Рывка не будет? Мусорная реформа в России.

Активисты Общероссийского народного фронта предложили свои меры по повышению эффективности мусорной реформы. Однако экологи уверены, что до реального «экологического рывка» России ещё далеко — он остаётся на бумаге

Народный фронт «За Россию» обещал в ближайшее время начать отслеживать путь твёрдых коммунальных отходов от контейнеров до точек назначения: отправляются они на несанкционированные свалки или к лжепереработчикам, а оттуда всё равно на свалки или всё-таки сразу на «настоящие» свалки и мусоросжигательные заводы. Об этом сообщили представители ОНФ на пресс-конференции в Москве «Народный контроль за мусорной реформой».
Однако, похоже, сама мусорная реформа, о которой так много говорилось в последнее время, превращается в пшик. Для Москвы, которая остро нуждается в изменении подхода к обращению с отходами, Санкт-Петербурга и Севастополя она вообще отложена на три года. Московская область, которая всегда принимала на себя основной столичный «мусорный удар», постоянно митингует и требует отмены планов по строительству мусоросжигательных заводов, расширению свалок и новых полигонов. Люди хотят реальных гарантий своей безопасности и сортировки максимально возможного объёма отходов до отправления их на уничтожение или вечный покой.

Активисты ОНФ считают, что стоит мусорной реформе добавить прозрачности, и всё заработает. Люди будут сортировать отходы в предложенные два бака для пищевых и сухих отходов, если будут знать, куда и кто их заберёт. А мусоровозы, оборудованные системой ГЛОНАСС, честно отвезут мусор по адресу. Но этого, как считают экологи и жители Московской области, совершенно недостаточно.

Конечно, элементарный уход от наваливания мусора, где придётся — это ещё не реформа. А гарантия попадания отходов на места по обращению с ними — это, вообще говоря, функция государственных органов. Мы находимся ещё в самом начале пути, на первобытном уровне организации рециклинга, а ведь общественность требовала мощного рывка. Ничего подобного мы не наблюдаем,
— комментирует Дмитрий Соломевич, член координационного совета инициативной группы «Нет свалке Коломна» и помощник координатора движения «Экологика».
Большая часть регионов России уже с 1 января должна была запустить мусорную реформу. В них начинают действовать территориальные схемы обращения с твёрдыми коммунальными отходами. Работу по этим схемам и планирует отслеживать ОНФ.

Как говорит закон, территориальная схема — это текстовые, табличные и графические материалы, с помощью которых описывается вся система движения отходов на территории данного субъекта Российской Федерации.

По такой схеме в Московской области и должны быть построены четыре завода по термической обработке отходов или попросту — мусоросжигательных. Из поля зрения федерального «Народного мониторинга» ОНФ, похоже, пока выпали проекты таких заводов, несмотря на то, что они не прошли общественную экологическую экспертизу и не будут иметь столь же многостадийную, как в Европе, систему очистки выбросов. В выступлениях на пресс-конференции о кризисной ситуации вокруг них не было сказано ни слова.

Руководитель Исполкома ОНФ Михаил Развозжаев пояснил:

Мы будем заниматься мониторингом всех территориальных схем. Если мы увидим, что в каких-то регионах не была проведена соответствующая общественная экспертиза так, как она должна быть проведена по закону, мы будем предпринимать соответствующие действия. Схема может претерпевать изменения не менее двух раз в год.

По правилам, принятым в 2016 году, в каждом субъекте России должен быть создан региональный оператор. Он выбирается по конкурсу на срок не менее 10 лет. Оператор должен заключить договоры со всеми предприятиями, которые могут быть источниками отходов, и обязан действовать по территориальной схеме. Вводятся и тарифы на вывоз отходов, в каждом регионе они будут свои.
Одни из самых жарких дебатов разгорелись вокруг территориального распределения мусорных объектов и назначения этих объектов во всё той же Московской области. Пока, как считают независимые эксперты и активисты, всё остаётся на уровне смены терминологии, появления таких понятий, как «обезвреживание», «термическая обработка», «экотехнопарки», «кластеры» и т. д. А обозначают они всё те же МСЗ (отдельные или в рамках комплексов), расширение старых свалок и появление новых полигонов. Всё, что не поместится на свалки и в печи заводов, повезут в Архангельскую и другие области, где уже появились тысячи недовольных такой перспективой людей. При этом безопасных и прозрачных схем по наращиванию переработки вторсырья и сокращению образования отходов пока не предложено.

Первое, что нужно понять, это то, что вопрос мусора — жизненно важный, это вопрос выживания человека и уже в десятую очередь — вопрос бизнеса. И важно принимать ответственные решения, которые могут не являться прибыльными с коммерческой точки зрения. Красивый бачок не делает природу чище, равно как и красивые плакаты о переработке мусора. Начинать надо сейчас и выстраивать реальную систему рециклинга, а не подбивать статистику для красивого отчёта,
— отмечает Дмитрий Соломевич.

В ОНФ Московской области всё же пытаются влиять на ситуацию. Привлечённые «Фронтом» эксперты, по информации организации, добиваются того, чтобы решения по строительству опасных мусорных объектов беспрепятственно проходили независимую оценку, а государственная экологическая экспертиза в свою очередь учитывала все замечания, которые касаются безопасности объектов.
Пока же, по словам эксперта Комитета по экологии и охране труда московского отделения «Деловой России» Анны Дмитриевой, в Подмосковье практически ни по одному из крупных и опасных проектов по обращению с коммунальными отходами общественности не удаётся получить документы для проведения общественной экологической экспертизы (ОЭЭ). «Я поддерживаю такие шаги ОНФ. Действительно, эти документы общественникам просто не дают, без объяснения причин. А ведь ОЭЭ — это не балаган, а серьёзная оценка безопасности с привлечением признанных экспертов в сфере обращения с отходами», — пояснила Царьграду Анна Дмитриева.

В пресс-релизе областного ОНФ, распространённом на этой неделе, говорится, что в первую очередь «необходимо совместно с новым Министерством экологии Московской области внести изменения в заключения государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) по проектам заводов по термическому обезвреживанию отходов, планируемых к строительству в Московской области, с учётом мнения экспертов ОНФ, которые в последний момент всё же были подключены к работе ГЭЭ».

Это, как сообщается, потребует пересмотра самой проектной документации, её серьёзных корректировок или отмены. Сами жители области также планируют добиваться независимой оценки безопасности и других новых мусорных точек.

Автор:
Копейкина Виктория

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Денег нет, но вы дышите

Замерять выбросы со свалок — слишком дорого, а проверять наличие фильтров на мусоросжигательных заводах нужно только в крайнем случае. Так считают в Министерстве природных ресурсов

Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России (СПЧ) после новогодних праздников опубликовал ответ Министерства природных ресурсов на свои рекомендации о том, как улучшить экологическую ситуацию в Москве и области. Документ, как сообщают правозащитники, был подготовлен по итогам заседаний Постоянной комиссии по экологическим правам по проблеме загрязнения воздуха на востоке Московского региона.

Как говорится на сайте СПЧ, Совет занимался этим вопросом в связи «с поступлением многочисленных обращений жителей столицы и Подмосковья с жалобами на нарушение их прав на благоприятную окружающую среду, санитарно-эпидемиологическое благополучие и охрану здоровья».

Люди, отмечается в рекомендациях, жаловались в основном на загрязнение атмосферного воздуха в Москве и области, особенно на востоке и юго-востоке. Ситуация, по мнению жителей, резко ухудшилась в 2017-2018 годы.

Члены СПЧ в течение 2018-го изучали вопрос и консультировались со всеми сторонами. В результате совет 31 октября направил в министерства, надзорные органы и парламент свои экологические рекомендации. Министерство природных ресурсов отреагировало на документ одним из первых.

Свалки будут в серой зоне?

Ответ чиновников от экологии возмутил жителей районов, расположенных рядом с печально известным и постоянно смердящим на многие километры (хоть и закрытым в 2017 году) полигоном Кучино. Как следует из ответа экологического ведомства, контролировать экологическую опасность свалок твёрдых коммунальных (бытовых) отходов невыгодно и неудобно.

Оснащение автоматическими средствами измерения и учёта объёма или массы выбросов загрязняющих веществ, сбросов загрязняющих веществ является затратной процедурой и для объектов, отнесённых в соответствии с законодательством ко II категории, может наложить непреодолимое финансовое обременение,

— говорится в ответе Минприроды. Кучино как раз и является объектом II класса опасности. Это, по мнению экспертов, не совсем корректно.

Если свалка не изолирована от внешней среды, то определить источник выброса, конечно, сложно. Но очевидно, что все свалки должны быть рекультивированы и снабжены не просто факелами (с фильтрами и скрубберами), а ещё и энергетическими установками. А вообще, по спектральному составу горящего факела дистанционно можно определить элементный состав выбросов по веществам. А сероводород можно просто удалить из свалочных газов, если они сконцентрированы в трубе,- пояснил Александр Чумаков, вице-президент Международного зелёного креста, член общественного совета при департаменте природопользования и охраны окружающей среды Москвы, член экспертного совета при Комиссии по экологической политике Мосгордумы.

Пока же в открытом и постоянном доступе данных регулярного мониторинга вредных выбросов из трубы нет информации ни по Кучино, ни по другим полигонам, где установлены факелы и начата дегазация: Ядрово (Волоколамск) и Лесная (Серпухов).

Выбросам полигона Кучино до начала его дегазации в рекомендациях СПЧ посвящён отдельный блок. «Вблизи полигона ТКО Кучино за период с 6 по 10 октября 2017 г. зафиксировано 107 случаев превышения максимального разового норматива по сероводороду (случаи превышения наблюдались практически ежесуточно), максимальная зафиксированная концентрация сероводорода достигала 0,091 мг/м3 (11.3 ПДК максимально разовая). Данная станция автоматического контроля расположена в 900 метрах от полигона, на территории функционирующего детского сада», — говорится в документе.

Сейчас у полигона Кучино срезают склоны и на нём работает факел.

Вонь от Кучина после праздников чувствуется с новой силой. 9 января был чёткий запах свалочного газа, 10-го несло свежим мусором. Я не раз бывал на полигоне и знаю, как это всё пахнет, — рассказал Царьграду Максим Прохоров, активист группы «Реутов для жизни». — На трубе факела в Кучино стоят датчики замера выбросов. Странно, что Минприроды считает, что измерять вредные вещества с полигонов слишком дорого.

По официальным данным, на рекультивацию полигона правительство России решило выделить 4 млрд рублей, но как тратятся эти деньги, неизвестно, так как доступа к информации у активистов и местных жителей нет.

Декларировалось, что правительство выделило 4 млрд рублей. Но ни структуры трат, ни отчётов по расходованию средств не было представлено даже на заседаниях рабочей группы по рекультивации полигона,

— комментирует Царьграду Борис Горюнов, член рабочей группы по полигону Кучино, житель квартала Акатово Балашихи, который находится примерно в 5 км от полигона.

«Кстати, у нас работает новый факел, он оснащён угольными фильтрами, но без скруббера, — продолжает он. — Отсеивания вредных частиц нет. Эти фильтры надо менять практически каждый месяц. А наш фильтр стоит уже месяца три. При этом мы не получаем данных мониторинга выбросов».

Люди не могут по ночам открыть окна, свалочный газ буквально душит. У нас ни одна неделя не обходится без газовой атаки. Я возмущена тем, что Минприроды считает, что измерять выбросы с помойки слишком дорого,

— говорит Юлия Боржемская, жительница Нового Измайлова, которое находится в 7,5 км от Кучино.

Не менее интересен ещё один пункт в ответе чиновников от экологии на рекомендации правозащитников. Ссылаясь на Федеральный закон от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», министерство заявляет, что «нет необходимости дополнительного закрепления права органов экологического надзора беспрепятственно проходить на территории, по которым поступают массовые обращения граждан»!
В ведомстве считают, что достаточно разрешения проводить внеплановые согласованные с прокуратурой (или при её уведомлении) проверки юридических лиц и ИП, если есть поступившие из разных источников сообщения «о фактах нанесения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, возникновении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Неужели опасные объекты, в том числе и мусоросжигательные заводы (МСЗ), так и останутся, по сути, без присмотра? По закону лишь в ситуации массового отравления и потока жалоб или экстренного сбоя контролирующие органы смогут провести там внеплановую проверку. Но ни для кого не секрет, что самые опасные выбросы от сжигания отходов — диоксины — не имеют запаха и вкуса, они невидимы. А значит – ухудшение своего самочувствия и даже серьёзные болезни люди не будут в большинстве своём связывать с работой предприятия.

МСЗ-4 – предприятие 1-го класса опасности, это не рядовой объект! Как и кто будет проверять наличие систем очистки и их исправность на заводе при текущей работе? Мы будем дожидаться появления серьёзных последствий и тогда поводить проверку? Не об этом просили эксперты СПЧ!

— говорит Анна Дмитриева, координатор движения «Экологика», активисты которого принимали участие во всех основных встречах СПЧ с жителями и экспертами.

Ответ чиновников правозащитникам даёт основания полагать, что экологическая обстановка на востоке и юго-востоке Москвы и области в ближайшие годы не улучшится. А узнавать о том, чем дышат, люди будут, только видя новые диагнозы в своей медицинской карте. Если, конечно, и это не будут продолжать от них скрывать.

Автор:
Копейкина Виктория

МЫ ТРЕБУЕМ ОТМЕНИТЬ СТАТЬЮ 282 УК РФ, НАЗЫВАЮЩЕЙ «ЭКСТРЕМИЗМОМ» ПРАВДУ, А НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОРДОСТЬ — УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!

СВОБОДУ РУССКИМ УЗНИКАМ СОВЕСТИ!

Требуем ОТМЕНИТЬ ст.282 УК РФ!
https://otmenim282.ru

154 млрд на борьбу с мусором: Безпрецедентные расходы или выгодный голый пиар?

В ближайшие три года на борьбу с мусорными свалками в Московской области планируется направить 154 миллиарда рублей. Ведущие российские издания освещают эту новость восторженно. Однако  радоваться тут нечему

В Подмосковье всерьёз задумались над решением «мусорного» вопроса. На организацию системы обращения с отходами понадобится 154 миллиарда рублей. Об этом заявил первый заместитель председателя госкорпорации развития ВЭБ РФ Николай Цехомский. В ведущих российских СМИ это событие подаётся под соусом беспрецедентных для России расходов на экологию. Но так ли они экологичны?

Лишь 30 миллиардов из запланированных 154 планируется потратить на сортировку и переработку мусора. Бо́льшую же часть, а именно 124 миллиарда рублей, направят на строительство четырёх мусоросжигательных заводов, места под которые уже определены в Солнечногорском, Наро-Фоминском, Воскресенском и Ногинском районах Московской области.

В экспертном сообществе заявили: рекордные зелёные инвестиции — всего лишь пиар-кампания. Причём имена бенефициаров всем известны. Строительство мусоросжигательных заводов поручено компании «РТ-Инвест», которая на 75% принадлежит генеральному директору Андрею Шипелову, а он в свою очередь является деловым партнёром Игоря Ротенберга — сына миллиардера Аркадия Ротенберга.

Это пиар, голый пиар, — уверена активист инициативной группы «STOP Выброс!» Виктория Копейкина. — Он построен на зарабатывании денег. Судите сами: всё делается для того, чтобы больше мусора сжигать. Чем больше они сожгут отходов, тем выше прибыль мусоросжигательных заводов. У нас всё перевёрнуто с ног на голову.
С коллегами из «STOP Выброс!» солидарны и участники движения «Экологика». Там заявляют, что более прогрессивные методы борьбы с мусорными свалками — раздельный сбор и переработка — пока возможны только на бумаге.

«Не станем скрывать, что сейчас оказывается давление для принятия положительного заключения для инвестирования в проекты Андрея Шипелова, — заявила  координатор движения «Экологика» Анна Дмитриева. — Строительство мусоросжигательных заводов будет примером наихудшего использования технологий по обращению с отходами в густонаселённых районах Московской области с гигантскими последствиями на десятки лет вперёд».

Под последствиями Анна Дмитриева понимает повышенные риски возникновения злокачественных образований у людей, проживающих вблизи мусоросжигательных заводов. Предприятия, которые планируется построить в Московской области, станут мощными загрязнителями по диоксинам и фуранам, которые оказывают негативное влияние на здоровье человека.

Рождаются дети с различными мутациями, увеличивается процент онкологических заболеваний. И это касается не только людей, но и животных. Молоко и мясо коров, которые будут находиться вблизи мусоросжигательных заводов, как минимум в пятикилометровой зоне, непригодны в пищу. Овощи и фрукты, выращенные на приусадебных хозяйствах, также подвержены опасности,

— предупреждает Анна Дмитриева.
«Сжигание мусора — крайне опасная штука, — уверена активист инициативной группы «STOP Выброс!» Виктория Копейкина. — Лучше от этого метода максимально отказаться. Если какие-то «хвосты» остаются от сортировки, тогда ещё, может быть, можно говорить об уничтожении, но это должна быть налаженная система. Мы должны гарантировать, что опасные отходы — батарейки, ртутные лампы и т. д. — сжигать не будут. Но таких гарантий на сегодняшний день нет».

Что надо сделать

В Москве и Московской области ежегодно образуется порядка 12 миллионов тонн отходов, что составляет 20% от мусорного потока всей страны. Как и во всей России, большая часть мусора депонируется на полигонах.

Подмосковье, да и не только оно, утопает в мусорных полигонах. Что с этим делать? В законе об обращении с отходами прописана следующая иерархия приоритетов: на первом месте — снижение объёмов отходов, затем идёт переработка и вторичное использование мусорного сырья и только в конце цепочки — депонирование на полигонах или сжигание.

Сначала, как во всех цивилизованных странах, должна быть сортировка отходов на уровне домохозяйств, — продолжает Виктория Копейкина. — Должно быть разделение на четыре основных фракции: пластик, алюминий, стекло и бумага. И отдельно должен осуществляться сбор органических, то есть пищевых отходов.
Органические или пищевые отходы называются «грязными». Именно они больше других подвержены процессу гниения и распространяют по округе зловонные ароматы. Другие четыре фракции — бумага, пластик, стекло и металл — называют «чистыми» отходами. Противники раздельного сбора мусора, а такие есть, вопрошают: что же, дома пять мусорных вёдер держать? В правительстве Московской области подумали и решили ограничиться двумя вёдрами: для «грязного» и «чистого» мусора.

«Очень хорошая идея Московской области о разделении мусора на чистый и грязный, — считает эксперт Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Андрей Нагибин. — Такой сбор мусора подразумевает, что пищевые остатки — отдельно, а пакеты, бумага и стекло — отдельно. Я поддерживаю инициативу не делать на кухне мини-мусоросортировочный завод. Пять пакетов, в которые нужно отдельно всё складывать, — нет, а два пакета — это понятно для всех. Это повышает эффективность раздельного сбора и вторичной переработки».

Грязный в прямом смысле этого слова мусор оставляет без работы мусоросортировочные предприятия Московской области. Парадокс, но они страдают от недостатка мусора.

В Московской области более 400 предприятий по переработке вторсырья, — рассказывает Виктория Копейкина. — Основная их проблема в том, что не хватает сырья. Организация системы доставки отходов у нас хромает, а она очень важна.

В Шанхае раздельный сбор мусора на уровне домохозяйств и последующий процесс переработки был организован за пять лет. Эксперты говорят, что это под силу и России, тем более что бизнес заинтересован в такого рода инвестициях. Вторичная переработка становится всё более популярным бизнес-направлением, которое позволяет в буквальном смысле получать из отходов доходность. ПЭТ-бутылки, например, могут обрести вторую жизнь в виде наполнителя для подушек, одеял или верхней одежды, а автомобильные покрышки, пришедшие в негодность, — лучший материал для изготовления покрытий для детских и спортивных площадок.

МЫ ТРЕБУЕМ ОТМЕНИТЬ СТАТЬЮ 282 УК РФ, НАЗЫВАЮЩЕЙ «ЭКСТРЕМИЗМОМ» ПРАВДУ, А НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОРДОСТЬ — УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!

СВОБОДУ РУССКИМ УЗНИКАМ СОВЕСТИ!

Требуем ОТМЕНИТЬ ст.282 УК РФ!
https://otmenim282.ru

Олигархи заработают миллиарды на сжигании мусора. А что «заработают» российские граждане?(ВИДЕО)

Сам Путин на итоговой пресс-конференции заявил, что он в курсе недовольства граждан, жалующихся на вредные выбросы мусоросжигательных заводов. Но тут же привёл в пример Японию, где такие заводы работают в черте города и никого не безпокоят.

Вот только есть нюанс: в Японии с детства учат тщательно сортировать мусор, а на заводах строжайше соблюдается техрегламент. Тем временем в России даже батарейки, в основном, выбрасывают, а не сдают, а мусорные операторы постоянно нарушают требования по сортировке.

Так что же будут сжигать заводы Чемезова, Ротенберга и сына генпрокурора Чайки?

 

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия