БЕРЕГИТЕ СЕБЯ! УБИЙСТВЕННЫЕ МОБИЛЬНИКИ… Они повреждают ДНК и приводят к раку. (ВИДЕО)

Друзья! Не игнорируйте данную информацию о страшном вреде мобильных телефонов. Наш знакомый священник, который постоянно «был на связи» и даже спал с телефоном, умер от рака мозга.

Когда он был на обследовании в Санкт-Петербурге, то профессор ему прямо сказал, что сейчас кратно увеличилось число заболеваний раком мозга. И даже у детей он массово стал проявляться. И именно от мобильников. Опухоль возникает именно там, куда чаще всего человек прикладывает телефон при разговоре, как было и у этого священника. Берегите себя!

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия

Главная

Список самых вредных для здоровья продуктов

1) Жевательные конфеты, пастила, «чупа-чупсы»

Всё это, без сомнения, вредные продукты. Мало того, что все они содержат огромное количество сахара, так ещё и химические добавки, красители, заменители и так далее.

Чипсы, как кукурузные, так и картофельные — очень вредны для организма. Чипсы – это не что иное, как смесь углеводов и жира, в оболочке красителей и заменителей вкуса. Так же ничего хорошего не принесет поедание картофеля – фри.

2) Сладкие газированные напитки

Смесь сахара, химии и газов – чтобы быстрее распределить по организму вредные вещества. Кока-кола, например, замечательное средство от известковой накипи и ржавчины. Подумайте хорошенько прежде, чем отправлять такую жидкость в желудок. К тому же газированные сладкие напитки вредны и высокой концентрацией сахара — в эквиваленте четыре-пять чайных ложек, разбавленных в стакане воды. Поэтому не стоит удивляться, что, утоляя жажду такой газировкой, вы уже через пять минут снова хотите пить.

3) Шоколадные батончики

Это гигантское количество калорий в сочетании с химическими добавками, генетически модифицированными продуктами, красителями и ароматизаторами. Вспомните сникерсовый бум перестроечного периода. Огромное количество сахара заставляет вас вновь и вновь есть батончики.

4)  Колбасно-сосисочное многообразие.

Даже если представить, что в сосиски больше не добавляется бумага, в колбасах не используется фарш мышек, все равно и сосиски, и колбасы, и прочие мясные деликатесы остаются одними из самых вредных продуктов в современном гастрономическом ассортименте. Они содержат так называемые скрытые жиры (свиная шкурка, сало, нутряной жир), все это вуалируется ароматизаторами и заменителями вкусов. Развитие генной инженерии, несомненно, играет огромную положительную роль в медицине, но и имеет обратную сторону медали. А негатив в том, что все больше и больше производителей продуктов переходит на генномодифицированное сырье. Так сосиски, сардельки, колбасы на 80 % (!) состоят из трансгенной сои. Вредны не только сосиски и колбасы, само по себе жирное мясо не является полезным продуктом для организма. Жиры приносят в организм холестерин, который забивает сосуды, чем ускоряет старение и повышает риск возникновения заболеваний сердечно-сосудистой системы.

5) Майонез.

Приготовленный в домашних условиях и используемый, образно говоря, по граммам, особого вреда нашему организму не приносит. Но как только мы начинаем разговор о фабрично-произведенном майонезе, или о блюдах, содержащих майонез, то сразу стоит выставлять табличку «Опасно для жизни». Майонез очень калорийный продукт, кроме этого содержит огромное количество жиров и углеводов, а также красители, подсластители, заменители и так далее. Поэтому подумайте лишний раз, когда добавляете майонезика к жареной картошечке. Особая концентрация вреда в шаурме, щедро сдобренной майонезом, в гамбургерах, бутербродах с майонезом.

Заболевания сердца и сосудов, желудка и кишечника, нарушения обмена веществ и ожирение — вот далеко не полный перечень побочных эффектов, которые дает привычка сдабривать пищу майонезом.

К числу вредных продуктов относится не только майонез, но икетчуп, различные соусы и заправки, в широком ассортименте представленные на прилавках наших магазинов. Содержание красителей, заменителей вкусов и генномодифицированных продуктов в них, к сожалению, не меньшее.

6) Лапша быстрого приготовления.

Этот пункт стоит вынести вообще малопригодные в пищу продукты: , многочисленные растворимые супчики, картофельные пюре, растворимые соки типа «Юпи» и «Зуко». Все это сплошная химия, наносящая несомненный вред вашему организму.

7) Соль.

Здоровому взрослому человеку требуется всего 5 г соли в день. Мы же, как правило, съедаем значительно больше – 10-15 г соли! Вместе с тем избыточное ее потребление вызывает развитие сердечно-сосудистых заболеваний, болезней почек, накопление токсинов и, соответственно, появление злокачественных опухолей. Людям пожилого возраста, а также тем, кто страдает заболеваниями сердца и почек, нужно съедать не больше 2 г соли в день, а лучше совсем не солить пищу.

8) Алкоголь.

Даже в минимальных количествах мешает усваиванию витаминов. Кроме этого алкоголь очень калориен сам по себе. Рассказывать о влиянии алкоголя на печень, почки, наверно, и не стоит, вы и так всё прекрасно знаете. И не стоит полагаться на то, что определенное количество алкоголя идет на пользу. Всё это имеет место лишь при разумном подходе к его употреблению (довольно редко и в малых дозах).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Качество и бренд — не одно и то же: Почему от западной химии и косметики стоит держаться подальше

Большинство заводов бытовой химии в России входят в состав западных компаний, стандарты которых далеко не всегда на пользу потребителям

Жизнь современного человека невозможно представить без бытовой химии и средств гигиены. Шампуни, гели, дезодоранты, зубные пасты, разного рода косметика и моющие средства находятся в наших домах в изобилии. Тем не менее, перефразируя известную рекламу, не все они одинаково полезны.

К чести России, следует отметить, что она не столько импортирует чистящие гели и порошки, сколько производит их сама. По результатам 2017 года российское производство в 5,2 раза превышало импорт средств такого класса. Также на наших предприятиях делается значительная часть шампуней, косметики, зубных паст.

Однако отечественными эти товары можно считать лишь отчасти. Ведь в большинстве случаев выпускающие их заводы входят в состав транснациональных компаний, а значит, подчиняются их менеджерам. Но главное, они работают по инструкциям, присылаемым из-за рубежа. И это далеко не всегда идёт на пользу российским потребителям.

Изготовление продуктов домашней химии и средств гигиены в нашей стране контролируют прежде всего крупнейший в мире производитель потребительских товаров — компания Procter & Gamble (PG), — а также один из ведущих производителей средств ухода за телом, косметики и кормов для домашних животных — Colgate-Palmolive. Многие СМИ стараются рассказывать об этих компаниях исключительно хорошее, ведь годовой рекламный бюджет одной только PG составляет около восьми миллиардов долларов.

Тем не менее прописная истина экономики состоит в том, что любой инвестор в первую очередь заинтересован в получении прибыли. Между тем в нашей стране уже четыре года подряд падают реальные доходы населения, а с ними — и прибыли компаний, ориентированных на отечественный рынок. Естественно: оказавшись не в состоянии больше получать, производители стараются меньше тратить. А сокращение расходов, как правило, не проходит бесследно для качества продукции.

