже тогда эту свою удивительную особенность вбирать в себя и делать русскими выходцев их разных народов.

Однако «норманнская» теория о происхождении русской государственности не соответствует истине. Во-первых, у самих скандинавов в то время еще не было государственности такого централизованного вида, чтобы переносить ее организующие принципы славянам (и у норвежцев, и у шведов, и у датчан первые короли появились позже 862 г.; а германцев тогда еще не было на Варяжском море). Неизвестен ни один скандинавский источник, свидетельствующий о призвании оттуда славянами себе правителя.

Во-вторых, Рюрик вовсе не был для Руси иностранцем. Варягами тогда называли не по национальности (летопись относит к ним, кроме Руси, также и шведов, норвежцев, англичан и др.), это слово означало профессию вооруженного пирата-купца, промышлявшего в Варяжском (Балтийском) море. Варяжским промыслом занимались и славяне (венды), населявшие тогда все южное побережье Балтики и лишь позже вытесненные и ассимилированные германцами. Именно эти славянские племена имели тесные связи с Новгородом. Об этом свидетельствует найденная и введенная в научный оборот В.Н. Татищевым Иоакимовская летопись, в которой история призвания Рюрика излагается иначе: престарелый князь Великого града (Новгорода?) Гостомысл, не имевший наследника мужского пола, позвал на княжение сына своей средней сестры – Рюрика.

Несостоятельность «норманнской» теории показал еще М.В. Ломоносов, но все же она утвердилась в русском обществе, ориентированном на заимствование западной культуры. В ХIХ-ХХ вв. были опубликованы многие исследования, опровергающие эту теорию. В частности, Н.Н. Ильина (супруга И.А. Ильина) в книге «Изгнание норманнов. Очередная задача русской исторической науки» (Париж, 1955) на основании боле точных таких исследований показывает, что Рюрик был прибалтийским славянином.

Династия Рюриковичей дала Русскому государству целую плеяду князей и Государей, многие из которых причислены к лику святых. Отметим однако неточность расхожего утверждения о «пресечении династии Рюриковичей» с кончиной бездетного Царя Федора Иоанновича, в связи с чем и понадобилось призвание на царство новой династии – Романовых. Тогда пресеклась лишь прямая царствовавшая линия, других же Рюриковичей и тогда было очень много (что могло быть даже причиною затруднения в выборе: кого предпочесть?). Предпочли не искать ближайшего по крови, а ближайшего «по свойству свойственному царскому семени Богом избранный цвет» – внучатого племянника первой жены Царя Ивана Грозного, царицы Анастасии Романовны.

Русских же дворянских родов, ведущих свою родословную от Рюрика, и ныне насчитывается несколько десятков, а живущие их потомки ныне исчисляются тысячами.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия