Рывка не будет? Мусорная реформа в России.

Активисты Общероссийского народного фронта предложили свои меры по повышению эффективности мусорной реформы. Однако экологи уверены, что до реального «экологического рывка» России ещё далеко — он остаётся на бумаге

Народный фронт «За Россию» обещал в ближайшее время начать отслеживать путь твёрдых коммунальных отходов от контейнеров до точек назначения: отправляются они на несанкционированные свалки или к лжепереработчикам, а оттуда всё равно на свалки или всё-таки сразу на «настоящие» свалки и мусоросжигательные заводы. Об этом сообщили представители ОНФ на пресс-конференции в Москве «Народный контроль за мусорной реформой».
Однако, похоже, сама мусорная реформа, о которой так много говорилось в последнее время, превращается в пшик. Для Москвы, которая остро нуждается в изменении подхода к обращению с отходами, Санкт-Петербурга и Севастополя она вообще отложена на три года. Московская область, которая всегда принимала на себя основной столичный «мусорный удар», постоянно митингует и требует отмены планов по строительству мусоросжигательных заводов, расширению свалок и новых полигонов. Люди хотят реальных гарантий своей безопасности и сортировки максимально возможного объёма отходов до отправления их на уничтожение или вечный покой.

Активисты ОНФ считают, что стоит мусорной реформе добавить прозрачности, и всё заработает. Люди будут сортировать отходы в предложенные два бака для пищевых и сухих отходов, если будут знать, куда и кто их заберёт. А мусоровозы, оборудованные системой ГЛОНАСС, честно отвезут мусор по адресу. Но этого, как считают экологи и жители Московской области, совершенно недостаточно.

Конечно, элементарный уход от наваливания мусора, где придётся — это ещё не реформа. А гарантия попадания отходов на места по обращению с ними — это, вообще говоря, функция государственных органов. Мы находимся ещё в самом начале пути, на первобытном уровне организации рециклинга, а ведь общественность требовала мощного рывка. Ничего подобного мы не наблюдаем,
— комментирует Дмитрий Соломевич, член координационного совета инициативной группы «Нет свалке Коломна» и помощник координатора движения «Экологика».
Большая часть регионов России уже с 1 января должна была запустить мусорную реформу. В них начинают действовать территориальные схемы обращения с твёрдыми коммунальными отходами. Работу по этим схемам и планирует отслеживать ОНФ.

Как говорит закон, территориальная схема — это текстовые, табличные и графические материалы, с помощью которых описывается вся система движения отходов на территории данного субъекта Российской Федерации.

По такой схеме в Московской области и должны быть построены четыре завода по термической обработке отходов или попросту — мусоросжигательных. Из поля зрения федерального «Народного мониторинга» ОНФ, похоже, пока выпали проекты таких заводов, несмотря на то, что они не прошли общественную экологическую экспертизу и не будут иметь столь же многостадийную, как в Европе, систему очистки выбросов. В выступлениях на пресс-конференции о кризисной ситуации вокруг них не было сказано ни слова.

Руководитель Исполкома ОНФ Михаил Развозжаев пояснил:

Мы будем заниматься мониторингом всех территориальных схем. Если мы увидим, что в каких-то регионах не была проведена соответствующая общественная экспертиза так, как она должна быть проведена по закону, мы будем предпринимать соответствующие действия. Схема может претерпевать изменения не менее двух раз в год.

По правилам, принятым в 2016 году, в каждом субъекте России должен быть создан региональный оператор. Он выбирается по конкурсу на срок не менее 10 лет. Оператор должен заключить договоры со всеми предприятиями, которые могут быть источниками отходов, и обязан действовать по территориальной схеме. Вводятся и тарифы на вывоз отходов, в каждом регионе они будут свои.
Одни из самых жарких дебатов разгорелись вокруг территориального распределения мусорных объектов и назначения этих объектов во всё той же Московской области. Пока, как считают независимые эксперты и активисты, всё остаётся на уровне смены терминологии, появления таких понятий, как «обезвреживание», «термическая обработка», «экотехнопарки», «кластеры» и т. д. А обозначают они всё те же МСЗ (отдельные или в рамках комплексов), расширение старых свалок и появление новых полигонов. Всё, что не поместится на свалки и в печи заводов, повезут в Архангельскую и другие области, где уже появились тысячи недовольных такой перспективой людей. При этом безопасных и прозрачных схем по наращиванию переработки вторсырья и сокращению образования отходов пока не предложено.

Первое, что нужно понять, это то, что вопрос мусора — жизненно важный, это вопрос выживания человека и уже в десятую очередь — вопрос бизнеса. И важно принимать ответственные решения, которые могут не являться прибыльными с коммерческой точки зрения. Красивый бачок не делает природу чище, равно как и красивые плакаты о переработке мусора. Начинать надо сейчас и выстраивать реальную систему рециклинга, а не подбивать статистику для красивого отчёта,
— отмечает Дмитрий Соломевич.

В ОНФ Московской области всё же пытаются влиять на ситуацию. Привлечённые «Фронтом» эксперты, по информации организации, добиваются того, чтобы решения по строительству опасных мусорных объектов беспрепятственно проходили независимую оценку, а государственная экологическая экспертиза в свою очередь учитывала все замечания, которые касаются безопасности объектов.
Пока же, по словам эксперта Комитета по экологии и охране труда московского отделения «Деловой России» Анны Дмитриевой, в Подмосковье практически ни по одному из крупных и опасных проектов по обращению с коммунальными отходами общественности не удаётся получить документы для проведения общественной экологической экспертизы (ОЭЭ). «Я поддерживаю такие шаги ОНФ. Действительно, эти документы общественникам просто не дают, без объяснения причин. А ведь ОЭЭ — это не балаган, а серьёзная оценка безопасности с привлечением признанных экспертов в сфере обращения с отходами», — пояснила Царьграду Анна Дмитриева.

В пресс-релизе областного ОНФ, распространённом на этой неделе, говорится, что в первую очередь «необходимо совместно с новым Министерством экологии Московской области внести изменения в заключения государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) по проектам заводов по термическому обезвреживанию отходов, планируемых к строительству в Московской области, с учётом мнения экспертов ОНФ, которые в последний момент всё же были подключены к работе ГЭЭ».

Это, как сообщается, потребует пересмотра самой проектной документации, её серьёзных корректировок или отмены. Сами жители области также планируют добиваться независимой оценки безопасности и других новых мусорных точек.

Автор:
Копейкина Виктория

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

154 млрд на борьбу с мусором: Безпрецедентные расходы или выгодный голый пиар?

В ближайшие три года на борьбу с мусорными свалками в Московской области планируется направить 154 миллиарда рублей. Ведущие российские издания освещают эту новость восторженно. Однако  радоваться тут нечему

В Подмосковье всерьёз задумались над решением «мусорного» вопроса. На организацию системы обращения с отходами понадобится 154 миллиарда рублей. Об этом заявил первый заместитель председателя госкорпорации развития ВЭБ РФ Николай Цехомский. В ведущих российских СМИ это событие подаётся под соусом беспрецедентных для России расходов на экологию. Но так ли они экологичны?

Лишь 30 миллиардов из запланированных 154 планируется потратить на сортировку и переработку мусора. Бо́льшую же часть, а именно 124 миллиарда рублей, направят на строительство четырёх мусоросжигательных заводов, места под которые уже определены в Солнечногорском, Наро-Фоминском, Воскресенском и Ногинском районах Московской области.

В экспертном сообществе заявили: рекордные зелёные инвестиции — всего лишь пиар-кампания. Причём имена бенефициаров всем известны. Строительство мусоросжигательных заводов поручено компании «РТ-Инвест», которая на 75% принадлежит генеральному директору Андрею Шипелову, а он в свою очередь является деловым партнёром Игоря Ротенберга — сына миллиардера Аркадия Ротенберга.

Это пиар, голый пиар, — уверена активист инициативной группы «STOP Выброс!» Виктория Копейкина. — Он построен на зарабатывании денег. Судите сами: всё делается для того, чтобы больше мусора сжигать. Чем больше они сожгут отходов, тем выше прибыль мусоросжигательных заводов. У нас всё перевёрнуто с ног на голову.
С коллегами из «STOP Выброс!» солидарны и участники движения «Экологика». Там заявляют, что более прогрессивные методы борьбы с мусорными свалками — раздельный сбор и переработка — пока возможны только на бумаге.

«Не станем скрывать, что сейчас оказывается давление для принятия положительного заключения для инвестирования в проекты Андрея Шипелова, — заявила  координатор движения «Экологика» Анна Дмитриева. — Строительство мусоросжигательных заводов будет примером наихудшего использования технологий по обращению с отходами в густонаселённых районах Московской области с гигантскими последствиями на десятки лет вперёд».

Под последствиями Анна Дмитриева понимает повышенные риски возникновения злокачественных образований у людей, проживающих вблизи мусоросжигательных заводов. Предприятия, которые планируется построить в Московской области, станут мощными загрязнителями по диоксинам и фуранам, которые оказывают негативное влияние на здоровье человека.

Рождаются дети с различными мутациями, увеличивается процент онкологических заболеваний. И это касается не только людей, но и животных. Молоко и мясо коров, которые будут находиться вблизи мусоросжигательных заводов, как минимум в пятикилометровой зоне, непригодны в пищу. Овощи и фрукты, выращенные на приусадебных хозяйствах, также подвержены опасности,

— предупреждает Анна Дмитриева.
«Сжигание мусора — крайне опасная штука, — уверена активист инициативной группы «STOP Выброс!» Виктория Копейкина. — Лучше от этого метода максимально отказаться. Если какие-то «хвосты» остаются от сортировки, тогда ещё, может быть, можно говорить об уничтожении, но это должна быть налаженная система. Мы должны гарантировать, что опасные отходы — батарейки, ртутные лампы и т. д. — сжигать не будут. Но таких гарантий на сегодняшний день нет».

Что надо сделать

В Москве и Московской области ежегодно образуется порядка 12 миллионов тонн отходов, что составляет 20% от мусорного потока всей страны. Как и во всей России, большая часть мусора депонируется на полигонах.

Подмосковье, да и не только оно, утопает в мусорных полигонах. Что с этим делать? В законе об обращении с отходами прописана следующая иерархия приоритетов: на первом месте — снижение объёмов отходов, затем идёт переработка и вторичное использование мусорного сырья и только в конце цепочки — депонирование на полигонах или сжигание.

Сначала, как во всех цивилизованных странах, должна быть сортировка отходов на уровне домохозяйств, — продолжает Виктория Копейкина. — Должно быть разделение на четыре основных фракции: пластик, алюминий, стекло и бумага. И отдельно должен осуществляться сбор органических, то есть пищевых отходов.
Органические или пищевые отходы называются «грязными». Именно они больше других подвержены процессу гниения и распространяют по округе зловонные ароматы. Другие четыре фракции — бумага, пластик, стекло и металл — называют «чистыми» отходами. Противники раздельного сбора мусора, а такие есть, вопрошают: что же, дома пять мусорных вёдер держать? В правительстве Московской области подумали и решили ограничиться двумя вёдрами: для «грязного» и «чистого» мусора.

«Очень хорошая идея Московской области о разделении мусора на чистый и грязный, — считает эксперт Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Андрей Нагибин. — Такой сбор мусора подразумевает, что пищевые остатки — отдельно, а пакеты, бумага и стекло — отдельно. Я поддерживаю инициативу не делать на кухне мини-мусоросортировочный завод. Пять пакетов, в которые нужно отдельно всё складывать, — нет, а два пакета — это понятно для всех. Это повышает эффективность раздельного сбора и вторичной переработки».

Грязный в прямом смысле этого слова мусор оставляет без работы мусоросортировочные предприятия Московской области. Парадокс, но они страдают от недостатка мусора.

В Московской области более 400 предприятий по переработке вторсырья, — рассказывает Виктория Копейкина. — Основная их проблема в том, что не хватает сырья. Организация системы доставки отходов у нас хромает, а она очень важна.

В Шанхае раздельный сбор мусора на уровне домохозяйств и последующий процесс переработки был организован за пять лет. Эксперты говорят, что это под силу и России, тем более что бизнес заинтересован в такого рода инвестициях. Вторичная переработка становится всё более популярным бизнес-направлением, которое позволяет в буквальном смысле получать из отходов доходность. ПЭТ-бутылки, например, могут обрести вторую жизнь в виде наполнителя для подушек, одеял или верхней одежды, а автомобильные покрышки, пришедшие в негодность, — лучший материал для изготовления покрытий для детских и спортивных площадок.

МЫ ТРЕБУЕМ ОТМЕНИТЬ СТАТЬЮ 282 УК РФ, НАЗЫВАЮЩЕЙ «ЭКСТРЕМИЗМОМ» ПРАВДУ, А НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОРДОСТЬ — УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!

СВОБОДУ РУССКИМ УЗНИКАМ СОВЕСТИ!

Требуем ОТМЕНИТЬ ст.282 УК РФ!
https://otmenim282.ru