В 2015 году токсикологическая экспертиза, проведённая в лабораториях Роспотребнадзора, показала, что целый ряд товаров немецкой компании Henkel и её американских коллег — Procter & Gamble и Colgate-Palmolive — не соответствует нормам безопасности. Тогда надзорное ведомство предписало торговым сетям снять с реализации кондиционер для белья «Вернель Весенняя свежесть», стиральный порошок «Персил Эксперт Сенсетив» и моющее средство «Пемос детский», производившиеся на заводах Henkel в Перми и подмосковном Энгельсе. Под запрет также попали жидкое мыло «Palmolive Натурэль Интенсивное увлажнение Олива», средство для мытья посуды чешского производства Fairy Platinum (Procter & Gamble), средство для мытья полов из Германии Emsal (Werner & Mertz GmbH) и его американский и российские аналоги — «UniCUM средство для мытья полов универсальное СПА» и «Luxus Professional Чистый пол Паркет» (на тот момент оно производилось ЗАО «ЕСП-Контракт ГмБХ» в Московской области). С полок было предписано снять и универсальное антибактериальное чистящее средство для всех типов поверхностей «Формула 409» от американской компании The Clorox Company.

Качество и бренд — не одно и то же: Почему от западной химии и косметики стоит держаться подальше Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Введение моратория на продажу перечисленных видов бытовой химии Роспотребнадзор аргументировал вполне однозначно:

С целью недопущения причинения вреда жизни и здоровью граждан.

В искренности этого заявления можно было бы усомниться. Напомнить: мол, в 2015 году Россия как раз придумывала «более лучший» ответ на западные санкции, а значит, ведомство Анны Поповой могло почистить полки магазинов от зарубежной продукции не оттого, что та особенно вредна, а просто в соответствии с генеральной линией государства.
Однако тут есть два момента. Во-первых, под запрет попали не только привозные средства, но и те, что выпускались на российских предприятиях. Во-вторых, претензии к качеству моющих средств возникали отнюдь не только у российских властей.

В апреле 2018-го, например, Министерство здравоохранения Израиля заявило, что гелевые дезодоранты Lady Speed Stick 48H 24/7 и Lady Speed Stick invisible gel 24/7 от компании Colgate-Palmolive могут быть опасны для здоровья. В ведомстве не только рекомендовали не покупать эти средства, но и призвали граждан вернуть в магазины уже приобретённые дезодоранты.

При этом нельзя сказать, что транснациональными компаниями руководят моралисты, сильно озабоченные вопросами этики, а порой — и соблюдением элементарной законности. В марте 2016 года глава Colgate-Palmolive, а в прошлом — один из членов совета директоров Coca-Cola, Жоао Педро Рейнхард, был вынужден подать в отставку после того, как власти Канады обвинили его в незаконном ввозе в страну кокаина.

Несколькими годами ранее власти Франции оштрафовали Colgate-Palmolive, Nestle и Mars за корпоративный сговор. Суд установил, что американские компании сообща давили на французских оптовиков, заставляя их покупать дорогие корма для кошек и собак. Контролируя около 70% французского рынка сухих кормов для домашних питомцев, заговорщики не меньше четырёх лет незаконно ограничивали конкуренцию и получали с этого прибыль, за что и были оштрафованы на 35 миллионов евро.
Хороший плохой триклозан

В общем и целом можно не сомневаться, что у международных компаний есть и мотив, и возможность нарушать закон. Так что в их готовности пожертвовать здоровьем потребителей в погоне за лишним чемоданом долларов нет ничего удивительного.

Хорошим подтверждением этого факта служит история с триклозаном — популярным антибактериальным веществом. Помните, как ещё недавно мыло с этим компонентом расхваливали буквально из каждого утюга? В какой-то момент триклозан настолько стали считать панацеей от любых микробов, что его начали добавлять в зубную пасту, материалы для изготовления детских игрушек и косметику.

Однако затем исследования показали, что триклозан не только отлично убивает патогенные микроорганизмы, но и столь же успешно подавляет работу щитовидной железы, а также влияет на уровень кальция в клетках и тем самым угнетает нервную систему. Он ухудшает качество спермы — во всяком случае, именно так произошло с лабораторными животными, — а также, по всей видимости, увеличивает риск развития рака груди.

В 2016 году Федеральное агентство по контролю за качеством продуктов и медикаментов США запретило использование триклозана в жидком и твёрдом мыле на основании того, что «производители не сумели доказать его безопасность при длительном использовании».
Примечательно, что если сейчас купить практически любое антибактериальное мыло, на нём обязательно будет надпись: «Не содержит триклозана». Производители так активно хвалятся отсутствием этого вещества в своей продукции, словно это не они же рекламировали его до 2014 года.

Вообще, триклозановая эпопея очень поучительна. Вещество это было синтезировано в 1965 году в качестве… пестицида. Эффективные менеджеры от косметологии не сразу сообразили, что дешёвым ядохимикатом можно удобрять не только поля, но и мыло, дезодоранты и зубные пасты. Тем не менее средство, создававшееся с целью травить грибки и бациллы на посевах, массово пошло в организмы доверчивых покупателей.

Недавние исследования микробиологов показали, что некоторые опасные бактерии способны вырабатывать устойчивость к триклозану, из-за чего и сам «косметический пестицид», и вполне серьёзные антибиотики становятся бесполезны в борьбе с этими микроорганизмами.
Фтор: вред или польза?

В похожем направлении развивается ситуация со фторосодержащими пастами. В США мода на фторирование воды возникла в 60-е годы прошлого века, хотя первые опыты в этом направлении были сделаны ещё в конце 40-х. С подачи маркетологов врачи начали агитировать за использование фтора как профилактического средства против кариеса и гингивита — воспаления дёсен. И, несмотря на то, что уже в 70-е стали появляться научные исследования о вреде фтора, кампания по его продвижению оказалась столь эффективной, что и сейчас в Штатах фторированная вода считается нормой, а нефторированная — экологическим изыском.

Качество и бренд — не одно и то же: Почему от западной химии и косметики стоит держаться подальше Русские

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Между тем, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), фтор входит в десятку самых опасных веществ, с которыми имеет дело человечество. Химики Медицинского университета Китая совместно с исследователями Гарвардской школы общественного здравоохранения выяснили, что соединения фтора легко преодолевают гематоэнцефалический барьер — мембрану, покрывающую кровеносные сосуды мозга и защищающую его от большинства патогенов и многих токсичных веществ. Из-за этого фтористые соединения являются опасным нейротоксином, который даже в относительно небольших концентрациях наносит вред мозгу и нервной системе.

По некоторым данным, фтористые соединения могут провоцировать болезнь Альцгеймера, аутизм, дислексию и ряд других когнитивных расстройств. Также фтор связывает йод, чем нарушает работу щитовидной железы. В общем и целом кариес по сравнению со всеми этими возможными и вероятными последствиями выглядит не таким уж большим злом.

Тем не менее, в точном соответствии с западными стандартами, на полках российских магазинов легко можно найти тюбики зубной пасты, надписи на которых гордо сообщают, что она сдобрена фтором и «рекомендована стоматологами». Эндокринологи, если бы их мнения кто-то спросил, наверняка рекомендовали бы нечто противоположное, однако их суждения до доверчивых покупателей никто заранее не доносит. О них потребители могут узнать только позже, когда столкнутся с неприятными последствиями своего выбора.
Делаем выводы

Как и в случаях с Сoca-Cola, Pepsi, производителями фастфуда, обществу очень не хватает правдивой и объективной научной информации о том, что предлагают нам химические гиганты в качестве средств гигиены.

С одной стороны, понятно, что используемые в чистящих и моющих составах хлор, соединения фтора и поверхностно-активные вещества не могут быть сильно полезны для организма. С другой — производители, да и контролирующие органы утверждают, что концентрация химически активных компонентов в тех же зубных пастах находится на безопасном уровне. Потребителям, а вместе с ними и журналистам остаётся либо принять эти утверждения на веру, либо отмести. В любом случае решение будет приниматься не на основе стопроцентно проверенных фактов и научно доказанных истин, а исходя из личного доверия или недоверия к заявлениям компаний и чиновников.

Тем не менее определённые выводы на этот счёт сделать всё-таки можно. Во-первых, чем сильнее рекламируется очередное «чудо-вещество», тем больше оснований держаться от него подальше. Во-вторых, чем ярче раскручен бренд и чем крупнее стоящая за ним компания, тем больше шансов нарваться на неприятный сюрприз. И, наконец, чем старше и проще моющее или чистящее средство, тем оно безопаснее.

Не то чтобы стоило сразу кидаться мыть волосы по старинке золой, а посуду — содой или горчичным порошком: истина, как всегда, не в фанатизме, а в здравом смысле и чувстве меры. Но и бросаться на всяческие рекламные новинки, добровольно превращая себя в подопытных кроликов, совершенно точно не стоит.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«Все пассажиры самолетов и летчики подвергаются облучению»: стали известны факты. (Видео)

Авиация облегчила человеку жизнь, позволяя за часы преодолевать огромные расстояния. За год самолеты перевозят по миру 4 млрд человек! Но за удобство приходится расплачиваться. И не только деньгами.

Знаете ли вы, например, что каждый авиапассажир за полет получает дозу радиации? Да, она невелика. Для здоровья редко летающего авиапассажира проблем практически нет. Другое дело — экипажи. Они-то подвергаются несоизмеримо большему риску, так как летают каждый день по многу часов. Поэтому Международная организация гражданской авиации (ICAO) готовит требования к авиаперевозчикам по обеспечению радиационной безопасности пассажиров и экипажей. Делается ли что-то для решения этой проблемы в России — в этом вместе с экспертами разбирался «МК».

Ученые определили условные единицы доз радиации. Наименьшая единица — 1 микрозиверт/час (мкЗв/час). 1000 микрозивертов — это 1 миллизиверт (мЗв/час). Говоря о характеристиках доз, измеряемых этими единицами, заведующий лабораторией радиационной безопасности космических полетов (в том числе и на МКС) Института медико-биологических проблем Российской академии наук Вячеслав Шуршаков рассказал «МК», что доза радиации, получаемая человеком у земной поверхности, равна 0,1 мкЗв/час. Во время полета на самолете доза возрастает в 30–40 раз. Для сравнения: средняя доза на Международной космической станции, высота орбиты которой — 400 км, уже в 200 раз больше, чем у земной поверхности.

— Но на МКС могут попасть только космонавты. Их не так много, и они наверняка защищены от космической радиации. А на самолетах летают практически все. Какую дозу радиации за час полета получает обычный человек на высоте 10–11 тысяч метров, куда, как правило, поднимаются лайнеры?

— Эта доза зависит от фазы цикла солнечной активности, высоты и широты, на которых проходит полет, — говорит Вячеслав Шуршаков. — Например, для 11 км это будет уже 4 мкЗв/час. В полетах по полярным орбитам, то есть ближе к Северному или Южному полюсам, доза на десятки процентов выше, чем в средних широтах. При полете в средних широтах, в спокойных радиационных условиях, то есть без солнечных протонных событий, доза за час полета — точнее, это называется среднечасовой мощностью дозы — в самолете, который летит на высоте 10 км, равна 3 мкЗв/час.

— Какие вредные для здоровья человека лучи есть на такой высоте?

— Дозу облучения создают потоки протонов, электронов, мюонов и нейтронов. Эти частицы образуются при взаимодействии галактических космических лучей с земной атмосферой.

— Чем они вредны? Какие заболевания могут вызвать?

— Повышенная радиация увеличивает вероятность онкологических заболеваний, появления катаракты, приводит к преждевременному старению организма — в конечном итоге, сокращает продолжительность жизни. Ущерб здоровью, конечно, зависит от величины избыточной дозы.

— С чем сопоставима такая доза? Например, с загаром на пляже, работой на АЭС или в рентгенкабинете?

— Загар на пляже, связанный с ультрафиолетовым излучением, не относится к ионизирующей радиации. Что же касается остального, то сравните сами: обычный человек за год получает дозу 0,1 мЗв. Для летчиков норматив — 5 мЗв в год, при работе на АЭС такой норматив составляет уже 20 мЗв в год, для космонавтов — 500 мЗв в год. А то, что касается большинства из нас, — к примеру, доза, полученная во время рентгена грудной клетки, равна 0,1 мЗв, или 100 микрозивертов. Такую дозу пассажир может набрать примерно за 33 часа полета на самолете.

— Увеличивается ли уровень воздействия радиации с каждым часом полета?

— Да, пропорционально времени полета.

— Применяются ли на авиалайнерах какие-то средства защиты от радиации?

— Никаких средств защиты от радиации на авиалайнерах не предусмотрено. Корпус самолета и его внутренняя обшивка практически не ослабляют радиацию на тех высотах, где проходит маршрут полета.

Итак, как выясняется, любой человек в полете находится под воздействием радиации и получает дозу. Однако, по мнению медиков, эта доза не является критичной. Особой опасности для здоровья пассажиров она не представляет. А потому даже не существует каких-либо специальных медицинских методик послеполетного восстановления. В них, по мнению специалистов, нет никакой необходимости.

Совсем другое дело, если человек летает много и часто. Здесь уже есть чего опасаться, так как в организме происходит накопление дозы облучения. Это касается, например, бизнесменов, часто летающих по свету. В меньшей степени — «вахтовиков» — нефтяников и газовиков, которые к месту работы и обратно летают самолетами. Но все-таки самую большую и вполне реальную опасность радиация, получаемая в полете, представляет для экипажей воздушных судов.

Западные медики лет десять назад проводили специальные исследования этой проблемы.

Полученные результаты оказались неутешительны. Выяснилось, что стюардессы, более 15 лет пролетавшие на рейсах, на 30% чаще обычных женщин болеют раком молочных желез. У пилотов, налетавших свыше 5000 часов, на 20–30% выше уровень заболеваемости раком крови, лейкемией и меланомой.

Проводятся ли у нас в стране какие-либо исследования по этой тематике? Что делается для того, чтобы уберечь профессионалов, в первую очередь летчиков, от этих заболеваний? И есть ли вообще на борту самолета какие-либо приборы, измеряющие уровень опасной радиации?

«При СССР к здоровью пилотов были внимательнее»

Вот что об этом рассказал «МК» Владимир Сальников — пилот с 45-летним стажем, трудившийся командиром корабля в ряде крупных авиакомпаний страны. Совсем недавно он завершил свою летную карьеру и потому может теперь себе позволить говорить обо всем без оглядки на авиационное руководство.

— На самолетах никаких дозиметров нет, — рассказывает Владимир Сальников. — Когда была еще такая страна — СССР, с нами прямо в кабине самолета эпизодически летали врачи. Они брали с собой дозиметры и определяли, на каких широтах, высотах и маршрутах какой имеется уровень радиации. Причем летали с нами везде — в Африку, Азию, Европу, по нашей стране — и везде во время полетов производили замеры.

Все-таки в то время с большим вниманием относились к здоровью населения, в том числе к здоровью летчиков и бортпроводников. Именно тогда и были определены нормы — 70 часов полетов в месяц, не более. Эту санитарную норму разрешалось превышать только в случае самой острой необходимости, да и то лишь три месяца в году.

Несколько раз в жизни я тоже попадал в рейс, когда со мной на Ту-154 или на Ил-96 летали врачи с дозиметрами. Как-то на Ил-96 мы с ними через Северный полюс летели в Сиэтл. Врачи сидели прямо рядом с нами, в кабине, и мы видели показания их приборов. Наблюдали, какие там единички «вываливаются». (Прибор, о котором идет речь, — счетчик Гейгера. Он просто считает количество влетевших в него через специальную мембрану частиц ионизирующего излучения. При этом каждая зарегистрированная частица издает характерный щелчок. — «МК») Все эти данные, когда СССР развалился, просто осели где-то там в кабинетах, а возможно, и засекретились.

Самое страшное, когда летишь через Северный полюс, и в этот момент над тобой — северное сияние. То есть накануне на Солнце произошел какой-то выброс, и от его протуберанцев мчатся лучи — альфа, бета, гамма и прочие. Они по касательной проходят над Северным полюсом, огибая магнитосферу. Там наша земная тропосфера (нижний слой атмосферы. — «МК») «сжата». Если здесь, в наших центральных районах, и по экватору она растянута до 18 километров, то в районе полюсов составляет всего семь километров. Выше — уже стратосфера. Там никакой защиты от космических лучей уже нет, и облучение сильнейшее.

Если взять наши регионы — Москву, Новосибирск, Воронеж, Питер, — здесь на высоте десяти километров счетчики Гейгера, которые были тогда у врачей, фиксировали излучение в пределах 200–230 единиц. А когда мы летали по «северам» — там доходило до 900 единиц. А если еще наблюдалось северное сияние, то излучение вообще зашкаливало за 1300–1500 единиц.

В мире официально зафиксирован даже один случай, когда летчики в полете получили смертельную дозу радиации. Правда, о нем вы не найдете подробной информации нигде — ее просто не афишируют.

Случилось это чуть больше двадцати пяти лет назад на американской военной базе Тула. Это самая северная авиабаза США, расположенная в 1500 километрах от Северного полюса — форпост их ПВО в годы «холодной войны». (База получила всемирную известность после того, как в 1968 году при заходе на посадку здесь разбился B-52 с ядерными бомбами на борту. Одну из четырех бомб после аварии так и не сумели найти. — «МК».)

Самолет C-130 «Геркулес» выполнял какие-то задачи в пределах своей базы, летая в районе Северного полярного круга где-то порядка 4,5 часа. В этот момент как раз наблюдалось северное сияние — просто сумасшедший поток лучей. Когда экипаж произвел посадку, всем летчикам стало плохо. Буквально на третий день после того полета первым умер командир. Потом, с небольшим интервалом в несколько суток, умер весь экипаж, получивший излучение, которое можно сравнить лишь с тем, что получили наши вертолетчики, которые тушили пожар во время аварии на атомной станции в Чернобыле…

Так что, конечно, летчики получают самую большую дозу облучения. Именно потому они часто умирают, не дожив даже до выхода на пенсию. Но в советские времена нас еще как-то щадили. В течение года через Северный полюс нам разрешалось летать на более трех раз, и то с большим интервалом. Например: в марте — один рейс, другой — в июле, третий — в октябре–ноябре.

Все западные авиакомпании своим летчикам и сейчас разрешают летать через Северный полюс не более 2–4 раз в год. Ну а мы на Ил-96 из «Шереметьево» в Сиэтл, Лос-Анджелес, Сан-Франциско через Северный полюс, бывало, по 2–4 раза в месяц летали.

Причем гражданские лайнеры защиты от радиации не имеют вообще. Она есть лишь на некоторых частных самолетах — так называемых бизнес-джетах, сделанных для миллиардеров. Как правило, это маленькие самолеты с большой дальностью, упакованные по полной программе, начиненные всем самым современным оборудованием. Они могут летать на больших высотах — до 15 км, для этого у них имеется защита от солнечной радиации: свинцовая сетка, которой оплетен полностью весь фюзеляж.

У гражданских самолетов для обычных пассажиров — «Боингов», «Эйрбасов», наших машин — никакой защиты от воздействия радиации нет. Если такую защиту поставить, то перевозчик потеряет огромные деньги. К примеру, авиакомпания имеет большой самолет — допустим, такой, как «Боинг-747». Если для него сделать защиту от радиации, то она будет весить порядка 7–8 тонн. Это значит, примерно на 70–80 пассажиров меньше надо будет брать на борт. То есть коммерческая загрузка лайнера существенно уменьшится.

Так что коммерсанты предпочитают вообще не поднимать эту тему. Она всюду блокируется и в СМИ обычно не просачивается. Об этом знают все, но помалкивают. Иначе пассажиры, которые ценят свое здоровье, предпочтут самолету какой-нибудь другой вид транспорта: поезд, машину или корабль…

Закрыть на проблему глаза не получится

А теперь давайте снова вернемся к тому, что сказал нам заведующий лабораторией радиационной безопасности космических полетов Института медико-биологических проблем РАН Вячеслав Шуршаков: уровень воздействия радиации на организм человека увеличивается пропорционально времени полета. Значит, количество часов, проведенных в воздухе, для определения полученной дозы радиации становится принципиально важным.

В советское время пилот, как говорит Владимир Сальников, не мог летать больше 70 часов в месяц — саннорму разрешалось превысить лишь «в случае самой острой необходимости, да и то лишь три месяца в году».

Сейчас, как говорят летчики, эта норма увеличена до 90 часов в месяц. Официально. Неофициально она может доходить иногда и до 130 часов. К примеру, существует так называемый пассажирский налет. Это когда в одну сторону самолет ведет один экипаж, а другой сидит в пассажирском салоне, чтобы потом вести борт обратно. Налет в этом случае засчитывается обоим экипажам, хотя оплата «пассажирского» будет меньше.

Но в данном случае речь не о деньгах, а о часах, проведенных в воздухе, где экипаж получает повышенную дозу радиации. К концу месяца, когда у летчика набирается 130 часов налета, о какой-то там дозе радиации в авиакомпании не думает никто: ни он сам, ни его руководство. Какая там еще радиация? Ее ведь не видно и нельзя потрогать руками. А вот деньги — можно. Бумажные купюры так приятно скрипят в руках. Особенно когда их много. К примеру, в руках владельца авиакомпании…

В связи с этим мне вспоминается, как несколько лет назад после громкой скандальной публикации в «МК», где летчики выступили в защиту своих прав, один высокопоставленный авиационный чиновник пригласил меня в свой кабинет и долго мне пытался доказать, что все рассказанное в статье летчиками — это неправда. Что работают они в прекрасных условиях, ну а то, что летные нормы авиакомпаниями увеличиваются, так это исключительно потому, что летчики сами об этом просят, так как хотят больше получать. И вообще, в советское время эти нормы были слишком занижены — в других странах пилоты летают гораздо больше, и мы обязаны двигаться именно к этим стандартам.

Так какие же у них стандарты? К чему нам двигаться? Какие способы защиты от радиации имеются там?

Об этом я попросила рассказать Игоря Сулима — летчика, который начинал летать в России. Сначала он был военным. Потом, когда при Сердюкове «резали» ВВС, ушел из армии, начав летать в одной из крупных российских авиакомпаний. Сейчас он работает летчиком в Китае.

— Каких-либо устройств, регистрирующих как текущий, так и накопленный уровень радиации, в кабине воздушного судна здесь тоже нет, — рассказывает Игорь Сулим. — С увеличением высоты интенсивность излучения значительно возрастает, а поскольку каждая авиакомпания пытается использовать максимально возможные эшелоны полета, экипаж воздушного судна в полете постоянно находится в неблагоприятных условиях внешней среды.

В свое время китайские авиационные власти на основе исследований профильных институтов установили норму налета — до 90 часов в месяц (900 часов в год) — и постоянно ужесточают требования к минимальной продолжительности отдыха летного состава.

Впрочем, российские «авиационные эксперты» могут и дальше рассуждать о безопасности летного труда — до тех пор, пока в России еще остаются те, кто хочет и может летать. Только мне хотелось бы им напомнить, что в недалеком будущем международная авиационная организация ИКАО должна объявить обязательные для авиаперевозчиков требования по ограничению дозы облучения экипажей и пассажиров. И если в России, так же, как и сейчас, будут закрывать на эту проблему глаза, то может случиться, что российским авиакомпаниям могут запретить осуществлять международные авиаперевозки.

Китайская система управления обществом действительно может считаться одним из величайших изобретений наряду с порохом и компасом. Еще в 400 году до н.э. китайский реформатор Шан Ян, премьер-министр царства Цинь, приказал всему народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству ответственный за группу семей.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия