КАК НАС ДУРЯТ… Воздушные замки майских указов. Валентин Катасонов

Воздушные замки майских указов. Дома у нас строят не для решения жилищной проблемы, а для выгоды подрядчиков и банков. Я уже писал о майских указах президента 2012 и 2018 гг. в части, касающейся темпов экономического развития и демографии.

Я обратил внимание на следующие моменты:
1) выполнение майских указов 2012 года по данным вопросам было полностью провалено;
2) никто из чиновников за этот провал не был наказан;
3) майский указ 2018 году был разработан без учета результатов реализации предыдущих майских указов и без учета реально сложившейся ситуации на момент его подписания;
4) ориентиры и показатели, заложенные в майском указе 2018 году на шестилетний период (до 2024 года), не реалистичны; можно уверенно утверждать, что данный указ также не будет выполнен;
5) из-за отсутствия четких и внятных механизмов реализации национальных программ и проектов (всего их в указе 2018 года двенадцать) бюджетные деньги, изысканные на их реализацию будут использованы, мягко выражаясь, «неэффективно» (скорее всего, будут «распилены»);
6) указ 2018 года еще более вносит хаос в и без того разрушенную систему государственного управления страны;
7) ряд положений майского указа 2018 года противоречит Конституции РФ и еще более усугубляет атмосферу беззакония, царящую в стране.

Теперь хотел бы обратить внимание на такой аспект майских указов 2012 и 2018 гг., как жилищная проблема в России. Ей было уделено достаточно большое внимание и в 2012, и в 2018 гг. Может быть, в этой сфере есть какой-то позитив, может быть, здесь имеются какие-то признаки серьезного отношения власти к решению социально-экономических проблем?

Напомню, что 7 мая 2012 года президент РФ подписал сразу одиннадцать указов. И один из них назывался «О мерах по обеспечению граждан Российской Федерации доступным и комфортным жильём и повышению качества жилищно-коммунальных услуг» (указ № 600). В документе много конкретных цифр. Например, по ипотечному кредитованию, которое, по замыслу власти, должно было стать важнейшим инструментом решения жилищной проблемы: «до 2018 года: снижение показателя превышения среднего уровня процентной ставки по ипотечному жилищному кредиту (в рублях) по отношению к индексу потребительских цен до уровня не более 2,2 процентных пункта; увеличение количества выдаваемых ипотечных жилищных кредитов до 815 тысяч в год».

Были конкретные целевые установки, измеряемые квадратными метрами и числом людей-новоселов. Наиболее обобщающей была следующая установка: «до 2020 года — предоставление доступного и комфортного жилья 60 процентам российских семей, желающих улучшить свои жилищные условия».

Кроме того, ставились конкретные задачи по ликвидации аварийного жилищного фонда, по улучшению жилищных условий многодетных семей и т. п.

Теперь обратимся к майскому указу 2018 года, который имеет весьма амбициозное название — «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Среди девяти национальных целей, сформулированных в данном документе, под номером пятым значится следующая: «улучшение жилищных условий не менее 5 млн. семей ежегодно». Но это еще не все.

Далее в указе одним из двенадцати национальных проектов назван проект в сфере жилья и городской среды (пункт 6 документа). Там много конкретики и показателей-ориентиров. Например: «увеличение объёма жилищного строительства не менее чем до 120 млн. квадратных метров в год». Опять упоминание ипотечного кредитования как средства решения жилищных проблем: «обеспечение доступным жильём семей со средним достатком, в том числе создание возможностей для приобретения (строительства) ими жилья с использованием ипотечного кредита, ставка по которому должна быть менее 8 процентов». И т.д. И т.п.

Что можно сказать по майским указам в части, касающейся жилищной проблемы?

Во-первых, мягко говоря, указы 2012 и 2018 гг. между собой не «состыкуются». Если власть собирается всерьез решать жилищную проблему, то наборы показателей и целевых установок должны быть унифицированы и переходить из одного документа в другой. Это азбучная истина науки под названием «государственное управление». Указы 2012 и 2018 гг. являют собой управленческую какофонию. Указ 2012 года — «в огороде бузина», а указ 2018 года — «в Киеве дядька».

Во-вторых, установки указа 2012 года по решению жилищной проблемы в России провалены полностью. А установки указа 2018 года нереалистичны, что позволяет уже сейчас со 100-процентной уверенностью предсказать провал жилищных планов в 2024 году. Для этого мы можем обратиться к данным Росстата. Приведу значения показателя количества семей, улучшивших свои жилищные условия, по годам (тыс. семей):

Как видим, в 2017 году число семей, улучшивших жилищные условия, по сравнению с 2012 годом, когда был подписан указ № 600, сократилось более чем на 1/3. За четыре полные года действия указа № 600 (2013−2017 гг.) количество семей, переехавших в новое жилье, составило 542 тысячи. Это даже меньше, чем число новоселов лишь в одном 1995 году (а то время, замечу, было очень непростым). А в 1990 году (тогда это была не Российская Федерация, а союзная республика РСФСР) число новоселов было в 2,4 раза больше, чем за четырехлетний период 2013—2017 гг. По данным Росстата, число семей, остро нуждающихся в улучшении жилищных условий, составляло в 2017 году 2,44 миллиона. Для сравнения: в 2010 году показатель был равен 2,70 млн. Проблема почти не «рассасывается». Наблюдается «бег на месте». Ведь каждый год появляются все новые «остро нуждающиеся в улучшении жилищных условий» семьи (причины разные, не буду на них останавливаться).

Согласно данным Росстата, в последние годы число семей, улучшающих жилищные условия, составляет около 5% по отношению к общему числу семей, находящихся на учете как остро нуждающихся в таком улучшении. Чтобы не было бега на месте, показатель должен быть повышен хотя бы до 10% (для справки: в 1990 году он был равен 14%, а в 1995 году — 8%).

В 2012 году, когда был подписан указ № 600, число нуждающихся в жилье семей составляло 2,66 млн. Указ предусматривал сокращение их числа на 60% к 2020 году. Т.е. в следующем году число таких семей должно было бы сократиться почти до 1 миллиона. Я почти уверен, что в следующем году этот показатель вряд ли опустится даже до планки в 2 млн. Разве непонятно, что майский указ № 600 с треском провален? У нас есть специальное ведомство — Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ, которое, как мне кажется, является основным, кто отвечает за реализацию указа № 600. С 2013 по 2018 гг. Минстрой России возглавлял Михаил Мень. Ушел в мае нынешнего года тихо, без каких-либо последствий для своего реноме, передав эстафету руководства Владимиру Якушеву.

Возникает удивительный парадокс: вроде бы в стране уже многие годы наблюдается «горячка» жилищного строительства, а жилищная проблема для миллионов и миллионов наших сограждан остается острой. Но дело в том, что строят не для бедных и малоимущих. Дома строят не для решения жилищной проблемы, а для того, чтобы могли заработать подрядчики. Но и подрядчики не главные бенефициары. Таковыми являются банки, предоставляющие ипотечные кредиты.

Квартира сегодня — не только и не столько «крыша над головой», сколько актив, объект инвестирования. Суть жилищного строительства извращена до неузнаваемости. Это средство обогащения. Никакие майские указы не решат жилищную проблему для миллионов наших семей, пока в стране будет существовать капиталистическая модель экономики, которая действует и в сфере жилищного строительства.

А теперь, с учетом сказанного посмотрим еще раз на майский указ 2018 года. Кажется, авторы этого документа окончательно утратили чувство реальности. В планируемый шестилетний период 2019—2024 гг. в расчете на год число семей, улучшающих жилищные условия, будет не менее 5 млн. Это в 41 раз больше фактического показателя за 2017 год. А за шестилетку число таких семей составит 30 миллионов.

Если исходить из консервативной оценки, что в семье в среднем по четыре человека, то получается, что общее число людей, которые должны переехать в новое жилье, составит 120 млн. человек. Остальные граждане (примерно 26,8 млн. чел.) и в настоящее время пребывают в нормальных жилищных условиях, а некоторые из них — даже «в шоколаде» (имеют богатые особняки или по несколько квартир, иногда даже за пределами России).

Т.е. нам обещают, что Россия в 2024 году превратится в «жилищный рай»! Что-то в духе «Города Солнца» итальянского философа-утописта Томмазо Кампанеллы. Но кажется, разработчики указа переплюнули знаменитого Кампанеллу, обещав народу «воздушные замки». На фоне фантазии инициаторов жилищных планов майского указа 2018 года даже барон Мюнхгаузен «отдыхает». «Отдыхает» и Никита Сергеевич Хрущёв, который на XXII съезде КПСС обещал, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме».

Давайте спустимся на грешную землю. Еще в майском указе 2012 года была поставлена задача решить проблему ветхого и особенно аварийного жилья. Пребывание людей в таких помещениях небезопасно для здоровья и даже жизни. Вот статистика Росстата только по категории аварийного жилья (млн. кв. м): 1995 г. — 4,9; 2012 г. — 22,2; 2017 г. — 24,6. На аварийном жилье не только не удалось поставить крест, его ареал за годы действия указа № 600 расширился. Его доля в общем жилищном фоне в 2012 году составляла 0,7%; в 2017 года она осталось такой же — 0,7%. Глава наблюдательного совета Фонда ЖКХ Сергей Степашин в 2017 году признал, что в таком жилье пребывает как минимум 800 тыс. наших граждан.

Но и это еще не все. Власть не замечает, что у нас в стране есть категория людей, которые вообще не имеют крыши над головой. Даже ветхой, дырявой. Это бездомные, или, как их принято называть, «бомжи». Насчет того, что в 2024 году Россия будет представлять «жилищный рай», я отношусь как к больной фантазии. А вот в том, что при нынешней социально-экономической политике правительства число бездомных (бомжей), как отмечают некоторые независимые эксперты, у нас может увеличиться, я охотно верю.

Росстат бессилен дать статистику числа бомжей. Как-то он дал цифру за 2010 год и всех насмешил. По его сведениям, в России тогда было всего 64 тыс. бездомных. Это был результат переписи населения (кстати, следующая запланирована на 2020 год). А вот эксперты партии «Справедливая Россия» дали свою оценку: от 3 до 5 миллионов бездомных на 2010 год. Во второй половине текущего десятилетия, по оценкам экспертов, численность бездомных варьирует в диапазоне от 1,5 до 3,0 млн. человек. Многие из них даже не числятся в списках нуждающихся в улучшении жилищных условий. Улучшение предполагает, что у человека хоть что-то есть. А у бомжей — ноль.

О решении проблем бездомных нет ни слова в майском указе, а ведь «бездомная Россия» — позор для власти. Видимо, таким образом власть собирается бороться с бедностью. Морозы в России бывают жестокими. Каждый год фиксируются множество смертей от переохлаждения. Большинство жертв — бомжи. Они же — граждане с уровнем доходов ниже прожиточного уровня. Проще говоря, нищие. А большинство таких смертей вообще не фиксируются. С точки зрения власти, бомжи — забалансовый показатель и очень эффективный способ борьбы с бедностью. Не стало человека — и социальная статистика улучшилась.

Обращаю внимание на то, что майские указы уповают на ипотечные кредиты как средство улучшения жилищных условий. А ведь они могут стать фактором увеличения количества бомжей. Чаще всего банки дают человеку (российскому гражданину) кредит под обеспечение его жилой недвижимости; через некоторое время банк фиксирует нарушение клиентом условий кредитного договора и лишает человека залога, проще говоря, отнимает у него жилье. Вместо «улучшения жилищных условий» — переход в состояние бомжа, который вообще выпадает из поля зрения Росстата не портит благостную картину решения жилищных проблем в стране.

Кстати, по вопросу о процентных ставках по ипотечным кредитам. В 2018 году она варьировалась в диапазоне между 10,5% и 14,0%. А что по поводу ставки сказано в указе 2012 года? Что она не должна превышать уровень инфляции (индекса потребительских цен) более чем на 2,2 процентных пункта. Росстат сообщил, что инфляционный рост цен в прошлом году составил 4,3%. Следовательно, максимальная ставка по ипотечным кредитам должна была быть 6,5%. А реально она была в два раза выше.

Вывод, который напрашивается в результате беглого анализа майских указов 2012 и 2018 гг. в части, относящейся к жилищной проблеме, подтверждает ранее сделанные выводы: указы не предназначены для того, чтобы решать обозначенные в них проблемы. Они являются в чистом виде PR-инструментами власти и «дымовой завесой», прикрывающей разрушение остатков российской экономики, ограбление и уничтожение народа.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«Таргетирование инфляции» и роль Центробанка: Проф. Катасонов о дымовой завесе для уничтожения экономики

В лексикон наших чиновников прочно вошло словосочетание «таргетирование инфляции». Его используют даже первые лица государства. Да и рядовой гражданин ежедневно по многу раз слышит: «таргетирование инфляции». Феномен очень интересный со многих точек зрения.

На чужом языке

Во-первых, «таргетирование инфляции» — это яркий пример засорения русского языка разного рода новыми словечками иностранного происхождения. Документы, которые выходят из недр Центрального банка Российской Федерации, Минфина, Минэкономразвития, аппарата правительства, напоминают «смесь французского с нижегородским» (это явление прекрасно описано А.С. Грибоедовым в «Горе от ума»). Внимательно слежу за языком наших компрадорских чиновников и вынужден констатировать: русский уже забывают, а английским ещё не овладели. Создаётся впечатление, что те документы, которые рождаются в правительстве, — переводы с разного рода «рекомендаций» Международного валютного фонда или «заключений» англоязычных аудиторов, консультантов и советников.

То, что происходит в нашей логосфере (словесная среда обитания человека), прекрасно описал Джордж Оруэлл в романе «1984» с помощью понятия «новояз». Можно лишь добавить, что кроме неологизмов типа «таргетирование инфляции» в лексиконе чиновников появляются эвфемизмы — слова и выражения, смягчающие и искажающие смыслы. Например, «отрицательные темпы экономического роста». Но это уже тема другого разговора.

«Таргетирование инфляции» как попрание Конституции

Во-вторых, любопытен правовой аспект вопроса. В российском законодательстве терминов «таргетирование инфляции» или «инфляционное таргетирование» нет. Его, как мы узнаём из информации, размещённой на сайте Банка России, ввёл Центробанк в 2014 году, когда разразился валютный кризис (обвал курса рубля). По согласованию с правительством РФ Банк России установил среднесрочную цель по инфляции на уровне 4% в год, что было зафиксировано в документе под названием «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики».

Между тем в Конституции Российской Федерации в статье 75 (пункт 2) говорится о том, что основной функцией Центрального банка Российской Федерации является «защита и обеспечение устойчивости рубля». Эта же формулировка воспроизводится в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10.07.2002 N 86-ФЗ.

В статье 3 указанного закона перечисляются цели деятельности Банка России (всего пять), и на первом месте стоит «защита и обеспечение устойчивости рубля». Если расшифровывать для простого обывателя эту формулировку, то за ней скрываются два аспекта: 1) поддержание устойчивости рубля по отношению к миру товаров и услуг, обращающихся на российском рынке; 2) обеспечение устойчивости рубля по отношению к денежным единицам других стран.

Первый аспект цели предполагает поддержание устойчивости покупательной способности рубля на российском рынке. Снижение покупательной способности означает рост цен на товары и услуги, и этот рост принято называть инфляцией. Повышение покупательной способности влечет снижение цен и приводит к дефляции.

Второй аспект цели означает, что курс рубля по отношению к денежным единицам других стран на валютном рынке должен быть неизменным; по крайней мере, колебания валютного курса рубля должны быть минимальными и не выходить за пределы установленных границ.

Когда в Банк России на пост председателя пришла Эльвира Набиуллина, Центробанк фактически отказался от обязанностей, возложенных на него Конституцией РФ и федеральным законом о Центральном банке. Нет, лобового отказа не было, но установленная законом главная цель подверглась чудовищной «редакции», точнее редукции.

Банк России объявил, что отныне будет заниматься «таргетированием инфляции». От поддержания валютного курса (второй аспект главной цели) он громогласно отказался. Также фактически он отказался от исполнения главной цели в первом её аспекте. Ведь таргетирование инфляции (то есть поддержание инфляции в определенных границах) и обеспечение устойчивости рубля на российском рынке товаров и услуг — две большие разницы, как говорили в старой доброй Одессе.

Казалось бы, компетентные институты «правового государства» (а именно так определена Российская Федерация в статье 1 Конституции) должны были бы прореагировать и поставить на место зарвавшийся Центробанк. Однако никакой реакции со стороны Государственной думы, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, Конституционного суда и других институтов, призванных охранять закон в нашем государстве, не последовало.

Дымовая завеса для уничтожения экономики

В-третьих, из предыдущего вытекает предположение, что таргетирование инфляции — это совсем не то, что думают некоторые наши доверчивые граждане. Это дымовая пропагандистская завеса, помогающая нашим недругам планомерно и систематически уничтожать российскую экономику. Здесь экономика и пропагандистская ложь в духе Геббельса тесно переплетаются.

Уже пятый год мы наблюдаем дешёвый спектакль под названием «таргетирование инфляции». Зрители смотрят на ярко освещенную сцену, где мелькают фигуры Набиуллиной, Силуанова, Орешкина, Кудрина, Грефа и т. д. Со сцены звучат пафосные монологи и реплики типа: «Удвоим ВВП!», «Сделаем рубль мировой валютой!», «Превратим Москву в международный финансовый центр!», «Станем пятой экономикой мира!», «Даешь рывок!», «Станем магнитом мировой экономики!». А в это время за пределами зала, где сидят заворожённые зрители, происходит разграбление имущества этих самых зрителей. Они об этом узнают, когда покинут театр.

Итак, я более чем уверен, что с инфляцией наши власти бороться не собираются. Даже если бы её не было, её надо было бы создать. Почему? Потому что инфляция является для Центрального банка аргументом поддержания высокой ключевой ставки. Она у нас в настоящее время равна 7,75% (такое значение сохраняется ещё с прошлого года).

Банк России объясняет, что бо́льшая часть номинальной ставки — инфляция. Так, по итогам 2018 года Росстат сообщил, что инфляция составила 4,30%. Получается, что реальная ставка — 3,45%. Много это или мало? Если сравнивать с другими странами, особенно теми, которые принято называть экономически развитыми, то много. Ключевая ставка Федеральной резервной системы США находится в диапазоне 2,25-2,50%. В конце прошлого года, когда ФРС подняла ключевую ставку на четверть процентных пункта, президент США Дональд Трамп рвал и метал, заявляя, что Федеральный резерв убивает американскую экономику, что он является для Америки большей угрозой, чем Китай.

А вот ключевые ставки некоторых других Центробанков: Банк Англии — 0,75 (до недавнего времени было 0,5); Банк Канады — 1,75; Резервный банк Австралии — 1,50. А как обстоят дела в еврозоне? Там ключевая ставка Европейского центрального банка уже давно держится на нулевой планке. И это не предел, у некоторых Центробанков ключевая ставка имеет отрицательные значения: Банк Японии — минус 0,10; Банк Швеции — минус 0,25; Национальный банк Швейцарии — минус 0,75.

Высокая ключевая ставка — признак зависимой, полуколониальной экономики. Но даже среди стран, входящих в группу БРИКС, Россия оказывается рекордсменом по уровню ключевой ставки. В Китае она составляет 4,35; в Индии — 6,25; в Бразилии — 6,50.

Следует иметь в виду, что ключевая ставка Банка России — ориентир, который российские коммерческие банки используют для определения процентных ставок по своим кредитам. В среднем при этом происходит удвоение процентной ставки. А это убийственно для предприятий большинства отраслей российской экономики.

Грубым ориентиром для определения того, помогают кредиты предприятиям или, наоборот, убивают их, является показатель рентабельности. Используются два вида показателей рентабельности — продаж и активов.

Средний показатель рентабельности продаж по всем отраслям российской экономики в 2018 году составил 8,1%, показатель рентабельности активов — 6,4%. Есть, конечно, некоторые отрасли, в которых показатели рентабельности существенно выше средних. Среди них особенно выделяется добыча топливно-энергетических полезных ископаемых (показатели были равны 23,8 и 8,1% соответственно).

Предприятия этих отраслей ещё могут держаться на плаву при нынешних процентных ставках. Но не более. А, например, у производства машин и оборудования (отрасли, которая, если верить нашим властям, и должна обеспечить «рывок») — 4 и 5,2. Для предприятий машиностроения нынешние дорогие кредиты становятся самой настоящей удавкой.

В спектакле под названием «таргетирование инфляции» Банк России делает вид, что он изо всех сил борется с инфляцией. И под видом этой борьбы сжимает денежную массу, являющуюся «кислородом» экономики.

В последние годы уровень монетизации российской экономики (отношение денежной массы, измеряемой с помощью показателя М2, к ВВП) находился около планки в 40%. Для сравнения: в США он примерно равен 90%, в Великобритании и Канаде — 140%. А вот в Китае — в районе 200%, в Японии — 250%. И что-то в перечисленных странах никакой гиперинфляции и даже простой (однозначной) инфляции часто не наблюдается, а кое-где даже имеет место дефляция. Итак, борьба Банка России с инфляцией мне напоминает горькую шутку, что лучшим средством от головной боли является гильотина. Банк России нашу экономику методично убивает.

Главный источник инфляции — Банк России

Более того, я заявляю, что главным виновником инфляции в России является именно Центробанк.
Во-первых, деньги в экономике становятся запредельно дорогими. В структуре издержек производства многих российских компаний, подсевших на иглу ростовщических кредитов, главной составляющей становятся не расходы на зарплату или сырьё, а расходы на обслуживание кредитов. Процентные расходы предприятий питают рост издержек и цен (оптовых и розничных) на товары и услуги.
Во-вторых, самым эффективным способом борьбы с инфляцией является увеличение товарной массы. Это аксиома, которая была ключевой в старых учебниках по экономике. Ведь инфляция — нарушение пропорции между товарной и денежной массами. Банк России мог бы быстро покончить с инфляцией, если бы занялся кредитованием собственной экономики и тем самым способствовал бы увеличению предложения товаров и услуг.

Если бы он выдавал кредиты под те же проценты, которые он получает от размещения валюты на депозитах иностранных банков или от покупки казначейских бумаг других государств. Там, если посмотреть показатели за многие годы, средняя доходность не превышает 1% в год. Неужели в России нельзя найти проекты, которые бы обеспечивали Банку России доходы в размере 2-3% в год (именно такой могла бы быть оптимальная ключевая ставка)? До тех пор пока Банк России будет душить российскую экономику с помощью высокой ключевой ставки и сжатия денежной массы при одновременном размещении своих ресурсов в зарубежных активах, инфляция будет сохраняться.

В-третьих, Банк России отказался от поддержания валютного курса рубля, что делает импортные товары всё более дорогими. Несмотря на многочисленные призывы к импортозамещению, значительная часть потребительских товаров и услуг имеет импортное происхождение. Это очень важный фактор, подпитывающий инфляционные процессы в России.

В-четвёртых, российскую экономику обескровливает банковская система. Банк России как финансовый мегарегулятор призван обеспечивать надзор над банками, однако назвать его удовлетворительным никак нельзя. Финансовые организации увлечены выводом денег за пределы страны, а развитие реальной экономики им неинтересно, потому что невыгодно.

Банк России как финансовый мегарегулятор, имеющий право законодательных инициатив, мог бы поставить вопрос о введении запретов или ограничений на вывод капитала из страны (банки сегодня это делают и для себя, и для своих клиентов — как физических лиц, так и корпоративных клиентов). Но ЦБ не только не поднимает вопрос о необходимости введения контроля в сфере трансграничного движения капитала, но, наоборот, время от времени произносит клятвы верности «Вашингтонскому консенсусу», который как раз требует полной свободы движения капитала.

Итак, мы наблюдаем картину перманентных попыток наполнить дырявое ведро российской экономики водой денег, и всё это делается под аккомпанемент мантры борьбы с инфляцией. Можно привести ещё одно сравнение: Банк России делает вид, что пытается создать в доме, называемом «российская экономика», комфортную температуру. Но при этом открыл все двери и окна, а на дворе мороз. Набиуллина стоит около котла и крутит ручку регулятора температуры (ключевая ставка). Она всё дальше передвигает регулятор, а в доме всё так же холодно…

Так и хочется сказать: Эльвира Сахипзадовна, оставьте в покое ручку регулятора, лучше закройте окна и двери.

В-пятых, Банк России как финансовый мегарегулятор сегодня принялся спасать системообразующие банки. Это называется санацией. Как недавно сообщили СМИ, только на спасение банка «Открытие», Бинбанка и «Траста» Банк России бросил около 3 трлн рублей. Уже очевидно, что после «финансового оздоровления» вернуть удастся не более 20%. Чистые потери оцениваются в 2,4 трлн руб — это равняется прибыли государства от повышения НДС как раз за шесть лет, на которые рассчитаны президентские указы! И кстати, эти деньги были созданы с помощью «печатного станка» Центробанка, то есть внесли свой существенный вклад в разгон инфляции, с которой Банк России якобы борется.

Вывод

Итак, если мы хотим поставить жирный крест на инфляции и, таким образом, обеспечить выполнение статьи 75 Конституции России, то нам надо понять: инфляцию создает как раз Центробанк

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«Экономика западного либерализма – это идеология талмудического иудаизма». Профессор В.Ю.Катасонов

Доктор экономических наук Игорь Липсиц заявил, что его учебник «Экономика» для 10–11-х классов не был включен в Федеральный перечень учебников (ФПУ) из-за отсутствия материалов «об импортозамещении как одном из направлений современной экономической политики, формирующих у обучающихся чувство гордости за страну, сопричастности к происходящему», пишет Коммерсантъ. В Министерстве просвещения и Российской академии образования (РАО), проводившей экспертизу, направление таких рекомендаций отрицают, заявляя, что дополнить учебник предложило издательство. При этом эксперты, выводы которых стали основанием для исключения учебника из ФПУ, отметили в заключении, что материалы автора «не способствуют любви к Родине».

Ситуацию прокомментировал в телефонном интервью д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов.

Если мне не изменяет память, Липсиц был одним из грантоедов, который получал гранты по линии фонда Сороса. Поэтому первый вопрос, который возникает, — по какому принципу отбираются авторы учебников? Почему автор Липсиц, а не Иванов, Петров или Сидоров, или даже Катасонов? Это кулуарные игры. Понятно, что Игорь Липсиц — представитель махрового экономического либерализма.

В Конституции написано, что никакой официальной идеологии в России быть не может. Это признак колониального статуса нашей страны. Напомню, что я учился на экономическом факультете, достаточно долго в советское время преподавал, в том числе политическую экономию капитализма, социализма. В начале учебника по политэкономии всегда говорилось об основных функциях экономической науки.

Мне хотелось бы обратить внимание, что там выделялись три функции. Первая функция познавательная — изучая экономику, вы лучше понимаете, как устроено в целом общество. Экономика — это часть общества. Вторая функция практическая, творческая — постигая какие-то законы экономики, вы тем самым получаете возможность совершенствовать эту экономику. И, наконец, третья функция, о которой в советское время не стеснялись говорить, — это идеологическая функция — через преподавание экономики формируется определенное мировоззрение.

Поскольку стаж моей работы в советский период был достаточно большой, в основном это сфера экономики, в том числе и преподавание, могу сказать, что примерно эти три функции были равновелики. Была и первая, и вторая, и третья функции.

На сегодняшний день, могу сказать, что на 95%, если не на 99% превалирует третья функция – идеологическая. Но при этом лукавство и подлость заключаются в том, что об этом никто вслух не заявляет. Почему я не называю 100%? Потому что есть понятие «прикладные вещи», например, бухгалтерский учет, статистика. А всё остальное – это идеология махрового экономического либерализма.

Выступая на каком-то мероприятии или конференции, Исраэль Шамир прямо сказал, что идеология экономического либерализма — это идеология талмудического иудаизма. Он не постеснялся так сказать. Всё это мы наблюдаем, и, к сожалению, я должен сказать, что сейчас работает конвейер так называемого экономического образования, который зомбирует нашу молодежь, перепрограммирует ее сознание под видом якобы экономического образования.

Вот так я оценил бы нынешнюю ситуацию с экономическим образованием.

Фактически через экономическое образование формируется поколение янычар, поколение людей, которые отлучаются от нашей культуры, от нашего Православия, от нашей истории. Цель очевидна. Я вижу это, поскольку до последнего момента преподавал. Сейчас я уже не преподаю, т.к. вижу, что конвейер работает, и его не остановишь. Это необходимо делать на высшем уровне.

Должен сказать, что это, пожалуй, самое приоритетное направление, по которому действует наш противник, пытаясь уничтожить нас как государство, как цивилизацию, как народ. Так что это очень серьезный вопрос.

К сожалению, должен сказать, что Русская Православная Церковь почему-то не замечает этих вещей. Она совершенно правильно делает, что борется с разного рода сектами и ересями. Но самое страшное, что, к сожалению, она не замечает, как через так называемые «экономические предметы и дисциплины» происходит разложение и уничтожение нашей молодежи.

Более того, я даже поинтересовался, что преподается в духовных учебных заведениях Российской Федерации — в семинариях, в Духовных академиях. К сожалению, программы все те же. Это программы, которые составлены по клише, по меркам западной экономической науки, которая, еще раз повторяю, на самом деле своими корнями уходит в идеологию талмудического иудаизма.

Прим.Ред. — Братья и сестры, ответ на этот вопрос прост. Священноначалие РПЦ МП «не замечает», т.к. само состоит из жидовствующих агентов, внедрившихся и захвативших власть в Русской Церкви. Сатанист Берл Лазар для лжепатриарха Кирилла — Досточтимый брат! Вот и весь ответ. Если братом патриарха является враг Христа, то врагом Христу является и патриарх, как и все те, кто его пред Богом называют своим ОТЦОМ. Имеющий разум, да разумеет!

РУССКАЯ ИМПЕРИЯ
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ЗОМБИРОВАНИЕ ПРИОБРЕТАЕТ ВСЕ НОВЫЕ ЧЕРТЫ… Профессор В.Ю. Катасонов о власти цифры над человеком

Первым осязаемым свидетельством власти цифры над человеком стали деньги. Их роль и сейчас огромна, однако процесс цифровизации с каждым днём заходит всё дальше, приобретает всё новые и новые черты.

Часто говорят, что цифры управляют миром; по крайней мере, нет сомнения в том, что цифры показывают, как он управляется. Иоганн Вольфганг фон Гёте.

Раньше цифрами обозначались только большие начальники: Вильгельм I, Фридрих II, Эдуард IV. А теперь у всех номера есть. Идентификационные… Каждый человек — это теперь набор цифр. Если надо тебе узнать что-то о человеке, нет нужды с ним знакомиться. Достаточно просто посмотреть, какими цифрами он обозначен. И президент, и нищий, и профессор, и рабочий — это уже не люди, это набор цифр. Даже покойник! Никуда от них не уйти. Номер страховки, номер водительских прав, номер какого-нибудь удостоверения, диплома, свидетельства, учётной карточки. Мы превратились в цифры. Ни души, ни чувств, ни мысли — только набор цифр. Цифры командуют цифрами. А что эти цифры собой представляют? Никому не ведомо. Почему одна цифра командует другой? Неизвестно. Анхель де Куатье. Всадники тьмы

Зомби или «живые мертвецы»

Кто не знает слова «зомбирование»? Относительно новое в нашем лексиконе, оно уже попало во многие толковые словари. Под ним понимается превращение человека в зомби — послушного исполнителя чужой воли. Термин этот прочно связан с магической практикой вуду жителей Гаити и других островов Карибского бассейна. Корни вуду уходят в Западную Африку (Бенин), откуда привозились на Гаити рабы.

Происхождение самого понятия «зомби» остаётся до конца неясным. На африканских диалектах это слово означает «мелкое божество», «душа мертвеца», «привидение». Согласно одному из поверий, словом «зомби» когда-то называли огромного чёрного змея, непримиримого врага света, радости и солнца.

В наше время «зомби», «зомбированный человек» — это индивидуум, полностью потерявший контроль над собой и своим телом и/или беспрекословно подчиняющийся чьим-то приказам. Близко по смыслу к нынешнему «зомби» понятие «человек-биоробот».

В литературе человека-зомби ещё называют «живым мертвецом» — в том смысле, что тело его живо, двигается и функционирует, а душа (как совокупность чувств, воли и разума) уже умерла. О таких зомби или «живых мертвецах» более века назад (в 1912 году) писал русский поэт Александр Блок. Приведу первую часть этого стихотворения:

Как тяжко мертвецу среди людей
Живым и страстным притворяться!
Но надо, надо в общество втираться,
Скрывая для карьеры лязг костей…

Живые спят. Мертвец встаёт из гроба
И в банк идёт, и в суд идёт, в сенат…
Чем ночь белее, тем чернее злоба,
И перья торжествующе скрипят.

Мертвец весь день труди́тся над докладом.
Присутствие кончается. И вот —
Нашёптывает он, виляя задом,
Сенатору скабрёзный анекдот…

Уж вечер. Мелкий дождь зашлёпал грязью
Прохожих, и дома, и прочий вздор…
А мертвеца к другому безобразью
Скрежещущий несёт таксомотор.

В зал многолюдный и многоколонный
Спешит мертвец. На нём изящный фрак.
Его дарят улыбкой благосклонной
Хозяйка — дура и супруг — дурак.

Он изнемог от дня чиновной скуки,
Но лязг костей музы́кой заглушон…
Он крепко жмёт приятельские руки —
Живым, живым казаться должен он!

Эти строки прекрасно объясняют, казалось бы, загадочные и иррациональные события начала прошлого века, которые привели к катастрофе 1917 года. Они же помогают понять и сегодняшнюю непростую ситуацию в России, когда страной управляют те самые «живые мертвецы», зомби.

Каким образом человек, творение Божие, созданное по Его образу и подобию, превращается в «биоробота», «живого мертвеца», «зомби», — тема очень серьёзного и большого разговора, выходящего за формат данной статьи. Отмечу лишь, что многие авторы, серьёзно занимающиеся этой проблемой, полагают, что такая метаморфоза происходит в результате того, что человек отходит от Бога и попадает в лапы дьявола, которого Христос назвал «лжецом» и «убийцей» (Ин. 8:44). Для дьявола задача состоит в том, чтобы человека сначала обмануть, затянуть в свои сети, а затем убить. В первую очередь душу, а потом, при случае, и тело. Для дьявола второе не так важно, поскольку тело человека и так тленно. Отсюда и рождается феномен «живого мертвеца».

НЛП как инструмент управления человеком

В прикладных исследованиях по теме «манипуляция сознанием человека и его переформатирование» важнейшим инструментом агентов дьявола, занимающихся зомбированием, называется нейролингвистическое программирование (НЛП). Говорят, что, мол, НЛП — методика, которая была разработана психологами и психотерапевтами для того, чтобы лечить своих пациентов, страдающих теми или иными отклонениями, а также для того, чтобы с её помощью повышать способности нормальных людей.

Это НЛП в узком смысле. Но даже в этом узком смысле НЛП опасно для людей. Православные специалисты и служители Церкви по этому поводу высказали свою точку зрения (см., например, материал «Православная критика нейролингвистического программирования»).

Но есть ещё НЛП в широком смысле, когда человека отучают от пользования словами, которые корнями уходят в национальную культуру, религию, традиции. Происходит их замена на новые слова, которые либо искусственно придуманы, либо заимствованы из других языков (сегодня — преимущественно из английского). Когда одни слова подменяются другими словами (эвфемизмами) с целью размывания смысла понятий. Когда ломаются правила грамматики, что неизбежно нарушает правильное понимание событий и процессов, описываемых в предложении, и т. д. Это тоже очень большая тема. И возникла она не сегодня.

Ещё 70 лет назад Джордж Оруэлл в своем романе-антиутопии «1984» говорил о том, что построение будущего тоталитарного общества будет происходить с помощью разрушения старого языка и создания нового — «новояза». Сегодня в России бешеными темпами идёт создание и бесцеремонное навязывание обществу этого самого новояза — через школу, вузы, СМИ, Интернет, «новую» культуру. Машина НЛП работает на полную мощность.

НЦП — следующий шаг в управлении человеком

Для повышения эффективности зомбирования населения России к процессу замещения традиционного языка «новоязом» сегодня добавляется такой инструмент, как нейроцифровое программирование (НЦП). Это мой термин, и я предлагаю рассматривать НЦП как инструмент того же порядка, что и НЛП. Язык цифр используется как средство вытеснения традиционного языка, построенного на традиционном слове (то есть слове, уходящем своими корнями в Священное Писание). Слово всегда первично по отношению к цифре и числу. Прежде чем что-то посчитать, это «что-то» надо идентифицировать, понять. А это можно сделать с помощью слова. Это аксиома, но в наш цифровой век некоторым она не понятна.

Нам нужно полюбить чтение больше счёта. Слово важнее. Бессловесный, непоименованный мир — это мрак, в котором шевелятся чудовища. Человек осмысливает мир, давая вещам и явлениям имена, и освящает мир, молясь и прославляя Бога. Бог же, как написано, творит не иначе, как Словом. И когда впоследствии наука внедряется в глубины словом сотворённого и словом содержимого мира, то она, наука, находит там тончайшие и точнейшие закономерности, для выражения которых служит математика и язык цифр. Но это всё потом, потом. Ведь цифра служебна. Она всегда после слова или внутри его, но никогда — над ним.

Сегодня в России те самые «живые мертвецы», о которых писал Александр Блок, хотят всё поставить с ног на голову. В стране начата бешеная кампания «цифровизации» общества — якобы для того, чтобы поднять экономику, повысить умственный уровень населения, сделать жизнь человека комфортнее.

В частности, 9 мая 2017 года президентом РФ была утверждена «Стратегия развития информационного общества РФ на 2017-2030 годы». Вслед за этим постановление Правительства РФ от 28 июля 2017 года запустило программу «Цифровая экономика Российской Федерации».

Названные документы не выдерживают никакой критики: там сплошь и рядом нарушаются даже элементарные правила формальной логики, также нет внятных формулировок целей «развития информационного общества» и «цифровой экономики» (ЦЭ). А откуда им взяться, если отсутствуют и определения того, что такое «информационное общество», «цифровая экономика», «общество знаний» и т. д.

Даже первые отклики аналитиков на программу ЦЭ были, мягко говоря, критическими. Так, члены экспертного совета при правительстве страны назвали её «пустышкой» — она, по их мнению, преимущественно включает меры госрегулирования и информационной безопасности: набор «пожеланий власти о контроле того, что им пока не отдали, но хотелось бы».

В прошлом году я занимался разбором многочисленных нелепостей этих документов. Сейчас не буду, поскольку документы — лишь дымовая завеса, прикрывающая истинные цели тех самых «живых мертвецов», которые эти документы готовили. Большинство критиков документов обращают внимание на то, что цифровизация России — просто ещё один банальный проект по «распилу» бюджетных денег. Наверное, они правы.

Но есть цели посерьёзнее. А именно — выстраивание электронно-цифрового концлагеря, в котором должны оказаться все мы с вами. Об этом, в частности, регулярно пишет петербургский писатель-агиограф и публицист, специалист в области кибернетики и систем управления Валерий Павлович Филимонов. Не так давно вышла его очередная публикация на эту тему: «Технология построения цифровой тюрьмы».

И ещё одна скрываемая цель тотальной цифровизации России — завершение процесса зомбирования населения страны путём окончательного разрушения сознания человека, создание существа под названием homo digital («человек цифровой»). Об этом я уже неоднократно писал, например, в статье «Криптовалюты и homo-digital?», а также в вышедшей недавно книге «Мир под гипнозом цифры, или Дорога в электронный концлагерь» (М.: Библиотека РЭОШ, 2018).

Об этом пишут и говорят также другие авторы и специалисты. Например, Игорь Ашманов.

По данным этого известного специалиста и крупного предпринимателя в сфере информационных технологий, искусственного интеллекта и разработки программного обезпечения, только в российской части Интернета создано более 100 млн аккаунтов, в которых задействовано 50-60% населения. Ежедневно появляется до 80 млн постов и комментариев, ежесекундно ставится 100 тыс. лайков.

Увы, эти астрономические цифры, характеризующие количество, никак не коррелируют с качеством. «У нас серьёзный лингвистический анализ контента, и мы видим, что он достаточно низкокачественный», — отмечает Ашманов. Только 5% контента уникальны, а 95% — репосты, вбросы и спам. В основном преобладает негативная информация, срок жизни которой недолог: пост в Facebook — не более шести часов, медийное событие — от трёх до четырёх часов. Средняя длина сообщений постоянно сокращается, а разработчики постоянно вводят технологии, замещающие полноценную письменную речь.

Это ведёт к деградации пользователей, развитию клипового сознания, люди перестают читать. Появляется возможность манипулировать сознанием,— предупреждает Игорь Ашманов. По его словам, технологии начинают заменять место Бога: фейки вместо новостей, слабые социальные связи в социальных сетях вместо сильных реальных, политика массовых сервисов вместо ответственности и честности.

Мир цифры: на смену вечным ценностям приходит рыночная цена

Человек с сознанием, приученным к восприятию мира через цифру, может всё вокруг себя оценивать количественно, но не качественно. Поскольку ещё три-четыре столетия назад общество стало входить в новое состояние, называемое «капитализм», появился общий измеритель и общий знаменатель для оценки всего и вся. Им стали деньги. Это ранняя стадия формирования цифрового сознания человека. Россия вступила на этот путь восприятия жизни позднее, но быстро навёрстывает упущенное.

Всё имеет цену, но ничего не имеет ценности, — крылатая фраза, догмат «цифрового человека». То, что ранее было совершенно разнокачественным, сегодня под общий денежный знаменатель и сравнивается. Раньше искусствоведы, например, часами обсуждали художественные и культурные достоинства картин и скульптурных произведений. Сегодня у всех предметов искусства есть цена. Все разговоры идут о том, сколько картина может стоить через год или два, есть ли смысл её покупать или, наоборот, надо продавать. Сам человек становится объектом цифровых оценок.

В советское время ученика школы и студента вуза оценивали по пятибалльной системе. Сегодня повсеместно уже используются стобалльные системы, а порой какие-то ещё более изощрённые. Преподавателю в вузе некогда учить, а студенту учиться, потому что и тот, и другой думают лишь о цифрах. Студент оказывается оцифрованным с ног до головы, а то, что в голове у него пустота или хаос, мало кого волнует.

Попадая во взрослый мир, вчерашний школьник или студент уже оцифровывается по-взрослому. Вот, например, Дмитрий Неведимов в своей интересной книге «Религия денег, или Лекарство от рыночной экономики» приводит пример жизни человека в спорте: Спорт стал прекрасной моделью всего цифрового языческого мира. Сначала точнейшим образом измеряются метры, килограммы, секунды. На основе этих измерений производится ранжирование, какой человек выше и лучше другого. Затем люди расставляются по местам видимой пирамиды — пьедестала. И как высшая награда лучшему — кусочек великого божества — золота. Недаром Олимпийские игры придумали язычники древности.

Добавлю, что оцифровка спортсменов осуществляется также в универсальной, денежной форме: на него есть своя «рыночная цена», атлетов покупают и продают, зачастую без их согласия. Впрочем, такая «рыночная цена» имеется на любого человека в случае, если он выступает в качестве наёмной рабочей силы. Или если его хотят «заказать».

Чьим целям в конечном счёте служит цифра
У человека с цифровым сознанием атрофируются способности различать красоту и уродство, добро и зло, правду и кривду. Те вещи и аспекты человеческой жизни, которые не удаётся подвергнуть денежной оцифровке, вообще становятся не интересными человеку, они как бы исчезают из его жизни.

Всё сакральное, не попадающее в сферу действия рыночных отношений, раздражает тех, кто двигает идею тотальной цифровизации общества. Более того, всё это сакральное, имеющее отношение к религии, по мнению идеологов цифровизации, подлежит уничтожению, чтобы цифровой человек не искушался всякими «глупостями». Бог в сознании цифрового человека — число, выражающее цену или, в крайнем случае, рейтинг. Других богов у него быть не должно. Это мир, в котором правит религия денег и чисел.
О конечном бенефициаре этого оцифрованного мира ещё две тысячи лет назад сказал Иисус Христос, обращаясь к книжникам и фарисеям: Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины. Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи (Ин. 8:44).

Поэтическая концовка: «Числомания»

В заключение хочу привести почти никому не известное стихотворение нашего языковеда, профессора Николая Сергеевича Позднякова (1875-1974 гг.). Называется оно «Числомания»:

Воображеньем прозорливым
К догадкам верным нас несло…
Но сонм учёных кропотливых
Свернул наш поиск — на число.

И лязгом счёта оглушённый
Забыл наш ум — решенья ключ…
Стал слепнуть, в шоры цифр втеснённый.
А был так зряч и так могуч!

Уж цифре памятник построен,
Распята Истина на нём.
Поклонник счёта, жрец и воин
Простёрся ниц перед числом:

Не осознать бедняге в заблужденье,
Как много лжи за ширмой исчисленья!

Стихотворение, между прочим, написано в далёком 1958 году, когда ещё никто не подозревал о грядущей цифровой революции.

Разве это не свидетельство того, что человек, хорошо понимающий и чувствующий слово, обладает особой интуицией? Цифровой человек такой интуиции лишён.

Валентин Катасонов,
профессор экономики кафедры международных финансов МГИМО

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

НАС ЖДЕТ ОГРОМНЫЙ КРИЗИС… Путинские майские указы — антинациональны! Профессор Валентин Катасонов. (ВИДЕО)

2018 год показал, что впереди грядет мощнейший кризис, из-за чего народ России будет низведен до полной нищеты. И кризис этот уже никто не отменит. Он, скорее всего, и станет спусковым крючком для масштабной  войны.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия